Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 1. Сражение при Сорде Кемаль

 

– Расчетное время Gor Putarloth: через пять минут.

Капитан фрегата (Sopai) «Фликов» субгектокоммандер Абриел Неи-Дебруск Borl Paryun Лафиль кивнула, давая понять, что услышала сообщение своего подчиненного.

С учетом того, что им предстояла встреча с целой стаей вражеских Hoksath, голос декакоммандера Экурьюа (выполнявшей обязанности одновременно Rilbiga и Luse) был на удивление спокоен.

Drosh Flacteder с Glaga, – доложил Drokia, офицер задней линии Ятеш. – Разойтись во Flasath покорабельно, один-один-ноль-семь.

– Пошлите сигнал подтверждения, – кивнула Лафиль и глянула на Kreuno у себя на запястье.

«1-1-0-7» означало время начала сражения. Проще говоря, 11:07.

«Фликов» в составе первого Sov Deir преследовал четыре Flasath. Двигаясь против потока Supflasath, изливающегося со стороны центра Галактики, Sov Deir приготовился захлопнуть ловушку.

Luse, – скомандовала Лафиль, – Gor Lyutcoth в один-один-ноль-семь.

– Без всякого плана, – пробурчала себе под нос Экурьюа, готовя корабль к разделению пространственно-временных пузырей.

Лафиль испытывала сходные чувства.

Конечно, разделение на индивидуальные Flasath повышало мобильность каждого фрегата, но одновременно снижало защиту в целом. Они неслись навстречу лавине мин в весьма хрупкой формации.

– Следует ли нам уклоняться? – спросила Экурьюа.

Искусный пилот мог в какой-то степени использовать маневренность фрегата для компенсации его слабой защищенности.

– Нет, – не раздумывая решила Лафиль. – Даже если мы сумеем уклониться от части Hoksath, тем, кто позади нас, не повезет так сильно.

Первый Sov Deir составлял авангард отряда из четырех дивизионов – основной ударной силы Jadbyr Ashal «Босур»; дивизионы Gel один за другим шли сзади.

Gel крайне слабы в том, что касается защиты от Hoksath.

Прежде флот защищали дивизионы Leit – кораблей, специализирующихся именно на борьбе с минами. Их всегда держали близ передовой, чтобы в зависимости от хода боя быстро менять формации и задачи. Те времена, однако, остались в прошлом. В ходе масштабных боев эти дивизионы понесли слишком тяжелые потери, и в Glagaf решили применять их с большей осторожностью.

В результате роль щита приходилось выполнять фрегатам из Sov Deir и патрульным кораблям из Sov Usem.

– Десять секунд до Gor Lyutcoth, – доложила Экурьюа. – Восемь, семь, шесть, пять…

Лафиль встала с капитанского кресла и извлекла Greu, готовясь отдавать приказы.

Фрегаты не были рассчитаны на то, чтобы корабельные сенсоры могли подсоединяться с помощью Kiseg к мозгу капитана. Из-за этого Лафиль чувствовала себя неуютно; ей казалось, что она не может полноценно управлять кораблем.

Однако к такому чувству ей следовало бы привыкнуть, и поскорее. С этого дня и дальше в будущем, если только ее не понизят в звании, ей не доведется больше самой пилотировать корабль, не доведется надеть на руку Gooheik.

Gor Lyutcoth, – тусклым голосом произнесла Экурьюа.

Четыре фрегата разделились, каждый оказался в центре своей собственной вселенной.

– Девяносто две секунды до Gor Putarloth с вражескими Hoksath, – сообщила Экурьюа о начале новой фазы операции.

– Включить Sneseb, – приказала Лафиль.

– Включаю Sneseb. Неисправностей не обнаружено, – откликнулась Lowas Skem Гуринсия.

– Шестьдесят секунд до Gor Putarloth.

– Перевести все лазерные пушки в режим автоматического огня, выставить дальность сто, – отдала новый приказ Лафиль.

Крейсера старых серий были оснащены, помимо Voklanyu, еще и Lenyj, но довольно слабыми по мощности. Поэтому при разработке фрегатов их убрали, оставили только батареи лазерных пушек.

– Все лазерные пушки переведены в режим автоматического огня, дальность сто.

За лазерные пушки ответствен главный инженер корабля, поскольку система ведения огня на фрегате автоматизирована. Вмешательство человека в работу этой системы весьма ограничено, а ее нормальное функционирование для корабля чрезвычайно важно. Взвалив на плечи столь тяжелую ношу, Гуринсия помедлила немного и лишь затем продолжила рапорт:

– Установка завершена. Предохранители отключены, батареи с первой по восьмую в норме.

– Тридцать секунд до Gor Putarloth.

Кажется, в голосе Экурьюа проявилась крохотная нотка нервозности. А может, это лишь мое воображение.

Внезапно Лафиль ощутила на себе чей-то взгляд. И это уж точно не было лишь ее воображение. Взгляд исходил от синеволосого Fektodai Гномбоша.

Лафиль прекрасно знала, о чем он сейчас думает: она ведь тоже была когда-то фланговым пилотом.

Гномбош изо всех сил надеется, что ему дадут хоть какое-нибудь поручение.

Его обязанность на этом корабле – передавать приказы; но на фрегате «передатчик приказов» – это заодно Roitlakia, Roidrokia и Roirilbiga. Иными словами, на нем всякая мелкая рутина.

Как правило, главная обязанность «передатчика приказов» – слежение за функционированием корабля; но так сложилось, что большинство второстепенных задач выполняется другими офицерами на Gahorl. Для младшего офицера работа находится только когда корабль стоит в доке где-нибудь далеко от фронта; вот тогда остальные Lodair с удовольствием загружают все имеющееся у него свободное время. Кроме того, ни один Lodair, помимо Tlakia, не управляет подчиненными ему системами непосредственно, с помощью Gooheik, из-за чего все они невольно ощущают некоторую подавленность. Даже когда на борту появляется Lodair-новичок, шансов поуправлять кораблем у него почти нет, обычно его используют в качестве мальчика на побегушках.

Лафиль подумала о брате. Он сейчас тоже Fektodai и тоже сражается где-то в Fath.

– Гномбош, – она решила, какое задание ему дать на время боя. – Ты будешь управлять батареями лазерных пушек со своего Kuro. До завершения боя ты как Roitlakia должен как следует с ними освоиться.

С задачей по управлению лазерными пушками справился бы даже ленивый ребенок, но все равно для Гномбоша это будет ценный опыт. Солдат, которому нечего делать во время боя, чувствует себя не в своей тарелке и в конце концов может поддаться панике в самый неподходящий момент.

– Огромное… – начал было благодарить Гномбош, но тут же понял, что выражать благодарность в такой ситуации просто глупо; так что до ушей Лафили донеслось лишь «есть».

Лафиль со своей консоли передала управление лазерными пушками Гномбошу. Справившись с этой легкой задачей, она затем с помощью Frokaj осмотрела Flasath.

Внутренняя поверхность Flasath уже начала деформироваться, сигнализируя о скором Gor Putarloth.

Лафиль кинула взгляд на пятнышки на Ja Fe. Вражеские Hoksath были повсюду, не давая фрегату двигаться вперед.

Вот и отлично… не нужно напрягаться, гоняясь за минами, – мины сами к нам приходят, подумала Лафиль.

– Три Hoksath, Gor Putarloth, – доложила Экурьюа. – …Есть.

Три вражеских мины одновременно ринулись на «Фликов». Лафиль не стала отвечать Экурьюа, это было излишне.

– Батареи два и три открыли огонь, все в норме, – возбужденным голосом доложил Гномбош.

– Как гладко ты это сейчас сказал, – поддразнил его непосредственный начальник, Tlakia, Lekle Арбоф. – Блестяще, просто блестяще.

У Гномбоша, похоже, не было времени отвечать – он впился глазами в свою консоль.

Мобильные пушки корабля уже занялись вражескими Hoksath. Каждая из них нацелилась на одну из мин и принялась поливать окружающее пространство непрерывным огнем.

Лафиль не очень-то верила, что слабая лазерная пушка способна уничтожить мину. Но даже применение главного оружия фрегата, Irgyuf, едва ли намного повысило бы шансы корабля выжить. Так что правильнее всего было смириться с тем, что есть.

Три мины непрерывно маневрировали, меняя скорость и направление движения. Мины, хоть и являются беспилотным оружием, все же представляют собой полноценные корабли, способные к Menraj. Одна из Hoksath ринулась прямо на фрегат; луч лазерной пушки попал в нее, но одного луча для уничтожения мины было явно недостаточно.

Поврежденная, потерявшая способность к маневрированию мина начала падать на корабль, и ее тут же поприветствовали сразу десять лучей.

Hoksath развалилась на куски, плюясь во все стороны антивеществом. Антивещество, встречаясь с веществом, вступает в реакцию. Летя по траектории мины, антивещество врезалось в борт «Фликова».

Однако столь малое количество антивещества не способно было причинить хоть какой-то вред фрегату, ведь бОльшая его часть превратилась в энергию еще до встречи с кораблем. То, что все-таки долетело, было отклонено защитным магнитным полем.

Еще одну мину сбили пушки; ее антивещество безвредно взорвалось мгновениями позже. С последней Hoksath, однако, справиться оказалось трудно.

– Сменить курс! – скомандовала Лафиль. – Вверх четыре-ноль, влево два-пять, после корректировки курса двигатели левого борта на полную мощность.

– Есть.

Фрегат проворно развернулся, стараясь при этом держаться от мины как можно дальше. Разумеется, скорость мины намного выше, чем у фрегата, так что целью этого маневра было просто выиграть побольше времени для пушек. И для Лафили выигранное таким образом время было поистине бесценно.

Батареи левого борта немедленно скорректировали угол стрельбы, сфокусировав все лучи на одной мине.

И наконец их цель развалилась на куски.

– Еще четыре на подходе, – сообщила Экурьюа.

У Лафили не было времени даже дух перевести, но она считала, что обойдется и так.

Если атаки и дальше продолжат идти так вяло, то и не будет нужды сливать пузыри с другими кораблями для защиты.

Несмотря на то, что Hoksath непрерывно маневрировали, пытаясь не дать в себя как следует прицелиться, Klanraj продолжали наносить им удар за ударом.

Периодически приказывая скорректировать курс, Лафиль неотрывно смотрела на Ja Fe.

Сейчас впереди находились десять Flasath в горизонтальной формации, по одному вражескому кораблю в каждом; несомненно, они желали в скором времени тепло поприветствовать первый Sov Deir.

Похоже, совсем скоро «Фликов» вступит в дуэль с одним из этих крейсеров.

Враг, однако, тоже находился под сильнейшим огнем. У располагающихся в тылу Alek не было недостатка в Hoksath. Множество мин пролетало мимо первого Sov Deir, чтобы слиться с вражескими Flasath.

Ни та, ни другая сторона не использовали Hoksath для защиты. Целями мин, посылаемых в бой обеими сторонами, не являлись мины противника, сколь бы серьезные потери ни влекла за собой подобная тактика.

Лафиль нахмурилась и переключила внимание с Ja Fe на пространство непосредственно за пределами корабля.

Три Hoksath двигались по хитрым траекториям, пытаясь зайти на корабль с левого борта. На то, чтобы с ними справиться, одних лишь левобортовых батарей могло и не хватить.

Лафиль вновь приказала сменить курс в попытке выиграть время. Вдобавок она назначила каждой из целей свой уровень приоритета, рассчитывая сбить их по очереди.

Одной из мин удалось подобраться совсем близко к кораблю.

Voklanyu тут же переключились на нее, сфокусировали сразу много лучей и наконец уничтожили.

Корабль сотрясся – мина взорвалась слишком близко.

– Повреждения? – затребовала доклад Лафиль.

– Помимо обшивки, почти никаких, – отозвался корабельный администратор, Lekle Sazoirl Линн Сиун-Рок Dreu Haider Джинто.

– Пушка триста четыре повреждена, – доложил следом Гномбош. – Я очень извиняюсь, Sarerl.

– Это же не твоя вина, верно? – Лафиль почувствовала себя немного неловко.

Она не знала почему, но все новенькие Bosnal ее страшно боялись. И, что еще хуже, она к этому начала привыкать.

– Возможно починить? – спросила она у Гномбоша.

– Да, запускаю программу подготовки к ремонту, – с этими словами Lodair начал процедуру отключения поврежденной лазерной пушки.

Bynkerl, приступайте к ремонту, – приказала Лафиль.

– Есть, – ответила старшая по вахте, она же главный инженер, и обратилась к Sash Skem правого борта. – Всем к третьей лазерной батарее!

– Еще три мины на подходе, – сообщила Экурьюа. – …Уже здесь.

К счастью, новые мины вошли во Flasath «Фликова» далеко друг от друга.

Flasath «Панкова» уничтожен! – сообщил о потере корабля-товарища Ятеш.

Лафиль чуть кивнула. В принципе, это сообщение было для нее излишним – только что она ощутила мощный поток Supflasath с той стороны, где находился «Панков».

Подобное чувство нервозности было ей знакомо. Один раз она уже испытала его, когда командовала эсминцем. Сейчас, в отличие от того раза, ее защищали батареи лазерных пушек, но одного этого было недостаточно, чтобы искоренить нервозность. Возможно, в следующую секунду и она, и все ее подчиненные расстанутся с жизнями. Чтобы не допустить этого достойного сожаления исхода, необходимо делать все, что только возможно, стараться изо всех сил.

– Докладывают ремонтники от третьей батареи, – сообщила Bynkerl. – На починку пушки уйдет минимум три часа.

Bynkerl, а вы что думаете по этому поводу? – спросила Лафиль.

– У меня нет оснований сомневаться в оценке, которую дали мои подчиненные.

У Лафили было такое же ощущение; по крайней мере, суждениям Гуринсии она доверяла.

– В таком случае прикажите вашим людям оставаться в состоянии готовности.

– Есть.

Логика Лафили была такова: лучше позволить солдатам отдыхать, чем нагружать их задачами, с которыми они все равно не успеют справиться вовремя. В конце концов, позже им еще предстоит много тяжелой работы.

Внезапно запищал ее Kreuno. Она глянула на дисплей, чтобы выяснить, кто это хочет пообщаться с ней по секрету от остальных.

Вообще-то обстановка для беседы была не самая подходящая. Даже те, кто не был знаком лично с Лафилью, знали о темном, взрывоопасном характере Абриелов. А уж те, кто с Лафилью был знаком, и подавно знали, что во время боя лучше ее не отвлекать, – такое не позволялось даже Джинто.

Sarerl, – это была Bynkerl. – Можно я кое-что предложу?

– Только покороче.

– Есть. Позвольте ремонтной бригаде заняться починкой.

– Почему?

– Это позволит Sash успокоиться.

– Ясно, – кивнула Лафиль. Раз это говорит главный инженер, скорее всего, так оно и есть. Она ведь сама дослужилась до главного инженера с простого Sash, а значит, понимает их мысли и чувства. Конечно, на корабле все сражаются, но разница в психологии между Lodair и Sash весьма велика.

Тем временем поведение вражеских Hoksath стало чересчур опасным. Лафиль сбросила разговор по Kreuno и приказала сменить курс корабля.

Затем она обратилась к главному инженеру.

– Предыдущий приказ отменяется. Ремонтной бригаде приступить к починке пушки, приоритет – низкий.

– Есть! – в голосе Bynkerl Гуринсии прекрасно слышались все ее чувства.

Поток мин наконец-то прекратился, но настоящая опасность была еще впереди. Скоро «Фликову» предстоит вплотную познакомиться с вражескими крейсерами.

Drosh Flacteder с Glaga Sov, – доложил Ятеш. – «Фликову» приказано слиться с вражеским Flasath один-ноль-два.

– Пошлите Aga Feshot.

Похоже, Lesheik избрала тактику сражений один на один. Интересно, как к этой идее отнесется враг.

Враг заглотил наживку.

Вражеские Flasath не стали сливаться друг с другом. Каждый из них – сам себе армия, и эти армии двинулись навстречу фрегатам.

Лафиль кинула взгляд на свою левую руку. Как было бы здорово, если бы сейчас на ней была Gooheik.

– Набрать боевую скорость! – приказала Лафиль. – Изготовить Irgyuf.

– Есть набрать боевую скорость! – подтвердила Гуринсия, затем тоном ниже добавила: – Opsei включены на предельную мощность, система в норме.

Irgyuf в норме, – доложил Tlakia. – Предохранитель отключен, ядерные снаряды заряжены, к открытию огня готов.

– Говорит Sarerl, – обратилась Лафиль по внутрикорабельной вещательной сети. – В ближайшее время мы вступим в бой с вражеским кораблем. Во время боя корабль может претерпевать ускорения гораздо более высокие, чем способен компенсировать Wameria. Прошу всех быть готовыми.

Следом Лафиль обратилась к Арбофу.

– Развернуть корабль носом к точке слияния Flasath. Стреляйте без приказа; пилотирование тоже оставляю на вас.

По ее опыту, в бою один на один правильнее всего было полностью доверить пилотирование корабля одному человеку; сама она не должна вмешиваться.

– Как долго я ждал этих слов, – Арбоф не скрывал энтузиазма. Впрочем, он тут же взял себя в руки и уже спокойным тоном добавил: – То есть… есть.

В сердце Лафили медленно начало подниматься чувство зависти.

Людей на мостике было мало, но все они думали об одном и том же. Каждый хотел бы, чтобы этот корабль-кит двигался, как продолжение его собственного тела. Для Аб такое чувство было совершенно естественным.

Лафиль повернула голову к Ja Fe. Синими пятнышками там обозначались союзные корабли, красными вражеские. Синие и красные пятнышки сближались.

Когда синее и красное пятно сливались, получалось фиолетовое. Фиолетовое пятнышко обозначает пространственно-временной пузырь, в котором идет бой.

Фиолетовых пятнышек становилось все больше. Наконец настал черед «Фликова» стать таким фиолетовым пятнышком. «Фликов» слился с вражеским Flasath 102. Заглядывая вперед – образовавшийся Flasath получит временное обозначение «бой 1-7».

– Огонь! – выкрикнул Арбоф, и Irgyuf выстрелили, как только «Фликов» начал слияние с врагом. Корабль сотрясся и заскрипел.

Gor Putarloth, – мягким, каким-то сонным голосом произнесла Экурьюа.

Как только два пространственно-временных пузыря слились в один, на «Фликов» ринулись шесть самонаводящихся Spyut. Все мобильные пушки, способные стрелять вперед, открыли огонь. Ощутив это, снаряды ускорились до одного процента скорости света, из-за чего попасть в них стало еще тяжелее, чем в Hoksath. Тем не менее один из них пушки сбили, превратив в груду безвредных обломков.

Арбоф послал корабль в боковое скольжение, чтобы увернуться от остальных снарядов. Одна из боеголовок прошла совсем рядом с левым бортом «Фликова», и лазерные батареи тут же открыли по ней шквальный огонь.

Снаряды, посланные только что «Фликовом», не достигли цели, так что орудия сразу же стали готовиться ко второму залпу.

Второй залп последовал сразу же, но вновь мимо цели. Лафиль начала тревожиться; ее грызло подспудное желание, чтобы Арбоф вдруг взял и свалился в обморок.

Во время войны про любой корабль можно сказать, что на нем недостаточно людей; однако на фрегатах эта нехватка ощущается особенно сильно. Разумеется, офицеры мостика не являются исключением. Взять, к примеру, Tlakia (на «Фликове» это Арбоф): если он по какой-то причине вдруг окажется неспособен выполнять свои обязанности, заменить его не сможет никто, кроме Sarerl.

Конечно, ни один капитан не станет желать, даже в шутку, чтобы кто-то из его подчиненных оказался ранен. Если корабль будет поврежден настолько, что тяжелое ранение получит один из офицеров, это будет означать, что и жизни остальных в серьезной опасности.

Так что Лафили оставалось лишь надеяться, что Арбоф свалится от переутомления. Но, хоть она и сгорала от зависти, все же она оставалась капитаном; а значит, должна была делать то, что положено капитану.

– Гномбош, – приказала Лафиль. – Выставить дальность пушек на бесконечность.

Обменявшись залпами, «Фликов» и вражеский корабль прошли друг мимо друга.

По сравнению с маленькими и увертливыми Hoksath, крейсер – намного более легкая для попадания цель. Прежде, когда стрелять приходилось в мины, было достаточно трудно определить, на какую дистанцию выставлять прицел орудий; в крейсер же любой луч практически наверняка попадет, неважно, с какого расстояния.

Проходя друг мимо друга, корабли обменялись залпами лазерных батарей; разумеется, они нанесли друг другу лишь легкие, поверхностные раны. Если бы мощности Voklanyu было достаточно для уничтожения крупного корабля, не было бы нужды оснащать корабли Lenyj и Irgyuf.

Показав друг другу корму, корабли выпалили из кормовых Irgyuf.

Один из вражеских снарядов взорвался поблизости от «Фликова». Взрывная волна и осколки ударили по корме.

– Протечка в грузовом отсеке два, – доложил Джинто. – Потерь нет, давление внутри корабля в норме.

В попытках нанести друг другу смертельный удар оба корабля непрерывно состязались за лучшую позицию.

Лафиль вновь переключила внимание на Ja Fe. Похоже, в одном из Flasath исход боя был уже решен. Единственное, что можно было сейчас увидеть, – что цвет Flasath 2-1 изменился с фиолетового на желтый: неопознанная принадлежность. И этот пузырь начал медленно двигаться прямо сюда.

– Пока что никаких идентификационных сигналов, – сказал Ятеш. – Ох, похоже, «Татуков» уничтожен.

Пятнышко, только что желтое, внезапно покраснело и, уже под обозначением «вражеский пузырь 211», продолжило приближаться.

– Прикончи его поскорее, – обратилась Лафиль к Арбофу. – Скоро подойдет еще один враг. Если только ты не считаешь, что победить противника один на один – невелика заслуга; в этом случае я тебя пойму.

– Капитан, не издевайтесь так, – ответил Арбоф. – Это ведь и к моей жизни тоже имеет кое-какое отношение!

– А к моей не имеет? – поинтересовалась Экурьюа.

– Одна мысль о ничтожности моей жизни меня убивает, – сказал Арбоф.

Luse, – приказала Лафиль, – направить наш пузырь на десять часов.

– Есть, – ответила Экурьюа и приступила к выполнению.

К сожалению, сейчас пространственно-временной пузырь, в котором находился «Фликов», не принадлежал ему одному; в конце концов, на вражеском корабле тоже был Flasatia.

Для «Фликова» приближающийся пузырь – новый враг, а для противника – подкрепление. Естественно, два неприятельских корабля захотят сблизиться друг с другом.

Два Flasatia начали игру в перетягивание каната.

Похоже, по части мастерства у Экурьюа имелось преимущество: пузырь «бой 1-7», хоть и медленно и нестабильно, но все же начал двигаться на 10 часов.

Но преследовавший их противник двигался быстрее.

«Фликову» удалось занять выгодную позицию и выпустить ядерные снаряды врагу в брюхо – но, увы, тот снова уклонился.

Сразу после этого нос «Фликова» оказался в пределах досягаемости лазерных пушек врага.

Irgyuf один повреждена! – выкрикнул Арбоф.

Как ни слабы Voklanyu, время от времени и они наносят заметный урон.

– Можно починить? – обратилась Лафиль к Гуринсии.

– Никак нет, – не задумываясь ответила Bynkerl.

– Придется справляться так, – сказала Лафиль своему Tlakia.

– Да уж как-нибудь, – поник плечами Арбоф.

– Да, – кивнула Лафиль.

Roilaga вражеского корабля заработали, разворачивая его носом к «Фликову».

Opsei «Фликова» тоже работали на полную мощность в попытке сблизиться как можно больше до того, как противник завершит разворот.

Скорость, которую я назначила, обязательно даст нам перевес; мы зайдем на него со спины, прежде чем он успеет развернуться.

– Нацелить все лазерные батареи на его Roilaga. Сможешь? – спросила Лафиль.

– Да, я постараюсь, – ответил Гномбош.

Даю тебе один шанс, подумала Лафиль. Если сейчас не справишься, возьму управление батареями на себя.

Что ни говори, здесь поле боя, вдобавок весьма суровое. Конечно, именно такая обстановка лучше всего подходит, чтобы как следует закалить юного офицера; но нельзя же ставить на кон жизни всей команды ради того лишь, чтобы обучить одного офицера. Кроме того, Лафиль не сомневалась, что и ей самой много чему еще стоило бы поучиться.

Корабли продолжали царапать друг друга яростными залпами Voklanyu. Гномбош скорректировал дальность одной из батарей, чтобы она сосредоточила огонь на вражеских маневровых соплах.

Два сопла ярко вспыхнули; впрочем, тяжесть их повреждения определить с этого ракурса было очень трудно.

Возможно, оба сопла были полностью разрушены, а может, вражеский корабль отделался лишь небольшой вмятиной в корпусе.

– Ай молодец! – от души похвалил Арбоф (это не повредит, даже если противник и не пострадал серьезно).

Отойдя от врага на некоторое расстояние, «Фликов» выпалил из кормовых Irgyuf, но снова промазал.

– Сколько до Gor Putarloth с врагом? – спросила Лафиль.

– Сейчас один-три-три-ноль, они будут здесь через восемь минут, – мгновенно ответила Экурьюа.

– Протяни до один-три-четыре-ноль, – приказала Лафиль.

– Невозможно, – отрезала Экурьюа.

– Ты это слышал, Lekle Арбоф? – обернулась к Tlakia Лафиль.

– Слышал лучше, чем мне хотелось бы, – ответил Арбоф. – Ненавижу эти уши, которые ухватывают все подряд.

Похоже, комендор все еще не утратил боевого духа.

– Тогда поспеши и прикончи его наконец.

– Есть.

Два корабля продолжали маневрировать, пытаясь занять хорошую позицию для выстрела противнику в борт. Однако подвижность вражеского крейсера заметно упала. Похоже, до конца этого боя лазерные батареи останутся в ведении Гномбоша.

Двигатели «Фликова» снова взревели на полную мощность, неся его прямо к кораблю неприятеля.

Очередной залп Irgyuf – и сразу после него Лафиль услышала, как Арбоф быстро включил все маневровые двигатели по левому борту.

Слева от «Фликова» прошли несколько Spyut. Похоже, Арбоф предугадал их появление; на таком коротком расстоянии наносимый ими урон должен быть весьма существенным, даже если они не попадут прямо в корабль. Снаряды взорвались все разом, заставив «Фликов» содрогнуться.

– Номера двести один, двести два, двести пять… – Гномбош принялся докладывать, какие именно Voklanyu оказались повреждены.

– Отставить доклад, – оборвала его Лафиль. – Лучше продолжай заниматься его Roilaga.

– Мои извинения!

Лафиль без единого слова холодно уставилась на временного Tlakia.

Гномбош быстро втянул голову в плечи и поправился:

– Есть.

– Слишком много повреждений, ремонтные бригады со всеми сразу не управятся, – сообщила Гуринсия. – Задайте участок с высшим приоритетом.

– Двигатели, – не раздумывая ответила Лафиль. – Не допущу, чтобы мой корабль летел на сломанных крыльях.

– Слушаюсь, – и Bynkerl прилипла к своей консоли, раздавая подчиненным детальные указания.

Если бы сейчас на его месте сидел Самсон, он наверняка бы начал брюзжать, что инструкции Labule запрещают перегружать экипаж работой.

Пока главный инженер отдавал приказы, два корабля снова сблизились. Менять курс было слишком поздно, так что враги вновь принялись поливать друг друга огнем лазерных батарей.

Лафиль слушала доклады о повреждениях, неотрывно глядя на Ja Fe. Flasath 2-1-1 был уже совсем рядом с пузырем «бой 1-7». Если они и дальше собираются сражаться один на один, то следующая атака – их последний шанс; впрочем, надежда у «Фликова» еще оставалась.

– К нам идет «Марсков», – сообщила Экурьюа.

Похоже, «Марсков» только что разобрался со своим противником и решил прийти им на помощь; позор, конечно, но ничего не поделаешь.

– Движемся навстречу «Марскову», – Лафиль буквально выдавила из себя этот приказ. Но у противника все равно оставалось преимущество в скорости.

Хоть Лафиль и ничего не сказала конкретно Арбофу, но он и так понимал всю серьезность ситуации.

Sarerl, – в голосе Арбофа звучала тревога. – Следующий выстрел определит победителя.

– Отлично, буду ждать с нетерпением.

К счастью, усилия юного Lodair начали приносить плоды: вражеские двигатели явно работали вполсилы. Носовые Irgyuf «Фликова» дали залп.

Три Spyut устремились к неприятельскому кораблю. Эти боеголовки оснащены двигателями, но довольно слабыми, так что изменять курс они могут совсем чуть-чуть. Однако этого «чуть-чуть» хватило.

Один из снарядов, слегка подправив свой курс в полете, ударил точно в брюхо вражеского корабля и с легкостью пробил внешнюю броню.

– ЕСТЬ! – выкрикнул Арбоф, не в силах сдержать себя.

Мгновением позже по кораблю противника расплескалось топливо-антивещество, и он превратился в сгусток энергии.

Gor Lyutcoth, быстро! – скомандовала Лафиль.

Чем выше масса Flasath, тем ниже его скорость. Чтобы двигаться быстро, необходимо отбросить все лишнее, что есть внутри пузыря.

Flasath «Фликова» начал отбрасывать то, что раньше было вражеским кораблем; по Fath кругами пошли Supflasath.

Luse, направляемся к «Марскову». Drokia, послать наши позывные. Bynkerl и Wiigt, доклад о повреждениях.

Офицеры на мостике принялись исполнять полученные приказы; только что сделавший свое дело Арбоф пребывал в чем-то вроде транса.

– Если ты устал, может, я тебя временно подменю? – из лучших побуждений спросила Лафиль.

– Прошу прощения, не могу позволить себе согласиться на это, Sarerl.

– Ясно, – скрывая разочарование, Лафиль повернулась к консоли.

На дисплей уже были выведены доклады Гуринсии и Джинто о повреждениях. Двигателям, к счастью, удалось избежать серьезных поломок, но вот боевая мощь «Фликова» упала заметно.

В теории они вполне могли сражаться совместно с «Марсковом», но на практике, прежде чем принимать решение, необходимо было учесть ситуацию на том корабле.

Drosh Flacteder на Glaga, – Лафиль приказала Ятешу передать на Glaga Sov «Шутуков» информацию об их повреждениях и сказать, что они ждут приказа.

– Ответ от «Шутукова», – почти тут же доложил Drokia. – «Марскову» и «Фликову» приказано атаковать Flasath два-один-один вместе, конец сообщения.

– Похоже, так легко нам отдохнуть не дадут, – улыбнулась Лафиль. Пока что скорбеть о погибших не время.

Отлично, хоть я и не могу управлять кораблем сама, но кровь в моих жилах все равно кипит.

Drokia, Drosh Flacteder на «Марсков», – приказала Лафиль, затем взяла микрофон и вновь обратилась по внутрикорабельной вещательной сети. – Говорит Sarerl. Нас ждет еще один бой!

 

Война между Frybar Gloer Gor Bari и Альянсом трех наций длилась уже седьмой год. Пока что преимущество было на стороне Frybar.

После трех лет подготовки Rue Labule провели операцию «Призрачное пламя», в результате которой отрезали примерно четверть звездных систем Объединенного Человечества.

Потом пришел черед операции «Охотник», целью которой был возврат территорий, вырванных у Империи в начале войны. В результате операции Frybar полностью вернула себе свои территории и принялась объединять новозахваченные. На короткое время в Fath воцарилось спокойствие.

Frybar установила жесткий контроль над теми планетами, которые владели технологией путешествия через Fath. Но о полном контроле над Nahen речь не шла – только о пространстве вокруг них. В конце концов, пока наземники не суются в Fath, то и пусть их. Аб, как это им свойственно, спокойно сидели и ждали, пока те сдадутся добровольно. Впрочем, даже и в случае сдачи, если этот конкретный Nahen вел себя агрессивно, Labule все-таки высаживали там гарнизон, чтобы отслеживать обстановку.

Чтобы не распылять силы перед следующей операцией, Империи приходилось лишь следить за «сомнительными» системами, иногда запугивая их военным вмешательством. С другой стороны, после долгого нахождения в боевой обстановке все Bosnal должны получать отпуск.

Аб традиционно считают, что лучшее место, где можно найти любовь, – поле боя. Но подобная обстановка едва ли идеально подходит для развития этого чувства – и это мнение тоже разделяется большинством Аб. Поэтому, как правило, солдаты предпочитают запросить отпуск, сесть на Wikreurl, направляющийся к столице, чтобы уже там проращивать семя, называемое любовью.

Война для Аб – образ жизни; наземники знают, что Аб живут очень долго, но даже самая долгая жизнь все же имеет предел. Сами Аб чувствуют, что их жизнь весьма коротка; потому они должны помнить, что слова типа «в войне смысл жизни» далеки от истины.

Разумеется, Frybar была постоянно настороже, постоянно в ожидании наступательных действий со стороны Альянса трех наций: ведь в двух предыдущих операциях Альянс преимущественно оборонялся. Совершенно очевидно, что они берегли главные силы до того момента, когда им представится возможность для контрудара.

Однако Альянс трех наций медлил; ничто не показывало, что они готовятся перейти в наступление. Поэтому, пока обе армии в основном бездействовали, Империя занималась тем, что продолжала строить новые корабли и обучать новых Bosnal для предстоящих битв. Один за другим корабли отправлялись покорять Nahen, солдаты отрывались от любовных утех и возвращались на передовую; итак, Империя завершила подготовку к очередной военной операции.

Хотя Империя и была очень удивлена тем, что враг до сих пор не предпринимал никаких наступательных операций, отсюда еще не следовало, что она расслаблялась. Отношение Аб к тому, что происходит в Dath, всегда было очень прямолинейным и лишенным всякого терпения.

Пришло время нового наступления.

Во-первых, Империя решила продвигаться в направлении центра Sordlash Elukufar между Fek Lasiser и Fek Shulgzeder и взять под свой контроль все территории в этом секторе. Одновременно другой удар должен быть нанесен со стороны Fek Barker между границ Объединенного Человечества и Суверенного Союза Народов Звездных Систем также в направлении центра Sordlash Elukufar. В результате этой операции Объединенное Человечество должно будет оказаться в полной изоляции.

Некоторые полагали, что у Альянса трех наций и помимо Fath имелись способы коммуникации, но вероятность этого была крайне мала.

Операция получила название «Двойной шип» (Volper).

В соответствии с традициями руководить столь крупной операцией был назначен Glaharerl Rue Byrer, Rue Spen Абриел Неи-Ламсар Барке Дусанью. Однако, поскольку операции предстояло разворачиваться сразу на двух весьма протяженных фронтах, Kilugia счел необходимым остаться в Лакфакалле и оттуда планировать боевые действия на обоих фронтах.

Реально командовать двумя массивными флотами были назначены два Roiglaharerl. Во главе флота «Двойного шипа» на новых территориях стояла Roiglaharerl Spen Labular Котопони. Флотом «Двойного шипа» в королевстве Барке командовал Roiglaharerl Spen Labular Трайф.

Что до руководимого Roibomowas Абриел фрегата «Фликов», то он принадлежал к 24-му Byr Volper, Jadbyr Ashal «Босур», первому Sov Deir.

 

Sarerl, приказ на отступление.

Сообщение с «Шутукова» поступило вскоре после того, как «Фликов» вместе с «Марсковом» отправили корабль противника в последний путь.

«Эркау», флагман 24-го флота «Двойного шипа», разослал приказ на отход. Каждый корабль, получивший этот сигнал, должен был, в свою очередь, разослать его же. Вскоре весь флот звучал в резонанс одним и тем же сигналом, нарушая спокойное существование Fath.

– Ретранслировать его, – распорядилась Лафиль; правда, «Фликов» должен был получить этот сигнал одним из последних. – Gor Lyutcoth.

«Фликов» вновь вернулся в свой одиночный Flasath.

– С Glaga Sov что-нибудь есть? – спросила Лафиль у Drokia.

– Пока не-… а, только что пришло, – перебил самого себя Ятеш и принялся дешифровать сообщение. – Отправитель: флагман первого Sov Deir. Адресат: все корабли дивизиона. Текст сообщения: «Отступить, собраться на базе дивизиона». Конец сообщения.

Проще говоря, командующий сказал, что предоставляет капитанам кораблей самим выбирать путь отхода. Похоже, наш командир нам сильно доверяет.

– Перевести Flasath в Skobrotaf.

Экурьюа, несмотря на то, что расслышала приказ Лафили, не стала исполнять его сразу. По правде сказать, она кинула на капитана удивленный взгляд.

– Пока что идем по току Supflasath и внимательно смотрим по сторонам, – пояснила Лафиль.

– Есть, – кивнула Экурьюа. – Flasath переведен в Skobrotaf.

Лафиль сосредоточилась на Ja Fe.

Линия фронта вела себя совершенно сумасшедшим образом; свои и чужие Flasath виднелись повсюду. Похоже, часть врагов преследовала корабли, пытающиеся отходить.

Постепенно, однако, хаос уступал место какому-никакому порядку.

– Мы перехватили сигнал – предположительно вражеский сигнал к отступлению, – доклад Ятеша обозначил конец хаоса.

Дивизионы противника начали потихоньку покидать поле боя; разумеется, Космические силы не выказывали намерений их преследовать.

Похоже, наш фронт сильно растянулся, подумала Лафиль и принялась отдавать следующую группу приказов.

– Перевести Flasath в Noktaf, курс один-восемь-ноль. Движемся вдоль тока Supflasath к системе Сократес. Мы освобождены от дальнейшего участия в бою. Bynkerl!

Гуринсия вопросительно подняла голову.

– Требуется ли срочный ремонт?

– Никак нет, Sarerl, – покачала головой Гуринсия. – Наше состояние достаточно плохое, но, думаю, мы сумеем добраться до дока.

– В таком случае отдайте вашим Sash приказ отдыхать.

– Они будут рады услышать это, – произнесла Гуринсия и поднялась на ноги. – Однако, думаю, мне стоит заняться составлением списка того, что необходимо чинить. Sarerl, прошу разрешения покинуть Gahorl.

– Займитесь, – кивнула Лафиль и повернула голову к Джинто.

– Погибших нет, внутренние отсеки не повреждены, Sarerl, – доложил Джинто, прежде чем она успела спросить.

– Очень хорошо, – от всей души произнеся эти слова, Лафиль наконец позволила себе откинуться на спинку капитанского кресла.

Она прекрасно сознавала, в каком взвинченном состоянии находилась все это время. Конечно, выражение «сражаться как Абриел» вошло среди Аб в поговорку, да и сама Лафиль не была с ним несогласна. Но все же это вовсе не значило, что ей легко распоряжаться жизнями своих подчиненных, что она может оставаться спокойной, находясь на волосок от смерти. А кроме того, без этой нервозности война превратилась бы в сплошную пытку скукой, не более того. Но все же – изрядная доля наземников, похоже, считает почему-то, что Аб испытывают наслаждение, убивая. Подобное – просто отвратительное преувеличение. С точки зрения Лафили, Аб просто защищают свое право на жизнь.

– Сколько еще нам придется драться в этой войне? – пробурчал себе под нос Арбоф.

– Раз мы можем победить, то беспокоиться не о чем, правда? – осторожно высказался Гномбош.

– Если б это было так, они бы вообще не затевали эту войну.

– Все когда-то в жизни совершают плохие поступки.

Арбоф не сдержал улыбки.

– Но ты-то точно знаешь, что мы не совершаем плохих поступков, верно?

– Мда? – и Гномбош сконфуженно притих.

– А если враг прямо сейчас сдастся, – поинтересовался у него Арбоф, – у тебя не будет ощущения, что ты не навоевался?

– Нет, я думаю, у меня будет еще полно возможностей.

– Что? Так значит, ты считаешь, если враг в этой системе сдастся, то все в порядке? А я думал, у тебя немного более серьезный взгляд на ситуацию в целом.

Lekle, неужели вы чувствуете, что не навоевались?

– Разумеется, нет. Я уже провоевал больше, чем мне хотелось бы.

– Вот как? – вмешалась в разговор Лафиль. – А я и не замечала. Ты в любой момент можешь подать заявку на перевод. Хочешь в Kenru преподавать?

– Нет, Sarerl, забудьте, что я сейчас сказал. Вообще-то я собираюсь оставаться Tlakia до окончания моей военной карьеры.

Конечно же, сказанное только что Лафилью было не более чем шуткой. Арбоф, вне всяких сомнений, очень искусный Tlakia и бесценный подчиненный. Не говоря уж о том, что Лафиль однажды воспользовалась своей властью Sarerl и просмотрела личные дела всех членов экипажа, и она прекрасно понимала, что мысли, которые высказывал Арбоф, были свойственны лишь выдающимся Аб.

– Но это, наверно, очень трудно, да? – заметил Гномбош. – Поскольку вы Lekle, то вы всегда можете получить повышение. Может, в следующий раз вас назначат Manowas на Gel.

Арбоф лишь рассмеялся.

– По правде сказать, Fektodai, – объяснил Ятеш, – человек, которого ты видишь перед собой, уже дважды отказался от повышения до Lowas.

– Но почему? – спросил Гномбош, глядя на комендора потрясенными глазами.

– Разве я непонятно сказал? Меня более чем устраивает работа комендора. Нет, погоди; на самом деле я буду вполне доволен, просто пилотируя корабль. А если я получу повышение, то не смогу больше этого делать. Даже если я буду летать, не хочу летать на каком-нибудь Isath или Alek.

– Но если вы станете Manowas на Gel, вы тоже сможете пилотировать, – указал на изъян в его рассуждении Гномбош. – Если сравнить, не кажется ли вам, что капитан эсминца обладает большей свободой?

– Не думаю, – покачал головой Арбоф. – Ответственность за целый корабль – очень тяжелый груз. По-моему, работать лучше там, где ответственности поменьше.

– На Tlakia тоже лежит весьма серьезная ответственность, – заметила Лафиль.

– Истинная правда, Sarerl, – согласился Арбоф. – Но если сравнить в этом отношении Tlakia и Sarerl, то, конечно, на Sarerl ответственность тяжелее.

– Значит, Tlakia – твой предел?

– Да, – кивнул Арбоф. – Самому решать, где предел твоей карьеры, – роскошь, которую не могут себе позволить Fasanzoerl. Вам завидно?

Лафиль готова была согласиться с логикой Tlakia не раздумывая.

Принимать повышения по службе, которые им предлагают, – обязанность Fasanzoerl.

Отец Лафили, Larth Kryb Дебеус, как-то сказал, что давно уже оставил мысль стать Императором; однако же еще до начала войны он дослужился до Frode. А сейчас он уже Fofrode и командует флотом. Все Fasanzoerl, даже если и не могут достичь звания Glaharerl Rue Byrer, все равно мечтают дослужиться до достаточно высокого Renyu, чтобы командовать целыми флотами. Кроме того, их долг – поддерживать Империю во время кризисов.

Ну а сейчас, помимо прочего, еще и война; так что у Лафили тем более нет права голоса. Она может лишь идти вперед, к высшей цели.

С самого рождения эта позиция пропитала разум Лафили как нечто незыблемое, и она совершенно не возражала против такого образа жизни. Лишь иногда на нее волной накатывало чувство негодования на такую несправедливость.

– А ты о чем мечтаешь, Гномбош? – Лафиль перевела разговор на Fektodai.

– Я мечтаю стать Frode, – без малейшего колебания ответил Гномбош.

– Давненько не слышал такой прямолинейной мечты, – чуть насмешливо произнес Ятеш.

– Ну а кто ж тебя просил всю жизнь сидеть взаперти, – заметил Арбоф. – Кстати, а что насчет тебя?

– В смысле, насчет моей мечты? – Ятеш вдруг застеснялся. – Ну, как бы выразиться. Как только я получу собственную звезду, я буду полностью доволен.

– Хмм, значит, все это время ты тешишь себя иллюзией, что когда-нибудь станешь Lonyu Lyum?

– Не более чем иллюзия, да.

Атмосфера на «Фликове» установилась теплая и уютная – хороший знак. В следующий раз, когда они пойдут в бой, на плечи Лафили вновь ляжет ответственность за то, чтобы все они остались живы и вернулись на базу.

Сорд Кемаль был очень хорошо укреплен.

Суверенный Союз Народов Звездных Систем пользовался оружием, называемым «Sates Gor Hoksat сверхдальнего радиуса действия». Оно представляет собой, в полном соответствии с названием, Hoksath, радиус действия которых был как у небольших кораблей. Но поскольку мины оставались беспилотными, гибкость их была почти нулевая. Если добавить к этому то, что маневренность их в нормальном пространстве была ниже, чем у обычных мин, нетрудно было понять, что применимость этого вида оружия весьма ограниченная.

Аб считали Суверенный Союз Народов Звездных Систем самым скучным противником среди всех наций наземников. Нацию, использующую столь ограниченное оружие, как «Sates Gor Hoksat сверхдальнего радиуса действия», они находили просто «чудесной».

Однако применение столь редкого оружия при обороне Сорда Кемаль давало им немалое преимущество.

Судя по всему, в системе Кемаль находилось больше количество заводов, изготавливающих эти мины. Кроме того, все необходимые для производства материалы делались там же. Это означало, что противник мог не бояться остаться без боеприпасов.

Изначально Labule планировали собрать несколько Sov Methgeil и послать их в атаку на врага. Однако в отрыве от патрульных кораблей и эсминцев Leit очень уязвимы. Если в волне пространственно-временных пузырей с Hoksath спрячутся и вражеские корабли, результат будет просто катастрофическим.

В прежней войне Аб знали все о сильных и слабых сторонах врага, и время от времени происходили нормальные сражения. А сейчас приходилось просто отщипывать от вражеского флота по кусочку.

Конечно же, Labule все это прекрасно понимали.

Для Суверенного Союза Народов Звездных Систем надвигающаяся битва должна была стать пробным камнем. Не исключено, что это вообще первый раз, когда они самостоятельно проводят боевую операцию. Прежде эта нация вела себя просто как трусливый ребенок, который боится, что друзья его прогонят. У Аб сложилось впечатление, что это сражение они ведут чисто символически, просто чтобы продемонстрировать Объединенному Человечеству свое сотрудничество.

Даже уже после начала операции «Двойной шип», когда Frybar начала вторгаться на территории Суверенного Союза Народов Звездных Систем, те не выказывали особой охоты воевать. Возможно, они планировали заманить Labule поглубже. Но находящийся в арьергарде 25-й Byr Volper, если что, будет делать все возможное, чтобы связь Labule с имперским штабом не прерывалась. Такого рода стратегия была бессмысленна; когда время придет, шип вырастет, и тогда Суверенный Союз Народов Звездных Систем окажется полностью отрезан от своих союзников.

Когда линия фронта подобралась к Сорду Кемаль, Суверенный Союз, похоже, начал наконец сражаться более серьезно. Большинство Bosnal это только радовало; но в то же время это означало, что впереди их неизбежно ждет множество яростных битв.

Думая обо всем этом и одновременно сохраняя бесстрастность, Лафиль кинула взгляд на Экурьюа. Интересно, а о чем мечтает она?

Лафиль раскрыла рот, но вместо вопроса сказала:

– Я пойду отдохну, Экурьюа. Все оставляю на тебя. Команде отдыхать поочередно в соответствии с вахтенным расписанием.

– Есть, – ответила Экурьюа.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ