Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 8. Баронство Фебдаш (Lyumskor Febdak)

Lyumskor Febdak было совершенно никчемным.

Включало в себя оно одну синюю звезду, две газовые планеты и огромное количество каменных обломков — не самый подходящий кандидат на роль мирового центра туризма. Даже задействовав самые современные имперские технологии терраформинга, сделать планеты обитаемыми было невозможно; а астероиды были слишком бедны полезными ископаемыми, чтобы имело смысл утруждаться их перевозкой.

Короче говоря, система представляла собой еще большее ничто, чем Пархинью.

Тем не менее, Lyumjhe нашла свой бизнес — раз есть звезда, значит, здесь можно делать деньги.

В этой звездной системе, где не было никаких ресурсов, доход приносили многочисленные фабрики по производству антивещества (Joth).

Производилось антивещество древнейшим способом, более древним, чем сама цивилизация. На первом этапе излучение звезды собиралось солнечными батареями; затем оно поступало в линейные ускорители. Разогнанные до высоких скоростей элементарные частицы сталкивались, и энергия столкновения порождала небольшие количества вещества и антивещества.

Производство антивещества здесь было организовано точно так же, как в любой другой бедной иными ресурсами звездной системе. Вокруг звезды Фебдаш подобно стае летающих тарелочек вращались дисковидные Joth. Обращенная к звезде сторона Joth выстлана солнечными батареями, на противоположной находятся шестнадцать линейных ускорителей. Когда энергия звезды превращается в вещество и антивещество (протоны и антипротоны), собираются лишь последние, а протоны выбрасываются. Собирать протоны из межзвездного газа намного дешевле, чем на Joth.

Собранные антипротоны переправлялись в контейнеры, прикрепленные к Joth. Когда контейнер заполнялся, его перемещали на самостоятельную орбиту, делая фактически еще одним астероидом; это делалось для предотвращения катастроф.

За пределами кольца контейнеров-астероидов располагался Сорд, и непосредственно рядом с Сордом — Lyumex Febdak.

Из Сорда в нормальное пространство вынырнуло одиночное Pelia.

***

— Покажи, пожалуйста, вид снаружи, Лафиль, — попросил Джинто.

— Конечно, — облаченная в Gooheik кисть руки Лафили странным образом свернулась, и стена Shirsh Sediar превратилась в усыпанное звездами полотно.

— Ух ты. Никогда не думал, что буду так рад увидеть звезды, — искренне сказал Джинто. За последние два дня он не видел ничего, кроме унылой серой внутренности Flasath. Внезапно он понял, почему Аб называли себя Kasarl Gereulak и считали космос своим домом.

— Нам еще далеко лететь, Джинто, — бесстрастно произнесла Лафиль. — Мы должны будем вернуться в двумерное пространство, как только дозаправимся.

— Но мы сможем немного передохнуть, пока заправляемся? — с надеждой спросил Джинто.

— Ты так говоришь, как будто ты напряженно работал.

Джинто сделал вид, что оскорблен.

— Эй, а кто присматривал за всем оборудованием, пока ты спала?

— Ты будил меня всякий раз, когда что-то происходило.

— Я не будил! Потому что ничего не происходило.

— Благодаря мне и моему Datykirl.

— С этим я не могу спорить, — он правда не мог. То, что Джинто не делал решительно ничего, было чистейшей правдой. Впрочем, Pelia шло на автопилоте, так что и у Лафили работы не было.

Он вздохнул.

— Я зато поддерживал разговор. Это должно засчитываться.

Лафиль, закатив в ответ глаза, вызвала диспетчера.

— Это Pelia с Resii «Госрот». Диспетчерская Lyumskor Febdak, пожалуйста, ответьте.

На экране появилась женщина-наземник.

— Диспетчерская Lyumskor Febdak.

— Здравствуйте. Мы Pelia с Resii «Госрот». Просим заправку.

Pelia с Resii, говорите? — диспетчер, судя по всему, была удивлена тем, что маленькое судно с боевого корабля заправлялось самостоятельно. Как бы то ни было, она кивнула. — Принято, Pelia с «Госрота». Добро пожаловать. Выберите форму дозаправки.

— Это Menyu Sorna. Просим заправку в одном из доков.

— Принято. Пожалуйста, передайте информацию о требуемом количестве топлива.

— Принято, — как только Лафиль закончила передавать данные, она повернулась к Джинто. — Если мы будем заправляться в доке, то сможем отдохнуть. Может, даже ванну принять.

— О, круто! — глаза Джинто загорелись. — Горячая ванна, думаю, отличная идея. Сейчас ты, наверно, самая пахучая Lartnei в Галактике.

— Прошу прощения? — глаза Лафили превратились в щелочки. — Это ты сейчас таким способом сказал, что желаешь умереть? Я в этом могу тебе помочь.

— Хех, шучу, — Джинто насторожил опасный блеск в угольно-черных глазах Лафили. — В смысле, ты не настолько пахучая.

— «Не настолько»? — глаза Лафили сузились еще больше.

— Ну ладно, ладно. От тебя совсем не пахнет, — от нее действительно не пахло, а Джинто не намеревался ее злить. — Какому идиоту вообще может прийти в голову, что от тебя может пахнуть?

— Ты не замечаешь, Джинто, что твои шутки иногда затрагивают вещи, которые затрагивать нельзя?

— Я, может, и замечаю иногда, только сразу же забываю. В этом-то и проблема.

Лафиль поднесла рукав к носу, вдохнула и скривилась.

— Да, вообще-то ты не очень далек от истины.

Джинто решил благоразумно промолчать.

— Хотя, наверно, я сейчас вдохнула запах, идущий от тебя.

— Ага, — согласился Джинто. — Но, возможно, где-то в Frybar есть Jarluk Dreu грязнее меня, а может, и не один. В смысле, нашего брата в Frybar намного больше, чем принцесс.

Едва Лафиль раскрыла рот, чтобы что-то ответить, на экране вновь появился диспетчер.

— Все в порядке. Разрешение на заправку в доке получено, Pelia с «Госрота». Немедленно направляйтесь к пирсу… — голос диспетчера увял, она с подозрением смотрела на Лафиль. Внезапно ее глаза широко распахнулись. — Feia Lartneir?

Диспетчер поклонилась; узнав, кем является Sedia, она явно была потрясена.

Ничего себе, подумал Джинто, ее узнают даже в таком захолустье. Я наверняка выглядел еще большей дубиной, чем я думал.

— Можете провести меня к Bes? — спросила Лафиль.

— К доку? Конечно, могу. Немедленно. Да.

С помощью данных, переданных нервничающим диспетчером, Pelia подошло к Lyumex.

Belyse Lyumskor Febdak, у меня для вас сообщение, — пока они причаливали к Lyumex, Лафиль передала информацию о вторжении вражеского флота на территорию Frybar.

— Но это… — диспетчер не смогла продолжить фразу. Некоторое время ей понадобилось, чтобы взять себя в руки. — Я проинформирую моего господина.

— Пожалуйста, проинформируйте.

В это время Джинто начал разглядывать Lyumex — строение кубической формы, подвешенное внутри колоссального шестигранного обода. Из строения торчала длинная труба, на другом конце которой располагался космопорт. К нему, будто насекомые к бревну, прилепились несколько маленьких транспортных космических кораблей и один большой корабль, использующийся, судя по всему, для транспортировки водорода. Поскольку в космопорте хранилось Baish, которым заправлялись корабли, он располагался на удалении от основного сооружения.

Большинство космических поместий (Garish) старых конструкций имели форму кольца, потому что в них использовалась псевдогравитация, вызванная вращением. При этом, однако, в разных уровнях Garish неизбежно оказывалась разная сила тяжести. В новых Garish — под «новыми» подразумеваются те, что были сконструированы в последние триста лет — применялись Wamuria. Конечно, строительство таких поместий обходилось дороже, но они были намного удобнее для жизни.

Войдя в док, Pelia попало в зону действия искусственной гравитации поместья; сферический кокпит развернулся, так что его потолок, ранее ориентированный в сторону носа судна, стал обращен от поместья. Под ногами Джинто появилось большое красное «17».

Подойдя к семнадцатому Bes, связное судно приземлилось. Внешний обзор отключился, и стены приобрели свой естественный молочно-белый цвет. По экрану понесся поток зеленых букв, информируя о подсоединении стыковочной трубы к Lo.

— Идем, Джинто, — Лафиль сняла с себя навигационное оборудование и встала.

Джинто встал вслед за ней.

— Сколько мы тут пробудем?

— Может, минут тридцать.

— И все? — Джинто нахмурился. Ему хотелось бы больше времени на приведение себя в порядок. Ну и ладно. Тридцать минут — лучше, чем ничего.

— Нам нужно добраться до Сафугноффа как можно быстрее.

— Точно, — Джинто вслед за Лафилью прошел в Yadobel. — На сколько мы опередим вражеский флот?

— А ты что, не знаешь? Примерно на двадцать семь часов по времени Сафугноффа, — Лафиль ответила мгновенно, словно для нее это было таким же очевидным, как дыхание.

— Ну тогда мы… — заметив выражение лица Лафили, Джинто на ходу изменил концовку фразы, — не можем терять здесь времени. Мы обязаны сообщить в Сафугнофф об опасности как можно быстрее.

— Я рада, что ты про это не забыл, — ядовито произнесла Лафиль.

В Lo Yadobel они ступили на поджидавший их Feretocork.

— Вниз, — приказала Лафиль.

Спустившись внутри стыковочной трубы, они вошли в Lyumex. Ощутив силу тяжести — впервые за два дня — Джинто слегка потерял ориентацию.

Вид из окон Lyumex был, несомненно, искусственным — вдобавок к звезде Фебдаш, видимой отовсюду, на звездном небе были отчетливо видны плавающие повсюду рыбки.

Прямо перед стыковочной трубой стройными рядами стояли наземники, несколько дюжин — вероятно, вассалы Lyuf.

«Вассалы» на Баронх будут «Gosuk», напомнил себе Джинто. Что-то в этой сцене казалось ему странным. С первого взгляда он не смог понять, что именно. Потом до него дошло. Здесь только женщины!

Женщины разом склонили головы.

Feia Lartneir, — диспетчер с почтительным видом вышла вперед. Словно опасаясь, что прямой взгляд на внучку Spunej обожжет ей глаза, она упорно смотрела в пол. — Пожалуйста, пройдите за мной. Я провожу вас в холл.

— Я должна вас кое о чем попросить, — строгим голосом сказала Лафиль. — Я в настоящий момент являюсь пилотом-стажером Labule, и я хотела бы, чтобы со мной обращались соответственно.

— Да, конечно. Сюда, пожалуйста, Feia Lartneir.

Лафиль вздохнула, словно смиряясь с неизбежным.

— И вот так всегда, что ли? — шепнул ей Джинто.

— Ничего подобного! — сердито ответила Лафиль.

Провожатая отвела их в комнату внутри космопорта. В комнате располагались столики и кресла, в стенах — все та же жутковатая картина со звездами и рыбами. Больше в комнате никого не было.

Диспетчер усадила Лафиль в кресло в самом центре комнаты. Джинто подошел, чтобы сесть рядом, но диспетчер его остановила.

— Пожалуйста, сядьте туда!

— Ладно, — Джинто оглядел комнату, в которой, кроме них, по-прежнему никого не было. — Я не знал, что это место занято.

— Это… — диспетчер что-то пробормотала, явно избегая смотреть Джинто в глаза.

Ему пора было бы уже привыкнуть к такой реакции — сочетание каштановых волос и тиары Имперского дворянина гарантированно вызывало ее повсюду. Разумеется, наземник не мог сидеть рядом с членом семьи Spunej.

— Джинто! — голос Лафили вывел его из транса. — Садись уже!

— Есть, — Джинто, демонстративно проигнорировав диспетчера, уселся.

Диспетчер на мгновение нахмурила брови, но перечить принцессе не решилась. Вместо этого она спросила у Лафили, не желает ли та чего-нибудь выпить.

— Я бы предпочла сейчас не выпить, а воспользоваться Shirsh Guzar, — ответила Лафиль. — Здесь есть?

Fasanzoerl принимают душ? — глаза оператора расширились. — Я сделаю подобающую ванну. Она будет готова совсем скоро.

— Благодарю вас, Gosuk Ran, но у нас нет времени. И, кстати, Fasanzoerl часто пользуются Guzas.

— Правда? — диспетчер почему-то была этим сильно удивлена. — Не смею возражать. А что вы желаете выпить?

Лафиль растерянно посмотрела на Джинто.

Surgu, пожалуйста. Охлажденный, — пить ему не хотелось, но он чувствовал, что должен что-то сказать, потому заказал себе кофе.

Tyl Nom. Подогретый, с ломтиком Rop, — решила Лафиль.

— Ну и гадость ты пьешь! — поддел Джинто. Однако, едва заметив сердитый взор диспетчера, осекся.

— Очень хорошо. Я принесу Tyl Nom немедленно, — диспетчер, стерев гнев с лица, поклонилась и вышла из комнаты спиной вперед, не отворачиваясь от Лафили.

— Интересно, мне Surgu принесут или нет, — пробурчал Джинто.

— Мне тут не нравится, — заявила Лафиль.

— Не могу не согласиться, — Джинто здорово раздражало, что его игнорируют. Разумеется, он находился рядом с членом Fasanzoerl, но эти вассалы могли бы по крайней мере дать понять, что замечают его существование. Большего он и не желал.

Через некоторое время диспетчер вернулась, приведя с собой еще одну женщину и Onhokia; последний подъехал к Джинто и остановился.

— Берите, — диспетчер по-прежнему смотрела на Джинто сердито.

— Спасибо, — удовлетворенный тем, что про него, по крайней мере, не забыли, Джинто извлек из Onhokia чашку с холодным кофе.

Другая женщина с очень напряженным видом несла Лафили ее персиковый сок. Явно нервничая, она подошла к столу; ее трясло так, что напиток в чашке ходил ходуном. В конце концов пара капель пролилась на столешницу.

В глазах обеих женщин стоял такой ужас, словно они только что с ног до головы окатили Lartnei кипятком.

— Силней! Что ты натворила!

— Умоляю, простите меня, пожалуйста, — заизвинялась Силней, кланяясь едва ли не до пола.

Джинто был в изумлении, он не мог понять, из-за чего они так расстроились. Это ведь всего лишь капля!

Столь же поражена была и Лафиль.

— Что случилось-то?

— Я пролила напиток, предназначенный Feia Lartneir. Пожалуйста, простите мне этот грубый поступок.

— Грубый поступок? — Лафиль перевела взгляд на капли на столе. — Извиняться совершенно не за что. Видишь? — она пальцем стерла капли, чем вызвала новый вскрик Силней.

— О! Я ни на что не годна! — Силней указала на палец Лафили. — Я немедленно его вытру!

— Не забивай голову, — Лафиль опустила руку. — Не знаю, что вы нафантазировали о воспитании в Lartbei, но свои пальцы я умею вытирать сама.

Силней была готова разрыдаться. Лафиль взглядом попросила Джинто о помощи.

— Эээ, — Джинто попытался быстро подыскать нужные слова. — Если вы продолжите извиняться, это действительно станет грубым. Так что, пожалуйста, прекратите.

— Д-да, — Силней закусила губу и поклонилась.

— А теперь, с вашего позволения… — сказала диспетчер.

— Да, — Силней поклонилась еще раз, и они вышли.

— Здесь становится все более и более неприятно, — пробормотала Лафиль.

— Скажи, граждане все такие? По-моему, они обе боялись чего-то. Мне казалось, Sash на «Госроте» были куда спокойнее, — увиденное покоробило Джинто; хоть и дворянин, все-таки он был еще и наземником.

— Вовсе нет. Они обычно нормальные, как Sash на «Госроте».

— Хм… — Джинто усомнился. Лафиль, правда, сама говорила, что родство не играет роли в Labule; но мало ли, вдруг это только к Labule и относится.

— Ты мне не веришь? — удивленно спросила Лафиль. — Но это правда. Ты сам увидишь, когда мы доберемся до Arosh. Я не умею врать настолько глупо, чтобы это можно было легко раскрыть.

— Хммм…

Lef меня даже ругали иногда, когда я была ребенком! — рассерженно воскликнула Лафиль

— Но, может, они не знали, что ты Feia Lartneir?

— Ты их по себе не меряй! И потом, они работали на наш дом. Разумеется, они знали, кто я.

— Ты имеешь в виду Lartei Kryb?

— Да. Вот, скажем, один раз садовник Lartei устроил мне разнос. Это было, когда я заставила Jazria носиться по столовой и он поломал кустарник.

— Погоди-ка. Почему кустарник оказался в столовой? Или он был сразу за столовой?

— Нет, просто столовая была оформлена в садовом стиле.

— А, — кивнул Джинто.

Как правило, Аб жили в искусственной среде. Они сами определяли, когда должен был идти дождь, когда снег, когда сменялись времена года и так далее. Никаких различий между «в помещении» и «на открытом воздухе» не было, так что нередко цветы выращивались в спальнях. В наличии кустарника в столовой, естественно, тоже не было ничего необычного.

Лафиль тем временем продолжала.

Когда садовник обнаружил побоище, учиненное кустарнику, он со всем уважением заявил Lartnei, что он очень гордился своей работой, а теперь все художественное значение этого кустарника полностью уничтожено шалостью семилетней девчонки. Он был в высшей степени шокирован и разозлен, он заявил, что человечество еще не придумало таких слов, какими он мог бы это выразить.

Когда он закончил свою диатрибу, Лафиль дрожащими губами, используя все слова, какие только мог использовать семилетний ребенок, попросила прощения и пообещала никогда больше таких глупых поступков не совершать.

Садовник, не очень полагаясь на обещание Lartnei, все так же вежливо и уважительно ответил: «Если Feia Lartneir еще когда-нибудь уничтожите плоды моего труда, я обещаю, что предоставлю вам возможность вплотную познакомиться с дождевыми червями» — и лишь убедившись, что она твердо зарубила это на носу, позволил ей удалиться.

— Потом меня еще и отец отругал. «Садовник не простит тебя так легко, если это повторится, и я не могу его за это винить. Предмет гордости человека всегда дорог ему».

— Но этот садовник был исключением, да?

— Нет! Все вассалы Kryb и дворян, с кем я была знакома, точно так же гордились своей работой.

— Ну ладно, — в конце концов Джинто ей поверил. — Однако со мной эти женщины, по-моему, чересчур гордые.

— Ты так говоришь просто потому, что они тебя игнорируют.

— Правда? — ухмыльнулся Джинто.- А я и не заметил.

— Мне здесь не нравится. Возможно, лучше мне отказаться и от душа.

Звезды и рыбы на стене внезапно пропали. Вместо них появилось изображение мужчины. Это был Аб; его серо-голубые волосы скрывали бОльшую часть лица, оставляя видимыми лишь плотно сжатые губы.

— Простите, что вынужден ограничиться видеосообщением, — вместо приветствия произнес он. — Насколько я понимаю, вы Feia Лафиль из Lartei Kryb?

— Да. Я Абриел Неи-Дебруск, Виконтесса Пархинью Лафиль.

— Я Атосурьюа Сиун Атос, Lyuf Фебдаш Кловал. Рад с вами познакомиться.

— Здравствуйте, Lyuf, — кивнула Лафиль, затем указала на Джинто. — Это Lonyu Линн Сиун-Рок Jarluk Dreu Haider Джинто.

— Здравствуйте, Lonyu Lyum, — слегка поклонившись, поздоровался Джинто.

— Рад познакомиться с вами, Lonyu Jarluk Dreu, — закончив обмен вежливыми приветствиями с Джинто, барон тут же переключил все свое внимание на Лафиль.

— Я вынужден извиниться перед вами, Feia Lartneir.

— За что? — настороженно спросила Лафиль.

— Если говорить правду… ох, мне так неловко… мы обнаружили, что у нас недостаточно топлива, чтобы заправить ваш корабль.

— Как такое может быть? Ваш Belysega

— Поэтому-то мне и неловко. Служащие диспетчерской допустили ошибку. Мои извинения.

— Отлично. В таком случае, можете ли вы заправить меня непосредственно с топливного астероида?

— Не говорите глупостей, — Lyuf Febdak слегка улыбнулся.

Джинто почему-то вздрогнул.

— В кои-то веки нас навестили Feia Lartneir, — продолжил барон, — и всей Lyumjhe Febdak будет стыдно, если мы позволим вам сразу же нас покинуть. Пожалуйста, вы должны позволить мне проводить вас в мое скромное Garish.

— Благодарю вас за приглашение, — Лафиль нахмурила брови, — но мы выполняем военное задание, так что у меня нет времени зайти в гости. Вы разве не слышали моего сообщения? Если нет, спросите ваших Gosuk. Это отнюдь не визит вежливости, Lyuf.

— Разумеется, я слышал, Feia. Но все-таки я настаиваю.

— Повторяю, это очень любезно. Однако, — ее терпение явно подходило к концу, — если вы в курсе событий, вероятно, у вас есть более важные дела, чем приветствовать нас. К примеру, вам, возможно, следует эвакуироваться с вашей Skor?

— Я признателен вам за ваше беспокойство, но у нас нет Menyu. Мы ничего не можем сделать.

— Даже в этом случае…

— Пожалуйста, послушайте, — перебил ее барон. — В настоящий момент все Sov Vekekar находятся на отдаленных орбитах. Поблизости только пустые астероиды.

— Это абсурд!

— Вы мне не верите, Feia? — лицо барона приобрело строгий вид. — Мне кажется, что я разбираюсь в моих собственных делах.

— Прошу прощения, — кротким голосом извинилась Лафиль. — Даже если они далеко, мы должны направиться туда немедленно.

— Я уже обо всем позаботился. Один из астероидов прибудет сюда примерно через двенадцать часов.

— Двенадцать часов! — воскликнула Лафиль.

Барон улыбнулся.

— Поэтому, Feia, пожалуйста, примите пока мое приглашение. В моем Garish вы сможете привести себя в порядок, и мы вместе пообедаем. Я служил в вооруженных силах; я знаю, каково находиться внутри Pelia. В голове не укладывается, как член Fasanzoerl может провести столько времени в таких неприятных условиях.

— Я сейчас не Fasanzoerl, — напомнила ему Лафиль. — Я здесь в качестве офицера Labule.

Барон скрестил руки на груди.

— В таком случае я, будучи Fapyut, запрашиваю у Labule более детальную информацию. Я имею на это право, не так ли?

— О, — Лафиль не нашлась, что ответить. Обойти это требование было невозможно. — Вы правы, Lyuf, я забыла. Бортовой журнал Resii «Госрот» находится на нашем корабле, я скопирую вам всю относящуюся к делу информацию.

— Очень хорошо, — недовольным голосом ответил барон. — Но я хотел бы услышать это лично от вас во время обеда.

Слушая этот разговор, Джинто занервничал. Вот так обычно разговаривают представители высших слоев общества Frybar?

Лафиль держалась гораздо формальнее, чем при разговорах с Джинто, что, по его мнению, было не лишено смысла; но все-таки это со стороны было похоже на спор.

— Мы все же управимся быстрее, если вылетим на Pelia навстречу топливному астероиду. Я хочу отправиться немедленно, сразу после того как мы передадим копию журнала, — настаивала Лафиль.

— Это верно, — согласился барон. — Но я получил информацию, что Pelia, на котором прибыли Feia, нуждается в проверке. Вы не можете вылететь прямо сейчас.

— В проверке? — Лафиль была потрясена этим новым известием.

— Да. Я не знаю деталей — вам придется спросить нашего механика. Но сейчас она занята, так что просто отдохните пока, — напряженным голосом сказал барон. — Скоро придет вассал и отведет вас. Пока, пожалуйста, подождите.

Изображение исчезло.

— Он тоже тебя игнорировал, — с сердитым видом произнесла Лафиль.

— Да, немного, — весь разговор шел так, словно Джинто не существовало. — Думаю, это было неизбежно. Если речь идет о Fasanzoerl и обычном дворянине, конечно, он должен был больше внимания уделять Fasanzoerl.

— Если бы он действительно хотел оказать мне хороший прием, он пригласил бы и тебя, верно?

— Мда, — Джинто прокрутил в голове разговор. Если поглядеть со стороны, барон, несомненно, вел себя грубо. Как это ни печально, однако, Джинто привык к невежливому обращению, так что он не очень сильно оскорбился. — Спасибо, что сердишься из-за меня.

— О, я не из-за тебя сержусь.

— А, — Джинто отхлебнул кофе.

— Я ему не верю. Pelia нуждается в проверке? Вот еще. Сомневаюсь, что такая маленькая Skor хотя бы технологически на это способна! Возможно, он просто хочет нас задержать.

— Зачем ему это? Ты просто параноик, Лафиль.

— Я же сказала, я не верю ему. И он мне не нравится.

— С этим не поспоришь, — Джинто скрестил руки на груди. Нелюбовь с первого взгляда, несомненно, бывает. Чувство, которое Джинто испытывал к Барону Фебдаш, едва ли можно было назвать ненавистью, но, во всяком случае, Джинто не испытывал ни малейшего желания знакомиться с бароном поближе. Если бы первым Аб, с которым я познакомился, был Lyuf Febdak, а не Лафиль или Лексшью, я бы вряд ли после этого смог подружиться с каким бы то ни было Аб.

С другой стороны, мало ли, может, со временем барон станет не таким невыносимым. Может, даже дружелюбным.

— Подумай об этом логически, хотя бы минуту. Если у Lonyu Lyum что-то на уме, то что бы это могло быть? Что он может приобрести, удерживая нас тут? — спросил Джинто.

Лафиль погрузилась в мысли, склонив голову набок.

— Может, ему нужно Pelia, — предположил Джинто.

— Зачем?

— Пф. Чтобы сбежать от вражеского флота!

Pelia двухместное, так что сбежать смогут только двое.

Джинто пожал плечами.

— Если барон хочет удрать один, двух мест более чем достаточно.

— И бросить своих Gosuk?

— Ты не доверяешь барону, но считаешь, что ему хватит чести остаться вместе с ними?

Onyu! — выкрикнула Лафиль. — Это не имеет никакого отношения к личной этике. Бросить своих вассалов или Sos — самое позорное, что может сделать дворянин. Rue Razem ему бы никогда такого не простил. Плюс, если он еще и украдет военное судно… в общем, для него лучше было бы оказаться в лагере для военнопленных Объединенного Человечества, чем понести наказание от Frybar.

— Понятно. К Sune прилагается ответственность.

— Да, титул налагает ответственность, — согласилась Лафиль.

— С другой стороны, — Джинто не мог так просто отказаться от своей идеи, — если человек загнан в угол, никогда не знаешь, чего от него ждать, верно? Когда я был в Dreuhynu Vorlak, я слышал историю о пожаре в высотном здании. Некоторые из людей, запертых на тридцать пятом этаже, решились выпрыгнуть. Наверно, они решили, что лучше разбиться, чем сгореть. Может, Lyuf не любит огонь.

— Он тебе показался похожим на человека, загнанного в угол?

— Пожалуй, нет. Но это вовсе не значит, что он что-то затевает.

— Это верно.

— Ну ладно. Если он решит нас принять, я тоже пойду, буду за тобой присматривать.

Лафиль в ответ закатила глаза; боковым зрением она увидела приближающихся Gosuk барона.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ