Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 9. Улыбка Аб (Barl Evos)

В ванне было здорово.

Отмокая в бассейне, наполненном горячей водой, Лафиль чувствовала, что с нее сходит нечто большее, чем просто пот и грязь. Как же хорошо.

Однако чувствовать себя спокойно на сто процентов Лафиль не могла, поскольку она была не одна.

Женщина по имени Силней проводила Лафиль в ванную комнату (Gorv) и теперь изо всех сил старалась ей помочь. Она постоянно твердила фразы вроде: «позвольте, я потру вам спину», или: «позвольте, я помою вам голову».

С самого раннего детства Лафиль всегда мылась сама. У людей совершенно идиотские представления о жизни Fasanzoerl.

Несмотря на протесты Лафили, Силней никак не желала поверить, что Feia Lartneir умеет пользоваться жидким мылом (Satyrl).

— Пожалуйста, не стесняйтесь!

Не стесняйтесь! Она это серьезно? подумала Лафиль. В конце концов ей это надоело, и она сдалась.

Вот и теперь Силней сидела у края бассейна, держа в руках белый пушистый купальный халат (Gusath).

— Ты слышала, что к Loebehynu Sufagnaum движется вражеский флот? — спросила Лафиль, практически полностью погрузившись в воду.

— Да.

— И ты не боишься?

— Нет. Мой господин, Fal Sif, с этим разберется. Он со всеми проблемами разбирается.

Lyuf? А что он может сделать?

— Не знаю.

— Ясно. Ты, видимо, ему полностью доверяешь? — спросила Лафиль у девушки.

— Конечно же! Если бы не он, меня бы тут вообще не было!

— Что ты имеешь в виду?

— Еще когда я была совсем маленькой, я мечтала стать Lef. Но в армию я идти не хотела, и по технической части у меня точно не было навыков, нужных, чтобы стать вассалом.

— Если ты так долго об этом мечтала, — указала Лафиль, — тебе должно было хватить времени на получение образования.

— В моем родном мире, Dreuhynu Friizal, женщины не могут получать образование уровня Gosuk. Во Фриизе от нас только требуется быть хорошими женами и матерями. Я раньше думала, что во всех Nahen так.

— Правда?

— Да. Fal Sif забрал меня из того мира и дал мне образование.

— Вот как? — какое, интересно, образование требуется человеку, чтобы мыть другим спину?

— Да. Я обучилась и теперь могу руководить настройкой и проверкой баков с антивеществом.

— А, значит, ты не в Gorv обычно работаешь?

— Нет. Сегодня я впервые прислуживаю в Gorv. Меня никогда не призывали к ванне моего господина.

— Спину Lyuf моет другой вассал?

Силней нахмурилась.

— Ну, он же сам дотуда не может дотянуться.

Это Lyumusko совершенно сдвинутое, решила Лафиль. Как правило, наиболее интимной из обязанностей вассала было прислуживание во время трапез. Помогать монарху в Gorv — это слишком.

— Он очень добрый господин, — с гордостью сказала Силней.

— Это вовсе не значит, что он хороший руководитель, — язвительным тоном заметила Лафиль.

Служительница пожала плечами.

— Что я могу сделать, кроме как продолжать верить в господина?

Лафиль быстро сменила тему разговора, поинтересовавшись, сколько народу живет на этой Ribeun.

— Наверно, человек пятьдесят. Но точно никто не подсчитывал. Если вы хотите точно узнать, вам надо…

— А сколько из них Аб? — перебила Лафиль.

— Двое. Господин и его отец. Да, у него еще есть младшая сестра, но она в Лакфакалле, и уже давно.

— Должно быть, здесь скучно.

— Это верно, — согласилась Силней. — Развлечений особых тут нет, но мы к этому привыкли, так что нас это не очень угнетает.

— Развлечений… что-то мне кажется, что мой прилет для вас всех стал развлечением.

— Ну что вы! — Силней была поражена. — Прислуживать Feia для нас — высшая честь! Пожалуйста, не думайте об этом просто как о развлечении!

Если бы они воспринимали мое появление как развлечение, мне было бы проще, подумала Лафиль.

Посмотрев на свои пальцы, покрывшиеся морщинками от долгого пребывания в воде, Лафиль решила, что из ванны пора вылезать. Если я еще тут посижу, буду в морщинах вся. Она встала.

— Какая вы красивая, — вздохнула Силней, глядя на безукоризненные пропорции и гладкую кожу Лафили.

Как правило, Лафиль не считала за комплимент восхищение ее внешностью, поскольку внешность была результатом генетической инженерии, а не ее личным достижением. Но она не стала развивать эту тему.

Силней осторожно завернула Lartnei в Gusath.

Лафиль вышла из комнаты; Силней поклонилась. В дверях Gosuk возрастом постарше предложила ей множество халатов и полотенец.

Лафиль раздраженно поинтересовалась, есть ли в этом поместье сушильня.

— Наш господин говорит, что это грубые устройства, — ответила Gosuk, оборачивая волосы Лафили полотенцем. Силней сменила влажный Gusath на новый, сухой.

Когда Лафиль смирилась с этой процедурой сушки, оказалось, что она довольно приятна.

Надеюсь, Джинто тоже обслуживают по высшему разряду, подумала она. Эй, интересно, а вассалы мужского пола здесь есть? Она не могла сказать почему, но ей определенно хотелось, чтобы они были. По непонятной причине ей не нравилась воображаемая картина обнаженного Джинто рядом с другими девушками.

Следующая проблема поджидала Лафиль, когда она полностью высохла. Gosuk подвели ее к заранее разложенной одежде. Это была накидка светло-желтого цвета, украшенная рубинами, брильянтами и другими драгоценными камнями, и подобранное со вкусом зеленое Sorf. В такой одежде не стыдно было бы и во дворце показаться.

— Что с моей Serlin? — спросила Лафиль.

— Вашу форму мы сейчас стираем, — ответила старшая из вассалов.

— Не вручную, я надеюсь, — полушутя сказала Лафиль. Стирка не должна была занять больше времени, чем ванна.

— Господин сказал, что Serlin на обеде — это слишком… эээ, в общем… непривлекательно.

— Непривлекательно?

Ну и наглец, подумала Лафиль. Я ему что, кукла, которую можно наряжать? Дело было не в том, что кто-то считает Serlin непривлекательной — у каждого свое мнение. Но что за наглость — навязывать свое мнение другим.

— Я надену только свою Serlin, — заявила она. — Если она сейчас в стирке, я подожду здесь, пока она не высохнет.

— Но… — лицо вассала сморщилось; казалось, она вот-вот заплачет.

— Пожалуйста, Feia Lartneir, — взмолилась Силней, чуть не вжимая свой нос в пол.

Лафили все это казалось совершенно нелепым, но в то же время ей было жалко этих женщин.

— Ну ладно, — согласилась она на компромисс. — Я надену эту накидку поверх Serlin. Так пойдет?

Две Gosuk переглянулись. Лафиль услышала, как они начали перешептываться между собой.

— Господин сказал, чтобы…

— Но мы не можем не подчиниться Feia Lartneir

Это что, действительно так важно? Мысли Лафили вернулись к «Госроту», который где-то там сражался с врагом, пока она тут спорила, что ей надеть к обеду. Внезапно все ее проблемы показались ей мелкими и незначительными. Бой, наверно, уже закончился. Надеюсь, мы победили.

— Хорошо, Feia, — вассалы наконец пришли к соглашению. — Мы немедленно принесем вашу Serlin.

Видимо, они таки закончили ее стирать.

Старшая из вассалов вскоре вернулась с Serlin, затем взяла в руки нижнее белье Лафили.

— Пожалуйста, наденьте это, пока не простудились.

Две женщины принялись одевать Лафиль, пока она стояла на месте, словно дерево.

— У вас очень хорошо получается, — Лафиль была впечатлена.

— У нас большой опыт, — пояснила старшая.

— О? Вы всегда такими вещами занимаетесь?

— Конечно. А у вас разве нет слуг, Feia? — недоверчиво спросила Gosuk.

— У нас есть домработники, но таких нету.

— Вы шутите, — она явно не поверила.

Когда Лафиль оделась, точнее, когда ее закончили одевать, Силней принесла поднос.

— Ваши украшения.

Перед Лафилью оказалась ослепительная коллекция ювелирных изделий из драгоценных металлов и камней.

— Пожалуйста, выберите, что вам больше нравится, Feia Lartneir, — сказала старшая.

Лафиль сузила глаза. Вновь не хватало самого важного.

— Что с моими Alpha и Kreuno?

— С этими грубыми штуками?

— Они мне необходимы, грубость тут ни при чем, — Лафиль нахмурилась.

Лафиль знала, что эти женщины лишь делают то, что им велено, но все равно начала сердиться. Они что, на самом деле не знают назначения Kreuno и тиары?

Kreuno содержал ее электромагнитное удостоверение личности и персональные данные. А лежавшая на покрытом шелком подносе диадема, хоть и была очень красивой, не могла помогать в работе Frokaj, как это делала Alpha.

— Мы поняли, Feia. Как пожелаете, — вздохнула старшая Gosuk и кивнула Силней.

Силней едва ли не бегом отправилась за тиарой и запястным устройством.

Несколько минут спустя, после того как Лафиль надела Alpha на голову и ее Frokaj вернулось, она почувствовала себя словно выбравшейся на свет из темного тоннеля.

Вассал отвела Лафиль из ванной сразу в столовую (Bisiaf), комнату с бледно-голубым полом и усеянным звездами потолком. На каждой поверхности комнаты плавала голографическая рыба.

Лафиль не могла отвести глаз от, вполне возможно, самой уродливой рыбы во Вселенной.

Вкус у барона просто ужасный, решила она.

Лафиль направилась к обеденному столу в центре комнаты. Стол был достаточно мал, чтобы вся комната казалась слишком большой.

Lyuf Febdak ждал за столом. За его спиной стояла полуобнаженная женщина-Gosuk. На столе пока ничего не было, за исключением двух аметистовых фужеров (Lamteysh). Свободный стул был лишь один.

Lyuf привычным движением встал и наклонил голову.

Лафиль остановилась как вкопанная.

— Где Джинто?

— Джинто? — барон выглядел смущенным. — О! Вы имеете в виду Lonyu Jarluk Dreu Haider? Lonyu сейчас с моим отцом.

— Они не будут обедать с нами?

— Нет. Мой отец терпеть не может людей.

Лафиль вздернула голову.

— Вы противоречите сами себе. Если ваш отец терпеть не может других людей, то почему он с Джинто?

— Страдание любит компанию, — ответил барон с загадочным выражением лица.

— Что это значит?

— Не обращайте внимания.

— Не могу. Доставить Джинто, я имею в виду, Jarluk Dreu Haider, в Sufagnaum — моя обязанность.

— Прошу вас, Feia, — барон приподнял бровь. — С ним все в порядке. Вы же не думаете, что я допущу, чтобы с Lonyu Jarluk Dreu что-либо случилось, верно?

Лафиль скрестила руки на груди.

— Ваши действия очень подозрительны.

— Какая жалость! — без малейшего намека на сожаление воскликнул барон. — Как бы то ни было, присаживайтесь. Возможно, я смогу прояснить все недоразумения во время обеда?

— Я надеюсь, что это на самом деле недоразумения, Lyuf.

Официантка отодвинула от стола кресло для Лафили. Она уселась, и барон последовал ее примеру.

— Могу я предложить вам выпить? — спросил он.

— Пойдет все, что не содержит Skiade. Я по-прежнему на службе.

— Как пожелаете. Tyl Lashuban устроит?

Лафиль кивнула, и барон щелкнул пальцами. Официантка шепнула что-то в закрепленный возле рта микрофон.

Feia Lartneir, я заметил, что вы зовете этого мальчишку, — его нос еле заметно сморщился, — по имени. Пожалуйста, зовите меня Кловал.

— Этого я сделать не могу.

— Почему же?

— Потому что я не хочу, Lyuf.

Барон не нашел что ответить и молча уставился на Лафиль.

Возросшее напряжение было ненадолго ослаблено появившейся Gosuk с кувшином и бутылкой на подносе. Официантка очень бережно взяла кувшин и до половины наполнила Lamteysh Лафили мандариновым соком. Затем она почти до краев наполнила Rinmo Lamteysh барона.

Испытывая жажду после длительной ванны, Лафиль осушила фужер одним большим глотком. Не дожидаясь распоряжений, официантка наполнила его вновь.

Барон и Лафиль в зловещем молчании наблюдали, как на стол подают закуски. Традиционно для кухни Аб, внешний вид еды был столь же впечатляющ, как и ее аромат. Закуски были разложены на черном блюде, украшенном белыми лепестками.

— Пожалуйста, угощайтесь.

— Да, спасибо, — Лафиль своими серебряными Grei подхватила что-то, что показалось ей листом растения. Положив лист в рот, Лафиль, к своему удивлению, обнаружила, что это нечто вроде краба. — Вкусно.

— Я польщен, Feia.

— Это комплимент повару, — довольно невежливо заявила Лафиль, — а не вам. Я полагаю, это сделал человек, не машина.

— Вы угадали, Feia. Я не очень люблю машины, — сказал барон и после паузы добавил: — Судя по всему, вы по какой-то причине сильно сердитесь.

— Вы угадали, Lyuf. Я сержусь.

— Мое общество для вас на самом деле так отвратительно?

— Вы полагаете, такое возможно? — ловко подобрав с блюда Riopos, напоминающую формой цветок ириса, она пристально посмотрела на барона.

— А почему, позволю себе спросить?

— Вы явно не торопитесь прояснить недоразумение.

— Касательно этого мальчика-наземника?

— Джинто является Bar Sif — дворянином Аб.

— Я рад за него, — улыбнулся барон.

— Сочтите меня сумасшедшей, барон, но я начинаю думать, что мое Pelia вовсе не нуждалось в проверке. И, возможно — всего лишь возможно, — у вас больше топлива, чем вы говорите.

— Вы меня раскусили. Я солгал, — без обиняков заявил барон. — Топлива достаточно. И ваше Pelia в порядке.

Лафиль это не то чтобы сильно удивило. Она отодвинула опустевшее блюдо из-под закусок в сторону.

— Итак, зачем вы мне лгали, барон?

— Потому что, как бы учтиво я ни приглашал, Feia Lartneir не составили бы мне компанию за обедом.

— Я выполняю задание.

— В таком случае я правильно сделал, что солгал.

Она сердито уставилась на него.

— Я ненавижу, когда меня обманывают, барон.

— Нисколько в этом не сомневаюсь, — улыбнулся он.

— В таком случае вы понимаете, что мне необходимо отбыть немедленно.

— Что касается этого вопроса… — Lyuf отхлебнул сидра, — …я боюсь, что мне придется задержать вас еще немного.

— Это совершенно невозможно.

Официантка внесла поднос с чашами, наполненными Orton Fimferma. Лафиль сняла крышку и с наслаждением вдохнула аромат свежесваренных черепашьих плавников.

— Я не могу позволить вам уйти. Я применю силу, если понадобится, но вы останетесь, — продолжил барон все с той же улыбкой на лице.

— И на какой срок?

— Пока сюда не придет следующий корабль Frybar и безопасность моей Skor не будет гарантирована.

— Но никто же не знает, когда это будет, — сказала Лафиль, слегка повысив голос. Однако она по-прежнему была спокойна. Раз уж она все равно здесь, решила она, надо доесть суп.

— Конечно.

Лафиль нахмурилась; ответ привел ее в замешательство. Она была гораздо менее рассержена, чем, ей казалось, ей следовало бы быть. Что за козырь у барона в рукаве?

— Если для вас это что-то значит, измену я не планирую, — заявил барон.

— Конечно — для измены вашим действиям недостает изящества.

Жутковато усмехнувшись, барон кивнул.

— К сожалению, моя Lyumjhe слишком молода, и изящество нам мало свойственно.

Некоторое время Лафиль игнорировала барона, доедая суп. Когда она все-таки подняла на него взгляд, то увидела, что барон к своей еде едва притронулся.

Не отравил ли он меня? подумала она. Нет, это просто нелепо. Если бы он решил меня отравить, я бы это почувствовала уже после закусок. И ему не понадобилось бы класть яд в собственную еду! Да и надобности в этом нет — здесь же его Garish.

Когда Лафиль закончила с супом, на столе появилось блюдо с форелью в рисовых шариках (Dersluf Bos). Рыба была генетически модифицирована специально для того, чтобы уместиться в миниатюрные шарики из риса.

— Итак? — настойчиво спросила Лафиль, очищая рыбу от запекшейся хлебоподобной корки. — Зачем вы нас тут держите? Это какая-то форма личной неприязни?

— Не говорите глупостей! Пока Feia Lartneir находитесь в моем доме, я намерен обеспечить вам самый радушный прием, какой только возможен. Я бы даже подумать никогда не осмелился о том, чтобы нанести вам вред…

— Я сомневаюсь, что вы в полной мере понимаете всю серьезность ваших действий.

— В полной мере понимаю; я защищаю свою Skor.

Лафиль проглотила кусок рыбы.

— Каким образом наша задержка может помочь защите вашей Ribeun?

Loebehynu Sufagnaum — крупная звездная система, — Lyuf для наглядности развел руки в стороны. — Так что, разумеется, Объединенное Человечество знает туда дорогу. Мое же Lyumusko совсем крохотное, — он, наморщив лоб, сблизил большой и указательный пальцы. — Поэтому весьма вероятно, что Объединенное Человечество вообще не знает о существовании Lyumusko Febdak. И если они действительно не знают, я не собираюсь им об этом сообщать. Но если они увидят, как ваше суденышко носится туда-сюда через Sord Febdak, они, скорее всего, захотят это исследовать, чего я допустить не могу. В худшем случае они могут даже напасть на нас без всякого повода.

— Мы уже прошли через Sord Febdak. Откуда вы знаете, что они тогда нас не заметили?

— Могли и заметить, однако я не намерен удваивать их шансы обнаружить наш Сорд, позволяя вам пройти обратно.

— Разумно.

— Конечно, разумно, — барон решительно кивнул, после чего продолжил.

— Поэтому, Feia Lartneir, несмотря на то, что вы хотели бы улететь, я не могу вам позволить это сделать, пока враг не покинет эту область. Если вражеский флот будет уничтожен, вам не придется слишком долго ждать. С другой стороны, если они победят, вам придется подождать, пока Frybar не освободит эту территорию.

— А вы здесь сможете столько времени прожить?

— У нас есть Glaik и фабрики клонирования. Мы проживем. Хотя пища, которую мы сможем готовить из нашего ограниченного выбора продуктов, возможно, будет немного менее изысканной, чем та, к которой вы привыкли.

— А что вы будете делать, если эту область никогда не освободят?

Он ответил не сразу.

— Мы перейдем этот мост, когда доберемся до него. Владелец этой маленькой Skor не может справляться со слишком большим числом проблем одновременно.

— Возможно, вам стоило бы заглянуть в будущее немного дальше, — Лафиль говорила, не прекращая ковырять рыбу.

— Что вы имеете в виду?

— Вы препятствуете продвижению военного Pelia. Frybar может счесть это достаточным основанием для того, чтобы отобрать вашу Ribeun, которую вы так усердно стараетесь защитить.

— Этого не произойдет. Skas Lazasot сочтет мои действия адекватными ситуации; все, что я сделал, я сделал из преданности этой Skor, из стремления ее защитить. В худшем случае меня принудят выплатить штраф.

— А вы учли тот факт, что из-за вашей преданности Loebehynu Sufagnaum не будет предупреждена о скором нападении? Вы действительно думаете, что Skas Lazasot посмотрит на это сквозь пальцы?

— Это не будет проблемой. В том районе достаточно оживленное движение, кто-нибудь наверняка доложит о вражеском флоте. Я не нанес никакого вреда своими действиями. Сможете ли вы в суде отрицать, что я хорошо вас принял? Поклявшись честью Абриела?

— Не смейте произносить фамилию моей семьи! — сдерживая ярость, произнесла Лафиль. — Что такое ее честь, вам не понять!

— В таком случае, — Lyuf с равнодушным видом поклонился, — прошу меня извинить, Feia.

Отложив недоеденный рисовый шарик, Лафиль прокашлялась. Другая Batia немедленно забрала ее тарелки.

— Ну, допустим, прощаю. Где Джинто?

Jarluk Dreu Haider сейчас с моим отцом…

— Прекратите врать, барон. Я говорила уже, что ненавижу, когда мне лгут.

— Хорошо, — барон откинулся на спинку стула. – Этот мальчишка не заслуживает того, чтобы с ним обращались как с дворянином, поэтому я оказал ему гостеприимство, подобающее наземнику.

— Сколько раз я должна вам говорить? — сердито воскликнула Лафиль. — Джинто — Имперский дворянин. И, кстати, у вас весьма необычное представление о статусе наземников. Я никогда никого не видела в таком рабском состоянии, как ваших Gosuk здесь. Они как цирковые животные, которые делают трюки за подачки! — Лафиль в глубине души надеялась, что официантка это услышала.

— Взаимоотношения между монархом и вассалом никого, кроме них, не касаются, даже Spunej Erumita.

— Может, и так, но меня это заставляет задуматься, что вы можете счесть «гостеприимством, подобающим наземнику».

— Вам не о чем беспокоиться, Feia Lartneir, — упрямо заявил Lyuf.

Перед Лафилью появилось блюдо с вареной тыквой, фаршированной мясом и овощами. Еду несут и несут! Лафиль не могла не признать, что все было очень вкусным.

Глядя на алое блюдо с тыквой, Лафиль обратилась к барону.

— Послушайте, Lyuf. Как у вас есть обязанность по защите вашей Skor, так же и у меня есть свой приказ. Он состоит в том, чтобы доставить Джинто в Сафугнофф в целости и сохранности. Если с ним что-нибудь случится — я вас не прощу, даже если вас простит Skas Lazasot.

— Что такого особенного в этом наземнике? Я определенно не вижу в нем ничего привлекательного.

— Если вы служили в армии, — сердито глядя на него, ответила Лафиль, — вы должны были бы понимать, что значит приказ. Это мое первое боевое задание, и я намерена выполнить его, даже если это превратит вашу драгоценную Skor в пепелище.

— Этого я просто-напросто не допущу, — барон оставался спокоен, по крайней мере внешне.

Два-три раза притронувшись к тыкве, Лафиль поднялась из-за стола.

Официантка, похоже, была в смущении.

— Пожалуйста, Feia, это всего лишь перерыв между блюдами. Скоро будут еще!

— Мне достаточно. Передайте мою благодарность и мои извинения шеф-повару — еда была очень вкусной.

Барон хлопнул в ладоши и приказал тотчас появившимся вассалам (тоже женщинам) отвести Feia Lartneir в ее спальню.

Feia устали, — зловещим голосом произнес он. — Пожалуйста, побудьте рядом с ней, пока она не уснет.

Вот, значит, оно как. Он не собирается позволить мне добраться до Pelia. Лафиль вздохнула.

— Мне просто любопытно, барон. У вас есть Gosuk мужского пола?

— Нет. Я терпеть не могу находиться в одной комнате с мужчинами-наземниками.

Губы Лафили дернулись.

Люди, которые боялись или ненавидели Аб, утверждали, что Аб по-настоящему улыбаются лишь при самых неподходящих обстоятельствах.

Это ужасное недоразумение.

Аб на самом деле улыбаются, когда счастливы и когда им весело. Но недоразумение все же имело под собой основание: дело в том, что Аб улыбаются еще и тогда, когда до крайности презирают собеседника.

Это выражение лица слишком жестоко, чтобы его можно было назвать просто «холодной улыбкой»; чем-то оно походит на прекрасный, но ядовитый цветок. Смесь отвращения и вызова — эту улыбку невозможно принять за выражение приязни. Враги называли ее «улыбкой Аб» и ненавидели так же, как самих Аб.

— У меня появилась еще одна причина вас ненавидеть, — заявила Лафиль с улыбкой Аб на устах.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ