Следующая

 

На этом гербе изображен Гафтонош. Этот устрашающий восьмиглавый дракон давно канул в пучину времен – забыт, сохранен лишь в мифах.

Возрожденный на гербе Империи, Гафтонош снискал печальную славу. Причиной послужило то, что империя, выбравшая дракона своим символом, стала сильнейшей нацией за всю историю человечества и создала межгалактическую цивилизацию, не имеющую себе равных.

Название их было Аб, а сами они гордо именовали себя «братьями звезд».

Как бы то ни было, мы в нашей истории ограничимся Гафтоношем, поскольку Аб уже посвящено бессчетное множество других книг.

— Выдержка из книги «Монстры, жившие на Земле» Роберто Лопеза.

 

ПРОЛОГ


Ух ты, думал Джинто Линн, с восхищением взирая в ясное ночное небо. Обалдеть.

Небо, казалось, обволакивало. Среди звезд величественно плыл спутник планеты Мартин, которого еще тридцать дней назад у нее не было. Спутник царил над планетой, словно глядя сверху вниз на ее обитателей.

От спутника исходило сияние. Возможно, примерно так же для жителей Земли выглядела Луна.

Повсюду вокруг спутника виднелись искорки — космические корабли Аб. Они-то действительно царили над головами десяти миллионов мартинийцев.

Искорок было много. Десятки. В какую часть ночного неба ни устреми взгляд, хоть одна обязательно попадется на глаза. Вот и теперь Джинто видел, как целая группа искорок всплывала из темных джунглей Мартина подобно рою мартинийских светлячков.

Особенно много искорок порхало рядом со светящимся шаром. Присмотревшись, можно было заметить, что некоторые искорки исчезают внутри шара, а другие, напротив, из него появляются.

Искорки роились в небесах, они летели слишком быстро, чтобы их можно было принять за звезды, и они оставляли за собой светящиеся хвосты. Некоторые пролетали достаточно близко над поверхностью планеты, чтобы можно было рассмотреть их форму. Джинто казалось, что он грезит.

Джинто давно пора было ложиться спать, а он все смотрел яркое представление, стоя посреди садика на крыше своего жилого комплекса. Вообще-то ему, в его восемь лет, не полагалось быть на улице в одиночку в столь позднее время. Ретрограды, упорно придерживающиеся стандартного земного календаря, сказали бы, что ему уже десять; но, в любом случае, он был всего лишь маленьким мальчиком.

***

Задолго до рождения Джинто все человечество обитало в звездной системе, называвшейся «Солнечной системой» в честь своего солнца. Преисполненные решимости исследовать громадные пространства космоса, люди запускали бесчисленное множество космических кораблей. Один из исследовательских кораблей, «Оорт Клауд», во время первого же своего полета обнаружил приблизительно в трех десятых светового года от Солнца загадочную частицу. Будучи всего в тысячу раз тяжелее протона, она, тем не менее, каким-то образом излучала около пятисот мегаватт энергии. Никто из экипажа «Оорт Клауд» не смог определить источник этой энергии.

Астронавты выдвигали различные гипотезы. Кто-то говорил, что это «белая дыра»; кто-то употреблял слова «нуль-пространство» и «гиперпространство». Но независимо от конкретного термина все склонялись к тому, что такие частицы должны быть своего рода дырками в стенах, разделяющих вселенные. Для более-менее научных теорий все это было слишком зыбко.

Ученым не представилось особых возможностей для исследования природы и происхождения этих частиц; едва они успели окрестить их «юанонами», как от них потребовали сфокусировать исследования на использовании выделяемой частицами энергии. (Люди никогда не проходили мимо новых потенциальных источников энергии.)

К тому времени человечество уже овладело реакциями ядерного распада. Как правило, ядерные энергостанции были чистыми и эффективными, но на Земле; для космоса же они оказались слишком громоздкими. Чтобы достичь ближайшей звезды, корабль с ядерным двигателем надо было загрузить топливом, в сотни раз превышающим по весу сам корабль – это была физическая данность. Совершенно непрактично! Прямоточные двигатели Бассарда были равно неэффективны, так как плотность межзвездного вещества была слишком низка, чтобы они могли нормально работать. Антивещество в качестве топлива тогда еще не использовалось, но если бы и использовалось — проблему массы и это бы не решило. Словом, не углубляясь в детали – любой известный источник топлива просто-напросто слишком много весил.

Но если – и это было воистину если! – людям удалось бы подчинить себе юаноны, все предыдущие двигательные системы космических кораблей они спокойно могли бы отправить в мусорное ведро. Само понятие топлива бы устарело.

Совместные усилия множества пытливых умов привели к тому, что разработка космического корабля на юанонной тяге была завершена довольно быстро. По форме корабль напоминал гигантскую трубу. Внутри трубы располагалась электромагнитная ловушка, отражающая испущенные юаноном электроны. Часть электронов, конечно, поглощалась, но остальное выбрасывалось в космос. Что касается электрически нейтральных частиц, то они поглощались внешней оболочкой трубы.

Если возникала необходимость двигаться с максимальным ускорением, достаточно было перекрыть один конец трубы, так что все электроны вылетали со второго. Если ускорение не требовалось, труба открывалась с обоих концов, и электроны вылетали равно в обе стороны. Ну а регулировалось ускорение частичным открыванием-закрыванием концов.

Несмотря на то, что разработка юанонных двигателей столкнулась с множеством технических и экономических трудностей, ее подстегивал стремительный рост населения Земли и вызванные им войны.

Одновременно люди посылали беспилотные корабли-зонды для исследования ближайших звездных систем на предмет возможной колонизации. К несчастью, результаты исследований показали, что планеты с кислородной атмосферой чрезвычайно редки. Еще более редкими были планеты, у которых содержание кислорода в атмосфере, гравитация и количество получаемой от местного солнца энергии были близки к земным. Планеты, подобные Земле, были исключениями среди исключений; мест, где углеродные формы жизни могли бы чувствовать себя комфортно, во Вселенной действительно оказалось крайне немного.

Несмотря на несовершенство юанонных двигателей, рост населения сделал межпланетный транспорт совершенно необходимым, и нужда в юанонных кораблях росла. Поэтому ценой огромных усилий первый юанонный корабль все же построили и весьма логично окрестили «Пионером». Задачей «Пионера» была доставка людей и оборудования, необходимых для основания новых колоний. После сооружения там баз для кораблей на лазерной тяге необходимость в дальнейшем применении дефицитных юанонных кораблей отпадала.

Вместо того чтобы использовать корабль для поиска иголок в бесконечных стогах космоса, люди решили создавать колонии сами; они сосредоточили все усилия на разработке технологий терраформинга – изменения суровых условий на планетах с целью приспособления их для жизни человека.

Всем не терпелось испытать новую технологию как можно быстрее, потому взоры были обращены на ближайшие планеты, имеющие хоть что-то общее с Землей. Марс и Венера, расположенные достаточно близко, были оба признаны подходящими объектами для эксперимента. Ученые увеличили плотность атмосферы, чтобы в ней стало возможно дышать. Они за короткое время искусственным путем провели эрозию, которая при нормальных условиях шла бы миллионы лет, и создали почву, на которой могли жить растения. Новейшие технологии позволили им произвести огромные количества воды буквально из ничего. Они создали целые искусственные экосистемы.

Эксперименты на Марсе и Венере оказались невероятно удачными. Дополнительный плюс от новых технологий: если человечество и дальше будет превращать неприспособленные для жизни планеты в приспособленные, его не будет мучить совесть по поводу вытеснения местных форм жизни.

По мере появления новых экосистем транспортные корабли везли в эти искусственные миры людей. Расширяя свою сферу обитания, люди находили все новые и новые юаноны, что, в свою очередь, позволяло строить новые и новые корабли. Если прежде юанонные корабли использовались исключительно для транспортировки материалов, теперь они принимали непосредственное участие во всех аспектах процесса колонизации. Благодаря этому человечество проникло далеко за пределы Солнечной системы.

Одним из построенных кораблей был «Лейф Эриксон», предназначенный исключительно для изысканий и иммиграции – в первую очередь для исследования и отбора потенциальных объектов колонизации. Правительство провело лотерею, на основе которой был сформирован экипаж «Лейфа Эриксона». Корабль был быстро снаряжен всем необходимым и без особых церемоний запущен.

Несмотря на невыразительные проводы, пассажиры и экипаж «Лейфа Эриксона» питали искренние надежды на лучшее. Они были твердо намерены не сдаваться, пока не найдут подходящую планету. Эта решимость и привела в итоге к успеху.

В надежде найти где-либо необычную экосистему «Лейф Эриксон» на протяжении многих поколений бесцельно блуждал по космосу, пока не наткнулся наконец на голубую планету, вращающуюся вокруг звезды класса G. Звезда была названа Хайд в память о первом капитане корабля, так и не дожившем до исполнения своей мечты. В честь тогдашнего капитана голубая планета получила имя Мартин.

Разумной жизни на планете Мартин не было, зато в изобилии имелись флора и фауна, притом довольно своеобразные. Поселенцы, постоянно заботясь о необычной экосистеме, расширяли свою колонию небыстро.

Выполнив свою главную задачу, межзвездный транспорт «Лейф Эриксон» был оставлен на орбите планеты Мартин, став фактически орбитальным памятником.

На пятьдесят седьмой день сто семьдесят второго года после образования колонии «Лейф Эриксон» внезапно взорвался. Все, что осталось от корабля, – газоподобный шар, по-прежнему кружащий по орбите.

Светящееся облако представляло собой не что иное, как юанон «Лейфа Эриксона», столь внезапным образом изменивший свое состояние и форму. Его фосфоресценция выглядела великолепно, и в конце концов люди стали относиться к нему с любовью, словно это была их луна.

Затем, ко всеобщей неожиданности, прямо из газового сгустка материализовался космический корабль и принялся описывать круги вокруг планеты. Корабль не реагировал на все попытки с ним связаться, что усилило беспокойство обитателей Мартина. Совершив три витка вокруг Мартина, корабль так же быстро, как появился, исчез внутри сияющего юанонного облака.

Естественно, у мартинийцев возникло желание исследовать таинственный сферический объект, однако возможность сделать это исчезла прежде, чем правительство хотя бы начало обсуждать бюджет проекта. На восемьдесят первый день года из шара вынырнула целая армада.

Обитатели кораблей, или «Аб», как они себя называли, на сей раз выразили желание общаться. Переговоры были возможны, поскольку разведывательный корабль тремя неделями ранее определил, что в основе языка мартинийцев лежит английский. Аб обладали высокотехнологичными машинами, способными мгновенно переводить их гортанный язык в безупречный английский.

Аб, появившиеся на мартинийских экранах для видеоконференций, все как один были молоды и красивы; внешне они были чрезвычайно похожи на людей, с той лишь разницей, что у всех их были синие волосы. «Невзирая на наши физические различия, мы тоже дети Земли, — объяснили Аб. – Мы просто слегка подрегулировали наши гены».

Аб сообщили, что они правят примерно полутора тысячами обитаемых звездных систем и более чем двадцатью тысячами частично обитаемых. Их огромная территория занимала столь большую часть Вселенной, что она получила название «Человеческая Империя Аб» (Frybar Gloer Gor Bari) [латиницей здесь и далее даются термины на языке Аб, Баронх; произносить их следует в соответствии с написанием – в данном случае, например, «Фрибар Глоер Гор Бари» — прим. Ushwood], или, для краткости, просто «Империя Аб» (Frybar).

Правительство Мартина со свойственным ему оптимизмом предложило заключить союз. Командор Абриел, командующий флотом Аб, решительно отказал.

— К сожалению, — произнес он без тени сожаления на лице, — мы не можем этого сделать. Наша миссия заключается не в том, чтобы искать для Империи союзников, а в присоединении новых миров к территории Ее Величества Императрицы.

Поскольку Аб прислали не одиночный безоружный корабль, а тяжеловооруженную эскадру, жители Мартина были не слишком удивлены этим ответом. Что их удивило, так это прямота, с какой Абриел обрисовал намерения Аб.

Народ Мартина пожелал переговорить с дипломатом – должен же там был оказаться кто-то с бОльшими полномочиями, кто-то, кто с бОльшим сочувствием отнесся бы к их положению.

— Я не только солдат, — объяснил Абриел. – Я еще и дипломат.

Но каково его звание? Каковы его полномочия? Вот что желали знать мартинийцы.

— Вообще-то я наследный принц. Моя воля – воля Империи, — он сделал паузу. – Я понимаю ваше беспокойство, но я не собираюсь вступать в переговоры касательно вашей независимости. Однако я охотно разъясню ваше положение как подданных Империи.

После краткой дискуссии правительство приняло решение, что, поскольку вторжение повлияет на все население, обращение Аб следует транслировать на всю планету. Правительство вывело изображение командора, находившегося на своем флагманском корабле, на общественные видеоэкраны, позволив гражданам впервые увидеть своего захватчика.

Большинству людей он показался похожим на эльфа. Заостренные уши выглядывали из длинных, до пояса, волос Абриела цвета йогурта из голубой малины. Вычурная тиара казалась больше похожей на корону. Судя по бледному лицу, ему было где-то около двадцати пяти лет. Черты его лица были столь утонченными, выражение столь скучающим, что его легко можно было бы принять за женщину, которая находит покорение звездных систем исключительно неинтересным занятием.

— Сейчас я изложу сущность взаимоотношений между Империей и наземными мирами, — бесстрастно начал наследный принц Империи Аб. Параллельно его речи на Баронх она звучала на древнеанглийском и тут же переводилась машинами на современный мартинийский. – Благодаря особым характеристикам этой звездной системы вашим правителем будет лично Ее Величество Императрица… по крайней мере пока. Но, поскольку она чрезвычайно занята, она направит сюда знатного представителя, или Fapyut… это означает «монарх».

Как правило, нам не доставляет удовольствия примитивно-тривиальное управление наземными мирами; до тех пор, пока обитатели планеты сами поддерживают порядок, наш представитель не будет вмешиваться в вашу повседневную деятельность.

Кроме того, вам понадобится избрать официальное лицо, которое будет вести переговоры с монархом и Империей. Это лицо вы можете называть как захотите – Президентом, Вождем, Председателем, Кайзером, даже Императором, если так вам будет проще поддерживать иллюзию вашей независимости. В наших документах это официальное лицо будет фигурировать как Территориальный представитель.

Как вы изберете это лицо – дело исключительно ваше. Выборы, наследование, лотерея – для нас это не будет иметь никакого значения. Однако любое предложенное вами лицо все же должно быть окончательно одобрено нами. Это в основном формальность, но мы не допустим никого, кто выступает за отделение от Империи.

Монарх не имеет права собирать с вас налоги. Но он сохраняет монопольное право на торговлю с другими звездными системами. Все доходы от вашей межзвездной торговли пойдут на финансирование деятельности Империи и монарха. В зависимости от вашего экономического потенциала он может принять решение вложить инвестиции в вашу планету или в другие планеты вашей звездной системы. Для охраны инвестиций ему, возможно, понадобится разместить гарнизон, который будет функционировать независимо от вашего правительства. Но это — вопрос вашего соглашения с монархом, вы вольны договариваться с ним как считаете нужным.

Империя поставит вам два условия. Во-первых, мы запрещаем строительство космических кораблей, способных к межзвездным перелетам. Будучи частью Империи, вы, несомненно, быстро откроете технологии передвижения быстрее скорости света. Это нормально, но, пожалуйста, не пытайтесь их использовать.

Также вы не должны пытаться путешествовать к другим звездным системам через нормальное пространство. Мы этого просто-напросто не допустим; мы должны сохранить монополию на межзвездную торговлю. С разрешения монарха вы можете владеть кораблями для путешествий в пределах вашей звездной системы. Но, скорее всего, он не позволит вам оснащать их оружием.

Наше второе требование – создание рекрутингового агентства для Имперских Космических Сил. Для работы в этом агентстве мы призовем людей из числа жителей вашей планеты. Ни для каких иных целей призывать ваших жителей мы не будем. Исходя из вашей численности, это вряд ли будет более ста человек. Пока ваше автономное правительство выполняет свои функции, мы не будем забирать большее число людей без их согласия. Однако мы не позволим вашему правительству запрещать желающим добровольно вступить в наши Космические Силы.

Ваш народ будет иметь статус «наземных граждан», однако те, кто добровольно вступят в Космические Силы или станут вассалами монарха, получат статус граждан Империи. Это означает, что они выйдут из-под юрисдикции вашего правительства и окажутся под юрисдикцией Имперского.

Что вам даст Имперское гражданство? Ваша повседневная жизнь, возможно, претерпит значительные изменения, но отнюдь не из-за исчезновения бремени жадного монарха; напротив, эти изменения будут вызваны импортными товарами, появившимися у вас благодаря нашей межзвездной торговле. Мы не требуем каких-то выражений преданности Империи или Императрице, так что, привыкнув к новым товарам, большинство людей возвращаются к обычной жизни и забывают, что они граждане Империи.

На этом мои разъяснения закончены.

Вне всякого сомнения, у вас есть множество вопросов к моим подчиненным. Пожалуйста, примите решение, согласитесь ли вы на наши условия добровольно, или вы предпочли бы, чтобы мы принудили вас к этому. Хотя лично я считаю вашу экосистему очень ценной, это не помешает мне стереть ее в пыль, если понадобится. К счастью, ваша столица имеет весьма ограниченные размеры; вероятно, мы сможем уничтожить ее, нанеся минимум вреда вашей замечательной окружающей среде.

Ну а теперь вы можете докучать моим подчиненным любым количеством вопросов, но имейте в виду, что их терпение небезгранично. На размышление вам дается ровно три планетарных оборота, начиная с этого момента. Конец передачи.

Обитателям Мартина манеры Аб не понравились.

Несмотря на то, что Абриел говорил вежливо, он абсолютно не пытался скрыть своего полнейшего безразличия к их существованию. Особенно сильно надменность Абриела разъярила чиновников правительства Мартина. Действительно ли так уж необходимо было обзывать их работу – работу, ради получения которой им пришлось приложить столько усердия – «примитивно-тривиальной»?

Хотя Абриел заверил, что подданные Империи обладали большой степенью автономии, мартинийцы не были в полной мере уверены, насколько он заслуживает доверия. А вдруг на самом деле Империя жестока и деспотична?

В раздражении чиновники бомбардировали офицеров Аб бесчисленными вопросами. Получаемые ими ответы были неопределенными; по ним совершенно невозможно было определить, насколько Аб можно доверять. Находясь в цейтноте, правительство обратилось за подкреплением к лучшим юристам Мартина. Адвокаты устроили захватчикам настоящий перекрестный допрос, но не смогли вскрыть ни противоречий, ни ложных заявлений.

Поскольку обитатели Мартина прибыли сюда извне, они изначально предполагали, что когда-нибудь к ним могут пожаловать и другие колонизаторы. Опасаясь возможной войны, они даже построили на случай вторжения оборонительную систему.

К сожалению, эта оборонительная система не была высшим приоритетом при составлении бюджета. Она включала в себя десяток противоорбитальных лазеров и два десятка противокорабельных ракет. Никаких «Мартинийских Космических Войск» просто не существовало, у них даже штаб-квартиры не было. Все, что было – маленькая комнатушка позади чулана уборщика, в которой покрывались пылью доклады о состоянии лазеров и ракет. В случае кризиса управление оружием должен был принять полуотставной генерал, который часто спал возле подземного пульта управления, потому что это давало ему возможность ощутить свою значимость.

Еще одной (и последней) организацией на Мартине, хоть отдаленно напоминающей вооруженные силы, была полиция; но она была оснащена для борьбы с крупномасштабным бунтом безоружных людей, а вовсе не с флотом тяжеловооруженных космических кораблей.

Как бы то ни было, одна из фракций Конгресса призвала к сопротивлению, утверждая, что, возможно, огромный космический флот был всего лишь блефом. Кроме того, хоть они и не имели шансов в космосе, но если бы каким-то образом им удалось перенести сражение на поверхность планеты, они наверняка одолели бы Аб. И потом, снова и снова говорили они, это дело чести: как можно сдаваться, даже не попытавшись сражаться?

Противники войны были не менее упрямы, и начались долгие споры. Бодание головами, столкновение философий, выливание потоков грязи на твердолобых оппонентов. Все это лишь сильнее укрепляло обе стороны в своих убеждениях. Хотя день на Мартине длился на два часа дольше, чем на Земле, этих дней на принятие решения было всего три. Времени оставалось совсем немного.

Отчаявшись, Конгресс смог договориться лишь в одном: они не договорятся никогда. В итоге они предоставили принятие решения президенту.

Президентом был Рок Линн, отец Джинто.

Президент Линн принял решение и передал его своим доверенным советникам. Разумеется, с его решением оказались согласны не все, но президент убедил своих советников выполнять его распоряжения.

Когда крайний срок был уже близок, Президент Линн встал перед коммуникационным оборудованием в президентском особняке. Он был готов дать окончательный ответ.

***

На другом конце города Джинто все смотрел в небо, полностью поглощенный созерцанием светового шоу. Никогда в жизни он не видел чего-либо столь прекрасного и одновременно пугающего.

— Вот, значит, ты где. Я искал тебя.

Обернувшись, Джинто посмотрел на Тила Клинта, личного секретаря своего отца. Тил Клинт был высоким худым человеком; на Президента Линна он работал еще когда тот был простым конгрессменом – Джинто тогда даже не родился.

Когда Джинто еще и ползать не умел, его мать, директор шахты, погибла от несчастного случая. Рок Линн, совершенно неготовый растить сына в одиночку и к тому же сильно занятый политикой, попросил Тила и его жену Лину взять Джинто к себе. Клинты любили друг друга, но своих детей у них не было, и они с радостью согласились.

Джинто верил, что был настоящим сыном Тила, до тех пор, пока не пошел в школу, где подслушал треп своих одноклассников. Впрочем, и после того как он узнал, что его биологическим родителем был Рок Линн, он продолжал любить секретаря президента как родного отца. Что до Лины Клинт, ее Джинто обожал больше, чем кого-либо на свете.

Сейчас, на крыше, он увидел тень, лежащую на и без того смуглом лице Тила.

— Прости, — извинился Джинто, думая, что сейчас его будут ругать за то, что он остался снаружи в столь поздний час, тем более в такую опасную ночь. – Я сейчас вернусь к себе в комнату.

— Все нормально. Пойдем со мной, — произнес Тил.

— А куда мы идем? – спросил Джинто, немного напуганный серьезным тоном Тила.

— В президентский особняк.

— В особняк? А зачем нам туда?

— Просто иди за мной, — приказал Тил и развернулся в сторону лифта.

Грандон Сити был единственным крупным городом на планете Мартин. В его пределах было три жилых комплекса, практично названных Омни I, Омни II и Омни III. Клинты жили в Омни III, президентский же особняк располагался на внушительном расстоянии от них, в Омни I. С точки зрения Джинто, поездка в президентский особняк автоматически означала встречу с отцом. Для чего я мог понадобиться отцу в такое время? И неужели у Тила Клинта, первого секретаря президента, нет более важных дел, чем подвозить восьмилетнего мальчишку?

— Эй, подожди! – взмолился Джинто, не в силах поспеть за широкими шагами Тила. Обычно Тил учитывал их разницу в росте и замедлял шаг, чтобы приспособиться к ходьбе Джинто. Почему сегодня такая спешка?

— Время поджимает. Поторопись, — Тил даже не обернулся.

Джинто удалось догнать Тила у самого лифта.

— Ты на меня злишься? Может, я что-то натворил…

Вместо ответа Тил нетерпеливо вдавил несколько раз кнопку вызова лифта. Джинто начал действительно нервничать. Наконец дверь лифта открылась. Глядя в пустую кабину, Джинто был совершенно не уверен, что ему так уж хочется туда идти. Впрочем, времени подумать на эту тему у него не было, так как Тил бесцеремонно впихнул его внутрь.

— Уровень Нексус, — приказал он голосовой системе управления.

Дверь закрылась, и кабина начала опускаться. Тил и Джинто молчали.

— Как думаешь, мы можем победить? – спросил наконец Джинто, когда молчание стало совершенно невыносимым.

— Вопрос о победе или поражении не стоит – это не война, — в голосе Тила звучало отвращение.

— Мы сдались?

Тил свирепо посмотрел на него.

— Да. Твой отец выбросил белый флаг. Даже не так: он нас всех продал.

— Продал? Что значит продал?

— Этот ублюдок заключил с ними сделку, — злобно выплюнул Тил. – Грязную сделку.

— Сделку?

— Ты что, попугай?

— П-прости, — извинился Джинто, повесив голову.

Тил вздохнул.

— Я тоже не хотел войны. Выиграть мы никак не могли. Но заключить такую сделку… — он сделал паузу. – Ч-черт! Как же я ошибался в этом говнюке!

Джинто втайне гордился тем, что у него было два папы, и ему было больно слышать, как тот, кто его вырастил, костерит его родного отца.

Глаза Джинто наполнились слезами. Когда Тил заметил, как печаль омрачила лицо мальчика, он ощутил укол совести.

— Извини меня. Это не твоя вина.

— Но что случилось-то, в самом деле?

— Ах да, — Тил потрепал короткую черную шевелюру Джинто. – Как я уже сказал, Рок заключил сделку. Он должен огласить детали минут через десять. Сразу после этого все до единого на планете его возненавидят. Этого будет достаточно, чтобы они ненавидели и тебя – просто потому что ты его сын. Поэтому мы и направляемся в президентский особняк – его лучше охраняют.

— Они попытаются меня убить? – Джинто содрогнулся.

— Может, и попытаются. Хотя думаю, до этого не дойдет. Но испортить тебе жизнь они смогут – будут оскорблять, швырять чем попало. Не удивлюсь, если кто-нибудь закинет тебе в комнату дымовую бомбу.

При упоминании комнаты в голову Джинто автоматически пришла мысль о Лине.

— А что с Линой? Много народу знает, что я у нее живу.

— Я с ней уже связался. И кроме того, Лина взрослая. Она может о себе позаботиться.

— Значит, она уже ушла? – уточнил Джинто; его удивило, что Лина могла уйти без него.

— Да, — кивнул Тил, — но она о тебе очень сильно беспокоилась. Заставила меня пообещать, что я тебя найду.

— А, понятно, — ответ Тила успокоил Джинто не до конца. Поскольку не было никакой гарантии, что Тил его найдет – кто мог поручиться, что Лина не начнет искать его сама? Та Лина, которую Джинто знал, так бы и поступила.

Лифт прибыл на уровень Нексус, двери открылись. В полном молчании Джинто с Тилом вышли. Бессчетные трубы лифтов испещрили уровень Нексус, придав ему некое сходство с колоннадой древнего храма. В дополнение к вертикальным лифтам уровень был заполнен капсулами такси — фактически горизонтальными лифтами. Капсулы были запрограммированы останавливаться прямо перед лифтами.

Тил жестом указал Джинто на ближайшую пустую капсулу такси. Джинто тихо устроился на сиденье, но сердцебиение его все никак не успокаивалось.

— Президентский особняк. Без остановок, — приказал капсуле Тил. После этого вновь установилось молчание.

До крайности напуганный, но неизлечимо любопытный, Джинто подивился, что же за «сделку» заключил его отец. Сейчас, конечно, неподходящее время, чтобы спрашивать. Но если не сейчас, то когда?

— А что за сделка, Тил?

— Это закрытая информация. Мы не можем позволить населению узнать об этом до объявления.

— Даже мне?

Тил вздохнул.

— Уже строишь из себя аристократа?

— Чего? какого аристократа?

— Включи голо. Объявление совсем скоро.

Джинто послушно нажал тумблер головизора капсулы. На месте панели ручного управления такси тотчас возникла голограмма. Это был человек – маленький, полупрозрачный диктор, излагавший свежие новости.

— Ну а сейчас – важнейшие известия, — заявил полупрозрачный человечек. – В эту минуту мы получаем информацию, что корабли Аб не уходят. Согласно неофициальным источникам, близким к Президенту Линну, президент планирует сдаться Империи. Лично я искренне надеюсь, что это лишь слухи. О. Я только что получил еще одно сообщение – президент собирается сделать официальное заявление ровно в 25.00. Это через одну минуту и тридцать секунд.

Диктор старался изо всех сил, чтобы чем-то заполнить самые длинные девяносто секунд в жизни Джинто. Но Джинто был слишком встревожен по поводу заявления и слишком напуган его возможным содержанием, чтобы следить за головизором. Вместо этого он смотрел на Тила — тот сидел неподвижно, как статуя, и неотрывно глядел вперед.

Капсула такси вынырнула из комплекса и понеслась сквозь соединяющую трубу, мостом перекинувшуюся над джунглями.

Наконец время пришло.

Изображение диктора сменилось на обычную комнату для пресс-конференций; трибуна была пуста. Пресс-секретарь с официальным видом подошел к микрофону.

— Как вы, вероятно, уже слышали, я должен сделать официальное объявление.

Джинто затаил дыхание.

— Сегодня в 23.52 Президент Рок Линн передал контроль над звездной системой Хайд Его Высочеству Дусанью, Наследному принцу и командору Имперского флота, королю Абриелу Неи Ламсар Барке. С этого дня планета Мартин является частью Человеческой Империи Аб.

Хотя представителей прессы на голограмме видно не было, общий вздох разочарования можно было расслышать. Они не были удивлены или рассержены – просто расстроены. «Как я и думал», — произнес кто-то из репортеров.

Ну это не так уж плохо, подумал Джинто, вглядываясь в лицо Тила в надежде найти хоть намек на какую-то реакцию.

Увидев, что Джинто в замешательстве, Тил разомкнул рот.

— Это еще не все, — сдержанно объяснил он.

— Президент Линн, — продолжил тем временем пресс-секретарь, — предложил компромисс.

— Это было возможно? – спросил кто-то из прессы.

— Постарайтесь потерпеть минуту; позже я отвечу на все вопросы. В обмен на передачу под контроль Аб кодов к нашим противокорабельным вооружениям он потребовал, чтобы новый монарх был гражданином системы Хайд.

— И Аб согласились?

— Пожалуйста, сядьте и приберегите вопросы на конец, хорошо? Спасибо. По-видимому, Аб опасались нашего оружия больше, чем мы думали; они согласились на условия президента.

— И кто будет наш Fapyut?

Пресс-секретарь вздохнул.

— Изначально планировалось его избрать. Но, как объяснил командор Абриел, монарх – это что-то ближе к владельцу космической торговой компании, чем к главе правительства. Как вам всем известно, руководство большинства фирм наследуется, не избирается демократически.

— Что за хрень! – в бестелесных голосах явно прибавилось злости. – Только не говорите нам, что это тот, про кого мы все думаем!

— Этого не может быть, — промолвил Джинто себе под нос.

Тил продолжал молчать.

Явно раздраженный, пресс-секретарь вздохнул снова.

— Ну, вижу, вас не обманешь. Новым монархом нашей звездной системы будет Рок Линн.

Обладатели бестелесных голосов, несомненно, были в ярости.

— Теперь понял? – сказал Тил. – Он сдал нашу независимость и наше единственное оружие, просто чтобы стать дворянином. Я и не думал, что они согласятся на это предложение. Видимо, они боялись нашего оружия сильнее, чем мы предполагали. Кто знает? Может, мы даже могли бы победить!

— Но, но… — голос Джинто увял; он пытался хоть как-то защитить честь своего отца. – Он же хотел избрать монарха, верно? Значит…

— Кто знает? — скрежетнул зубами Тил. – Мы узнали условия соглашения только когда оно уже было заключено… когда Аб отключили наши оборонительные системы… когда семья Линн стала Имперскими дворянами. Этот ублюдок даже не посоветовался со мной. Со мной, своим первым секретарем! Я-то думал, что я его друг, что он мне доверяет. А оказалось, я ему был нужен только чтобы растить его ребенка!

Вот оно что, подумал Джинто. Для Тила это личное. Вот почему он так зол.

Тем временем после многих бесплодных попыток пресс-секретарь на голограмме наконец-то восстановил порядок, завопив: «Ради бога, да ведите же себя прилично!» Удовлетворенный достигнутым результатом, он продолжил.

— Если вы как следует все обдумаете, вы увидите, что это на самом деле лучшее решение. Монарх Линн будет с бОльшим пониманием относиться к нашим нуждам, чем правитель извне. Он поклялся следовать нашим исконным демократическим правилам, пока мы не нарушаем каких-либо законов Империи. Вот вопрос к вам. Можем ли мы ожидать такого от Имперского дворянина? Вряд ли. У нас будет самая высокая степень автономии среди всех звездных систем в Империи.

— Ерунда!

— Почему мы должны доверять Линну?

— Да, кстати, почему его самого здесь нет, почему он не делает заявление лично?

— Где он? Где сейчас Президент – в смысле монарх – Линн?

Явно взволнованный, пресс-секретарь ответил не сразу.

— Для формальной церемонии заключения соглашения Рок Линн направился в Имперскую столицу, Лакфакалле. Он сел на челночный корабль Аб на Французских полях. Сейчас он, скорее всего, уже на их флагмане.

— Эта сволочь сбежала! – крикнул кто-то.

— Но он вернется? – другой голос.

— О, он вернется – с целым транспортом Имперских телохранителей!

— Империя не сделает его дворянином. Они его обманули – так ему и надо!

— Пожалуйста, я вас прошу! – пресс-секретарь лихорадочно пытался успокоить толпу. – Пожалуйста, поймите, решение президента мотивировано заботой о нашем общем благосостоянии, не о его, и… — Джинто выключил головизор.

— Вот так, — уронил Тил. – А после Рока ты будешь следующим монархом. Ты теперь наш принц, Джинто. Ой. Простите мне, пожалуйста, мою грубость, Ваше Высочество. Мои извинения. Мои извинения, – он принялся издевательски кланяться.

— Тил, это несправедливо, — Джинто чуть не плакал. — Несправедливо так говорить…

— Я знаю, — Тил упорно отводил взгляд от мальчика. – Я знаю, что не должен был выливать это на тебя, но черт побери! Я вообще не знаю, что сейчас думать.

Капсула такси достигла уровня Нексус в Омни I. Они почти добрались до лифта, ведущего к президентскому особняку.

— Скажи еще вот что, Тил.

— Да? — Тил обернулся.

— Когда ты сказал Лине, чтобы она бежала… — Джинто не хотелось заканчивать вопрос, но не спросить он не мог. – Ты ей рассказал о сделке?

Паузы перед ответом Тила было достаточно, чтобы Джинто заподозрил, что этот ответ не совсем правдив.

— Нет. Это была закрытая информация.

— Понятно, — Джинто почти расслышал звук, с которым его любимый, такой знакомый мир разлетелся вдребезги.

 

Следующая

3 thoughts on “Звездный герб, том 1, пролог

  1. Guest54
    #

    Хм, вот только остались вопросы:
    — почему мартинийцы возмутились тем, что отец Джинто стал монархом?
    — почему Рок Линн не стал территориальным представителем?
    — кто стал территориальным представителем, если не Тил?

    1. Ushwood Post author
      #

      1. Когда президент страны сдает с потрохами независимость своей страны только лишь для того, чтобы самому остаться у власти, причем пожизненно, — вы считаете, это не повод для народного возмущения?
      2. Монарх — должность пожизненная (да еще и передающаяся по наследству). Территориальный представитель — выборная.
      Как полагаете, что для Рока Линна лучше? И выбрали бы его вообще, после того как он сам отказался от независимости Мартина?

    2. Guest54
      #

      1. Теперь всё понятно. Просто прочитав книгу и посмотрев мангу оставалось непонимание, как можно говорить о сопротивлении, когда соотношение сил приблизительно 100 к 1.
      Кстати, насколько широка власть Монарха? Налоги он не собирает, только монополия на торговлю.
      Тут, наверное, оба выбора плохие. Однако, Рок Линн обменял независимость на жизнь своих граждан. Для глубоко провинциальной планеты не такой уж и плохой выбор?

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ