Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 12. Дочь Империи (Fryum Frybaral)

В тот самый день, когда Джинто и Лафиль прибыли в Лакфакалле, в Ruebei собрался Luzei Fanigalak.

Luzei Fanigalak состоял из восьми старейших представителей (Faniiga) Ga Lartei. Единственной обязанностью Совета было продвижение по службе, поощрение и наказание офицеров из Fasanzoerl.

Поскольку право восседать на Skemsorl Roen доставалось наиболее одаренному офицеру из всего поколения Fasanzoerl, Luzei Fanigalak фактически и определял, кто станет следующим или следующей Spunej.

На этот раз предметом обсуждения были действия Lartnei Kasna из Lartei Kryb: достойны ли эти действия производства ее в Lodair, то есть, фактически, достойна ли она стать кандидатом в Spunej. Заседание длилось пять дней. Помимо доклада Лафили, Советом были тщательно изучены показания Lyuf Raika и Gosuk из Lyumusko Febdak. И вот на пятый день Лафиль вызвали в Зал Старейших (Wabes Fanigalak).

Wabes Fanigalak был круглой комнатой, в центре которой на полу было выложено изображение Гафтоноша. В передней части комнаты располагалось небольшое возвышение. Когда Лафиль вошла в Зал и назвала себя, напротив нее появились голографические изображения Faniiga. Это были старейшие Абриелы — старые души в юных телах.

— Мы сегодня собрались, чтобы решить, достойна ли Feia Лафиль из Lartei Kryb звания Lodair. Есть несколько вещей, о которых мы бы хотели спросить у нее лично, так что предлагаю начать беседу с Lartnei, — произнес Spunej Raika Nisoth Дугас.

— Вы можете поднять голову, Feia Лафиль, — обратился к ней самый старый из членов Luzei Fanigalak, Nisoth Дусуум из Lartei Balgzeder.

— Слушаюсь, — Лафиль, до того смотревшая в пол, подняла глаза.

На Лафиль сверху вниз взирали восемь Faniiga, в том числе два бывших Императора. Дугас и Дусуум стояли в центре. Они, похоже, должны были главенствовать в предстоящем расспросе.

Дугас был довольно молод для Faniiga, но и его возраст уже перевалил за сотню. Внешне, разумеется, он выглядел юным. Лицо Дугаса казалось детским, словно его взросление прервалось, не завершившись.

Что касается Дусуума, ему было уже далеко за двести. На лоб его свисала бледно-сиреневая челка. По какой-то одному ему ведомой причине он предпочитал полагаться на свое Frokaj и редко открывал глаза. Вот и сейчас глаза его были закрыты.

Лафиль нервничала. Перед Luzei Fanigalak она стояла впервые в жизни, зато много чего слышала о нем раньше. Если верить слухам, Faniiga, отошедшие и от войн, и от торговли, находили единственное развлечение в том, что оттачивали свое мастерство в отыскании малейших недостатков юных Абриелов.

Radeuraj Burkrag — очень скучное занятие, — сказал Дугас. — У вас, молодых, всегда неверное представление. Изучение достижений Bene Lodair едва ли назовешь интересным. Некоторые из нас вели Byr в десятки тысяч кораблей, уничтожая знаменитые межзвездные нации. Почему нам должна доставлять удовольствие такая работа?

Nisoth Дуларз, возглавлявший Шашайнскую кампанию сотню лет назад, согласно кивнул — Дугас имел в виду его достижения.

— Но случай Feia мы нашли весьма интересным, — заметил Ламронью из Lartei Weskor. Только Faniiga умели произносить слово «Feia» так, что оно звучало уничижительно.

— Ваши действия были крайне безрассудны, — заявил Дугас. — Особенно когда вы разгерметизировали Lyumex Febdak. Такое упущение трудно простить.

Lyuf Raika Febdak прислал прошение по этому поводу, — сказала Ламьюнью из Lartei Skirh. — Он просит не наказывать вас за то, что вы сделали в Lyumusko. Однако Lyuf Raika неверно понимает происходящее. Luzei Fanigalak собрался здесь не для того, чтобы наказывать вас за ваши проступки. Мы должны определить, годитесь ли вы в Lodair. Что же касается произведенных вами многочисленных разрушений, ответственность за них возьмет на себя Frybar — разрушения во время войны неизбежны.

Лафиль осталась безмолвна — все сказанное она считала само собой разумеющимся.

— Но вызванная вами разгерметизация Lyumex — это очень серьезно. Кто знает, что может произойти в бою. Даже мы, Kasarl Gereulak, не можем жить в вакууме, — ехидно заметил Дугас.

— Да, — кивнула Лафиль. Она начала тревожиться еще сильнее. Нет ничего более оскорбительного, чем когда кто-то решает, что ты не способен достичь того, чего ты очень хочешь достичь. Лафиль предпочла бы скорее умереть, чем услышать, что она недостойна звания Lodair.

— Однако, Feia, Luzei Fanigalak пришел к единодушному мнению, что это именно такая ошибка, которую может допустить Bene Lodair, — успокоил ее Дусуум. — Все здесь присутствующие были Bene Lodair, и это было довольно скучное время; но многие из нас допускали грубые ошибки в бытность Lodair. Припоминаете, Nisoth Ламронью, как вы стояли здесь же, чтобы получить понижение с Frode до Bomowas?

Nisoth! — побагровев, воскликнул Ламронью. — Поднимать ту древнюю историю было совершенно необязательно!

— Однако, Feia, — продолжил Дусуум, — на два ваших поступка мы никак не можем посмотреть сквозь пальцы. Мы хотели бы услышать вашу точку зрения на эти поступки.

— Какие именно поступки? — Лафиль с вызовом уставилась на старейшего Абриела.

Возможно, Дусуум, несмотря на неработающее зрение, ощутил ореол достоинства, исходящий от юной Абриел. На его лице промелькнула горькая улыбка.

Feia, — спросил Дусуум, — использовали ли вы свой статус Fasanzoerl для того, чтобы поднять в Lyumusko Febdak мятеж против Lyuf?

Feia Лафиль, — добавил Дугас, прежде чем она успела что-то сказать в ответ. — У нас, Абриелов, репутация людей, легко впадающих в ярость. К сожалению, приходится признать, что так оно и есть. Даже я иногда в гневе теряю контроль над собой. И тем не менее, подданные одобряют и даже любят наше правление. Понимаете ли вы, почему? Потому что мы всегда проводили грань между нашим личным гневом и гневом Frybar. Потому что никто из нас не использует всесокрушающий кнут Frybar для вымещения своего личного гнева. Если хоть один Абриел, достаточно глупый, чтобы воспользоваться Rue Greu ради собственного удовольствия, окажется на Skemsorl Roen, подданные потеряют свою веру в нас. С самого основания Frybar важнейшая работа Luzei Fanigalak заключается в том, чтобы держать подальше от трона всех, кто может запятнать честь Абриелов…

— Погодите, Nisoth, — оборвала его Лафиль.

— Да, Feia? — Дусуум показал, что Лафиль может отвечать.

— Я вовсе не использовала там свой титул. И я не поднимала мятеж. Я всего лишь потребовала содействия от тамошних Gosuk как представитель Labule, поскольку Lyuf пытался препятствовать выполнению моего задания.

— Понимаю, это звучит правомерно, — Дугас скрестил руки. — Однако, Feia, как вы думаете, удалось бы вам то, что вы сделали, если бы в вашем имени не было слова «Абриел»?

— Это меня не интересует.

— Что вы имеете в виду, «это вас не интересует»? — нахмурился Дугас.

— Это была война. Удача на войне всегда играет важную роль. То, что я Абриел, было везением. Если бы я гордилась тем, что выполнила задание, забывая о том, что на моей стороне была удача, это было бы неправильно. Я не буду отрицать, что мне повезло.

— А что бы вы тогда сделали, будь вы Ryuuk?

— В точности то же самое, — не раздумывая ответила Лафиль. — Я и сейчас не вижу лучшего способа выполнить свой долг.

Дусуум улыбнулся.

— Должен признать, для такого птенца вы на удивление хорошо вывернулись из этого затруднения.

Лафиль так и не поняла, какое затруднение Дусуум имел в виду: ту ситуацию, в которой она оказалась в Lyumusko Febdak, или теперешнее слушание.

— Хорошо, если другие Faniiga не против, данный вопрос мы закрываем. Кто-нибудь против? — Дугас сделал паузу, ожидая возражений. Их не было.

— Значит, перейдем ко второму вопросу, Feia, — сказал Дугас. — Он более серьезный, ибо затрагивает фундамент всей Frybar. Похоже, вы пообещали Sos из Loebehynu Sufagnaum космический корабль.

— Не было этого! — протестующе воскликнула Лафиль. — Единственное, что я им пообещала, — что попрошу Spunej Erumita дать им Menyu в аренду.

— Вы, молодежь, может, и не знаете, но слова Fasanzoerl каждый воспринимает наиболее благоприятным для себя образом. Даже намека на возможность чего-либо из уст Абриела достаточно, чтобы люди уверились, что это произойдет. А когда этого не происходит, они искренне считают, что их обманули.

— Особенно в той ситуации, — добавила Ламьюнью. — Они подумают, что вы солгали им, просто чтобы спасти свою шкуру. Это абсолютно недопустимо.

Nisoth, это очень несправедливое обвинение! — Лафиль непроизвольно повысила голос.

— Такая просьба невыполнима изначально, — мерно произнес Nisoth Дуларз. — Согласно традициям Frybar, никому, кто ниже Ryuuk, не дозволяется арендовать Menyu. Вы не знали об этом?

— Я не знала… — Лафиль закусила губу.

Традиций в Frybar было множество, и в них было легко запутаться. Основные Лафиль, конечно, знала, но все и в деталях — нет.

— И что же нам теперь делать? — Дугас покачал головой. — То, что вы не знали об этой традиции — тут уж ничего не поделаешь; но если бы вы подумали, то могли бы и сами догадаться. Frybar и Sos не имеют друг перед другом обязательств. Frybar главенствует над Semei Sos, а Semei Sos заботится о Sos. Так что, в некотором смысле, Sos вообще не связаны с Frybar. Как в таком случае мы можем дать им Menyu?

— Вы сделали глупость, Feia, — произнес Ламронью.

Лафиль не знала, что сказать. Никаких конкретных обещаний она не давала. Она считала, что все это разбирательство было несправедливым, и злилась на Faniiga. Но потом она подумала о весе слов Fasanzoerl и вспомнила: ведь когда она была в Lyumusko Febdak, тамошние Gosuk действительно неправильно поняли ее слова.

Тут раздался громкий раскатистый смех. Смеялся до поры до времени хранивший молчание Nisoth Дусем из Lartei Barker.

Nisoth, — отсмеявшись наконец, сказал Дусем. — Как уже сказал Nisoth Дусуум, жестоко осуждать птенца, который еще даже не оперился! И кроме того, нашу Lartnei нельзя обвинить в трусливой лжи — она говорила чистую правду.

Лафиль про себя поблагодарила нежданно протянутую ей руку помощи.

— Я по-прежнему считаю, что это не имеет значения, Nisoth. Эти Sos, несомненно, заявят, что Абриелы их жестоко обманули. И это проблема, — заявил Дугас.

— Ну а почему бы нам просто не дать им в аренду Menyu? — беззаботным тоном предложил Дусем.

— Да ладно вам, Nisoth. Я должен повторить то, что сказал Nisoth Дуларз? Никому, кто…

— Эти Sos спасли Fryum Frybaral, — перебил Дусем. — Я считаю, что это заслуживает производства в Ryuuk. А если мы им пожалуем титул Ryuuk, нам ничто не помешает дать им в аренду Menyu.

Sos произвести в Ryuuk!? — выпучив глаза, переспросил Дуларз. — Но это беспрецедентно!

Дусем лишь пожал плечами.

— Позвольте, Nisoth, — вмешалась Nisoth Ламорз из Lartei Irik. — Согласно письменному докладу, эти люди борются за отделение и полную независимость от Frybar. Вы серьезно думаете, что они с радостью примут титул Имперских Ryuuk?

— Они вольны отказаться, но в таком случае мы просто-напросто не сможем дать им Menyu, только и всего, — Дусем проказливо улыбнулся. — Сейчас в Loebehynu Sufagnaum находится Byr Wakeil, так что мы без труда сможем их найти. Мы объявим, что жалуем им титул Ryuuk, перед десятью тысячами человек. Если они согласятся, мы дадим им корабль. Если нет, мы сможем наградить их медалью «За храбрость» или еще что-нибудь в том же духе.

— Вообще-то Labule не очень предназначены для такого рода деятельности, — указала Ламорз.

— Если Labule не справятся, подключим Gal Skas.

Это становится просто нелепо, побледнев, подумала Лафиль.

Если верить названию, Институт Имперских наград и гербов (Gal Skas) был предназначен для награждения медалями Sif и Ryuuk и для ведения генеалогии. В настоящее время, однако, Gal Skas в основном занимался негласной разведкой территорий и Aith, являясь фактически чем-то вроде тайной полиции Аб.

— Мне казалось, мы искали способ их отблагодарить, — заметил Дуларз.

— Разумеется, так и есть. Меня никто не назовет неблагодарным! — Дусем возбужденно махал руками, так что рукава его одеяния хлопали, словно крылья. — Предлагаю провести на планете Класбул торжественную церемонию награждения и пригласить на нее в качестве гостей тех радикалов.

Семь Faniiga устремили на Дусема любопытствующие взгляды.

— Я занялся этим вопросом; оказывается, те, кто желает отделения от Frybar, часто жалуются, что их недостаточно активно подавляют.

Nisoth предлагаете, чтобы мы принялись на них давить, чтобы они почувствовали себя счастливыми?

— Конечно, нет. Если бы мы стали заниматься чем-то подобным, это вызвало бы слишком много проблем у Labule и Gal Skas, а у них и так дел по горло. Не знаю, как вы, — улыбка Дусема стала еще более зловещей, — лично я не возражаю против того, что меня ненавидят — главное, чтобы не презирали. Все, что я хочу — чтобы Sos осознали, что Frybar может их подавить, но мы не хотим этого делать. Я хочу, чтобы они поняли, что, если нам захочется, мы сможем выловить всех до единого, кто выступает против Frybar.

Ламьюнью довольно улыбнулась.

— Я уже довольно давно подозревала, что фамилия Lartei Barker — Споор, а не Абриел. У вас такие изощренные идеи.

В этот момент Лафиль не выдержала.

— Позвольте сказать, Nisoth. Я очень благодарна этим людям — я их даже полюбила. Они живут совсем не в тех условиях, в каких мы, но они тоже люди, и у них есть своя гордость. Пожалуйста, Nisoth, не вымещайте на них свой гнев.

Дусем развел руками.

— Вполне можно простить некоторое непонимание посторонних людей, если мы зачастую даже друг друга неправильно понимаем. Серьезно, Feia, я действительно хочу их поблагодарить.

Ламорз что-то пробурчала себе под нос.

— Однако, Nisoth, у нас нет полномочий принимать такие решения, — указал Дуларз.

— Тем не менее, мы можем порекомендовать это Erumita. Подождите, пожалуйста, я скоро.

Голограмма Дусема исчезла.

Остальные семь голограмм замерли — возможно, Faniiga хотели обсудить что-то за пределами досягаемости знаменитых ушей Лафили.

Некоторое время спустя Дусем вернулся, и остальные голограммы ожили. В зале зазвучал голос Рамаж.

Nisoth Дусем обрисовал мне ситуацию. Я как раз ломаю голову, как лучше отблагодарить тех Sos, и совет Nisoth пришелся очень кстати. Я, как Spunej, сейчас же этим займусь.

— Значит, этот вопрос решен, — заключил Дусем.

Дугас сердито кивнул.

— И угрозы чести Абриелов нет.

Дуларза произошедшее явно не устраивало.

— Не наше это дело — латать дыры после ошибок Bene Lodair.

— Кто же, как не мы, старики, будет учить птенцов летать? — возразил Дусем.

— Как бы то ни было, мы должны вынести решение, — заявил Дусуум. — Вопросов к Feia Лафили у нас больше нет. Давайте выслушаем мнения Nisoth.

— Я считаю, что Feia Лафиль обладает необходимыми качествами Lodair, — с этими словами Ламьюнью поднесла руку к плечу, и ее голограмма исчезла.

— Возражений нет, — рука на плече, и Ламорз пропала.

— Это возмутительное нарушение всех традиций, — Дуларз покачал головой, после чего поднес руку к плечу. — Похоже, тут уж ничего не поделаешь.

— Да, и мне понравилось, что это отвлекло их от моего позорного прошлого, — Ламронью подмигнул и исчез.

— У меня почему-то такое ощущение, словно я смотрю на собственную дочь, когда та была маленькой, — произнесла Nisoth Ламеймар, прабабушка Лафили, за все время слушания не проронившая ни слова. — Зайди ко мне в гости, пожалуйста, прежде чем отправишься на новое место службы.

— Да, вы действительно похожи на Spunej Рамаж Erumita. Возможно, когда-нибудь вы подсидите моего сына! — пошутил Дусем, прежде чем испариться.

— Мы еще встретимся, дитя. Надеюсь, по более простому поводу, — сказал Дусуум.

— Мои поздравления, Fektodai Абриел, — Дугас поднял руку в полусалюте и растворился в воздухе.

***

Для Аб, не подстраивающихся под прихоти погоды, времена года не ассоциировались с собственно временем — скорее, они были привязаны к определенным местам. В Lartbei Kryb имелось четыре сада, по числу времен года — лето, весна, осень, зима. Экосистема каждого из садов была отрегулирована таким образом, чтобы соответствовать стереотипным представлениям о соответствующем времени года.

Джинто сидел в осеннем саду на деревянной скамейке, наблюдая за танцем кленовых листьев в потоках легкого ветра.

— Вот ты где.

Обернувшись, Джинто увидел Лафиль. На этот раз она была не в униформе: на ней была золотистого цвета Daush поверх светло-зеленого Sorf, а на голове красовалась вычурная Alpha принцессы. На руках Лафили устроился котенок; она его поглаживала, тот в ответ мягко урчал.

— Здесь очень спокойно.

— Ты думал о своей Aith? — поинтересовалась Лафиль.

— Нет. И о своем родном мире тоже не думал.

— Что, совсем? — слова Джинто явно застали Лафиль врасплох.

— Угу. Даже когда я узнал, что связь с моей родиной потеряна, мне почему-то совсем не было грустно. На самом деле, скорее я облегчение ощутил, словно с меня груз свалился. Я знаю, это ужасно…

— Неужели ты и о своем отце не беспокоишься? — озадаченно спросила Лафиль.

— Хотел бы, но не беспокоюсь. С ним вряд ли что-то случится. Мой отец умеет выживать. Если уж мы с Класбула выбрались, то он-то уж точно…

Сам Джинто знал, что это пустая бравада. Экосистема планеты Мартин была чрезвычайно враждебна человеку, это каждый мартиниец знал с самого раннего детства. На всей планете укрываться отцу Джинто было негде, кроме как в зданиях, а там его бы обнаружили даже при самом поверхностном обыске. Большинство мартинийцев отца Джинто ненавидели.

Скорее всего, Dreu Haider уже нет в этом мире.

— А кто твой приятель? — спросил Джинто, указывая на котенка.

— Диахо, сын Зенерии, дочери Хории, — Лафиль опустила котенка на скамью. — Зенерия окотилась, пока я была на стажировке.

Имя Хория показалось Джинто смутно знакомым. Ах да, ведь так звали кошку, которую Лафиль когда-то считала своей матерью!

— Вот как… стало быть, ты этому коту приходишься тетей.

Onyu.

Джинто протянул руку, и кот принялся тереться об нее мордочкой.

— Милашка, правда? — Джинто начал почесывать котенка под челюстью.

— Ты завтра поступаешь в Kenru Sazoir.

— Да. За мной должны прийти сразу после завтрака. Сейчас, понимаешь, война, поэтому набирают много и поспешно. Скоро начнутся три года школьной жизни — вообще-то это совсем не радует, — Джинто поднял глаза на Лафиль. — А у тебя как?

— Я еще не решила, на каком я буду корабле.

— Наслаждайся свободным временем, пока можешь — когда получишь назначение, тебя отправят в лагерь военной подготовки, и надолго.

— Да, — кивнула Лафиль. — Три года? Ты станешь Fektodai Sazoirl через три года?

— Если, конечно, все пойдет, как планируется.

— К тому времени я, наверно, уже буду Lowas. И смогу получить маленький корабль — Leit или Gel. Хотя эсминец вряд ли.

— Ну да, — Джинто продолжил почесывать Диахо, не зная, что еще сказать.

— На Gel нужен Fektodai Sazoirl в качестве Wiigt. А по традиции Labule капитан может в какой-то степени влиять на подбор своей команды. В какой-то степени, разумеется — желания самих офицеров тоже должны приниматься во внимание, — Лафиль выжидательно замолчала.

До Джинто наконец дошло, какие слова от него ожидаются.

— Будущая Lowas Абриел, — высокопарно произнес он. — Когда вы получите корабль, если только к тому времени в этом мире будет существовать Fektodai Sazoirl Линн, окажите ему честь, призвав его в качестве вашего верного Wiigt.

Лафиль просияла.

— Ну если ты этого действительно хочешь… но должна тебя предупредить: я стану Lowas через три года, так что ты уж как следует постарайся закончить обучение по графику.

— Конечно, конечно. Я буду стараться, Лафиль.

— Ну, тогда увидимся за завтраком, Джинто, — Лафиль весело вскочила со скамейки. — Сейчас у меня еще дела.

— А что насчет Диахо? — Джинто взял на руки котенка. Тот игрался с падающим листом, пытаясь ударить его лапами.

— Ты ему понравился, и сейчас он свободен. Возможно, тебе стоит пообщаться с ним немного, — и Лафиль двинулась прочь.

Пристроив котенка у себя на коленях, Джинто сказал:

— А ты не очень-то разговорчив, э, приятель?

Диахо принялся игриво кусать джинтову одежду.

Пока котенок проделывал дырки в Sorf, Джинто сидел в глубокой задумчивости.

Хорошо, что я снова смогу быть с тобой, Лафиль.

Хотя моя жизнь вдвое короче твоей, я буду с тобой столько, сколько смогу. Займешь ли ты место на Skemsorl Roen или падешь в бою и рассеешься по Fath, я всегда буду рядом с тобой.

Даже если тебе это не понравится.

Это мое решение, это будущее, которое я избрал для себя сам.

Жизнь человека стоит ровно столько, сколько стоит свобода, данная ему от рождения. Возможно, Ку Дорин на моем месте бы скривился и сказал, что не стоит продавать свою свободу так быстро. Но я просто не могу вообразить, чтобы мне еще когда-нибудь сделали столь хорошее предложение.

Ни с того ни с сего мысли Джинто перескочили на экзотичные джунгли планеты Мартин, вечных соседей мартинийцев. О вечном соседстве Джинто не думал, просто захотелось отвлечься от Gereulash.

— И что, Диахо, ты думаешь об этом парне по имени Джинто? — задумчиво произнес он.

Котенок мяукнул.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ