Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 3. Битва при Сорде Сафугнофф (Laishakal Wek Sordal Sufagnaum)

Зловеще светящиеся точки висели группой в области высокой плотности Supflasath между флотом Labule и Сордом.

— Что это такое? — вопросил адмирал Трайф, указывая своим Greu на скопление точек на схеме двумерного пространства.

— С вероятностью 99.97% это вражеский флот, — невозмутимо ответил килокоммандер Кахиюл.

— Это я знаю! — крикнул Трайф. — Но мы же специально действовали, чтобы показать им, сколько у нас сил, верно?

— Да. Именно так, — подтвердил Was Kasaler.

— Враг сейчас уже должен знать, насколько силен наш флот, верно?

— Если они до сих пор не знают, возможно, нам стоит послать Pelia, чтобы сообщить им об этом.

— У них нет ни единого шанса на победу, верно?

— Любой трезвомыслящий командир должен неизбежно прийти к этому выводу.

— Так! — Трайф сделал театральную паузу. — И почему тогда они до сих пор торчат здесь? — внезапно на ум Трайфу пришел еще один вопрос, который он не преминул задать: — Погодите-ка, вы сказали, это вражеский флот с вероятностью 99.97%?

— Да.

— А что остальные три сотых?

— Дезинформация, неисправность наших сенсоров, неизвестное природное явление, возможно, неизвестные нам разумные существа, возможно…

— Вы серьезно считаете, что что-то из этого возможно? — раздраженно перебил Трайф.

— Вероятность любого из перечисленных событий крайне низка. Но если все эти вероятности сложить…

— Ладно, ладно, хватит. Забудьте про мой вопрос, — командующий принялся мерить шагами Gahorl, приложив ладонь ко лбу.

— Мне казалось, Lonyu хотите сражаться? — спросил Кахиюл, заметив несчастное выражение лица Трайфа.

— Хочу, — признал Трайф. — Но мне не нравится сражаться, когда я сомневаюсь. Как вы думаете, почему они все еще здесь, Кахиюл?

— Есть три варианта, — не раздумывая ответил Кахиюл. — Первый вариант: возможно, противник думает, что он может победить.

— Они могут победить? При таком нашем численном перевесе? Каким образом?

— Далее эта возможность разделяется на две. Во-первых, боевая мощь их флотов может быть существенно выше, чем мы предполагаем.

— То есть мы, возможно, не смогли правильно оценить технологический уровень нашего потенциального противника, — идея, что Империя могла технологически отстать от других межзвездных наций, отнюдь не привела Трайфа в восторг.

— Чего можно ожидать от тех, кто годится лишь кошек кормить? — бесстрастно заметил Кахиюл.

— Именно! — Трайф ударил кулаком по ладони другой руки. — Spaude Rirrag отлично умеет кормить кошек, как же я мог забыть?

Kasalia Drokia Насоторьюа сидела молча, на лице ее была написана безнадежность.

— Я все же придерживаюсь более высокого мнения о Spaude Rirrag и потому считаю, что вероятность такого просчета очень низка. Поэтому, если враг думает, что может выиграть, то либо они очень низкого мнения о Labule, либо их командующий не вполне здоров душевно.

— Сражение с психом вряд ли назовешь элегантным.

— Второй возможный вариант… это может быть ловушка, — продолжил Кахиюл, пропустив мимо ушей последнее замечание своего начальника.

— Какая ловушка?

— Не исключено, что где-то в Dath за близлежащим Сордом скрывается крупный флот. Они могут использовать малую часть своих сил для того, чтобы ввязаться в бой, а потом отвести их через этот Сорд.

— И при чем тут ловушка? — изумился Трайф.

— Если мы будем преследовать врага настолько усердно, что не проверим заранее ту сторону Сорда, они застанут нас врасплох.

— Что!? — Трайфу стало жалко себя. Ни один Lodair, настолько глупый, что лезет в Сорд, не разведав предварительно, что находится по другую сторону, не имел шансов дослужиться до звания командующего флотом. — Они, значит, меня совсем дураком считают.

— Они никак не могут знать, что флотом командуете именно вы, Lonyu, так что это вряд ли личное. Скорее, это просто их общее представление о Rue Labule. Возможно, они по-прежнему в плену нашей древней репутации.

— «Высокомерные и безрассудные Аб», — произнес Трайф. Эта фраза была настолько общеизвестна, что даже Аб понимали, о чем идет речь, едва раздавались слова «наша древняя репутация». — Может, мы и высокомерны иногда, но вовсе не безрассудны.

— Несомненно. И история это ясно показывает. Если они вообще учили историю, они ни за что не составили бы столь неопределенный план.

— Если это действительно ловушка, как вы полагаете, то нам обязательно нужно захватить в плен вражеского командующего, — решил Трайф. — Мы ему выскажем все, что о нем думаем, и отправим заново учить основы тактики.

— Замечательная идея, — невозмутимо отозвался Кахиюл. — Как бы то ни было, в эту ловушку мы никак не сможем попасть, а потому и готовиться к ней нет надобности.

— Вот именно, — согласился Трайф.

— Третья, наиболее вероятная причина…

— Что у вас за дурацкая привычка, — перебил Трайф. Он был о Кахиюле очень высокого мнения, но манера Was Kasaler долго и медленно подходить к главному его раздражала. — Почему о самой вероятной причине вы не сказали в первую очередь?

— Извиняюсь, — с непроницаемым выражением лица сказал Кахиюл, после чего продолжил. — Они, или по крайней мере бОльшая их часть, из Объединенного Человечества. А их Верховное командование, как известно, дает довольно негибкие приказы. Вероятно, вражеский командующий получил приказ защищать имеющимися у него силами Loebehynu Sufagnaum до последнего человека. Если предположить, что он действительно получил такой приказ, то лучшее, что он может предпринять — это собрать все силы именно здесь.

— Значит, вы считаете, что это наиболее вероятный вариант? — Трайф скрестил руки на груди.

— Да.

Трайф снова принялся расхаживать по мостику. Чем больше он думал, тем более правдоподобным ему виделось это объяснение. Действия врага вовсе не таят в себе какого-то скрытого смысла. Они просто пытаются сражаться теми силами, какими располагают. Собственно, как и сам Трайф: его тоже послали сюда с теми силами, какие смогли собрать. У Трайфа была возможность отступить, у врага такой возможности не было. Вот и вся разница.

Оставался, конечно, вопрос, зачем вообще они отрядили для полномасштабного вторжения в территорию Frybar столь незначительные силы. Возможно, это был всего лишь отвлекающий маневр. Однако этот вопрос был уже в компетенции Ryuazornyu, а никак не Трайфа. То, что здесь было не главное поле боя, Трайфа огорчало; но то, что он мог свободно распоряжаться своим флотом, — радовало.

— Да, так оно и есть, — заявил Трайф и поднял вверх сжатую в кулак руку. — Мои сомнения сгорели, как метеор в атмосфере, ни зернышка не осталось. Мое сердце покинуло бухту сомнений и прибыло к ясности победы. Я знаю, когда следует быть благодарным, и сейчас то самое время. Shewas Кахиюл, я благодарю вас!

— Я польщен, — Кахиюл бесстрастно принял благодарность своего командира.

— Однако, — Трайф остановился и устремил взгляд на Ja Fe, — их мне уже жалко.

— Сейчас не самое подходящее время жалеть врага, — тихо указал начальник штаба.

— Абсолютно верно. Мы их уже предупредили, теперь тянуть нечего, — Трайф выбросил вперед руку с Greu и провозгласил: — Мы возьмем их в клещи!

— Не согласен, — без малейших раздумий возразил Кахиюл.

— Но почему? — плечи Трайфа опустились вслед за его настроением, едва он услышал это неожиданное заявление.

— Мы слишком близко подошли к врагу. Сейчас он будет ясно видеть все, что мы предпринимаем. Если мы попробуем обойти их с двух сторон, это не только будет неэффективно, это позволит им сражаться с нашим отрядами поочередно. Даже если мы победим, то все равно понесем при этом необязательные потери.

— Шулиил? — обратился Трайф к Kasalia Yokuskurot.

— К сожалению, я вынуждена согласиться с Was Kasaler, — гектокоммандер Шулиил была явно расстроена.

— Понятно, — Трайф тоже был разочарован. Однако мнением офицеров штаба пренебрегать не стоило. Пока Трайф ежедневно воевал со своим старым врагом (от чего его не освободила даже настоящая война), они усердно моделировали сражение за сражением. Если они приходили к выводу, что некий план приведет к излишне высоким потерям, значит, так оно и было.

— Похоже, у нас нет выбора, кроме лобовой атаки, — удрученно предположил Трайф.

— Да, я считаю, что это разумный план, — одобрил Кахиюл.

— Выведите схему боевых формаций.

Ja Fe тотчас исчезла, сменившись голографическим изображением боевых порядков флота Аб.

В норме Имперские Jadbyr Ashal включали в себя три дивизиона эсминцев (Sov Ashal), один эскортный дивизион (Sov Methgeil), один ударный дивизион (Sov Vortout), один вспомогательный дивизион (Sov Dikporleil), три Resii и множество Longia.

В настоящее время под командованием Трайфа были четыре Jadbyr Ashal. Все они выстроились в линию перед кораблями врага. Sov Methgeil располагались в авангарде своих эскадр, чтобы защитить остальные корабли от вражеских Hoksath. Во второй линии находились Sov Vortout. Эти дивизионы, состоящие преимущественно из Alek, должны были засыпать врага Hoksath. Линейные корабли Jadbyr Vortout Баск Гамльюф располагались там же для усиления боевой мощи Jadbyr Ashal. Наконец, Resii и эсминцы находились в последней линии.

Jadbyr Usem Футюне, устрашающее копье, которое должно было пронзить врага, была разделена на три части, размещенные между Jadbyr Ashal. В целом формация была стандартная и неоригинальная.

— Отлично. Постройте флот именно таким образом, — дал добро Трайф.

— Есть, — отдал салют Кахиюл.

Несколько связных судов покинули Flasath, в котором находился флагман флота «Кейлдиш», и помчались разносить приказ по цепи командования. В глубине вражеского флота также можно было легко различить множество мелких Flasath, занимавшихся, скорее всего, тем же самым.

***

— Вражеские Flasath разделяются!

Возглас Kasalia Ragurot привлек внимание Трайфа.

От группы Flasath в центре области высокой плотности отделилась армада мелких Flasath и ринулась навстречу флоту Трайфа.

— С вероятностью 99.996%… — начал Кахиюл.

— Да кончай уже с вероятностями! — взорвался Трайф.

— …это вражеские Hoksath, — невозмутимо закончил фразу Кахиюл, пропустив мимо ушей реакцию своего командира.

— Да знаю я, — рявкнул Трайф, но тотчас выражение ярости на его лице сменилось улыбкой. — Началось.

— Да.

Первая настоящая битва этой великой войны — битва при Сорде Сафугнофф — началась.

— Приступить к Hoksatjocs Mejiyot! — скомандовал Трайф.

Первую мину выпустил сам флагман «Кейлдиш», и по этому знаку все Alek флота произвели залп.

Существует огромная разница между пуском Hoksath из области высокой плотности Supflasath и пуском Hoksath в эту область. Вражеские мины вполне могли достичь флота Трайфа, в то время как Трайф задеть корабли врага был не в состоянии. Выпущенная им волна Hoksath была нацелена на Hoksath врага. Две волны мин стремительно сближались.

— Контакт Flasath по курсу триста пять, дистанция шестьдесят пять. Область контакта увеличивается, — отрапортовал Kasalia Ragurot.

Красные точки, изображающие мины врага, и синие, изображающие мины Labule, встретились. Мины Labule, получив соответствующий приказ от корабельных Datykirl, пытались осуществить Gor Putarloth с вражескими минами. Те, в свою очередь, пытались слияния избежать. Для Hoksath, целью которых являлись корабли Аб, Gor Putarloth с минами Аб, которые бы тотчас взорвались, было совершенно бессмысленным.

Однако Hoksath Аб преследовали вражеские Hoksath, блокировали им путь, и большинство вражеских мин все же были вынуждены осуществить Gor Putarloth. Слившиеся пространственно-временные пузыри тотчас взрывались, извергая потоки Supflasath. Supflasath расходились по Fath волнами, словно круги по воде. От ударов этих волн корабельные Flasath встряхивало.

Hoksath, которым удалось преодолеть оборонительную линию мин, продолжили движение к флоту Трайфа. Число их сильно уменьшилось, но они по-прежнему представляли серьезную угрозу. Их встретили эскортные дивизионы.

Эскортные суда (Leit), оснащенные огромным количеством легких лазерных пушек, объединились в Flasath по шесть судов в каждом и двинулись навстречу вражеским Hoksath. На сей раз мины не пытались избежать слияния — напротив, сами к нему стремились. Уничтожение эскортных дивизионов являлось целью первой волны мин.

Мины, вошедшие в Flasath эскортных судов, тотчас встречали более чем теплый прием в виде лазерных лучей и антипротонных пучков. Иногда какая-то из мин уносила вместе с собой в небытие Leit, но большинству из них не удавалось добиться ничего, кроме увеличения массы Flasath.

Тем временем расстояние между флотами сокращалось.

— Дистанция сто сорок два, — доложил Kasalia Ragurot. — Их передняя линия уже в пределах досягаемости.

— Понял. Перенацелить Hoksath на передовые корабли врага, — приказал Трайф.

Ранее выпущенные оборонительные мины, так же как и новая волна, хлынули в сторону вражеского флота. Вражеские Hoksath, неожиданно обделенные вниманием, стали чаще достигать эскортных дивизионов. Вскоре потери в этих дивизионах возросли до такой степени, что отдельные мины начали добираться уже до Sov Vortout.

— Дистанция сто.

— Пора, — Трайф повернулся к Кахиюлу. — Спускайте на них Футюне.

***

Разведывательной эскадрой Футюне командовала Roifrode Споор Арон-Секрат, Niif Letopan Пенейж.

Семейство Споор было в Империи широко известно; по знатности оно уступало лишь Fasanzoerl. Теми или иными Sune владели свыше пятисот членов этого семейства. Эрцгерцогство Летопанью (Niifyuunyu Letopan) было совершенно исключительным даже по меркам Споор; оно представляло собой звездную систему с тремя обитаемыми планетами и являлось самой богатой территорией во всей Frybar.

Другими словами, Roifrode Споор стояла во главе богатейшего и самого знатного семейства Frybar. Так почему же она до сих пор не ушла из Labule и не наслаждается жизнью высокопоставленного аристократа? часто недоуменно спрашивал себя Alm Kasalia Футюне гектокоммандер Куфадисс. Я понимаю, почему она пошла в Labule, — это ее обязанность как Sif; но почему она решила остаться, завершив свои обязанности? Куфадисс пытался убедить себя, что это была «ответственность» или «предназначение», но всякий раз, когда он думал о манере вице-адмирала держаться и вести себя, в его голове самопроизвольно рождались такие слова, как «каприз» и «забавы ради».

Куфадисс был переведен в штаб Футюне, когда его предшественник после внезапного романа ушел в отпуск для выполнения родительских обязанностей, а в самой Футюне никого, кто подходил бы для этой должности, не нашлось. С тех пор прошел уже почти месяц, но он до сих пор не очень-то освоился. Труднее всего привыкнуть вот к этому, подумал Куфадисс, глядя на кресло командующего (Lesheikibash).

По углам Lesheikibash возвышались четыре изящных мраморных статуэтки, удерживающие великолепный полог. Полог был вышит искусным орнаментом. Сколь ни невероятным это казалось, но, по слухам, полог был ручной работы. Одна эта работа по стоимости вполне тянула на трехлетнее жалованье Roifrode… только офицерам, владеющим собственной Skor, жалованье не платилось.

Куфадисс перевел взгляд на стену позади Lesheikibash. Там, образуя треугольник, висели флаги: Rue Nigla с Гафтоношем, Guraw Jadbyr с изображением богини танца Футюне и флаг семьи Споор с изображением золотой вороны (Gatharss). Последний висел ниже остальных, но был намного крупнее, словно подчеркивая, что он тут самый главный.

Куфадисс снова взглянул на кресло командующего. Как же тут все неуместно, снова подумал он. Alpha с двумя крыльями, показывающая, что носящий ее человек является Sedraleia, совершенно не шла к тщательно заплетенным, словно к аристократическому банкету, бледно-голубым волосам. Serlin вице-адмирала абсолютно не сочеталась с ее позой — Споор вальяжно развалилась на элегантном сиденье.

Конечно, Sedraleia имели много привилегий; украшение кресла командующего за свой счет было одной из них. Но тут все зашло настолько далеко, что выглядело скорее себялюбием, чем просто привилегией.

Как-то раз, вскоре после своего назначения сюда, он обратился к Споор: «Не могли бы вы вести себя более подобающим образом, от вашего поведения страдает боевой дух». В ответ он получил простое «не хочу». По крайней мере при ней нет молоденького официанта, который охлаждает для нее бутылочку Rinmo в серебряной чаше. При одной мысли об этом Куфадисс содрогнулся. А может, она хочет, чтобы эту роль играл я, рыцарь второго ранга, начальник штаба, гектокоммандер Куфадисс Веф-Эспиль Сеспи?

Нет, это невозможно. Куфадисс вытряхнул мысль из головы. Но я совершенно не понимаю этого командующего…

Lonyu, — обратился Куфадисс к Споор, просто потому что больше заниматься было нечем.

— Дааа? — на него уставились знаменитые «Красные глаза Споор», Wariit семейства Споор. Они были глубокого темно-красного цвета, словно звезда в конце жизненного пути.

— Скажите, вы знакомы с Lonyu Loebar Sufagnaum?

— Да. Галактика тесна.

— Какой он из себя?

— Не слишком приятный, — Споор не сочла нужным тратить на описание маркиза больше трех слов. — Мне больно думать, что мои корабли будут страдать ради спасения такого, как он.

— О… — Куфадисс был настолько шокирован, что забыл упрекнуть Споор.

— Не волнуйтесь, мои личные чувства никак не отразятся на работе.

Ее личные чувства никак не отразятся на работе!? Куфадисс подумал о том, с каким чувством Споор произнесла «мои корабли», и кинул взгляд на полог кресла. В его глазах отразилось сомнение.

— За такое выражение лица надо под суд отдавать, — среагировала Споор, перехватив его взгляд.

— Мои извинения, — неохотно извинился Куфадисс.

В этот самый момент они и получили свой приказ.

Drosh Flacteder из Glagaf, — сообщил офицер связи от своего Kuro.

— Прочтите его, — сказала Споор.

— Слушаюсь. «Раздавите их». Конец передачи.

— Ого. Я с Frode Трайфом работаю впервые, но какие краткие и ясные приказы он отдает, — одобрительно произнесла Споор. — Дивизионам с первый по шестой, разделить Flasath покорабельно, перейти в Noktaf. Выстроиться в линию, двигаться к переднему краю флота.

Футюне, помимо командного дивизиона, включала в себя шесть разведывательных дивизионов и один Sov Dikporleil. Согласно номенклатуре Labule, к официальному номеру каждого из них следовало приписывать число 607. Однако, поскольку эти номера лишь все усложняют, командный дивизион ссылается на разведывательные дивизионы просто цифрами 1-6, а на вспомогательный — цифрой 7. Есть ситуации, в которых даже Аб ставят практичность превыше всего.

На момент поступления приказа разведывательные дивизионы были объединены в Flasath по три Resii и располагались рядом с линией Alek. Получив приказ, они разделили пространственно-временные пузыри, тем самым увеличив свою максимальную скорость в 1.73 раза, и двинулись вперед, мимо Alek и эскортных дивизионов.

Sov Gurarl, Skobrotaf. Передайте кораблям: собраться рядом с нами, третья плотная формация, — Споор была спокойна и хладнокровно отдавала приказы, несмотря на то, что враг находился прямо перед ее эскадрой.

Три Resii, входящие в состав командного дивизиона, образовывали треугольник. Излишне говорить, что Glaga «Хейрбирш» находился в передней вершине этого треугольника. Разведывательные дивизионы позади сформировали пять линий.

— Четвертый дивизион отстает, — прокомментировал Куфадисс. Остальные уже прошли эскортные дивизионы, а четвертый по-прежнему застрял где-то позади Alek.

— Не люблю копуш, — заявила Споор. — Рано или поздно они нагонят. Продолжаем с остальными пятью дивизионами.

— Но… — Куфадисс решил было возразить, но передумал. Это мудрое решение. Если будем стоять на месте и ждать четвертый дивизион, у врага будет время, чтобы подготовиться к нашему удару. Что еще хуже, сейчас мы совершенно не защищены от вражеских Hoksath, даже эскортные суда нас не прикрывают. Нам действительно надо спешить. Но в то же время Куфадисс не мог сказать с уверенностью, что Споор не приняла решение исключительно по прихоти.

— Остальные пять дивизионов завершили перестроение, — доложил Куфадисс.

— Приказ всем Sarerl: Noktaf, курс триста десять. И непрерывно передавайте сигнал «Следовать за мной».

— Есть, — Куфадисс передал распоряжение Kasalia Drokia.

Jadbyr Футюне вновь пришла в движение. Передовые части вражеского флота начали расступаться. В сторону Футюне двинулось скопление Hoksath.

Куфадисс переключил Alpha на внешние сигналы и наморщил лоб. Вражеские мины пытались войти в их Flasath каждые пять секунд. Лазерные пушки «Хейрбирша» сбивали их так быстро, как только могли. Если хоть одна мина доберется до цели, Resii получит серьезные повреждения, несмотря на мощную броню.

Как и большинство Bosnal в Labule, Куфадисс никогда прежде не был в настоящем бою. Впервые он ощутил, каков на вкус страх смерти. Бисеринки холодного пота потекли вдоль его Alpha к бровям.

Куфадисс кинул взгляд на Споор. Ну и женщина. Да она насвистывает что-то! Она вообще понимает, в каком мы сейчас положении? Может, она просто не осознает, что как раз сейчас нас атакует лавина Hoksath?

Lonyu, может быть, нам следует предпринять Hoksatjocs Mejiyot? — спросил Куфадисс, не в силах сдержать своей неудовлетворенности происходящим.

— Где вы служили до того, как перевелись сюда? — вопросом на вопрос ответила Споор, поигрывая Greu.

Alm Kasalia в сто восемьдесят четвертом Sov Vortout.

— А, ну тогда вы, наверно, просто не знаете. Так слушайте. На Resii НЕТ мин, которые можно использовать для обороны. Те несколько мин, которые все-таки есть, предназначены исключительно для уничтожения кораблей врага. Запомните это.

— Но…

— Никаких «но». Какой прок от Resii, если он боится нескольких Hoksath? В конце концов, мы Футюне!

— Кхх… — Куфадисс лишился дара речи, внезапно заметив, что Alpha Споор тоже подключена к внешним сенсорам корабля.

Да она только притворяется спокойной. Куфадисс подумал было о том, чтобы отключиться от внешних сенсоров, но решил в конечном итоге, нет, только через мой труп.

Drosh Flacteder от Resii «Кьюбирш» из первого дивизиона, — доложил Kasalia Drokia. — «Мы серьезно повреждены. Irgyuf и передние лазерные пушки вышли из строя, мы отходим».

Даже это донесение не взволновало Споор. Она просто кивнула, давая понять, что приняла информацию к сведению; она даже не перестала напевать что-то себе под нос.

Передовой отряд противника сдвинулся в сторону, открывая Футюне путь. Решение вполне логичное — передовой отряд, скорее всего, состоял из эскортных судов, которые никак не могли тягаться с Resii.

Неожиданно в голову Куфадисса закралась шальная идея. Давайте-ка проверим, так ли уж спокойна и расчетлива наша Roifrode.

— Передовые части врага пытаются уйти от контакта. Будем преследовать?

— Вы что, Onyu? — резко спросила Споор. — Или притворяетесь?

— Простите, — Куфадисс был ошеломлен обвиняющим тоном своего командира.

— Я задала вопрос. Вы Onyu или притворяетесь? — Споор была беспощадна.

— Ээээ… я притворялся.

— И зачем вы это делали?

— Ну, эээ… — Куфадисс не знал, что сказать, — он не мог признаться, что просто испытывал ее.

— По-моему, вы хотели проверить, не Onyu ли ваш командир, — Споор попала в яблочко.

— Нет, эммм…

— Тогда что?

— Приношу свои извинения! — сдался Куфадисс. — Lonyu совершенно правы.

— В таком случае я вас прощаю, — Споор была на удивление великодушна. — Но чтобы такое никогда больше не повторилось. Иначе вы так легко не отделаетесь.

— Ручаюсь, больше не повторится.

— Держать прежний курс. Наша цель — вражеские Alek. Эскортной мелочью пускай займутся те, кто сзади.

Футюне, включая идущий последним четвертый дивизион, с легкостью прошла сквозь прореху в передовой линии врага. Но теперь к Футюне метнулись несколько Flasath слева.

— Судя по их массе, это Gel, по одному на Flasath!

— Хорошенько запомните, Alm Kasalia. Вот теперь самое время для Resii использовать свои Hoksath.

Споор вскинула руку с Greu.

Hoksatjocs на левые углы!

От кораблей Футюне отделились Flasath с минами. Рой Hoksath обрушился на вражеские эсминцы. Красные точки на Ja Fe стали гаснуть одна за другой.

— Теперь справа! Три Flasath по одному кораблю класса Resii!

Споор несколько раз легонько постучала себя по лбу своим Greu, размышляя, какое решение будет лучше.

— Пусть ими займется четвертый дивизион. У него для этого самая подходящая позиция.

Четвертый дивизион среагировал на приказ немедленно, словно пытаясь загладить свою первоначальную ошибку. Его корабли двинулись вперед, блокируя Flasath врага. После этого на некоторое время вражеские корабли перестали бросаться на Футюне. Минные атаки, однако, усилились. Flasath, в котором находился «Хейрбирш», заполнился обломками и потоками заряженных частиц. Мина, сбитая лазерной пушкой чересчур близко к кораблю, выбрызнула свое антивещество, испарив часть обломков поблизости.

Вот, значит, что такое война… Куфадисс поежился.

— Какая скука. Вы согласны, Alm Kasalia? — спросила Споор.

— Что? — на мгновение Куфадисс решил, что его подводит слух.

— Я сказала, что мне скучно, — повторила Споор. — Каждый день приходится заниматься этой нудной бумажной возней, и вот мы наконец-то в бою, но здесь совершенно нечего делать. И почему я стала Sedraleia? Наверняка быть Sarerl гораздо веселее.

— Вы думаете? — в настоящий момент все капитаны лихорадочно пытались выжить под прессом вражеских мин и эсминцев. У Куфадисса был опыт работы на Gahorl, и он с легкостью представлял себе, какая напряженная атмосфера там сейчас царит. Даже в учебном бою там такое творится, что дышать забываешь, а когда все по-настоящему…

— Я всегда мечтала стать капитаном Resii и сражаться с врагом. Но когда я стала Sarerl, войны не было, а сейчас, когда война есть, мне приходится заниматься этой вечной скучной работой. И теперь я даже не могу уволиться из Labule, пока война не закончится. Что за дурацкое невезение.

Стало быть, она этим занимается из каприза и забавы ради. Куфадисс мысленно вздохнул.

— По-моему, я уже говорила, что за такое выражение лица надо под суд отдавать! — сердито взглянула на него Споор.

Их атаковали новые враги. Один эсминец слил свой Flasath с «Хейрбиршем». На Gahorl прогремел короткий предупреждающий сигнал, после чего все содрогнулось от залпа Irgyuf. Эсминец тотчас взорвался, и волна заряженных частиц, гораздо более сильная, чем от мины, хлестнула по сенсорам «Хейрбирша». Они словно попали в середину солнечной вспышки.

Лицо Куфадисса от сотрясения исказилось. Споор, прикрыв рот ладонью, зевнула.

— Какая скука.

***

— Отличная работа, Roifrode Споор! — отдал должное командующему Футюне Трайф.

Передовая линия вражеского флота была расколота, в центре боевых порядков воцарился хаос. Посреди этого хаоса компактным строем двигалась вперед Футюне.

— Направить сюда все оставшиеся у нас Hoksath, — указал Трайф на брешь в передней линии. — Не дайте им снова сомкнуться. Мы не можем бросить Футюне.

***

— Около трехсот вражеских Flasath на курсе десять, дистанция тридцать. Они нас перехватят.

Группа пространственно-временных пузырей, образовавшаяся позади Alek, явно намеревалась раздавить Футюне.

— Я думаю, это их главные силы, — у Куфадисса кровь застыла в жилах. — Они на нас бросили все, что есть. Мы должны перейти к обороне!

Alm Kasalia, пожалуйста, воздержитесь от криков на моем мостике, — Споор указала на периферийную часть Ja Fe. — Рассчитайте лучше, они успеют?

В сторону Футюне двигалась армада синих точек. Это были выпущенные флотом Трайфа Hoksath.

— Есть.

И вовсе я не кричал! Куфадисс, сдержав раздражение, ввел данные в Datykirl. От вражеских кораблей протянулись красные линии, от мин Labule — синие. Они пересеклись на правом фланге, чуть впереди от прогнозируемого положения Футюне.

— Держать прежний курс, — приказала Споор.

— Есть, — кивнул Куфадисс; результаты расчетов его не очень-то успокоили.

Hoksath промчались сквозь правый фланг Футюне и врезались в скопление вражеских кораблей. Область двумерного пространства справа-спереди от Футюне превратилась в гигантскую сцену, на которой танцевали Hoksath и вражеские Flasath, причем первые всячески старались осуществить слияние, а вторые — его избежать. Боевые порядки врага оказались ввергнуты в хаос. То тут, то там возникали очаги повышенной плотности Supflasath — следы только что уничтоженных Flasath.

Мы спасены…

Куфадисс облегченно вздохнул. Лишь сейчас он осознал, в каком напряжении находился все это время. Вражеские корабли, которым удалось покинуть смертельную сцену и продолжить движение навстречу Футюне, гибли один за другим. Центр области повышенной плотности был уже совсем близко, вражеские Alek находились прямо перед ними.

***

— Вражеские Alek заняты попытками остановить Футюне, — доложил Кахиюл, проанализировав ситуацию. — Они почти не представляют угрозы для основного флота.

— Прекрасно. Всем кораблям — приготовиться к атаке, — принял решение Трайф. — Рокейл займется кораблями противника на правых углах, Вакапейл на левых. Бьюлдеф и Китиил — за мной. И поторопитесь, а то Футюне достанутся все вкусные кусочки, пока мы туда доберемся.

***

Дивизионы вражеских Alek начали отступать.

— Слишком поздно, — прошептала Споор, словно оплакивая их судьбу, и встала. — Атаковать их полудивизионными Flasath. Alm Kasalia!

— Да? — Куфадисс шагнул вперед.

— Я не хочу возиться с деталями. Назначьте цели всем дивизионам.

— Есть. — Если ей скучно, почему она сама этим не займется? подумал Куфадисс, но благоразумно промолчал и принялся распределять вражеские дивизионы между кораблями Футюне.

— Да, и на нас ничего не оставляйте, — добавила Споор.

— Понял, — Куфадисс закончил назначать цели и передал все необходимые приказы Kasalia Drokia, после чего повернулся к Споор.

— А мы, значит, остаемся в резерве?

— Нет. Я займусь вот этим, — Споор указала на Flasath номер 661, расположившийся далеко позади поля боя.

Куфадисс просмотрел данные о ходе боя и обнаружил, что Flasath номер 661 до сих пор не выпустил ни одной Hoksath.

— Я считаю, что это какой-то Isath. Зачем он нам?

— Это может быть вражеский резерв, который только притворяется Isath. Возможно, он притворяется безобидным, чтобы внезапно ударить в самом конце. Это было бы очень неприятно, так что я предпочту ударить первой.

— Слушаюсь, — кивнул Куфадисс. Это вполне возможно.

— Все дивизионы подтвердили свои цели, — доложил Kasalia Drokia.

— Отлично, — кивнула Споор и радостно взметнула вверх Greu. — Всем кораблям — вперед! Начинаем веселиться. Мы — Футюне, богиня танца, так давайте покажем им, как мы умеем танцевать!

Прямоугольная формация, которую поддерживала Футюне, распалась. Flasath по три Resii в каждом двинулись в направлении своих целей, образуя все формации, какие только могут образовать три корабля. Связь между Flasath на больших расстояниях перестала работать. Теперь Roifrode Споор могла командовать лишь своим кораблем и двумя кораблями-спутниками.

— Приказ нашему Sarerl: курс пятнадцать, Noktaf.

Resii «Хейрбирш» и два Resii-спутника на полной скорости двинулись прочь из области высокой плотности туда, где находился одинокий Flasath 661.

— Принять атакующую формацию? — спросил Куфадисс.

— Не надо. Просто движемся вперед, — Споор легонько похлопала себя по щеке Greu.

Kasalia Rilbikot доложил:

— Десять минут до Gor Putarloth.

— Приготовиться к Dadjocs, — словно обращаясь к самой себе, произнесла Споор. Затем, взглянув на Куфадисса, она добавила: — Ну?

— А? — переспросил сбитый с толку Куфадисс.

— Враг до сих пор не сообщил, что сдается. Isath уже сдался бы. Похоже, я была права.

— Но они по-прежнему не пускают Hoksath. Как вы это можете объяснить?

— Не знаю, — небрежно отмахнулась Споор. — Наверняка у них есть на то свои причины.

Flasath шестьсот шестьдесят один разделился! — воскликнул Kasalia Rilbikot.

— Ну вот вам и мины, — улыбнулась Споор.

— Шесть Flasath размером с эсминец, направление триста сорок пять, расстояние шестнадцать. Скорость сближения триста семьдесят пять Digrl, — продолжил Kasalia Rilbikot.

— Что? — улыбка исчезла с лица Споор. — Это не Hoksath?

— Нет.

Споор недовольно закусила губу.

— Сколько у нас осталось мин?

— У нас четыре, у «Богбирша» тоже четыре, у «Хасунбирша» пять, всего тринадцать.

— Я умею складывать! Запустить Hoksath, все, что есть! Сомните их!

От трех Resii одновременно отделились тринадцать мин. Тринадцать мин на шесть кораблей. Врагов было более чем вдвое меньше. У эсминцев не было ни шанса. Gel против Hoksath особенно уязвимы. Три Resii проплыли мимо, как будто ничего и не произошло.

Alm Kasalia, — обратилась Споор.

— Да?

— Как вы считаете, какое худшее преступление может совершить Lodair?

— Неповиновение своему командиру? — предположил Куфадисс и тут же мысленно пнул самого себя за льстивый ответ.

— Нет. Худшее преступление — оказаться Onyu, — неожиданно заявила Споор. — Ответственность, подчинение командиру — это все бесполезно, если ты идиот. Каким болваном надо быть, чтобы послать шесть Gel против трех Resii?

— Понимаю, — Куфадисс кивнул; наконец-то он сообразил, почему Споор была не рада.

— Я, может быть, и не принимаю сражение слишком серьезно, но я не Onyu. Я не допущу, чтобы мои подчиненные погибали зря.

— Так точно, — снова кивнул Куфадисс. А кто бы допустил? Впрочем, она действительно показала себя хорошим командиром. Куфадиссу, как начальнику штаба, делать практически ничего не пришлось, даже несмотря на то, что он прежде не имел дела с Resii.

— И среди подчиненных мне идиоты тоже не нужны. Эрцгерцогиня Летопанью очень тщательно выбирает себе партнеров для игры. Хоть и не всегда может выбирать игрушки.

Под взглядом красных глаз Споор Куфадисс ощутил, как по его лицу стекают бисеринки пота.

— Я приложу все усилия, чтобы стать разумным партнером по игре.

— Возможно, вы не безнадежны, — на лице Споор появилась слабая улыбка.

— Одна минута до Gor Putarloth! — заявил Kasalia Rilbikot.

— И по-прежнему никакого Aga Leigakot, — добавил офицер связи.

Kasalia Rilbikot, — обратилась к навигатору Споор, отвернувшись от Куфадисса. — Позаботьтесь о том, чтобы все три корабля слили Flasath одновременно.

— Принято.

— Всем кораблям. Огонь из Irgyuf сразу после слияния, — она уже закрыла глаза, сосредоточившись на Frokaj в предвкушении сражения. — Давайте-ка посмотрим, что в этом Flasath. Я вся дрожу от нетерпения!

— Десять секунд до Gor Putarloth. Восемь. Семь. Шесть. Пять, — начал отсчет Kasalia Rilbikot. — Четыре. Три. Две. Одна. Gor Putarloth!

По мостику разнесся сигнал, предупреждающий о залпе Irgyuf.

Диапазон Frokaj Куфадисса резко увеличился. Он ощутил впереди громаду вражеского корабля. Корабль был один.

Aga Leigakot! — завопил Kasalia Drokia. — Они послали радиосиг-…

— Не стрелять! — Споор не дослушала фразу до конца. Она открыла глаза и вскочила с кресла. — Всем кораблям: не стрелять! Стрельба по сдавшемуся врагу навлечет позор на имя Споор!

Ну почему она не сказала «позор на Frybar«, или «на Labule«, или «на Аб», в конце концов? подумал Куфадисс.

«Хасунбирш» успел выстрелить до того, как получил приказ прекратить огонь, но выпущенный им ядерный снаряд самоуничтожился, не долетев до цели.

— Что ж они не воспользовались Drosh Flacteder? Неужели думали, что смогут уйти? — пожаловалась Споор. — Сообщение «Богбиршу»: проинспектировать вражеский корабль и принять его сдачу. «Хасунбиршу» — следовать за мной.

Итак, Flasath 661 оказался занят одним огромным транспортом. Убедившись в этом, «Богбирш» и «Хасунбирш» отделили свои Flasath.

— Вражеские Alek полностью уничтожены, — доложил Куфадисс.

— Ага, — безразлично кивнула Споор. Было видно, что она разочарована.

— Куда сейчас направимся? — спросил Куфадисс.

— Курс сто шестьдесят, Noktaf. Вернемся к остальным моим кораблям.

— Есть, — Куфадисс передал приказ Sarerl.

Совсем недавно Куфадиссу казалось, что его мнение о Споор изменилось; но теперь он пришел к выводу, что это было временное помешательство. Хотел бы он сказать своему командиру пару-другую фраз…

Споор резким движением навела Greu на Куфадисса.

— По-моему, я уже говорила, что за такое выражение лица надо отдавать под суд!

— Так точно, — Куфадисс решил, что лучше ему сейчас помолчать.

Некоторое время Споор стояла в раздумьях, пока не заметила обращенные на нее любопытные взгляды. Чувствуя, что ей надо как-то оправдаться, она закинула за плечо свои тщательно заплетенные светло-голубые волосы и сказала:

— Что ж, моя интуиция тоже иногда ошибается.

***

Битва была закончена. На поле боя остались лишь корабли Labule и сдавшиеся.

— Прибыло Pelia от Футюне, — доложил Shewas Кахиюл.

— Так, — кивнул Трайф. — И?

— Похоже, они захватили в плен вражеских чиновников.

— Отлично. Прекрасная новость. А что вообще делали чиновники на поле боя?

— В Объединенном Человечестве принято, что во время сражений в войсках присутствуют репортеры и высшие военные чины. По-видимому, они все находились в большом Isath возле Sord Sufagnaum.

— Хм, — ну и традиции в Объединенном Человечестве, думал Трайф, вышагивая по мостику. Потом он сообразил, что проку от таких раздумий никакого, и остановился. — Так, ну, в любом случае — мы ведь победили, верно?

— Да. Как и ожидалось.

— Это было слишком легко, даже неинтересно, но жалеть не стоит. Передайте всем кораблям — собраться вместе.

— Принято.

— Ах да, и надо приказать Футюне выполнить еще одну работу. Передайте им, чтобы, как только дозаправятся, сразу шли через Sord Sufagnaum. Они должны взять под контроль воздушное пространство Loebehynu, если там нет кораблей врага. Теперь дальше: какая эскадра в бою трудилась меньше всех?

— Все работали одинаково усердно…

— Знаю, знаю, я не собираюсь никого наказывать. Просто скажите.

— Нну… — Кахиюл склонил голову набок. — Бьюлдеф уничтожила меньше всех кораблей.

— Понятно. Пусть тогда Бьюлдеф здесь приберется.

— Слушаюсь.

***

Окончательный список потерь, понесенных флотом Трайфа, был следующий.

Погибли двадцать четыре Leit, семнадцать Gel и один Resii. Пятьдесят один Leit, сорок семь Gel и пять Resii получили тяжелые повреждения. Девяносто пять эскортных судов, сто семнадцать эсминцев, девятнадцать патрульных кораблей и пять Alek были повреждены незначительно.

Легко поврежденные Menyu можно было починить на месте с помощью ремонтных судов (Dausuia), так что потери флота составили сто сорок пять единиц. Разумеется, такие потери нельзя было назвать незначительными — спросите родственников тех, кто служил на этих кораблях, — но на боевую мощь флота они не повлияли.

Десантный флот А Миротворческих Сил Объединенного Человечества изначально насчитывал девятьсот Menyu. Всего-навсего двадцать семь из них сохранили хоть какую-то работоспособность, и все эти двадцать семь кораблей сдались Labule.

В целом Rue Labule одержали оглушительную победу.

Когда расчистка обломков, загромождавших поле боя, была завершена, флагман «Кейлдиш» выпустил две Hoksath. Вместо антивещества эти мины были начинены фейерверками, которые должны были взорваться в знак победы.

Frode Трайф почтил минутой молчания память всех погибших в этой мясорубке — и своих, и врагов.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ