Предыдущая             Следующая

 

ГЛАВА 2. ТУПИК ВЕРТУНА[1]

 

Во многих милях от того места, где холодный туман окутывал окна кабинета Премьер-министра, тот же туман висел над грязной речушкой, извивающейся между крутыми и замусоренными берегами. Над речкой зловеще вздымалась огромная мрачная труба работавшей когда-то фабрики. Не было слышно ни звука, если не считать шепота черной воды, не было видно никаких признаков жизни, кроме тощей лисы, прокравшейся вниз по берегу в надежде найти в траве что-нибудь типа старой обертки из-под чипсов.

Внезапно раздался тихий хлопок, и на самом краю берега из ниоткуда появилась худощавая, закутанная в плащ фигура. Лиса застыла, настороженно глядя на это новое явление. Фигура, похоже, некоторое время пыталась определить, где она находится, потом быстро и легко зашагала, шурша полами плаща по траве.

Раздался второй, более громкий хлопок, и из ниоткуда появилась вторая закутанная в плащ фигура.

– Погоди!

Резкий окрик напугал лису, прижавшуюся к самой земле. Она махнула из своего травяного укрытия вверх по обрыву. Затем раздалась зеленая вспышка, взвизг – и лиса упала вниз, уже мертвая.

Вторая фигура склонилась над животным и тронула его пальцем.

– Всего лишь лиса… – равнодушно произнес женский голос из-под капюшона плаща. – Я думала – возможно, Аврор… Цисси, подожди!

Но объект ее преследования, было остановившийся посмотреть на источник вспышки, уже карабкался вверх по обрыву, с которого только что свалилась лиса.

– Цисси… Нарцисса… да послушай же!..

Вторая женщина догнала первую и схватила ее за руку, но та вырвалась.

– Отстань, Белла!

– Ты должна меня выслушать!

– Я тебя уже выслушала. Я приняла решение. Теперь – отстань!

Женщина, названная Нарциссой, добралась до края обрыва и встала перед старым ограждением, отделявшим обрыв от узкой, мощенной булыжником улицы. Вторая женщина, Белла, последовала за ней. Они стояли рядом, глядя через дорогу на ряды обветшалых кирпичных домов, глядящих в темноту пустыми глазницами окон.

– Он живет здесь? – презрительным голосом спросила Белла. – Здесь? В этой муглевой навозной куче? Здесь, должно быть, еще не ступала нога таких, как мы…

Но Нарцисса не слушала; она проскользнула через дырку в ржавой ограде и уже торопливо пересекала улицу.

– Цисси, да подожди же!

Белла побежала следом, так что полы плаща развевались у нее за спиной, и увидела, как Нарцисса нырнула в проулок между домами, ведущий на вторую, почти такую же улицу. Часть фонарей была разбита; женщины бежали то сквозь пятна света, то сквозь тьму. Когда Нарцисса свернула еще раз, преследовательница снова догнала ее; на сей раз ей удалось схватить Нарциссу за руку и рывком развернуть лицом к себе.

– Цисси, ты не должна этого делать, ты не можешь ему доверять!..

– Темный Лорд доверяет ему, не так ли?

– Темный Лорд… мне кажется, что он… ошибается, – задыхаясь, сказала Белла, и ее глаза блеснули из-под капюшона, когда она огляделась, дабы убедиться, что они действительно одни. – В любом случае нам было велено никому не говорить о плане. Это предательство Темного Лор-…

– Отпусти меня, Белла! – зарычала Нарцисса, извлекая волшебную палочку из-под плаща и угрожающе направляя ее в лицо своей визави. Белла лишь рассмеялась.

– Цисси, свою родную сестру? Ты не сможешь сделать этого…

– Сейчас уже ничего нет такого, чего я не смогу сделать! – выдохнула Нарцисса с истерической ноткой в голосе и провела палочкой сверху вниз, как ножом, вызвав еще одну вспышку. Белла отдернула руку от сестры, как обожженная.

– Нарцисса!

Но Нарцисса снова понеслась вперед. Потирая руку, вторая женщина побежала за ней (на этот раз – держась на расстоянии). Бегуньи все дальше углублялись в пустынный лабиринт кирпичных домов. Наконец Нарцисса добралась до улицы под названием Тупик Вертуна, над которой фабричная труба возвышалась подобно предостерегающему пальцу. Ее шаги раздавались над булыжной мостовой, когда она пробегала мимо заколоченных и разбитых окон. Наконец она добралась до самого последнего дома, на первом этаже которого сквозь занавески пробивался тусклый свет.

Нарцисса успела постучать в дверь, прежде чем подбежала ругающаяся сквозь зубы Белла. Они ждали вместе, запыхавшись, вдыхая запах грязной реки, доносимый до них ночным ветерком. Несколько секунд спустя они услышали шаги, и дверь приоткрылась. За дверью можно было разглядеть худого человека, взирающего на них – человека с длинными черными волосами, обрамляющими желтоватое лицо и черные глаза.

Нарцисса откинула капюшон. Ее лицо было таким бледным, что в темноте казалось сияющим; длинные светлые волосы спадали волнами по спине, придавая ей сходство с утопленницей.

– Нарцисса! – сказал человек, открывая дверь чуть шире, так что свет упал на нее и ее сестру. – Какой приятный сюрприз!

– Северус[2], – произнесла она натянутым шепотом. – Могу я с тобой поговорить? Это срочно.

– Ну разумеется.

Он сделал шаг назад, позволив ей пройти мимо себя в дом. Ее сестра, все еще в капюшоне, последовала за ней без приглашения.

– Снейп, – выплюнула она, проходя мимо него.

– Беллатрикс, – ответил Снейп, и его тонкие губы изогнулись в чуть насмешливой улыбке, когда он захлопнул дверь позади них.

Женщины вошли прямо в крохотную гостиную, производившую впечатление темной камеры. Стены были полностью закрыты книгами, большинство которых были переплетены в старую черную или коричневую кожу; потертая софа, старое кресло и расшатанный стол стояли вместе под тусклым светом свечей, расположенных в люстре под потолком. Все вместе создавало ощущение заброшенности, как будто здесь обычно никто не жил.

Снейп пригласил Нарциссу занять софу. Она сняла плащ, положила его рядом с собой и села, уставившись на свои белые дрожащие руки, обнявшие колени. Беллатрикс сняла капюшон более медленно. Это была столь же жгучая брюнетка, сколь яркой блондинкой была Нарцисса; с тяжелыми веками и выступающей челюстью. Она встала за спиной Нарциссы, не отводя от Снейпа взгляда.

– Итак, чем обязан? – поинтересовался Снейп, устроившись в кресле напротив двух сестер.

– Мы… мы одни, так? – тихо спросила Нарцисса.

– Да, конечно. Ну, здесь еще Червехвост[3], но сброд мы ведь в расчет не берем?

Он указал палочкой на часть стены с книгами за своей спиной, и там с громким хлопком открылась потайная дверь, обнаружив узкую лестницу и застывшего на ней низкорослого человека.

– Как ты отлично понял, Червехвост, у нас гости, – ленивым голосом произнес Снейп.

Человек, сутулясь, спустился на последние несколько ступенек и вошел в комнату. У него были маленькие водянистые глаза, заостренный нос и неприятная улыбка. Левой рукой человек мягко поглаживал правую; та была словно облачена в блестящую серебряную перчатку.

– Нарцисса! – пискляво воскликнул он. – И Беллатрикс! Как прелестно…

– Червехвост принесет нам что-нибудь выпить, если хотите, – сказал Снейп. – А потом он вернется к себе в спальню.

Червехвост вздрогнул, как будто Снейп в него чем-то запустил.

– Я не твой слуга! – пискнул он, не глядя Снейпу в глаза.

– Вот как? А у меня было такое впечатление, что Темный Лорд отправил тебя сюда, чтобы ты мне помогал.

– Чтобы помогал, да – но не чтобы делал тебе выпивку или… или убирал твой дом!

– Я и не предполагал, Червехвост, что ты так рвешься получать более опасные задания, – ласково сказал Снейп. – Но это легко устроить: я переговорю с Темным Лордом…

– Я и сам могу с ним переговорить, если захочу!

– Ну конечно, можешь, – насмешливо улыбнулся Снейп. – А пока что – принеси выпить. Немного эльфийского вина – то, что надо.

Червехвост замешкался, как будто собираясь спорить, потом развернулся и вышел через другую потайную дверь. Раздался стук и звон бокалов. Через несколько секунд Червехвост вернулся, неся поднос с пыльной бутылкой и тремя бокалами. Он поставил поднос на шатающийся стол и поспешно удалился, захлопнув за собой покрытую книгами дверь.

Снейп налил в три бокала кроваво-красного вина и протянул два из них сестрам. Нарцисса пробормотала слова благодарности; Беллатрикс смолчала, продолжая взирать на Снейпа. Ему это, видимо, не доставляло неудобства – напротив, он явно забавлялся.

– За Темного Лорда, – провозгласил он, поднимая свой бокал, и опустошил его.

Сестры повторили то же самое. Снейп вновь наполнил их бокалы. После второго бокала Нарцисса порывисто обратилась к Снейпу:

– Северус, извини, что я так вот сюда пришла, но мне надо было тебя видеть. Я думаю, только ты можешь мне помочь…

Снейп протянул руку, чтобы прервать ее, затем снова указал палочкой на потайную дверь. Раздался громкий хлопок и визг, а затем звук шагов Червехвоста, быстро удаляющегося обратно по лестнице.

– Мои извинения, – произнес Снейп. – С некоторых пор у него появилась привычка подслушивать под дверью, уж не знаю с чего… так что ты говорила, Нарцисса?

Она сделала глубокий вздох и начала заново.

– Северус, я знаю, что я не должна быть здесь, мне было сказано никому ничего не говорить, но…

– А раз так, то придержи язык! – прорычала Беллатрикс. – Особенно в такой компании!

– «В такой компании»? – сардонически переспросил Снейп. – И как прикажешь это понимать, Беллатрикс?

– А так понимай, что я тебе не доверяю, Снейп, и ты это отлично знаешь!

Нарцисса издала звук, напоминающий сухой всхлип, и закрыла лицо руками. Снейп поставил свой бокал на стол и снова сел, положив руки на ручки кресла и улыбаясь в пылающее лицо Беллатрикс.

– Нарцисса, я полагаю, что мы должны выслушать то, что Беллатрикс порывается сообщить; это избавит нас от постоянных и утомительных перебиваний. Ну, давай, Беллатрикс, – обратился к ней Снейп. – И почему же это ты мне не доверяешь?

– Есть сотня причин! – громко ответила она, выбравшись из-за софы и со стуком поставив бокал на стол. – Даже и не знаю, с чего начать! Где ты был, когда пал Темный Лорд? Почему ты ни разу не попытался найти его, когда он исчез? Что ты делал все эти годы, сидя в кармане у Дамблдора? Почему ты мешал Темному Лорду заполучить Философский камень? Почему ты не вернулся немедленно, когда Темный Лорд возродился? Где ты был несколько недель назад, когда мы дрались за то, чтобы добыть пророчество для Темного Лорда? И почему, Снейп, почему Гарри Поттер все еще жив, если он был у тебя под рукой в течение пяти лет?

Она сделала паузу, учащенно дыша и разрумянившись от волнения. Нарцисса позади нее сидела неподвижно, по-прежнему закрыв лицо руками.

Снейп улыбнулся.

– Прежде чем я отвечу тебе – о да, Беллатрикс, я отвечу! и ты сможешь передать мои слова всем прочим, которые шепчутся у меня за спиной и рассказывают Темному Лорду сказки о моем предательстве! Так вот, прежде чем я отвечу тебе, позволь мне тебя спросить. Неужели ты думаешь, что Темный Лорд не задавал мне всех этих вопросов, вместе и по отдельности? И неужели ты действительно думаешь, что если бы мои ответы его не удовлетворили, я сейчас сидел бы здесь и разговаривал с вами?

Беллатрикс заколебалась.

– Я знаю, что он тебе доверяет, но…

– Ты думаешь, что он ошибается? Или что я каким-то образом обвел его вокруг пальца? Одурачил Темного Лорда, величайшего волшебника, самого могущественного Легилимента, которого когда-либо видел мир?

Беллатрикс не ответила, но впервые за время беседы выглядела несколько сконфуженной. Снейп снова взял со стола бокал, сделал глоток и продолжил:

– Ты спрашиваешь, где я был, когда пал Темный Лорд. Я находился там, где мне было приказано находиться – в школе чародейства и волшебства Хогвартс, – потому что он желал, чтобы я шпионил за Альбусом Дамблдором. Надеюсь, ты знаешь, что этот пост я занял по приказу Темного Лорда?

Беллатрикс едва заметно кивнула и снова открыла рот, пытаясь что-то сказать, но Снейп ее опередил.

– Ты спросила, почему я не пытался найти его после того, как он исчез. По той же причине, по которой этого не пытались сделать Авери, Йексли, оба Кэрроу, Грейбэк[4], Люциус (легкий наклон головы в сторону Нарциссы) и многие другие. Я считал, что его больше нет. Гордиться нечем, конечно, я ошибался, но так и было… Если бы он не простил всех тех, кто тогда потерял веру – у него бы сейчас осталось очень мало сторонников.

– У него бы осталась я! – страстно воскликнула Беллатрикс. – Я, ради него проведшая столько лет в Азкабане!

– Да, разумеется, и это достойно всяческого преклонения, – уставшим голосом ответил Снейп. – Разумеется, в тюрьме от тебя было немного пользы, но выглядел этот шаг просто шикарно…

– Этот шаг! – в своей ярости она выглядела почти безумно. – В то время как я общалась с дементорами, ты оставался в Хогвартсе, ручной собачкой Дамблдора!

– Не совсем так, – спокойно возразил Снейп. – Как тебе известно, он не позволял мне преподавать Защиту от Темных Искусств. Похоже, он думал, что это могло бы… хм… спровоцировать рецидив, вернуть меня к старому…

– Это и была твоя жертва во имя Темного Лорда – не преподавать твой любимый предмет? – насмешливо спросила она. – Почему ты там оставался все это время, Снейп? По-прежнему шпионил за Дамблдором для своего хозяина, которого считал мертвым?

– Вряд ли, – сказал Снейп, – хотя Темный Лорд был доволен тем, что я не покинул свой пост. Я шестнадцать лет собирал информацию о Дамблдоре, и я передал ему эту информацию, когда он вернулся. Это, на мой взгляд, несколько более полезный вид приветствия, нежели бесконечные напоминания о том, насколько противная штука Азкабан.

– Но ты оставался…

– Да, Беллатрикс, я оставался, – ответил Снейп, впервые допустив нотку раздражения в голосе. – У меня была хорошая работа, и я предпочел сохранить ее, а не гнить в Азкабане. Они, знаешь ли, загоняли туда всех Упивающихся Смертью. Протекция Дамблдора спасала меня от тюрьмы; это был наилучший вариант, и я им воспользовался.

Я полагаю, следующее, что ты желаешь знать, – продолжил он чуть громче, поскольку Беллатрикс выказывала явное желание перебить его, – почему я встал между Темным Лордом и Философским камнем. На это ответ дать легко. Он не знал, может ли доверять мне. Он, как и ты, думал, что я из верного Упивающегося Смертью превратился в марионетку Дамблдора. Он был в очень плохом состоянии, очень слаб и находился в теле посредственного волшебника. Он не осмелился открыться бывшему союзнику, опасаясь, что этот союзник может сдать его Дамблдору или Министерству. Я глубоко сожалею, что он не доверял мне. Он мог бы вернуть себе силу тремя годами раньше. А тогда – тогда я видел только жадного и недостойного Квиррелла, пытающегося украсть камень; и я признаю, что делал все от меня зависящее, чтобы помешать ему.

Рот Беллатрикс искривился, как будто она проглотила очень горькое лекарство.

– Но ты не вернулся, когда вернулся он! Ты не прилетел к нему в тот же момент, когда почувствовал, что твой Темный Знак горит!..

– Абсолютно верно. Я вернулся двумя часами позже. По приказу Дамблдора.

– По приказу Дамблдора?! – яростно взвилась она.

– Ты подумай сама! – произнес Снейп, вновь с раздражением в голосе. – Подумай! Подождав два часа, всего лишь два, я обеспечил себе возможность и дальше оставаться в Хогвартсе в качестве шпиона! Позволив Дамблдору считать, что я возвращаюсь к Темному Лорду лишь потому, что мне это было приказано, я получил возможность с того самого момента давать Темному Лорду информацию о Дамблдоре и об Ордене Феникса! Смотри, Беллатрикс: Темный Знак проявлялся сильнее и сильнее на протяжении месяцев. Я знал, что он должен вернуться, все Упивающиеся Смертью это знали! У меня было полно времени, чтобы подумать, чего я хочу, чтобы подготовить мой следующий шаг, чтобы сбежать, как Каркаров, согласна?

Уверяю тебя, первоначальное неудовольствие Темного Лорда, вызванное моим опозданием, полностью прошло, когда я объяснил ему, что остался верен, хотя Дамблдор и считал меня своим человеком. Да, Темный Лорд полагал, что я бросил его навсегда, – но он ошибся.

– Ну и какая от тебя была польза? – усмехнулась Беллатрикс. – Какую полезную информацию мы от тебя получили?

– Моя информация передавалась непосредственно Темному Лорду, – ответил Снейп. – Если он не считает необходимым делиться ею с тобой…

– Он всегда делится со мной! – снова вспыхнула Беллатрикс. – Он считает меня своим самым лояльным, самым верным…

– Что, по-прежнему считает? – переспросил Снейп с тонким намеком на скептицизм в голосе. – По-прежнему считает, даже после фиаско в Министерстве?

– Это была не моя вина! – покраснела Беллатрикс. – Темный Лорд раньше доверял мне свои самые дорогие… если бы Люциус не…

– Не смей – не смей обвинять моего мужа! – потребовала Нарцисса тихим, но смертоносным голосом, подняв глаза на сестру.

– Бессмысленно сейчас выяснять, кто больше виноват, а кто меньше, – мягко сказал Снейп. – Что сделано, то сделано.

– Но сделано не тобой! – снова вскипела Беллатрикс. – Нет, ты, как всегда, блистал отсутствием, когда мы все подвергали себя опасности, да, Снейп?

– Я получил приказ оставаться в стороне, – ответил Снейп. – Возможно, ты не согласна с Темным Лордом? Может быть, ты полагаешь, что Дамблдор не заметил бы, если бы я присоединился к Упивающимся Смертью в сражении с Орденом Феникса? И кстати, говоря про опасности – я извиняюсь – вы ведь имели дело с шестью подростками, так?

– Вскоре к ним присоединилась половина Ордена, как тебе отлично известно! – выплюнула Беллатрикс. – Кстати, насчет Ордена: ты по-прежнему утверждаешь, что не можешь открыть местоположение его штаб-квартиры, не так ли?

– Я не Хранитель Тайны, я не могу произнести название этого места. Я думаю, ты в курсе, как работает это заклинание? Темный Лорд удовлетворен информацией, касающейся Ордена, которую я ему передал. Именно она, как ты, возможно, догадалась, привела к недавнему захвату и убийству Эммелин Вэнс, и, уж конечно, она помогла разобраться с Сириусом Блэком, хотя я в полной мере отдаю тебе должное за то, что именно ты его прикончила.

Он чуть кивнул и поднял бокал, словно произнося тост. Выражение лица Беллатрикс, однако, не смягчилось.

– Ты уклоняешься от ответа на мой последний вопрос, Снейп. Гарри Поттер. Ты мог убить его в любой момент на протяжении последних пяти лет. Но не сделал этого. Почему?

– Ты обсуждала этот вопрос с Темным Лордом? – поинтересовался Снейп.

– Он… недавно мы… я тебя спрашиваю, Снейп!

– Если бы я убил Гарри Поттера, Темный Лорд не смог бы использовать его кровь для того, чтобы воскреснуть и стать непобедимым…

– Ты претендуешь на то, что предсказал пользу от мальчишки?! – усмехнулась она.

– Я не претендую на это; я не имел ни малейшего представления о планах Темного Лорда; я уже признался, что считал его мертвым. Я просто пытаюсь объяснить, почему Темный Лорд не огорчен тем, что Поттер оставался жив, по крайней мере, до прошлого года…

– Но почему ты сохранил ему жизнь?

– Ты что, не поняла то, что я уже сказал? Я избежал Азкабана только благодаря протекции Дамблдора! Не кажется ли тебе, что убийство любимого ученика Дамблдора могло бы изменить его отношение ко мне? Но дело было не только в этом. Должен тебе напомнить, что, когда Поттер впервые прибыл в Хогвартс, о нем ходило много разных историй и слухов, что он якобы сам сильный Темный маг, благодаря чему и выжил после нападения Темного Лорда. Разумеется, многие старые последователи Темного Лорда считали, что именно Поттер может стать лидером, вокруг которого они смогут сплотиться вновь. Мне было любопытно, должен признать; и я вовсе не рвался убить его в тот момент, когда он переступил порог замка.

Конечно, я очень быстро понял, что у него нет какого бы то ни было экстраординарного таланта. Он выбрался из огромного числа неприятных ситуаций просто благодаря потрясающему везению и помощи своих более способных друзей. Он абсолютная посредственность, хотя такой же противный и самовлюбленный, каким был его отец в свое время. Я сделал все, что мог, для того, чтобы его вышвырнули из Хогвартса, учиться в котором, я считаю, он едва ли достоин; но убить его или позволить, чтобы его убили на моих глазах? С моей стороны было бы идиотизмом так рисковать поблизости от Дамблдора.

– И предполагается, что, слушая все эти истории, мы должны верить, что Дамблдор тебя ни разу не заподозрил? – спросила Беллатрикс. – Что у него не было ни малейшего представления о том, кому ты предан на самом деле? Что он по-прежнему всецело тебе доверяет?

– Ну, я неплохо играл свою роль, – сказал Снейп. – Плюс ты забываешь про самую большую слабость Дамблдора: он не может не верить в людей. Я скормил ему байку про свое глубочайшее раскаяние, и что перестал быть Упивающимся Смертью, когда пришел к нему на работу; и он принял меня с распростертыми объятиями – хотя, как я уже сказал, он не подпускал меня к Темным Искусствам сколько мог. Дамблдор был великим волшебником – о да, великим (добавил он, так как Беллатрикс издала какой-то едкий звук), сам Темный Лорд это признает. Однако с радостью должен сказать, что Дамблдор стареет. Поединок с Темным Лордом в прошлом месяце здорово его подкосил. Вскоре после того он получил серьезное ранение, потому что его реакция уже не та, что была раньше. Но все эти годы он не переставал доверять Северусу Снейпу, и именно в этом заключается моя ценность для Темного Лорда.

Беллатрикс, судя по ее виду, была по-прежнему не удовлетворена, но не могла решить, с какой еще стороны лучше подобраться к Снейпу. Воспользовавшись ее молчанием, Снейп повернулся к ее сестре.

– Вернемся к нашим баранам. Ты хотела попросить меня о помощи, Нарцисса?

Нарцисса подняла на него глаза; на лице было написано отчаяние.

– Да, Северус. Я… я думаю, ты единственный, кто может мне помочь, больше мне не к кому обратиться. Люциус сидит в тюрьме, и…

Она закрыла глаза; из-под век скатились две большие слезы.

– Темный Лорд запретил мне говорить об этом, – продолжила Нарцисса, по-прежнему с закрытыми глазами. – Он хочет, чтобы никто не знал об этом плане. Он… держится в полном секрете. Но…

– Если он запретил, то ты не должна говорить, – мгновенно ответил Снейп. – Слово Темного Лорда – закон.

Нарцисса открыла рот и стала ловить воздух, как будто Снейп окатил ее холодной водой. Беллатрикс впервые за все время, что она была в доме, выглядела удовлетворенной.

– Видишь! – торжествующе обратилась она к сестре. – Даже Снейп говорит: если тебе сказано молчать – придержи язык!

Снейп поднялся на ноги, шагнул к маленькому окну, отодвинул занавеску и глянул на пустынную улицу. Потом снова резко задернул занавеску и, нахмурившись, повернулся к Нарциссе.

– Так получилось, что я знаю этот план, – тихо произнес он. – Я один из тех немногих, кому Темный Лорд рассказал. Тем не менее, если бы я не оказался в курсе дела – ты была бы виновна в предательстве Темного Лорда.

– Я так и думала, что ты должен знать об этом! – Нарцисса перевела дыхание. – Он так тебе доверяет, Северус…

– Ты знаешь план?! – переспросила Беллатрикс, и мимолетное выражение удовлетворения на ее лице сменилось гневом. – Ты знаешь?!

– Разумеется, – ответил Снейп. – Но какой именно помощи ты просишь, Нарцисса? Если ты считаешь, что я смогу убедить Темного Лорда передумать – боюсь, что шансов нет, совсем никаких.

– Северус, – прошептала она со слезами на бледном лице. – Мой сын… мой единственный сын…

– Драко должен гордиться, – индифферентно сказала Беллатрикс. – Темный Лорд оказывает ему великую честь. И я рада, что Драко не пытается избежать этого поручения, наоборот, он рад возможности проявить себя, возбужден открывающимися перспективами…

Нарцисса зарыдала в полный голос, не отрывая умоляющего взгляда от Снейпа.

– Это потому, что ему только шестнадцать и он не знает, чем это ему грозит! Почему, Северус? Почему мой сын? Это слишком опасно! Я знаю, это месть за ошибку Люциуса!..

Снейп не ответил. Он отвернулся, чтобы не видеть ее слез, как будто это было что-то неприличное; но он не мог делать вид, что не слышит ее.

– Поэтому он выбрал Драко, да? – продолжила настаивать Нарцисса. – Чтобы наказать Люциуса?

– Если Драко преуспеет, – произнес Снейп, по-прежнему глядя в сторону, – он будет в большем почете, чем кто бы то ни было.

– Но он не преуспеет! – всхлипнула Нарцисса. – Как он сможет, если сам Темный Лорд…

Беллатрикс судорожно вздохнула; Нарцисса, похоже, полностью потеряла самообладание.

– Я только хотела сказать… никому еще не удалось… Северус… пожалуйста… Ты был и сейчас остаешься любимым учителем Драко… Ты старый друг Люциуса… умоляю… Ты любимец Темного Лорда, он доверяет твоим советам… Пожалуйста, поговори с ним, переубеди его…

– Темного Лорда нельзя переубедить, и я не настолько глуп, чтобы пытаться это сделать, – отрезал Снейп. – Не буду отрицать, что Темный Лорд очень зол на Люциуса. Он возглавлял операцию. Он позволил себя поймать, и многих других вместе с ним, а пророчество вернуть так и не смог. Да, Темный Лорд зол, Нарцисса, действительно очень зол.

– Значит, я права, и он выбрал Драко ради мести! – задохнулась Нарцисса. – Он не хочет, чтобы Драко преуспел, – он хочет, чтобы его убили!

Когда Снейп снова не ответил, Нарцисса потеряла те остатки самообладания, которые она еще сохраняла. Она пошатываясь подошла к Снейпу и схватила его за грудки. Приблизив свое лицо вплотную к его, так что ее слезы капали ему на грудь, она выдохнула:

– Ты можешь сделать это. Ты можешь сделать это вместо Драко, Северус. У тебя это получится, наверняка, и он вознаградит тебя больше, чем всех нас…

Снейп взял ее за запястья и оторвал ее руки от своей мантии. Глядя сверху вниз в ее залитое слезами лицо, он медленно произнес:

– Я думаю, он предполагает, что в конце концов я это сделаю. Но он настаивает, чтобы Драко попытался первым. Видишь ли, в том маловероятном случае, если Драко преуспеет, я смогу еще немного пробыть в Хогвартсе, выполняя свою роль шпиона.

– Другими словами, ему плевать, если Драко погибнет!

– Темный Лорд очень зол, – тихо повторил Снейп. – Ему не удалось услышать пророчество. Ты знаешь, Нарцисса, так же как и я, что его прощение заслужить нелегко.

Ее ноги подкосились; всхлипывая и стеная, она рухнула на пол.

– Мой единственный сын… мой единственный сын…

– Ты должна гордиться! – безжалостно заявила Беллатрикс. – Если бы у меня были дети, я бы с радостью пожертвовала ими ради службы Темному Лорду!

Нарцисса отчаянно вскрикнула и вцепилась руками в свои светлые волосы. Снейп наклонился, взял ее за руки, поднял и отвел к софе. Затем налил еще вина и силой впихнул бокал ей в руку.

– Нарцисса, достаточно. Выпей это. И выслушай меня.

Нарцисса чуть успокоилась. Пролив часть вина на себя, она все же сделала глоток.

– Возможно, я смогу… помочь Драко.

Она села прямо, лицо ее было белей бумаги, а огромные глаза не отрываясь смотрели на Снейпа.

– Северус… о, Северус!.. Ты ему правда поможешь? Присмотришь за ним, чтобы с ним ничего не случилось?

– Я могу попытаться.

Она отбросила бокал – тот прокатился по столу – соскользнула с софы и пала на колени перед Снейпом, схватив его руку обеими своими и прижавшись к ней губами.

– Если ты будешь защищать его… Северус, ты поклянешься, что будешь? Ты дашь Нерушимый Обет?

– Нерушимый Обет?

Лицо Снейпа было совершенно бесстрастным. В то же время Беллатрикс издала торжествующий смешок:

– Ты слышишь, Нарцисса? О, он будет пытаться, как же… как обычно – пустая болтовня и нежелание делать что-либо серьезное… о, ну разумеется, по приказу Темного Лорда!

Снейп не обращал на нее никакого внимания. Его черные глаза не отрываясь смотрели в заполненные слезами голубые глаза Нарциссы, которая продолжала сжимать его руку.

– Конечно, Нарцисса, я дам Нерушимый Обет, – тихо ответил он. – Возможно, твоя сестра согласится быть нашим Посредником?

У Беллатрикс отпала челюсть. Снейп опустился на колени напротив Нарциссы, и под ошеломленным взглядом Беллатрикс они сцепили правые руки.

– Тебе понадобится твоя палочка, – холодно проговорил Снейп.

По-прежнему пораженная, Беллатрикс вытащила волшебную палочку.

– И тебе придется подойти поближе, – продолжил он.

Она сделала шаг вперед и, теперь стоя над ними, приложила кончик палочки к их сцепленным рукам.

Нарцисса произнесла:

– Будешь ли ты, Северус, приглядывать за моим сыном Драко, в то время как он пытается выполнить поручение Темного Лорда?

– Буду, – ответил Снейп.

Тонкий язык сияющего пламени вырвался из волшебной палочки и обвился вокруг их рук подобно раскаленному проводу.

– И будешь ли ты делать все возможное, чтобы защитить его от вреда?

– Буду, – ответил Снейп.

Второй язык пламени вырвался из палочки и переплелся с первым, образовав красивую сияющую цепь.

– И, в случае если это окажется необходимым… если Драко потерпит неудачу… – прошептала Нарцисса (рука Снейпа вздрогнула, но он не убрал ее), – будешь ли ты продолжать великое дело, которое Темный Лорд поручил Драко?

На мгновение повисло молчание. Беллатрикс с широко открытыми глазами наблюдала за ними, не отрывая палочки от их сжатых рук.

– Буду, – ответил Снейп.

Изумленное лицо Беллатрикс осветилось красным, когда третий язык пламени вырвался из волшебной палочки, переплелся с другими и обвил сжатые руки подобно веревке, подобно огненной змее.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Spinner’s End. В оригинале – игра слов: с одной стороны, это название улицы, с другой стороны, spinner – тот, кто все время вертится, можно перевести как «двойной агент». Возможно, в названии главы прячется намек на трудное положение, в котором оказался Снейп.

[2] Severus Snape. Имя происходит от слова severe – строгий, суровый. Фамилия на одну букву отличается от snake – змея.

[3] Wormtail. Кличка переведена дословно.

[4] Greyback – дословно «Серая спина». Вполне подходящая фамилия для оборотня.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ