Предыдущая              Следующая

 

ГЛАВА 6. ВЫЛАЗКА ДРАКО

 

Следующие несколько недель Гарри не покидал пределов сада вокруг Берлоги. Большую часть дневного времени он проводил, играя в облегченную версию квиддича (он с Гермионой против Рона с Джинни; Джинни играла хорошо, а Гермиона ужасно, так что силы команд были примерно равны), а большую часть вечернего – уничтожая по три порции всего, что перед ним ставила миссис Уизли.

Это были бы мирные и счастливые каникулы – если бы не град исчезновений, загадочных происшествий и даже смертей, публиковавшихся в «Профет» почти каждый день. Иногда Билл или мистер Уизли приносили новости даже раньше, чем они появлялись в газетах. К огорчению миссис Уизли, празднование шестнадцатилетия Гарри было омрачено скверными новостями от Ремуса Люпина; тот сам выглядел не очень – костлявый, мрачный, с изрядным количеством седины в волосах, а одежда его была еще более замызганной и заплатанной, чем обычно.

– Еще пара нападений дементоров, – объявил он, беря из рук миссис Уизли большой кусок именинного торта. – А в какой-то лачуге на севере нашли тело Игоря Каркарова. Над ней был Темный Знак – ну, откровенно говоря, я удивлен, что он целый год протянул после того, как сбежал от Упивающихся Смертью; насколько я помню, брат Сириуса Регулус прожил лишь несколько дней…

– Да, да, – насупившись, прервала его миссис Уизли. – Давайте лучше поговорим о чем-нибудь дру-…

– Ты слышал про Флорина Фортескью, Ремус? – спросил Билл, пока Флер подливала ему вина. – Того, который…

– …продавал мороженое в Диагон Аллее? – перебил Гарри, ощущая неприятную пустоту в животе. – Он иногда угощал меня мороженым бесплатно… что с ним?

– Уволокли его, судя по виду магазинчика.

– Но почему? – спросил Рон, тогда как миссис Уизли укоризненно смотрела на Билла.

– Откуда я знаю? Наверно, чем-то он им не угодил. Хороший был человек Флорин.

– Кстати о Диагон Аллее, – добавил мистер Уизли. – Похоже, Олливандер тоже исчез.

– Изготовитель волшебных палочек? – с испуганным видом спросила Джинни.

– Он самый. Магазин пуст, никаких следов борьбы. Даже непонятно, добровольно он ушел или его похитили.

– Но палочки – как же люди теперь их будут покупать?

– Будут покупать у других изготовителей, – ответил Люпин. – Но Олливандер был лучшим, и если наш противник его заполучил – это плохо.

На следующий день после этого довольно невеселого празднования из Хогвартса пришли письма и списки книг. Гаррино письмо содержало в себе сюрприз: он был назначен капитаном команды по квиддичу.

– Теперь у тебя равный статус с префектами[1]! – радостно воскликнула Гермиона. – Ты можешь пользоваться нашей особой ванной комнатой и все такое!

– Ух ты – я помню, Чарли носил такой же, – возбужденно произнес Рон, изучая значок. – Гарри, это классно, теперь ты мой капитан – ну, в смысле, если ты оставишь меня в команде, хе-хе…

– Ну что ж, думаю, теперь нам не следует откладывать визит на Диагон Аллею, раз уж вы все это получили, – вздохнула миссис Уизли, просмотрев ронов список книг. – Мы пойдем в субботу, если только твоему отцу снова не придется идти на работу. Без него мы туда не пойдем.

– Мам, ты серьезно думаешь, что Сам-Знаешь-Кто поджидает нас, прячась за книжной полкой у «Флориш и Блоттс»? – хихикнул Рон.

– Ага, а Фортескью и Олливандер просто уехали отдыхать, да? – взвилась миссис Уизли. – Если ты считаешь, что безопасность – это повод для смеха – лучше тебе остаться дома, я сама куплю все, что надо…

– Нет, я хочу пойти, глянуть магазин Фреда и Джорджа! – поспешно ответил Рон.

– Тогда держи свои идеи при себе, молодой человек, пока я не решила, что ты еще не дорос до того, чтобы пойти с нами! – рассерженно отрезала миссис Уизли, поднимая свои часы, все девять стрелок которых по-прежнему указывали на «смертельную опасность», и ставя их на стопку свежевыглаженных полотенец. – И к возвращению в Хогвартс это тоже относится!

Рон с обалделым видом повернулся в сторону Гарри, в то время как его мать подхватила корзину с бельем и угрожающе шатающиеся часы и вылетела из комнаты.

– Блин… теперь тут уже и шутить опасно…

Тем не менее у Рона хватило благоразумия воздерживаться от легкомысленных высказываний насчет Волдеморта в течение следующих нескольких дней. До утра субботы никаких новых взрывов со стороны миссис Уизли не последовало, хотя за завтраком она держалась весьма напряженно. Билл, остающийся дома вместе с Флер (к радости Гермионы и Джинни), протянул Гарри через стол кошель, набитый деньгами.

– А мне такой можно? – тут же потребовал Рон, глядя на кошель квадратными глазами.

– Это Гаррины, дурачок, – ответил Билл. – Я заранее достал их для тебя, Гарри, из твоего сейфа; сейчас гоблины так усилили меры безопасности, что у обычных людей уходит часов пять, чтобы добраться до своего золота. Два дня назад туда Арки Филпотт пришел, так у него их Датчик Честности[2] застрял в эээ… Короче – поверь мне, так намного легче.

– Спасибо, Билл, – поблагодарил Гарри, запихивая кошель в карман.

– Он всьегда такой предусмотрьительний, – с обожанием промурлыкала Флер, гладя Билла по носу. За ее спиной Джинни изобразила, что ее рвет прямо в тарелку с кашей. Гарри от этого зрелища чуть не подавился кукурузными хлопьями, и Рону пришлось постучать его по спине.

День был пасмурный и тусклый. Когда они вышли из дома, натягивая плащи, их уже поджидал специальный автомобиль Министерства Магии, в одном из которых Гарри уже доводилось однажды ехать.

– Здорово, что папа снова может доставать такие, – одобрительно сказал Рон, с наслаждением потягиваясь, в то время как машина плавно отъезжала от Берлоги. Он, Гарри, Гермиона и Джинни вчетвером удобно расположились на широком заднем сиденье. Билл и Флер махали вслед из окна кухни

– Особо не привыкай, это исключительно из-за Гарри, – обернувшись назад, отозвался мистер Уизли. Он и миссис Уизли сидели впереди рядом с министерским шофером; переднее пассажирское сиденье послушно растянулось в нечто напоминающее двухместный диванчик. – Ему присвоен высший статус обеспечения безопасности. И еще дополнительная охрана присоединится к нам в «Дырявом котле».

Гарри ничего не ответил; он не был в особом восторге от перспективы совершать покупки в окружении батальона Авроров. Он положил в рюкзак свой плащ-невидимку, и ему казалось, что если этого было достаточно для Дамблдора, то этого должно быть достаточно и для Министерства. Правда, тут Гарри пришло в голову, что Министерство, возможно, и не знает о его плаще.

– Вот и приехали, – спустя удивительно короткое время объявил ранее молчавший водитель, выехав на Чаринг Кросс Роуд и остановившись возле «Дырявого котла». – Я должен вас тут дождаться – не скажете, через сколько примерно вы вернетесь?

– Через пару часов, полагаю, – ответил мистер Уизли. – А, отлично, вот и он!

Гарри вслед за мистером Уизли выглянул в окно, и его сердце радостно подпрыгнуло. Вместо толпы Авроров перед «Дырявым котлом» возвышалась огромная, чернобородая, одетая в пальто из бобровых шкур фигура Рубеуса Хагрида, егеря Хогвартса. Увидев лицо Гарри, Хагрид широко улыбнулся, абсолютно игнорируя испуганные взгляды проходящих мимо муглей.

– Гарри! – прогудел он, заключая Гарри в костоломное объятие, как только тот выбрался из машины. – Бакбик – Уизервинг то бишь – те надо обязательно его глянуть, Гарри, он просто кайфует от того, шо снова на свободе…

– Я рад, что он доволен, – ухмыльнулся Гарри, потирая ребра. – А мы и не знали, что «охрана» – это ты!

– Угу, прям как в старые добрые времена, точно? Знаешь, Министерство хотело послать тучу Авроров, но Дамблдор сказал, шо меня будет достаточно, – Хагрид гордо выпятил грудь и засунул большие пальцы обеих рук в карманы. – Ну че, пошли тогда – после вас, Молли, Артур…

«Дырявый Котел» был абсолютно пуст – впервые на памяти Гарри. От былой толкучки остался только Том, владелец заведения, такой же иссохший, морщинистый и беззубый, как и раньше. Он с надеждой посмотрел на вошедших, но, прежде чем он смог что-то сказать, Хагрид со значительным видом произнес:

– Сегодня тока пройти через тебя, Том, ну ты понял – поручение Хогвартса, ага?

Том разочарованно кивнул и вернулся к протиранию бокалов; Гарри, Гермиона, Хагрид и четверо Уизли прошли через бар в промозглый задний дворик, заставленный мусорными контейнерами. Хагрид поднял свой розовый зонт и тюкнул им определенный кирпич в стене. Стена тут же раскрылась, образовав арку, ведущую на мощеную булыжником кривую улочку. Они шагнули сквозь арку и застыли, глядя вокруг.

Диагон Аллея изменилась. Блестящих разноцветных витрин, уставленных книгами, ингредиентами зелий и котлами, было не видно – они были полностью заклеены огромными плакатами Министерства Магии. Большинство этих темно-фиолетовых плакатов содержало напечатанные аршинными буквами рекомендации по безопасности, аналогичные тем, которые все лето рассылались в буклетах Министерства; на других были движущиеся черно-белые фотографии Упивающихся Смертью, находящихся на свободе. Беллатрикс Лестренж презрительно усмехалась с витрины ближайшей аптеки. Некоторые окна были заколочены, в том числе окна кафе-мороженого Флорина Фортескью. В то же время вдоль улицы расположилось немалое количество потрепанного вида ларьков. На ближайшем из них, торчащем перед «Флориш и Блоттс», под грязным полосатым навесом была прицеплена картонная вывеска:

Амулеты: незаменимы против оборотней, дементоров и Преисподов

Нездорового вида волшебник, держащий в руках охапку всяких серебряных штуковин на цепочках, бряцал ими перед прохожими.

– Желаете амулетик для вашей крошки, мадам? – обратился он к миссис Уизли, с вожделением косясь на Джинни. – Чтобы защитить ее прелестную шейку?

– Эх, если б только я был на службе… – процедил мистер Уизли, сердито взирая на продавца амулетов.

– Да, дорогой, только сейчас не надо никого арестовывать, мы торопимся, – проговорила миссис Уизли, нервно сверяясь со списком покупок. – Думаю, нам лучше всего сперва пойти к мадам Молкин, Гермионе нужна новая парадная мантия, и у Рона в его обычной мантии уже лодыжки торчат, и тебе, Гарри, тоже нужны новые, ты так вырос – так, пошли, все…

– Молли, нет смысла идти к мадам Молкин нам всем, – возразил мистер Уизли. – Почему бы этой троице не пойти туда вместе с Хагридом? А мы тем временем пойдем во «Флориш и Блоттс» и купим всем учебники.

– Ну я не знаю… – обеспокоенно протянула миссис Уизли, явно разрывавшаяся между стремлением покончить с покупками как можно быстрее и желанием не разделяться. – Хагрид, как ты считаешь?..

– Не боись, со мной они будут в поряде, Молли, – успокаивающе произнес Хагрид, помахав в воздухе ладонью размером с крышку от мусорной урны. Миссис Уизли выглядела не вполне убежденной, но, больше не противясь разделению, поспешила в направлении «Флориш и Блоттс» вместе с мужем и Джинни. Гарри, Рон, Гермиона и Хагрид двинулись к ателье «У мадам Молкин».

Гарри заметил, что многие из проходящих мимо людей имели такой же измотанный и озабоченный вид, как и миссис Уизли, и что никто не задерживался, чтобы потрепаться; продавцы держались плотными кучками, разговаривая исключительно о делах. В одиночку, похоже, покупок не делал никто.

– Кажись, нам всем там будет тесновато, – заметил Хагрид, остановившись напротив ателье и нагнувшись, чтобы поглядеть в окно. – Я тут постою, на страже, лады?

Итак, Гарри, Рон и Гермиона вошли в магазинчик вместе. На первый взгляд он казался пустым, но, как только дверь за ними захлопнулась, они услышали знакомый голос, доносившийся из-за стойки, увешанной парадными мантиями в синих и зеленых блестках.

– …не ребенок, если ты не заметила, мать. Я вполне могу совершать покупки и без посторонней помощи.

Послышался квохчущий звук, а затем голос, принадлежащий (как тут же узнал Гарри) хозяйке ателье мадам Молкин, произнес:

– Успокойся, дорогой, твоя мать совершенно права, сейчас мы все не должны бродить сами по себе, это не имеет отношения к тому, ребенок ты или нет…

– Лучше следите, куда вы втыкаете эту булавку!

Из-за стойки появился подросток с бледным острым лицом и белыми волосами, одетый в красивую темно-зеленую мантию, сверкающую булавками вдоль кромки и на концах рукавов. Он подошел к зеркалу и начал смотреться; прошло некоторое время, прежде чем он заметил отражающихся в зеркале Гарри, Рона и Гермиону. Его светло-серые глаза сузились.

– Если ты пытаешься понять, чем это так завоняло, мать – сюда только что вошла Грязнокровка[3], – проговорил Драко Малфой.

– Я не думаю, что такой лексикон здесь уместен! – мадам Молкин быстрым шагом вышла из-за стойки с одеждой, держа в одной руке сантиметр, а в другой – волшебную палочку. – И дуэли на палочках в моем магазине мне тоже не нужны! – торопливо добавила она, глянув в сторону двери и увидев, что Гарри и Рон оба достали волшебные палочки и направили их на Малфоя. Гермиона, стоявшая чуть сзади, прошептала:

– Не надо, ребята, ей-богу, оно того не стоит.

– Ага, можно подумать, что вы осмелитесь применять магию вне школы! – усмехнулся Малфой. – Грейнджер, кто поставил тебе этот фингал? Я хочу подарить ему цветы.

– Хватит! – оборвала его мадам Молкин и оглянулась в поисках поддержки. – Мадам… пожалуйста…

Из-за стойки вышла Нарцисса Малфой.

– Уберите это, – холодно потребовала она у Гарри и Рона. – Если вы нападете на моего сына, это будет последним, что вы вообще сделаете, я обещаю.

– Да неужели? – Гарри шагнул вперед, глядя в надменное лицо, похожее, несмотря на бледность, на лицо ее сестры. Сейчас Гарри был с Нарциссой одного роста. – Уж не собираетесь ли вы позвать сюда нескольких ваших Упивающихся Смертью приятелей, чтобы справиться с нами?

Мадам Молкин вскрикнула и схватилась за сердце.

– Пожалуйста, не надо так обвинять… опасно так говорить… уберите палочки, пожалуйста!

Но Гарри не опустил палочку. Нарцисса Малфой неприятно улыбнулась.

– Я вижу, тот факт, что ты любимчик Дамблдора, дает тебе ложное чувство безопасности, Гарри Поттер. Но Дамблдор не всегда окажется рядом, чтобы защитить тебя.

Гарри демонстративно оглядел магазин.

– Ух ты… ну надо же… его тут нет! Так почему бы вам не попытаться? Знаете – в Азкабане, возможно, найдется двухместная камера для вас и вашего неудачника-муженька!

Малфой с сердитым видом двинулся в сторону Гарри, но споткнулся о неподшитую полу мантии. Рон громко рассмеялся.

– Не смей таким тоном говорить с моей матерью, Поттер! – прорычал Малфой.

– Ничего, Драко, – сказала Нарцисса, удерживая его за плечо своими тонкими белыми пальцами. – Мне кажется, Поттер воссоединится со своим дорогим Сириусом раньше, чем я с Люциусом.

Гарри поднял палочку еще чуть выше.

– Гарри, нет! – простонала Гермиона, вцепившись ему в руку и пытаясь силой ее опустить. – Подумай… тебе нельзя… у тебя будут такие проблемы…

Мадам Молкин некоторое время колебалась, потом, видимо, решила действовать так, как будто ничего особенного не произошло, в надежде, что и не произойдет. Она наклонилась над Малфоем, по-прежнему не отрывающим взгляда от Гарри.

– Мне кажется, левый рукав можно еще чуть-чуть укоротить, дорогой, дай-ка я…

– Ай! – вскрикнул Малфой, шлепком отбросив ее руку. – Следи, куда втыкаешь булавки, женщина! Мать – по-моему, мне это уже не нравится…

Он стянул мантию через голову и швырнул ее на пол к ногам мадам Молкин.

– Ты прав, Драко, – одобрила Нарцисса, пренебрежительно глянув на Гермиону. – Теперь, когда я знаю, какой сброд здесь одевается… пойдем лучше к Твилфитту и Таттингу.

С этими словами они стремительно вышли из магазина, причем Малфой специально пихнул плечом Рона.

– Да неужели? – вопросила в пустоту мадам Молкин, схватила упавшую мантию и провела над ней кончиком волшебной палочки, убирая пыль, как пылесосом.

Она была рассеянна во время подгонки новых мантий Гарри и Рона, попыталась продать Гермионе мужскую парадную мантию вместо женской и в конце концов выпроводила их из магазина с явным вздохом облегчения.

– Ну че, затарились? – весело спросил Хагрид, когда они снова подошли к нему.

– Более-менее, – ответил Гарри. – Ты видел Малфоев?

– Ага, – беспечно сказал Хагрид. – Но они не посмеют пакостить те посреди Диагон Аллеи, Гарри, так шо не бери в голову.

Гарри, Рон и Гермиона переглянулись, но, прежде чем они успели развеять заблуждение Хагрида, появились мистер и миссис Уизли вместе с Джинни, все трое нагруженные тяжелыми связками книг.

– У вас все в порядке? – вопросила миссис Уизли. – Все купили себе мантии? Отлично, мы можем заскочить в аптеку и к Илопсу по дороге к Фреду с Джорджем – давайте, держитесь вместе…

Ни Гарри, ни Рон не стали покупать в аптеке никаких ингредиентов, поскольку не собирались больше изучать Зелья, зато оба купили совячьи сладости для Хедвиг и Пигвиджена в Совином Универмаге Илопса. Затем вся компания двинулась вдоль улицы в поисках «Улетных Уловок Уизли»[4], магазина шуток Фреда и Джорджа. Миссис Уизли чуть ли не каждую минуту поглядывала на часы.

– У нас не так уж много времени, – озабоченно произнесла она. – Так что мы только быстро посмотрим, а затем обратно в машину. Это где-то здесь, вот дом девяносто два… девяносто четыре…

Ух ты! – воскликнул Рон, останавливаясь как вкопанный.

По сравнению со скучными, заклеенными плакатами фасадами соседних магазинов окна Фреда и Джорджа били по глазам, как фейерверк. Обычные прохожие оглядывались через плечо, проходя мимо окон; некоторые из них с совершенно обалделым видом останавливались, будто не в силах сдвинуться с места. Окно слева было битком набито вращающимися, лопающимися, сверкающими, подпрыгивающими и кричащими товарами; глаза Гарри начали слезиться от одного вида этой витрины. Окно справа закрывал гигантский плакат, такой же фиолетовый, как плакаты Министерства, но расписанный сверкающими желтыми буквами:

Зачем волноваться о Сами-Знаете-Ком?

ВОЛНОВАТЬСЯ надо о

САМИ-НЕ-ЗНАЕТЕ-КАК![5]

Кишечника запор – вот нации позор!

Гарри расхохотался. Рядом с собой он услышал слабый стон и, обернувшись, увидел миссис Уизли, с ошарашенным видом вперившуюся в плакат. Ее губы беззвучно произнесли «Сами-Не-Знаете-Как».

– Их же убьют прямо в постелях! – в ужасе прошептала она.

– Не убьют! – воскликнул Рон, так же как и Гарри, сквозь смех. – Это блестяще!

После чего вместе с Гарри первым вошел в магазин. Покупателей было битком – Гарри даже не смог подобраться к полкам. Он обернулся вокруг своей оси, глядя на пирамиды коробок, возвышающиеся до самого потолка. Гарри заметил Прогульные Закуски[6], доработанные близнецами в их последний, неоконченный год в Хогвартсе. Похоже, наиболее популярна была Носокровная Нуга[7], на полке осталась лишь одна мятая коробка. Были там корзины, наполненные фальшивыми волшебными палочками, самые дешевые из которых при взмахе просто превращались в резиновых кур или что-нибудь еще, а наиболее дорогие колотили ни о чем не подозревающую жертву по голове или шее; виднелись также коробки Самочернилящихся, Самопроверяющихся и Самоотвечающих перьев.

Толпа чуть поредела, и Гарри смог протиснуться ближе к прилавку, где кучка восторженных пацанов лет десяти наблюдала за крошечным деревянным человечком, медленно восходящим на совсем как настоящую виселицу; все это стояло на коробке с надписью: «Многоразовая виселица: угадай слово – или висельник закачается!»

– «Патентованные чары: Сны средь бела дня»… – Гермионе удалось просочиться сквозь толпу к большому прилавку рядом с кассой, и теперь она читала информацию на задней стороне коробки с красочным изображением красивого юноши и падающей в обморок девушки на палубе пиратского корабля.

«Одно простое заклинание – и вы увидите высококачественный, исключительно реалистичный тридцатиминутный сон, легко укладывающийся в средний школьный урок и практически необнаружимый (побочные эффекты: отсутствующее выражение лица и незначительное слюнотечение). Не продается детям до шестнадцати лет». Ты знаешь, – взглянула она на Гарри, – это действительно магия высшего класса!

– За эти слова, Гермиона, – произнес голос за их спинами, – ты можешь взять один сон бесплатно.

Они обернулись и увидели широко улыбающегося Фреда в сиреневой мантии, потрясающе дисгармонирующей с его огненно-рыжей шевелюрой.

– Как жизнь, Гарри? – они обменялись рукопожатием. – Гермиона, что с твоим глазом?

– Ваш дерущийся телескоп, – уныло ответила она.

– О черт, я о них и забыл уже… – весело сказал Фред. – Вот, держи…

Он извлек из кармана тюбик и протянул ей; она робко отвинтила колпачок, под которым обнаружилась густая ярко-желтая паста.

– Помажь этим, через час синяк сойдет. Нам пришлось найти приличное средство для снятия синяков; мы же большую часть наших продуктов на себе проверяли.

Гермиона явно нервничала.

– Эта штука безопасна? – на всякий случай уточнила она.

– Конечно, безопасна, – подбодрил Фред. – Пойдем, Гарри, я покажу тебе, что у нас тут.

Оставив Гермиону втирать пасту в свой фингал, Гарри пошел вслед за Фредом в заднюю часть магазина, где заметил стойку с наборами для фокусов с картами и веревками.

– Магические трюки муглей! – со счастливым видом указал на них Фред. – Для фанатов вроде папы, которые обожают муглевские штуки. Доход от них небольшой, но постоянный, это новинка… а, вот и Джордж…

Фредов близнец энергично пожал Гарри руку.

– Показываешь ему магазин? Пошли в служебные помещения, Гарри, именно там мы делаем настоящие деньги – эй ты, только свистни здесь что-нибудь, и расплачиваться будешь не только деньгами! – предупредил он мальчишку, поспешно убравшего руку от бочонка с надписью «Съедобные Темные Знаки – затошнит любого!».

Джордж отодвинул занавеску рядом с муглевыми фокусами, и Гарри увидел более темную и менее людную комнату. Упаковки на товарах, уставляющих полки, были не столь кричащими.

– Мы совсем недавно открыли эту более серьезную линию, – произнес Фред. – Забавно то, как это произошло…

– Ты не поверишь, как много людей, даже работающих в Министерстве, не могут нормально произвести Чары Щита, – продолжил Джордж. – Конечно, ты же их не обучал, Гарри.

– Вот именно… мы-то думали, что Шляпы-Щиты – это прикольно, ну ты понял – заставь своего приятеля на спор сглазить тебя, когда на тебе эта шляпа, и посмотри на его лицо, когда заклинание просто отскочит. Но Министерство закупило сразу пятьсот штук для всех своих сотрудников! И мы до сих пор получаем огромные заказы!

– Так что мы расширили ассортимент, у нас теперь Плащи-Щиты, Перчатки-Щиты…

– …то есть, конечно, от Непрощаемых заклятий они не помогут, но от мелких и средних проклятий и сглазов…

– Ну и тогда мы подумали, что нам надо охватить всю область Защиты от Темных Искусств, там столько денег крутится, – с энтузиазмом продолжал Джордж. – Это круто. Смотри, это Порошок Мгновенной Тьмы, мы его импортируем из Перу. Очень полезная вещь, если надо быстро сделать ноги.

– А наши Подрывные Приманки[8] просто разлетаются, как горячие пирожки, глянь, – добавил Фред, указывая на кучу странного вида черных рогоподобных предметов, которые действительно пытались разлететься с глаз долой. – Ты всего лишь тихонько бросаешь одну такую, она отбегает подальше и там бабахает, отвлекая внимание от твоей персоны, когда оно тебе не нужно.

– Полезная вещь, – признал Гарри, впечатленный увиденным и услышанным.

– Держи, – Джордж поймал пару Приманок и кинул их Гарри.

Занавеска чуть отодвинулась, и через щель просунулась голова молодой ведьмы с короткими светлыми волосами. Гарри заметил, что ведьма тоже носила сиреневую мантию – видимо, униформу служащих магазина.

– Там покупатель ищет котел с сюрпризом, мистер Уизли и мистер Уизли.

Для Гарри было странно слышать, как Фреда и Джорджа называют «мистер Уизли», но те восприняли это как должное.

– Хорошо, Верити, я иду, – быстро ответил Джордж. – Гарри, можешь брать тут все, что захочешь, не стесняйся. Бесплатно.

– Я так не могу! – возразил Гарри, уже доставший кошель, чтобы расплатиться за Подрывные Приманки.

Ты здесь ничего не платишь, – твердо сказал Фред, отводя Гаррину руку с золотом.

– Но…

– Мы не забыли, что ты дал нам стартовый капитал, – оборвал его Джордж. – Бери все, что тебе понравится, только говори потом, где ты это взял, если спросят.

Джордж быстрым шагом удалился за занавеску, чтобы помочь с покупателями, а Фред вывел Гарри обратно в основную часть магазина, где они обнаружили Гермиону с Джинни, все еще погруженных в изучение «Патентованных Снов средь бела дня».

– А вы, девчонки, все еще не видели нашу продукцию «Чудо-ведьма»? – поинтересовался Фред. – Леди, прошу за мной…

Рядом с окном расположился ряд товаров ярко-розового цвета, вокруг которого хихикала кучка восторженных девиц. Гермиона и Джинни с осторожным видом попятились.

– Вот, – гордо представил Фред. – Лучший ассортимент любовных зелий, которые можно найти где бы то ни было.

Джинни скептически подняла бровь.

– Они работают?

– Конечно, работают! До двадцати четырех часов одна порция, в зависимости от веса мальчика, которому она досталась…

– …и привлекательности девочки, – закончил фразу неожиданно появившийся рядом Фред. – Но мы не будем продавать их нашей сестре, – сурово добавил он, – по крайней мере сейчас, когда на ее счету уже около пяти мальчиков, насколько мы…

– Что бы вы там ни слышали от Рона – это большая наглая ложь, – хладнокровно ответила Джинни, наклоняясь вперед, чтобы взять с полки маленький розовый горшочек. – Что это?

– Испаритель прыщей, гарантированно сработает в течение десяти секунд, – сказал Фред. – Удаляет все, от фурункулов до угрей. Однако не уклоняйтесь от темы, леди. Является или же не является вашим молодым человеком юноша по имени Дин Томас?

– Ну, является. Но последний раз, когда я его видела, это был определенно один мальчик, а не пять. А это что такое?

Она показывала на компанию пушистых шариков, цвета которых варьировались от розового до фиолетового. Шарики катались по дну клетки и пронзительно пищали.

– Карликовые Пушистики, – ответил Джордж. – Миниатюрные версии Пухлубков[9], мы их не успеваем разводить. А что там насчет Майкла Корнера?

– Я его отшила, он неудачник, – Джинни просунула палец сквозь прутья клетки и наблюдала за Карликовыми Пушистиками, сгрудившимися вокруг него. – Какие они хорошенькие!

– Да, приятные зверушки, – согласился Фред. – Однако ты меняешь мальчиков довольно быстро, ты не находишь?

Джинни повернулась к нему, уперев руки в боки. Выражение ее лица было столь похоже на миссис Уизли, что Гарри удивился, как Фред не отшатнулся от нее.

– А это не твое дело. А тебе я была бы признательна, – сердито добавила она, обращаясь к нагруженному покупками Рону, появившемуся рядом с Джорджем, – если бы ты перестал рассказывать обо мне сказки этим двоим!

– Три галлеона, девять сиклей и один нат, – подсчитал Фред, проинспектировав многочисленные коробки в руках Рона. – Выкладывай.

– Но я же твой брат!

– Да, и тыришь наши товары. Три галлеона и девять сиклей. Нат, так и быть, скину.

– Но у меня нет трех галлеонов и девяти сиклей!

– Тогда тебе лучше вернуть это обратно, и желательно не перепутать полки.

Рон уронил несколько коробок, выругался и сделал в адрес Фреда неприличный жест, который, к сожалению, был замечен миссис Уизли.

– Еще раз такое увижу – сглажу твои пальцы, так что ты их разделить не сможешь, – проинформировала она.

– Мам, можно мне купить Карликового Пушистика? – тут же спросила у нее Джинни.

– Что купить? – настороженно переспросила миссис Уизли.

– Посмотри, они такие милые…

Миссис Уизли сдвинулась в сторону, чтобы посмотреть на Карликовых Пушистиков, и Гарри, Рон и Гермиона какое-то мгновение могли смотреть в не заслоненное никем окно. Их глазам открылся Драко Малфой, поспешно куда-то направлявшийся в гордом одиночестве. Проходя мимо «Улетных Уловок Уизли», он обернулся назад. Несколько секунд спустя он вышел за пределы видимости.

– Интересно, где его мамочка? – нахмурился Гарри.

– Судя по его виду, он от нее сбежал, – предположил Рон.

– Но зачем? – спросила Гермиона.

Гарри ничего не ответил; он напряженно размышлял. Нарцисса Малфой не отпустила бы своего ненаглядного сыночка по доброй воле; Малфой наверняка очень постарался, чтобы вырваться из ее хватки.

Гарри, достаточно хорошо знавший и ненавидевший Малфоя, был уверен, что дело нечистое.

Он посмотрел по сторонам. Миссис Уизли и Джинни склонились над клеткой с Карликовыми Пушистиками. Мистер Уизли восторженно изучал колоду муглевых игральных карт. Фред и Джордж оба обслуживали клиентов. По ту сторону стекла Хагрид стоял к ним спиной, поглядывая в обе стороны вдоль улицы.

– Давайте сюда, быстро, – проговорил Гарри, извлекая из рюкзака плащ-невидимку.

– Ой… ну не знаю, Гарри, – Гермиона с сомнением поглядела в сторону миссис Уизли.

Давай! – поторопил ее Рон.

Она еще чуть поколебалась, затем пригнулась и нырнула в плащ, где уже были Гарри и Рон. Их исчезновение прошло незамеченным – все слишком интересовались товарами Фреда и Джорджа. Гарри, Рон и Гермиона с максимально возможной скоростью просочились к входу в магазин и затем наружу; но когда они выбрались на улицу, Малфой уже исчез из виду столь же успешно, как они.

– Он шел в том направлении, – пробормотал Гарри как можно тише, чтобы напевающий что-то себе под нос Хагрид их не расслышал. – Пошли.

Они поспешили вдоль по Диагон Аллее, поглядывая влево и вправо сквозь двери и окна магазинов. Наконец Гермиона показала пальцем вперед:

– Это он, по-моему? – прошептала она. – Вон, сворачивает влево?

Как я удивлен, – хмыкнул в ответ Рон, ибо Малфой оглянулся и нырнул с глаз долой в Ноктюрнову Аллею[10].

– Быстрее, не то он уйдет, – поторопил Гарри.

– Кто-нибудь увидит наши ноги! – обеспокоенно сказала Гермиона, после того как край плаща несколько раз хлопнул их по лодыжкам; сейчас всем троим прятаться под плащом было куда труднее, чем раньше.

– Сейчас неважно, – нетерпеливо ответил Гарри. – Быстрее!

Однако Ноктюрнова Аллея, улочка, обитатели которой были связаны с Темными Искусствами, выглядела совершенно пустой. Они заглядывали в окна магазинов, мимо которых проходили, но там, похоже, вообще никаких покупателей не было. Гарри предположил, что в нынешнее опасное время было бы несколько неосмотрительно покупать Темные артефакты – или, по крайней мере, допустить, чтобы тебя за этим увидели.

Гермиона больно ущипнула его за руку.

– Ай!

– Шшш! Глянь – вон он! – выдохнула она Гарри в ухо.

Они поравнялись с единственным магазином в Ноктюрновой Аллее, в котором Гарри уже бывал раньше. Это был «Борджин и Беркс», обладающий широким ассортиментом довольно зловещих вещей. Там, между коробками, наполненными черепами и старыми бутылками, спиной к ним стоял Драко Малфой, еле видимый позади большого черного шкафа, в котором Гарри некогда прятался от Малфоя и его отца. Судя по движениям рук Малфоя, он о чем-то оживленно разговаривал. Владелец магазина, мистер Борджин[11], сутулый человек с жирными волосами, стоял напротив Малфоя. На лице его было довольно любопытное выражение – смесь негодования и страха.

– Эх, если бы мы могли услышать, что они говорят! – вздохнула Гермиона.

– Погоди – мы же можем! – возбужденно воскликнул Рон. – Сейчас… черт…

Он пытался открыть самую большую из коробок, которые все еще сжимал в руках, и пару уронил.

– Смотрите – Растяжные Уши![12]

– Фантастика! – сказала Гермиона, в то время как Рон распутывал длинные телесного цвета струны и подавал их к щели внизу входной двери магазина. – Только бы эта дверь не была Непроницаемой…

– Нет! – радостно воскликнул Рон. – Слушайте!

Они сдвинули головы, приложили уши к концам струн и начали внимательно вслушиваться. Голос Малфоя был слышен громко и отчетливо, как по радио.

– …ты знаешь, как его починить?

– Возможно, – ответил Борджин, явно не желая давать никаких обещаний. – Но мне надо его увидеть. Почему бы тебе не принести его сюда?

– Я не могу. Он должен оставаться там, где он сейчас. Все, что мне надо – чтобы ты сказал мне, как это сделать.

Гарри заметил, как Борджин нервно облизал губы.

– Ну, не видя его, я могу лишь сказать, что это очень сложная задача, если не невозможная. Я ничего не могу гарантировать.

– Значит, нет? – переспросил Малфой, и Гарри уловил в его голосе насмешку. – Возможно, это придаст тебе уверенности?

Он подошел ближе к Борджину, и шкаф его полностью заслонил. Гарри, Рон и Гермиона задвигались вправо-влево, пытаясь его разглядеть; но все, что они увидели – это был Борджин, весьма испуганный на вид.

– Только скажи кому-нибудь, – процедил Малфой, – и возмездие будет неотвратимо. Ты знаешь Фенрира Грейбэка? Это друг нашей семьи. Так вот, он будет заглядывать сюда время от времени, чтобы убедиться, что ты уделяешь этой проблеме достаточно внимания.

– Это вовсе не обя-…

– Это я решу, – отрезал Малфой. – Ладно, мне, пожалуй, пора. И не забудь хранить тот, он мне понадобится.

– Может быть, вам лучше взять его с собой?

– Совершенно не лучше, ты, тупой, мелкий человечишка! Как бы я выглядел, неся эту штуку по улице? Просто не продавай его.

– Конечно, не буду… сэр.

Борджин поклонился ему так же низко, как однажды на глазах Гарри кланялся Люциусу Малфою.

– Ни слова никому, Борджин, и моей матери в том числе, ты понял?

– Разумеется, разумеется! – Борджин снова поклонился.

В следующий момент над дверью звякнул колокольчик, и Малфой вышел из магазина; вид у него был очень гордый и удовлетворенный. Он прошел настолько близко к Гарри, Рону и Гермионе, что они почувствовали, как их плащ треплется о колени. Внутри магазина Борджин оставался неподвижным. Его елейная улыбка испарилась; он выглядел озабоченным.

– О чем это они? – прошептал Рон, сматывая Растяжные Уши.

– Без понятия, – ответил Гарри, напряженно размышляя. – Он хочет что-то починить… и хочет что-то здесь хранить… ты не видел, на то он показывал, когда говорил «тот»?

– Нет, это было за шкафом…

– Вы двое, оставайтесь здесь, – прошептала Гермиона.

– Что ты?..

Но Гермиона уже выбралась из-под плаща. Она поправила прическу, глядясь в окно, как в зеркало, и вошла в магазин (колокольчик снова звякнул). Рон снова подал конец Растяжных Ушей под дверь и протянул Гарри одну из струн.

– Здрасьте. Ужасное утро, не правда ли? – весело поздоровалась она с Борджином; тот не ответил и посмотрел на нее довольно подозрительно. Насвистывая себе под нос, Гермиона начала прогуливаться вдоль прилавка, заваленного кучей различных вещей.

– Это ожерелье продается? – спросила она, остановившись напротив шкатулки со стеклянной передней стенкой.

– Если только у вас есть полторы тысячи галлеонов, – холодно ответил Борджин.

– Ох – э – нет, у меня столько нет, – Гермиона пошла дальше. – А что насчет… этого прелестного… э… черепа?

– Шестнадцать галлеонов.

– То есть он продается? Он ни для кого не зарезервирован?

Мистер Борджин искоса глянул на нее. У Гарри зародилось нехорошее подозрение, что Борджин догадался, чего хотела Гермиона. По-видимому, Гермиона также поняла, что была слишком неуклюжа – и послала осторожность к черту.

– Все дело в том, что… э… парень, который здесь только что был, Драко Малфой – ну, это мой друг, и я хочу купить ему подарок на день рождения, но он себе уже что-то заказал, ну и конечно, я не хочу подарить ему то же самое, так что… вот…

По мнению Гарри, это была чертовски неубедительная история, и, судя по всему, Борджин думал точно так же.

– Вон отсюда! – отрубил он. – Вон!

Гермиону не пришлось просить дважды; она поспешно ретировалась, преследуемая Борджином. Когда колокольчик вновь звякнул, Борджин захлопнул дверь сразу за ее спиной и повесил табличку «Закрыто».

– Ну ладно, – сказал Рон, снова накидывая плащ на Гермиону. – Попытаться стоило, но ты была несколько прямолинейна…

– Отлично, в следующий раз ты мне покажешь, как это надо делать, Мастер Тайн! – отрезала Гермиона.

Рон и Гермиона переругивались всю дорогу до «Улетных Уловок Уизли», где были вынуждены прекратить, чтобы проскользнуть незамеченными мимо стоящей с очень обеспокоенным видом миссис Уизли и Хагрида, которые, очевидно, заметили их отсутствие. Когда Гарри оказался в магазине, он скинул плащ-невидимку, спрятал его в рюкзак и присоединился к друзьям, вместе с ними решительно отвергая обвинения миссис Уизли и утверждая, что они все это время были в задней комнате, а она просто плохо смотрела.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] В оригинале для обозначения «главных школьников» используются два термина: Prefect (префект) и Head boy/girl (староста). Первые назначаются на пятом курсе, два человека на факультет; вторые – на седьмом курсе, два человека на всю школу.

[2] Probity Probe, дословный перевод

[3] Mudblood – дословно «грязная кровь»

[4] Weasley Wizarding Wheezes. Wizarding – волшебный, wheeze – трюк, уловка.

[5] В оригинале: U-no-poo – звук, похожий на потуги при запоре, созвучный с You-Know-Who.

[6] Skiving Snackboxes. Skive – увиливать, уклоняться, snackbox – коробка с закусками

[7] Nosebleed Nougat, дословный перевод

[8] Decoy Detonators. Decoy – приманка.

[9] Карликовые пушистики – Pigmy Puffs. Pigmy – карликовый. Puff – дымок, пуховик, пуфик. Пухлубки – Puffskeins (skein – клубок).

[10] Knockturn Alley. Игра слов, которую мне, к сожалению, не удалось передать. Название переулка созвучно со словом Nocturne – ноктюрн, но включает в себя корни knock (стук, удар) и turn (поворот).

[11] Фамилия владельца магазина, думаю, неслучайно похожа на известную историческую фамилию Борджиа.

[12] Extendable Ears, дословный перевод.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ