Предыдущая              Следующая

 

ГЛАВА 27. БАШНЯ, ПОРАЖЕННАЯ МОЛНИЕЙ

 

Снова оказавшись под звездным небом, Гарри втащил Дамблдора на ближайший валун и там помог ему встать на ноги. Весь промокший и дрожащий от холода, согнувшийся под весом Дамблдора, Гарри тщательнее, чем когда-либо, сконцентрировался на месте назначения: Хогсмид. Закрыв глаза и держа руку Дамблдора как можно крепче, он шагнул вперед, навстречу знакомому ощущению страшного сжатия.

Гарри понял, что у него получилось, прежде чем открыл глаза: запах соли и морской ветер исчезли. Они с Дамблдором стояли, насквозь промокшие, посреди главной улицы Хогсмида. На какое-то ужасное мгновение в воображении Гарри мелькнули новые Преисподы, подкрадывающиеся к ним вдоль магазинов, но, моргнув, он понял, что это только воображение; все вокруг было совершенно неподвижно, ночную темноту пробивали лишь немногочисленные фонари и светящиеся окошки верхних этажей.

– Нам удалось, профессор! – не без труда прошептал Гарри; неожиданно он почувствовал колющую боль в груди. – Удалось! Мы взяли Хоркрукс!

Дамблдор пошатнулся и навалился на него. В первый момент Гарри подумал, что из-за его неопытности в Аппарировании Дамблдор потерял равновесие, но затем он увидел слабо освещенное фонарем лицо, более бледное и угнетенное, чем когда-либо.

– Сэр, с вами все в порядке?

– Бывало и получше, – вяло ответил Дамблдор, хотя уголки его рта при этом слегка дернулись. – Это зелье… отнюдь не укрепляющая микстура…

И, к Гарриному ужасу, Дамблдор опустился на землю.

– Сэр – все в порядке, сэр, вы выздоровеете, не волнуйтесь…

Гарри начал отчаянно вертеть головой в поисках кого-то, кто мог бы помочь, но никого не увидел. Единственной его мыслью было то, что он должен каким-то образом доставить Дамблдора в госпитальное крыло, и как можно скорее.

– Надо вас отвести в школу, сэр… Мадам Помфри…

– Нет… Профессор Снейп… вот кто мне нужен… Но боюсь… я сейчас не смогу далеко идти…

– Да… послушайте, сэр… Я сейчас постучусь куда-нибудь, найду место, где вы можете остаться… Затем побегу и приведу мадам…

– Северус, – отчетливо произнес Дамблдор. – Мне нужен Северус…

– Ну ладно, Снейпа так Снейпа – но мне придется ненадолго вас оставить, чтобы я мог…

Однако прежде чем Гарри двинулся с места, он услышал шаги. Его сердце подпрыгнуло: кто-то их увидел, кто-то понял, что им нужна помощь! Оглянувшись, он увидел спешащую к ним по темной улице мадам Розмерту в своих пушистых туфлях на высоком каблуке и в шелковом халате, вышитом драконами.

– Я видела, как вы Аппарировали, когда задвигала занавески в спальне! Слава богу, слава богу, я и подумать не могла, что… но что с Альбусом?

Она резко остановилась, часто дыша после бега, и широко раскрытыми глазами уставилась на Дамблдора.

– Ему плохо, – ответил Гарри. – Мадам Розмерта, можно он побудет в «Трех Помельях», пока я сбегаю в школу за помощью?

– Но ты не можешь пойти туда один! Разве ты не понял… разве ты не видел?..

– Если вы мне поможете его поддержать, – Гарри не слушал, что она говорила, – думаю, нам удастся отвести его внутрь…

– Что случилось? – спросил Дамблдор. – Розмерта, что не так?

– Там… там Темный Знак, Альбус.

И она указала вверх, в направлении Хогвартса. При этих словах Гарри захлестнула волна ужаса… Он обернулся и посмотрел.

И он был там, он висел в небе над школой – яркий зеленый череп со змеей вместо языка, метка, которую оставляют Упивающиеся Смертью всякий раз, как они входят в здание… Всякий раз, как они убивают…

– Когда он появился? – спросил Дамблдор, поднимаясь на ноги, и его рука больно стиснула Гаррино плечо.

– Должно быть, всего несколько минут назад, его там не было, когда я выпускала кошку, но когда я поднялась по лестнице…

– Нам необходимо вернуться в замок немедленно, – заявил Дамблдор. – Розмерта, – хотя его слегка пошатывало, было видно, что он полностью контролирует ситуацию, – нам понадобится транспорт – метлы…

– У меня есть парочка за баром, – испуганно ответила она. – Мне принести?..

– Нет, Гарри сделает.

Гарри немедленно поднял волшебную палочку.

Accio метлы Розмерты!

Секундой позже они услышали громкое «бум» – это распахнулась входная дверь паба; две метлы вылетели на улицу и наперегонки помчались к Гарри. Подлетев к нему, метлы, чуть подрагивая, застыли на уровне пояса.

– Розмерта, пожалуйста, отошли сообщение в Министерство, – сказал Дамблдор, занимая ближайшую к себе метлу. – Не исключено, что никто в Хогвартсе еще не осознал, что что-то не так… Гарри, надень свой плащ-невидимку.

Гарри вытащил плащ из кармана и накинул его на себя, после чего также оседлал метлу. Когда Гарри и Дамблдор оттолкнулись от земли и взмыли в воздух, мадам Розмерта уже нетвердой походкой возвращалась в паб. Ускоряясь в сторону замка, Гарри искоса поглядывал на Дамблдора, готовый подхватить его, в случае если он начнет падать, но, похоже, вид Темного Знака подействовал на Дамблдора как стимулятор: он низко пригнулся к метле, не отрывая глаз от Знака, его длинные серебристо-белые волосы и борода реяли за его спиной. Гарри тоже посмотрел вперед, на череп, и страх стал набухать в нем, как ядовитый пузырь, стискивая легкие, выметая из головы все прочие проблемы…

Сколько времени они отсутствовали? Закончилась ли к этому моменту удача Рона, Гермионы и Джинни? Что если кто-то из них был тем, над чьим телом был выпущен Знак? Или, возможно, это был Невилл, или Луна, или другой член А.Д.? А если так… Это же он сказал им патрулировать коридоры, это он попросил их покинуть безопасные постели… Неужели он снова будет ответственен за гибель своего друга?

Пока они летели над петляющей темной дорогой, по которой совсем недавно шли в противоположном направлении, Гарри сквозь свист ветра в ушах расслышал, как Дамблдор снова шепчет на каком-то незнакомом языке. Ему показалось, что он понял смысл этого, когда его метла, перелетая через стену замка в парк, содрогнулась: Дамблдор снимал заклятья, которые сам же поставил вокруг замка, благодаря чему они смогли проникнуть внутрь на скорости, не теряя времени. Темный Знак сверкал прямо над Астрономической башней, самой высокой башней замка. Означало ли это, что именно там произошла смерть?

Дамблдор уже перелетел через зубчатую стенку верхней площадки и слез с метлы; Гарри приземлился рядом с ним несколько секунд спустя и тут же огляделся.

Площадка была пуста. Дверь на винтовую лестницу, ведущую в замок, была закрыта. Не было ни одного признака борьбы, смертельной схватки, ни одного тела.

– Что это значит? – спросил Гарри Дамблдора, подняв голову вверх и глядя на змееязыкий зеленый череп, зловеще сияющий у них над головой. – Это настоящий Знак? Правда, что кого-то… Профессор?

В тусклом зеленом свете Знака Гарри увидел, как Дамблдор схватился за грудь своей больной рукой.

– Иди разбуди Северуса, – слабо, но внятно произнес Дамблдор. – Расскажи ему, что произошло, и приведи его ко мне. Ничего больше не делай, ни с кем больше не говори, не снимай плаща. Я буду ждать здесь.

– Но…

– Ты поклялся мне повиноваться, Гарри – давай!

Гарри поспешил к двери, ведущей на винтовую лестницу, но как только его рука сомкнулась на железном дверном кольце, он услышал звук шагов по ту сторону. Он оглянулся на Дамблдора – тот жестом предложил ему отойти. Гарри попятился, на ходу вынимая волшебную палочку.

Дверь распахнулась, и кто-то вырвался из нее с криком: «Expelliarmus!»

Гаррино тело мгновенно стало твердым и неподвижным, и он ощутил, как падает; он оперся на стену башни, как неустойчивая статуя, не в силах ни двинуться с места, ни произнести хоть слово. Он не понимал, как такое могло произойти – Expelliarmus же не замораживает…

Затем в свете Знака он увидел, как палочка Дамблдора летит по дуге через стенку площадки, и понял… Дамблдор бесшумно парализовал Гарри, и та секунда, которая у него ушла на это заклинание, стоила ему шанса защититься самому.

Прислонившись к стенке, Дамблдор не выказывал признаков паники или беспокойства, хоть лицо его и было белым. Он просто посмотрел на того, кто его разоружил, и произнес:

– Добрый вечер, Драко.

Малфой шагнул вперед и быстро огляделся, чтобы убедиться, что они с Дамблдором одни. Его взгляд упал на вторую метлу.

– Кто еще здесь?

– Этот вопрос и я тебе мог бы задать. Или ты действуешь в одиночку?

В зеленом сиянии Знака Гарри увидел, как глаза Малфоя снова вернулись к Дамблдору.

– Нет, – ответил он. – Я получил подкрепление. Сегодня в твоей школе Упивающиеся Смертью.

– Что ж, – произнес Дамблдор с таким видом, словно Малфой показывает ему очень сложную домашнюю работу. – Неплохо сделано, действительно неплохо. Ты сумел найти способ провести их сюда, да?

– Ага, – Малфой все еще не мог отдышаться. – Прямо у тебя под носом, а ты так и не понял!

– Весьма изобретательно. Но… извиняюсь… где они? Впечатление такое, что ты один.

– Они повстречались с кем-то из охраны. Сейчас они дерутся там внизу. Это ненадолго… а я пошел вперед. У меня… у меня тут работка есть.

– Что ж, в таком случае ты должен ее выполнить, мой мальчик, – мягко сказал Дамблдор.

Пало молчание. Гарри стоял, заключенный в собственном невидимом, парализованном теле, не в силах отвести взгляда от Дамблдора и Малфоя, напрягая слух в попытках уловить отдаленные звуки сражения с Упивающимися Смертью. Прямо перед ним Драко Малфой неотрывно смотрел на Дамблдора. Невероятно, но тот улыбался.

– Драко, Драко, ты же не убийца.

– Откуда ты знаешь? – тут же спросил Малфой.

Похоже, он осознал, насколько по-детски это прозвучало – в зеленоватом свете Знака Гарри увидел, как он покраснел.

– Ты не знаешь, на что я способен, – с нажимом произнес Малфой. – Ты не знаешь, что я уже сделал!

– О, отлично знаю, – мягко ответил Дамблдор. – Ты чуть не убил Кэти Белл и Рональда Уизли. Ты пытался убить меня весь этот год, с каждым разом все более отчаянно. Прости, Драко, но эти попытки были жалки… настолько жалки, что я, честно говоря, сомневался, вкладывался ли ты в них всерьез…

– Еще как вкладывался! – страстно воскликнул Малфой. – Я весь год над этим работал, и сегодня…

Где-то в замке раздался приглушенный вскрик. Малфой напрягся и глянул через плечо назад.

– Кто-то там хорошо сражается, – обыденным тоном откомментировал Дамблдор. – Но ты уже сказал… да, тебе удалось провести Упивающихся Смертью в мою школу, что, должен признать, я полагал невозможным… Как ты это сделал?

Но Малфой не ответил: он по-прежнему напряженно прислушивался к тому, что происходило внизу. Он казался таким же парализованным, как Гарри.

– Вероятно, твою работу тебе все-таки придется сделать одному, – предположил Дамблдор. – Что если твое подкрепление будет отброшено моей охраной? Как ты, вероятно, осознал, сегодня здесь присутствуют члены Ордена Феникса. И, в конечном итоге, тебе же не нужна помощь… У меня нет палочки… Я не могу защитить себя.

Малфой смотрел на него.

– Понятно, – ласково сказал Дамблдор, увидев, что Малфой молча стоит на месте. – Ты боишься действовать, пока они к тебе не присоединятся.

– Я ничего не боюсь! – огрызнулся Малфой, однако никаких действий он по-прежнему не предпринимал. – Это ты должен бояться!

– Но почему? Я не думаю, что ты убьешь меня, Драко. Убить человека – намного труднее, чем полагают те, кто этого ни разу не пробовал… Так расскажи мне, пока мы ждем твоих друзей… Как ты протащил их сюда? Похоже, у тебя ушло много времени на то, чтобы придумать, как это сделать.

У Малфоя был такой вид, как будто он старался подавить не то крик, не то рвоту. Он сглотнул и сделал несколько глубоких вдохов, глядя на Дамблдора и направляя палочку прямо ему в грудь. Затем, словно не в силах сдержаться, он произнес:

– Я должен был починить тот сломанный Исчезальный шкаф, который давно никто не использовал. Тот, в котором Монтегю пропал в прошлом году.

– Аааах.

Дамблдор наполовину вздохнул, наполовину простонал. На мгновение он прикрыл глаза.

– Умно… Я так понимаю, у него где-то есть пара?

– Второй стоит в «Борджине и Берксе», и между ними что-то типа прохода. Монтегю мне рассказал, что, когда его засунули в хогвартский, он оказался заточен непонятно где, но временами он мог слышать, что происходит в школе, а иногда – что в магазине, как будто шкаф перемещался между ними, но его самого никто не слышал… В конце концов ему удалось Аппарировать наружу, хотя он и не сдавал экзамен. Он тогда чуть не помер. Все думали, что это классная байка, но только я понял, что это значит – даже Борджин не знал – именно я понял, что через шкафы можно попасть в Хогвартс, если мне удастся починить сломанный.

– Очень хорошо, – пробормотал Дамблдор. – Таким образом, Упивающиеся Смертью смогли из «Борджина и Беркса» пробраться в школу, тебе на помощь… Умный план, очень умный… и, как ты сказал, прямо у меня под носом…

– Да, – Малфоя, как ни странно, похвала Дамблдора взбодрила и успокоила. – Вот именно!

– Но время от времени, – продолжил Дамблдор, – ты терял уверенность в том, что преуспеешь в починке шкафа, не правда ли? И тогда ты прибегал к грубым и непродуманным средствам, вроде того проклятого ожерелья, которое просто не могло не попасть в посторонние руки… или отравленного меда – шанс, что его выпью именно я, был очень мал…

– Ага, но ты же не догадывался, кто за всем этим стоял, ага? – усмехнулся Малфой, в то время как Дамблдор чуть сполз вниз по стенке – ноги с трудом его держали, – и Гарри снова начал безмолвно и бесплодно бороться с заклятьем, которое его связывало.

– Вообще-то я догадывался, – ответил Дамблдор. – Я был уверен, что это ты.

– Ну и почему тогда ты меня не остановил?

– Я пытался, Драко. Профессор Снейп следил за тобой по моему приказу…

– Он не твои приказы выполнял, он обещал моей матери…

– Разумеется, именно так он и должен был тебе сказать, Драко, но…

– Он двойной агент, ты, глупый старик, он не работает на тебя, тебе это только кажется!

– Что ж, в этом вопросе наши мнения не совпадают, Драко. Так сложилось, что я доверяю профессору Снейпу…

– Что ж, значит, ты теряешь хватку! – зло усмехнулся Малфой. – Он все время предлагал мне помощь – хотел всю славу себе забрать, хотел сам в этом участвовать – «Что ты делаешь? Это ты подсунул ожерелье, это было глупо, это могло все разрушить…» Но я так и не сказал ему, что я делал в Насущной Комнате! Завтра утром он проснется, когда все будет кончено, и он не будет больше фаворитом Темного Лорда, он будет никем по сравнению со мной, никем!

– Вижу, ты благодарный ученик, – мягко сказал Дамблдор. – Ну конечно, нам всем нравится, когда нашу работу оценивают по достоинству… Но в любом случае у тебя должен был быть помощник… Кто-то в Хогсмиде, кто-то, кто бы подсунул Кэти это… это… аааах…

Дамблдор вновь закрыл глаза и кивнул, словно собираясь заснуть.

– …конечно же… Розмерта. Как давно она под проклятием Империус?

– Дошло наконец, да? – издевательски произнес Малфой.

Снизу послышался еще один вопль, несколько громче предыдущего. Малфой нервно оглянулся, затем снова перевел глаза на Дамблдора, который продолжил:

– Значит, это бедная Розмерта была вынуждена прятаться в собственном туалете, чтобы передать ожерелье первому студенту, который зайдет туда в одиночку? И отравленный мед… Естественно, Розмерта могла отравить его по твоей просьбе и отослать Слагхорну, рассчитывая, что тот подарит его мне на Рождество… Да, очень толково… очень толково… Разумеется, бедняге Филчу и в голову не могло прийти проверить бутылку от Розмерты… Но скажи, как ты держал с Розмертой связь? Я думал, мы отслеживаем все пути, которыми можно передавать сообщения в школу и из нее.

– Заколдованные монеты, – Малфой словно не мог остановиться; его рука с волшебной палочкой тряслась. – Одна была у меня, вторая у нее, и я мог посылать ей сообщения…

– А, тот самый секретный метод связи, который в прошлом году применила группа, называвшая себя Армией Дамблдора? – уточнил Дамблдор. Его голос оставался ровным и спокойным, но Гарри заметил, что он сполз еще чуть вниз.

– Ага, идею я у них позаимствовал, – криво улыбнулся Малфой. – И идею отравить мед мне тоже подсказала Грязнокровка Грейнджер, я слышал, как она говорила в библиотеке, что Филч не может распознавать яды…

– Я бы попросил тебя воздержаться от применения оскорбительных слов в моем присутствии.

Малфой жестко рассмеялся.

– Тебя волнует, что я говорю слово «Грязнокровка», даже в тот момент, когда я собираюсь тебя убить?

– Да, волнует, – ответил Дамблдор; Гарри заметил, что он чуть двинул ногой, пытаясь получше опереться, чтобы не упасть. – А что касается твоего намерения меня убить, Драко – у тебя уже было на это несколько минут. Мы совершенно одни. Я более беззащитен, чем ты мог когда-либо мечтать, но ты все еще не начал действовать…

Рот Малфоя непроизвольно скривился, словно он попробовал что-то очень горькое.

– Возвращаясь к сегодняшней ночи, – продолжил тем временем Дамблдор. – Меня несколько озадачивает то, как это произошло… Ты знал, что я покинул школу? Ну конечно, – ответил он самому себе, – Розмерта видела, как я уходил, она и дала тебе знать с помощью этих твоих замечательных монет, наверняка…

– Именно, – кивнул Малфой. – Но она сказала, что ты просто пошел чего-нибудь выпить и скоро вернешься…

– Да уж, это точно – я чего-нибудь выпил… и скоро вернулся… в некотором роде… И ты после этого решил поставить для меня ловушку?

– Мы решили установить Темный Знак над башней, чтобы ты поспешил посмотреть, кого убили, – ответил Малфой. – И это сработало!

– Ну… отчасти, – сказал Дамблдор. – Но в таком случае, правильно ли я понимаю, что никто не был убит?

– Кто-то помер, – голос Малфоя при этих словах дал петуха. – Кто-то из твоих людей… Не знаю кто, темно было… Я перешагнул через тело… Я должен был ждать здесь, пока ты появишься, только твои ребята из Феникса на пути оказались…

– Да, они там оказались…

Снизу вновь послышались крики и грохот, намного громче, чем раньше; похоже было, что сражение шло непосредственно на лестнице, ведущей на площадку, где стояли Дамблдор, Малфой и Гарри. Гаррино сердце беззвучно колотилось в его невидимой груди… Кто-то умер… Малфой перешагнул через тело… но через чье?

– Так или иначе, у нас мало времени, – произнес Дамблдор. – Поэтому давай обсудим твой дальнейший выбор, Драко.

Мой выбор! – громко заявил Малфой. – Я тут стою с палочкой… Я собираюсь тебя убить…

– Дорогой мой, давай не будем больше притворяться. Если бы ты собирался меня убить, ты бы сделал это с самого начала, когда разоружил меня, ты бы не стал тут со мной мило беседовать о способах и возможностях.

– Нет у меня никакого выбора! – неожиданно Малфой побледнел, его лицо стало таким же белым, как у Дамблдора. – Я должен это сделать! Он меня убьет! Он всю мою семью убьет!

– Я понимаю всю сложность твоего положения, – кивнул Дамблдор. – Почему же еще, как ты думаешь, я до сих пор не поговорил с тобой напрямик? Я знал, что Волдеморт убьет тебя, как только осознает, что я тебя заподозрил.

При упоминании имени Малфой вздрогнул.

– Я не решался говорить с тобой о той миссии, которая, как мне было известно, тебе поручена, на случай если он применит к тебе Легилименцию, – продолжил Дамблдор. – Но сейчас мы наконец-то можем поговорить без обиняков… Ты не причинил вреда, никому не нанес серьезной травмы, хотя тебе сильно повезло, что твои нечаянные жертвы остались живы… Я могу помочь тебе, Драко.

– Нет, не можешь, – держащая волшебную палочку рука Малфоя страшно тряслась. – Никто мне не поможет. Он сказал мне сделать это, или он меня убьет. У меня нет выбора.

– Он не сможет убить тебя, если ты уже будешь мертв. Перейди на верную сторону, Драко, и мы сможем укрыть тебя так надежно, как ты и представить себе не можешь. Более того, я могу сегодня же послать членов Ордена, чтобы они и твою мать тоже укрыли. Никто не удивится, узнав, что ты, пытаясь меня убить, погиб сам – извини меня, но, вероятно, Лорд Волдеморт этого и ожидает. Не удивит Упивающихся Смертью и известие, что мы схватили и убили твою мать – в конце концов, сами они так бы и поступили. Твой отец сейчас в Азкабане, там безопасно… Когда придет время, мы и его защитим… Переходи на верную сторону, Драко… Ты же не убийца…[1]

Малфой не отрываясь смотрел на Дамблдора.

– Но я так далеко зашел, верно? – медленно произнес он. – Они думали, что я умру, пытаясь сделать это, но я все-таки здесь… и ты в моей власти… У меня палочка… От моего милосердия зависит твоя жизнь…

– Нет, Драко, – тихо ответил Дамблдор. – Мое милосердие сейчас имеет значение, не твое.

Малфой не ответил. Рот его был приоткрыт, рука с волшебной палочкой по-прежнему тряслась. Гарри показалось, что она чуть опустилась…

Но вдруг по лестнице прогремели шаги, и Малфоя отнесло с дороги – из двери на площадку вырвались четверо в черных мантиях. Все еще парализованный, не в силах даже моргать, Гарри с ужасом смотрел на четверку пришельцев: похоже, Упивающиеся Смертью выиграли сражение внизу.

Крепко сбитый кривобокий мужчина с непонятной злой ухмылкой хрипло усмехнулся.

– Дамблдор пойман! – заявил он, повернувшись к нетерпеливо ухмыляющейся коренастой женщине, которая, судя по ее виду, вполне могла быть его сестрой. – Дамблдор без волшебной палочки, Дамблдор в одиночестве! Отличная работа, Драко, просто отличная!

– Добрый вечер, Амикус, – Дамблдор был спокоен, словно приветствовал гостя на чаепитии. – И Алекто ты тоже с собой взял… Очаровательно…

Женщина издала короткий сердитый смешок.

– Думаешь, на пороге смерти твои маленькие шуточки тебе помогут, а? – насмешливо сказала она.

– Шуточки? Нет, нет, это просто хорошие манеры, – ответил Дамблдор.

– Кончай его, – выплюнул незнакомец, стоящий к Гарри ближе всех. Это был высокий широкоплечий человек со спутанными серыми волосами и бакенбардами; черная мантия Упивающегося Смертью явно была ему мала. Такого голоса, как у него, Гарри никогда раньше не слышал – не голос, а скрежещущий лай. От него разило смесью грязи, пота и – ошибиться было невозможно – крови. Грязные пальцы заканчивались длинными желтоватыми ногтями.

– Это ты, Фенрир? – поинтересовался Дамблдор.

– Точно, угадал, – проскрежетал тот. – Рад меня видеть, Дамблдор, а?

– Пожалуй, не стал бы так утверждать…

Фенрир Грейбэк ухмыльнулся, обнажив заостренные зубы. По его подбородку стекала струйка крови; он медленно, демонстративно облизал губы.

– Но ты же знаешь, как я люблю детей, Дамблдор.

– Следует ли это так понимать, что теперь ты нападаешь, даже не дожидаясь полнолуния? Очень необычно… Ты чувствуешь такую жажду человеческой плоти, что одного раза в месяц для ее утоления уже недостаточно?

– Именно так. Тебя это шокирует, а, Дамблдор? Пугает?

– Что ж, не могу сказать, что это не вызывает у меня некоторого отвращения. И да, я немного шокирован тем, что Драко из всех возможных кандидатов именно тебя пригласил в школу, где живут его друзья…

– Я не приглашал, – выдохнул Малфой. Он не смотрел на Грейбэка, похоже, он даже мельком его видеть не хотел. – Я не знал, что он придет…

– Ни за что бы не пропустил прогулку в Хогвартс, Дамблдор, – проскрежетал Грейбэк. – Только не сейчас, когда здесь столько глоток, которые можно перегрызть… Вкусно, очень вкусно…

Он поднял желтый ноготь и поковырял им в передних зубах, плотоядно ухмыляясь Дамблдору.

– Я и тебя могу… после остальных, Дамблдор…

– Нет, – резко произнес четвертый Упивающийся Смертью, с тяжелым жестоким лицом. – У нас есть свои приказы. Это должен сделать Драко. Давай, Драко, и побыстрее.

Однако остатки решимости Малфоя, похоже, испарились. Он с ужасом смотрел в лицо Дамблдору; тот был еще бледнее, чем раньше, и ниже ростом, поскольку еще немного сполз по стенке.

– Если вы меня спросите, ему все равно в этом мире недолго осталось! – заявил кривобокий, и его сестра хрипло захихикала. – Вы только посмотрите на него – что с тобой такое, а, Дамби?

– О, плохая выносливость, медленная реакция, Амикус, – ответил Дамблдор. – Старость, короче говоря… Однажды, возможно, и с тобой такое случится… если тебе повезет…

– Не, ну что это такое, а, что такое? – неожиданно взвился Упивающийся Смертью. – Ты все такой же, Дамби, а? Все болтаешь и ничего не делаешь, ничего, даже не знаю, почему Темный Лорд беспокоится о том, чтобы тебя убить! Давай, Драко, кончай его!

Но в тот же момент снизу вновь донесся шум драки, и чей-то голос прокричал:

Они перекрыли лестницу – Reducto! REDUCTO!

Гаррино сердце подпрыгнуло: значит, эти четверо не уничтожили всех своих противников, они просто прорвались через свалку к вершине башни и, судя по всему, создали позади себя какой-то барьер…

– Ну, Драко, быстрее же! – сердито воскликнул жестоколицый человек.

Но рука Малфоя тряслась так сильно, что он даже прицелиться вряд ли мог.

– Дай я, – прорычал Грейбэк и направился к Дамблдору, вытянув вперед руки и оскалив зубы.

– Я сказал, нет! – прокричал жестоколицый; мелькнула вспышка, и оборотня отнесло в сторону. Он ударился о стенку и, пошатываясь, с яростным видом вскочил на ноги. Гаррино сердце бешено колотилось; казалось невозможным, что никто не слышал, как он тут стоит, плененный заклинанием Дамблдора… Если бы только он мог двигаться, он мог бы нацелить проклятие прямо из-под плаща…

– Драко, или сделай это, или отойди в сторону, чтобы кто-то из нас… – взвизгнула женщина, но в этот самый момент дверь в очередной раз распахнулась. В проеме стоял Снейп. В руке он сжимал волшебную палочку, его черные глаза обежали всю сцену, от прислонившегося к стене Дамблдора до четырех Упивающихся Смертью (включая разъяренного оборотня) и Малфоя.

– У нас тут проблема, Снейп, – сказал приземистый Амикус, взгляд и палочка которого были нацелены на Дамблдора. – Похоже, мальчишка не может…

Но тут имя Снейпа произнес еще один голос, очень мягкий.

– Северус…

При звуках этого голоса Гарри испугался сильнее, чем когда бы то ни было в эту ночь. Впервые за все время Дамблдор умолял.

Снейп, не издав ни звука, двинулся вперед; Малфоя он грубо отодвинул со своего пути. Трое Упивающихся Смертью отступили без единого слова. Даже оборотень, и тот присмирел.

Какое-то мгновение Снейп неотрывно глядел на Дамблдора; в каждой черточке его грубого лица читались отвращение и ненависть.

– Северус… пожалуйста…

Снейп поднял палочку и направил ее на Дамблдора.

Avada Kedavra!

Вспышка зеленого света исторглась из кончика волшебной палочки Снейпа и ударила Дамблдора точно в грудь. Крик ужаса так и не вырвался из Гарриного горла; безмолвный и неподвижный, Гарри вынужден был смотреть, как Дамблдора подбросило вверх; долю секунды казалось, что он повис в воздухе прямо под сияющим черепом, потом он медленно упал спиной вперед, подобно огромной тряпичной кукле, перевалился через зубцы стенки и исчез.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Этот абзац переведен по американской версии книги. В английской версии он несколько короче:

– Перейди на верную сторону, Драко, и мы сможем укрыть тебя так надежно, как ты и представить себе не можешь. Более того, я могу сегодня же послать членов Ордена, чтобы они и твою мать тоже укрыли. Твой отец сейчас в Азкабане, там безопасно… Когда придет время, мы и его защитим… Переходи на верную сторону, Драко… Ты же не убийца…

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ