Предыдущая            Следующая

 

НУЛЕВОЙ РАЗ

 

Мне и в голову не приходило, что выражение «любовь меняет мир» — более чем просто метафора, пока мне не исполнилось семнадцать.

 

А вы тоже думали когда-нибудь, что жизнь с ее вечным повторением одного и того же, с одними и теми же привычками, чересчур длинна? Я наверняка уже столько раз серьезно помышляла о смерти, что пальцев не хватит пересчитать. Даже вместе с пальцами ног.

Мне было смертельно скучно.

Но я не выражала это словами, я держалась весело, как всегда. В конце концов, ничего хорошего не выйдет, если подобные мысли демонстрировать окружающим. Поэтому я старалась поддерживать хорошие отношения со всеми. Это не так уж трудно. Если не слишком заморачиваться насчет сильных и слабых сторон, достоинств и недостатков, можно ладить со всеми.

Вокруг меня всегда было полно народу. И все они говорили одно и то же.

«Ты всегда такая веселая. У тебя никаких забот, верно?»

О да. Спасибо вам огромное, ребята, за то, что вас так легко обмануть. Спасибо огромное, что до сих пор не замечаете мою темную половину. Именно благодаря вам я и пришла к тому, что хочу это все отшвырнуть.

Думаю, я знаю, когда именно началась эта тоска.

Все до единого слишком зациклены на самих себе.

Когда я дала одному мальчику свой е-мэйл и регулярно отвечала на его письма, он почему-то страшно возбудился и признался мне. Когда я пыталась не оставить в полном одиночестве мальчика, который плохо ладил с девушками, он принял это за любовь и признался мне. Когда кто-то пригласил меня в театр и я согласилась, потому что не смогла отвязаться, он признался мне. Когда я несколько раз подряд шла из школы домой вместе с мальчиком, который жил в той же стороне, что и я, он признался мне.

А потом они все смотрели с таким видом, будто я их предала, они были так оскорблены, они обижались на меня. Обижались на меня и девушки, которые были в этих парней влюблены. Самомнение. Эгоцентризм. Всякий раз меня это ранило, моя душа вся покрылась шрамами, и когда я уже перестала замечать очередной новый шрам, я наконец поняла.

Все, что мне нужно, — общаться со всеми и с каждым, но без души. Все, что мне нужно, — оценивать настроение людей и поддерживать мелкие разговоры. Не надо никого пускать внутрь. Надо всего лишь закрыться, как в раковине, и тем самым защитить мягкую себя.

И тогда стало скучно.

Никто не замечал, потому что я показывала всем лишь внешнюю сторону.

Все говорили одно и то же.

«Ты всегда такая веселая. У тебя никаких забот, верно?»

Потрясающий успех.

Чтоб вы все испарились.

 

Это был совершенно обычный день, школа уже закончилась. Я, как обычно, улыбалась, весело треща о чем-то с незнакомцами, которые притворялись моими друзьями. Потом, внезапно, без какой-либо видимой причины.

Я была потрясена. Это ощущение внезапно обрело форму и выразилось в единственном слове.

«Одна»

Аах, я была абсолютно – одна.

Одна. Понятно, значит, я одна. Несмотря на то, что вокруг было полно людей, я была одна. Я испытала странное наслаждение. Слово подходило даже слишком хорошо.

Но тут же это слово оскалило клыки и набросилось на меня. Впервые я ощутила, что такое полное одиночество несет с собой боль. Мне сдавило грудь, я не могла дышать. И даже когда мне удалось все-таки сделать вдох, воздух оказался словно наполнен иглами. Боль разлилась в легких. В глазах потемнело, я подумала, что моей жизни пришел конец. Но зрение тотчас вернулось, и жизнь так просто не ушла. И я просто не знала, что мне делать. Не знаю, что делать. Помогите. Люди, помогите.

— Что с тобой?

Кто-то заметил, что со мной что-то происходит, и спросил.

— Ты так радостно улыбаешься.

Э?

Я улыбаюсь?..

Не понимая, что он говорит, я прикоснулась к щекам.

Ну да, уголки губ приподняты.

 

— А правда, ты всегда такая веселая. У тебя никаких забот, верно?

Я рассмеялась.

— Да, я счастлива! – сквозь смех проговорила я. Я смеялась, сама не зная почему.

И тут все, кто меня окружали, начали прозрачнеть. Становились прозрачными один за другим. Становились прозрачными и исчезали, так что я их не могла больше видеть. Какие-то голоса обращались ко мне, но я их не слышала. Но почему-то отвечала как полагается. Не пойму, как так.

Я и глазом не успела моргнуть, как класс опустел. Я осталась одна.

Но, несомненно, это я заставила всех исчезнуть.

Я отменила их.

— Мне надо кое с кем встретиться, так что я пойду.

Хотя я никого не видела, все же произнесла эти слова с улыбкой и взяла свою сумку. Думаю, я могла бы наладить нормальные отношения с остальными, даже если бы не обращалась к кому-то конкретно. Если так, мне надо было с самого начала все время обращаться к стенке.

 

И все же – почему?

— …Прости, у тебя все в порядке?

Здесь никого не должно было быть, но почему-то я расслышала этот голос отчетливо. Я только успела выйти из ворот школы, когда все мгновенно вернулось, все невидимые вновь стали видимыми.

Обернувшись, я увидела парня из нашего класса. Он запыхался; похоже, бежал за мной.

Его имя… Кадзуки Хосино, точно. Мы не были близко знакомы, и вообще он ничем особенным не выделялся – я знала его только по имени.

— В каком смысле?

Спросив, я вдруг ощутила, как меня охватывает странная надежда.

В конце концов, не стал бы он спрашивать, все ли у меня в порядке, если бы не заметил мою ненормальность. Это значит, что он оказался способен увидеть, что я изменилась, — то, что неспособны были заметить все, кто меня окружал.

— Эээ… как бы это сказать? Ты как-то словно «отключилась»… или нет, я не уверен, но ты как будто была вне обычной повседневной жизни…

Он говорил запинаясь. Он вообще ничего не понял.

— Эээ… если это мне просто кажется, то проехали. Прости, что несу черт знает что.

Похоже, ему было неловко; он собрался уходить.

— …Погоди секунду.

Я остановила его. Он чуть склонил голову и взглянул на меня.

— Эээ…

Остановить-то я его остановила, но что говорить теперь?

Но послушайте – он же смог увидеть, как я «отключилась», хоть я и улыбалась в той полной одиночества комнате.

— …Я всегда веселая?

Если он ответит на это так же, как все, значит, он такой же, как все.

А, я слишком многого ждала. Я так надеялась, что он скажет «нет», что он понимает меня.

— Ага. Ну… да, выглядишь ты всегда веселой, — нерешительно произнес он.

После этих слов меня охватило разочарование; я тут же потеряла к нему интерес, даже возненавидела его. Такое резкое, как колебание маятника, изменение моих чувств удивило даже меня саму; видимо, это из-за того, что я слишком многого ждала.

Но тут он, которого я ненавидела, добавил еще:

— Ты правда очень стараешься, да?

Маятник качнулся в другую сторону, ненависть вывернулась наоборот. Лицо не успевало отразить все эти изменения, лишь по сердцу разлилось тепло.

Очень стараюсь. Очень стараюсь выглядеть веселой.

Это правильно. Гораздо правильнее, чем отрицать.

И я – влюбилась.

 

Да, я прекрасно понимаю. Это всего лишь удобное предположение. Он всего лишь сказал «ты правда очень стараешься, да?», это совершенно не значит, что он меня понимает. Я знаю. И все же – эта моя мысль не идет из головы.

Сперва я думала, что мои чувства быстро пройдут. Но они, наоборот, росли и скоро выросли до таких размеров, что их уже не вернуть назад. Они громоздились, как снежный ком, который не хочет таять, пока не обволочет мое сердце полностью. Я знала, что если так пойдет дальше, Кадзуки Хосино станет для меня всем, но меня это не тревожило, уж не знаю почему.

Ведь он спас меня из той полной одиночества комнаты и рассеял мою скуку.

Если бы он исчез из моего сердца, уверена, все снова стало бы как раньше.

Я бы вернулась в ту комнату, где была прежде совсем одна.

Мой мир переменился с такой легкостью. То, что мне раньше было скучно, выглядит какой-то ложью. Мои чувства словно подключились к мощному усилителю. Я радуюсь просто оттого, что здороваюсь с ним. И в то же время печалюсь, что могу лишь здороваться с ним. Я радуюсь оттого, что говорю с ним. И в то же время печалюсь, что могу лишь говорить с ним время от времени. С моим сердцем явно что-то не в порядке, ему трудно и хорошо.

Да! Я сойдусь с тобой ближе, не сомневайся!

Для начала хорошо бы звать друг друга по именам.

___________________________________________________________

 

— У тебя есть желание?

Он словно бы повсюду и в то же время нигде. Он словно бы похож на всех людей сразу и в то же время не похож ни на кого. Я даже не могу разобрать, мужчина это или женщина, — но он обращается ко мне.

Желание?

Конечно, есть.

— Вот «шкатулка», которая исполняет любое желание.

Я беру ее окровавленными руками.

Я тут же понимаю, что она – настоящая. Поэтому я ни за что не выпущу эту «шкатулку».

Так ведь со всеми, правда? Не верю, что кто-то способен от нее отказаться.

Поэтому я желаю.

Зная, что это невозможно, я желаю.

— Я не хочу… ни о чем сожалеть.

 

Предыдущая            Следующая

4 thoughts on “Пустая шкатулка и нулевая Мария, том 1, нулевой раз

  1. Art
    #

    Насколько знаю, нет слова «прозрачнеть» (такая форма теоретически ещё могла бы быть использована в прямой речи, в определённых случаях)
    -> «становиться прозрачными».

    1. Ushwood Post author
      #

      Отсутствие слова в словаре меня не смущает и никогда не смущало. Оно верно по смыслу и по правилам словообразования (становиться красным — краснеть, становиться бледным — бледнеть…), значит, имеет право на существование.

      1. Art
        #

        Позвольте, во-первых, поблагодарить вас за хороший перевод. Понимаю, для вас будет несущественным, тем не менее — из всех переводчиков восточно-азиатского (т.е. японского, китайского и корейского) «лёгкого романа» в отечественном фан-лейте лично мне до сих пор довелось встретить лишь одного, чьи переводы можно читать, не переключаясь на анлейт по причине критического объёма фейспалма.
        Похоже, теперь, вместе с вами, будет двое )
        Теперь. Языковые правила это ОПИСАНИЕ ситуации и закономерностей в языке через их систематизацию. Но любая классифицирующая система даёт лишь приблизительное описание реальности. И в русском весьма много чего не вмещается в матрицу правил.
        А истинным критерием является естественный отбор. Жизнь, распространённость в народе, закрепляет одни слова/формы, не сообразующиеся с вышеупомянутой матрицей (правилами), и отметает другие, которые этой матрице полностью соответствуют. Слова/формы, фигуры речи, которые воспринимаются абсолютным большинством как естественные, закрепляются, как не очень естественные — становятся редко употребляемыми, как неестественные — отбрасываются. К последним, к слову, как раз принадлежит и «прозрачнеть».
        Соответствующие словари же дают намного более точную в этом отношении картину, представляя из себя, по сути, (условно) полный реестр.
        Другими словами, при выявлении согласованности с нормой в КОНКРЕТНОМ СЛУЧАЕ очевидно предпочтительнее опираться на соответствующие словари, нежели на правила.
        Конечно, существует такое понятие как окказионализм. Но употребление окказионализмов, как ни крути, всё равно связано с условиями контекста.
        В принципе, это обстоятельство относится и к стилистике вообще. Употребление слов/форм, оборотов, даже штампов, построение предложений всегда связаны с условиями контекста (прямая речь / мысли героя / или описание; национальный колорит; жанр; направленность и т.д. ).
        А соответствие стиля контексту определяется сочетанием двух сил, двух векторов:
        — автор (или переводчик) предлагает своё ви́дение/волю
        — как читатель воспринимает это предложенное.
        Если эти два вектора более менее совпадают, т.е. читатель признаёт предложенное ему как естественное — автору/переводчику плюс в репу. Удачно угаданные в этом отношении авторские неологизмы и эрративы даже обретают жизнь и становятся языковой нормой.
        А вот если не совпадают — автору/переводчику минус.
        Вы выражаете своё ви́дение/волю как переводчик. Я говорю о восприятии предложенного вами, ставя планку требований на достойном уровне. Выбор за вами. Думаю, у меня на вашем месте ошибок могло быть и поболее, но со стороны недочёты заметнее. Одна голова хорошо, две — уже кластер.
        В любой случае — успеха!

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ