Предыдущая            Следующая

 

2602-Й РАЗ

 

— Меня зовут Ая Отонаси.

 

— …Ах.

В то же мгновение алая картина вспышкой проносится у меня в мозгу. Картина, погребенная в глубинах моей памяти, хотя я видел ее буквально только что.

И затем – мой мозг словно вытягивают из головы, таща за привязанную к нему веревочку; воспоминания от 2601-й «новой школы» выплескиваются наружу.

Я настолько потрясен, что не могу удержаться от вскрика.

— Мм? Что с тобой, Хосии? У тебя больной вид, с тобой все в порядке?

Харуаки, сидящий рядом со мной, беспокоится обо мне.

Харуаки, который вроде бы попал под грузовик, улыбается мне.

Непреходящая тревога. Тошнота. Информация разбухает, покрывает меня всего, словно я ее добыча и она меня собирается сожрать. Мой разум не в силах работать на такой скорости и начинает буксовать.

Воспоминания прошлого раза присоединяются к нынешним.

Так ясно и отчетливо…

— Ну правда же, Ая-тян такая прелесть. Пойду признаюсь ей.

…из-за трупа Харуаки.

И вот он снова втрескался в Аю Отонаси с первого взгляда, несмотря на то, что она заставила его так страдать.

Я поворачиваюсь к Отонаси-сан. Наши взгляды встречаются. Она не сводит с меня глаз. Смотрит пристально, с вызывающей ухмылкой.

…Этот труп должен был принудить меня отдать ей «шкатулку»?

Если так, средство оказалось даже слишком эффективным. Угрожать мне, показав труп, подразумевая «я и тебя убью»… А использовав труп моего друга, она вдобавок сковала меня чувством вины. Отонаси-сан делает все, что ей заблагорассудится. Теоретически даже я понимаю, что моей вины тут нет. Но когда я вижу труп, теорию уносит прочь, и мое сердце рвется.

Знал бы как – сразу бы отдал ей эту «шкатулку». Но, к счастью, я не знаю как.

…К счастью? Правда? Я имею в виду – если атака получилась столь эффективной, Отонаси-сан наверняка продолжит.

Пока мое сердце не разорвется окончательно.

Отонаси-сан сходит с возвышения и приближается ко мне.

Вот она уже совсем рядом.

Глядя прямо перед собой, не поворачивая головы в мою сторону, она шепчет:

— Похоже, ты вспомнил.

 

 

Если все так и продолжится, я сломаюсь.

Я знаю, что это ничего не решит, но тем не менее прикинулся дурачком и сбежал от Отонаси-сан.

Каким-то образом мне надо придумать защитные меры, в то же время избегая встречи с ней.

Именно поэтому…

— Это все детали, Кадзу?

…я обратился за советом к самому умному человеку из всех, кого знаю, — к Дайе Омине.

Дайя стоит в коридоре, прислонясь к стене, у него явно плохое настроение. Скорее всего, из-за того, что мое объяснение съело всю перемену между первым и вторым уроками.

— И что? Чего ты от меня хочешь, пересказывая эту идею для романа?

Я прямо рассказал ему все, включая то, что узнал от Отонаси-сан, не опустив ни единой подробности. Однако, поскольку я не рассчитывал, что такой реалист, как Дайя, поверит в мою ситуацию, я подал это как сюжет для романа.

— Я вот думаю, что делать «Главгерою» этой истории.

— Если рассуждать в общих чертах, он должен противостоять «Новенькой».

Разумеется, я «Главгерой», а Отонаси-сан – «Новенькая».

Поскольку я склепал все на скорую руку, Дайя понял, что «Новенькая» — это «Ая Отонаси». Но он лишь криво улыбнулся, сказав: «Значит, с нее писалось», — он явно убежден, что это выдуманная история.

— Только… не думаю, что «Главгерой» может противостоять «Новенькой».

— Полагаю, в нынешней ситуации это так.

Противник – не кто иной, как Ая Отонаси. Человек, способный «сменить школу» 2602 раза и даже убивать людей ради того, чтобы заполучить «шкатулку». Едва ли у меня есть шансы на победу.

— Но «Главгерой» может впоследствии заполучить силу, равную силе «Новенькой», — легко заявляет Дайя.

— Э?..

Разумеется, я советуюсь с Дайей именно для того, чтобы найти решение. Но я ожидал, что это будет нечто вроде поисков иголки в стоге сена. Честно говоря, я не рассчитывал, что он найдет для меня подходящее решение.

— Что за реакция? Ну хорошо, вот скажи мне, почему «Главгерой» не может противостоять «Новенькой»?

— Э? Нуу…

— Ахх, нет, не отвечай лучше. Ты такая дубина, что все равно ляпнешь какую-нибудь фигню, от которой я только сильнее разозлюсь.

Мне тут разозлиться не дозволено, да?

— Разница между «Главгероем» и «Новенькой». Вся разница в информации. «Новенькая» может пользоваться этой разницей, чтобы двигать «Главгероем», как куклой. Все просто. Ей надо лишь давать «Главгерою» только ту информацию, которая ей выгодна.

Это… так и есть. Отонаси-сан может делать со мной все, что захочет, если я все забываю.

— С другой стороны, если ему удастся как-то приблизиться к ней по уровню информации – а это основная причина, почему он беспомощен, — что-то может и получиться. Стало быть, ему нужно лишь убрать гандикап.

— …Но это же невозможно!

В ответ на мое бормотание Дайя лишь ухмыльнулся.

— Вот слушай, ты сказал, что «Главгерой» может восстановить воспоминания прошлого раза?

— Угу.

— Если он восстановит себя, восстановившего воспоминания прошлого раза, то сможет восстановить воспоминания позапрошлого раза. Так?

— …Вроде так.

— Значит, если он возвращает память о позапрошлом разе, то может вернуть и о позапозапрошлом. Если он возвращает память о позапозапрошлом разе, то может вернуть и о позапозапозапрошлом.

— …И что с того?.. В смысле, «Новенькая» ведь тоже накапливает информацию все это время. Разницу не компенсировать. Отонаси-са… в смысле, «Новенькая» уже помнит о более чем 2601 повторе, забыл? Что изменится для «Главгероя», если он получит воспоминания о двух-трех разах…

— Повтори сто тысяч раз.

— …Э?

— Разницу за счет уже прошедших 2601 раза, конечно, не компенсировать. Значит, надо просто сделать так, чтобы эти разы не имели значения. Разница в информации между 102601 разом и просто 100000 раз – всего лишь два процента, если рассуждать чисто математически. Это даже разницей уже нельзя назвать. Если «Главгерой» повторит столько раз, у него появится возможность противостоять «Новенькой». Затем он должен использовать полученную информацию и усилия своего противника, чтобы измотать «Новенькую», чтобы ослабить ее, чтобы разочаровать ее и заставить забыть обо всех этих повторах.

— Я…

Я должен все это сделать?

— …Но он ведь изначально не знает, как вернуть себе воспоминания.

Да. Я смог вернуть воспоминания в этот раз, но это получилось случайно.

— Ты сказал, что шок от увиденного трупа помог «Главгерою» сохранить воспоминания, верно?

— По крайней мере… мне так кажется.

Другие объяснения мне просто в голову не идут, и мои чувства подсказывают мне, что все так и есть.

Я случайно смог вернуть себе воспоминания, потому что увидел труп Харуаки.

— Тогда все просто, — беззаботно заявляет Дайя. —  «Главгерою» надо всего лишь делать трупы самому.

— …Какого!..

У меня отнялся язык.

— Н-но такие поступки…

— Эх, слушай. На мой взгляд, убивать кого-то, конечно, неразумно. Столь неэтичный «Главгерой» вызовет отвращение у читателя. Я имею в виду, что «Главгерой» должен сделать что-то, что подействует на него так же, как труп.

— …Это должно… сработать.

— Иными словами, «Главгерой» должен цепляться за «шкатулку» упорнее, чем «Новенькая».

Звенит звонок. Дайя считает наш разговор оконченным  и отворачивается.

— Я пошел в класс. Ты тоже давай побыстрее, Кадзу!

— Ага…

Но я сейчас не в настроении, чтобы возвращаться в класс, и просто стою на месте. Дайя уходит, не обращая на меня внимания.

Я вздыхаю.

— …Наверняка есть способ сохранить память. Но…

…Застрять еще на 100000 раз? Теоретически это возможно, но в реальности – никак. Ни один живой человек такого просто не вынесет. Это как если мне говорят: «Я сделал машину с максимальной скоростью 10000 км/ч, поезди на ней для меня». Даже если машина вправду сможет ехать так быстро, мое тело не выдержит усилий и в конце концов сломается. Мой мозг – нет, человеческий мозг – просто не приспособлен к тому, чтобы выдержать 100000 повторений одного и того же дня.

Отонаси-сан – особый случай, если она правда способна это выдержать. Пожалуйста, не ставьте меня на одну доску с этим монстром.

Но неужели это единственный способ противостоять Отонаси-сан? А вообще, должен ли я ей противостоять? Не лучше ли будет для нас обоих, если я просто выброшу белый флаг?

Я снова вздыхаю – я даже такую вещь не могу для себя решить.

Когда я поднимаю голову, собираясь вернуться в класс…

— Ах, — от неожиданности вырывается у меня.

— …Харуаки.

Он нас слышал? Нет, его лицо, прячущееся в тени почтового ящика, слишком серьезно. В конце концов, мы же о «фантастическом романе» сейчас говорили. Теоретически.

— Короче, я, как твой друг, ревную, когда ты развлекаешься без меня. Поэтому я и подумал, что вполне нормально спрятаться и подслушать. Давай меня простим.

Он начинает беззаботно доказывать, что невиновен. Несмотря на его шутливый тон, выражение лица остается серьезным.

— Так вот, Хосии…

Почесав затылок, Харуаки спрашивает:

 

— …Не хочешь попробовать меня убить?

 

Я перестал дышать.

Совершенно без понятия, что заставило его произнести эти совершенно нелепые слова.

Какое-то время Харуаки молча смотрит на мое замешательство. Я даже моргать не способен. Внезапно его губы изгибаются в самодовольной ухмылке, а потом, явно не в силах больше сдерживаться, он разражается хохотом.

— Аа, только не говори мне… Гад ты, Харуаки! Не подкалывай меня так!

— Ахаха! Нет, нет, я и подумать не мог, что ты так серьезно отреагируешь!.. Фантастика! Хосии, ну ты даешь! Конечно же, я пошутил, просто пошутил!

Что ж, логично. Никто не поверит, что такие повторения возможны в реальности.

— Ну да… шутка… конечно, просто шутка.

— Разумеется. Конечно, шутка – такая фигня, как позволить меня убить.

Что-то странное чувствуется в его последней фразе.

— …Харуаки?

— …Ну и? Как я могу тебе помочь?

Помочь? О чем это он?

Харуаки, вновь серьезный, продолжает.

— Ну, раз мои воспоминания в следующем мире все равно сгорят, похоже, сделать я могу немногое.

Аа, вот оно что…

Харуаки верит в «Комнату отмены».

Он верит в мою историю, о которой кто угодно думал бы лишь как о выдумке.

— …Харуаки.

— Что такое, Хосии?

— Эээ… вообще-то это фантастический сценарий, который я придумал, ты в курсе?

Харуаки смеется, затем невозмутимо заявляет:

— Это же вранье, верно?

— Чего…

Мне даже не идут в голову слова, чтобы спросить, как он догадался.

В смысле, я сам бы ни за что не поверил в такую бессмыслицу, даже если бы кто-то меня умолял.

— Уа-ха-ха! Ты впечатлен моей столь глубокой дружбой к тебе, что я даже такую историю проглатываю без раздумий?

— Угу.

Я кивнул; Харуаки это, похоже, застало врасплох почему-то.

— Н-нет… не надо отвечать так прямо! А то я покраснею.

Он застенчиво почесал нос.

— Кстати, Дайя тоже считает, что это не выдумка, а реально с тобой происходит, ты в курсе?

— Э? …Да нет, вряд ли. В смысле, мы ведь говорим о Дайе, он у нас реалист, не забыл?

Однако если подумать – он и правда вел себя немного необычно. Например, он специально поменял место, где мы беседовали, и пожертвовал переменой. Если бы он реально думал, что это всего лишь роман, он бы отмахнулся от меня, сказав что-нибудь типа: «Тоска зеленая. Не пиши про это».

— Ну ладно, может, он и не поверил в твою историю полностью. Но он четко верит, что ты сейчас именно в такой ситуации. Я это почуял!

Если подумать, совет Дайи был немного неоптимален, если учесть, что речь шла о романе. Он явно подбирал ответы, которые бы меня устраивали.

— У тебя противоречие изначально, Хосии. Ая-тян, прототип «Новенькой», пришла только сегодня, знаешь ли. Ты позвал Дайю сразу после первого урока. Когда бы ты успел все это придумать?

— А…

Это уж точно.

— Думаю, ты говоришь правду, не пытаешься нас обмануть.

— …Почему?

— Это немного чересчур хорошо построено, чтобы быть твоей обманкой, согласись? Тебе в жизни на такое воображения бы не хватило, Хосии.

— Грубый ты…

— Воот, но даже если б ты был малость поизобретательнее и мог все это напридумывать за такой короткий срок, я бы все равно тебе поверил.

— …Почему?

— Потому что мы друзья, разве непонятно?

Уаа, что несет этот тип.

В смысле, как же мне теперь… не покраснеть и как вообще с ним общаться, когда он говорит такие вещи?

 

 

Харуаки, нахмурив брови, отправляет в рот кусок картошки фри.

— Понятно. Стало быть, Ая-тян… нет, Ая Отонаси, возможно, меня убила…

По предложению Харуаки мы отправились в Макдональдс. Два школьника в форме, которые сбежали пораньше, симулировав плохое самочувствие. В Макдональдсе. Средь бела дня. Я всей шкурой ощущаю на себе взгляды окружающих, и мне хочется удрать.

— Вот интересно, Отонаси-сан волновалась бы, сидя в Маке в это время дня и в школьной форме.

— Ну, думаю, в случае Аи Отонаси – нет.

Узнав, что Отонаси-сан, в которую он влюбился с первого взгляда, возможно, убила его, он выплевывает ее имя с враждебностью в голосе.

— Иными словами, за эти две тысячи циклов с гаком она ко всему приспособилась.

Отонаси-сан привыкла уже ко всему, что здесь подвергается «отмене». Уж конечно, теперь ее ничто не может расстроить в этой «Комнате отмены».

Отонаси-сан приспособилась к аномальной ситуации. Можно ли думать, что она сама осталась нормальной?

Эта Отонаси-сан, которая пытается меня убить?

 

— Что, сбежать хотел?

 

Мое сердце остановилось.

Этот внезапно раздавшийся голос, принадлежащий человеку, о котором я как раз сейчас и думаю. Я не могу развернуться на этот голос, доносящийся у меня из-за спины. Я просто не в силах двинуться с места, словно меня зацементировали.

Как она нас нашла? Я даже Дайе не сказал.

Отонаси-сан обходит вокруг меня и останавливается прямо передо мной. Я по-прежнему не в силах поднять головы.

— Я должна сказать тебе кое-что хорошее, Хосино, — с ухмылкой заявляет она. – Для меня это уже 2602-е второе марта. Все это время я провела вместе с одноклассниками, которые ни на грамм не изменились, потому что они ничего не помнят и не знают об этих повторах.

Она тихо кладет руку на стол. Этого достаточно, чтобы все во мне напряглось.

— Люди меняются. Их ценности тоже меняются. Поэтому предсказать их поступки совсем непросто. Однако ваши действия предсказать совсем легко, потому что вы, братцы, заперты в тупике и не меняетесь. Тем более, раз это одно и то же второе марта. Я даже в курсе, о чем примерно вы говорите. Хосино, я могу с легкостью предсказать все, что может предпринять такой ленивый школьник, как ты.

Я испытываю на собственной шкуре то самое «различие в уровне информации», о котором говорил Дайя. Я-то наивно думал, что это относится только к информации о «Комнате отмены» и о «шкатулке». Но нет, не только. Самая важная информация – информация о «Кадзуки Хосино», обо мне самом. А должен я заполучить информацию об «Ае Отонаси». Это Дайя имел в виду с самого начала. Вот почему он сказал, что различие в уровне информации сотрется, когда повторов будет больше.

— Все понял? Ты не можешь удрать от меня, Хосино. Ты у меня в руках. Я могу раздавить тебя с легкостью. Но если я это сделаю, то раздавлю и важный предмет, который ты держишь. Это единственная причина, почему ты еще жив. Понял? Не зли меня лучше.

Отонаси-сан хватает меня за руку.

— Молчи и иди за мной. А потом молча слушайся.

Она держит меня не очень-то крепко. Если я постараюсь, смогу стряхнуть ее руку. Но… могу ли я? …Исключено. Ая Отонаси уже захватила меня. Я жалок? Я знаю. Но я просто не могу… противостоять ей. Я не знаю как.

И несмотря на это – несмотря на то, что я не знаю, как сопротивляться ей, — моя рука вдруг оказывается свободной от хватки Отонаси-сан.

— Что ты делаешь? – восклицает Отонаси-сан. Я не мог стряхнуть ее руку. Так что ее злые слова адресованы не мне.

— Что я делаю, спрашиваешь? …Ха!

Ее слова адресованы Харуаки, который расцепил наши руки.

— Я не отдам тебе Хосино! Ты даже такую простую вещь не можешь понять? Ты дура, что ли?

Провокация Харуаки совершенно детская, но все его лицо напряжено. Это полнейший блеф. Он никогда не смотрит на людей так вот свысока.

Однако Отонаси-сан, естественно, на провокацию не поддается.

— Я не об этом спрашиваю. Усуй, похоже, это у тебя здесь проблема с головой. Все, что ты делаешь, — бесполезно. Бессмысленно. Похоже, ты решил спасти Хосино, но это всего лишь краткий сон, который скоро исчезнет. Все равно в следующий раз ты забудешь про эту свою целеустремленность и побежишь признаваться мне в любви, вместо того чтобы считать меня врагом.

Харуаки под тяжестью этих слов зашатался. Он знает, что именно так все и будет. Если все вернется как было, Харуаки забудет этот наш разговор. Как бы он ее ни ненавидел сейчас, он снова влюбится в нее с первого взгляда и снова признается ей в любви. Харуаки в безнадежном тупике.

Однако даже стоя перед такой правдой, он сжимает кулак.

— Нет, это все-таки у тебя с головой проблемы, Отонаси! Допустим, я правда каждый раз вновь становлюсь «ничего не знающим мной»! Думаю, я не смогу сохранить свои воспоминания, и я не такой умный, как Дайя. Но знаешь что? Я верю в себя.

— Не понимаю. Что ты хочешь этим сказать?

— Вот скажи, Отонаси. Это точно, что я стою на месте и не меняюсь, да?

— Да, именно поэтому ты ничего не можешь сделать.

— Ха! Все как раз наоборот, Отонаси! Если я не изменяюсь, я могу поручиться за будущего себя. В конце концов, они все будут точно такими же, как я нынешний. Я могу представить это без проблем! Эти будущие я будут верить Хосии всякий раз, как он будет объяснять им ситуацию, и каждый раз они будут помогать ему. В любом мире я не оставлю своего друга Хосии. Послушай и хорошенько запомни, Отонаси… — он указал на нее пальцем. – Если ты сделаешь Кадзуки Хосино своим врагом, против тебя встанет бессмертный. Я!

Откровенно говоря, его позу можно назвать какой угодно, только не уверенной. Он явно напряжен, он блефует, его руки дрожат. Он, несомненно, встревожен. Особенно если вспомнить его обычное клоунское поведение. Высокие слова ему настолько не идут, что это даже не смешно.

Но его слова принесли тепло в мое сердце.

В смысле, Харуаки сказал то, что сказал, без малейшей тени сомнения. И его обычной склонности к преувеличениям сейчас даже близко не было. Харуаки говорил так, словно это было что-то само собой разумеющееся.

— …

Конечно же, Отонаси-сан эта его нетвердая поза не смущает ничуть. Но в то же время она и не стала сразу возражать. Закрыв рот, она просто смотрит несколько секунд недовольно.

— …Ты говоришь так, словно это я здесь преступница. Ты в курсе вообще, что это Кадзуки Хосино затащил тебя в эту «Комнату отмены»?

Слова Отонаси-сан остры и бьют точно в цель. Каждое из них вонзается в Харуаки, и все же –

— Я не перепутаю, на чьей я стороне, из-за такой ерунды!

Харуаки стоит на своем. Он напуган, но тем не менее не отводит взгляда от Отонаси-сан.

Ой как нехорошо. В смысле, противник ведь Ая Отонаси! Это не ее грызет то, что Харуаки объявил ее своим вечным врагом. А как раз Харуаки. Девушка, к которой его тянет каждый раз, проявляет к нему враждебность, причем без видимой причины. И теперь Харуаки суждено всякий раз страдать.

В то время как она явно не ощущает какого-либо неудобства, когда он на нее рычит.

Однако…

— Мне неинтересно.

Именно Отонаси-сан первой отводит взгляд и отворачивается.

— Все равно все твои действия потеряют смысл, когда придет следующий повтор.

Выплюнув эти слова, она уходит.

Если бы это сказал кто-то другой, это звучало бы почти как неуклюжая отмазка. Но сейчас – совершенно не похоже. Главным образом: как вообще Отонаси-сан может проиграть Харуаки, если ей на него наплевать?

Так что ее слова были всего лишь мыслями вслух. Просто она пришла к выводу, что удобнее будет заняться мной, когда подвернется более выгодная ситуация.

Отонаси-сан не чувствует к нам ничего. Разумеется, она нас не боится; но также она и не сердится на нас, и не презирает.

Вот интересно – почему?

Нет, я знаю. Наверняка это просто мое воображение. Неверная догадка. Огромное недоразумение. И тем не менее, правда, честно, на какое-то мгновение –

Не выглядела ли она какой-то… разочарованной чуть-чуть?

— Слушай… Хосии, — произносит Харуаки, по-прежнему глядя на автоматическую дверь, через которую вышла Отонаси-сан. – Как думаешь, меня убьют?

Ни за что… я почти ответил так, не думая. Но потом до меня дошло, что все может случиться в точности как в прошлый раз, так что я просто молчу.

 

 

Как и ожидалось, третьего марта 2602-го раза с неба лило. Я вышел из дома немного раньше, чем в прошлый раз, и обогнул место происшествия, хоть и пришлось сделать для этого крюк. Чтобы оградить себя от атаки Отонаси-сан… а скорее, просто чтобы не увидеть ту картину снова.

Войдя в класс, я вижу Дайю, он уже здесь. Едва заметив меня, он подходит.

— Что такое, Дайя?

Почему-то Дайя не отвечает сразу. Пристально смотрит мне в глаза. Свои чувства ему всегда удается скрывать замечательно, но на этот раз он явно какой-то не такой.

— …Насчет романа, о котором мы вчера говорили.

Дайя говорит нарочито безразличным тоном. О «романе». Иными словами, о «моем нынешнем положении».

— Кое-что мне там не дает покоя. Почему «Новенькая» не теряет память, хотя «Главгерой» теряет?

Не могу ему ответить. Потому что не понимаю, зачем он вообще завел этот разговор.

— Даже «Главгерой» — создатель этой «Комнаты отмены» — теряет память. Даже если мы допустим, что «Новенькая» обладает какими-то особыми способностями, не слишком ли это удобное предположение, что она автоматически умеет сохранять воспоминания о повторах? Поэтому, мне кажется, лучше сделать так, чтобы «Главгерой» и «Новенькая» могли сохранять воспоминания одним и тем же способом.

— …Пожалуй, ты прав.

Я соглашаюсь, не особо задумываясь о смысле его слов. Может, я не способен полностью ухватить этот смысл, потому что Дайя говорит просто о «романе».

— «Главгерой» смог сохранить память, потому что увидел труп, верно?

— …Похоже, что так.

— Труп появился из-за аварии, так? «Новенькая», которая 2601 раз прожила один и тот же день, просто не могла не знать об этом грузовике. Если «Новенькая» приложила руку к аварии, это наверняка неспроста. Именно поэтому ты подчеркнул, что «друг Главгероя» «был убит».

Я кивнул.

— Но кое-что меня здесь беспокоит.

— Почему? Мои мысли такие странные?

— Нет, не в этом дело. Несомненно, это очень эффективный прием против «Главгероя». Но только – если есть уверенность, что он сохранит воспоминания. Успешная атака лишена смысла, если «Главгерой» тут же о ней забудет.

— Не очень понимаю, что ты имеешь в виду…

— Цель «Новенькой» — украсть «шкатулку» у «Главгероя», так?

— Ага.

— Попробуй поставить себя на место «Новенькой». «Новенькая» наконец-то нашла того, кого долго искала, — «Главгероя». «Новенькая» вполне могла бы сидеть тихо, но вместо этого она открыто объяснила ситуацию «Главгерою». Ни о чем не подозревающий противник и противник, уже атакованный и потому осторожный, — у которого из них украсть «шкатулку» легче? Конечно, у того, кто ни о чем не подозревает. Тогда почему, как ты думаешь, «Новенькая» рассказала ему все?

— Эээ… потому что «Новенькая» думает, что «Главгерой» все забудет?

— Именно. Она решила, что это все не имеет значения. Она ему все же рассказала – скорее всего, по легкомыслию; можешь еще назвать это небрежностью.

— Но авария могла быть только умышленной, верно? Значит, это могла быть только атака против меня…

— Думаю, она действительно была умышленной. Но попробуй взглянуть вот под каким углом: «Новенькая» не ожидала, что «Главгерой» увидит труп.

Иными словами, авария была подстроена с какой-то другой целью, не ради того, чтобы атаковать меня?

Я вновь обдумываю его слова.

— А…

Я поспешно оббегаю взглядом весь класс. «Новенькой» — Аи Отонаси – здесь нет. Наверняка она до сих пор на том перекрестке.

— Не может быть… это уже ненормальность!

— Разумеется. Просто нереально, чтобы человек, приспособившийся к 2602 повторам, остался в здравом уме.

Ая Отонаси убила кого-то.

Не чтобы атаковать меня, но ради сохранения собственных воспоминаний.

Я вспоминаю. Не хочу, но вспоминаю. Что эта авария произошла не только в 2601-й раз. Что Отонаси-сан, должно быть, проделала это в каждый из предыдущих 2600 раз.

Значит, она так и продолжит убивать людей ради того, чтобы «переходить»?

А мне придется молча за этим наблюдать?

На этот раз снова будет убит Харуаки?

— …Харуаки!

— Мм? Чего, Хосии?

Харуаки как раз вошел в класс, он стоит у самой двери.

Что это значит? Харуаки не стал мишенью атаки? …Ну да, вовсе не обязательно, чтобы это был именно его труп, ведь верно?

— Ну ладно, хватит с твоим романом, Кадзу… перейдем к делу, — продолжает Дайя, не обращая внимания на Харуаки. – Похоже, совсем недавно произошла авария.

Сделав глубокий вдох, Дайя произносит:

— Ая Отонаси попала под грузовик.

Эээ, чего?..

 

Аа, понятно.

Ей без разницы, даже если это ее собственный труп.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ