Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 4

…Хару.

…Эй, проснись, Хару.

 

Почувствовав, что его кто-то зовет, Харуюки чуть приподнял веки. Вокруг все было темно-серым. И за этой пеленой угадывалась человеческая фигура.

– …Еще темно же… Дай еще чуть-чуть поспать… – пробормотал он и снова попытался заснуть, но на сей раз его стали трясти за плечо.

– Просыпайся же, Хару!

Малость напряженные интонации этого голоса начали постепенно пробуждать сознание, словно обернутое шелковой тканью. Харуюки вновь нехотя принялся открывать глаза. Да, было довольно темно. В это время года… часа четыре ночи, да?

– …Что случилось, Тию… – просипел он и, несколько раз моргнув, с усилием поднял веки.

Он лежал на левом боку. Вытянув руку, за правое плечо его трясла Тиюри. Сидящий хрупкий силуэт. Короткие волосы, сверху – большая остроконечная шляпа. Покрывающая все тело ярко-зеленая полупрозрачная броня. В левой руке – Усиленное вооружение, похожее на колокол…

– …Эм.

Наконец-то его сознание пробудилось больше чем наполовину, и он вскочил, как подброшенный. Тут же его тело издало звон. На нем была вовсе не пижама в вертикальную полоску с короткими рукавами – а блестящая серебряная броня.

Он поспешно кинул взгляд на руки, прикоснулся к лицу. Еще даже до того, как он ощутил гладкость маски, он понял, что это его дуэльный аватар Сильвер Кроу. А перед ним сидит светло-зеленый Лайм Белл, аватар Тиюри.

Почему? Он что, в полусне вызвал Тиюри?

Едва подумав об этом, он тут же поднял взгляд, посмотреть на полосу хит-пойнтов и счетчик времени, которые должны были там быть. Однако ничего там не было. Ни зеленой полосы, ни числа, отсчитываемого от 1800 секунд, никаких прочих изображений.

Но это же невозможно. Раз он в своем дуэльном аватаре, значит, нырнул на дуэльную арену; при этом что на обычной арене, что в Безграничном нейтральном поле его собственная шкала хит-пойнтов обязательно должна отображаться, ее никак не уберешь.

Значит, это сон.

Харуюки, по-прежнему сидя с откинутыми вбок ногами, попытался правой рукой ущипнуть себя за щеку. Однако твердый шлем ему не позволил. В по-прежнему затуманенном сознании всплыла мысль: «Значит, взамен ущиплю за щеку Тию», – и он протянул руку к сидящему слева аватару. Тут он вспомнил, что у дуэльных аватаров лицевая маска всегда твердая. Где бы еще ущипнуть… Тут он подумал: а какая грудь под броней у аватаров женского типа?..

Крутя в голове подобные туманные мысли, Харуюки вытянул левую руку и, найдя взглядом округлые холмики под плащеобразной броней Лайм Белл, кончиком пальца дотронулся…

Он ощутил что-то мягкое, а полсекунды спустя –

– Ч-что ты делаешь?!

Одновременно с этим воплем на голову Харуюки обрушился мощный удар. Это Лайм Белл со всей силы двинула Сильвер Кроу своим Усиленным вооружением «Хоровой колокол» в левой руке.

– Угю!

Какое-то время вокруг головы Харуюки летали желтые птички, но в конце концов он полностью пришел в себя и вскинул голову. Быстро огляделся – вокруг была не гостиная семьи Арита. Сумрачное пространство, напоминающее по форме трубу. Справа был сразу тупик, но слева был узкий тоннель, который, похоже, извивался и извивался, уходя бог весть куда.

Это не сон. И не нормальная дуэль. Какой-то иррегулярный феномен: они с Тиюри вдвоем оказались непонятно куда перенесены, пока спали.

…Вдвоем?

– !.. Г-где Таку?!

Он снова огляделся по сторонам, но мощной фигуры Сиан Пайла нигде видно не было. Перевел взгляд на Тиюри: та, по-прежнему прикрывая грудь обеими руками, сердито смотрела на него, но тут же выражение ее лица сменилось на обеспокоенное, и она тихонько покачала головой в заостренной шляпе.

– Не знаю… Я сама только что тут проснулась. И сразу увидела, что стала дуэльным аватаром, Хару спит рядом, а Так-куна нету…

– …Ясно…

Под шлемом замелькали мысли.

Они оба стали дуэльными аватарами, но ни счетчика времени, ни шкал хит-пойнтов и спецатаки нет – значит, это не стандартная дуэльная арена. Он машинально попытался развернуть крылья за спиной – это ему удавалось, даже когда шкала спецатаки была на нуле, – однако сейчас они не шелохнулись. Похоже, здесь все умения не действовали.

Раз так, вариант оставался только один. Это загадочное явление – вероятно… нет, наверняка работа ИСС-кита, паразитирующего на Такуму. Спящие в Прямом соединении с ним Харуюки и Тиюри через XSB-кабель оказались в это вовлечены. Значит, вполне возможно, они вдвоем были сейчас во сне Такуму.

Если так, то в этом мире должен был существовать и Такуму. А не видели они его потому, что он куда-то ушел. Куда-то вглубь тянущегося влево тоннеля.

– …Пошли, Тию. Надо найти Таку.

– Ага.

Тиюри кивнула мгновенно: похоже, она пришла к этому выводу почти одновременно с ним. Харуюки прямо из сидячего положения прыжком перешел в стоячее – трюк, совершенно невозможный для его реального тела, – и, протянув Тиюри левую руку, помог встать ей.

Лайм Белл, даже встав, его руку не выпустила – наоборот, крепче сжала. Легонько вернув пожатие, Харуюки правой рукой прикоснулся к стене тоннеля. Это была не глина и не цемент. Какой-то мягкий, странно упругий материал темно-серого цвета. Чуть теплая поверхность была вся в маленьких кольцеобразных складках, словно внутри какого-то живого существа – а может, даже не «словно»?

Переглянувшись, Харуюки с Тиюри кивнули друг другу и, держась за руки, быстро зашагали по тоннелю.

 

Чувства времени и расстояния пропали очень быстро.

Харуюки и Тиюри даже не знали, ускорены они сейчас или нет. Если нет, то в семь утра их поднимет будильник в домашнем сервере семьи Арита; но если они ускорены, это все равно что время остановилось. Возможно, из этого странного места удастся выйти по команде «бёрст аут», но они беспокоились за Такуму. Ведь если они сейчас ускорены, то за те несколько секунд, которые им понадобятся, чтобы, проснувшись в реальном мире, разбудить лежащего рядом Такуму, здесь пройдет чудовищно много времени.

Скорее всего, он и вчера ночью видел этот же сон. И во время этого сна нечто влезло в его душу, закачало туда тьму.

Если так, то, возможно, прямо сейчас этот процесс повторяется вновь. И возможно, то, что Такуму наконец-то вернул себе в дуэли с Харуюки, прямо сейчас у него крадут опять…

От нетерпения Харуюки ускорил шаг; сам того не замечая, он уже бежал, таща Тиюри за руку. Тиюри, чувствуя, видимо, то же самое, отчаянно пыталась поспеть за скоростным аватаром Сильвер Кроу. Два аватара бежали и бежали по бесконечному извивающемуся тоннелю.

«Эх, вот бы сейчас полететь», – подумал Харуюки; однако по какой-то причине его способность к полету здесь не работала. Сколько он ни приказывал мысленно, металлические пластины оставались сложенными и двигаться не хотели.

По ощущениям, они пробежали уже больше пяти километров, когда…

Внезапно впереди показался слабый свет.

– Выход?..

Харуюки кивнул Тиюри и еще прибавил ходу.

Вмиг преодолев последние десятки метров, двое выскочили из тоннеля, и из глазам внезапно открылась – совершенно неожиданная картина.

Вселенная.

Нет, немножко не так. Огромное – настолько, что казалось бесконечным – черное пространство и множество испещряющих его огоньков. Ошеломленно застывшие Харуюки с Тиюри, задрав головы, смотрели на красивое скопление огоньков высоко над головой – это была словно круглая галактика. Только, в отличие от звезд на небе, эти огоньки непрерывно дрожали. Один огонек врезался в другой, неподвижный, и уже тот пришел в движение и столкнулся с третьим. Эта цепная реакция безостановочно продолжалась по всей галактике. Словно циклопический трехмерный бильярд – или сеть.

Поскольку чувство расстояния все еще не вернулось, оценить размер этой «трепещущей галактики» было невозможно. Однако Харуюки почувствовал, что если приблизится, то окажется, что это скопление огоньков будет реально космического масштаба.

Кинув взгляд назад, Харуюки обнаружил, что тоннель, из которого они с Тиюри вышли, выглядит как дыра прямо в пространстве. От этой дыры куда-то в нижнюю часть пространства тянулся узкий, метра два шириной, мост. В самом его начале два аватара и стояли.

Крепко сжимая правую руку Тиюри в своей левой и глядя на скопление красивых сверкающих огоньков, Харуюки услышал слева тихий шепот:

– …Круто…

Кивнув, Харуюки тоже сипло пробормотал:

– Но что это… вообще…

На этот вопрос – ответил кто-то справа.

– «Главный визуализатор».

– А?!

– К-кто здесь?!

Воскликнув одновременно с Тиюри, Харуюки крутанулся вправо. У самого края узкой дорожки, где они с Тиюри были вдвоем и никому третьему находиться не полагалось, сейчас тихо стоял хрупкий силуэт.

Не Такуму – не Сиан Пайл. И, естественно, не кто-то еще из легиона. Аватар женского типа, части которого выполнены в цветочной тематике. Цвет брони – теплый желтый, напоминающий весеннее солнышко.

 

Едва увидев эту фигуру, Харуюки расслабился и прошептал Тиюри:

– Все в порядке, Тию, это не враг.

– Э… Хару, ты ее знаешь? Стоп, я о другом: почему она здесь? Это же «сон» Так-куна?..

На этот вопрос было трудно ответить и Харуюки. Но, изо всех сил пытаясь облечь в слова то, что знал, он проговорил:

– Эээ… Этот человек не в Такуму, а во мне. Точнее, в Усиленном вооружении «Зе Дестини», которое сейчас у меня… Правда ведь?..

Насчет призванной Харуюки шестой регалии «Дестини» он вечером в общих чертах рассказал. На заданный им вопрос золотой аватар склонил голову чуть набок и ответил:

– Это и так, и не так. Я, безусловно, существую внутри «Дестини», но сам «Дестини» прописан в этом мире…

– Что?.. И это… То, что ты раньше сказала, «главный… визуализатор», это что?..

На этот вопрос странная девушка дала еще более неожиданный ответ:

– В ваших терминах это «центральный сервер «Брэйн Бёрста»».

– !!!

На этот раз Харуюки и Тиюри были потрясены до глубины души; они оба застыли.

Центральный сервер Brain Burst, местонахождение которого никому не было известно, – можно сказать, «тело» Ускоренного мира. Здесь хранились статусы всех бёрст-линкеров, все данные Brain Burst, здесь рассчитывались все изменения, все передвижения энеми – словом, здесь было сердце мира.

Центральный сервер, отвергающий любое вмешательство, сервер, о самом существовании которого игроки могли лишь строить теории, был сейчас у Харуюки и Тиюри перед глазами… нет, по словам золотого аватара, они были внутри сервера.

– Но… но как так вышло?.. Ведь все ветераны говорят, сервер ББ абсолютно неприступен… – дрожащим голосом прошептал Харуюки. Девушка чуть улыбнулась – так ему показалось.

– Да, так и есть. Однако нам дан всего один способ прикоснуться руками к логике мира. И ты его уже должен знать.

– Прикоснуться руками… к логике мира… – словно попугай, повторил Харуюки, и вдруг распахнул глаза. – Система инкарнации?.. Сила воображения… С помощью «контура воображения» можно перезаписать действительность…

– Да, – кивнула девушка. – Очень мощная и в то же время печальная сила…

Слушая ее, Харуюки одновременно вспоминал.

С этим золотым аватаром он встречался не в первый раз. Сегодня… нет, скорее всего, уже вчера вечером, в квартире Такуму, в конце дуэли с ним через Прямое соединение. «Дарк блоу» Такуму отбросил Харуюки, у него не было сил даже встать, и тут прямо из него появилась вот она. И тогда она определенно сказала: «Временно активировался некий контур в главной системе, и я могу с тобой общаться».

Главная система, то есть сервер ББ, – это и есть то, что она назвала «главным визуализатором». А контур – это «контур воображения». Это была основа основ системы инкарнации, позволяющая передать силу воображения в логику мира.

– Но… но мы же инкарнацию не применяли?.. И я в инкарнации вообще пока что не разбираюсь… и вообще мы оба спали… – шагнув вперед, произнесла Тиюри, до сих пор молча стоявшая слева-сзади от Харуюки.

Харуюки снова посмотрел на Лайм Белл и загадочный женский аватар. Хотя цвета брони их были совершенно противоположными, в дизайне наблюдалось некое сходство. Не только «листовые» и «лепестковые» мотивы во внешности, но и что-то более глубинное, что-то важное.

Глядящая на Тиюри девушка медленно кивнула и указала левой рукой на темный тоннель, которым двое сюда пришли.

– Этот тоннель – и есть «контур воображения». Вы следовали контуром, принадлежащим связанному с вами другу, и в итоге добрались сюда.

– Э… ко… контур Таку?!

– То есть… сейчас систему инкарнации применяет Так-кун?..

Двое переспросили почти одновременно. Девушка мягко покачала головой.

– Этот образ принадлежит не ему самому. Тоннель связан с поселившейся в нем черной силой. …Посмотрите вон туда.

Она подняла на этот раз правую руку и показала туда, где их дорожка тонула в черном пространстве. Извивающийся парящий мост, словно избегая гигантского скопления огоньков в небе, шел вниз, к самому дну. Харуюки изо всех сил напряг глаза и в самой дали увидел…

Склонившись мощным телом вперед, низко опустив голову, шаг за шагом продвигался вперед аватар.

Харуюки и Тиюри не нужно было видеть синюю тяжелую броню и Усиленное вооружение, чтобы понять, кто это.

– Та… Таку!!!

– Так-кун!

Они воскликнули одновременно и побежали было вперед. Однако на их пути шлагбаумом возникла золотая левая рука.

– Нет. Если вы безрассудно приблизитесь, вас заметит оно.

– О… но?..

Сжираемый тревогой, Харуюки невольно сосредоточил взгляд на том месте, куда направлялся Такуму.

И всего через несколько секунд, словно его глаза привыкли к темноте, из нее выделилось неясное «нечто».

Иначе как «гигантской» эту штуку и не назовешь. Что-то вроде «живого кома»? Бесформенную колышущуюся плоть покрывало множество пульсирующих сосудиков. Эти сосуды тянулись в окружающее пространство, их заостренные кончики напоминали концы щупалец.

То, как эта «черная плоть» ритмично дрожала, несколько напоминало «галактику огоньков» на небе. Но впечатление создавалось прямо противоположное. Хаос против порядка. Тьма против света.

– Что… что это?.. И что делает эта штука в центральном сервере?.. – дрожащим голосом спросила Тиюри. Девушка все так же спокойно ответила:

– Это… не порождение системы. Кто-то из ББ-игроков посадил здесь семя и долгие годы медленно, очень медленно его взращивал… Это, можно сказать, «инородное тело»…

– Посадил семя… и взращивал… – пробормотал Харуюки – и тут же содрогнулся всем телом и почти беззвучно выдохнул:

– Н-не может быть… «Доспех бедствия»? Это его настоящее тело?

– Нет. Доспех – это одна из «семи звезд»… часть системы. «Дестини» находится вон там.

Золотая рука указала почти в самый центр сверкающей в далеком небе галактики. Приглядевшись, Харуюки увидел там несколько заметно более ярких, чем окружающие, звезд, выстроившихся в форме ковша. Взгляд Харуюки словно примагнитился к шестой звезде слева.

В отличие от пяти звезд левее ее, вплотную к этой виднелась еще одна звездочка, маленькая и тусклая. Если, как сказала девушка, шестая звезда – воплощение «Зе Дестини», то маленькая звездочка – это поселившаяся в доспехе «жажда разрушения»?

Почувствовав исходящую от пары звездочек странную боль, Харуюки сместил взгляд еще правее. Там была седьмая звезда, с китайским именем «Ёко» – очевидно, последняя регалия «Зе флактуэтинг лайт». И действительно, там мерцал очень крупный огонек – Харуюки показалось, что это центр всей светящейся галактики.

Что же это такое? Какой бы мощью эта регалия не обладала, это должно быть просто Усиленное вооружение – просто один предмет. И вот это находится в самом центре программы Brain Burst?..

Лишь на миг Харуюки задался этим вопросом и тут же его отбросил. Сейчас об устройстве Ускоренного мира размышлять было некогда. Повесивший голову Сиан Пайл подойдет к той черной туше всего через несколько минут.

То, что этот гротескный ком плоти – не «Доспех бедствия», было ясно. Но что тогда?..

– Ой!.. Ха… Хару, смотри! Там не только Так-кун!.. – вдруг воскликнула Тиюри и указала правой рукой чуть левее от Сиан Пайла. Харуюки снова изо всех сил напряг зрение. И действительно, там виднелся еще один тонкий мостик, точно такой же, как тот, на котором стояли Харуюки и компания. Более того, по нему тоже кто-то шел.

Небольшой дуэльный аватар. Знакомый силуэт. Мощные руки свешены почти до самого моста, крупное туловище склонено вперед. Цвет брони – бутылочно-зеленый.

– …Б-Буш Утан!..

Несомненно. Это был младший брат Эш Роллера из Зеленого легиона Буш Утан. Всего несколько дней назад он сражался с Харуюки в боевой зоне Сугинами и во время этого сражения пользовался устрашающей темной инкарнацией, как настоящий эксперт.

Не реагируя на возглас Харуюки, Утан тоже продолжал шагать к черному кому.

Нет, и им тоже дело не ограничивалось. Дальше в глубине – тоже. И выше, и ниже. Харуюки теперь видел множество мостов, до сих пор скрывавшихся во мраке.

На всех без исключения мостах было по одному дуэльному аватару, и все они безжизненно шли вперед. Всего от этого кома в разные стороны тянулось штук тридцать мостов – нет, или полсотни?

Лишь тут Харуюки понял, что же это за черный организм.

Это истинная форма загадочного Усиленного вооружения «ИСС-кит». Ведь именно об этом говорил Такуму, верно? Что все ИСС-киты связаны между собой. Что если один кит станет сильнее, то и все соседние киты тоже. То, что Харуюки сейчас видел, несомненно, и было этой «связью». Каждый раз, когда бёрст-линкеры засыпают, их через контур воображения Brain Burst засасывает в этот мир, и они подсоединяются к этой туше – основному телу кита.

Несколько дуэльных аватаров уже дошли до туши и опустились на колени. Их тела оплели идущие из туши кровеносные сосуды и, пульсируя, стали обмениваться с ними какой-то жидкостью – или информацией.

– Нет… какой кошмар… – сипло прошептала Тиюри – она хоть и знала о ките меньше, чем Харуюки, но, видимо, интуитивно поняла смысл разворачивающейся перед ней сцены. – Это ужасно… У них у всех высасывают что-то важное, а взамен закачивают что-то плохое…

– Да… точно. Та штука и увела Таку. И хотя во время дуэли со мной он смог вернуться… Если так пойдет, то он опять… – тихо простонал Харуюки, а потом повернулся к стоящему справа от него золотому аватару и выкрикнул: – Как это можно остановить?! Там идет наш друг! Да нет, они все наши товарищи по игре… по «Брэйн Бёрсту»! Если эту черную штуку… разнести, все ведь прекратится, разве нет?!

Не дожидаясь ответа, Харуюки попытался броситься за Такуму, однако девушка вновь преградила ему путь рукой.

Харуюки остановился не от того, что врезался в эту руку. Он пробежал сквозь нее. Правая рука девушки погрузилась в тело Сильвер Кроу, точно бесплотная голограмма. Изумление от этого открытия Харуюки и остановило.

Развернувшись, он пораженно уставился на загадочную девушку. Поскольку он все это время держал Лайм Белл за руку, он предполагал, что в этом мире работает «детекция столкновений».

Девушка, улыбнувшись чуть печально, сказала:

– Я ведь говорила уже? Я… воспоминание. Воспоминание одного игрока, давным-давно покинувшего этот мир… Эхо сознания…

– Вос… поминание?.. Но ты же с нами говоришь… – прошептала Тиюри. Девушка чуть кивнула.

– Здесь, в Главном визуализаторе, существуют самые разные данные в той же форме, что и в человеческой памяти. Поэтому есть предметы, в которых запечатлена сильная воля… молитвы и желания и которые в результате обладают псевдомыслительными способностями. Это и есть я…

– Сильные… желания… – пробормотал Харуюки, и где-то в уголке его памяти всплыло воспоминание.

Когда он впервые встретился с этой девушкой во время дуэли с Такуму, она вроде как сказала – что ждала того, кто снимет проклятие с доспеха, кто исцелит «его» гнев и печаль.

«Он». Кто это, Харуюки не знал. Но именно это желание продолжало удерживать золотую девушку в Ускоренном мире.

Словно прочтя его мысли, девушка кивнула и сказала:

– В этом месте настоящей силой обладает только «воля». Та черная туша – средоточие злой воли. Если вы подойдете ближе, она поглотит и вас.

– Но… но ведь там же Таку!..

В нетерпении он снова посмотрел на дальний конец моста. Между идущим повесив голову Сиан Пайлом и телом ИСС-кита оставались считаные десятки метров. Меньше чем через минуту Такуму оплетут черные сосуды и начнут высасывать из него все, что ему дорого.

И тут –

– У тебя должна быть сила, – отчетливо произнесла девушка.

– Си… сила?..

– Да. Сила «тянуться вдаль ради защиты того, что тебе дорого».

– !..

Харуюки машинально кинул взгляд на облаченную в серебряную броню правую руку. На пять тонких, заостренных пальцев. На руку, которую он долгое время прятал в кармане из страха к чему-либо прикоснуться, с кем-либо выстроить узы.

Потом взглянул на левую руку. Но она без стеснения сжимала правую руку Тиюри – Лайм Белл.

До того, как он стал бёрст-линкером, даже в виде аватара в Полном погружении он не был способен на такое. Но с того дня шестимесячной давности множество людей протягивали к нему руки, подбадривали его, делили с ним свою храбрость.

«И я тоже уже не тот, прежний я, который мог ходить, только глядя вниз. Не тот я, который мог только прятать руки за спиной, обливаясь холодным потом. Принимать протянутую мне руку… нет, даже самому брать других за руку – ради этого я и существую».

Словно соглашаясь с этими мыслями Харуюки, Тиюри приподняла его левую руку и сжала крепче.

– Хару, ты наверняка сможешь. Дотянешься рукой… и чувствами до Так-куна.

Кивнув, Харуюки вернул ей пожатие и сказал:

– Да. Дотянусь, вот увидишь. Или мы позволим этой куче мяса забрать у нас Таку?

Золотая девушка сказала, что в этом мире настоящей силой обладает только воля. Значит, ему оставалось лишь воспользоваться системой инкарнации. Можно сказать и наоборот: нормальные техники здесь бессильны. Вот почему Сильвер Кроу не мог летать в этом мире.

Единственная инкарнационная атака Харуюки, «Лазерный меч», относилась к «повышению дальности». Однако этот меч добавлял к длине его рук максимум два метра. А до продолжающего идти Такуму и черного кома плоти прямо перед ним было, на глаз, метров пятьдесят.

Однако в этом мире, возможно, видимое расстояние значения не имело. Если атаковать, не веря, что достанешь, даже большая ракета не долетит; если атаковать, веря, что достанешь, – даже незрелая инкарнация Харуюки дотянется.

По-прежнему сжимая левой рукой правую руку Тиюри, Харуюки чуть подсел и расставил ноги вперед-назад. Пальцы правой руки плотно сжал.

– Шанс будет только один, – прошептала стоящая справа девушка. – Но ты сможешь. Верь. Верь в силу множества людей, связанных с тобой душой.

И девушка… ее аватар потускнел и, словно влившись в Харуюки, исчез.

У Харуюки была к ней гора вопросов. Но наверняка он с ней еще встретится. А сейчас он думал только об одном: вернуть Такуму.

Значение слов девушки, что шанс будет только один, Харуюки интуитивно понимал. Та туша, чтобы подсоединиться к Такуму, должна обнажить какое-то уязвимое место. В него и надо ударить.

Сосредоточив сознание в правой руке, он зародил слепящее серебряное сияние на кончиках пальцев, и тут же это сияние поднялось почти до локтя.

И, словно реагируя на этот свет, тянущиеся во все стороны от туши кровеносные сосуды разом заволновались. Подобные щупальцам острые кончики задвигались, ощупывая окружающее пространство. Девушка была права: если бы Харуюки подошел чуть ближе, те щупальца наверняка почувствовали бы его и попытались притянуть. Как разделившийся кит в конце дуэли Харуюки с Такуму.

Раздалось высокое вибрирующее «диин», и серебряно сияющий острый меч в правой руке вытянулся на несколько десятков сантиметров. Обычным для «Лазерного меча» движением поместив его на уровень поясницы, Харуюки остановил руку.

Такой же техникой, такой же инкарнацией, как до сих пор, ему не достать. Это он понимал. Вчера вечером он уже сражался инкарнацией с создаваемой ИСС-китом аурой тьмы. Чтобы пробурить эту до ужаса густую черноту, требовался гораздо более сильный образ.

Правая рука, словно ее что-то тянуло, поднялась на уровень плеча. Развернув и тело, и руку, он натянул их до предела. Это движение он несколько раз видел у своего Родителя и первого учителя, Черноснежки, – стартовое движение потрясающей дальнобойной атаки «Разящий удар».

Та инкарнационная техника, скорее всего, была предельным случаем повышения дальности и силы атаки. Без подготовки провести такую же – нереально. Но если взять только образ, то может получиться. Должно получиться.

Из-за непривычного подготовительного движения образ колебался, обитающий в правой руке оверрей неровно мерцал.

Вдруг его левую руку с силой сжали. И одновременно раздался шепот:

– Хару. Я инкарнацией пользоваться не умею, но мои чувства с тобой. Я хочу вернуть Так-куна. Чтобы втроем идти не в прошлое, а в будущее. Даже если… даже если когда-нибудь наши пути разойдутся.

Голос Тиюри слегка дрожал, но заявила это она твердо.

Внезапно все тело Лайм Белл окуталось слабым светло-зеленым сиянием. Это сияние, пройдя по ее руке, потекло в тело Харуюки, и оверрей на его правой руке стабилизировался, более того, окреп.

– Это и есть сила инкарнации, Тию, – почти беззвучно произнес Харуюки. – Молись. Чтобы моя рука дотянулась до Таку.

– Ага.

Динн… Резонирующий звук, похожий на звон колокольчика, зазвучал громче. Черная туша встревоженно зашевелила щупальцами. Но, похоже, Харуюки и Тиюри она обнаружить не могла.

В этот момент Сиан Пайл подошел к туше вплотную и остановился. Словно марионетка с обрезанными нитями, он рухнул на колени и низко опустил голову.

На пикомете в правой руке Такуму показалась маленькая черная сфера. Она тут же раскрылась, обнажив налитый кровью глаз, который принялся беспокойно оглядываться – пока наконец не поднялся полностью.

Держась на правой руке Такуму тонкими кровеносными сосудиками, черный глаз медленно вытягивался вверх, точно антенна улитки. От черной туши ему навстречу тоже потянулись толстые сосуды.

Те и другие встретились, и в этот самый момент…

Отведенную назад до предела правую руку Харуюки резко выбросил прямо вперед. И тут же из самой глубины его души вырвались слова:

– «Лазерное… копье»!!!

 

С громким металлическим звоном из правой руки вырвалось и полетело вперед тонкое копье из света.

Пронзая тьму, в которую куталось истинное тело ИСС-кита, оно все вытягивалось и вытягивалось. Двадцать метров, тридцать метров – и оно все не теряло силы.

Но тут правая рука Харуюки ощутила мощное сопротивление. То самое чувство. Холодный жар, как в тот раз, когда он в первый раз получил «Дарк блоу» от Буш Утана.

Достааать!

Достань!

Безмолвные возгласы Харуюки и Тиюри раздались одновременно. Покрывающий два аватара оверрей ослепительно замерцал, сплавился воедино, влился в световое копье – и разнес толстую пленку тьмы.

В этот момент ИСС-кит Такуму, стремящийся соединиться с кровеносными сосудами основного тела, развернулся и увидел копье. Черный глаз распахнулся до предела. Тут же он попытался вернуться туда, где паразитировал, в правую руку Сиан Пайла, однако опоздал всего на мгновение.

Острие инкарнационного копья вонзилось прямо в кроваво-красный зрачок.

С отвратительным звуком глаз взорвался, брызнул во все стороны черной жижей. И тут же Харуюки ощутил, как главное тело кита, забилось в исступленной ярости.

Многочисленные щупальца, выходящие из туши, чем-то напоминающей мозг, бешено заколыхались в поисках вторгшегося врага. А Сиан Пайл прямо под ним резко вскинул голову.

– Та… Таку! Сюда!!! – во все горло прокричал Харуюки. Такуму развернулся и увидел его и Тиюри. Бледно-синие глаза за щелями лицевой маски, словно полностью пробудившись, распахнулись.

– Так-кун, беги!!!

Услышав крик Тиюри, мощный аватар Такуму встал и двинулся навстречу друзьям. Пробежал несколько шагов по узкому мосту, но затем, словно подумав о чем-то, остановился и развернулся назад – в сторону туши.

Главное тело кита, свив большинство щупалец в толстый канат, попыталось вновь схватить Сиан Пайла. Если ему это удастся, вероятно, оно посадит на Такуму паразитировать новый кит.

– Таку, бе-… – выкрикнул было Харуюки, но замолчал на полуслове.

Потому что Такуму схватился левой рукой за кончик стальной пики, торчащий из пикомета на правой.

Это… это движение освоенной Такуму инкарнационной техники типа «повышение силы атаки»…

– «Голубой клинок»!!!

Гордое имя приема. Усиленное вооружение на правой руке тут же исчезло, а стальную пику окутал синий оверрей. К тому времени, когда Такуму скользящим движением схватил пику обеими руками, она уже превратилась в большой двуручный меч.

Ничуть не боясь летящих на него щупалец, Такуму занес блестящий синий меч высоко над головой.

– Чейяаааа!!!

Воинственный выкрик. Сотрясшие само пространство силовые волны дошли даже до того места, где стояли столбом Харуюки с Тиюри.

Сверкая, точно молния, двуручный меч обрушился прямо вперед и…

…разрубив клубок щупалец, глубоко впился прямо в тело ИСС-кита.

Безмолвный вопль.

Вся туша яростно содрогнулась, десятки бёрст-линкеров, подсоединенные к кровеносным сосудам, тоже задрожали. Часть вроде как проснулась и растерянно заозиралась по сторонам. От все еще погруженного в кит двуручного меча во все стороны расходилось синее сияние, и по поверхности туши побежали тонкие трещинки.

В следующий миг кусок туши размером метров десять взорвался изнутри, и наружу хлынуло огромное количество черной жижи и газа. Дорожка, на которой стояли Такуму, Харуюки и Тиюри, стала обваливаться от основания. Оставшиеся без опоры аватары беспомощно полетели в бездонную глубину…

…Так они думали. Но в следующий миг…

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ