Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 11. К новым полям сражений (Yukurabe Dina)

 

Birort Kuneiguna(Город хаоса), Sath Nosher(Начало драконьих голов), Birort Gasoder(Восьмивратный город), Gyrsaug Frybaral(колыбель Империи), Dawatosaria(Непотопляемый город), Birort Neg(Город любви), Muraut(родной дом) – все это Arosh(столица) Лакфакалле. Скопление бессчетного количества искусственных планетоидов, вращающееся вокруг звезды Абриел.

На самой внутренней орбите находился Ruebei(Императорский дворец).

Прежде Ruebei(Императорский дворец) был городом-кораблем чудовищных размеров. Некогда в нем жили все Аб, и его население превышало миллион человек.

Нынешней Ruebei(Императорский дворец) был еще больше того, прежнего. Если говорить о размерах, то несколько орбитальных крепостей его существенно превосходили, но все они были построены на базе небольших астероидов; если же ограничиваться чисто рукотворными сооружениями, то Императорский дворец был крупнейшим в Галактике.

Что касается необходимости такого размера – она была продиктована тем, что Ruebei(Императорский дворец) был не только обиталищем Spunej(императрицы), но и средоточием всей политической деятельности Империи. Bosimiash(правительство), Walodiash(Генеральный штаб), все прочие важнейшие институты Империи находились во дворце.

Более того, Ruebei(Императорский дворец) был единственным местом в Лакфакалле, где могли жить неграждане Империи. Когда-то здесь размещались резиденции дипломатов семнадцати стран, сейчас из этих резиденций действовала лишь одна.

Практически никто во всей Frybar(Империи) не считал свою страну, оказавшуюся в таком положении, одинокой.

 

– Вы отбываете? – поднял голову Rue Bosif(главный советник Империи) Сидорьюа Боруху-Сид Сииз.

– Да. Мой срок истек, – кивнул Гвен Таурон, посол Федерации Хании, единственного государства, сохранившего дипломатические отношения с Frybar(Империей). – В связи с этим я хотел бы, чтобы Lonyu(Ваше Превосходительство) Bosim(главный советник) попрощались за меня со Spunej Erumita(Ее Величеством императрицей).

– Конечно, – ответил тот. – Однако без вас будет одиноко.

– Слышать это – большая честь для меня.

Гвен пользовался автопереводчиком. Вкупе с бесстрастным выражением лица механический голос сильно затруднял понимание того, что у него на уме.

– Разве вы не перестали пользоваться этой грубой машиной в последнее время? – улыбнулся Сидорьюа. – Насколько мне известно, вы теперь прекрасно понимаете язык Аб.

Маска на лице Гвена рассыпалась. Он широко улыбнулся, точно гордясь своей шалостью, которую раскусили.

– Конечно, – и он с готовностью отсоединил автопереводчик. – Честно говоря, у этой машины есть одна настолько невыносимая особенность, что иногда меня охватывает желание разломать ее на части.

Гвен говорил на языке Аб так бегло, что у Сидорьюа, намеревавшегося застать его врасплох, возникло ощущение, будто его самого обхитрили.

– Что за невыносимая особенность? – растерянно переспросил он.

– С кем бы я ни разговаривал, машина произносит слова собеседника голосом моей бывшей жены.

– Но ведь голос можно в любой момент поменять, – удивился Сидорьюа.

– Вы не поверите, но, если я хотя бы раз в день не слышу голоса своей сварливой жены, меня охватывает страшное беспокойство, – губы Гвена вновь изогнулись в улыбке. Его лицо тут же стало невероятно дружелюбным. – Так странно – все выдающиеся личности в Frybar(Империи), начиная с Spunej Erumita(Ее Величества императрицы), говорят голосом моей жены.

– Действительно, – согласился Сидорьюа, испытывая какие-то неясные чувства. – Кстати, когда именно вы отправляетесь?

– Так. Ну, очевидно, уже после того, как прибудет новый посол. Так что время до прощания с Erumita(Ее Величеством) еще есть. Буду рад, если вы передадите ей мои слова по секрету.

– Хорошо. Сегодня же поставлю в известность, – главный советник отложил работу, которой занимался, и встал. – Если не возражаете, прогуляемся вместе? Вы ведь до сих пор не видели парк для сотрудников Bosimiash(правительства)?

Глаза Гвена остро блеснули, словно он разгадал истинное намерение Rue Bosif(главного советника Империи). Впрочем, тут же его взгляд снова стал обычным. – С удовольствием принимаю ваше приглашение.

– Очень рад, – ответил Сидорьюа, потом сказал сидящему в соседней комнате секретарю: – Я схожу в парк полюбоваться азалиями.

Это было кодовое сообщение, означающее, что других людей впускать в парк не следует.

 

Сидорьюа помог Гвену взойти на Yazuria(мобильную платформу), и они направились в парк. Та его часть, что была выделена Bosimiash(правительству), была довольно-таки просторной. Если ехать на мобильной платформе с комфортной скоростью, добраться туда по коридору можно было за пять минут.

– Позвольте вопрос личного характера? – осведомился Гвен, стоя на Yazuria(мобильной платформе).

– Не стесняйтесь. Что вас интересует?

Lonyu(Ваше Превосходительство) Bosim(главный советник), почему вы стали чиновником Frybar(Империи)?

Сидорьюа происходил из Nahen(наземного мира) под названием Сееба в Dreuhynu Afarek(графстве Афареш). Иными словами, он не был урожденным Аб.

Конечно, сейчас, когда он был Rue Bosif(главным советником Империи), с ним обращались как с Sif(дворянином), а когда он уйдет в отставку, то, вероятно, получит свою территорию. У него были сын и дочь, и они уже обладали красивым обликом и синими волосами межзвездной расы.

Однако его собственные волосы, некогда черные, побелели, на тыльных сторонах кистей рук набухли вены – и все это не давало забыть, что он не Аб от рождения.

– Мой родной мир совершенно неинтересный, а я смолоду мечтал полететь в космос. А становиться Bosnal(солдатом) я не хотел. Nahendo(наземникам) очень трудно пробиться в Lodair(офицеры), а в Lodair Gariar(офицеры-пилоты) – вовсе невозможно, так как у нас нет Frosh(органа простр-ного восприятия). Но стать чиновником шансы есть. Похоже, тех, у кого синие волосы от рождения, карьера чиновника не очень привлекает, поэтому наш мир – это мир наземников.

– Понятно. Значит, вы воплотили в жизнь мечту детства?

– Воплотил ли? – с самоиронией улыбнулся Сидорьюа. – Впрочем, о мечте даже просто думать приятно. По-моему, приятнее, чем когда она осуществляется. Но, конечно, это мое личное ощущение. Сейчас моя мечта – после отставки получить Ribeun(собственную территорию). Вероятно, это будет не более чем Lyumskor(баронство), а Borskor(виконтство) было бы и вовсе замечательным достижением. Я понимаю, что увидеть при жизни, как моя планета зеленеет, я не успею, но все же собственными руками преображать планету – думаю, прекрасное времяпрепровождение после отставки.

По законам Frybar(Империи), и Lyumskor(баронство), и Borskor(виконтство) являются территориями, где нет пригодных для жизни планет. Но в случае виконтства должна быть по меньшей мере одна планета, которую возможно сделать пригодной для жизни.

– Думаю, это будет великолепное времяпрепровождение, Ваше Превосходительство, – кивнул посол Федерации Хании.

Впечатляюще изукрашенный коридор вдруг раскрылся в широкое пространство.

В самом центре правительственного парка находился фонтан. Вокруг расстилался газон, на геометрически правильно расположенных клумбах цвели самые разнообразные цветы.

– Приехали, – и Сидорьюа остановил Yazuria(мобильную платформу) возле лавки.

– Как красиво, – восхитился парком Гвен без намека на лесть. – Однако это не похоже на стиль Аб.

– Это было хобби предыдущего главного советника, – объяснил Сидорьюа. – Как я уже говорил, среди чиновников много Nahendo(наземников), и среди будущих главных советников тоже едва ли многие будут с синими волосами.

– Понятно. У меня на родине парки в подобном стиле встречаются нечасто. Однако для Аб природа всего лишь красивая и ласковая, не так ли? У меня, выходца с планеты, которую постоянно терзают наводнения, здесь возникает ощущение, будто чего-то не хватает.

– Ну что вы, – возразил Сидорьюа. – Аб тоже чувствуют угрожающую сторону природы. Однако ярость природы у них ассоциируется в первую очередь со взрывом звезды, в отличие от нас, рожденных в Nahen(наземных мирах).

– Однако мне кажется, что взрыв звезды – очень редкое событие.

– Несомненно, по нашим ощущениям, так и есть, – и Сидорьюа жестом пригласил собеседника сесть. – Но Аб правят множеством звезд, никогда не следует забывать об этой пропасти между нами. В истории любого Nahen(наземного мира) каких-то происшествий со звездами либо вовсе нет, либо есть максимум одно, а для них это действительно реальная угроза.

– Но ведь, Lonyu(Ваше Превосходительство) Bosim(главный советник), – Гвен сел и вопросительно склонил голову набок, – вы же сами Аб, верно? И несмотря на это, говорите так, словно им не являетесь.

Сидорьюа натянуто улыбнулся, но ничего не ответил. Он счел, что причина послу и так понятна.

Это подтвердило и то, что Гвен не стал развивать тему.

Rue Bosif(главный советник Империи) сел рядом с послом.

– Я хотел бы продолжить предыдущий вопрос, можно? – спросил Гвен.

– Ээ, конечно.

– Я спрашивал о личных причинах Lonyu(Вашего Превосходительства). Но мне подумалось, что должны быть и другие, более веские причины; не поделитесь ли?

– Веские причины, говорите?

Lonyu(Ваше Превосходительство) поднялись до самой вершины правительственного аппарата, благодаря которому функционирует вся Frybar(Империя). Наверняка вами владеет множество страхов и тревог. Бороться с ними только ради того, чтобы заполучить звездную систему, – мне это кажется немного неубедительным.

– Действительно, – и Сидорьюа издал сухой смешок.

– Так вот. Может быть, вы сказали это, рассчитывая на похвалу?

– До событий трехлетней давности любой из тех, кто представлял ваш альянс, полностью удовлетворился бы моим предыдущим ответом. Мотив служить безыдейной Frybar(Империи) – очевидное, зримое вознаграждение, о чем-то сверх этого думать нет нужды. Получение собственной звездной системы позволяет жить в богатстве.

– Мотивирует только богатство? – лицо Гвена вновь превратилось в маску, как тогда, когда он пользовался автопереводчиком.

– Даже если так, меня это абсолютно не смущает, поэтому как вам такая причина? – Сидорьюа посмотрел своему собеседнику прямо в лицо. – Frybar(Империя) – единственное, что может сдерживать в Nahen(наземных мирах) яростного дракона по имени «современность».

– Не вполне понимаю, что вы имеете в виду…

– Действительно ли не понимаете? Нет, поспешно подвергать ваши слова сомнению мне не следовало. Но, прошу меня извинить, вдаваться в детальные объяснения у меня нет желания. Я деловой человек и не вижу необходимости в дискуссиях на тему устройства межзвездных наций. Однако могу сказать вот что. Люди из Содружества Наций Новосицилийского Договора видят большую разницу между политическими системами под названием «монархия» и «демократия», но настоящая бездна не там – на самом деле она лежит между Frybar(Империей) и остальными странами.

– Деловой человек – это, видимо, следует понимать буквально, – заметил Гвен. – Только позвольте мне внести одно исправление, Ваше Превосходительство. Федерация Хании в числе упомянутых вами «остальных стран» тоже является частью Содружества Наций Новосицилийского Договора. Однако на этом вопросе я воздерживаюсь от согласия с достопочтенными союзниками по договору.

– Конечно, я это знаю, господин посол. Однако, похоже, ваша страна по характеру несколько отличается от других, хоть вы и склонны время от времени об этом забывать.

– Отличается по характеру? – глаза Гвена вспыхнули.

– Забудьте, пожалуйста, господин посол, – Сидорьюа отвел взгляд от лица Гвена и устремил его на прекрасные цветущие орхидеи. – Я выразился абстрактно, что не должно быть свойственно деловому человеку.

– Вы меня не оскорбили, – помахал рукой Гвен. – Это правда, что история образования нашей федерации заметно выделяется среди остальных.

Большинству межзвездных наций был в большей или меньшей степени знаком опыт аннексии других государств (хотя, конечно, до Frybar(Империи) им было далеко). Однако история Федерации Хании не знала такого. В основе федерации лежала звездная система Сумей, где впервые в истории всего человечества была изобретена технология путешествий через двумерное пространство. С помощью этой технологии Сумей колонизовала множество других систем, и ее сила росла. Она организовывала эмиграцию в малонаселенные системы, а потом с согласия жителей этих систем включала их в свою федерацию. В зависимости от точки зрения такой метод тоже можно было бы назвать агрессией, но факт остается фактом: Федерация Хании никогда не расширяла свою сферу влияния военными методами.

– Так. Не соблаговолите ли Ваше Превосходительство поделиться со мной истинной причиной, почему вы решили показать мне этот сад? – решительно спросил Гвен.

– Нет никаких особенных «истинных причин», – изобразил неведение Сидорьюа. – Я нечасто беседовал с вами, господин посол, по душам, и вот воспользовался представившейся возможностью.

– Побеседовать с послом, которому совсем скоро предстоит отбыть на родину?

– Я не до такой степени посвящаю себя работе. О чем вы думаете?

– Вы что-то хотите от меня услышать, – и Гвен иронично улыбнулся. – Хорошо. Я знаю, что ваша страна испытывает беспокойство в отношении моей. Федерация Хании по-прежнему верна Новосицилийскому Договору, не так ли? Поэтому не ждет ли она своего шанса вступить в войну и нанести Frybar(Империи) удар в спину?

– Видите ли, искусство политики состоит в том, чтобы всегда рассматривать худшие из возможных вариантов. Это печально, но я надеюсь на ваше понимание. Однако я не вижу, как это все связано с нашей прогулкой. Впрочем, вы, господин посол, вряд ли ответите.

– Даже если отвечу, вы едва ли мне поверите, Lonyu(Ваше Превосходительство) Bosim(главный советник), – произнес Гвен. – Но ваши чувства можно попробовать выяснить. Какого вы мнения о моей федерации?

– Ну и вопрос, – ответил Сидорьюа, погладив подбородок. – Возможно, в вашей стране по-другому, но здесь, в Frybar(Империи), чиновники занимаются исключительно своей непосредственной работой и не могут вмешиваться в дела, влияющие на политику всей страны.

– Вы скромничаете. Конечно, чиновник уровня посла, как я, не знает многих важных вещей, но, если я буду иметь представление, как столица к нам относится, это более или менее поможет. Разве не так?

– Господин посол, это вы скромничаете. Посол в политической иерархии не уступает министру, – ответил Сидорьюа.

– Это преувеличение. Ну, если принять во внимание значимость вашей страны, то ничего удивительного, что в посольство назначают человека уровня министра, но у нас не так.

– Нет-нет, позвольте вам не поверить, – шутливым тоном произнес Сидорьюа, однако, возможно, в какой-то степени его слова были искренними. – Но, конечно, полностью отрицать ваши слова, что у вас не так, было бы с моей стороны невежливо. Ладно, у меня к вам, господин посол, тоже есть вопрос личного характера, вы не против?

– Пожалуйста.

– Когда Frybar(Империя) победит в этой войне, ваша страна – простите меня за грубость – останется на обочине как намного более слабая, чем наша. Как вы думаете, что в такой ситуации вашей стране следует делать? Будете ли вы испытывать тревогу от того, что останетесь один на один с Frybar(Империей)? Несмотря на то, что от ваших чувств тут ничего не зависит.

– Ой-ей-ей. Не уверен, что этот вопрос можно назвать очень личным.

– Отнюдь. Я спрашиваю ваше личное мнение, господин посол. Разве это не называется «вопросом личного характера»?

– Мое личное мнение, вот как? – Гвен скрестил руки и принял задумчивую, но несколько неестественную позу. – Нет, поскольку я не думал раньше на эту тему, то, боюсь, ответить вам не смогу.

– Вы не думали на эту тему? – удивился Сидорьюа.

– Да. Возможно, я покажусь занудливым, но повторюсь: я всего лишь посол. Даже если бы я размышлял о судьбе своей страны, поделать все равно ничего не мог бы. Поэтому личного мнения у меня нет. Однако же кое-какое мнение я высказать могу.

– Вот как? – и главный советник с явно заинтересованным видом посмотрел ему в глаза.

– Как вам известно, мы приобрели множество планет путем колонизации. Присоединение звездных систем было для нас не целью, а результатом. То есть – мы делали планеты пригодными для обитания, чтобы обеспечить жизненным пространством растущее население. И уже в результате этого оказалось, что мы контролируем довольно много звездных систем.

– Конечно.

– Наша федерация подобна огромной семье, связанной отношениями «родитель – ребенок», с системой Сумей во главе. В начале колонизации обычная планета должна получать поддержку от других, более богатых планет; в одиночку она не способна обеспечить свою безопасность. В силу этой и других причин объединение потомков системы Сумей в общее государство под названием «Федерация Хании» – вполне естественный исход. Однако, если подумать задним числом, возникает вопрос: необходим ли в большой семье единый источник власти? Суть вот в чем. Когда население растет, появляется необходимость в новом жизненном пространстве.

– Очень интересные рассуждения.

– С другой стороны, мы даже сейчас не можем избавиться от привычки считать себя сумеитами. Для нас характерна специфическая для сумеитов логика. Не говоря уже о повседневных привычках. Все это распространено вплоть до самых дальних уголков Федерации Хании. Когда в наши дела вмешиваются другие люди со своей логикой, это воспринимается негативно. По крайней мере, в нашей системе ценностей. Поэтому нам хотелось бы, чтобы, насколько это возможно, в наших Nahen(наземных мирах) жили только сумеиты. И чтобы этих миров было много. И в будущем становилось только больше. Конечно, это возрастание не должно быть целью – только результатом. Если это желание воплотится в реальность, в межзвездном государстве сумеитов не будет необходимости.

– Это… довольно экстремальная точка зрения.

– Это не моя точка зрения. Не поймите меня неправильно. Однако она существует.

– Но, к примеру, вместе с Объединенным Человечеством вы осуществить это желание не могли.

– Безусловно, – энергично кивнул Гвен. – Там можно эмигрировать куда душе угодно. Правительства звездных систем не имеют права это запрещать. То же самое и с Республикой Великого Алконта, и с Суверенным Союзом Народов Звездных Систем. Насколько мне известно, только в одной стране правительства звездных систем имеют право ограничивать эмиграцию.

Semei Sos(наземные правительства), – поправил его Сидорьюа. – В этой «только одной стране» используется термин «наземное правительство».

– Как скажете, – Гвен сцепил кисти рук и оперся на них подбородком. – Так или иначе, если это важное условие будет выполнено, исчезнет необходимость в нашем межзвездном государстве. Люди, которые придерживаются этой позиции, у нас тоже есть.

– Ясно. Если Frybar(Империя) будет уничтожена, вы сможете жить так, как и жили, а если она победит, вам не придется бессмысленно противостоять могучей Империи.

– Согласно этой точке зрения, так и есть. Естественно, существуют и те, кому она совершенно не кажется привлекательной. Их не настолько много, чтобы их можно было называть оппозицией, но они считают, что само существование такой позиции непозволительно.

– Люди, доброжелательно относящиеся к Империи, есть везде.

– Так и есть. Из-за этого всего, как ваша страна и беспокоится, существует вероятность того, что в нашей столице выжидают подходящей возможности нанести удар. Мне, простому послу, понять это трудно. Однако не судите строго. Поскольку моя федерация по-прежнему входит в Содружество Наций Новосицилийского Договора, шансов, что мы поможем вашей стране в войне, практически нет. Однако поймите: это вовсе не означает, что мы решили помогать в войне вашим врагам. Возможно, мы так и ограничимся простым наблюдением, – Гвен встал. – Ладно, Lonyu(Ваше Превосходительство) Bosim(главный советник). Не смею больше отнимать ваше драгоценное время. Единственно что – к сожалению, я не знаю, где здесь выход, поэтому буду в высшей степени признателен, если вы меня проводите.

– Я провожу вас до входа в Bosimiash(правительство).

– В этом нет…

– Пожалуйста, не стесняйтесь. Я вам признателен. Вот только у меня ощущение, будто меня провели.

 

Лишь через полмесяца Лафиль освободилась от обязанностей Kufaria(временного монарха) графства Аптик. Правда, ее работа в этом качестве свелась к тому, что она одобрила кандидатуру Макрита Таласа на пост главы Semei Sos(наземного правительства), но покинуть Аптик и вернуться к своим обязанностям в Labule(Космических Силах) она все это время не могла, и потому, когда это закончилось, она испытала искреннее облегчение.

В настоящее время Traiga(титул) Dreu Aptikal(графини Аптик) принадлежал Spunej(императрице) Рамаж, но для непосредственного ведения дел в систему был направлен опытный Toserl(управляющий).

Едва он прибыл, Лафиль взбежала на борт Longia(связного судна) и направилась на Shutyum Vobeirner(военную базу Вобейрне). Как и облеченный совершенно неясным титулом Roikufaria(вице-временного монарха) Джинто. Диахо тоже был их спутником.

Когда они покинули Аптик, вражеский флот в Вимбле все еще держался. Однако, судя по всему, его капитуляция либо полное уничтожение были лишь вопросом времени. Labule(Космические Силы) взяли под контроль все окружающие Сорды и, постепенно наращивая силы, давили на врага.

Едва ли потребуется много времени, прежде чем Космические Силы вернутся к прежней, наступательной стратегии. И у противника едва ли оставался достаточный военный потенциал, чтобы их остановить.

 

На Shutyum Vobeirner(военную базу Вобейрне) постоянно прибывали новые корабли.

Заводы, строящие Menyu(космические корабли), имелись только в Arosh(столице) Лакфакалле. Естественно, все военные корабли сооружались там же.

Изначально предполагалось, что в Arosh(столице) экипажи должны подниматься на борт кораблей и начинать обкатку.

Однако в военное время сохранить эту схему полностью не удалось. Восполнение потерь боевых кораблей происходило на Shutyum(военных базах). Поэтому новые корабли переправлялись туда: большие – с минимально необходимым для управления экипажем, маленькие – в трюмах транспортных судов.

Сидя в кают-компании только что прошедшего через Sord Vobeirner(Сорд Вобейрне) связного судна «Борул», Лафиль разглядывала изображение окружающего пространства.

В паутине труб плыло шарообразное сооружение – Rool Vobeirner(завод Вобейрне). Вокруг арсенала виднелось множество гигантских Isath(транспортов).

Прикрепленный к военной базе завод не обладал возможностями по строительству кораблей, но обладал существенными возможностями по их ремонту и обслуживанию. Новый Gel(эсминец) Лафили как раз сейчас должен был проходить там последние проверки.

– Похоже, Диахо наконец-то отправится в Lartbei(королевский дворец) Kryb(династии Крив), – сказал Джинто.

Упомянутый Диахо спал на лавке кают-компании. Кроме двоих и кота, в помещении никого не было. По всей видимости, этот рейс предназначался специально для Лафили и Джинто.

– Я думал, ты ко всем дружелюбен, – сказал Джинто коту. – А на самом деле тебе просто все равно. Только когда тебя пытаются мыть, ты оживаешь, а все остальное время тебе ни до чего дела нет.

– А, вот оно что, – Лафиль вдруг сделала открытие. – Я всегда думала, что ты и Диахо похожи, но не могла понять, в чем именно. Теперь поняла.

– Ну не надо, – насупился Джинто. – Я всего-навсего спокойный.

– А Диахо нет? Откуда ты знаешь? И вообще, в чем разница между беззаботным и спокойным? По поведению ее не определишь.

– Я не царапаю людей, когда приходит время идти в ванну.

Едва Джинто произнес слово «ванна», кот дернул ушами. Он как будто насторожился.

– Похоже, только это слово он и понимает, – пожал плечами Джинто. – Если я сейчас сделаю шаг к нему, он тут же удерет.

– Не делай этого. Если он повредит здесь что-то, потом капитан будет жаловаться.

– И не собираюсь. Когда Диахо пытается спастись, он превращается в сгусток ярости. Хоть он и маленький, но все же хищный зверь.

– Правда? Значит, все-таки вы отличаетесь. Потому что у тебя, даже когда ты пытаешься спастись, все равно ленивый вид.

Со стороны Лафили это не было желанием съязвить. Она просто высказала свое мнение.

– Разумная оценка, благодарю, – скучающим тоном ответил Джинто и, сев на лавку, принялся разглядывать внешнее изображение.

Проецирующаяся на стену кают-компании громадина завода постепенно росла. Судну предстояло пришвартоваться в ближайшее время.

– Уже скоро, – Джинто взял в руки кошачью клетку и направился к разлегшемуся на скамье Диахо.

– Все будет в порядке? – забеспокоилась Лафиль.

– Ты про это? – Джинто избежал произнесения слова «ванна». – Все будет в порядке, он уже забыл. В клетке ему более-менее нравится. Можно ничего не делать.

В полном соответствии со словами Джинто, едва дверца клетки открылась, Диахо скользнул внутрь.

– Пф, сразу видно, что это твой кот. Братья и сестры Диахо все как один ненавидят клетку.

– Просто он к ней уже привык, верно? У тебя дома редко приходится отправлять кошек в клетку.

– Ну да.

Дома у Лафили – то есть в Lartbei(королевском дворце) Kryb(династии Крив), искусственном планетоиде, где могут жить пятьдесят тысяч человек, – кошкам предоставлена полнейшая свобода.

– Он, наверное, сразу меня забудет, – с немного грустной улыбкой произнес Джинто.

– Нам не следует рассчитывать на то, что кошки будут нас помнить.

– Мудро.

«Причаливание завершено, – вмешался в их беседу голос по корабельной трансляции. – Пассажиров прошу как можно быстрее покинуть судно».

– Ну что, пойдем, Джинто, – и Лафиль встала.

Провожаемые Lodair(офицерами) «Борула», они сошли с судна.

Во время поездки на Yazuria(мобильной платформе) Лафиль подключила свой Kreuno(запястный компьютер) к Eifu(компьютерной сети) завода. Она хотела получить информацию о новом корабле. Конечно, в общих чертах ее проинформировали заранее, но узнать последние сведения было необходимо.

Команда нового эсминца сохранилась в целом без изменений. Среди Sash(членов экипажа) были погибшие, да и части раненых требовалось длительное лечение. Вдобавок некоторые были демобилизованы и вернулись на родину. Взамен их всех, конечно, появились новые. Однако Lodair(офицеры) остались те же, что и прежде.

Похоже, команда уже собиралась. Финальная наладка оборудования, погрузка топлива, припасов и тому подобного тоже завершались. Корабль был практически готов к вылету.

Проверив положение дел с кораблем, Лафиль обратила внимание, что Джинто до сих пор держит кота.

– Ты забыл отослать Диахо, – укоризненно произнесла она. Потому что, когда понадобилось ввести в Yazuria(мобильную платформу) место назначения, Джинто без колебаний ввел «Ru Kyutomardana(док 127)» – док, где находился их новый корабль. Лафиль даже не пыталась убрать из своего тона требование объяснений.

Fektodai(фланговый офицер) Экурьюа, – ответил Джинто. – Я подумал, она наверняка захочет попрощаться с Диахо. Поверь, я не собираюсь втайне оставить его на корабле.

– Да уж, не делай этого. Ни в коем случае.

– Ага, – кивнул Джинто и вдруг улыбнулся. – Если вспомнить – с тех пор, как мы на «Басройле», мы с тобой только насчет кота и спорили. Такая мирная картина посреди войны, надо же.

– Это ты мирный. Кроме того, ты ведь не особенно старался убедить меня оставить Диахо на корабле?

– А ведь верно, – и Джинто провел рукой по каштановым волосам. – Ну, вообще-то я много чего хотел сказать, но подумал, что к войне надо относиться посерьезнее.

– Дурак.

– Кстати говоря, ты слышала про новый класс кораблей? – сменил тему Джинто.

– Да.

По слухам, в Ryuazornyu(Штабе Главного командования) проанализировали уроки войны и приняли решение создать новый класс кораблей. Говорили даже, что в Vobos Menyot(корабельный департамент) уже поступили первые чертежи.

– Тяжелый эсминец, да? – сказал Джинто.

– Я слышала, легкий патрульный корабль.

– Ну, видимо, будет что-то среднее между ними. Зачем понадобилось создавать такое вот, ни то ни се?

«Возможно, это как раз эсминцы – ни то ни се», – вдруг подумала Лафиль. Видимо, наверху решили, что в будущем им места на войне уже не найдется.

Так или иначе, познакомиться с кораблями нового класса им доведется еще не скоро. А пока что придется сражаться на эсминцах.

– Да, а что означало это «кстати говоря»? – поинтересовалась Лафиль.

– Что? А, я просто подумал – если б у нас был большой корабль, то можно было бы оставить кота…

– Дурак, – повторила Лафиль.

Наконец Yazuria(мобильная платформа) прибыла в Ru(док).

В доке была невесомость. И там, оплетенный множеством труб, висел новый корабль Лафили.

От входа в док к эсминцу шло несколько тросов, снабженных скользящими рукоятями.

Лафиль ухватилась за одну из них и нажала на Posh(кнопку). Ее тут же потянуло вперед. На полпути она выпустила рукоять и дальше полетела уже по инерции. Потом развернулась и, коснувшись троса ботинками, стала тормозить.

Для дружащих с невесомостью Аб подобные действия – ничего особенного, но рожденный в наземном мире, попытавшись их повторить, рискует получить травму.

Прекрасно понимая это, Джинто не выпускал свою рукоять, пока не добрался до корабля.

В открытом Yadobel(воздушном шлюзе) их встретил Собаш.

– С возвращением, Manowas(капитан), – с широкой улыбкой на лице поприветствовал он Лафиль. – Fektodai(фланговый офицер) Линн, рад снова работать с вами. Sash Skeil(судовой интендант), по-моему, вас уже заждался.

– По-моему, она и без меня хорошо справляется, – ответил Джинто.

– Да, она тоже так говорила. Но, похоже, ей нужно во что бы то ни стало получить одобрение Wiigt(администратора). Работы у вас будет много. …Да, Manowas(капитан), прошу сюда. Bynkerl(главный инженер) и Royalm Lodair(зам старшего офицера) ждут вас на Gahorl(мостике).

– Благодарю вас, Alm Lodair(старший офицер), – кивнула Лафиль и полной грудью вдохнула воздух нового эсминца.

Корабль унаследовал имя «Басройл». Поскольку и тип его был таким же, складывалась полное ощущение, будто она вернулась.

Она вошла на мостик. Fektodai Skem(фланговый офицер-механик) Самсон и Fektodai(фланговый офицер) Экурьюа тут же встали.

Alm Lodair(старший офицер), флаг, – произнесла Лафиль.

– Слушаюсь, Manowas(капитан). Возвращаю вам его, – и Собаш протянул ящичек.

Открыв ящичек, Лафиль достала Gla Mongal(флаг корабля) «Басройла». Тот самый, который она взяла с предыдущего «Басройла» в последние минуты его жизни.

Этот флаг с изображением Roil(осы) она повесила за капитанским креслом.

«Впредь я буду сражаться более умело», – мысленно пообещала она кораблю, отсалютовав флагу.

Повернувшись, Лафиль оглядела своих подчиненных.

– Будем продолжать работать дальше.

Четверо Lodair(офицеров) синхронно отдали салют.

– Приготовиться к отбытию! – скомандовала Лафиль. Офицеры разом повернулись к двери.

– Кот? – услышала Лафиль вопрос Экурьюа. Та явно интересовалась не местонахождением животного – ее взгляд уже прилип к клетке в руке Джинто.

– Больше его брать с собой нельзя, – ответил Джинто. – Поэтому я его принес попрощаться. Можете поиграть с ним, если хотите.

Лицо Экурьюа приобрело тоскливое выражение. Лафиль впервые видела на этом лице такие яркие эмоции.

– Есть мнение, что брать кота на войну с самого начала было ошибкой, – поймав взгляд Лафили, заоправдывался Джинто.

– Хочешь выставить меня злодейкой? – и Лафиль, прищурившись, посмотрела на Джинто, который явно намекнул, что это все из-за нее.

– Ни в коем случае, – ответил Джинто и, глядя на обеих девушек-Аб, нерешительно улыбнулся. – Но тут… уже ничего не поделаешь, да?

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ