Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 12. Дочь Империи (Fryum Frybaral)

 

В тот самый день, когда Джинто и Лафиль прибыли в Лакфакалле, в Ruebei собрался Luzei Fanigalak.

Luzei Fanigalak состоит из восьми Faniiga, по одному от каждой из Ga Lartei. Единственная обязанность Совета – продвижение по службе, поощрение и наказание офицеров из Fasanzoerl.

Поскольку право воссесть на Skemsorl Roen достается наиболее одаренному офицеру из всего поколения Fasanzoerl, Luzei Fanigalak фактически и определяет, кто станет следующим Spunej.

На этот раз предметом обсуждения, естественно, было, достойна ли Lartnei Kasna из Lartei Kryb стать Lodair, то есть, по сути, достойна ли она стать кандидатом в Spunej.

Заседание длилось пять дней. Помимо отчета Лафили, Советом были тщательно изучены показания Lyuf Raika и Gosuk из Lyumskor Febdak.

И в последний день…

Лафиль вызвали в Wabes Fanigalak.

Wabes Fanigalak был просторной круглой комнатой, в центре которой на полу было выложено изображение Гафтоноша. В передней части комнаты располагалось небольшое возвышение.

Когда Лафиль вошла в Зал и назвала себя, напротив нее появились голографические изображения Faniiga. Это были старейшие Абриелы – старые души в юных телах.

Лафиль склонила голову.

– Мы сегодня собрались, чтобы решить, достойна ли Feia Лафиль из Lartei Kryb звания Lodair. Есть несколько вещей, о которых мы бы хотели спросить у нее лично, так что предлагаю начать беседу с Lartnei, – произнес Spunej Raika Nisoth Дугас.

– Вы можете поднять голову, Feia Лафиль, – обратился к ней самый старый из Luzei Fanigalak, Nisoth Дусуум из Lartei Balgzeder.

– Слушаюсь, – Лафиль подняла глаза.

На нее сверху вниз взирали восемь Faniiga, в том числе два бывших Spunej.

Дугас и Дусуум стояли в центре. Они, похоже, должны были главенствовать в предстоящем расспросе.

Дугас среди Faniiga был одним из самых молодых, но и его возраст уже перевалил за сотню. Выглядел он, разумеется, юным. Лицо Дугаса казалось детским, словно его взросление прервалось, не завершившись.

Что касается Дусуума, ему было уже далеко за двести. Время высветлило его волосы: бледно-сиреневые, они висели длинными локонами. По какой-то одному ему ведомой причине он предпочитал полагаться на Frokaj и редко открывал глаза. Вот и сейчас они были закрыты.

Лафиль нервничала.

Перед Luzei Fanigalak она стояла впервые в жизни, зато много чего слышала о нем раньше. Если верить слухам, Faniiga, отошедшие и от войн, и от торговли, находили себе единственное занятие в том, что оттачивали свое мастерство в отыскании малейших недостатков юных Абриелов.

Radeuraj Burkrag – как правило, дело очень скучное, – сказал Дугас. – У вас, детей, неверные представления. Изучать и обсуждать достижения Bene Lodair едва ли интересно. Некоторые из нас вели Byr в сотни тысяч кораблей, уничтожая знаменитые межзвездные нации. Почему нам должна доставлять удовольствие такая работа?

Nisoth Дуларз, возглавлявший Сясяинскую кампанию больше ста лет назад, согласно кивнул – Дугас имел в виду его достижения.

– Но данный случай мы нашли весьма интересным, Feia, – заметила Ламронью из Lartei Weskor. Произносить Traiga «Feia» так, что он звучал уничижительно, – искусство, которым владеют лишь старейшие из Fasanzoerl.

– В ваших действиях замечены самые разные проявления безрассудства. Особенно когда вы разгерметизировали Lyumex Febdak. Такое упущение трудно простить, – сказал Дугас.

Lyuf Raika Febdak прислал прошение по этому поводу, – сказала Ламьюнью из Lartei Skirl. – Он просит не наказывать вас за то, что вы сделали в Lyumskor. Однако Lyuf Raika неверно понимает происходящее. Luzei Fanigalak собрался здесь не для того, чтобы наказывать вас за ваши проступки. Мы должны определить, годитесь ли вы в Lodair. Что же касается произведенных вами многочисленных разрушений, ответственность за них возьмет на себя Frybar – разрушения во время войны неизбежны.

Лафиль осталась безмолвна – все сказанное она считала само собой разумеющимся.

– Но разгерметизация – это очень серьезно. Кто знает, что может произойти в бою. Даже мы, Kasarl Gereulak, не можем жить в вакууме, – ехидно заметил Дугас.

– Да, – кивнула Лафиль. Она начала тревожиться еще сильнее.

Нет ничего более унизительного, чем когда ты очень хочешь выполнять свой долг, а тебе заявляют, что ты на это неспособен. Лафиль предпочла бы скорее умереть, чем услышать, что она недостойна называться офицером.

– Однако, Feia, Luzei Fanigalak пришел к единодушному мнению, что это именно такая ошибка, которую может допустить юный Bene, – успокоил ее Дусуум. – Все здесь присутствующие, будучи стажерами, вели довольно скучную жизнь, но многие из нас допускали поразительные ошибки уже в бытность Lodair. Припоминаете, Nisoth Ламронью, как вы стояли здесь же, смело принимая понижение с Frode до Bomowas?

Nisoth! – покраснев, воскликнула Ламронью. – Поднимать ту древнюю историю было совершенно необязательно!

– Однако, Feia, – продолжил Дусуум, – на два ваших поступка мы никак не можем посмотреть сквозь пальцы. Мы хотели бы услышать вашу точку зрения на эти поступки.

– Какие именно поступки? – Лафиль с вызовом уставилась на старейшего Абриела.

Возможно, Дусуум, несмотря на неработающее зрение, ощутил ореол достоинства, исходящий от юной Абриел. На его лице промелькнула тень улыбки.

Feia, использовали ли вы свой статус члена Fasanzoerl для того, чтобы поднять в Lyumskor Febdak мятеж против Lyuf? – спросил Дусуум.

Feia Лафиль, – добавил Дугас, прежде чем она успела что-то сказать в ответ. – У нас, Абриелов, репутация людей, легко впадающих в ярость. К сожалению, приходится признать, что так оно и есть. Даже я иногда в гневе теряю контроль над собой. И тем не менее Bisarl одобряют и даже любят наше правление. Понимаете ли вы почему? Потому что мы всегда проводим грань между нашим личным гневом и гневом Frybar. Потому что никто из нас не использует всесокрушающий кнут, имя которому «Имперская власть», для вымещения своего личного гнева. Если хоть один Абриел, достаточно глупый, чтобы воспользоваться Rue Greu как дубиной своих чувств, окажется на Skemsorl Roen, подданные потеряют доверие к нам. Со времен Skurleteria важнейшая работа Luzei Fanigalak заключается в том, чтобы держать подальше от Skemsoraj всех, кто ставит свою гордость слишком высоко…

– Постойте, Nisoth, – оборвала его Лафиль.

– Говорите, Feia, – разрешил ей Дусуум.

– Я вовсе не пользовалась своим общественным положением. И я не поднимала мятеж. Я всего лишь потребовала содействия от Gosuk как Bosnal Labular, поскольку Lyuf препятствовал выполнению моего задания.

– Понимаю, это звучит правомерно, – Дугас скрестил руки. – Однако, Feia, как вы думаете, удалось бы вам то, что вы сделали, если бы вы не обладали Fiith «Абриел»?

– Это меня не касается.

– Что вы имеете в виду, «это вас не касается»? – нахмурил брови Дугас.

– Это было сражение. Удача и неудача в сражениях всегда играют важную роль. То, что я Абриел, было везением. Если бы я гордилась тем, что выполнила задание, забывая о том, что на моей стороне была удача, это было бы неправильно. Но я не забываю.

– А что бы вы тогда сделали, будь вы Ryuuk?

– В точности то же самое, – не раздумывая ответила Лафиль. – Я и сейчас не вижу лучшего способа выполнить свое задание.

Дусуум улыбнулся.

– Должен признать, для такого птенца вы на удивление хорошо вывернулись из этого затруднения.

Лафиль так и не поняла, какое затруднение Дусуум имел в виду: ту ситуацию, в которой она оказалась в Lyumskor Febdak, или теперешнее слушание.

– Хорошо, если никто из Faniiga не против, данный вопрос мы закрываем. Кто-нибудь против? – Дугас сделал паузу, ожидая возражений.

Возражений не было.

– Значит, перейдем ко второму вопросу, Feia, – сказал Дугас. – Он более серьезный, ибо затрагивает фундамент всей Frybar. Похоже, вы пообещали Sos из Loebehynu Sufagnaum космический корабль.

– Не было этого! – протестующе воскликнула Лафиль. – Единственное, что я им пообещала, – что попрошу Spunej Erumita дать им Menyu в аренду.

– Вам, птенцам, естественно этого не знать, но слова Fasanzoerl имеют особый вес. Даже намека на возможность чего-либо из уст Абриела достаточно, чтобы люди уверились, что это произойдет. А когда этого не происходит, они искренне считают, что их обманули.

– Особенно в той ситуации, – добавила Ламьюнью. – Они могут подумать, что вы солгали им, просто чтобы спастись. Это иначе как позором и не назовешь.

Nisoth, это очень односторонняя точка зрения! – Лафиль непроизвольно повысила голос.

– Ваше пожелание невыполнимо изначально, – спокойно произнес Дуларз. – Согласно Dalfas Frybar, никому, кто ниже Ryuuk, не дозволяется арендовать Menyu. Вы не знали об этом?

– Я не знала… – Лафиль закусила губу.

Традиций во Frybar было множество, и в них было легко запутаться. Основные Лафиль, конечно, знала, но все и в деталях – нет.

– И что же нам теперь делать? – Дугас покачал головой. – То, что вы не знали об этой традиции, – тут уж ничего не поделаешь; но если бы вы немного подумали, то могли бы и сами догадаться. Frybar и Sos не имеют друг перед другом обязательств. Империя главенствует над Semei Sos, а оно заботится о наземных гражданах. Так что наземные граждане с Империей вообще не связаны. Как в таком случае мы можем дать им Menyu?

– Вы сделали глупость, Feia, – произнесла Ламронью.

Лафиль не знала, что сказать. Никаких конкретных обещаний она не давала. Она считала, что все это разбирательство было несправедливым, и злилась на старейших Абриелов. Но когда ей сказали о весе слов Fasanzoerl, она вспомнила: ведь когда она была в Lyumskor Febdak, Gosuk действительно приняли ее слова за обещание.

Тут раздался чистый, красивый смех. Смеялся до поры до времени хранивший молчание Nisoth Дусеф из Lartei Barker.

Nisoth, – отсмеявшись, сказал Дусеф. – Как уже заметил Nisoth Дугас, жестоко осуждать птенца, который еще даже не оперился! И кроме того, нашу Lartnei нельзя обвинить в трусливой лжи – она говорила чистую правду.

Лафиль удивилась протянутой с неожиданной стороны руке помощи.

– Этого недостаточно, Nisoth. Эти Sos, несомненно, будут убеждены, что Абриел их жестоко обманул. И это проблема, – заявил Дугас.

– Ну а почему бы нам просто не дать им в аренду Menyu? – беззаботным тоном предложил Дусеф.

– Как вы можете так говорить?! Или я должен повторить то, что сказал Nisoth Дуларз?..

– Эти Sos спасли Fryum Frybaral, – перебил Дусеф. – Я считаю, что это заслуживает производства в Ryuuk. А если мы им пожалуем титул Ryuuk, нам ничто не помешает дать им в аренду Menyu.

Sos произвести сразу в Ryuuk?! Это беспрецедентно! – возразил Дуларз.

– У нас был прецедент, когда Sos стал сразу Dreu Haider. По сравнению с этим…

– Ваш сын слишком у легко создает прецеденты, Larth Raika Barker, – раздраженно сказал Дуларз.

Дусеф сделал вид, что к нему эта фраза не относится.

– Позвольте, Nisoth, – вмешалась Nisoth Ламорз из Lartei Irik. – Согласно отчету, эти люди желают отделения и полной независимости от Frybar. Вы серьезно думаете, что они с радостью примут титул Имперских Ryuuk?

– С радостью или без радости, значения не имеет. Конечно, они вольны отказаться. Но если они откажутся принять титул Ryuuk, то мы просто-напросто не сможем дать им Menyu, только и всего.

– Они могут спрятаться, – указал Дугас.

– Пусть прячутся, – Faniiga из Lartei Barker загадочно улыбнулся. – К счастью, в Loebehynu Sufagnaum сейчас находится Byr Wakeil. Их выследят, даже если придется перерыть всю планету, и приведут хоть под оружейными дулами. Затем мы объявим, что жалуем им титул Ryuuk, перед десятью тысячами человек. Если они откажутся – что ж, если откажутся, то мы сообщим, что не можем дать им Menyu, а взамен наградим их какими-нибудь медалями.

– Вообще-то Labule не очень предназначены для такого рода деятельности, – указала Ламорз.

– Если Labule не справятся, подключим Gal Skas.

«Как это все разрастается». От этой мысли Лафиль побледнела.

Изначально, в полном соответствии с названием, Gal Skas был ответствен за Ajh всех Sif и Ryuuk, а также для ведения генеалогии. В настоящее время, однако, он в основном занимался негласной разведкой Skor и Aith, являясь фактически чем-то вроде тайной полиции.

– Мне казалось, мы искали способ их отблагодарить, – заметил Дуларз, поерзав, будто ему было некомфортно.

– Разумеется, так и есть. Я не хочу, чтобы меня называли неблагодарным! – Дусеф возбужденно махал руками, так что рукава его Feksei хлопали, словно крылья. – Предлагаю провести на планете Класбул торжественную церемонию награждения. Да, и пригласить на нее в качестве гостей всех известных нам членов партии независимости и радикального крыла.

– Это еще зачем?.. – Дугас посмотрел на Дусефа озадаченно.

– Те, кто желают независимости, смотрят на Frybar с презрением. Они считают, что Империя не может их подавлять, воспринимают это как признак слабости и с удовольствием насмехаются над нами.

Nisoth предлагаете начать их подавлять? – Дугас прикрыл рот рукавом. – Это неизящно.

– Ну что вы. Если бы мы стали заниматься чем-то подобным, это вызвало бы слишком много проблем и у Labule, и у Gal Skas. Вот уж действительно, далеко от изящества, – тут улыбка Дусефа стала еще более зловещей. – Однако я не терплю, когда меня презирают. Пусть ненавидят, но только не презирают. Было бы забавно дать Sos понять, что Frybar не не может, а не хочет их подавлять и что если у нее возникнет такое желание, она сможет в любой момент переловить всех, кто ей противостоит. В конце концов, сначала они пытались угрожать Империи, не так ли? В таком случае преподать им небольшой урок совершенно не повредит.

– Споор! – весело воскликнула Ламьюнью. – Я давно уже подозревала, что Fiith у Lartei Barker не Абриел, а Споор. У вас такие изощренные идеи.

– Прошу прощения, Nisoth! – не выдержав, воскликнула Лафиль. – Я очень благодарна этим людям. Я их даже полюбила. Они живут совсем не в тех условиях, в каких мы, но они тоже люди, и у них есть своя гордость. Пожалуйста, Nisoth, не вымещайте на них свой гнев.

– Ну вот, – Дусеф развел руками. – Вполне естественно некоторое непонимание посторонних людей, если мы зачастую даже друг друга неправильно понимаем. А все от неблагоразумия нашей семьи. Feia, я действительно хочу их поблагодарить.

– Я вот не пойму, – пробурчала Ламорз. – Эти недопонимания действительно вызваны неблагоразумием нашей семьи, или же это результат старательно выпестованного характера одной конкретной Lartei?

Ее сарказм был проигнорирован.

– Однако, Nisoth, у нас нет полномочий принимать такие решения, – указал Дуларз.

– Мы можем порекомендовать это Рамаж Erumita, она и решит, возможно это или нет. Это не займет много времени. Подождите, пожалуйста, Nisoth.

Голограмма Дусефа исчезла.

Изображения остальных Faniiga застыли.

По-видимому, они хотели о чем-то поговорить так, чтобы Лафиль не слышала. Она же просто молча стояла и ждала.

Наконец Дусеф вернулся.

Остальные голограммы тоже ожили и задвигались.

Nisoth, – раздался голос Рамаж. Только голос, без изображения. – Nisoth Дусеф обрисовал мне ситуацию. Я как раз ломаю голову, как лучше отблагодарить тех Sos. Совет Его Светлости пришелся очень кстати. Я сейчас же все организую именем Spunej.

– Значит, этот вопрос решен, – заключил Дусеф.

– Да, – с привередливым видом кивнул Дугас. – И можно не опасаться, что честь Абриелов будет запятнана.

– В задачи Luzei Fanigalak не входит латать дыры после ошибок Bene Lodair, – Дуларз недовольно нахмурил брови.

– Кто же, как не мы, старики, будет учить птенцов летать? – возразил Дусеф.

– Как бы то ни было, мы должны вынести решение. Мы обсуждали уже пять дней, и вопросов к Feia Лафили у нас тоже больше нет, – сказал Дусуум. – Давайте выслушаем мнения Nisoth.

– Я считаю, что Feia Лафиль обладает необходимыми качествами Lodair, – с этими словами Ламьюнью поднесла руку к плечу, и ее голограмма исчезла.

– У меня тоже нет возражений, – исчезла Ламорз.

– Это возмутительное нарушение всех традиций, – Дуларз покачал головой, после чего поднес руку к плечу. – Ну, тут уж ничего не поделаешь.

– Это было весело. И отвлекло их от моего позорного прошлого, – Ламронью тоже исчезла.

– Я как будто смотрю на собственную дочь, когда та была маленькой, – произнесла Nisoth Ламем, прабабушка Лафили, которая за все время слушания не проронила ни слова, тщательно все обдумывая. – Зайди ко мне в гости, прежде чем отправишься на новое место службы.

– Да, вы действительно похожи на Рамаж Erumita. Возможно, когда-нибудь вы подсидите моего сына! – пошутил Дусеф, прежде чем испариться.

– Мы еще встретимся, птенец. Надеюсь, по более простому поводу, – сказал Дусуум.

– Мои поздравления, Fektodai Абриел, – Дугас поднял руку в полусалюте и растворился в воздухе.

 

У Аб времена года ассоциируются не с собственно временем, а с пространством. В Lartbei Kryb имелось четыре сада – летний, весенний, осенний, зимний. Экосистема и температура воздуха в каждом из садов были отрегулированы под соответствующее время года.

Джинто сидел в осеннем саду на деревянной скамейке, наблюдая за танцем опадающих красных листьев.

– Вот ты где.

Обернувшись на голос, Джинто увидел Лафиль. На этот раз она была не в Serlin: на ней была золотистая Daush поверх светло-зеленого Sorf, а на голове красовалась вычурная Alfa принцессы. На руках Лафили устроился котенок.

– Да. Здесь мне спокойнее всего. Larth Kryb Feia предложил мне чувствовать себя во дворце как дома, но по моим представлениям о родном доме, здесь немного слишком просторно.

Lartbei Kryb тоже был искусственным планетоидом, хотя и очень маленьким по сравнению с вмещающим миллион человек Ruebei. В нем могло жить пятьдесят тысяч человек, а реально жили десять тысяч – те, кто управляли Sord Kryb и самим Lartbei.

– Ты думал о своей Aith? – поинтересовалась Лафиль, сев рядом с Джинто.

– Нет, – ответил Джинто, которого этот вопрос застал врасплох. – Почему-то о родине совсем не думаю.

– Совсем? – Лафиль, похоже, удивилась.

– Угу. Даже когда я узнал, что связь с моей родиной потеряна, мне почему-то не было грустно. На самом деле я скорее облегчение ощутил. С меня словно груз свалился… Я знаю, это ужасно.

– Не понимаю, – озадаченно произнесла Лафиль. – Неужели ты и о своем отце не беспокоишься?

– Хотел бы, но не беспокоюсь – ну, с ним в любом случае вряд ли что-то случится. Отец родился и вырос на Мартинью, у него и жизненный опыт, и связи. Если уж мы на Класбуле выжили, то он-то уж точно…

Звучало хорошо, но Джинто знал, что это ложь. Экосистема планеты Мартинью, сильно отличающаяся от земной, была чрезвычайно враждебна человеку, и каждый мартиниец с самого раннего детства привыкал ее уважать. Значит, выжить отцу Джинто было негде, кроме как скрываясь в многофункциональных жилых комплексах, но в столь тесном пространстве его бы обнаружили при первом же серьезном обыске. А главное – большинство мартинийцев отца Джинто ненавидело.

Скорее всего, Dreu Haider уже нет в этом мире.

– А как зовут котенка? – сменил тему Джинто.

– Диахо. Сын Занерии, дочери Хории. Давай, Диахо, – Лафиль опустила котенка на скамью. – Он родился, когда я была на стажировке.

Джинто вспомнил, где он слышал имя «Хория». Так звали кошку, которую маленькая Лафиль считала своей матерью.

– Вот как… Стало быть, ты этому котенку приходишься тетей.

Onyu.

Джинто протянул руку, и котенок принялся тереться об нее мордочкой.

Лафиль явно смутилась и почему-то начала оправдываться.

– Он хоть и кот, но ко всем ластится. С Занерией так же себя вел.

– Милашка, правда? – Джинто начал почесывать котенка под челюстью.

– Ты завтра поступаешь в Kenru Sazoir.

– Да. За мной должны прийти сразу после завтрака. Началась война, поэтому набирают много и поспешно, так что и мне, наверное, удастся проскочить. Можно не беспокоиться, что я не все уроки сделал. Скоро начнутся три года школьной жизни, – Джинто усадил Диахо себе на колени и поднял глаза на Лафиль. – А у тебя как?

– Пока еще не определилось, на каком я буду корабле.

– Да? Ну, ты можешь не торопиться. Фронтовая жизнь от тебя никуда не уйдет.

– Да, – кивнула Лафиль. – Три года?.. Ты станешь Fektodai Sazoirl через три года?

– Если, конечно, все пойдет нормально.

– Через три года я стану Lowas. И смогу получить маленький корабль – Leit или Gel. Надеюсь, что эсминец.

– Ну да, – Джинто продолжил поглаживать шейку Диахо, не зная, что еще сказать.

– На Gel нужен Fektodai Sazoirl в качестве Wiigt. И… по традиции Labule капитан может в какой-то степени влиять на подбор своей команды. В какой-то степени, разумеется – желания самих офицеров тоже должны приниматься во внимание, – Лафиль замолчала, выжидательно глядя на Джинто.

Конечно, Джинто понял, чего она ждет.

– Будущая Lowas Абриел, – высокопарно произнес он. – Если только к тому времени в этом мире будет существовать Fektodai Sazoirl Линн, окажите ему честь, призвав его в качестве вашего верного Wiigt.

– Да, – просияла Лафиль. – Если ты этого хочешь, то конечно. Но учти. Я стану Lowas через три года абсолютно точно, так что ты как следует постарайся к этому времени закончить обучение и тоже стать Fektodai Sazoirl.

– Конечно, конечно. Я буду стараться, Лафиль.

– Ну, тогда увидимся за ужином, Джинто, – Лафиль весело вскочила со скамейки. – Сейчас у меня еще дела.

– Эй, а что насчет Диахо? – Джинто взял на руки котенка.

– Похоже, ты ему нравишься, пусть он будет твоим спутником. В любом случае он сейчас свободен.

– Ну, свободен так свободен, – сдался Джинто и посадил котенка себе на колени. – Правда, спутник из него будет скучный.

Диахо принялся нюхать пальцы Джинто.

Позволив котенку играть у себя на коленях, Джинто погрузился в задумчивость.

«Лафиль, врать ты, как всегда, не умеешь.

Но это и ладно. Главное, я смогу быть рядом с тобой.

Я состарюсь. Моя жизнь будет вдвое короче твоей. Но я буду с тобой столько, сколько смогу. Займешь ли ты место на Skemsorl Roen или падешь в бою и рассеешься по Fath, я всегда буду рядом с тобой.

Даже если тебе это не понравится, я буду творить твою судьбу вместе с тобой.

Это мое решение. Это будущее, которое я избрал для себя сам.

Жизнь человека стоит ровно столько, сколько стоит свобода, данная ему от рождения. Возможно, Ку Дорин на моем месте бы скривился и сказал, что не стоит продавать свою свободу так быстро. Но я просто не могу вообразить, чтобы мне еще когда-нибудь сделали столь хорошее предложение. Ведь покупатель – не Frybar, а ты, Лафиль.

Тебе вся прелесть этого неведома. Ведь ты от рождения член Fasanzoerl, а значит, свободы у тебя не было изначально».

Ни с того ни с сего мысли Джинто перескочили на экзотичные джунгли планеты Мартин. На ту землю, ставшую мартинийцам спутницей жизни. Но думал он о ней просто как о совершенно другом пейзаже. По сравнению с Gereulash.

– И что, Диахо, ты думаешь об этом парне по имени Джинто? – задумчиво произнес он.

Котенок мяукнул.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ