Предыдущая            Следующая

 

 ГЛАВА 2. «ЭТО», НАЧИНАЮЩЕЕСЯ НА «С»

 

Члены кружка изучения культуры собрались в своей комнате, чтобы провести-таки отложенное вчера заседание. Разумеется, Тайти Яэгаси был в их числе.

Все пятеро уже сидели вокруг столов. Ёсифуми Аоки и Юи Кирияма держались по-прежнему скованно, но, по крайней мере, тихо.

Тайти с самого утра не притрагивался к теме вчерашних событий, так как понимал, что она довольно щекотливая. Но атмосфера в кабинете 401 все равно была несколько напряженная.

Не обращая на эту ужасную атмосферу ни малейшего внимания, вице-председатель Химэко Инаба открыла заседание.

– Так, приступаем. Во-первых…

– Ай! Я забыла кое-что в классе, – внезапно перебила ее председатель Иори Нагасэ.

– Кх, в кои-то веки мы нормально собрались, а тут ты все портишь! – рассердилась Инаба.

– Инабан. Успокойся, успокойся.

– Ты же понимаешь, что это твоя вина?!

– Ну так что, Инабан, можно я сбегаю принесу? – произнесла Нагасэ с улыбкой невинного ребенка. Хвостик волос у нее на затылке как будто запрыгал вверх-вниз, хотя, конечно, на самом деле этого быть не могло.

– Потом… Нет, ладно, беги уже…

– Йес, сэр!

– Я не сэр… хотя ты все равно уже не слышишь, да?

Не дождавшись последних слов Инабы, Нагасэ пулей вылетела из комнаты.

– Хи-хи, с Иори даже Инаба ничего не может поделать, – сказала Кирияма, лицо которой расслабилась впервые за сегодняшний день с того момента, когда она вошла в кабинет кружка.

– Не то чтобы не могла… Скорее, не знаю, что с ней делать, – со вздохом ответила Инаба.

Так или иначе, общее напряжение спало.

Тогда и к Аоки вернулось его обычное настроение, и он принялся отпускать дурацкие шуточки. Кирияма и Тайти язвили в ответ.

В комнату вернулось всегдашнее ощущение тепла.

– …По-моему, она этого и добивалась.

Короткая реплика Инабы достигла ушей Тайти, и в это самое мгновение…

 

…мир погас.

 

Когда Тайти снова стал осознавать окружающее, мир оказался повернут на девяносто градусов.

…Нет, это его голова была повернута на девяносто градусов? Этот очевидный факт Тайти понял сразу же.

Похоже, он не сидел на стуле прямо, а вроде как лежал на парте, прижавшись к ней щекой.

Тайти вскинулся и огляделся.

Школьный кабинет.

Но не кабинет кружка.

Вокруг никого. Со спортплощадки доносились голоса беговой секции и удары биты по мячу.

У Тайти слегка закружилась голова, и он оперся руками о парту. Смотреть было как-то неудобно. Может, из-за головокружения? Нет, похоже, не только.

Он должен был находиться в комнате кружка изучения культуры, на четвертом этаже здания кружков. Это сто процентов. Потому что буквально только что он трепался с Инабой и остальными. Но почему-то сейчас он в обычном классе.

Что случилось?

Пытаясь въехать в ситуацию, Тайти еще раз оглядел кабинет.

Расстановка парт, приклеенные листки с объявлениями, написанные в уголке доски разные сообщения, стоящий рядом с доской небольшой книжный стеллаж.

Все это было Тайти хорошо знакомо.

Стало быть, он в своем собственном классе 1-3.

Из комнаты кружка сюда, как ни старайся, менее чем за несколько минут не доберешься.

По спине Тайти побежали неприятные мурашки.

Он что, из кружка мгновенно перенесся в класс? Или добрался сюда своим ходом, однако по какой-то причине все воспоминания о том, как он это сделал, начисто исчезли? Или на самом деле ему только снилось, что он в кабинете кружка, а заснул он у себя в классе? А может, было что-то еще?

– Что, блин, тако-… ай?

Вот тут настал шок.

Дрожа всем телом от потрясения, Тайти поднес руки ко рту.

– Не может быть… – пробормотал он и одновременно с этим прикоснулся к горлу.

Кадык почти не ощущался, кожа на горле была гладкая, как у девушки.

Тайти попытался убедить себя, что голос, совсем недавно вырвавшийся из этого горла, он просто плохо расслышал. Попытка не удалась. Потому что рассудок говорил, что расслышал Тайти нормально.

Почему же тогда его голос стал мягким и высоким, словно женским?

Это сон, что ли?

Ерунда, не сон это. Такие чувства, такие ощущения просто не могут быть во сне. Это реальность.

Успокойся, раз за разом мысленно приказывал себе Тайти. Он пытался взять мысли под контроль, не дать им убрести в странном направлении. Однако мысли не останавливались, не хотели останавливаться.

На ум пришли вчерашние слова Аоки.

Пожалуй, стоит удостовериться, решил Тайти. Он сделал глубокий вдох, потом выдохнул и медленно опустил взгляд себе под ноги.

От талии к коленям спускался предмет одежды примерно цилиндрической формы, который обычно носят почти исключительно женщины, иными словами… юбка.

Из-под юбки вниз шли белые стройные ноги, еще ниже их облегали черные гольфы.

– Аа, – простонал Тайти. Только этот голос не был голосом Тайти. Или нет, сейчас это и есть голос Тайти?

Тайти наклонил голову еще сильнее и, оттянув обеими руками то, что было надето на его туловище, стал разглядывать.

Несомненно, это была форма старшей школы Ямабоси. Но – женская.

В голове крутился водоворот мыслей.

Положение, ситуацию, обстановку, факты – ухватить не получалось.

Нет, если по-честному, то в его голове уже поселилась мысль, что, возможно, произошло невозможное. Однако в глубине жизненного опыта, накопленного Тайти за прожитые годы, сидело нечто, которое продолжало испускать пар, точно пытаясь затуманить эту мысль.

Но реальность жестоко совала правду ему под нос.

Будь он парнем, будь он Тайти Яэгаси, у него ни за что, ни в коем случае не было бы того, что только что появилось перед его глазами.

Не было бы вот этих выпуклостей на груди.

Это не опухоли, это нечто совсем другого уровня. Как сильно по груди ни бей, грудные мышцы среднестатистического парня так не распухнут.

Сомневаться не приходится – это «это», которое начинается на букву «с» и которым одарены лишь женщины.

Если допустить, что «это» настоящее, то придется признать, что произошло на самом деле.

Тайти сглотнул слюну и заставил себя успокоиться.

Собравшись наконец с духом, он поместил руки прямо перед грудью, потом сжал правой рукой правый холмик, а левой рукой – левый и стал мять.

Жим-жим-жим-жим…

Мягкие, словно почти жидкие, но в то же время упругие, они просачивались между пальцев, но в то же время и не просачивались – удивительное, ни с чем не сравнимое ощущение.

Да уж, встреча с неизведанным. Тайти за все шестнадцать лет своей жизни настоящие не трогал ни разу, однако сейчас он проникся уверенностью.

Это – настоящие, те самые, на букву «с», никаких сомнений.

И каждый раз, когда он тер эти «с», ему передавалось какое-то странное ощущение. Значит, это не просто прицепленное к телу украшение, подумал было Тайти – и тут…

Дверь класса вдруг распахнулась. И тот, кто вошел, встретился с Тайти глазами.

Тайти, и так по уши загруженный сложившейся ситуацией, на такое развитие событий просто не смог отреагировать.

Точно так же застыла и вошедшая в класс девушка с влажно-черными волосами, собранными на затылке, и в модных очках – староста класса 1-3 Майко Фудзисима.

Несколько секунд они так и стояли, молча глядя друг на друга. Наконец Фудзисима медленно произнесла:

– Я это… снаружи увидела, что в классе окно открыто, вернулась только закрыть. Вечером вроде дождь обещали… А здесь ты, [Нагасэ-сан]… Ты что вообще делаешь?

 

…Фудзисима назвала Тайти – [Нагасэ].

 

Он же не [Нагасэ], он вроде как Тайти Яэгаси. Но сейчас он… [Иори Нагасэ], что ли?

– Если меня спросить, что я сейчас увидела, – ты вроде как мяла себе грудь…

При этих словах Фудзисимы до Тайти вдруг дошло, что он по-прежнему крепко держится за грудь, и он поспешно убрал руки. Голова варила неважно, как будто из-за нехватки оперативной памяти, но то, что дело плоховатое, Тайти понимал.

– …

– …

Фудзисима смотрела на Тайти словно оценивающе, ее глаза за стеклами очков блестели. Тайти хотел удрать, но не мог – лишь стоял как вкопанный.

В классе висело тяжелое молчание.

Однако Фудзисима внезапно разорвала его неожиданной атакой.

– Хочешь, я тебе помну?

– …А?

Ни фига себе развитие событий.

– Ну потому что, когда это тебе кто-то другой делает, это куда приятнее, чем когда сама, разве нет? В разных смыслах.

– Не, мне достаточно, – отказался Тайти, хотя вот это «в разных смыслах» его довольно-таки заинтересовало.

– Не стесняйся, все в порядке. Я это суперски умею.

И Фудзисима подошла на шаг.

– Фу-Фудзисима?

В Фудзисиме словно произошла какая-то странная перемена.

Образцовая ученица, староста класса – однако сейчас на ее лице появилось такое странное выражение, что Тайти был ошеломлен.

Фудзисима подходила все ближе.

Может, это кризис девственности. Но о чьей тут девственности речь вообще… Стоп, это сейчас вообще неважно. Тайти запаниковал.

– П-пожалуйста, успокойся, Фудзисима! Успокойся, давай поговорим, тогда сможем во всем разобраться!

– Да, давай поговорим! …Своими телами!

– Т-телами?! Стоп, погоди!

Как, почему вообще так получилось?

Он не мог даже ухватить суть того чудовищного, что произошло с его собственным телом.

Внезапно в класс со страшной силой ворвался еще кто-то.

– Тайтииииииии!kc_v1_p029

Человеком, который, тяжело дыша, выкрикнул это имя, был – [Тайти Яэгаси]. Или, пожалуй, следовало бы сказать, «некто с [телом Тайти Яэгаси]»?

Тайти, по-прежнему ошарашенный, все же кое-как сумел собрать в своей голове догадку.

Фудзисима обратилась к Тайти как к [Нагасэ]. Раз так, то можно не придумывать никаких вывертов, не отвергать ненаучности происходящего, а просто принять как данность: человек, который вбежал сейчас в класс, управляя [телом Тайти], – сама Нагасэ?

– Я-[Яэгаси-кун]?! – в замешательстве обернулась к внезапно явившемуся [Тайти] Фудзисима.

– Фудзисима-сан! Если у тебя к Тайти… нет, в смысле, ко мне… нет, то есть к [Иори Нагасэ] какое-то дело, то извини! У нас срочная ситуация, нам надо бежать! Эй, ты, давай быстрей!

И [Тайти], чье тело подчинялось не ему самому, а кому-то еще, подбежал к настоящему Тайти, который был сейчас, по-видимому, в теле [Нагасэ], схватил его за руку и потащил прочь.

Однако за другую руку тут же ухватилась Фудзисима.

– Ч-что такое?! Яэгаси-кун?! У нас тут важное дело!

– Точно, у нас там более важное дело, ага! Пусти, Фудзисима! Я должен бежать! – ответил ей Тайти [Нагасэ].

– Видишь, даже Тайти… в смысле, [Нагасэ] так говорит! – добавила Нагасэ [Тайти].

– Как-то подозрительно вы оба себя ведете, а?! В любом случае, объясни, зачем тебе понадобилась Нагасэ-сан! – продолжала сопротивляться упрямая Фудзисима.

– Кх, ну, раз так… на, получи! – выкрикнула Нагасэ [Тайти], бросившись на Фудзисиму.

– Чики-чики-чики-чики…

– Иии, хяаа, нееет! Не… не щекочи бокаааа! То есть, это, [Яэгаси-кун], это домогательство! …Уа-ха-ха-ха, стой, не надо…

– Эй! Нагасэ! Ты же Нагасэ, да?! Но сейчас ты [я] и изображаешь меня как-то очень странно!

В кабинете класса 1-3 воцарился адский хаос.

 

– Так, и что за шутка на этот раз? – поинтересовалась Инаба, одаряя Тайти и Нагасэ ледяным взглядом.

[Тайти] и [Нагасэ] по пути обратно в комнату кружка окончательно удостоверились в произошедшем. Пока шли, они оба успели вскрикнуть, увидев себя в зеркале, и вообще были в полном смятении, но сейчас уже успокоились.

Что касается Нагасэ – у нее, когда она вошла в класс, тоже перед глазами все потемнело, а пришла в себя она уже в кабинете кружка, рядом с Инабой и остальными. По их словам, сидящее за столом [тело Тайти] внезапно повалилось вперед, словно он потерял сознание, и тут же резко вскинулось.

Какое-то время после этого Нагасэ была в панике, но, вспомнив вчерашний рассказ Аоки, понеслась в класс, где, вероятно, в этот момент была [Нагасэ]… Вот так, похоже, все и пришло к тому, к чему пришло.

– Не, ну мы же реально душами, или, как бы это сказать, собой поменялись, я и Тайти.

И Нагасэ [Тайти] жизнерадостно рассмеялась; похоже, она была в невероятно веселом расположении духа.

– Т-Тайти вообще-то редко улыбается так беззаботно, а? Обычно его улыбка немного такая… старческая, – моргая, пробормотала Кирияма.

– Ага, точно. Хотя выглядит вполне ничего – если б он всегда так улыбался, на него бы пачками вешались, – присоединился к ней Аоки.

– Что, обычно я так фигово улыбаюсь?.. По-моему, улыбка как улыбка…

– …Это тут вообще ни при чем! А ну не съезжать с темы! – и Инаба стукнула кулаком по столу.

– …Ай…

– Руку сильно ушибла?

– Молчааа… – Инаба выбросила нукитэ[1], целясь Тайти [Нагасэ] в горло, – …аааать! – в последний момент она довернула корпус, и удар прошел мимо.

Инаба застыла, разведя руки в стороны, словно балерина. Ее лицо подергивалось – то ли от смущения, то ли от гнева.

– Инабан тут весело! – нанесла добивающий удар Нагасэ [Тайти].

– Это вот сейчас, наверно, из-за того, что Тайти тут был немного слишком остроумный, а это у него хорошо получается, Инаба-ттян захотела в своем стиле его долбануть, но внешность-то была Иори-тян, да?.. Вот так, по-моему, все и было.

– Когда на Инабу смотрят сверху вниз даже мальчишки вроде Аоки, это грустно… – подхватила Кирияма. Похоже, им было что сказать.

Инаба с все еще подергивающимся лицом выпрямилась и, словно пытаясь взять себя в руки, сделала глубокий вдох.

– Однако такую счастливую Инабу я вижу впервые, – честно высказал Тайти [Нагасэ] то, что думал. Инаба метнула в него острый взгляд.

– …Запомни у меня, Тай-… – и вдруг замолчала, распахнув глаза.

Нагасэ [Тайти] словно ждала этого момента – она широко ухмыльнулась.

– Инабан, ты только что, глядя на [Иори Нагасэ], захотела сказать «Тайти»?

Иори Нагасэ – должно быть, единственная в кружке, кто способен противостоять Инабе.

– Гх… – выдавила Инаба с очень кислым видом. – Это… потому что вы двое устроили весь этот странный цирк…

– Думаешь, Тайти умеет так классно изображать меня, то есть Иори Нагасэ? – наседала на Инабу управляющая [телом Тайти] Нагасэ. И внешность, и голос принадлежали [Тайти], однако по манере поведения и манере речи чувствовалось, что это, конечно, Нагасэ.

– Инаба, в это, конечно, трудно поверить, я и сам еще не до конца поверил, но ты, пожалуйста, постарайся. Я Тайти, а вот этот [Тайти Яэгаси] – на самом деле Нагасэ, – настаивал и Тайти [Нагасэ], борясь с дискомфортом из-за слишком высокого для себя голоса.

Инаба, сжав кулаки так, что ногти впились в кожу, зашла с другой стороны:

– Юи и Аоки, а вы что думаете? Вчера вы двое, нет, только Аоки говорил, что вы каким-то образом поменялись душами?

– Ага, наверняка Тайти и Иори-тян тоже поменялись. Я уже опытный, я вижу. Юи, ты ведь согласна?

– Уу… остается только… согласиться…

– Но ведь вчера ты так яростно возражала? – с горечью в голосе сказала Инаба.

– Потому что вчера я была просто в шоке!

Кирияма стукнула обеими ладонями по столу и вскочила; ее светло-каштановые волосы яростно взметнулись.

– Ага, теперь-то ты тоже признаешь, что мы с тобой позавчера поменялись?

Глядя на улыбающегося Аоки, Кирияма сделала жутко недовольное лицо, но в конце концов еле слышно произнесла «угу…», потом продолжила:

– Потому что… если это был сон, то очень странный. И раз теперь Иори и Тайти тоже говорят, что поменялись личностями, то…

– Эй… вы все что, серьезно? Обмен душами – это же сказки, и вы говорите, он бывает на самом деле?..

Нежелание Инабы поверить тоже вполне можно было понять. Тот, кто про «феномен обмена душами» только слышал, поверить ни за что не способен.

Но как бы ни противоречили здравому смыслу факты, те, кто сталкивается с ними лично, могут принять правду на удивление легко.

Мир, который кажется невозможным, если только думать головой, становится совершенно обычным, стоит войти в него собственными ногами.

Инаба посмотрела в глаза остальным четверым поочередно, и каждый кивнул ей.

– Вы все уже согласились, да?.. Как-то очень уж поспешно, мне кажется…

– Не, если с тобой такое случится, ты тоже сразу будешь вся такая «а, э, ну да».

– Просто суперобъяснение, Нагасэ, – съязвил Тайти [Нагасэ].

– У меня от вас уже голова болит… Однако так продолжать бесполезно, факт. …Давайте-ка еще раз: Иори и Тайти, вы не прикалываетесь и ничего такого, вы честно-честно утверждаете, что поменялись душами или, точнее, личностями, да?

– Я же говорю, я Тайти Яэгаси, хоть и выгляжу сейчас как самая натуральная [Нагасэ].

– Если так, то ты, в [теле Иори], должен знать то, что знает только Тайти, а ты, в [теле Тайти], должен знать то, что знает только Иори.

Похоже, по информации, известной лишь конкретным людям, действительно можно узнать правду.

– Точно, это самый простой способ. Ну, если так, спрашивай, я буду отвечать. …Правда, не трудновато ли будет найти, что известно нам с тобой, но неизвестно Нагасэ?..

Однако Инаба с самоуверенным «а, это не проблема» отмахнулась от беспокойства Тайти.

– Отлично, сейчас будешь отвечать на мои вопросы. Принимаются только мгновенные ответы.

Инаба подалась вперед, придвинув свое лицо вплотную к его. Смущаясь от ее сексуальности – и не подумаешь, что Инаба тоже в первом классе старшей школы, – Тайти впился взглядом ей в глаза.

– Давай.

– За доли секунды должен отвечать, понял? – почему-то упорно настаивала Инаба.

– Да понял, понял.

– Ладно, поехали! – заявила Инаба, сделала глубокий вдох и…

…на одном дыхании выпалила!

– Как называлось последнее видео для взрослых, которое Тайти взял у Аоки?!

– «Сисястые телки и…» эй, ты вообще что пытаешься из меня вытянуть! И вообще, Инаба, ты сама ответа не знаешь! – поспешно заговорил Тайти, на рефлексе чуть не выболтавший постыдное название.

– Оо, прям паника в голосе, это для Тайти необычно, а? …Не, по правде интересно не это: откуда вообще Инаба-ттян знает, что мы друг другу передаем?!

– Это сейчас не имеет значения. Аоки, ты поможешь проверять ответы. Итак, Тайти. Ответ?

Инаба делала очень серьезное лицо, однако в самой глубине ее глаз вроде как мерцали веселые огоньки.

Тайти покосился в сторону Кириямы и Нагасэ [Тайти]. Кирияма смотрела на него, вся пунцовая; Нагасэ сверлила его взглядом, бормоча «сисястые, значит…». Причем Нагасэ же была в [теле Тайти], и от этого Тайти был еще больше не в своей тарелке.

– Ээ, это, Инаба-сан. Может, позволишь мне прошептать ответ на ухо Аоки?..

После короткой паузы Инаба качнула подбородком в сторону Аоки.

Тайти [Нагасэ] облегченно выдохнул и сразу (пока настроение Инабы не переменилось) подойдя к Аоки, прошептал ответ.

– Ну что, Аоки?

– Докладываю, генерал Инаба: ответ верный! Да еще эротичным голоском [Иори-тян] – это было вкусно!

Слова Аоки прозвучали совершенно по-идиотски, и Нагасэ [Тайти] с непонимающим выражением лица переспросила:

– А? Чего? Сразу стало суперотстойное настроение. Может, потом компенсацию потребовать?

– Итак, мы выяснили, что эти двое любят большие сиськи. Теперь пора выяснить, [некто в теле Тайти] – Иори или нет?

– Не может быть, неужели Инаба пытается не только выяснить, правду ли мы сказали, но заодно и отомстить за то наше маленькое дуракаваляние? – дрожа от страха, простонал Тайти.

– П-пожалуй, Инаба единственная, кого я не хотела бы видеть своим врагом.

Судя по всему, Кирияма тоже боялась Инабу все сильнее.

Инаба встала и, придвинувшись вплотную к по-прежнему сидящей Нагасэ с внешностью [Тайти], что-то прошептала ей на ухо. После чего…

– Пф?! Гх… гх, пого… И, Инабан, это правда?!

– Чистейшая, – твердо заверила Инаба.

– Это… это вовсе необязательно было сейчас говорить…

Прикрыв глаза рукой, Нагасэ [Тайти] рухнула на стул. Похоже, услышанное ее шокировало всерьез.

– Но… так, я думаю, детство наше кончится… хнык.

Что же ей такое сказали, что вызвало эту реакцию? Невероятно интересно.

Инаба с неизменным выражением лица вернулась на свое место, резко откинулась на спинку стула и, глянув в потолок, пробормотала:

– Обмен личностями, да?.. Вынуждена признать.

Инаба сдалась – на такое событие остальные четверо отреагировали радостным «Ооо!».

– Сопоставив вероятность того, что Тайти способен так актерствовать с таким выражением лица, и того, что два человека могут обменяться личностями, я пришла к выводу, что последнее более вероятно.

– На такое заявление даже не знаю, как реагировать… И на то, что остальные кивают с видом «ну да, точно»…

Тайти тут же охватило желание спросить, что вообще о нем думают другие члены кружка.

– Итак, Иори с Тайти поменялись личностями, это я более-менее поняла. …Допустим, поняла. …А вот вы двое что теперь собираетесь делать?

Наконец-то Инаба подняла действительно самую важную тему.

– Уээ, и правда, что? – и Нагасэ [Тайти] беззаботно улыбнулась.

– Откуда у тебя такой оптимистичный настрой?

Даже Инаба была поражена.

– Для начала пусть Аоки с Кириямой расскажут, как они поменялись. Вы же потом вернулись обратно, так? – пытаясь найти повод для оптимизма, спросил Тайти [Нагасэ].

– Угу, вроде того… Это было позавчера ночью, часа в три, да? Я спал у себя в комнате, но вдруг проснулся, какое-то странное было ощущение… Я огляделся, смотрю – я в комнате, которую никогда не видел. Ну, у меня легкая паника, я стал разглядывать, как там что, посмотрел в зеркало и офигел – там [Юи]. Вот, у меня еще больше паника, а потом раз – и я вернулся обратно, к себе в кровать… как-то так. Юи, у тебя так же было?

– Ну, в целом да… Только небольшое отличие: я подумала, что это ночной кошмар, и поэтому, как только увидела свое лицо в зеркале, сразу вернулась обратно в кровать. Ох уж… мне даже все равно было, что это не моя кровать. …И потом я снова вернулась в свою комнату… да, в [свое тело]. И в комнате был беспорядок.

С последними словами Кирияма осуждающе посмотрела на Аоки.

– За это прости, – искренне извинился Аоки.

– Хм, так сколько этот ваш обмен продлился? – спросила Нагасэ [Тайти], повернувшись к Аоки.

– По идее, не больше часа. Может, минут тридцать-сорок.

– Всего тридцать-сорок минут – это странно. Хотя, конечно, сам феномен очень странный… – нахмурившись, произнесла Инаба.

– Может, время имеет какое-то значение? Или что-то еще –

Только до этого момента успел договорить Тайти, когда, словно вилку с силой выдернули из розетки, его зрение и сознание оборвались.

 

– …Ээй! Ты как?!

Этот возглас прогремел в голове Тайти, словно колокол. Хмуря лоб, Тайти открыл глаза. Тьма вмиг исчезла, и перед глазами возник кабинет кружка, только чуть изменившийся с прошлого раза… нет, неверно.

Инаба, которая до сих пор сидела наискосок от него, сейчас была прямо напротив, Аоки и Кирияма тоже были не там, где раньше, и [Нагасэ] – тот, кто выглядел как Нагасэ, – смотрел прямо на него.

Это могло означать лишь одно.

– Мы вернулись! – просияв, хором воскликнули Нагасэ и Тайти.

– Надо же… – пробормотала Инаба и скользнула вбок.

В конце концов заседание кружка было закрыто словами вице-председателя Инабы: «В создавшейся ситуации о феномене «обмена личностями» не должен знать больше никто».

 

Предыдущая            Следующая

[1] Нукитэ (дословно «рука-копье») – в каратэ колющий удар выпрямленными пальцами.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ