Предыдущая            Следующая

КОЛОНИЯ 15.4

Солнечная Балерина как-то охарактеризовала свою жизнь в костюме как «насыщенную, жаркую, одинокую». Последнее я понимала с трудом. Это было примерно тогда, когда я была в эйфории от того, что у меня впервые появились друзья после пары лет почти полного одиночества.

Возможно, если бы эта тема возникла в последние недели, я бы поняла и сочувственно кивнула.

Способности поднимают нас над обычными людьми. Может быть, надменно так думать, надменно считать, что я лучше людей вроде Сьерры, Шарлотты или отца, но в некотором смысле так и было. Я обладала всем потенциалом, каким обладали они, и еще сверх.

Но даже глядя на то, как способности нас возвышают, я не могла не признать, что поднимались мы не до одного и того же уровня. Мы все поднимались не вместе. Если уж на то пошло, способности нас разделяли: наши триггеры; причины, побуждающие нас применять способности; цели и задачи, которые мы перед собой ставили; и даже то, как способности заставляли нас думать и действовать по-разному… Все это возводило барьеры между нами и остальными. Достаточно было подумать о Панацее и Суке, и я получала чертовски хорошие примеры.

Я не могла найти ни одной пары Плащей в серьезных отношениях, где не было хоть какой-то степени отбитости. Ночь и Туман, если я правильно поняла Ябеду, были, по сути, парой социопатов. Они изображали супружескую пару, но там не было никакой любви и привязанности. Отношения Виктора и Отилы были больны в другом смысле, их давило общее событие в прошлом. Рубака и Гренадер? Если судить по их детям… да. Отбитые.

Просто удивительно, насколько мы все отбитые. В человеческой природе нуждаться время от времени в руке помощи, а мы и себе-то с трудом можем помогать, не то что другим.

Что еще хуже, если каким-то маленьким чудом два Плаща сумеют найти уют и поддержку друг в друге, нет никакой гарантии, что всё не испортят другие два пункта, упомянутые Солнечной Балериной. Насыщенность нашей жизни и жар насилия. Леди Фотон потеряла мужа в битве с Левиафаном. Прославленная, если верить газетам и журналам, то сходилась, то вновь расставалась с Галантом. Он тоже погиб.

И что теперь здесь? То, как я приютилась рядом с Брайаном? Горько-сладкое ощущение с соотношением, пожалуй, шестьдесят на сорок в пользу сладкого.

Я не могла видеть лица Брайана, не поднимая головы, а делать это, рискуя его разбудить, мне не хотелось. Очки я оставила на столике вместе с ножом и пистолетом, так что все равно видела неважно. Я удовлетворилась тем, что стала изучать текстуру ткани Брайановой безрукавки, ворсистые катышки, сплетение нитей, то, как это все двигалось в такт его медленному, глубокому, ритмичному дыханию. Я ощущала запах его пота со слабыми следами дезодоранта. Забавно – ведь когда мы устроились, я ничего не ощущала.

В груди разлилось тепло. И не только от света утреннего солнышка, вливающегося в окна.

Не сказала бы, что это счастье. Я не думала, что заслуживаю быть счастливой – со всеми обязанностями, которыми я сейчас не занималась, со всеми ошибками, которые совершила, со всеми людьми, которых подвела.

Но я смогла убедить себя, что делаю то, что должна делать. Это одна из задач, которыми я должна заниматься, что бы нам ни готовили грядущие дни и недели, и этим задачам мы назначили высокий приоритет. Мы должны поддерживать Мрака, если хотим, чтобы он оставался с нами и помогал, когда все полетит под откос.

Я не буду вкладывать каких-то надежд в эти отношения – на фоне того, куда скатываются, похоже, все остальные отношения между паралюдьми. Эти отдельные моменты я буду воспринимать как есть.

Все это была не более чем гора оправданий и объяснений, которые я наваливала, пытаясь внушить себе, что это не закончится катастрофой, что я не безответственна, что я не пожалею о своих поступках на ста разных уровнях. Этого мне было достаточно, чтобы здесь и сейчас оставаться в мире с самой собой.

Почти в мире. Мне хотелось писать, но не хотелось двигаться и беспокоить Брайана.

Похоже, ничто не бывает легко.

Тело победило дух, и я решила распутаться. Встать на ноги я даже не пыталась, а просто принялась сползать на пол, выплетаясь из Брайана так медленно, как только могла.

Как только я отпутала себя от Брайана и койки, я схватила очки, нож, пистолет и мобильник и помчалась в туалет.

Мобильник зазвонил, когда я сидела на унитазе. Ябеда. Во имя Брайана и собственного чувства приличия я сбросила звонок и послала ей СМС:

«Что у тебя?»

Она ответила совсем скоро:

«Р закончил. Птица в камере 4. З хочет новой встречи. Бери М Ч и приходи к 11?»

Значит, настало время посмотреть, сможет ли Брайан вытянуть что-нибудь из способности Виктора. Я ответила:

«М спит. Не хочу его будить».

Ее ответ я угадала еще до того, как он появился.

«жаль рзлучать вас глбки но врмя пджмает и З торопит»

Я отправила «ОК» и отложила телефон.

В кухне было прибрано, хотя букашки не предупредили меня о том, что кто-то вошел. Айша вернулась и воспользовалась своей способностью, чтобы не шуметь?

Я решила исходить из того, что так и есть, и стала готовить завтрак на троих.

Если уж будить Брайана, то лучше ароматами бекона, кофе и тостов. Самый деликатный метод, какой пришел мне на ум.

Айша проснулась раньше Брайана и спустилась в длинной футболке.

– Спасибо, что прибралась, – тихо произнесла я. Потом вспомнила ее реакцию в предыдущий раз, когда я разговаривала с Брайаном, и добавила: – И за то, что не злишься.

– Я не могу ему помочь, не знаю как. Поэтому доверила его тебе.

– Спасибо.

– Не благодари. Если ты облажаешься, я могу сделать и сделаю твою жизнь адом наяву.

Я нахмурилась.

– Честно? Это не очень справедливо. Скорее всего, я буду лажать по дороге. Что бы ни случилось, это не будет гладкой прогулкой. Так что, может, лучше тебе просто верить, что я делаю все это из лучших побуждений для него.

Она подцепила с тарелки кусочек бекона и сунула в рот.

– Может быть. Но нет. Не облажайся.

Я закатила глаза.

– Я много практиковалась. Разные мелочи, которые убеждают людей, что они свихнулись. Всего, что они где-то оставили, нет на месте. Вещи пропадают. Мебель передвигается. Потом становится серьезнее: она обнаруживают, что наркота, которую они собирались обменять на что-то, исчезла…

– У меня нет наркоты, – сообщила я ей.

– Я говорю ги-по-те-тически. Я устраиваю им проблемы со знакомыми. Потом у них появляются мелкие ранки, и они не помнят, как их получили. Занозы под ногтями, бумажные порезы между пальцами или в уголках рта, царапинки на тыльных сторонах кистей. Вот тут обычно они ссутся в штаны от страха. Удирают, бегут куда-то еще, и это прекращается – на время. А потом начинается снова, и вдвое хуже, чем было. Они ломаются. Тогда я им оставляю сообщение, что все кончится, когда они свалят из города. Пишу на их стене кровью или на зеркале в ванной мылом, чтоб оно проявилось, когда ванная будет в пару. И они рады. Просто счастливы, что выход нашелся. Но тебе я такого сообщения не оставлю.

– Что за хрень вы тут обсуждаете? – из-за ее спины спросил Брайан. – И где ты берешь ту кровь?

Айша крутанулась на месте, не выглядя и вполовину такой виноватой, какой следовало бы.

– Я попросила у одного из офицеров Змея. Он спросил, сколько мне надо галлонов. Странно звучит, правда? В смысле, серьезно, кому нужна кровь галлонами? Хотя, может, мне бы пригодилась. Покрасила бы чей-нибудь дом, проверила бы, смогу ли я их напугать реально жестко, – и Айша зловредно ухмыльнулась.

– Забудь про этот вопрос. Что ты говорила Тейлор, что не оставишь ей сообщения?

– Забей, – ответила я ему. – Просто она слишком заботится о старшем братце.

Айша налепила на лицо фальшивую улыбку.

– Я и не знал, что тебе не все равно, – сказал Брайан сестре с ноткой сарказма. – Оставляю эту тему только потому, что Тейлор вписалась за тебя.

Айша закатила газа и принялась накладывать себе завтрак.

Сейчас было полдесятого. Если считать, что до обиталища Змея мы доберемся за тридцать – сорок пять минут, на подготовку у нас всего около часа. Мы ели в неловком молчании. Айша первой пошла в душ, снова оставив нас с Брайаном наедине.

Я понятия не имела, как держаться в этой ситуации. Мы сделали шаг вперед, но мой опыт в этом направлении равнялся нулю. Что я должна делать? Что я говорила? Я хотела обнять Брайана, взять его за руку или подать идею позже провести время вместе, но не знала, что разрешено, а где я могу перейти черту или чересчур подгонять события.

Он сел на койку, положив ноги на кофейный столик. Я взяла стакан апельсинового сока и села рядом с ним. Обнимет он меня или…

– Это дело со Змеем. У тебя есть план?

Момент упущен.

Я покачала головой.

– Скорее, у меня есть кучка мини-планов. Не могу держаться какого-то одного, потому что все может пойти самым неожиданным путем.

– Окей. Давай обсудим. План А?

– Я по-быстрому привожу свою территорию в порядок, и Змей решает, что у него на службе я ценнее. Идея в том, что мою способность держать территорию в стабильности он будет ценить выше, чем Дину. И отпустит ее.

– Маловероятно.

Я нахмурилась.

– Я почти отказалась от этой идеи, когда Жгунья спалила там все. Это не так уж невозможно.

– Подумай, что это означало бы в плане дыр в безопасности. Если он отпустит Дину домой, к семье, она не сможет вернуться к нормальной жизни. Если Змей настолько глуп, что отпустит ее без каких-либо предохранителей и не назначив кого-нибудь за ней присматривать, на нее толпой налетят герои и используют, чтобы добраться до него.

Я угрюмо кивнула.

– И серьезно: можешь ли ты честно утверждать, что твои услуги стоят больше, чем ресурсы, которые ты берешь у Змея, плюс стоимость агентов, которые ему потребуются, чтобы круглые сутки присматривать за Диной?

– Значит, ты считаешь, что он скажет нет.

– Ябеда думает, что Змей рассматривает вариант выкинуть тебя из команды, как только он получит все, что хочет.

Я повернулась к Брайану. Он сидел, наморщив лоб.

– Ты считаешь, что я расходный материал.

– Для Змея? Вероятно.

Я кивнула.

– Это стоит держать в уме, – произнес он.

– Дело в том, что я не знаю, как это что-то меняет. Должна ли я прекратить помогать людям на своей территории? Не собираюсь. Это было бы нечестно по отношению к ним и к тому же навело бы Змея на подозрения.

– Думаю, плохой идеей было наводить его на подозрения, в принципе заключая с ним эту сделку. Теперь он знает, что у тебя весьма крепкие моральные принципы. На определенном уровне.

Я кивнула. На определенном уровне.

Брайан продолжил:

– Полагаю, проблемно держать при себе человека с такого рода взглядами, который может помешать его долгосрочным планам. Возможно, он ищет возможность тебя заменить.

– И с его способностью это может доставить некоторые неприятности.

– С его способностью?

Я поколебалась, потом пояснила:

– Мне Ябеда рассказала. Он создает параллельные реальности. Принимает два разных решения и смотрит, каков будет результат каждого из них. И выбирает, какое ему больше нравится.

Брайан нахмурился.

– И он делал это с нами?

– Начал еще до того, как я вступила в команду. В одной реальности послал нас на задание, в другой придержал. Если мы выигрываем, отлично. Если нет… ну, он ничего не теряет. Он просто стирает ту реальность, в которой он нас послал.

Брайан поскреб подбородок. Я заметила, что у него щетина.

– Стало быть, у него всегда есть две попытки. В том числе, когда ему надо разобраться с теми из нас, кто создает ему проблемы.

Я кивнула.

– Вот почему мы должны ему подыгрывать как можно дольше.

– Логично. Каков твой план Б?

– План Б… В общем, это не столько план, сколько запасной вариант. Если меня вычислят до того, как мы добьемся прогресса, нам придется драться со Змеем и его приспешниками.

– Включая «Странников» и Цирк.

– Мы с Ябедой обсуждали, как к этому можно подойти. Проблема в том, что Змей будет их прикрывать. В обычной ситуации я бы предложила пойти в атаку, чтобы не дать им время атаковать наши слабые места, но с учетом Змея мы должны исходить из того, что «Странники», вероятно, уйдут от нашего внезапного удара либо сами составят такой план атаки, который сработает.

– И они достаточно сильны, чтобы одного удачного раза им хватило, – произнес Брайан. Его лицо помрачнело. Он уставился куда-то в пространство.

– Прости, – сказала я. Импульсивно подалась ближе к нему, так что моя рука вместе с плечом прижалась к его руке.

– Хм?

– Если ты хочешь поговорить о чем-нибудь другом…

– Я хочу сделать все, чтобы мы выбрались из этого живыми.

– Но тебя это напрягает.

– Я справлюсь, – ответил он, после чего обвил рукой мои плечи и прижал меня к себе.

Но эту тему он больше не поднимал. Айша вышла из душа, он пошел следующим, видимо, чтобы прибраться после нее. Я воспользовалась кратким затишьем, чтобы привести в порядок свои вещи. Я носила костюм под одеждой, обвязав его верхнюю часть вокруг талии под водолазкой.

Как только пришла моя очередь воспользоваться душем, я сняла костюм и повесила его. Пар поможет разгладить все складки на необлегающих частях.

Должна признать, я была несколько разочарована тем, как проходило сегодняшнее утро. Отчасти меня разочаровывала я сама, не знающая, как действовать, но кроме того – еще и нехватка романтики. Рассудком я понимала, что фильмы, телек, книжки и всякое такое не рисуют реалистичную картину. Я знала, что прямо сразу между нами не «щелкнет» и все не починится.

Но суть в чем: я не была на сто процентов рассудительна.

Приходилось довольствоваться тем, что есть. Обнимашки минувшей ночью? Это было здорово. Правда здорово.

В итоге мы были готовы выдвигаться сильно заранее.

Я ломала голову, пытаясь придумать, что бы сказать. Все бытовое или романтичное казалось натужным или неуклюжим, особенно в присутствии Чертовки. Все относящееся к нашей костюмной деятельности казалось слишком деликатным, чреватым неприятными для Брайана воспоминаниями.

Всякий раз, когда я входила в штаб-квартиру Змея, она выглядела не такой, как прежде. В наш первый визит это был лишь костяк с грудами ящиков и с солдатами, кучкующимися везде, где было свободное место. В предыдущий визит тут было более-менее организованно. Сейчас штаб-квартира наконец обрела законченный вид.

Она состояла из двух уровней. Нижний мог похвастаться кафетерием, баром, маленьким компьютерным помещением и двухъярусными койками для свободных от дежурства солдат. Несколько дверей вело, как я предположила, в ванные. Я знала, что Змей расквартировал отряды своих людей по всему городу в помещениях, не так уж сильно отличающихся от тех, что он выделил нам, разве что поаскетичнее. Все, кто здесь жили, обладали минимально необходимыми удобствами.

Далее, была площадка, больше напоминающая о том, что здесь все-таки военная база. Там стояли мужчины, готовые выдавать оружие и боеприпасы, аккуратно расставленные на стойках и разложенные на полках, была просторная прачечная, предназначенная, похоже, для стирки и подготовки униформы, и еще два помещения для более тяжелого оборудования и технологичного снаряжения вроде уоки-токи и взрывчатки.

Верхний уровень выглядел довольно просто: металлические дорожки-мостики, соединяющие двери, утопленные в бетонных стенах. Здесь тоже кое-что добавилось, например маркерные доски с расписаниями вахт и картами, весьма похожие на те, какие я видела в штабе Ябеды.

Кинув взгляд на одну из карт, я обнаружила, что наша территория несколько расширилась. А может, правильнее сказать, что зоны по краям нашей территории, где таились наши противники, исчезали.

Крэнстон, светловолосая женщина, одна из тех, кто играл роль посредников между Змеем и нами, мой контакт, когда мне что-то требовалось, стояла перед дверью конференц-зала.

– Рой. Как поживаете?

– Нормально, мисс Крэнстон.

– Вы рановато. Принести вам что-нибудь, пока ждете Змея?

Я покачала головой.

– Мрак? Чертовка?

Они тоже отказались.

– Всего несколько минут.

Мрак с Чертовкой отошли в сторонку, чтобы поговорить с толстым коротышкой – видимо, их контактом. Я подошла к поручням и стала разглядывать, что творится внизу.

Группа далеко слева привлекла мое внимание. Я подошла поближе.

Плут, Солнечная Балерина, Генезис и Баллистик обступили Ябеду; с ними были Змей и еще один парень – белокурый красавец. С моей точки видно было неважно, но стена под дорожкой выпирала, и в бетон была вмонтирована тяжелая дверь, похожая на те, что стоят в убежищах.

Ноэль.

Ябеда говорила что-то, качая головой. Потом указала рукой на дверь.

Я видела реакцию «Странников». Плут скрестил руки, Солнечная Балерина слегка отвернулась. Генезис в своей коляске чуть опустила голову, шевелюра не давала мне разглядеть лицо.

Они явно услышали не то, что хотели услышать.

Ябеда коснулась стены, где была то ли сенсорная панель, то ли система кнопок, произнесла что-то, а затем отвернулась от остальных и зашагала к лестнице. «Странники» и Змей двинулись следом.

– Всё в порядке? – спросила я у Ябеды, когда она присоединилась ко мне.

– Не совсем, – с натянутой улыбкой ответила она.

– Расскажешь попозже?

– Не могу. Обещала сохранить в секрете.

– Угу. Знаешь, для человека, который зовет себя Ябедой, ты слишком любишь хранить секреты.

– Поверь мне, некоторые секреты хранить не очень-то интересно.

Я нахмурилась. Что там происходит?

Оставалось только верить, что Ябеда все-таки расскажет, когда Змей и «Странники» не смогут нас услышать.

Когда мы подошли к конференц-залу, снаружи от входа уже ждали Сука и Регент. Я поприветствовала Суку легким кивком, и она ответила тем же. Все вместе мы зашли и заняли места за столом: «Странники» с одной стороны, «Темные лошадки» с другой, Змей во главе.

– Я понимаю, что после ухода «Девятки» из города на вас всех навалилось множество дел. Связь трудно устанавливать, еще не ликвидированы все повреждения от нападения Всегубителя, и плюс у каждого свои собственные проблемы. Прежде чем мы полностью сосредоточились на «Девятке» и устранении Джека Ножа, я велел вам создать себе территории и сделать все возможное, чтобы установить над ними некоторый контроль. Поскольку Ябеда, возможно, не обладает всей необходимой информацией, чтобы прийти к верным выводам, я хотел бы, чтобы каждый из вас проинформировал нас о своем прогрессе.

Он жестом предложил начать Плуту.

– Меня под софиты, да? – произнес Плут. – Не знаю. Поблизости от меня никто свои делишки не делает, и там нет никаких жуликов, о которых народ бы знал. Но Чистота и ее люди все еще остаются, и я жду, пока мои товарищи разберутся со своими делами и смогут помочь мне.

– Инфраструктура, вербовка? – пригласил его продолжать Змей.

– Я сделал кое-какие маленькие шаги в обоих направлениях. Нескольким мелким бандюкам предложил выбор: либо выметаться из города, либо работать на меня. Они выбрали примерно пятьдесят на пятьдесят. Достаточно людей, чтобы толкать товар, если тебе это понадобится, или чтобы пугать кого-нибудь.

– Хорошо. Солнечная Балерина?

У Солнечной Балерины был вид школьницы на уроке, которая отчаянно надеется, что ее не вызовут к доске.

– Я не знаю. Я работала с картами, которые предоставила Ябеда, но мне такие вещи плохо удаются. Я выжигаю их оттуда, где они закапываются, они удирают, но, кажется, в половине случаев оседают где-то поблизости.

– Ты должна сильнее их пугать, – посоветовал Плут.

– Я сжигаю их дома. Не пойму, почему это их пугает недостаточно сильно.

– Ты слишком мягкая с ними, всегда заранее даешь знать, что ты будешь делать и когда, потому что не хочешь их поранить, и они это чувствуют.

Змей прокашлялся.

– Насколько ты продвинулась?

Солнечная Балерина выглядела несчастной.

– Не знаю. Может, четверть местных группировок я вычистила?

– Генезис? – Змей повернулся к ней.

– В основном у меня чисто, – ответила Генезис, подавшись вперед и облокотившись на стол. – Не уверена, как и что делать в плане операций. У меня не очень-то густонаселенная территория.

– Сегодня ночью ты составишь компанию Ноэли, верно?

Генезис кивнула.

– Тогда и обсудим.

– Окей.

– И наконец, Баллистик?

– Продвинулся дальше него, – он ткнул большим пальцем в сторону Плута. – На моей территории никто свои делишки не обтяпывает, только двое Плащей болтаются. Та девчонка из Доллтауна, которая уперто цепляется за свой квартал, хотя почти все, кто там жили, уже мертвы. Единственное место, которое у меня пока не под контролем.

– Ясно. А второй Плащ?

– Пацанчик, бывший «торговец». У него есть способности. Я собираюсь куколку спугнуть оттуда, а пацана-«торговца» завербовать.

– Для начала тебе неплохо бы запомнить их имена, – указала Генезис.

– Я не плащегик, в отличие от тебя.

– Ты Плащ.

– Париан и Скраб? – спросила я в надежде не дать им поцапаться.

– Ага. Как-то так, – уступил Баллистик.

– Если будешь разбираться с Париан, можно я присоединюсь?

– По правде сказать, – вмешался Змей, – у меня к тебе будет одна просьба, Рой.

Я переключила внимание на него.

– Позже, – сказал он мне. – Прежде чем я ее коснусь, мне хотелось бы добраться до главной темы нашего собрания. А сейчас я хочу услышать, как дела у «Темных лошадок».

– Я была занята, помогая остальным, – призналась Ябеда. – Видимо, я как Плут: жду, когда остальные закончат со своими делами. Но в плане бизнеса у меня все крепко. Добываю больше денег, чем трачу.

– А что за бизнес? – поинтересовался Плут.

– В первую очередь возврат утраченных вещей и жилищ. Я предлагаю вещи всем в убежищах, кто готов объединиться с другими и распугать мародеров. А если что-то слишком сложное, то подключаю наемников, которых ты мне дал. Змей подключил меня к некоторым банковским сервисам, так что мы реально можем проводить транзакции. При нынешнем положении дел людям от денег немного пользы, зато есть вещи, которые они ценят. Вот и считай: от нескольких сотен до тысячи долларов за одно дело, три-четыре дела в день, и к тому же они вроде как делают за нас мою работу – разбираются с бандитами.

– С перспективой, что позже твои товарищи по команде возьмут эти площади под свой контроль, – твердым голосом произнес Змей.

– Конечно.

– Мрак и Чертовка?

Я увидела, что Мрак колеблется.

– Чисто на семьдесят пять процентов, – ответила Чертовка. – «Избранники» и оставшиеся «Торговцы» заявились в основном на нашу территорию и к Регенту. Может, мы и не на сто процентов всё закончили, но, когда мы кого-то отпугиваем, они уже не возвращаются.

– Хорошо. Вы можете избавиться от оставшихся угроз в ближайшие два дня?

– До сегодняшнего состояния дошли за три, так что не вижу, почему нет.

– Отлично. Регент?

– Примерно то же самое. Никто не хочет связываться с Птицей-Разбойницей, но куча народу заявляется на мою территорию, потому что не знает, что она там. Без радио и телека им неоткуда узнать.

– Тогда сделай это более очевидным.

Регент кивнул.

– Сука?

– На моей территории никого не осталось.

– Никаких угроз?

– Никого.

Змей вздохнул.

– Да, я говорил тебе, что ты можешь управлять своей территорией так, как пожелаешь. Тем не менее это далеко от идеала. Ты не будешь возражать, если я выделю тебе другую территорию? Под твоим контролем будет больше площади, но на окраине города.

– Мне без разницы, лишь бы она была моя.

– Хорошо. И наконец, Рой?

Я пожала плечами.

– Никаких угроз, никто не осмеливается сунуться.

– Тогда подумай о том, чтобы выкурить особей, которые пока что слишком напуганы, чтобы проявить себя, прежде чем они создадут проблемы.

– С ними я уже разобралась, – ответила я.

– Объясни?

– Я прочесываю свою территорию дважды в день. Вчера только один раз, но мы были заняты с «Избранниками». Каждое здание проверяю на предмет возможных проблем. Если нахожу контрабанду, наркотики или оружие, то лично разбираюсь с их обладателями. За последние два дня разбираться лично мне не приходилось.

– Значит, с оружием там только твои люди?

Я кивнула.

– На меня работают шестьдесят человек, и, наверное, еще сотня работает на меня косвенно – они присоединяются к тем, кто начал работы по расчистке. Наполняют, таскают и размещают мешки с песком, чтобы контролировать и перенаправлять затопление, расчищают район, который спалила Жгунья, обустраивают жилье.

– Впечатляет, – сказал Змей.

Я снова кивнула.

– Правда, у меня ощущение, будто я жульничаю. Моя способность идеально для этого всего подходит.

– Все равно впечатляет. «Темные лошадки», «Странники», позвольте объяснить, почему меня это интересует. Осталась одна неделя до выборов мэра. Прежде чем это произойдет, я хотел бы, чтобы город был под моим надежным контролем. Это сместит акценты и тональность выборов, что послужит моей выгоде. Нашей выгоде.

– То есть ты хочешь сказать, что у нас меньше недели, чтобы полностью разобраться с нашими территориями, – уточнил Плут.

– Да. Кроме того, есть другие дела, которыми я хотел бы попросить вас заняться. Рой, Генезис, я полагаю, вы сможете на время оставить свои территории, чтобы мне помочь?

Ябеда подалась вперед, нависнув над столом и глядя на меня. Я покосилась на нее, потом повернулась к Змею.

– Да.

– Конечно, – согласилась и Генезис.

– Теперь Плут. Если ты свободен, пока ждешь помощи своих товарищей, чтобы разбираться с людьми Чистоты, то, полагаю, сможешь уделить мне одну ночь?

Плут кивнул.

– Мэр и несколько членов городского совета скоро отправятся в Вашингтон, чтобы обсудить там состояние Броктон-Бея и возможность оставления города. Рой, Чертовка, Генезис, я хотел бы попросить вас нанести ему визит и убедить его аргументировать в нашу пользу. Броктон-Бей будет жить, и он восстановится.

Я медленно кивнула.

– Конечно. Думаю, я смогу и это сделать, и Баллистику помочь с Париан.

– Я не просил твоей помощи, – произнес Баллистик.

– Змею решать, – ответила я.

– Если Рой чувствует, что может выделить на это время, я буду рад дополнительной гарантии качественного выполнения работы.

Баллистик скрестил руки. Вид у него был не самый довольный.

– На этом наше обсуждение закончено. Я снабжу вас всем необходимым, чтобы завершить ваши задания. Если ни у кого нет вопросов, то у нас всё.

После короткой паузы, предназначенной, чтобы убедиться, что никто ничего не хочет сказать, мы все встали из-за стола. «Странники» вышли из зала и свернули направо, в ту сторону, где сидела взаперти Ноэль. Ябеда повела нашу группу к камерам, где находились Птица-Разбойница и Виктор.

Пока мы ждали, когда Регент приведет Виктора, Ябеда подошла вплотную к нам с Мраком и прошептала:

– Одна хорошая новость, две плохих новости, одна катастрофическая новость. Хорошая заключается в том, что ты действительно впечатлила Змея, Рой.

– Окей, – сказала я. – Мы же на это и надеялись, верно?

– Но что-то подсказывает мне, что у нас серьезный затык. Шансы, я бы сказала, охеренно высокие, что он нацеливается на нас.

Мое сердце упало.

– Насколько ты уверена? – спросила я.

– Не на сто процентов, но чертовски сильно уверена. И я бы сказала, пятьдесят на пятьдесят, что кто-то из нас проинформировал его о наших целях.

– Член «Темных лошадок»? – уточнил Мрак.

– Либо это, либо у него жучки в наших берлогах. Но у меня нет ощущения, что те, кто их строил или доставлял нам вещи, знали об электронных жучках. Как я уже сказала: пятьдесят на пятьдесят.

Я кивнула. Бросила взгляды на Суку, Чертовку и на дверь, в которую ушел Регент.

– Ччерт, – ругнулась себе под нос Ябеда. – Я пыталась подать тебе знак отказаться от просьбы Змея, но в нужные моменты ты не смотрела, а я не могла себя выдать. Я стопроцентно уверена, что он отправляет тебя на это поручение с Плутом и Генезис, потому что планирует тебя устранить.

Я почувствовала, как рука Мрака сжала мое плечо. Он весь задеревенел, слово ему стало страшнее, чем мне.

– И конечно, он знает, что я знаю. Так что готова поспорить, что это тест на лояльность. Если ты не пойдешь – я его завалила.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ