Предыдущая            Следующая

МОНАРХ 16.13

С помощью Мрака я устроилась на уцелевшем краю ящичка, разогнав букашек по стенам и потолку комнаты. Мрак вышагивал взад-вперед, а я тем временем смотрела на Чертовку и Суку. Мои сокомандницы, похоже, были не вполне убеждены, и я не могла их в этом винить. Они только что видели, как человек, выглядящий как я, атаковал их. Ночная темнота и отсутствие городского освещения не способствовали прозрению, а туча букашек помогла скрыть детали с того момента, когда самозванка дала повод себя заподозрить.

– Что произошло? – спросил у меня Мрак.

– Мы добрались туда, где он держал Дину, она взяла меня за руку, мы развернулись, вспыхнули фары. И я оказалась в другом месте.

– Он на секунду включил дальний свет. Не знаю, как у других, но мои глаза были привычны к темноте. Я ничего не видел, применил тьму, чтобы укрыть нас, если он что-то затеял, но ничего не произошло. Повернулся, и ты была в порядке.

– Только это была не я.

Мрак медленно кивнул.

– Выглядела как ты, говорила как ты.

– Не знаю, как это им удалось. Генезис?

– Она не кажется мне великой актрисой.

– Тогда не знаю, – сказала я, чувствуя себя по-дурацки. Я знала, что не очень убедительна.

– Что было дальше? Он только пытался отделить тебя от нас?

– Я на девяносто пять процентов убеждена, что он пытался меня убить.

– А остальные пять процентов? – спросил Мрак.

– На сто процентов я не уверена ни в чем. Но он не приготовил бомбу в том месте, куда я прибыла, и это оставляет место для сомнений. С другой стороны, он таки стрелял в меня и поджег дом, где я была. И оставил солдат, чтобы, если я выберусь, они меня пристрелили.

– Он хотел, чтобы ты пришла сюда, чтобы тебя подставить?

– Нет, – ответила я, покачав головой. – Не имеет смысла. С таким же успехом «Рой» могла просто исчезнуть с Диной – вы бы остались злыми, но все равно лояльными. Мне кажется, он хотел вот что: я бы погибла от пули или сгорела в пожаре, а он бы воспользовался тем, что в Броктон-Бее не осталось живых репортеров, и подкупил «Странников», чтобы вы так и не узнали, что он выкинул. Может, впоследствии что-нибудь всплыло бы насчет моего предательства, чтобы вы под этим углом взглянули на произошедшее и окончательно перестали сомневаться.

– Он телепортировал тебя в горящий дом, выстрелил в тебя, окружил тебя солдатами. И все равно ты сбежала, – произнесла Чертовка.

– Едва-едва, – ответила я и притронулась к металлическому комочку там, где пуля застряла в моей броне. – Похоже, костюм все-таки пуленепробиваемый. Я выбралась в основном из-за разных штук, о которых он не знал. Мой костюм, тактика, которую я применяла в поле, мой пистолет. Не уверена, что Калверт обо всем этом знал. Рэйчел, ты в порядке?

Рэйчел не ответила. Ее голова была повернута ко мне, и я легко представляла себе ее пристальный, изучающий взгляд. Ее рука сжимала цепь на шее Ублюдка.

– Это была не я, – сказала я ей.

– Это была не она, – подтвердил Мрак. – Я видел с помощью ее способности. Тот ящик управлял букашками.

Сука медленно кивнула. Я не видела ее выражения лица и потому не знала, то ли она просто сверлит меня взглядом, то ли прищуривает глаза под маской.

– Если у тебя есть сомнения, – добавила я, – можешь держаться так, чтобы атаковать меня, если что-нибудь произойдет. Один свисток или один жест – и Ублюдок или Бентли разорвет меня на части. Надеюсь, ты не будешь принимать поспешных решений, но…

– Все нормально.

– Ты уверена? Потому что я не хочу, чтобы оставались враждебные чувства или… Не хочу, чтобы оставались враждебные чувства.

Я чуть было не сказала «жажда мести», но решила, что не стоит поднимать эту тему.

– Все нормально, – повторила она, и в ее голосе я услышала нотку гнева. – Это дерьмо в стиле тени и кинжала меня бесит.

– Плаща и кинжала, – поправила ее Чертовка.

Сука издала низкий горловой звук, нечто среднее между гневным фырканьем, отрыжкой и кряхтением.

– Как ты себя вела раньше, как она себя вела, когда стреляла в меня, и как ты ведешь себя сейчас, во всем этом не вижу смысла. Может, это потому, что я тупая. Но теперь я буду с этим разбираться по-своему. В следующий раз, когда в меня кто-нибудь выстрелит, я его убью. Или прикажу Ублюдку откусить ему руки и ноги.

– Ты не должна калечить людей, – сказала я.

– Это говорит человек, который только что разрядил в нас пистолет, – съязвила Чертовка. Когда мы с Мраком повернулись к ней, она подняла руки. – Шутка. Просто шутка.

– …Хочешь, чтобы я сразу убивала? – спросила Сука.

– Нет! Нет. Просто… ладно, проехали. Но, пожалуйста, пока что сдерживайся немного. И не зови себя тупой. Ты просто по-другому думаешь, вот и все.

Она пробурчала что-то невнятное.

– Надо обсудить планы по их спасению, – сказала я. – Калверт пригласил Ябеду к себе, видимо, для того, чтобы она не предупредила нас о двойнике. Это значит, что она, скорее всего, в плену. И Регент тоже, поскольку мы послали его приглядывать за ней. Именно этой ситуации мы и пытались избежать, когда подыгрывали Змею с его великим планом.

– Чтобы выручить Ябеду, Регента и Дину, придется иметь дело со всеми его силами.

– Да. Если пойдем в лобовую атаку, либо мы, либо кто-нибудь из заложников непременно погибнет.

– Я могла бы туда пойти, – вызвалась Чертовка. – Забрать их и вывести.

– Нет. Он нас знает. Наверняка предвидел что-то в этом роде. Скорее всего, и со «Странниками» то же самое. Он выстроил планы с учетом всех наших способностей и держит в голове меры против каждого из нас. Значит, у него есть видеокамеры, чтобы не терять тебя из виду.

– Вот жопа.

– Непрямая атака? – предложил Мрак.

– Не прокатит, если он где-нибудь засел. Со всеми своими мерами, которые он подготовил. Если он будет сидеть на своей подземной базе, пока все не уляжется, к нему не подобраться.

Тут мне пришлось сделать паузу, чтобы откашляться.

Пока я приходила в себя, никто не вмешался с ответом или идеей.

Я продолжила:

– А если он в одном из помещений ОПП, нам, скорее всего, придется пройти мимо «Странников», его солдат, ОППшников, всех ловушек, которые он расставил, и всех ловушек, которые расставил ОПП. Ему только надо расположить свои линии защиты так, чтобы самые сомнительные из них не попали на глаза хорошим парням.

– И к тому же у него заложники, – добавил Мрак.

– Ммать, – простонала я, потом снова закашлялась.

– Тебе бы в больницу, – сказал Мрак.

Я покачала головой и сразу пожалела об этом. Закружилась голова. Слегка затошнило. Как будто для появления симптомов достаточно было просто остановиться и позволить адреналину чуть утихомириться.

– Не могу. Не сейчас.

– Ты же полумертвая.

– Я справлюсь, – ответила я. Потом повернулась туда, где лежала, когда Чертовка стояла надо мной. – А если я буду полностью мертвая?

– Хм?

– У Калверта нет возможности узнать, как у нас тут закончилось. У Вас телефоны работают?

Мрак потянулся за своим телефоном, но Чертовка его опередила.

– Ага.

– Мой телефон он отрубил. Я его выкинула на тот случай, если по нему можно меня выследить или если с его помощью он меня взял тогда своим телепортатором. Если бы он вас подозревал, не сделал бы то же самое, чтобы ограничить ваши варианты?

– То есть ты думаешь, что он думает, что, может, что-то произошло. Или просто ждет, чтобы понять, купились мы на его спектакль или нет.

– Он знает, что я была поблизости. Я атаковала его людей в попытке спасти вас. У него были наготове стрелки и команды со взрывчаткой, чтобы вынести вас, если бы вы поняли, что делает самозванка. Что тогда произойдет, если вы ему позвоните и скажете, что убили меня?

– Он попросит нас встретиться с ним в одном из тех безопасных мест, которые ты упомянула, и мы не сможем отказаться, не выдав, что знаем, что он пытался сделать. И уничтожение ящичка могло навести его на мысль в любом случае.

– Черт, – пробормотала я.

– Когда другая Рой исчезла вместе с девочкой, как она это сделала? Опиши в точности.

– Телепорт, – ответила я. – Кинула первую светошумовую, телепортировалась взамен на кучу мусора и вторую светошумовую.

– Мм, – произнес он. – Окей.

– Почему тебе это так интересно?

– Просто обдумываю кое-что. Дай секундочку, – тут он указал на меня. – А ты пока дыши поглубже. Даже если это будет больно.

Я кивнула и сделала, как он попросил. На время я, игнорируя букашек, сосредоточилась на своих травмах. Легкие наполнялись с хрипом и одышкой, грудь отзывалась болью всякий раз, когда двигалась она или что-то к ней прикрепленное. Глаза жгло, когда я их открывала. Не то чтобы в открывании их был особый смысл.

Мрак расхаживал взад-вперед, тяжело дыша; Чертовка и Сука были неподвижны. Ситуация, несколько противоположная нормальной. Я ощущала, как Сука чешет Ублюдка за ухом, ее пальцы глубоко впивались, чтобы преодолеть слой брони и костяных шипов. Чертовка на другом краю комнаты стояла, привалившись к одному из деревянных столбов, и смотрела на брата.

– Я звоню ему, – заявил Мрак, все еще слегка пыхтя. Прежде чем кто-то из нас успел возразить, он добавил: – Тихо.

Я закрыла рот.

Мрак перевел телефон на громкую связь. Я услышала гудки.

Забавно, какой зловещей и пугающей может быть такая будничная штука, как телефонный гудок, с учетом нынешних обстоятельств.

– Мрак, – раздался голос Калверта. – Что…

Когда заговорил Мрак, его слова вылетали рычащими, лающими.

– Лучше бы тебе оказаться тут ни при чем, а не то, клянусь, у нас с тобой все кончено. Мы сворачиваемся и уходим.

Я чуть ли не слышала, как у Калверта в голове переключаются думательные передачи, пока он пытается подстроиться.

– Успокойся, потом объясни, и медленно. Я понятия не имею, о чем ты.

– Рой атаковала нас, а потом смоталась с помощью твоей технологии. Я знаю, ты хотел сохранить ту девчонку, но чтобы из-за этого, нахер, предать нас…

– Мрак, – голос Калверта звучал твердо, жестко. – Успокойся. Чтобы я такое устроил – в этом нет никакого смысла. Зачем совершать все эти телодвижения с передачей моей кисы в руки Рой, только чтобы… Ты не объяснил толком, что произошло. Ты сказал, она атаковала вас? Ты уверен?

– Чертовски охеренно уверен, Змей. Она подстрелила Рэйчел, потом прицелилась в меня. Чертовка ее обезоружила. Тогда она телепортировалась куда-то с помощью того же прибора, который ты описал нам всего час назад.

– Хм… понятно. С Рэйчел все в порядке? И кто еще был с вами, мой водитель? Вы все не ранены?

– Твой водитель ушел вперед. Нет, мы все в порядке, кроме Рой.

– Ты сказал, она телепортировалась.

– Ей удалось уйти всего на два квартала. Мы нагнали ее и остановили.

Мои глаза чуть расширились. Я угадала следующие слова Змея до того, как он их произнес, и заранее стала действовать.

– Покажи мне. Пришли фотографию по телефону.

Я сменила позу – улеглась во вмятине, которую передние лапы Ублюдка сделали в ящичке. Эту сцену мне пришлось поставить за считаные секунды: приказать стрекозам и осам раскидать мои волосы по маске, сдвинуть руку так, чтобы кисть выгнулась под неестественным углом в том месте, где погнулся металл. Финальным касанием я заставила всех букашек, находившихся рядом с ящичком, покрыть меня и пол сплошным ковром.

И полсекунды не прошло после того, как я закончила, когда раздался звук цифровой камеры.

– Понятно. Весьма печально. Где Дина?

«Ты-то знаешь, где Дина».

– Без понятия, – ответил Мрак. – И мне куда интереснее услышать, как Рой удалось воспользоваться твоей технологией, чтобы это провернуть.

– Ты уверен?

– Видел это собственными двумя глазами, – сказал Мрак. – Она кинула светошумовую, но свет и темнота не действуют на меня так, как на остальных. Это-то ты знаешь.

Мрак солгал, добавив элемент, о котором Калверт не знал, чтобы выбить его из колеи. Отлично.

– Я не знал этого, хочешь верь, хочешь нет, – ответил Калверт. – И я не знал, как она смогла получить доступ к управлению. Минуточку. Я скоро перезвоню.

Мрак напрягся – мой рой это ощутил. Он повысил голос:

– Эй, не смей бросать трубку!

Из динамика раздались короткие гудки.

Мы смотрели друг на друга. Вернее, остальные смотрели, а я наблюдала своим роем. Всей группой мы не двигались и не говорили несколько долгих секунд, слушая гудки.

Мрак нажал на кнопку.

– Что ты творишь? – спросила я.

– Веду себя агрессивно, держу его в напряжении. Если он постоянно обороняется, то не сможет нас атаковать.

– Но он повесил трубку. Он собирается обдумать варианты и, когда будет готов, даст тебе какую-нибудь отмазку.

– Я не ожидал, что он повесит трубку.

Я нахмурилась. Мне вспоминалось то слушание в школе, когда мы с папой обвинили троицу в травле. Тогда и отец Эммы, и школа играли в свои маленькие игры во власть.

– Это тактика, – произнесла я. – Он возвращает себе контроль над ситуацией, став тем, кто может перезвонить, и это помогает поддержать ощущение, что главный здесь он.

– Черт, – сказал Мрак. – Прости. У меня в голове все хорошо складывалось, но я не продумал все тщательно, я устал. Не спал прошлой ночью. Я решил, что чем раньше позвоню, тем лучше.

– Ничего страшного. Может, нам ему перезвонить?

Такой возможности Мраку не представилось. Телефон зазвонил.

– Это не тот ответ, которого я хотел, Змей, – прорычал Мрак в телефон, как только принял звонок.

Я услышала звуковой сигнал переключения на громкую связь. Калверт уже говорил:

– …ограничил свободу Регента из опасения, что он своим контролем заставил Виктора взломать мои системы.

– Мы с тобой оба знаем, что у Виктора не было подобного рода доступа, а о твоей телепортационной технологии мы узнали всего час назад.

– Я опасаюсь, что Рой, возможно, знала, и просто принимаю базовые меры предосторожности. Как только мы выясним, что произошло, убедимся, что Регент в этом не замешан, я его выпущу. Ты должен понимать, что с учетом такого поворота событий я стремлюсь проявлять осмотрительность.

– Я ничего не понимаю, Змей, – в голосе Мрака послышалась эмоциональная дрожь. – Мне нравилась Рой, а теперь она мертва. Применение телепортатора говорит, что ты в этом замешан. Я хочу посмотреть тебе в глаза, чтобы поверить, что ты тут не виноват.

– Мы это устроим. Если вы придете в мою штаб-квартиру, мы всё обсудим.

– Нет. Не в твою штаб-квартиру. Пока есть вероятность, что это ты сунул нас в это дерьмо. Встретимся где-нибудь в другом месте. Где-нибудь на открытом пространстве.

Короткая пауза.

– Как скажешь. Назови место.

На этот раз врасплох был застигнут Мрак. Калверт ответил быстро, а у Мрака явно не было на примете подходящего места.

Место, где мы смогли бы занять позиции раньше Калверта, в идеале открытое, без тайных подходов для атаки и подходящих точек для его снайперов…

Мне пришел в голову вариант, и я подавила рванувшийся тихий возглас – звук застрял в горле. Я чуть не закашлялась. И написала слово в воздухе своими букашками.

– Рынок, северный край, – произнес Мрак, прочтя его. – Знаешь это место?

– Знаю. В настоящее время он закрыт.

– Именно. Приходи только с небольшим отрядом солдат, возьми с собой Ябеду и Регента.

– Если… – начал Калверт.

Мрак повесил трубку. Посмотрел на меня и произнес:

– Кто здесь главный, да?

– Да, – кивнула я. Но все, что я слышала, это эмоции в его голосе, когда он говорил о варианте, что я погибла. Делал вид. Мрак не из тех парней, которые выказывают эмоции, и он не производил на меня впечатление хорошего актера. Услышанное подействовало на меня сильнее, чем я ожидала. Я не хотела спрашивать Мрака, это было из-за того, что он вправду заботится обо мне, или из-за какого-то другого фактора, какой-нибудь уязвимости, оставшейся после недавней моральной травмы.

Я слегка кашлянула.

– Рынок – хорошее место. Его люди были на юге города. Ему потребуется время, чтобы туда добраться, значит, он не сможет устроить засаду.

– Годится. Но если мы пойдем встречаться с ним, то что будешь делать ты?

– Оставаться поблизости, – ответила я. – Буду ждать в стороне. А пока что давайте посмотрим, удастся ли нам раздобыть что-нибудь, что Ублюдок как следует обработает, и это будет похоже на мои изувеченные останки.

– Думаешь, тут где-нибудь мясники еще работают? – спросил Мрак.

– Мы что-нибудь придумаем, –­ ответила я.

 

***

 

Рынок был почти пуст – асфальтированная площадка без машин, окруженная высокой травой. Все еще виднелись слабые отметины, оставленные гусеницами и ковшами бульдозеров, которые отодвигали грязь и обломки к дальнему краю площадки. Стояло лишь несколько ларьков, но их витрины были пусты.

Я ощущала себя открытой, обнаженной. На мне был только мой старый костюм с приделанной самопальной юбочкой, прикрывавшей ноги там, годе огонь сожрал мои леггинсы. Вещевое отделение – то, которое было повреждено в боях с «Девяткой», и в нем сейчас был лишь абсолютно необходимый минимум. Моя новая маска и верхняя половина нового костюма сейчас были надеты на созданную нами фальшивку. Необходимость принести костюм в жертву была болезненной, а процесс создания фальшивки – неприятным.

Голову, торс и руки мы просто взяли от детского манекена, вытащенного из магазинной витрины, и облачили их в верх моего костюма. Чтобы добыть мясо для разорванной середины туловища, мне пришлось с помощью своих букашек выгнать енота из мусорного бака и убить. Я его вскрыла и с помощью пауков пришила кишки к нижней части торса манекена. Парик, примерно напоминающий мои волосы, был просто прицеплен к голове. Затем мы вымазали тело и особенно парик в крови енота.

Бентли, виляя хвостом, аккуратно нес эту штуку в своих мощных челюстях; слева свисала рука и окровавленная путаница волос, справа – енотовы кишки.

Я направилась к высокой траве и легла. Множество насекомых и пауков, которых я собрала по пути к рынку, устроились вокруг меня возле корней травы.

Адреналин держал меня в тонусе, несмотря на скопившуюся усталость. У меня было несколько напряженных дней, несколько напряженных недель почти без возможности отдохнуть. Тело, должно быть, умоляло о лечении и расходовало те незначительные резервы, которые у меня еще оставались. Однако я не могла позволить себе задремать.

Калверт появился минут через десять – пятнадцать вместе с одним бронированным микроавтобусом. С ним было всего четверо солдат. Он прошел не больше чем в двадцати футах от меня, когда пересекал травяной участок. Я чувствовала, как его шаги давят букашек, когда он прошел над роем.

Ни о чем не догадавшись, он приблизился к Мраку, Чертовке, Суке и псам.

– А, вы принесли Рой. Трудно сомневаться в том, что она мертва. Как печально.

– Да ладно! – сказала Чертовка.

– Я собирался предложить, чтобы мой человек осмотрел тело и удостоверился, что это она, но, полагаю, нет смысла и пытаться.

– Бентли тебя не подпустит к своей игрушке, – произнесла Сука.

Бентли заворчал, будто понял эти слова и хотел донести их с полной ясностью.

– Не говори так о ней, – обратился Мрак к Суке. – Называешь ее игрушкой?

– Она нас предала, – возразила Чертовка. – Чего ты паришься?

– Хватит, – жестко произнес Калверт. – Достаточно препирательств. Мое время ценно, и я не желаю тратить его на то, чтобы наслаждаться этим цирком.

У меня было не особо много букашек на моих товарищах и на Калверте, но я ощутила, как мои сокомандники от удивления напряглись.

– Да, я знаю. Отдаю вам должное за то, что вы попытались. Я, возможно, поверил бы вам, но в моем распоряжении есть другие ресурсы.

– Значит… – начал было Мрак.

– Цыц уже, – Калверт поднял руку. – Не перебивай. Как я уже сказал, в моем распоряжении есть и другие ресурсы. У меня есть небольшой комплект суперзлодеев, небольшая группа героев, все ресурсы ОПП, компьютерные системы ОПП, а также все их оборудование.

Он щелкнул пальцами, и по краям рынка начали телепортироваться солдаты. Большинство было расположено так, что «Темным лошадкам», если бы они попытались спастись бегством, пришлось бы сбежать с мощеной площадки, пробежать через траву и уходить по воде. Окружить цель, держа в руках оружие, – это прозрачно намекало на расстрел. Эффект, похоже, был достаточно силен.

Позади Калверта телепортировались «Странники», за ними Фаэтон, Цирк, Убер, Элит и несколько подручных Змея. Люди в деловых костюмах. Один держал в руках ноутбук, второй печатал на нем.

Каждый ствол, будь то производства Механика или нет, был наставлен на моих товарищей.

Еще один ствол уткнулся мне в затылок. Солдаты телепортировались и позади меня.

На меня накатила волна отчаяния. «Нет. Их слишком много. Я не думала, что он сможет телепортировать сюда так много».

Ствол подтолкнул меня, и я встала. Ствол уперся мне между лопаток, чуть выше вещевого отделения. Я зашагала вперед.

– Рой. Как любезно с твоей стороны присоединиться к нам.

– Кончай с фальшивой вежливостью, – сказала я. – Где наши товарищи?

– Регент и Ябеда в безопасности и взаперти, смею заверить. Должен сказать, я весьма разочарован. Я действительно надеялся, что это сработает, а потеря «Темных лошадок» отбросит меня в моем великом плане на недели или даже месяцы. Чертовка, можешь прекратить свои попытки убежать. Мои люди навели на тебя камеры, – Калверт указал на человека с ноутбуком.

Совсем рядом со мной, справа, Чертовка сдвинула маску и плюнула на землю. Я слегка вздрогнула, когда она там обнаружилась.

– Прощайте, «Темные ло-…»

– Постой, – проговорила я. Повысив голос, я тут же закашлялась.

– Не вижу смысла ждать.

Я поспешила оправиться и снова заговорить, прежде чем он отдал приказ:

– «Рука мертвеца».

Калверт вздохнул.

– Эх. Ты раздражаешь, ты в курсе? Не раз, я знаю, ты спорила во имя большего блага. Я видел имеющиеся в распоряжении ОПП записи твоих появлений во время самых крупных событий и знаю тебя достаточно хорошо. Довольно лицемерно, что сейчас ты так отчаянно сражаешься против большего блага.

– Против твоей власти.

– По сути, да. Если бы ты просто тихо умерла, «Темных лошадок» никто не подтолкнул бы к бунту, я смог бы установить мир, которого мы не видели с того дня, когда появился Сайон, и все причастные к сегодняшним событиям смогли бы уйти более счастливыми и здоровыми. Включая твоих друзей.

– Но не включая Ябеду, – заметила я.

– Не включая Ябеду, признаю. Она слишком опасна, чтобы оставлять ее без присмотра. Очень жаль. Итак, что ты хотела сказать?

– Я подготовила «руку мертвеца». Нечто вроде. Одна из моих подчиненных должна получать от меня сообщения каждые двадцать минут, а если не получит, то пошлет мейлы всем значимым людям и даже некоторым незначимым.

– В которых будут раскрыты детали истинной личности Томаса Калверта, я полагаю?

– Да.

– Жаль тебя разочаровывать, но этой угрозы недостаточно, чтобы я позволил вам уйти.

Я повернула голову в сторону моих товарищей. Своей способностью я фиксировала их местонахождение. Мрак, Чертовка, Сука, ее пес.

– Ни одному из нас? – спросила я.

– Ни одному. В своей способности разобраться с хаосом, который создаст любой мейл, я уверен больше, чем в способности вернуть тебя и твоих товарищей по команде под мое начало.

– Окей, – сказала я, чувствуя, как холодный пот стекает сзади по шее. – Тогда у меня есть несколько вопросов и пара просьб. Согласись на них, и я отключу «руку мертвеца».

– Сначала просьбы, если не затруднит.

– Дина получит свободу, когда ты закончишь. Ты не будешь держать ее у себя всегда.

– Согласен.

– Мой папа, ты его не трогаешь.

– У меня нет и не будет на это причин.

– И ты позаботишься о собаках Рэйчел.

Калверт кивнул, но я чувствовала, что его терпение на исходе.

– Ты сделаешь все от тебя зависящее, чтобы помешать Джеку привести мир к гибели. Если в твоем распоряжении есть Плащи, ты дашь им задания на этот счет. Чтобы остановить его.

– Хорошо. Это всё?

– Если никого из нас здесь ты не оставишь в живых, пообещай хотя бы, что Ябеду оставишь.

– Хорошо. Это можно.

– Я должна увидеть ее, убедиться, что она в порядке. Я понимаю, ты не можешь доказать, что ничего не сделал папе в отместку за то, что было, но ее ты можешь сюда доставить.

Калверт кивнул Фаэтону, и тот нажал кнопку на запястье.

Во вспышке света появилась Ябеда – руки связаны за спиной, ноги в кандалах. На голове был шлем, закрывавший глаза и рот. Мне было трудно судить, но, похоже, уши тоже были заткнуты.

– Удовлетворена? – спросил Калверт.

– Нет. Это может быть двойник, как ты со мной устроил. Я хотела бы удостовериться у нее самой.

– Нет. Эти ограничители не просто так.

– Значит, это двойник, – произнесла я. – И я запущу таймер того е-мейла с компроматом.

– Я готов пойти на этот риск.

– Примени свою способность, – сказала я ему. – Я собираюсь произнести слова «Роза-Л». Она ответит чем-нибудь зеленым, а потом буквой «А».

– Я знаком с вашими кодами.

– Отлично. Если она так не поступит, стреляй в нас. Если будет проблема, продолжи в другом своем мире.

– Тебе известно, как работает моя способность? – Калверт вздохнул. – Полагаю, мне не стоит удивляться, если учесть, какое имя она себе выбрала. Нет.

– Это все, чего я прошу. Ты можешь послать своих компьютерных спецов туда, куда я укажу, они проверят память компьютера и убедятся, что никаких сообщений не было отправлено, можешь проверить телефоны всех, кто есть в моей истории звонков и кого ты пока что не знаешь, и ты будешь знать, что чист. Вот что я тебе предлагаю в обмен на гарантию, что хотя бы Ябеду ты оставишь в живых. Душевное спокойствие.

– Ты ведь понимаешь, что я могу убить твоего посредника. Чтобы она не стала проблемой.

Я подумала о Шарлотте. Хорошо бы мне не пришлось пожалеть, что я втянула ее в это.

– Надеюсь, ты так не поступишь. Я ей только сказала, что она должна ждать моих сообщений и отослать составленный мной файл, если не будет получать эти сообщения регулярно. Я надеюсь, что ты оставишь в живых и Ябеду, и мою гражданскую подручную, но если ты это не сделаешь, если нарушишь свое слово – что ж, видимо, мне придется удовлетвориться тем, что ты будешь несколько хуже выглядеть в глазах тех, кто с тобой работает. Например, «Странников».

– Не втягивай нас в это, Рой, – произнес Плут. – Это ты намешала. Ты и пожинаешь последствия.

– Я не сделала ничего. Он ополчился на нас первым, – возразила я.

Я ощутила, что Плут повернулся в сторону Калверта.

Тот довольно звучно вздохнул.

– Поскольку Рой знает о моей способности и была настолько любезна, что в общих чертах описала ее всем в пределах слышимости, полагаю, я ничего не потеряю, если объясню. Уже довольно давно я в альтернативном мире пытал одного из членов «Темных лошадок». От него я узнал, что вы планируете встать против меня, если я откажусь отпустить Дину. Я не могу позволить себе ее отпустить, поэтому мои действия были вынужденными.

– То есть это наша вина? – спросила Чертовка.

– В конечном счете да.

– Как ты делал тех двойников? Генезис? – спросила я.

– Старым добрым методом. Та, кто заменила тебя, была солдатом-ребенком из Судана. Я был готов к тому, что рано или поздно ты меня предашь, с того дня, когда напал Левиафан и стала предельно ясна твоя… нестойкая лояльность. Забавно, но именно те файлы, которые ты украла у ОПП после возвращения к «Темным лошадкам», содержали большое количество видеоматериалов, с помощью которых нанятые мною специалисты обучили ее, как ты двигаешься и как говоришь. А когда ты отправилась убеждать мэра в правильности нашей точки зрения, Плут нес разработанные Элитом устройства, позволяющие записать специфические сигналы, с помощью которых ты командуешь букашками.

– Так вы и создали тот ящичек, который управлял роем.

– «Двигатель голода», – произнес Элит.

– Неважно.

– Еще вопросы?

– Почему ты просто не скинул меня на мину?

– Неприятный побочный эффект способности Элита. Элит считает, что этот эффект происходит со столь высокой вероятностью из-за близости к взрывному устройству или к емкости с кислотой, но я с помощью своей способности удостоверился: то, что телепортация срабатывает некорректно и вместо тебя подхватывает твоего хорошо обученного двойника, – не вероятность, а достоверное событие. Не меньше двадцати попыток со слегка различными переменными. Похоже, способность Элита его подводит.

– Это работа его пассажира?

– Пассажира? А, так Костерезка называет агентов. Да, полагаю, это возможно. Так или иначе, мы чуть не опоздали, пока не убедились, что огнестрельное оружие, огонь и спирт не вмешиваются в работу его способности. Какова бы ни была причина ошибок.

– Окей. Я так понимаю, ты не хочешь, чтобы я убедилась, что это Ябеда, и сообщила тебе, с кем связаться для отмены «руки мертвеца»?

– Именно.

– Ты был осторожен на каждом шагу. Думал на пять ходов вперед, накапливал ресурсы, накапливал самых высококлассных подчиненных, взял на службу нас, взял «Странников». Меня удивляет, что ты сознательно идешь на то, чтобы пустить все кувырком, когда ты так близок к тому, чтобы завязать последний узелок.

– Именно потому, что я осторожен, я и не собираюсь позволить Ябеде раскрыть рот и заговорить.

– Ты все еще делаешь вид, что это Ябеда, – сказала я.

– Это она и есть. У меня нет причин организовывать для нее двойника, как для тебя.

– У тебя полно причин. Как ты сказал, ты не доверял ей, ты не мог позволить ей действовать без присмотра, и было бы слишком неожиданно, если бы двое из «Темных лошадок», которые представляют для тебя самую большую угрозу, случайно исчезли одновременно.

Калверт покачал головой и приложил пальцы ко лбу, словно в раздражении.

– Твоя подчиненная и Ябеда останутся в живых. Это все, что я готов предложить. Тебе придется поверить мне на слово по обоим пунктам.

– Твое слово не стоит ничего, – выплюнула Сука.

Калверта словно по щеке ударили.

– Ты обещал мне защиту, безопасность, пока я в команде. Я никогда не чувствовала себя менее защищенной, в меньшей безопасности. Все врут. Может, одного-двух из них я все равно могу стерпеть, но все равно они вруны, они и меня сделали вруньей, а ты худший из всех врунов. Правильно, что у тебя змея на костюме.

Хватит, – произнес Калверт. – Иначе я прикажу своим людям застрелить тебя.

– Выстрелишь в нее – и никогда не получишь от меня инфу, которая тебе нужна, – вмешалась я.

– Ты жулик, Змей! – пролаяла Сука.

– Еще одно слово, и я прикажу пристрелить твоих собак, – пригрозил Калверт.

Сука смолкла.

Молчание тянулось секунда за секундой. Я ощущала букашек, знала, что не смогу заставить их атаковать так, чтобы нас при этом не перестреляли. Я знала, что моя броня пуленепробиваемая, как и бронированная куртка Суки, но что если пуля попадет туда, где только тонкая материя, или в линзу либо глазное отверстие маски? Солдат здесь много. Даже если костюмы остановят пули, все равно нас раздавят.

Я услышала, как не очень далеко отсюда волна разбилась о берег. Текли долгие секунды.

– Если это снимет проблемы, то ладно, – произнес наконец Калверт и подал знак Фаэтону.

Появилась еще одна Ябеда. Едва материализовавшись, она сразу рухнула на колени. На ней был аналогичный шлем и оковы.

– Освободите ей рот и одно ухо. Будьте готовы снова ее заткнуть в ту же секунду, когда она заговорит.

Один из солдат подошел к стоящей на коленях Ябеде. Он извлек кляп и освободил ее ухо от затычки, которая держалась на проводе.

– Роза-Л, – обратилась я к ней.

– Горох-А, – ответила она. И закряхтела, когда солдат с силой запихнул кляп обратно ей в рот.

– Она должна остаться в живых, – сказала я Калверту. – Как минимум потому, что вам понадобится ее помощь, чтобы выяснить, как Джек Нож покончит со всем миром через двадцать три месяца.

– Забавно, – ответил Калверт, – что ты постоянно просишь меня о том, что я и так собирался сделать. Ты хотела, чтобы я улучшил состояние города, вернул его к нормальной работе. Уже было запланировано. И теперь? Убивать Ябеду никогда не входило в мои планы. Я намереваюсь держать ее при себе, как держу свою кису. Ее способность будет бесценна. Смею заверить, я приложу все усилия, когда приблизится конец света.

– Видимо, ожидать, что ты ее отпустишь, было бы уже чересчур, – сказала я. Сердце колотилось отчаянно. Я была не сказать чтоб в идеальной форме, так что просто держаться на ногах уже было не очень-то легко. Сопротивляться, действовать? Нет. Бесполезно.

– Ее зовут Шарлотта. Она живет в красном кирпичном доме в квартале к востоку от дома моего папы. У нее есть ноутбук, но она не знает, что я туда поместила.

– Очень хорошо. Солдаты? Товьсь…

– …Ты не собираешься проверить?

– Цельсь…

– Калверт! – выкрикнула я. – Змей!

– Пли.

Грохот стрельбы был оглушающим, он лишил меня еще и слуха, когда я и так была лишена зрения, а букашек было недостаточно, чтобы давать ощущение происходящего. Я ощутила, что попали в Мрака, потом в Бентли… Я сама получила пулю в живот и перегнулась пополам.

Когда дым рассеялся, за неимением лучшего выражения, мы всё еще были на ногах. Со стороны солдат доносились одиночные звуки потасовок. Мои букашки передвинулись к концам автоматных стволов и к самим солдатам, помечая их позы и расположение.

Примерно половина окружавших нас солдат держала вторую половину на прицеле. Некоторым удалось выстрелить, но быстрый прощуп букашками показал, что никто из наших не пострадал настолько, чтобы упасть. Большинство пуль прошло над головами.

– В чем дело? – спросил Калверт. – «Странники»…

– «Странники», не вмешивайтесь, – прогремел пугающий, с эхом, голос Мрака. – Кто-нибудь, освободите Ябеду.

Один из солдат подошел к Ябеде и начал расстегивать ее оковы. Она встала, слегка шатаясь и двигая челюстью, свободной от кляпа.

– Рада, что план «горох» в конечном итоге сработал, – произнесла она. – Те из вас, с кем я еще не была в контакте, пожалуйста, выслушайте меня. Я плачу вдвое против вашего годового жалованья у Калверта, и плачу вперед. Если не верите мне, обратитесь к другим капитанам. Рыбон, Минор, Ричардс, Мек – я говорила с ними, и они согласны.

Напряженность в позах солдат чуть изменилась. Те, кто были на мушке, начали медленно опускать оружие, и те, кто держал их на мушке, тоже стали держаться поспокойнее.

– Ложь, – произнес Калверт. Его голос звучал нетипично эмоционально. – Я отслеживал твои финансы. Я знаю в точности, сколько у тебя денег.

– Не в точности. Видишь ли, своей команде я открыла это совсем недавно, но я слегка притыривала.

– У меня?

– Самую малость. Не так много, как ты думаешь. У тебя на счетах все хорошо. Но у наших мишеней? Конечно. Ну типа: мы идем грабить центральный банк Броктон-Бея, и, может, я улучаю пять минуточек, чтобы заглянуть в кабинет гендиректора, с его компа получить доступ к другим деньгам и перевести их на свой счет. Или я оставляю себе пару-тройку наиболее ценных бумажек, или прикарманиваю что-нибудь дорогое во время задания. Забавно получается с моей способностью: она мне помогает вычислить, что я могу стащить чисто.

– Ты украла недостаточно, чтобы заплатить вдвое против моего.

– Ты удивишься. Плюс некоторые твои активы достаточно уязвимы, чтобы ваша покорная слуга могла их легко прибрать. Банковские ячейки и сейфы против меня не особенно эффективны. Так что кое-что из твоих финансов я тоже могу позаимствовать, чтобы заплатить этим ребятам. Годовое жалованье, плата вперед, и я не прошу их ничего делать. Ну, большинство из них. Только прошу, чтобы они покинули Броктон-Бей или остались, но не высовывались.

– Я заплачу втрое, – заявил Калверт.

– Ты не можешь заплатить втрое, – ответила Ябеда и потянулась, как только солдат расстегнул цепи на ее запястьях и лодыжках. – Ты слишком глубоко залез в свои сундуки, когда занимался оживлением города. Неважно сказалось и то, что ты заплатил непомерные деньги «Драконоборцам» за их информацию.

– Это была твоя идея.

– Ага, – согласилась Ябеда. – Ты лез из кожи вон, чтобы разобраться с угрозой Дракон до своего большого шоу на дебатах, и потому не стал мелочиться. Так или иначе, ты забыл главное правило ведения дел с наемниками. Они идут за теми, у кого деньги.

– Я не забыл, – возразил Калверт. – Я помнил это на каждом шагу. Я был чрезвычайно осторожен в том, сколько денег я предоставляю.

– Окей, – голос Ябеды прозвучал почти что весело. – Но ты не учел возможность того, что я буду брать себе так много, как брала.

Калверт издал некий звук – почти что рычание.

– «Темные лошадки», – вмешался Плут. – Остановитесь на этом. Назовите это патом, но нам нужна его помощь.

– Калверт лжет вам, знаете ли, – ответила Ябеда. – Может, он и в состоянии помочь вам, но он не в состоянии помочь Ноэли. Ни один из его планов, о которых он говорил, не сработает, и он сам это знает. Ему нужна Ноэль по совершенно другим причинам. Он думает, что сумеет ее обуздать, и тогда у него будет боевая мощь, даже если он избавится от суперзлодеев, которые на него работают. Угроза, справиться с которой сможет только великий лидер ОПП Томас Калверт.

– Я предпочел бы убедиться в этом сам. Только троньте его, и мы вас убьем.

– На вас нет таких прочных костюмов, как на нас, – указала Ябеда. – Если вы будете настаивать, мои солдаты вас расстреляют.

– Я могу поменять вашу группу на мою в тот же момент, когда начнется стрельба, – невозмутимо ответил Плут. – Вам это не нужно.

Я попыталась заговорить, но лишь кашлянула. Когда наконец голос стал меня слушаться, я произнесла:

– Баллистик. Солнечная Балерина. Любой другой из «Странников», в ком есть сомнения. Я знаю, что вам не нравится статус-кво. Если хотите прекратить убегать, прекратить постоянно куда-то двигаться, если хотите осесть в Броктон-Бее, мы вас примем. Мы даже нуждаемся в вас.

Пауза затянулась надолго. А потом вперед шагнул Баллистик.

– Эй, приятель, – сказал Плут. – Нет.

– Я сыт по горло. Это была обреченная затея с самого начала, – ответил Баллистик. Он остановился рядом с Мраком, затем развернулся лицом к своим сокомандникам.

– Балерина? – обратилась я к ней. – Ты говорила когда-то, что тебе одиноко, что все это слишком горячо для тебя. Даже то, что делала я, для тебя было неправильным. Я это понимаю. Не хочешь ли ты остановиться? Распрощаться с такой жизнью?

Плут повернулся к Солнечной Балерине.

– Марс.

Она покачала головой.

– Нет. Нет, Рой. Я остаюсь. У меня нет выбора.

– Генезис?

Она была в облике девушки, но с простой маской.

– Кто-то должен остаться и быть реальным лидером этой команды. Нет. Я остаюсь с Плутом.

– Телепортируйте меня в безопасность, – приказал Калверт. – Сопроводите меня прочь, и все, что у меня есть, будет вашим.

– Все, что у тебя есть, уже мое, – вмешалась Ябеда. – Ты свергнут, Человек-на-букву-К. Я буду править в Броктон-Бее из-за кулис, обустраивать территории, платить по счетам. Мои партнеры будут присматривать за самими территориями. Думаю, я не стану главой ОПП, но подозреваю, что мы сумеем устроить нечто вроде перемирия с хорошими парнями. Надеюсь, мы получим кого-нибудь более разумного, чем Пиггот, и менее мутного, чем ты.

– Плут, – сказал Калверт. – Я могу свести тебя с женщиной, которая может ее вылечить. Она знает о паралюдях больше, чем кто бы то ни было на этой планете. Это не будет бесплатно, но я могу субсидировать твои расходы. Но я должен быть жив, чтобы…

Плут рухнул наземь. Солнечная Балерина и Генезис повернулись к нему в замешательстве, и Баллистик угостил Генезис залпом дроби. Она растворилась в кровавых струйках чего-то там, из чего состояло ее тело.

Солнечная Балерина начала создавать огненный шар и сразу тоже повалилась на землю. Я увидела Чертовку – она наклонилась, тыкая тела. Убер, Элит и Фаэтон попятились, когда стволы развернулись в их сторону.

– Каждый, кто подстрелит одного из «Темных лошадок», получит миллион долларов! – прокричал Калверт.

Я ждала неизбежной пули. Ее не последовало.

– Мы с Рой немножко побеседовали, – заговорила Ябеда. – Это было давно, сразу после нападения Всегубителя на город, когда вопрос о возвращении в команду вообще еще не стоял. Я выдвинула идею пойти против тебя, свалить тебя. Мы знали, что если ты и позволишь себе утратить бдительность, если ты и позволишь себе поскользнуться, то только тогда, когда ты будешь на волосок от достижения своих целей.

Калверт лишь сверлил ее убийственным взглядом.

– Если у тебя и была ошибка, то это то, что к концу фиаско с «Девяткой» ты держал меня на своей базе. Знаешь, в чем проблема с идеей «держать друзей близко, а врагов еще ближе»? Таким образом враги оказываются в самой гуще друзей и могут обсудить более удачные варианты платы с правильными капитанами. Или, скажем, могут сделать так, чтобы в бункер Ноэли во время кормежки что-нибудь подбрасывалось – несколько пожарных сирен с почти разряженными батарейками, засунутые туда, где дверь смыкается со стеной. Раздражать ее, чтобы она чаще просыпалась и чтобы это стоило сна тебе.

– Так себе метафора, – прокомментировала Чертовка.

Ябеда пожала плечами.

– Это не совсем метафора, но я отклонилась от дела.

– Мелочность, – произнес Калверт.

– Стратегичность. Множество мелочей складываются вместе. Сеют сомнения. Заставляют тебя по новой продумывать планы. Заставляют не спать ночами, задаваться вопросами, планировать самую чуточку больше в обеих твоих реальностях. Ты был слишком сосредоточен на общей картине, на том, что я могу узнать, на том, чтобы держать меня в неуверенности, и упустил, что я умею видеть мелочи и пользоваться ими. И это все угнетало тебя. Ты не осознавал, насколько сильно, но угнетало, и, может быть, именно это увеличило вероятность, что здесь и сейчас ты допустишь роковую ошибку.

– Будь ты проклята, – выплюнул Калверт.

– Но ты сделал ошибку, которая была нам нужна, ты применил свою способность здесь, разговаривая с нами. Теперь у тебя нет путей к бегству. Вся лояльность, которая у тебя есть, куплена за деньги, а у меня денег больше, чем у тебя.

– Тогда отправь меня в Птичью клетку и покончи с этим, – сказал Калверт.

– В тюрьму? – переспросила Ябеда. – Нет, нет-нет-нет. Я знаю, что у тебя есть планы и договоренности на самые разные случаи. Мы отправим тебя в тюрьму, и кто-нибудь отобьет тебя еще до того, как ты туда доберешься.

Я сделала шаг вперед, потом заставила себя сделать еще один.

– Это не обязательно должна быть ты, – сказала мне Ябеда.

– Нет, – ответила я. – Думаю, что обязательно.

Калверт повернулся ко мне, потом откинул голову, так что она коснулась земли.

– Значит, все пришло к этому, – произнес он.

Я вспомнила бессчетное количество жизней, которые ставила под удар если не прямо, то косвенно: взрывы в городе, устроенные АПП, последующая война банд, дома, которые Чистота сровняла с землей, потому что винила нас в потере дочери.

Толстый супергерой, которого я оставила умирать, когда накатывала волна. Умирающий «торговец», которого я оставила истекать кровью, когда вытаскивала Брайса из кровавой вечеринки «Торговцев». Люди на моей территории, пожилая докторша, которой Манекен перерезал горло, потому что я слишком поздно осознала, что он близко. Газовая атака, убившая почти двадцать человек, и пожары на моей территории, устроенные Жгуньей, – и то, и другое произошло потому, что я спровоцировала их и не задумывалась, с какой легкостью они атакуют мое уязвимое место – людей, которых я стремилась защищать.

Я вспомнила, как пыталась убить Манекена гранатами, как изо всех старалась оборвать жизнь человека. Пусть безумца, пусть монстра, но тем не менее.

И совсем недавно – я подвела Триумфа так близко к смерти, что ему потребовалась реанимация.

Со всем подобным я примирилась, потому что твердила себе, что эта дорога ведет вот сюда. В глубине души я знала, что это произойдет. Что моя битва с Калвертом должна будет закончиться так.

Я шла вперед, пока Калверт не оказался подо мной. Достала пистолет, проверила, что в магазине есть патроны.

– Ты же не убийца, – произнес Калверт.

– Да… – согласилась я. Поскольку я все равно ничего не видела, то зажмурилась и ощутила влагу слез, стремящихся потечь наружу. Сделала глубокий вдох.

– …Но, думаю, хоть и опосредованно, но ты сделал меня убийцей, – закончила я. Навела пистолет и выстрелила.

Отдача ударила по руке, и я выронила пистолет.  Он стукнулся о мостовую. Стояла такая тишина, что я слышала, как океанские волны разбиваются о берег у пляжа.

Запоздало опомнившись, я ногой откинула пистолет подальше от того места, где лежал Калверт. Не то чтобы в этом был особый смысл. Я пыталась учиться на своих ошибках.

Я ощутила руку Ябеды на своих плечах.

– Мы справились. Все кончено, – сказала она.

– «Странники» будут в ярости. Я не могу… мы не можем убить их, – ответила я.

– И не будем. Они уйдут. Их здесь больше ничто не держит.

Мрак обошел меня слева, нагнулся, взял с пояса Калверта его мобильник и протянул Ябеде. Та убрала руку с моих плеч, и тогда Мрак подошел ко мне и обнял.

– Пойдем.

Я кивнула ему в плечо.

Мы развернулись. Своим роем я узнала Минора, человека Ябеды. Он был без шлема и открывал нам дверь одного из микроавтобусов. Я залезла туда и села.

Рядом со мной сел не Мрак и не Ябеда, а Рэйчел. Она взяла меня за руку и крепко стиснула. Я не была уверена, как реагировать, так что просто приняла ее.

 

***

 

Мы остановились у подземной базы Змея. Подземной базы Ябеды. Я испытала чувство облегчения, избавившись от тишины микроавтобуса, и чувство нереальности, вновь оказавшись посреди тихого шума делового района. В большинстве мест по-прежнему не было электричества, но сохранялся шум проезжающих время от времени машин, голоса людей, болтающих на первом этаже жилого дома. Звуки города.

– Ты в порядке? – спросил Мрак.

– В основном тревожусь из-за того, что совсем не тревожусь, – ответила я. Я понимала, что в этих словах мало смысла, но распространяться мне не хотелось.

– Но ты в порядке?

Я кивнула, и на меня напал несколькосекундный приступ яростного кашля.

– Наша следующая остановка – больница.

– Окей, – согласилась я.

Как и вечером, база была пуста. Металлическая дорожка пела у меня под ногами, когда я шла в дальний конец комплекса. Я остановилась перед дверью без ручки.

– Здесь, – произнесла Ябеда. Она взяла мобильник Калверта и нажала несколько кнопок.

Дверь со щелчком приоткрылась. Я вставила пальцы в щель и с натугой открыла ее. Тяжелая, металлическая.

Дальше была еще одна дверь, на этот раз с замочной скважиной. Ябеда подошла к письменному столу, достала ключ и отперла дверь.

Там была Дина и неприметный человек в свитере с высоким воротом и вельветовых брюках.

– Уходи, – велела ему Ябеда. – Твой босс мертв. Просто уходи.

Он испарился.

– Я пойду за Регентом, – сказала мне Ябеда. – Думаю, Птицу-Разбойницу пока что оставим в ее звуконепроницаемой клетке, на всякий пожарный.

Я рассеянно кивнула. Держась за Мрака, чтобы не упасть, я смотрела, как Дина встает с кровати и медленно идет к нам.

Она уткнулась взглядом в пол между нами и почти что шепотом произнесла:

– Я ждала этого так долго.

Это не прозвучало как обвинение. Скорее как слова человека, вынужденного смотреть на часы днями, неделями, месяцами. Предвкушающего возможный момент, который может и не настать.

– Прости меня, – ответила я. – Прости, что это заняло так много времени.

Дина покачала головой.

– Это ты меня прости. Ты так старалась, а я тебя подставила, направила по такому пути, где тебя пытались убить твои же друзья. Я не должна была…

– Эй, ничего страшного. Это ведь давало нам наилучшие шансы, да?

Она кивнула.

А в следующий миг она уже неслась ко мне, чтобы обхватить обеими руками за талию. Я вздрогнула от боли, когда ее голова уткнулась мне в грудь.

– Врач, – сказал Мрак.

– Для нас обеих, – ответила я. – И для Дины, и для меня.

– Угу.

Втроем мы вышли на дорожку, где нас должны были дожидаться Ябеда и Регент.

Регента я увидела в конце дорожки, однако Ябеда была не с ним. Она спешила вниз по витой лестнице слева от Регента.

Я свесилась через край дорожки, насколько мне позволяла боль в груди и прижимающаяся ко мне Дина. И тут же распахнула глаза. Секунду спустя я уже торопилась вслед за Ябедой, держа в одной руке руку Дины, а в другой – локоть Мрака.

Мы остановились, когда поравнялись с Ябедой. Она стояла перед дверью бункера. Того самого, где держали Ноэль.

У бункера было две двери, одна позади другой, и обе были растерзаны; ближайшая к нам чуть ли не сложилась пополам и держалась на одной петле.

– Последний пароксизм злобы, – произнесла Ябеда и посмотрела на телефон у себя в руке. – Он сделал так, что она услышала наш разговор.

– И ты не заметила?

– Он применял свою способность, создавая альтернативные миры, и этим слегка сбивал мою способность с толку. И я была больше сосредоточена на том, что у него может оказаться лояльный солдат среди снайперов, ожидающих на расстоянии, чтобы в любой момент подстрелить кого-нибудь из нас.

Из открытого бункера пахло потом и гнилым мясом. Было темно. Ничто не выдавало, что здесь жила девушка-подросток.

– Насколько это все плохо по шкале от одного до десяти? – спросила я у Ябеды.

– Отвечу тебе вопросом на вопрос. Как думаешь, сумеем ли мы убедить ОПП объявить общую тревогу?

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ