Предыдущая            Следующая

КОРОЛЕВА 18.4

Нам пришлось подняться на лифте в два приема, поскольку нас было слишком много, и это означало, что наша команда разделилась. Герои были слишком настороже, чтобы оставлять нас без присмотра – что на первом этаже, что наверху.

Я вошла в лифт вместе с Париан, Регентом, Сукой, Ублюдком, Бентли, Мисс Милицией, Сплавом, Хроноблокером и Триумфом. Похоже, конструкция была весьма продвинутая: лифт двигался настолько мягко, что я вообще не почувствовала бы движения, если бы не букашки в здании.

Мы вышли на третьем этаже. Я смогла воспользоваться букашками, находившимися возле мусорных урн и в стенах, чтобы попытаться понять, кто и что вокруг меня. Это помещение я узнала. Письменные столы, офисные кабинки, компьютеры, бумаги: именно сюда я проникла в прошлый раз с помощью телепортации Плута. Я ощутила, как некоторые люди направляются в дальние комнаты, чтобы разбудить тех, кто спал там на скамейках и в креслах. Все офисные работники и ОППшники без униформы собирались, чтобы глазеть.

Один из них выступил из толпы вперед.

– Заместитель директора, – произнесла Мисс Милиция, выпрямившись ровнее.

– Я слишком циничен, чтобы счесть это арестом или понадеяться, что это что-то большее, чем очередная уловка, – сказал замдиректора. – И я не могу не заметить, что эти злодеи не связаны.

– Это не арест, и я надеюсь, что это какой-то трюк, – ответила Мисс Милиция.

– Вы надеетесь, что это трюк? – переспросил замдиректора.

– Потому что правда мне нравится еще меньше. Новая угроза класса S.

Каждый служащий в комнате отреагировал на эти слова: разошлась волна перешептываний, пронзаемая отдельными ругательствами и восклицаниями.

– Кто?

– Некто неизвестный. Возможно, четвертый Всегубитель, еще не полностью созревший. Я хотела бы связаться с Мыслителями ОПП, чтобы удостовериться.

– Уэйтс, Дойон, – обратился к ним замдиректора, перекрывая шум толпы. – К телефонам. Как только дозвонитесь до кого-то, свяжите их со мной.

– Мы должны разбудить людей, – сказала Мисс Милиция и кинула взгляд на ближайшие часы. – Сейчас четыре двадцать четыре утра. Если это всерьез, нам понадобится, чтобы наши главные ударники были готовы выдвинуться в любой момент. Есть вероятность, что это будет наш единственный шанс ее убить.

– Вы собираетесь ее убить? – тихо спросила я.

– Нет, – ответила Мисс Милиция. – Ничто пока однозначно не решено. Но есть вероятность, что это будет наша единственная возможность и наш единственный вариант. Если мы соберемся это сделать, я хочу сделать это гладко.

– От директора Калверта по-прежнему ничего? – спросил замдиректора.

– Молчит, сэр, – ответил один из людей в гражданском.

Я не упустила, что чуть ли не треть собравшихся здесь служащих кинула взгляды в мою сторону. Мы, похоже, главные подозреваемые. Что, собственно, справедливо.

Замдиректора приказал:

– Милиция, со мной в кабинет директора. Триумф, позаботьтесь о том, чтобы злодеи были удержаны и разделены. Переговорные один и два для Регента и Рой. Конференц-зал для Адской Гончей.

Я ощутила, как Рэйчел пошевелилась.

– Если мне позволено внести предложение, сэр, – вмешалась Мисс Милиция, – по-моему, лучше отправить Рой в конференц-зал. Она и Ябеда – наши основные источники информации.

– Не то чтобы я жаловалась, – вступила я, – но Сука, или Адская Гончая, если вы предпочитаете звать ее так, возможно, будет чувствовать себя спокойнее в моей компании. Ее собаки сейчас нормального размера. Если она применит свою способность, вы это заметите. А я уже разоружена, Мисс Милиция за этим присмотрела.

– Звучит так, будто вы размещаете своих людей для маневра, – заметил замдиректора.

– Нет. Просто пытаюсь обустроить все как можно более приемлемо, – ответила я.

– Я одобряю, – произнесла Мисс Милиция.

– Хорошо. Адскую Гончую и Рой в конференц-зал… – замдиректора сделал паузу, когда двери лифта открылись, выпуская практически всех оставшихся паралюдей Броктон-Бея. – Ябеду в конференц-зал. Париан в адвокатскую. Мрака и Чертовку в переговорную два. Заклеить дверь полицейской лентой и объявлением, где будет указана классификация Чертовки как Странника, чтобы напоминать людям, почему эта дверь заперта и должна оставаться заперта.

– Эй!

– Расслабься, Чертовка, – сказал Мрак. – Подтверждаешь, что это окей, Рой?

– При условии, что мои товарищи будут выпущены, когда начнутся проблемы, – ответила я. – Но – да. Я понимаю эту паранойю.

«И думаю, что мы сможем вырваться отсюда, если придется», – подумала я. Однако вслух говорить не стала.

– Отстой, – прокомментировала Чертовка.

– Смирись, – ответил Мрак. – Двигаем.

Мы разделились. Рэйчел, Ябеда и я направились в конференц-зал, расположенный дальше всего от входа в эту комнату. Триумф стоял на страже, и все ставни были открыты, оставляя нас видимыми для огромного количества офисных служащих, уже сидящих за компьютерами и у телефонов. Ни один из них не мог удержаться от подозрительных взглядов в нашу сторону через каждую минуту или от того, чтобы заглянуть через окна в комнаты, где находились Регент, Мрак и Чертовка.

Еще я заметила, что здесь была чуть ли не дюжина ОППшников в полном боевом снаряжении, включая глухие шлемы, кольчужно-сеточную броню на все тело и распылители арест-пены. Они держались в тени. Если бы я пользовалась зрением и не полагалась на рой, я бы и не догадалась об их присутствии.

– Извини, кстати, – сказала я Триумфу.

– Какого хера ты извиняешься? – пробурчала Рэйчел. Она уселась на стул, закинула ноги на стол, а Ублюдок свернулся у нее на коленях. Одна рука Рэйчел свисала, покоясь на голове Бентли.

– Я атаковала его дом, помнишь? Не знала, что это он, но Плут угрожал его семье. Начался бой, и я чуть не убила Триумфа.

– Они знают? – спросил Триумф. – Ты уже поделилась подробностями?

– Более или менее, – ответила я. – Суке на это наплевать, и она не из тех, кто использовал бы это против тебя, а Ябеда вычислила бы в любом случае.

Ябеда кивнула.

– Блин, – ругнулся Триумф. – Сплав был прав.

– Так или иначе, – снова заговорила я, – там… можно было все сделать лучше. Так что я искренне извиняюсь.

– В этом вообще не было нужды, – вздохнув, ответил Триумф. – Я был готов рисковать жизнью с первого же дня, когда выпустился из Защитников. Я знал, во что влезаю. В ту же неделю, когда я получил допуск, я просмотрел все видео об угрозах класса S, какие у нас имелись. Левиафан, Симург, Бегемот, «Орден кровавой девятки», Нилбог, Спящий. Я знал, во что ввязываюсь. Так что я не в шоке и не в ужасе от покушения на мою жизнь. Меня злит то, что ты сделала с моим отцом. То, что ты заставила его принять то решение, отбросила его карьеру на годы, если ее вообще можно восстановить. Все это, с начала и до конца, было не нужно.

– Он восстановится, – сказала ему Ябеда. – Я бы сказала, что карьера его здорово поломалась уже тогда, когда город пошел под откос. Не буду утверждать, что это его вина или не его вина, но, в любом случае, трудно из мэра стать губернатором, когда в твоем послужном списке затопленные руины.

– Не настолько уж тут все плохо, – возразила я.

Ябеда пожала плечами.

– Не настолько, когда ты здесь, но фотографы и репортеры, которые снимают Броктон-Бей на фото и видео, не собираются снимать мало затронутые районы. Им будут нужны пляжи, южная сторона и кратер. Потому что это продается. Люди за пределами города увидят только худшие места. Когда речь идет о восприятии публики, важно не то, что есть, а картинка.

– А картинка у нас – кучка сильных и страшных суперзлодеев, которая правит раздолбанным городом, – произнес Триумф. – Который вот-вот станет еще более раздолбанным, если только вы не морочите нам голову.

– Нам незачем морочить вам голову, – сказала я.

– Например, чтобы получить доступ еще к чему-нибудь конфиденциальному? Прикрыть свое похищение Висты, чтобы Регент позже смог применить к ней свою способность?

– На фига нам она? – спросила Рэйчел.

– Она сильная.

– Сука задала хороший вопрос, – сказала Ябеда. – Да, Виста сильная, но зачем она нам? Мы бы подвергли себя риску без особых выгод. Если бы нам была нужна чистая мощь, мы бы оставили у себя твою кузину. В городе не осталось ничего, чего бы мы хотели или в чем бы нуждались, так что нам не требуется ее помощь, чтобы это заполучить. У нас есть деньги, у нас есть ресурсы, а все, что чего-то стоит, уже либо уничтожено, либо унесено.

– Тогда чего вы хотите? – спросил Триумф.

– Безопасности. Все базовые потребности у нас покрыты. Убежище, еда, тепло, общение, деньги. Все, что мы собираемся делать в дальнейшем, будет нацелено на укрепление надежности нашего положения. Мы хотим не давать сторонним злодеям укрепляться где угодно в городе, разве что они присоединятся к нам. Хранить мир, чтобы вы, ребята, от нас отвязались. Я бы не возражала против системы наподобие якудзы из японского прошлого: мы поддерживаем местный бизнес и сами в нем участвуем, легально, и все это настолько прочно, что никто не сможет нас вытряхнуть.

– Это кошмар, – произнес Триумф.

– Почему? Потому что мы плохие? Ууу, буга-буга, – Ябеда пошевелила пальцами перед его лицом. – Если мы всё сделаем правильно, нам не придется ничего вымогать у местных жителей. Мы способны сделать больше любого из вас для прекращения торговли наркотиками. А потом мы уйдем в тень, будем делать на побочных бонусах наших способностей и на инвестициях достаточно денег, чтобы жить безбедно. Мобилизоваться будем только при возникновении новых угроз. Выстроим систему доверия с вами, обеспечим, чтобы каждый новый парачеловек либо вступил в вашу группу, либо в нашу, либо с ним разбирались как-то еще. Обеспечим, чтобы каждый, кто, как Адская Гончая, нуждается в большем пространстве или свободе, оказался там, где ему уютнее, и не причинял никому серьезного вреда.

– И ее это устраивает? – спросил Триумф. – Сидеть в сторонке?

– Дайте мне моих собак, не лезьте ко мне, не маячьте перед глазами, на остальное мне плевать, – ответила Рэйчел. Ее кисть двигалась. Лишь секунду спустя я поняла, что она почесывает Ублюдка.

– Если так, то ты спокойнее, чем была полторы недели назад, – заметил Триумф.

– Без понятия, – сказала Рэйчел. – Тогда было тогда. Сейчас – это сейчас.

Триумф вздохнул.

К нам присоединились Сплав и Хроноблокер. Последний протянул Триумфу банку с газировкой или чем-то вроде того.

– Как, не создают проблем? – спросил он.

– Не создают. Ябеда упомянула Дину, но не для того, чтобы меня подковырнуть. Мы беседовали об их генеральном плане, если его можно так назвать. Больше особо ничего.

Хроноблокер посмотрел на меня.

– У нас с Рой была дискуссия, пока мы ехали сюда.

– И новой не будет, – оборвала его Мисс Милиция, только что вышедшая из директорского кабинета, дверь которого находилась рядом. – Мы здесь не для светского общения. Мы связались с кое-какими Мыслителями. Одиннадцатый Час говорит, что у него «восемь». По словам Оценщика, мы «фиолетовые». Для предварительных оценок ситуации у нас правило: три оценки только Мыслителей, значит, нам нужен был третий Мыслитель.  Первым, до кого смогли достучаться, был Интуит. Твой бывший товарищ по команде, Сплав.

– Не думал, что он уже котируется, – сказал Сплав.

– Генеральный директор Коста-Браун дала добро, и Интуит сказал, что дело плохо. По общим оценкам мы считаем это угрозой уровня А.

– Ни фига себе. «Темные лошадки» не соврали? – переспросил Триумф.

Ябеда не стала ждать, пока он получит ответ.

– Это угроза уровня S. S-класс.

– Генеральный директор ОПП определила, что это угроза уровня А.

– Чушь собачья, – отрезала Ябеда. – S-класс. Я знаю, что Оценщик давал фиолетово-бархатный диагноз при предыдущих нападениях Всегубителей, так что рейтинг такой низкий не поэтому. Восьмерка по оценке Часа – это выше семидесятипятипроцентной отметки, а такой туманный ответ, как у Интуита, должен соответствовать семидесяти пяти процентам в точности, согласно разделу девять-семь-шесть, статья семьдесят один. Эти три величины должны быть выше порога, чтобы объявить угрозу класса S.

– Откуда, черт возьми, ты это все знаешь? – спросил Сплав.

Ябеда отмахнулась от него.

– Генеральный директор приняла решение. Мы его придерживаемся, – произнесла Мисс Милиция.

– Мы говорим о классе S, даже если проигнорируем предварительные оценки. Секция девять-семь-пять, статья пятьдесят семь. Определяет классификацию высокоуровневых дубликаторов и злодеев, чьи эффекты растут по экспоненте. Нилбог и Симург под это подпадают, и Ноэль тоже. Если способности генерируют новые точки генерации способностей или цепные реакции по типу эпидемий…

– Она не самодубликатор, – возразила Мисс Милиция. – И да, она создает способности, однако это копии способностей других людей. Они не экспоненциальные и не циклические по сути.

– Ты цепляешься к мелочам.

– Кроме того, – продолжила Мисс Милиция, – она не создает новые способности сама по себе. Ей присуще ограничение: нужен контакт и время на поглощение. Она не удовлетворяет критериям в действующих формулировках.

– По-прежнему цепляешься к мелочам, – ответила Ябеда. – Ее уровень угрозы скакнет до S, как только она наложит лапы на кого угодно, кто может дать нечто подобное. Скажем, на любого Механика.

– Не понимаю, почему мы вообще это обсуждаем, раз уж ты, судя по всему, знаешь наши оперативные инструкции наизусть и способна догадаться сама, – сказала Мисс Милиция. – Эта тема не стоит того, чтобы на ней зацикливаться. Разница в наших реакциях на кризисы классов А и S, мягко говоря, незначительна. Изменяются некоторые третьестепенные протоколы, нет необходимости привлекать Александрию, Легенду или Эйдолона, и нет никаких штрафов для тех, кто вошел в список реагирующих на критические ситуации, но эту решил переждать в стороне.

– А такие будут, – сказала Ябеда. – Ты игнорируешь то, что человек по природе своей эгоистичен. Чтобы вытрясти их из этой реальности, нужно нечто, и это нечто отнюдь не встречается на каждом шагу.

– Полагаю, ты недооцениваешь природную добродетельность людей, посвятивших свою жизнь героизму. Мне точно известно, что у нас уже есть множество добровольцев, проинформированных о ситуации. Они уже в пути.

– Если герои не явятся максимальной силой, остальные тоже не пойдут, – возразила Ябеда. – И с классом А нет эпидемических протоколов.

– У нас один Механик, – сказала Мисс Милиция. – Малыш Победа. Оружейника здесь уже нет. Дубликаторов у нас тоже нет. Такой уровень риска мы можем контролировать – либо через организацию наших сил, либо разведя подальше бойцов с проблемными взаимодействиями. В эпидемических протоколах нет нужды.

– Оружейник сбежал, ты хотела сказать, – поправила ее Ябеда. – И это будет не так просто.

– Может быть, но таковы указания сверху. Мне не интересно продолжать эту дискуссию, Ябеда, – заявила Мисс Милиция. Она чуть повернула голову в мою сторону, явно ожидая каких-то комментариев в стиле того, что я уже говорила в микроавтобусе, насчет власти, связывающей руки. Когда я не приняла вызова, она продолжила: – Стратегическое совещание начнется через несколько минут. Первая волна откликнувшихся будет телепортирована сюда в ближайшее время, однако наш лучший массовый телепортатор погиб при нападении Левиафана, поэтому процесс идет медленно. Вскоре я выпущу остальных «Темных лошадок», чтобы они к вам присоединились.

– Как только у вас будет достаточно лишних глаз, чтобы за нами присматривать, – прокомментировала Ябеда.

– Да, – отрубила Мисс Милиция. Потом перевела взгляд на троицу юных героев, собравшихся у стены возле двери. – Ведите себя хорошо. Каковы бы ни были оправдания, во время последнего инцидента с нарушением перемирия это выглядело плохо. Не позволяйте Ябеде вас провоцировать и сами не провоцируйте их.

– Нельзя их винить, если они поддадутся эмоциям, – вздохнула Ябеда. – Это ведь естественно – три молодых мужчины, три молодых женщины, вероятность запретной любви в стиле Монтекки-Капулетти между героем и злодейкой…

– Мое предостережение относится и к тебе, Ябеда. Я уже проинструктировала Триумфа кричать при первых намеках на проблемы.

– Я буду ангелочком, – пообещала Ябеда.

– Вот и хорошо. Вам также следует знать, что Париан уходит. Она попросила меня сообщить вам это и еще то, что она будет на своей территории.

Париан ушла? Вот черт.

– Я бы ее не отпустила, – произнесла я. – По многим причинам.

– Это неудачно, я согласна, – ответила Мисс Милиция. – Но мы никак не можем ее остановить, кроме как атаковав ее. Она была твердо настроена не участвовать в этом сражении. Флешетта провожает ее обратно.

– Мы не знаем, как Ноэль нашла Висту, но она может таким же способом найти Париан и Флешетту и напасть на них тоже, – сказала Ябеда.

– Возможно. У них обеих есть устройства, чтобы предупредить нас. При худшем развитии событий они смогут нас проинформировать, если что-то с ними произойдет. А теперь, с вашего позволения, мне нужно готовиться.

Ответа Мисс Милиция ждать не стала. Она уже шла широким шагом по залу, жестами привлекая чье-то внимание. Кого-то слишком маленького и слишком молодого, чтобы быть полицейским.

Трое парней с дальней от нас стороны стола начали переговариваться между собой.

– Все разваливается еще до того, как начаться, – прокомментировала Ябеда.

– У меня ощущение, что Мисс Милиция напугана, – сказала я. – Она напряжена.

– Любой был бы напуган, – ответила Ябеда. – Особенно с учетом того, что последний бой со Всегубителем закончил карьеру ее предшественника.

Я кивнула.

– Наши мускулы в этом бою окажутся ущербны, – сказала Ябеда. – Твои букашки, Сукины псы – они не смогут ее атаковать, если она поглощает все при контакте. Разве что мы захотим, чтобы вокруг нас носились клоны Сукиных псов.

– У героев есть дальнобойные стрелки, – ответила я. – Малыш Победа, Мисс Милиция, Триумф. Так что мы с Сукой возьмем на себя вспомогательную роль. Псы будут доставлять ключевых игроков в нужные места, если, конечно, Сука не против.

Рэйчел пробурчала что-то, что могло сойти за согласие.

– А мне, может быть, удастся связать Ноэль, не прикасаясь к ней букашками. Мрак может ее замедлить, Регент тоже, – докончила я.

– Регент не смог применить свою способность к Левиафану. Ты можешь себе представить, чтобы он взял Левиафана под контроль?

– Предпочла бы не представлять, – согласилась я. – Лучший способ полностью похоронить репутацию. Если у нас появится ручной Всегубитель, это сразу отнесет нас в категорию «слишком страшных, чтобы оставлять в живых».

– Нам придется делать то, что делает «Орден кровавой девятки», – побеждать сильных врагов достаточно часто, чтобы они не могли позволить себе такие потери.

– А это значит, что нам придется стать мобильными, – сказала я. – Тогда у нас будет время восстановиться, пока враг пытается нас выследить. Ну ладно, хватит этих «что если». Давай вернемся к нашим баранам.

Ябеда кивнула.

– Чертовка?

– На этот бой? – уточнила я. – Спасательные работы. Враг не будет ее атаковать, возможно, не будет атаковать и тех, с кем она вступит в контакт. Тяжелораненые союзники, пленники – Чертовка сможет доставлять их в безопасное место.

Ябеда снова кивнула. Тон ее голоса чуть изменился, когда она произнесла:

– Кстати, парни, вы можете присоединиться в любой момент.

Юные герои к этому времени прекратили переговариваться и сейчас вслушивались в наше обсуждение.

– Не знаю, что вы хотите, чтобы мы добавили, – отозвался Хроноблокер.

– Взаимодействия, – ответила я. – Может, мы посадим тебя на Бентли. Нам не придется убивать Ноэль, если ты сумеешь ее осалить. Мы сможем держать ее в заморозке достаточно долго, чтобы организовать клетку в каком-нибудь виде.

– Меня? На пса?

– Струсил? – спросила Рэйчел.

– Думаю, кто угодно бы слегка испугался. Не говори мне, что они не устрашают чуток.

– Твоя способность контрит любую угрозу, которую они могут представлять, – сказала я.

– Если пес сомкнет челюсти у меня на руке, за ту долю секунды, которая нужна моей способности, чтобы включиться, эти зубы погрузятся чуть глубже. Когда челюсти смыкаются на руке, я их замораживаю, конечно, но потом каждый раз, когда они отмерзают, то впиваются чуточку сильнее, прежде чем я успеваю заморозить их опять. Так что спасибо, я обойдусь.

– Он трусит, – произнесла Рэйчел. Она почесала макушку Ублюдка, и до меня дошло, что она обращается к спящему у нее на коленях волчонку. – Ты воплощенный кошмар.

Хроноблокер фыркнул и снова углубился в приглушенную беседу со Сплавом и Триумфом. Они все смотрели в нашу сторону.

Я попыталась игнорировать их, сосредоточиться на глубоком дыхании, на контроле вдохов, чтобы не раскашляться и не унизиться на глазах у местных героев.

– Ты в порядке? – спросила Ябеда.

– Кашляю меньше. Похоже, большая часть этой гадости уже вышла из легких и горла.

– Я говорю о тебе. Ты сидишь тихо. Когда я беседовала с Мисс Милицией, ты говорила меньше, чем обычно в такой ситуации.

– Думала.

– Это важно, чтобы ты думала, – сказала она. – Но только если это не приводит тебя в такой вид. Если, конечно, ты не собираешь в голове какой-нибудь глобальный план.

Я покачала головой.

– Никакого плана. Просто усталость и…

Я смолкла. Все до единого служащие в соседней комнате поворачивали головы. Я своими букашками ощупала того, кто это вызвал. Капюшон, из-под которого исходило тепло слабого естественного свечения; свободные рукава с тем же эффектом возле кистей рук. Я заметила, что под капюшоном на этом человеке был стеклянный шлем, похожий на тот, что у Хроноблокера. Люди убирались с его пути – это было настолько явно, что можно подумать – перед ними слон, а не человек.

Эйдолон вошел в конференц-зал и сел на стул справа от места во главе стола с дальней от нас стороны. Прежде чем устроиться, он убрал полы плаща в сторону.

– Не думала, что ты явишься, – сказала Ябеда. – На всего лишь угрозу класса А.

– Печально знаменитые «Темные лошадки», – проговорил Эйдолон. Его голос отдавался легким эхом – эффект, похожий на тот, что у Мрака.

– И достославно знаменитый Эйдолон, – парировала Ябеда, – раз уж мы занялись обратными представлениями друг дружки. По-моему, я говорила Мисс Милиции, что мы не должны задействовать никого, кого сами не сможем победить в бою.

– Не забивай себе голову, – ответил Эйдолон. – Я способен обеспечить себе иммунность.

– Не узнаем, пока это не произойдет, – возразила Ябеда.

Повисла пауза.

– Ябеда. Выискиваешь слабое место?

– Вряд ли меня можно в этом винить, а? Если нам придется драться с тобой, это может быть конец всему. Так что я собираю инфу.

Эйдолон не ответил.

– Окей, ладно. Хорошо, – Ябеда подняла руки «сдающимся» жестом. – У тебя все клево.

Эйдолон отвернулся и присоединился к тихой беседе Сплава, Триумфа и Хроноблокера. Ябеда оперлась локтями о стол и потерла глаза.

– Устала? – спросила я.

– Вымоталась. Всю ночь применяла свою способность, в голове стучит, а вся эта история с Ноэлью еще даже не началась.

– Покемарь, – предложила я.

– Некогда. И я действительно хочу сделать все, чтобы у меня заранее были какие-то идеи касательно любого, с кем мы можем столкнуться. Ноэль наверняка положит глаз на Эйдолона. Если мы будем с ним драться, нам придется использовать против него его слабости.

– Ябеда, – разнесся по залу голос Эйдолона, оборвавшего Хроноблокера на полуслове. – Не могла бы ты развить свою мысль?

– Не беспокойся, – ответила Ябеда. – Никаких слабостей, о которых ты сам бы не знал.

– Вот как?

– Ты теряешь силу, – сказала Ябеда. – Не так быстро, чтобы это имело значение сегодня, но достаточно, чтобы разница была заметна.

Я позволила себе поместить на Эйдолона довольно мало букашек, поэтому считывать его язык тела было тяжело. Он чуть подался вперед, его руки выше локтей были прижаты к ткани костюма, он то сжимал, то разжимал кулак.

– Если предположить, что это правда, откуда тебе это знать?

– Потому что иначе в нынешней ситуации, когда у вас, героев, такой дефицит телепортаторов, ты бы помогал доставлять сюда людей. А ты экономишь силы. Возможно даже, у тебя какой-то долгосрочный страх, как будто у тебя есть ограниченный запас сил на всю жизнь. Тише едешь, дальше будешь, или типа того.

– Просто логические выкладки? Ты не рассматривала возможность, что я не телепортирую людей, потому что у нас мало добровольцев?

– Это противоречило бы словам Мисс Милиции, а она не лгала. И это не вписывается в общую картину. Александрия…

Эйдолон хлопнул рукой по столу. От места удара распространилось силовое поле, оно сбило меня и Рэйчел со стульев и вжало в стену. Я сползла на пол, обхватив ребра, и мучительно закашлялась.

Мы с Рэйчел оказались снаружи пузыря, но Ябеда осталась внутри, наедине с Эйдолоном. Звуки внутри пузыря были приглушены.

Но у меня были букашки и на Эйдолоне, и на Ябеде, и я почти могла разбирать голоса этих двоих.

Ябеда говорила:

«…эту ситуацию… угрозой класса А не потому, что не сходится. …сделали, потому что Александрии нужен повод не… А ты пришел, потому что тебе нужно что-то себе доказать. Испытать… уровень своих способностей в… жённой ситуации… лучше всего, когда… опасность. Это лучшее испытание, какое у тебя будет…»

«…ходишь по тонкому льду», – ответил Эйдолон. В его голосе не было рычания, не было гнева, раздражения и вообще каких бы то ни было эмоций. Лишь спокойствие. Благодаря этому его было легко разбирать.

«…к опасности мне не привыкать… это интересно. Страшно интересно… почему Александрия не придет… я? …секрет».

Эйдолон произнес что-то, но его тон изменился, и я не смогла достаточно быстро мысленно перестроиться.

«…ты? – спросила Ябеда. – Годы…»

– Какого хера?! – прорычала Рэйчел. Бентли заворчал, будто аккомпанируя ее словам. Он уже начал расти.

– Расслабься, – сказала я ей, прежде чем снова начать кашлять. – Они не дерутся.

– Он меня сшиб!

Я заметила на другом конце зала Мисс Милицию и Натиска, но нас разделял пузырь силового поля.

– Что произошло? – выкрикнула Мисс Милиция.

Я попыталась ответить, но лишь закашлялась. Когда я все-таки смогла выдавить ответ, мой голос прозвучал слабо, и в горле саднило.

– Эйдолон включил…

– Эйдолон напал! – крикнула Рэйчел.

– Она его спровоцировала? – спросила Мисс Милиция, подняв оружие.

Мне удалось лишь прошептать:

– Нет.

Силовое поле мигнуло и исчезло. Эйдолон по-прежнему сидел, он вообще не сдвинулся с места, кроме того удара рукой по столу, а вот Ябеда стояла.

– Просто захотел приватной беседы, – произнес Эйдолон. – Приношу свои извинения. Пойду глотну свежего воздуха.

С этими словами он встал и быстро вышел из помещения. Он направился к лестнице, дальше я отследила, как он поднимался на крышу.

Я подобрала свой стул и села, все еще кашляя время от времени. Рэйчел по-прежнему стояла, и ее псы продолжали расти. Я жестом предложила ей тоже сесть.

Она лишь сердито смотрела перед собой.

Я повторила жест, но от размаха этого движения грудь снова заболела, и я раскашлялась. Прежде чем я восстановилась, Рэйчел звучно плюхнулась на стул. Пнула ботинком край стола и оставила ногу там.

– Что ты сделала? – спросила Мисс Милиция. Она стояла лицом к Ябеде. Позади нее я различила других «Темных лошадок».

– Просто прокомментировала, как странно, что он не помогает вашим телепортировать сюда людей, – ответила Ябеда.

– Ты сказала не только это, – заметил Сплав.

– Я устала, он устал, мы с ним это уладили. Все приемлемо, – заверила Ябеда. Откинулась на спинку стула и потянулась.

– Я в этом не очень уверена, – сказала Мисс Милиция. – Рой, ты в порядке?

– Недавняя травма, – удалось ответить мне. – Скоро приду в норму.

Мисс Милиция кивнула. Без особого сочувствия, но не могу ее винить.

– Тогда давайте к делу. Пожалуйста, все рассаживайтесь или найдите себе место, где встать.

Мрак, Регент и Чертовка присоединились к нам. Мрак встал за моей спиной и положил руки мне на плечи. Когда я хрипло покашливала, он растирал мою обнаженную часть спины, не закрытую бронесекцией.

Я сосчитала своим роем людей в костюмах. По сравнению с тем, что было против Левиафана, даже не близко. Я обнаружила Шевалье и Мирддина, но больше никого не узнала. Здесь были Защитники и члены Протектората из Броктон-Бея плюс еще человек двадцать.

– Предварительные рейтинги, исходя из того, что мы знаем: Амбал-восемь, Оборотень-два и сочетание Касателя и Мастера с рейтингом десять.

– Слишком мало, – прошептала Ябеда.

Я подавила кашель, но сдавленный звук все же не удержала. Это привлекло ко мне больше внимания, а я не могла избавиться от ощущения, что все уделяют мне и так многовато внимания. На мне был мой старый костюм, и почему-то из-за этого я ощущала себя младше, более открытой. К тому же мой костюм не покрывал слой букашек, как я привыкла.

– Ее способность позволяет ей создавать клоны каждого, к кому она прикасается. Руководство ОПП считает ее угрозой класса А, однако Ябеда предполагает, что этот индивидуум имеет потенциал стать Всегубителем. Будем продвигаться вперед с чрезвычайной осторожностью.

Главная проблема на настоящий момент – что мы пока не можем определить ее местонахождение. У нее одна заложница, юный член Защитников. На девушку напали, когда она возвращалась домой. Обнаружить нашу цель быстро – задача чрезвычайной важности, но при этом нам следует проявлять осторожность, не давая ей шансов применить свою способность против нас. Пока что мы будем действовать согласно тем же протоколам и планам, какие применяем против Хадхайоша. Наносить удары и отступать, главный приоритет – безопасное расстояние, атаковать непрерывно. Мы разделим вас на отряды…

Мисс Милиция смолкла, когда один из служащих пробрался сквозь скопление людей у двери, в котором был и Шевалье. Он протянул Мисс Милиции телефон.

Героиня развернулась и нажала кнопку на стене. Псевдодеревянные панели разошлись, отрыв широкоформатный телеэкран.

Он включился.

– Это она? – спросил Малыш Победа. – Это и есть угроза класса S?

– Она крупнее, чем выглядит, – прокомментировала Ябеда.

Какое разочарование, что я не вижу. Я попыталась посмотреть на экран букашками, но они видели лишь светящийся прямоугольник.

– Тихо, – приказала Мисс Милиция. – Это трансляция с веб-камеры. Я настраиваю передачу на чисто аудио… Здравствуй, Ноэль.

– Кто это? – спросила Ноэль.

– Она разговаривает, – услышала я чей-то шепот.

– Мисс Милиция, – представилась героиня несколько громче.

– Женщина с пушками. Кто с тобой еще?

– Другие местные герои, – ответила Мисс Милиция.

– А. И больше никого? «Темные лошадки» с вами не связывались? – голос Ноэли звучал странно. Он был какой-то пустой, почти что разочарованный.

– Сейчас здесь только мы.

– Потому что я чую больше, – сказала Ноэль. – Так что мне трудно тебе поверить. Впрочем, ты можешь лгать, если вынуждена.

– Ты можешь чувствовать нас по запаху.

– Не вас. Но это не имеет значения, – тут голос Ноэли прервался. Она смолкла.

– Ты на связи? – спросила Мисс Милиция.

– Я на связи. Я говорила, что это не имеет значения. Я позвонила только потому, что… я убила ее. Искривительницу пространства. Я плохо запоминаю имена. У вас, Плащей, так много имен. А я всегда обращала внимание только на способности.

– Ты убила Висту, – произнесла Мисс Милиция. – Почему?

– Потому что могла. Потому что я была голодна, а ее уже использовала. Видите?

На короткое время повисло молчание, а потом разом послышалось множество вздохов и ахов. Одна из моих букашек уловила звук от Хроноблокера – нечто глубокое, горловое.

Мрак придвинулся к моему уху и прошептал:

– Пять Вист. У всех, кроме одной, лица больше похожи на маски, чем на нормальную кожу и мышцы. Жесткие, неподвижные. На всех чужая одежда, не костюмы. Пятая, возможно, выше меня ростом, и у нее как будто искривлены все кости.

Я кивнула.

На стороне Ноэли послышался тупой стук по микрофону – видимо, когда она повернула камеру обратно к себе.

– Просто хотела, чтобы вы это знали. Мне жаль. Это не похоже на меня. Это то, что растет на мне. У меня есть свои воспоминания, и, когда я думаю, это всегда мои мысли, но я чувствую, будто оно забирает мое подсознание, а когда оно что-то хочет, гормоны и адреналин вливаются в мое тело и в мой мозг, поэтому я чувствую то, что чувствует оно. Это искажает мои мысли.

– Почему Виста?

– Она была одна. И я чуяла, какая она сильная. И я читала о ней онлайн. У меня долгое время не было ничего, кроме интернета. Теперь у меня есть они. Они очень послушны, и мне приятно иметь компанию. У меня уже давно ни с кем не было физических контактов, а им нравится обниматься со мной. Кроме шестой.

– Шестой, – повторила Мисс Милиция.

– Она не такая послушная. Уже сбежала. Что-то несла насчет того, чтобы убить свою семью.

Мисс Милиция ткнула указательным пальцем в сторону двери, и Защитники мгновенно унеслись к лестнице.

– Не можем ли мы договориться? – спросила Мисс Милиция. Ее голос прозвучал удивительно спокойно на фоне только что сделанного резкого жеста и угрозы семье одной из ее коллег.

– Не то чтобы договориться… но я могу предложить вам сделку.

– Что за сделка?

– Убейте «Темных лошадок». Или передайте их мне, чтобы я могла их помучить, а только потом убить. Можете сделать это в любой момент, когда захотите. Просто… вырубите их, или раньте, или найдите способ сообщить мне, где они. Если у меня будет выбор, сделать больно вам или им, я выберу их. Обещаю. Если я возьму кого-то в заложники, у вас, скорее всего, будет немного времени, прежде чем заложник погибнет. Просто знайте: я обменяю любых своих заложников на любого из «Темных лошадок» – в любой момент, в любой ситуации. Когда со всеми «Темными лошадками» будет покончено, я уничтожу всех клонов, которых создала, а потом позволю вам попытаться меня убить. Или заточить. Делайте что хотите. Мне уже все равно, потому что не думаю, что буду еще долго оставаться мной. Не думаю даже, что прямо сейчас я – это я. Не та я, которой была… Что-то меня несет.

Они отняли мой единственный шанс. Мой единственный шанс выздороветь. Пока они не заплатят за это, я собираюсь всячески осложнять жизнь вам, герои. Не думаю, что я могу умереть, и не думаю, что меня легко остановить другими способами. Я выслежу вас, я буду копировать вас, пока вы не истощитесь, позволю вашим копиям порушить ваши репутации и ваши жизни, а потом пожру вас. Я буду делать это с каждым из вас по очереди, пока вы не поймете, что легче охотиться на «Темных лошадок», чем на меня. Дайте мне осуществить мою месть, и это закончится.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ