Предыдущая            Следующая

СТРАЖ 9.2

– Тебя трудно най-… – заговорила Флешетта.

Теневая Охотница, прозрачная и дымчатая, крутанулась на месте и, даже не остановившись, выпалила из обоих арбалетов. Один болт ушел в молоко. Второй Флешетта выхватила из воздуха, потеряла равновесие и, качнувшись, отступила на шаг. Правая нога скользнула к самому краю крыши.

– Какого черта?!

Теневая Охотница поднялась с корточек, попутно став непрозрачной.

– Ой. Не стоит подкрадываться к человеку, когда он в патруле.

«Что? Она меня едва не подстрелила, и я же теперь и виновата?»

– Ты меня чуть не убила!

– Это транквилизатор, и у тебя за спиной пожарная лестница.

Флешетта обернулась и увидела, что насчет пожарной лестницы Теневая Охотница не обманула. Болт в ее руке представлял собой стеклянную трубку, наполненную жидкостью, трехзубый наконечник и у его основания – более широкий крестообразный выступ, не позволяющий болту вонзиться слишком глубоко. Изготовлен Механиком?

– Блин. Это мне стоило года жизни.

– Прости. Я малость нервная. Рада тебя видеть, – Теневая Охотница пересекла крышу и протянула руку. Флешетта ее пожала.

– Думаю, быть нервной простительно, – ответила Флешетта и оглядела с края крыши темные улицы. Некоторые из домов выглядели так, будто готовы развалиться в любую минуту, посередине главной улицы прямо под двумя девушками шла трещина двухфутовой ширины. И всё внизу покрывали полфута воды. – Извинения приняты.

– Да, так ты вступаешь в команду?

– Нет. Временно присоединяюсь, пока вы не пополните ряды. Может, на пару недель, может, на месяц или два. Сплав сказал мне, что ты патрулируешь и что, может, тебе нужна поддержка.

– Поддержка – это не ко мне, и я не работаю в команде, если меня не заставляют, но с удовольствием потусуюсь с еще одним апологетом арбалетов. Это правильное слово? Апологет?

– Да, – улыбнулась Флешетта. – Парень с каштановыми волосами за компьютером сказал мне, что ты где-то здесь. У меня почти два часа ушло, чтобы тебя засечь; правда, меня отвлекли какие-то детишки, которые тащили одежду из разбитой витрины. Ну что, патрулируем?

– Ага, – согласилась Теневая Охотница. Опустив взгляд на свои арбалеты, она вынула болты из одного из трех закрепленных на предплечье колчанов и зарядила оружие. – Ты, похоже, любишь крыши. Полет? Парение? Кошка?

– Кошка, – она похлопала по своему оружию, автоматическому арбалету, и прикоснулась к цепочке, идущей к нему вдоль руки.

– Если не сможешь держать темп, не парься. Просто двигайся по прямой. Я практически неуязвима и трудноразличима, поэтому буду выискивать проблемы впереди, а каждую минуту или около того возвращаться и проверять, что у тебя.

– Ясно.

Теневая Охотница перекинула плащ через плечо, одновременно перейдя в призрачное состояние. Она развернулась и прыгнула на стену соседнего здания в двадцати футах от нее. Схватилась за подоконник, взметнула себя футов на пятнадцать вверх, поймала еще один подоконник и следующим рывком достигла крыши. Плащ взметнулся, и Флешетта увидела, как костюм Теневой Охотницы облегает ее тело. Охотница была одним из на удивление немногих людей, кто мог носить обтягивающий костюм без броневставок и прочих штучек, маскирующих мелкие физические недостатки и подчеркивающих (или изображающих) некие достоинства.

Когда Теневая Охотница исчезла из виду, Флешетта вдруг вспомнила, что должна следовать за ней. Она взвела арбалет, щелкнула переключателем под спусковым крючком и одновременно послала через оружие всплеск своей силы, чтобы подсоединить цепочку к снаряду, а затем выстрелила иглой с прикрепленной цепочкой в край крыши.

Игла впилась глубоко, цепочка натянулась. Секунду спустя Флешетта уже сматывала ее. Натяжения было недостаточно, чтобы отнести Флешетту прямо на крышу, но вкупе с умением вгонять шипы на подошвах ботинок в стену и затем бежать по ней этого хватило, чтобы достичь края крыши. Немножко инерции, одна рука и те же шипы позволили ей перемахнуть на саму крышу.

Она побежала к противоположному краю. На бегу указательным пальцем повернула переключатель, отсоединяя цепочку, тут же присоединила к следующей игле, которую свободной рукой как раз зарядила. Секунда у нее ушла на то, чтобы заметить почти в трех зданиях впереди смутное размытие, которое было Теневой Охотницей. Девушка в падении практически парила – она двигалась больше горизонтально, чем вертикально.

Флешетта заметила, что следующая крыша ниже этой. Она прикоснулась к переднему кончику заряженной в арбалет иглы, применяя свою способность.

Плащи с классификацией «Ломщик» – как правило, те, способности которых так или иначе «ломают» законы природы в той части, в какой эти законы применимы к ним самим. Теневая Охотница была как раз таким примером. Сайон – видимо, тоже. Были и другие – способные замедлять или останавливать время по отношению к себе, менять свою ориентацию по отношению к силе тяжести, делать себя крупнее без экспоненциального увеличения нагрузок на тело, к которым обычно приводит рост размера и массы. Почти всегда эти способности сопровождаются теми или иными физиологическими изменениями, позволяющими Плащам справляться – как миинмум дышать и ходить, – несмотря на измененную среду, в которой они, по сути, находятся.

Флешетта не относилась к Ломщикам, хотя ее способность была где-то рядом. Технически она была Касателем – Плащом, способным придавать какие-либо свойства предметам прикосновением или просто на сверхблизком расстоянии. Классификация Касателя могла включать и определенные эффекты Ломщика, приложенные к чему-то, помимо самого Плаща, но это было необязательно. К Касателям относились и те, кто пользовался энергетическим оружием, и обладатели определенных видов сверхсилы, не сопровождающейся повышенной крепостью, и Плащи с пирокинезом и прочими подобными штуками, распространяющимися не более чем на фут вокруг них. То, как Флешетта применяла свою способность, плюс интуитивное понимание углов, траекторий и времени, которое она обрела благодаря своей второстепенной способности, дали ей низкий рейтинг в классификации «Бластер». Плащ с дистанционной атакой.

Флешетта накачала своей силой трехфутовый заостренный стержень из металла, заряженный в ее арбалет. Чем больше в нем было силы, тем меньше на него действовали естественные законы Вселенной. Вообще, чем больше силы вкладываешь в объект, тем меньше ему мешает гравитация, сопротивление воздуха и прочая физика. Флешетта могла это регулировать: делать эффекты долго- или короткоживущими либо «сдвигать» их, допуская больше чего-то одного и меньше чего-то другого.

Она умела делать и другие вещи, но самым полезным и самым легким было умение заставлять иглы пробивать что угодно. Если она снимала эффект в нужный момент, игла приклеивалась к точке попадания, а с выбором момента у Флешетты всегда был полный порядок. Она могла заряжать металл своих шипов, так чтобы они впивались в любую поверхность, и хотя способность работала слишком медленно для применения в оборонительных целях (если только атака противника заранее не читалась), зато девушка могла избавлять свой костюм от действия сил трения.

Флешетта выпустила иглу сквозь угол крыши перед ней, и игла прошла без сопротивления. Она продолжила лететь, пока не ударила в крышу впереди и ниже, углублялась в окружающий материал, пока не кончился эффект, после чего слилась с ним на молекулярном уровне. Цепочка натянулась под углом пятьдесят градусов.

Героиня шагнула вперед, на цепочку. Пространство между шипами на подошвах образовывало бороздку, через которую цепочка могла проходить. Флешетта заскользила вниз, одна нога впереди другой; арбалет она держала сзади, и с него сматывалась цепочка – мера предосторожности на тот случай, если она соскользнет или ее столкнут, плюс дополнительное преимущество в виде возможности регулировать скорость спуска.

Оказавшись рядом с крышей назначения, она обрезала цепочку и позволила себе упасть. В ту же секунду, когда ее ноги коснулись поверхности, она побежала, воспользовавшись инерцией скольжения.

Постоянный бег утомлял, но она не хотела плохо выглядеть перед Теневой Охотницей. Ей предстояло провести с этой командой несколько недель, а Теневая Охотница была там единственной девушкой примерно ее возраста. День за днем проводить двойные патрульные вахты, есть, принимать душ, отдыхать вместе с сокомандниками – да она просто усохнет от тоски, если у нее не будет подруг, с которыми это можно делать вместе, если не будет простого житейского трепа, если не будет товарищества.

По крайней мере, этот патруль не так уж сильно отличался от ночных патрулей, в которые она ходила в Нью-Йорке. Проблема была в том, что этот город – незнакомая территория. Здания плохо совмещались друг с другом, силуэт города на фоне неба выглядел зубастым, не плавным. Дома передвигаться от крыши к крыше было ненамного сложнее, чем бежать, – просто каждую минуту-две надо было пользоваться кошкой. Здесь это было дерганое и неестественное физическое упражнение – медленное, неуклюжее, требующее применения кошки почти для каждого здания.

Такие вещи Флешетта делала не очень часто; тем не менее после чересчур многочисленных крутых подъемов, сопровождающихся крутыми спусками, она натянула цепь горизонтально до более отделанного здания и пробежала по ней.

Когда она добралась до другого конца, Теневая Охотница ее ждала. Флешетта изо всех сил старалась дышать не очень тяжело.

– А цепочка у тебя не заканчивается?

Флешетта развернулась и похлопала себя через плечо по спине.

– Дома один мой товарищ-Механик специализируется на копировании и клонировании. Тут у меня рюкзачок, который берет энергию от маленькой термоядерной батарейки и создает мне стабильный запас. А на базе у меня есть наборчик, который поставляет болты.

– Мне бы одна из таких штук тоже пригодилась.

– Почему ты остановилась? Заметила что-то?

– Подойди.

Теневая Охотница подвела Флешетту к самому краю крыши. Посмотрев вниз, они увидели группу мужчин, стоящих неровным полукольцом вокруг женщины средних лет. Женщина пятилась, мужчины медленно придвигались.

– Почему ж ты до сих пор ничего не сделала?! – ахнула Флешетта.

– Такие штуки проходят глаже, если вступать непосредственно в момент совершения преступле-…

Один из мужчин схватил женщину за запястье, она задергалась, пытаясь вырваться. Потом закричала, ударила мужчину, но получила ответный удар и плюхнулась пятой точкой в мелкую воду.

– …Вот теперь пора, – и Теневая Охотница спрыгнула с крыши. Она падала практически с нормальной скоростью, но на полпути сбавила ее до почти что мягкого парения.

«Так ждут, только если собираются прибегнуть к насилию, – подумала Флешетта. – Но почему? У нее же есть болты с транквилизатором?»

И еще Теневая Охотница не утрудила себя тем, чтобы проинформировать начальство. Флешетта потянулась к уху, где в слуховом канале приютился передатчик. Дважды на него нажала и произнесла:

– Консоль, на женщину напали около двенадцати обычных. Теневая Охотница и Флешетта вмешались.

– Принято, – ответил голос в передатчике. – Удачи.

Флешетта выпустила болт в край крыши, потом спрыгнула, начав спускаться на цепочке.

К тому времени, когда Флешетта прибыла к месту происшествия, Теневая Охотница уже дралась. В считанные секунды она дала ответ на невысказанные вопросы Флешетты.

Охотница даже не вздрогнула, когда один из мужчин попытался ударить ее бейсбольной битой, – оружие безвредно прошло сквозь голову героини. В ответ она сделала шаг назад, вышла из призрачного состояния, подняла арбалет и выстрелила мужчине в шею сбоку. Через долю секунды после того, как стеклянная стрелка вонзилась в шею жертвы, Теневая Охотница снова шагнула вперед и ударила бронированным локтем снизу вверх под углом ровно в то место, куда попал болт. Стекло разбилось, и комбинация игла-наконечник была жестоко смещена. Мужчина рухнул в воду с громким плеском, причем обмяк еще до контакта с поверхностью. Шея сбоку и угол челюсти представляли собой кровавую мешанину из порезов и осколков стекла.

Теневая Охотница крутанулась и одновременно хлопнула верхом правого арбалета по левому предплечью, а левого – по правому. Раздался еле слышный щелчок – оба арбалета перезарядились. Героиня вытянула руки и выстрелила в двух мужчин, которые были ближе всех к женщине. Они с громким всплеском упали в воду навзничь.

Осознав, что против них, мужчины стали разбегаться. Флешетта подняла арбалет и выпустила болт так, что он вонзился в стену прямо перед горлом одного из них. Бегущий с маху врезался в него и рухнул на спину, хрипя и ловя воздух ртом.

Флешетта кинула на него взгляд, чтобы убедиться, что ему не грозит утонуть, и едва не поплатилась за это. Один из отморозков попытался напасть на нее, выхватив пистолет, но она уже зарядила болт и выстрелила прежде, чем противник успел прицелиться. Болт попал в ствол пистолета и, выйдя сзади, ударился в стену. Она зарядила следующий болт, чуть ли не одновременно с этим нажав на спусковой крючок, так что болт вылетел сразу, как только оказался на месте. Металлический стержень попал отморозку в пах обвислых джинсов и пришпилил их к стене, к которой мужчина прислонялся. Бандит не кричал – стало быть, он был не настолько хорошо оснащен, чтобы ему задело что-то ценное. Флешетта вовсе не была экспертом – и даже новичком – в такого рода вопросах, но она была на девяносто девять процентов уверена, что до колен у парней не свисает.

Ставшая сверхлегкой благодаря своей способности, Теневая Охотница прыгнула к ближайшей стене и, сделав сальто, соскочила с нее в сторону троих из отступающих противников. Приземлившись прямо на переднего из них, она тут же вышла из призрачного состояния, вернув себе нормальный вес. Поставив ступни на его лопатки, она совместила собственный вес и инерцию движения с пинком обеих ног, резко вогнав мужчину в воду. Полсекунды спустя она снова вошла в призрачную форму, стала почти невидимой в сумраке и, с легкостью перегруппировав легковесное тело, приземлилась на ноги.

Оба мужчины позади Теневой Охотницы атаковали – один махнул ножом, второй ударил ногой в район поясницы. Темные облачка появились там, где конечность и оружие прошли сквозь героиню.

Почти небрежным движением Охотница убрала арбалеты в кобуры и выпрямилась. Сквозь нее прошла новая серия атак.

Один из противников заколебался, видя бесплодность своих действий, и Теневая Охотница воспользовалась этим, чтобы выйти из призрачного состояния. Она уклонилась от отчаянного кулачного удара второго мужчины, потом схватила его. Вцепилась спереди в воротник рубашки, резким рывком и поворотом тела против часовой стрелки притянула противника к себе и вогнала ему в ребра правое колено. Он плюхнулся в воду.

«Металлический наколенник, – подметила Флешетта. – Это больно».

Второй атаковал, но Теневая Охотница вошла в призрачное состояние ровно на столько времени, чтобы нож прошел сквозь нее, а затем боднула противника металлической маской в лицо.

Оглушенный, он отшатнулся, из носа полилась кровь. Охотница протянула руку и схватила его за нижнюю челюсть, причем пальцы просунулись ему в рот и нажали вниз. Машинально он их закусил со всей силы, но перчатка героини была устроена достаточно грамотно, чтобы защитить пальцы. Охотница воспользовалась захватом, чтобы оттянуть противника вбок, как она сделала только что с его товарищем, и заодно помогла себе пинком по ноге сбоку. Затем, вместо того чтобы нанести добивающий удар коленом, она ударила основанием свободной ладони за челюстным суставом. Мужчина завопил и стал валиться на землю, прижав руки туда, куда попала героиня.

Теневая Охотница выждала секунду, заставив его дергаться и скулить от боли, и лишь потом отпустила, позволив ему рухнуть.

Понаблюдав за ним чуть-чуть, видимо, чтобы удостовериться, что он не будет как-то отвечать, Теневая Охотница кинула взгляд на Флешетту.

– Твой пытается удрать.

Флешетта была полностью поглощена созерцанием того, как вела бой Теневая Охотница. Она ужасалась и восхищалась одновременно. Оглянувшись, она увидела бандита, которому она выстрелила в пах. Он лежал в воде на спине, а его джинсы оставались прибиты к стене. Сейчас он барахтался, пытаясь высвободить из них ноги. Флешетта зарядила арбалет и выстрелила мужчине под мышку, пригвоздив к земле его водолазку. Потом – над другим плечом и за шеей; теперь он был зафиксирован.

Теневая Охотница преследовала одного из убегавших. Легкая как тень, она в два длинных шага съела дистанцию, оставляя на воде футовой глубины лишь круги и легкую рябь, а не всплески. Оказавшись сбоку от противника, она вышла из призрачного состояния, ухватила мужчину за ухо и поставила ему подножку. Воспользовавшись захватом уха, она швырнула его лицом в землю с такой силой, что он не смог погасить удар руками. От соударения вода хлынула во все стороны.

Флешетта потянулась к поясу и достала несколько девятидюймовых дротиков. Направив в каждый свою силу, она швырнула их в ноги двум оставшимся бандитам, нацелившись в краешки ботинок. Обувь оказалась пришпилена к земле, и оба неуклюже повалились. Тут же в ягодице одного и в бедре другого появились болты с транквилизатором. Теневая Охотница.

На этом бой завершился. Ни один из мужчин был не в состоянии бежать.

Флешетта взяла в руку один из своих дротов, глянула на него. Она провела в Защитниках год, прежде чем заполучила арбалет и катушку с цепочкой. Дротики долгое время были ее излюбленным оружием наряду со шпагой, от которой она в конце концов отказалась – слишком много боев, где она пользовалась этим оружием, закончились плохо. Ей недостало духу сменить имя, пусть оно и стало не очень подходящим. Может, когда она перейдет в Протекторат.

– Эй! – позвала Теневая Охотница, выдернув ее из раздумий. – Держи!

«Устала, – подумала Флешетта. – Легко отвлекаюсь».

Она поймала устройство, брошенное ей Теневой Охотницей. Осмотр показал, что это маленький, тонкий, круглый приборчик с единственной кнопкой сверху.

– С самого обучения не видала этих штук.

– В таких ситуациях они нужны. Город хочет, чтоб мы патрулировали, а не сидели, ковыряясь в жопе, пока копы не придут и не заберут этих ушлепков, – Теневая Охотница пнула одного из них в бок, и тот перевернулся на спину; теперь он не лежал лицом в воде. Он хрюкнул.

Флешетта вздрогнула. «На мой вкус, эта девушка немножко чересчур дружит с насилием».

Пока Теневая Охотница проверяла, не истекает ли кровью парень с порезами на шее, Флешетта зарядила в арбалет новый болт и выстрелила в стену между вторым и третьим этажами.

Она быстро подошла к двоим, в которых только что метнула дротики. Нагнувшись, она левой рукой обвила тросик обуздателя вокруг левой ноги одного из них, потом вокруг правой ноги второго.

Героиня перекинула обуздатель через впившийся в стену болт; за ним протянулся металлический тросик. Поймав упавший приборчик, она снова подсоединила его к тросику, образовав свободную петлю вокруг болта в стене. Потом нажала на кнопку, и тросик стал уходить внутрь обуздателя. Он натянулся вокруг болта, продолжил укорачиваться. Двоих бандитов подняло в воздух, теперь каждый висел, подхваченный за лодыжку.

Приборчик будет подавать сигнал ближайшим полицейским и ОППшникам, направляя их сюда. У них есть свое оборудование, с помощью которого они заставят обуздатель опустить бандитов, чтобы затем арестовать их. Трос трудно разрезать обычными ножами и пилами, да пойманным и не захочется его резать, так как это закончилось бы лишь долгим падением на мостовую вниз головой. Их дружкам тоже придется чертовски тяжело, если они решат добраться до них и освободить.

Флешетта подошла к мужчине, который ударился горлом о ее болт; тот по-прежнему хватал воздух ртом и был не в той форме, чтобы бежать. Она ухватила его за запястье и завела руку за спину.

Она подняла мужчину на ноги, и тут какой-то удар заставил ее отшатнуться назад. Удар не был направлен на нее. Нет, обмяк и практически потерял сознание человек, которого она держала. Его голова поникла, с губы побежала струйка крови.

Заметив движение почти в своей слепой зоне, за мужчиной, Флешетта толкнула своего пленника вниз и в сторону. Потом ей пришлось уклоняться от удара, который летел в голову уже ей.

Это была женщина средних лет, на которую те типы нападали. Она держала обеими руками металлическую крышку от мусорного бачка. Не обращая внимания на Флешетту, она махнула крышкой сверху вниз, целясь в голову лежащего.

– Эй! – крикнула Флешетта. – Кончай!

Она протянула руку, чтобы схватить крышку, но чья-то еще рука уцепилась ей за запястье и остановила.

– Пускай, – произнесла Теневая Охотница.

Женщина с силой пнула мужчину по ребрам, затем ударила плашмя металлической крышкой.

– Ушлепки! – проорала она.

Ошеломленная Флешетта обратилась к Теневой Охотнице:

– Какого хрена? Он же не может защищаться!

– И не заслуживает.

– Она же его убьет!

– Лучше дать ей еще несколько раз его долбануть, чем чтобы она второй раз за ночь оказалась беспомощной, – ответила Теневая Охотница. – Иначе она еще долго не оправится. Мы ее остановим прежде, чем она зайдет слишком далеко.

– Нет, это неправильно, – Флешетта вырвала руку из захвата Теневой Охотницы, потом схватила женщину за запястье, остановив ее, как раз когда та занесла крышку над головой. И произнесла, обращаясь не только к женщине: – Вы лучше, чем вот это. Вы должны быть лучше.

Женщина сопротивлялась, пыталась высвободиться и замахнуться еще раз. Флешетта ее не отпустила; тогда женщина свободной рукой швырнула крышку в лежащего.

– Прекратите, – сказала Флешетта. Поскольку женщина продолжала вырываться, она обернулась к Теневой Охотнице и крикнула: – Помоги же!

– Честно говоря, я на ее стороне, – ответила Охотница, не сдвинувшись с места.

– Как и я, – пробурчала Флешетта, когда женщина навалилась на нее, выведя из равновесия. – И поэтому я хочу остановить ее, прежде чем она сделает что-нибудь, о чем потом будет жалеть!

– Отпусти! – заорала на нее женщина. – Вот такие же сволочи сделали больно моей дочке!

– Она здесь? Ваша дочь? – спросила Флешетта.

– Она дома, это… это было на той неделе! Дай я ему врежу! Сволочи!

– Прекратите нападать на него, и я отпущу!

Женщина не ответила, но продолжила вырываться. Несмотря на то, что Флешетта придерживалась активного образа жизни и проводила в спортзале четыре вечера в неделю, все-таки ей было всего семнадцать, плюс у женщины было преимущество в весе – добрых полсотни фунтов, если не больше. В конце концов женщина высвободилась; сердито глядя на Флешетту, она шагнула назад пошатываясь.

Затем она снова двинулась к лежащему на земле окровавленному мужчине, и Флешетта встала у нее на пути. Женщину это не остановило, тогда Флешетта чуть приподняла арбалет.

Этого явно оказалось достаточно. Женщина насупилась еще сильнее, потом развернулась и наполовину побежала, наполовину поковыляла прочь.

– Спасибо за поддержку, – выплюнула Флешетта Теневой Охотнице.

– Сказала же, поддержка – это не ко мне, – Теневая Охотница нагнулась над бессознательным мужчиной и повернула его голову, чтобы проверить раны. – Жить будет. Он и его дружки получили по заслугам.

– Это не тебе решать.

– Очень даже мне, – Теневая Охотница достала еще один обуздатель и быстро подтянула мужчину наверх, под металлическую раму, предназначенную для кондиционера. – В такие времена мы и копы, и судьи, и присяжные, и, если это реально необходимо, палачи. Мы – те, у кого власть.

– Нет. Это неправильно.

– Видимо, здесь нам следует прийти к согласию, что у нас разногласия, – Теневая Охотница отвернулась от Флешетты, готовя очередной обуздатель.

Флешетта сердито надулась. Она не хотела сейчас устраивать перепалку и не была уверена, что сказать, чтобы переубедить свою визави.

– Можешь закончить свой патруль одна, – сказала она.

– Ну и ладно, – ответила Теневая Охотница, не оборачиваясь. – Если хочешь быть вот такой. Я в команде только потому, что приходится, так что ты мне только услугу окажешь. Предпочитаю летать соло.

Три предупреждения, подумала Флешетта, уходя прочь широким шагом. Сперва ее чуть не подстрелили за то, что она просто поздоровалась, потом Теневая Охотница не сразу стала помогать женщине, и теперь вот это.

Она могла бы попытаться найти этой девушке оправдания. Может, у Теневой Охотницы были какие-то личные проблемы, может, просто выдалась тяжелая неделя. Но прямо сейчас Флешетте следовало успокоиться и подождать достаточно долго, чтобы потом обдумать произошедшее более объективно. И тогда она решит, спустить все на тормозах или рассказать о ситуации новому командиру.

Черт. Она была глубоко разочарована. Она хотела приязненно относиться к Охотнице, но это было слишком.

Ей хотелось сделать еще одно дело сегодня ночью, прежде чем она закончит свой патруль, вернется, примет душ и распакуется.

Она дважды нажала на передатчик в ухе.

– Консоль?

Короткая пауза, потом в ухе раздался голос:

– Малыш Победа на связи. Привет, Флешетта. Разобрались с теми парнями?

– С парнями разобрались, но… остаток ночного патруля я проведу одна.

– Прости. Должен был тебя предупредить. Обычно проще работать от нее на некотором расстоянии.

Значит, она всегда такая.

– Здесь для меня незнакомая территория. Возможно, мне понадобится получить от тебя информацию, если наткнусь на Плаща, чтобы знать, во что я могу влипнуть.

– Нет проблем, я отсюда никуда не уйду.

– И развивая тему: я помню, что встретила кое-кого, когда была в городе во время нападения. Что можешь мне рассказать о Плаще с набивными зверями? Пария, Пар-…

– Париан, – ответил Малыш Победа. – Париановые куклы – были такие полтора века назад. Хотя на самом деле костюм Париан ближе к более классическим фарфоровым куклам викторианского стиля из той же эпохи.

– А.

Это было внезапно, подумала Флешетта. Что за парни знают так много о куклах?

Он тем временем продолжил:

– Она ренегат. Учится на дизайнера одежды. Костюм и звери – ее фишка, чтобы создать профессиональную репутацию и выделиться. Ориентировочно она Мастер-шесть, но мы не видели ее в бою, кроме как с Левиафаном.

– Учится. Значит, она где-нибудь недалеко от колледжа?

– Колледжа больше нет. Капут. Мм, дай подумать. Последний раз, когда мы о ней слышали, она была между тем местом, где был колледж, и озером в деловом районе. Если я правильно помню, там довольно узкая полоса, которая почти не пострадала, и там реально можно жить. Виста наткнулась на нее вечером пару дней назад, но сейчас она спит, плюс мы по уши в бумажках, так что…

– Так что ты не знаешь, что именно произошло, и я пойду вслепую. Но она же безвредная? Эта Париан?

– В такие времена безвредных не бывает, Флешетта, – ответил Малыш Победа.

– Да уж, – Флешетта подумала о женщине средних лет, которая до крови избивала напавшего на нее мужчину.

– Смотри, проще всего добраться до тех мест так: иди на северо-запад, пока не увидишь озеро, потом обойди его и выберись к северному краю. Место, где она может обитать, должно быть всего пару кварталов в ширину. Если она вообще не спит сейчас. Слушай, мне Хроноблокер звонит, скорей всего, чтобы вернуться сюда на ночь и кратко рассказать мне о своем вечернем патруле, так что я буду молчать, пока тебе не понадоблюсь, ‘кей?

– Нет проблем.

Флешетта нашла направление на океан, окрестила его восточным и двинулась на северо-запад, как предложил Малыш Победа. Она шла на уровне земли, не обращая внимания на воду, чтобы было быстрее. Теперь, когда она уже не патрулировала в паре с Теневой Охотницей, ей не нужно было что-то кому-то доказывать.

На то, чтобы найти «озеро», созданное Левиафаном в деловом районе, много времени не ушло. Поскольку улицы тоже были залиты водой, сам кратер можно было различить только по барьеру вокруг него и по темной тени под поверхностью воды, где нечему было отражать свет. Посередине озера из воды торчали остовы разрушенных зданий. Оранжевый светлячок огня на верхнем этаже одного из них заставлял предположить, что кто-то приплыл туда и там остался. Возможно, там было одно из наиболее безопасных мест для житья.

Кратер окружали загородки в оранжевую полоску с мигающими огнями и переносные сегменты ограждения из проволочной сетки, сцепленные между собой. Сетка образовывала вокруг ямы сплошной барьер. Флешетта шла справа от барьера, что, грубо говоря, уполовинивало область пространства, за которой ей надо было следить на предмет возможных неприятностей.  Ее правый указательный палец лежал прямо под спусковым крючком арбалета, левая рука сжимала несколько дротов.

Чудовищная котловина, созданная Левиафаном, была примерно круглой формы, но достаточно большой, чтобы Флешетта не могла быть уверена, когда именно она стала двигаться больше на запад, чем на север.

Свежие граффити на зданиях: некоторые предупреждали держаться подальше, другие – просто примитивные картинки или символы хобо[1]. В одном квартале из обломков разрушенных домов собрали баррикады в переулках и перед подъездами. Уцелевшего жилья здесь почти не было: слева от Флешетты была котловина, а на два квартала вправо, насколько она могла видеть в свете луны, дома были слишком повреждены, чтобы служить жильем.

На одном перекрестке она увидела две вертикальных желтых линии, нанесенных краской из баллончика на противоположные стены. Прямо в воде стояли дорожные конусы (некоторые сломанные) и загородка в оранжевую полоску; там же валялись останки желтого плаща, большая часть которого была придавлена мусором. Вместе все это было выставлено и выложено так, чтобы образовывать яркую полосу, соединяющую нанесенные на стены метки.

Флешетта перешагнула через эту полосу и тут же ощутила сопротивление. Секунда ушла у нее на то, чтобы понять его причину: в лунном свете она увидела бечевку.

Раздался приглушенный всплеск, и с ближайшей крыши прямо перед Флешеттой спрыгнула горилла двенадцати футов ростом. Она яростно махнула руками перед собой, промазала, ударила по воде обоими кулаками, разбив один угол полосатой загородки. Флешетта подняла арбалет, чтобы выстрелить, но остановилась.

Горилла была ненастоящая. Мокрая ткань, сшитая вместе. И она была слепа. Если бы она видела Флешетту, то вела бы себя не так.

Героиня опустила арбалет, отошла обратно за полосу и стала ждать.

Париан прибежала, плюхая ногами по воде. Как только она заметила Флешетту, горилла сдвинулась с места и встала между ними двумя.

«Ее создания видят только то, что видит она. Это марионетки».

– Стой на месте, – предупредила Париан. Она выглянула из-за гориллы. Ее маска, кукольное лицо, была грязной, от уголка глаза к уху бежала трещина. На девушке было платье – другое, чем во время битвы с Левиафаном, но мокрое, грязное, и часть тесьмы была оторвана. Щепка виднелась во влажных золотистых кудрях, в остальном слишком идеально завитых, чтобы быть настоящими.

– Я стою, – заверила девушку Флешетта. – Ты меня помнишь?

– Да. Ты разговаривала со мной перед боем, забрала меня от той кошмарной девочки.

– Ага, – улыбнулась Флешетта и расправила плечи. Сделала шаг ей навстречу.

– Назад! – выкрикнула Париан. Горилла снова стукнула кулаками по земле, затем наклонилась вперед и занесла кулак, словно собираясь нанести мощный удар.

Флешетта подчинилась – отошла на два шага, подняв руки. Кулак гориллы оставался где был.

– Я героиня. Из Защитников. Буду в городе какое-то время.

– Неважно. У меня договоренность. Я, мои друзья и моя семья можем здесь жить, получаем справедливую долю пищи и воды. Взамен я никого не впускаю.

– Я героиня, – с нажимом повторила Флешетта. – От меня неприятностей не будет.

– Я не знаю, правду ли ты говоришь. Запросто можешь и соврать.

– У меня есть ID.

Париан покачала головой.

– Все равно неважно.

Ренегатка в платье взобралась на плечи гориллы. Потом добавила:

– Я заключила договоренность. Я ее придерживаюсь. Стопроцентный нейтралитет. Ты вторгаешься – я тебя атакую.

«И я почти наверняка одержу верх, – подумала Флешетта. – Возможно, ты даже это знаешь, но все равно будешь драться».

– Окей, – ответила Флешетта, стараясь, чтобы ее голос звучал убедительно. – Я не перейду черту. Я просто услышала, что ты здесь, ты почти единственное здесь знакомое лицо, и я подумала заглянуть, посмотреть, как ты тут.

– Справляюсь, – ответила Париан.

– Вот и хорошо, – Флешетта убрала арбалет в надежде, что это придаст ренегатке уверенности. – Слушай, если тебе что-нибудь понадобится, я тут. Если кто-то будет доставлять тебе проблемы и тебе не хватит сил, чтобы защищать это место, или если тебе понадобятся ресурсы, которые ты не сможешь достать, скажем, конкретные люди или лечение, позвони мне. Я дам тебе свою карточку?

Горилла опустила кулак, протянула руку раскрытой ладонью вверх, и Флешетта стала рыться в своем поясе в поисках визиток. Немного влажные, но читабельные. Она положила одну карточку в центр мокрой ладони из черной джинсы. Ладонь гориллы оказалась на удивление твердой. Жесткой. Форма была, возможно, немного слишком человекоподобной по сравнению с настоящей гориллой. Не то чтобы это имело значение.

– Окей, – сказала Париан, когда горилла передала ей карточку. Сейчас ее голос звучал чуть мягче. – Телефонные линии не работают, но мобильники здесь ловят.

– Вам сейчас что-нибудь нужно? Я без понятия, как здесь обстоят дела с припасами, сама в городе всего несколько часов. Не знаю, как тут что распределяют, но могу позаботиться, чтобы вас не обделили.

Париан уселась на плечах гориллы по-турецки.

– Да. Нам не хватает питьевой воды. Вот эта, в которой мы ходим, слишком соленая, думаю, ее даже прокипятить нельзя, если понадобится чистая.

– Окей. Питьевая вода.

Кукольная девушка сдвинула центр тяжести, чтобы убрать визитку в передний карман оборчатого передника, повозилась с ним. Когда она, убрав карточку, сцепляла затем руки на коленях, Флешетта заметила, что они дрожат.

«Ее всю трясет».

– Эй? – окликнула она Париан.

– Что?

– Ты серьезно окей? Держишься?

Париан повернулась, глянула назад, словно проверяя, не слушает ли кто-нибудь.

– Я ненавижу сражаться. Ненавижу конфликтовать. Даже вот это, то, что я здесь, одна мысль о том, что мне, возможно, придется драться с тобой, драться с кем-нибудь, уже выбивает меня из колеи. У меня стучат зубы, а мне ведь даже не холодно.

– Ты дралась с Левиафаном. Ты справилась лучше многих.

– Знаешь, сколько времени мне понадобилось, чтобы собраться с духом? Чтобы реально шагнуть вперед и помогать?

– Но ты это сделала. Ты шагнула вперед. Воздай себе должное. Ты сильная.

– Я хочу, чтобы это кончилось. Я страшно боюсь, что кто-нибудь явится сюда, чтобы все тут разграбить, а я ничего не смогу сделать.

– У тебя моя визитка. Не обещаю, что приду сразу же, но я буду жить в штаб-квартире Защитников, это не очень далеко.

Париан кивнула. И тихо произнесла:

– Это очень сильно поможет. Ты даже не знаешь насколько.

– И я могу заглядывать во время патрулирования, если хочешь. Проверять, все ли у тебя в порядке, давать свежую информацию, что я могу сделать насчет припасов.

Париан поколебалась, затем ответила:

– Будь добра. Дерни за бечевку дважды – я буду знать, что это ты. Я применяю к бечевкам свой телекинез, я это почувствую.

– Договорились. Кстати, я Флешетта, на случай если ты не знала.

– А. Эм. Я не знала. Меня зовут Саб-… – тут Париан смолкла и еле слышно простонала.

– Ничего страшного, – Флешетта подавила желание улыбнуться. Сабрина? Возможно. Сабль? Нет, звук «б» не так произносится.

– Я дура, – сказала Париан.

Флешетта, поколебавшись, сняла визор.

– Лили.

«Я нуждаюсь в людях, которым могу доверять», – попыталась она убедить саму себя, хоть и знала, что у нее есть другие причины так действовать. Вообще-то это могло доставить ей серьезные неприятности в Защитниках.

Париан помялась, потом сняла маску. Несмотря на западный стиль одежды и на блондинистый кудрявый парик, лицо ее было темным, ближневосточным. От края лица к серединам скул, к челюсти и ко лбу шли металлические полоски. Крепежи для маски? У девушки были полные губы и большие темные глаза.

– Сабах.

«Очаровашка, – мелькнула мысль у Флешетты. – Забавно думать, что она старше меня».

– Рада познакомиться, Сабах.

– Все равно тебе нельзя за черту, – предупредила Сабах. На широких плечах гориллы она выглядела такой маленькой, что ее угрозе недоставало внушительности. Возможно, подумала Флешетта, эти слова больше предназначались самой Сабах, чем ей.

– Окей, – и Флешетта снова надела визор. – Но, может, ты хочешь пройтись со мной? Попатрулировать свою территорию по периметру? Я буду оставаться по эту сторону.

Сабах надела маску, и какую-то секунду Флешетта думала, что она скажет нет.

– Окей. Спасибо, – горилла двинулась вперед, и Париан свесила ноги по обе стороны ее шеи. Чтобы сохранить пристойность, девушка подалась чуть вперед и прижала руками подол платья. Сущая мелочь, этакая застенчивая скромность, однако это зрелище будоражило кровь Флешетты не меньше, чем когда она бежала по своей натянутой цепи на высоте пятого этажа.

Она не подала виду. Просто улыбнулась и зашагала, сложив руки за спиной; одна рука сжимала дротики на случай проблем или засады. Горилла пересекла желтую черту и полубегом, полуприпрыжкой стала догонять. Догнав, она мягкой походкой побрела рядом с Флешеттой.

Флешетта испытала облегчение. Теперь она знала, что справится с командировкой в этот город. Она нашла подругу, пусть и не из своей команды. Она больше не одна.

– Значит, ты учишься на дизайнера одежды? – спросила она.

 

Предыдущая            Следующая

[1] Кодовые знаки, которые оставляют друг для друга хобо (бродяги или странствующие рабочие). Этими знаками они могут сообщать, например, что здесь злая собака, что в этом месте кормят, и т.д.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ