Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 8. Стрела

 

– Внимание, говорит Sarerl, – объявила Лафиль по внутрикорабельной сети. – Как уже было объявлено, наш корабль в течение восьми часов будет двигаться на сверхвысоком ускорении. Через четыре часа будет пятнадцатиминутный перерыв, в течение которого мы будем идти с нормальным ускорением; до этого времени всем жизненно важно оставаться на своих местах. Сигнал о минутной готовности прозвучит через десять минут. К этому времени вы должны закончить все дела.

На левый и правый борта Sopai «Фликов» были установлены дополнительные двигатели. Это были простые устройства, способные только разгонять корабль. Их установка позволила повысить максимально возможное ускорение «Фликова» до предельно допустимой величины, предусмотренной конструкцией корабля.

Wameria не сможет нейтрализовать эффекты ускорения полностью. Так что, подобно космонавтам древности, не умевшим управлять гравитацией, экипажу «Фликова» придется терпеть.

Разумеется, пройти через эту кару предстояло не только «Фликову». Лететь на сверхвысоком ускорении должен будет весь первый Sov Deir.

– Минута до начала ускорения, – доложила Гуринсия.

Лафиль включила Duniit.

– Всем вахтам, занять свои кресла, – Экурьюа, выполняя обязанности первого помощника, говорила чрезвычайно деловым голосом. – Проверить ремни безопасности.

Bynkerl, начать отсчет с тридцати секунд, – приказала Лафиль.

– Есть, – ответила Гуринсия.

Форма кресел изменилась. Собственно, теперь это были уже не кресла, а скорее койки. Поскольку искусственная сила тяжести пока что была направлена в сторону пола, встать с кресла было бы теперь трудновато.

– Тридцать секунд до старта, начинаю отсчет. Двадцать пять, двадцать четыре, двадцать три… – разнесся по кораблю голос Гуринсии.

– Экипажу подтвердить безопасное размещение в креслах, – потребовал Джинто.

Даже если какой-нибудь идиот до сих пор бегает где-то, сейчас он должен отложить все дела.

– Переключить Wameria в режим высокого ускорения, – приказала Лафиль.

– Есть, – ответил Джинто. – Wameria переключен в режим высокого ускорения.

Искусственная гравитация исчезла.

– …Пять, четыре, три, два, один, старт!

Весь «Фликов» пронизала сильная, необычная вибрация.

Как только началось ускорение, Wameria включился на полную мощность и начал генерировать искусственную гравитацию в направлении носа корабля. Но ускорение было сильнее. Остаточная перегрузка в десять Daemon вжала экипаж в кресла.

В отличие от Аб, привычных к изменениям силы тяжести, солдатам из Nahen пришлось тяжело. Поскольку при максимальном ускорении заниматься чем-либо все равно нельзя, членам экипажа было разрешено спать, но, скорее всего, сон их будет тяжелым. Многим будут сниться кошмары.

Вокруг планеты Акаддо вращалось множество орбитальных арсеналов и прочих спутников. Крупнейшим из них была военная верфь – она-то и являлась целью первого Sov Deir. Фрегаты должны были разогнаться до скорости в 0.02 световой и открыть огонь на поражение из Irgyuf. Все просто.

Разумеется, наводились на цели корабли с огромного расстояния. Наверняка враг попытается их перехватить и отбить атаку. Поэтому вперед выслали авангард из Gel, задачей которого было сблизиться с орбитальными верфями и связать боем вражеские корабли.

Первый Sov Deir будет стрелой, выпущенной прямо в гущу боя. То, насколько эта стрела окажется острой, и определит, удачной была стратегия или нет.

– Дополнительные двигатели работают нормально, – доложила Гуринсия.

Это, впрочем, было ясно и без доклада. Наземники без всякого Frosh способны заметить столь мощное ускорение и вибрацию.

Чтобы снять часть нагрузки с Арбофа, все Lodair Gariar пилотировали корабль поочередно. Лафиль была первой. Корабль летел строго прямо, и полет должен был быть весьма скучным – но не для Лафили, давно уже не пилотировавшей. Несмотря на стремительно надвигающуюся опасность предстоящей миссии, Лафиль охватил восторг.

Вскоре, однако, восторг сменился грустью.

Перегрузка была для Аб довольно мягкой. Чтобы как следует насладиться, нужна перегрузка куда сильнее. Когда больно дышать из-за сломанных ребер, когда ощущение такое, будто на тебе вместо одежды гора нейтронов – вот это заслуживает называться настоящей перегрузкой.

Лафиль чувствовала себя не в своей тарелке. Она подивилась про себя, не притупилось ли ее чувство полета. Возможно, это произошло в результате того драгоценного, долгого отпуска, который Лафиль провела вместе с Джинто в Nahen. Сперва она сожалела о том, что ее ощущения изменились, но потом решила думать более позитивно. Прямо сейчас она приобретала очень важный жизненный опыт, и жалеть об этом совершенно не следовало. Кроме того, сколько еще ей представится возможностей самой пилотировать корабль?

 

Джинто почувствовал, что долго так не выдержит.

По сравнению с Nahen его вес увеличился в пять раз. Что еще хуже, кости и мышцы Джинто успели адаптироваться к стандартной силе тяжести Аб, так что он стал физически слабее.

Дисплей Kuro поднялся и повис прямо у него перед глазами. Ощущая, как натягивается кожа на лице, Джинто проверил состояние членов экипажа, отображающееся на дисплее.

Особых проблем не было. Похоже, все послушно лежали в своих креслах. Впрочем, даже если бы и нашелся кто-то вне кресла, Джинто все равно ничего не смог бы поделать.

Джинто кинул взгляд через плечо. Далеко внизу была дверь. Стоит мне скользнуть чуть-чуть в сторону, и я свалюсь туда мгновенно. При одном Daemon падение с такой высоты опасностью не грозит, но сейчас он будет счастливчиком, если ему удастся избежать переломов.

Некоторые Sash наверняка спали еще выше, чем он сейчас лежал. Но они-то наверняка к подобному привычны. К примеру, ситуация, когда с высоким ускорением движется Kalique; на нем Wameria нет. Если человек сидит в переднем ряду, при разгоне он оказывается все равно что на крыше десятиэтажного дома. Впрочем, нормальное ускорение Kalique составляет всего четыре Daemon, так что подобная высокая перегрузка внове и для команды.

Заснуть Джинто не мог: он должен был оставаться наготове. Забота о здоровье экипажа входила в обязанности Wiigt; иными словами, на «Фликове» – в обязанности Джинто.

Сейчас никаких проблем не наблюдалось. Все индикаторы состояния здоровья членов экипажа показывали норму.

Внезапно на Джинто нахлынули ностальгические воспоминания.

Мой первый полет на космическом корабле, несколько дней вместе с Лафилью на «Госроте».

Точнее говоря, это был его второй полет, но субъективно именно тогда Джинто впервые ступил в мир Аб.

Тогда я жил, не зная забот, подумал Джинто. Лежащий перед ним новый мир был туманным и непонятным, но Джинто не думал о смерти.

Он мог бы избавиться от мыслей о смерти: всего-то надо было отказаться от Sune и уйти с военной службы. Но делать это Джинто не собирался.

Приход Джинто на «Госрот» имел как минимум одно заведомо хорошее последствие: теперь ему не приходилось думать о своем будущем.

Сейчас перед ним были закрыты все пути, кроме одного: жить, как подобает Bar Sif. Другого места в этой жизни у него не было.

 

Экурьюа в полудреме ностальгировала по минувшим дням.

Ее очередь пилотировать еще не подошла, но Kiseg уже были подсоединены к кораблю. Информация о пространстве за пределами корабля потоком вливалась ей в Frosh.

Экурьюа родилась не в Лакфакалле, что было для Аб довольно необычно. Родилась она на борту торгового судна. Согласно записям, это произошло в Fath где-то на территории Fek Barker. Конечно, никаких воспоминаний о том времени у нее не сохранилось, впрочем, ее это не волновало.

Отец ее, должно быть, по меркам Аб был чудаком. Немногим пришло бы в голову тащить Janyu на торговое судно.

В голове у него был ветер; дочурку он сперва обожал, но через пять лет ему, похоже, наскучило быть родителем, и он отослал ее в Garish близ Лакфакалле, где жила вся семья и кошка в придачу.

Итак, до пяти лет Экурьюа жила на торговом судне. Круг известных ей живых существ был тогда очень ограничен. Все, что наполняло ее мир, – отец и несколько кошек.

Rilbiga, – донесся до нее голос Sarerl. – Ваша очередь. Берите управление на себя.

Какое-то мгновение сознание Экурьюа балансировало между сном и явью.

– Экурьюа, ты слышишь? – встревоженно спросила Лафиль.

– Так точно, – ответила Экурьюа.

– Если ты себя плохо чувствуешь, я могу продержаться еще немного, хорошо? – на этот раз в ее голосе сквозила не тревога, а словно ожидание чего-то.

– Это лишнее.

Экурьюа сунула руку в Gooheik. Рука казалась тяжеловатой, но это не проблема.

Sarerl, я готова взять управление.

– Хорошо, – с намеком на разочарование в голосе. – Передаю управление.

Спасибо, Ваше Высочество. Эти слова она произнесла лишь мысленно.

Поток данных от сенсоров корабля в ее мозг усилился.

Она ощутила летящие рядом корабли их дивизиона.

Торговое судно, на котором росла Экурьюа, тоже иногда проходило рядом с другими судами. В таких случаях отец всегда позволял ей сесть в кресло второго пилота и прочувствовать с помощью Frokaj все, что было вокруг. «Это соревнование». Она словно слышала голос отца наяву. «Папочка обязательно победит».

Соревнования были совсем неинтересными. Два корабля летели почти вровень, а потом один из них постепенно отставал. Видимо, потому что ускорение у них было почти одинаковым.

Сейчас было то же самое. Хотя нет, все еще более тривиально.

Ускорение однотипных кораблей было идентичным. Разумеется, на то они и однотипные. Потому и положение кораблей друг относительно друга не менялось вообще, словно они были скреплены невидимыми палками.

Вдруг один из кораблей начал отставать. Это был «Кролков».

– «Кролков», что у вас происходит? – тут же раздался голос Lesheik.

– Второй дополнительный двигатель работает с перебоями, – ответил Lodair с «Кролкова».

Sarerl «Кролкова», ответьте, – вызвала Атосурьюа.

– Так точно, на связи Roibomowas Бомдель.

– Вы в состоянии поддерживать номинальную мощность?

– Не знаю.

Секундное молчание.

– Понятно, «Кролков». Даю разрешение вернуться.

– Но командир! – воскликнул Sarerl «Кролкова». – Сам корабль в полном порядке. И другой дополнительный двигатель тоже.

– Этого недостаточно. Вы ведь и сами понимаете, верно?

– …Принято. Да будет на вашей стороне удача.

– Спасибо, «Кролков». Мы еще встретимся.

Экурьюа наблюдала, как «Кролков» отстает. Впрочем, нет: правильнее сказать – уже отстал. Он прекратил разгон и тут же оказался позади. Далеко позади.

Когда отец выигрывал соревнование, он всегда пел песенку. Обычно он ее сочинял тут же, на ходу.

Ей нравились разные песни, но песни отца она любила все без исключения.

Экурьюа захотела тоже спеть, но передумала, хотя стихи в ее голове уже сложились. Хорошая получилась бы песня; но Экурьюа сказала себе, что другие на мостике не поймут.

У песен ее отца была очень плохая репутация, даже в ее собственной семье. Похоже, одна лишь Экурьюа унаследовала чувство прекрасного, позволяющее ей слышать красоту этих песен. А значит, и песни, которые сочинила Экурьюа Веф-Трюз Ноор, сможет оценить по достоинству лишь она сама.

 

Гномбош почувствовал, как все в нем напряглось.

Ему предстояло, хоть и недолго, пилотировать настоящий боевой корабль, а не Kalique. Конечно, он уже делал это в Kenru Lodair; да и будучи уже Bene Lodair – тоже, много раз. Но теперь все было по-настоящему.

Kleria, вы не спите? – спросил Ятеш.

Как раз пришло время передавать управление следующему офицеру.

– Нет, – мгновенно отозвался Гномбош.

– Вы справитесь? – неуверенно осведомился Ятеш.

– Так точно. Конечно, справлюсь.

– Сосредоточьтесь, Fektodai. Ваша задача – держать курс прямо. Не пытайтесь выкинуть что-нибудь оригинальное, даже если вам покажется, что так правильнее.

– Слушаюсь.

– Отлично. Передаю управление.

– Я не подведу, – заверил он. Kiseg и Gooheik давно уже были наготове. – Могу приступить в любой момент. Пожалуйста, доверьте мне пилотировать корабль.

– Я уже передал управление.

– А… ну да.

Гномбошу вдруг захотелось шевельнуть пальцами левой руки. Разумеется, сделай он это, корабль тут же свалился бы с курса.

Он ощутил впереди группу кораблей. Это были Resii, высланные вперед раньше них. Поскольку огневой мощи одного лишь первого Sov Deir для выполнения задачи было явно недостаточно, к этой операции были привлечены и патрульные корабли. Ненужные сейчас Hoksath были сняты, но масса патрульного корабля все равно превышала массу фрегата, а значит, и разгон у них был слабее. Да и конструкция в целом у Resii была более хрупкая, так что они могли выдерживать меньшее ускорение, чем первый Sov Deir. Именно поэтому они стартовали раньше.

Фрегатам предстояло нагнать их точно к моменту начала операции. Если атака не будет проведена всеми силами одновременно, эффект от нее будет вдвое ниже.

Гномбош сделал глубокий вдох. Мы должны идти назначенным курсом. Действовать опрометчиво нельзя. Не для того я старался, чтобы все пошло насмарку.

Такие мысли метались у него в голове. Гномбош едва не рассмеялся. Может, я сошел с ума? Fektodai ощутил, как все его тело задеревеневает.

– Дополнительные двигатели отработали. Прошу разрешения отстрелить, – доложила Гуринсия.

– Разрешаю, – кивнула Лафиль.

Израсходовав топливо и исторгнув все предназначенное для этого вещество, двигатели отделились от корабля. Но их работа была еще не завершена.

По закону инерции они продолжили мчаться вперед, к своим второстепенным целям. Возможно, их перехватят на полдороги – но это и есть их дополнительная задача. А уж если они попадут в цель, то пусть даже нанесенный ими урон будет незначительным, – все равно это лучше, чем ничего.

Возможно, кому-то из штаба, кто разработал план операции, не сиделось на месте и хотелось над кем-нибудь поиздеваться.

После отделения дополнительных двигателей фрегат продолжил ускоряться своими силами. Искусственная сила тяжести снова стала направлена к полу, кресла вернулись в исходную форму.

Облегченный вздох Джинто услышали на мостике все. Уроженец Nahen, лишь теперь он смог наконец расслабиться.

– Все системы в норме, – произнесла с облегчением Гуринсия, тоже родом из Nahen.

– Прибытие на позицию для бомбардировки через тридцать минут, совпадает с расчетным, – доложила Экурьюа.

Все шло как надо.

Лафиль перестала прислушиваться к ощущениям тела, сосредоточившись лишь на одном органе чувств – на своем Frosh.

Она знала, что на такой скорости межзвездный водород должен врезаться в корпус корабля, как если бы тот летел в атмосфере.

От этой мысли ей стало неуютно. Сейчас корабли разгонялись и тормозили совсем не так, как во времена пра-Аб; нынешним Аб путешествия через Fath позволили избежать необходимости летать на сверхскоростях. Аб стали более хрупкими, столь высокие и длительные ускорения были для них редкостью. Лафили, во всяком случае, это было внове.

– Внимание, говорит Sarerl, – обратилась она к команде, вытряхнув неприятные мысли из головы. – Наш корабль вскоре произведет атаку на вражескую орбитальную верфь. Возвращение не потребует от нас такой спешки, пусть это вас успокоит.

– Двадцать пять минут до рубежа атаки, – доложила Экурьюа.

– Арбоф, следи за возможным появлением вражеских кораблей, – приказала Лафиль.

– Принято.

Передвижения врага должны быть видны с приличного расстояния. Вообще-то, судя по всему, он действительно собирался идти на перехват. Но другие подразделения связали вражеские корабли боем, не подпуская их к первому Sov Deir.

Впереди в бой вступили патрульные корабли. Как будто капли росы высыпали.

А еще немного дальше лежала цель – вражеская верфь.

Конечно, она была не беззащитна. У верфи имелись собственные оборонительные средства. Особую угрозу представляли любимые Суверенным Союзом Народов Звездных Систем Voklanyu. Они гораздо мощнее, чем установленные на эсминцах, и попадание их лучей может привести к серьезным последствиям.

К счастью, союзные подразделения уже распылили впереди Sebyl Kela. Облако пыли рассеет попавший в него Klanraj. Конечно, чтобы это средство сработало, требуется определенная плотность пыли, так что в космическом сражении, где свои и чужие корабли постоянно маневрируют, оно бесполезно. Но здесь другая ситуация – цель маневрировать не может, курс атакующих кораблей проложен заранее; так что применение отражающей пыли должно быть эффективно.

Облако таинственно сияло впереди.

Конечно, оно не может защитить от лазерных лучей полностью. Даже потеряв часть мощности, лучи все еще представляют угрозу.

– Разрешаю маневрирование с целью уклонения, – известила Атосурьюа.

– Арбоф! – тут же скомандовала Лафиль. – Приготовиться к маневру, радиус пятьсот.

– Есть.

Арбоф начал подавать в один из маневровых двигателей короткие, несильные импульсы, стараясь не сильно изменить курс корабля.

Sarerl, вражеские ракеты, много, летят на нас! – выкрикнул Ятеш.

– Гномбош, – обратилась Лафиль к Kleria. – Оставляю лазерные батареи на твоем попечении. Стреляй только по тем ракетам, что прямо по курсу. В те, которые уже пролетают, ты все равно не попадешь.

– Слушаюсь, – сказал Гномбош и вцепился в свою консоль.

– Десять минут до рубежа атаки, – произнесла Экурьюа.

Один из патрульных кораблей превратился в огненный шар. Миг – и распухающее облако плазмы осталось позади.

Лазерные батареи палили беспрерывно.

Одна из вражеских ракет взорвалась совсем рядом, и сплошная тьма вокруг сменилась светом.

– Пять минут до рубежа атаки.

– Пока никаких повреждений, – доложила Гуринсия.

Группа патрульных кораблей постепенно приближалась. Когда фрегаты их нагонят, начнется бомбардировка. Пока же приходилось просто держаться.

– Входим в Sebyl Kela, – сообщила Экурьюа.

Корпус несущегося вперед корабля начал раскаляться от трения об отражающую пыль. Как только они прорвутся через облако, которое защищало их от лазерного огня, им останется лишь маневрировать. Сближаться с целью станет труднее.

Одна из вражеских ракет прошла совсем рядом с «Фликовом». Однако, поскольку относительная скорость была весьма велика, можно было уже не опасаться, что промахнувшаяся ракета их нагонит.

Kleria, – обратился к Гномбошу Арбоф. – Стреляй в первую очередь по тем ракетам, у которых наибольший шанс в нас попасть. Сейчас нам будет очень трудно маневрировать.

– Я постараюсь, – ответил Гномбош неуверенным тоном.

– Можешь говорить поувереннее, – посоветовал Ятеш. – Потому что если ты не справишься, мы всё равно все погибнем.

– Я справлюсь, – глаза Гномбоша смотрели напряженно.

Лафиль хотела тоже что-то сказать, но передумала. Ничего важного она сейчас сказать все равно не могла, а Гномбошу предстояло получить хороший опыт. Когда она сама была Fektodai, ей приходилось испытывать и более серьезное давление.

Маневровые двигатели корабля включались-выключались без перерыва. Ладони Лафили взмокли от пота. Тень орбитальной верфи в ее Frosh все росла, и до грозди патрульных кораблей было уже, казалось, рукой подать.

– Одна минута до рубежа атаки, – сообщила Экурьюа.

– Меня всем слышно? – на дисплее появилось лицо Атосурьюа. – У нас на один корабль меньше, но приказы остаются прежними. Атака начнется примерно через минуту. Обратный отсчет будет начат с тридцати секунд, синхронно для всех.

– Слышу вас, командир, – отозвалась Лафиль и, встав, обратилась к команде. – Всем постам, изготовить Irgyuf к залпу!

По кораблю разнесся Duniit.

– Арбоф, сосредоточься на пилотаже, – приказала Лафиль. – Гномбош, возьми на себя бомбардировку.

– Есть! – Fektodai от напряжения привзвизгнул. – Зарядка завершена. Предохранители сняты. Орудия к стрельбе готовы.

– Внутренние системы корабля в норме, – доложила Гуринсия.

– Атмосфера внутри корабля в норме, среди экипажа небоеспособных нет, – сообщил Джинто.

– До начала атаки тридцать секунд. Двадцать девять, двадцать восемь, двадцать семь… – раздался голос Lodair с Glaga Sov.

– Арбоф, курс? – на всякий случай спросила Лафиль.

– Мимо такой здоровенной штуковины трудно промазать. Все нормально.

Верфь была колоссальна. От луковицы основного завода отходили сотни труб, соединяющих ее с вторичными производственными линиями. Целью «Фликова» было сравнительно небольшое сферическое сооружение, являющееся предположительно фабрикой по производству Baikok. Даже оно составляло в диаметре 2700 Wesdaj.

Наконец фрегаты поравнялись со стаей патрульных кораблей. И в ту же секунду прозвучала команда Атосурьюа:

– Начать бомбардировку!

– Огонь! – скомандовала Лафиль.

Носовые Irgyuf рявкнули в унисон. Цилиндры-Spyut покинули Irgyuf и рванулись вперед.

Первый Sov Deir и подразделение патрульных кораблей, летя на релятивистских скоростях, одновременно произвели залп по вражеской верфи. Навстречу непрерывным потоком лились лучи из установленных на верфи Voklanyu, но защититься от залпа было нереально. Практически все Spyut вошли в циклопическое сооружение.

Да, подобные гигантские структуры – легкая мишень.

Стенки фабрики по производству антивещества не выдержали грянувших внутри взрывов; фабрика вспухла и оторвалась от трубы, соединявшей ее с главным комплексом. Сейчас она напоминала переспелый гранат. Вне всяких сомнений, фабрикой это уже никогда не будет. И выживших там, скорее всего, не было.

С прочими секциями верфи творилось примерно то же самое. Они скручивались, отлетали, разваливались на куски – словом, завод представлял собой жалкое зрелище.

– Конец бомбардировки, – объявила Атосурьюа. – Всем кораблям, перейти к обороне!

Неожиданно рядом с «Фликовом» пролетел кусок конструкции, слишком огромный, чтобы его можно было назвать «обломком». Один из патрульных кораблей ошибся при маневре и врезался в этот кусок.

Ненавижу саму мысль о том, чтобы погибнуть, когда все уже закончилось, подумала Лафиль. Скорее всего, так же думали и остальные. Арбоф утирал пот со лба. В тяжелой, наэлектризованной атмосфере даже говорить что-то было трудно.

Менее чем за минуту «Фликов» прошел через насыщенное смертью пространство – но расслабляться по-прежнему было рано.

Изначально было запланировано, что после атаки на орбитальную верфь корабли воспользуются гравитационным полем планеты Акаддо для торможения. А на орбите Акаддо, помимо верфей, было еще приличное количество больших и маленьких крепостей. И вот теперь настало время поздороваться с ними.

Лафиль попыталась оценить ситуацию.

Формация кораблей, участвовавших в атаке на верфь, утратила стройность. Хорошо бы, конечно, организоваться во что-то упорядоченное, но вряд ли сейчас это удастся. Корабли дивизиона все рядом, но им придется действовать независимо друг от друга, пока процедура торможения в гравитационном поле не будет завершена.

Сердце Лафили бешено колотилось; она постаралась вычистить все ненужные образы из Frosh. Мысленно она рассматривала четырехмерную картину пространства-времени; она пыталась учесть массу переменчивых факторов, чтобы проложить наилучший курс. Если корабль пролетит далеко от планеты, гравитационное торможение будет слабым. Если пролетит чересчур близко – сгорит в плотной атмосфере. Решение о правильном курсе нужно было принять очень быстро.

Наконец Лафиль закончила расчеты.

– Арбоф, два залпа по крепости один-ноль-один.

– Есть.

101 – идентификационный номер, который этой орбитальной крепости присвоили Labule. Противник ее называл как-то по-другому; как именно – Лафиль не знала и вряд ли когда-нибудь узнает.

Как бы там ни было, два залпа ушли в сторону крепости 101.

Это был всего лишь огонь на подавление. Не став проверять, попали снаряды или нет, Лафиль продолжила отдавать Арбофу приказы. Сперва передала ему необходимый курс, потом:

– Максимальное торможение!

– Есть!

«Фликов» развернулся кормой вперед и начал тормозить всей мощностью своих двигателей. В таком положении он продолжил мчаться к планете Акаддо. Вскоре ему придется пройти под группой орбитальных крепостей; но тут, как при проказе – ничего нельзя поделать.

Крепость 101 не пострадала, но, похоже, ей было не до того, чтобы атаковать корабли Аб. Похоже, другие Sarerl рассуждали так же, как Лафиль: на крепость с разных сторон сыпались десятки Spyut.

Lonjhoth Rirrag прервался, – доложил Ятеш.

Такое явление иногда происходит, когда корабль оказывается в верхних ионизированных слоях атмосферы.

– Беспокоиться не о чем, – громко ответила Лафиль, заметив, что Гномбош начал нервничать. Потом, чтобы окончательно его успокоить, добавила: – Это временная проблема, я держу ситуацию под контролем.

Летя в гравитационном поле Акаддо, «Фликов» постепенно терял скорость. Опасность подвергнуться атаке со стороны врага миновала.

– Связь восстановилась, – сообщил Ятеш.

Лафиль своим Frokaj принялась искать Glaga, но не нашла: видимо, флагман был слишком далеко.

– Сколько мы были без связи? – спросила она.

– 10.1 секунды.

Мы слишком далеко от флагмана, подумала Лафиль.

– Всем кораблям, собраться к Glaga, – раздался голос Атосурьюа.

– Всем постам, отбой боевой тревоги. Членам экипажа разрешено отдыхать по очереди, – приказала Лафиль. – Арбоф, отличная работа.

– Спасибо, – фигура Tlakia была само воплощение усталости, но в голосе слышалось напряжение.

– Можешь отдохнуть восемь часов. Я займусь пилотажем.

– Слушаюсь. Пожалуй, я воспользуюсь вашим любезным предложением, – и Арбоф отдал салют.

– Остальные тоже могут отдыхать. Кроме тебя, Ятеш: мы с тобой останемся на вахте.

– Польщен оказанным доверием, – Ятеш салютовал с улыбкой, но выражение лица его было несколько отсутствующее.

 

Восемь часов спустя Лафиль уступила Sareribash Экурьюа и удалилась в капитанскую каюту.

Корабли первого Sov Deir выстроились колонной и тормозили. Обратный путь предстоял долгий и куда более спокойный, чем путь к полю боя.

Едва войдя в каюту, Лафиль нетерпеливо сорвала с себя Serlin и сразу же рухнула на койку. Сон пришел мгновенно.

И практически тут же он был прерван. Запищал положенный рядом с койкой Kreuno.

Лафиль схватила Kreuno.

– Кто?

Sarerl, – раздался голос Экурьюа. – Командир Атосурьюа.

– Вызывает меня?

– Все экипажи. Через десять минут.

Лафиль поняла слова Экурьюа так: Атосурьюа собирается через 10 минут произнести какую-то речь перед всеми Bosnal дивизиона.

– Ясно. Я иду на Gahorl, сейчас буду. Разбуди пока всех, кто не на вахте.

– Мне объявить общий сбор?

– Это лишнее. Просто придумай что-нибудь.

– Слушаюсь.

Облачившись в форму, Лафиль поспешила на мостик. На полпути она услышала Duniit.

Это, разумеется, Экурьюа сделала. Эффективно, но, пожалуй, немного чересчур.

Придя на мостик, Лафиль заняла капитанское кресло и первым делом отключила Duniit.

– Внимание, говорит Sarerl, – объявила она затем по внутрикорабельной вещательной сети, чтобы успокоить людей. – В ближайшее время, по-видимому, к вам обратится с речью Lesh Sov. Вам надлежит слушать внимательно. Вахтенным разрешаю временно приостановить работу. Тем, кто не на вахте: ваша главная задача – как следует отдохнуть. Ждите обращения командующего. Капитан передачу закончила.

Сейчас на мостике находились лишь Экурьюа и Арбоф, но остальные Lodair явились почти сразу же.

Вскоре на главном экране возникло изображение Атосурьюа.

– Всем офицерам и солдатам дивизиона. Говорит командир первого Sov Deir, – раздался голос Атосурьюа. – Еще раз благодарю вас всех за ваш тяжелый труд. Это ведь был тяжелый труд, не так ли? Наш дивизион выполнил задачу, не повредив ни единого корабля. Это настоящее чудо, и в то же время это дар вам всем за усердие. Сейчас, как вам известно, наш дивизион направляется к планете Мендерес, где нас ждет отдых, а потом – новое задание.

Тут Атосурьюа сделала паузу.

– Однако у меня для вас новости. Мы получили приказ на возвращение. План меняется, наш дивизион направляется к Сорду Кемаль. По пути к нам присоединится «Кролков», мы пополним боезапас, а затем вернемся в Arosh Лакфакалле. Начните приготовления незамедлительно.

С моей точки зрения, это хорошие новости; я уже очень давно не была в Лакфакалле. И нам не придется долго ждать возвращения. Командир дивизиона передачу закончила.

Офицеры мостика, как положено, отдали салют в сторону экрана. Атосурьюа вернула салют, и изображение исчезло.

– Что, только наш дивизион возвращают? – спросил затем Арбоф.

– Вряд ли, – отозвался Ятеш. – Думаю, в тыл отправят всю Jadbyr. Потому что мы все хорошо поработали.

– Но главные силы эскадры сейчас так далеко, – Арбоф обернулся и посмотрел назад. Происходящее явно не укладывалось у него в голове.

Несмотря на гравитационное торможение, корабли, атаковавшие верфь, двигались по-прежнему слишком быстро. При такой скорости остальные силы эскадры просто не могли с ними соединиться. Четыре Sov Ashal, составляющих основную силу Jadbyr Ashal «Босур», отступили с поля боя, но держались поблизости.

Плюс к этому оставались еще вопросы ремонта. Первый Sov Deir никаких повреждений не получил, но среди эсминцев наверняка не все остались целыми и невредимыми. Если план предполагает возвращение всей эскадры, это займет какое-то время.

Однако в словах Ятеша тоже был резон. Совершенно бессмысленно отрывать один штурмовой дивизион от всей эскадры.

Будь этот приказ отдан раньше, можно было бы предположить, что в Главном штабе хотят получить оперативную информацию от фрегатов; но сейчас подобной информации уже должно было быть достаточно много.

Kreuno Лафили звякнул.

– Похоже, Tlakia был прав, – произнесла она.

В ее компьютер поступили более детальные указания. Согласно им, первому Sov Deir надлежало отделиться от Jadbyr Ashal «Босур» и возвращаться в Arosh без остальных кораблей.

Поводов для беспокойства не было: обратная дорога надежно охранялась 25-м Byr Volper. Пожалуй, наоборот: был повод для зависти у экипажей других дивизионов.

Вопрос, однако, все равно оставался: зачем в такое время понадобилось их возвращать? Враг все еще не был полностью вычищен из этой системы. Сорд Кемаль, планеты звездной системы Кемаль, планета Акаддо, военно-промышленный центр Суверенного Союза Народов Звездных Систем – просто невероятно, чтобы Империя решила это все оставить. Главные силы отошли к внешним планетам и за пределы их орбит, где, похоже, готовились к решающему сражению.

Вообще-то сейчас на военный потенциал врага можно было уже не обращать внимания – с уничтожением верфи Акаддо он понизился очень значительно; свойственная Аб настойчивость принесла свои плоды. Должно быть, в штабе все как следует продумали. Ясно было, что там планируют уже следующую операцию по зачистке вражеских территорий. И первый Sov Deir должен будет принять в ней участие.

Приказ о возвращении был довольно-таки срочным.

В принципе, это вполне могла бы быть миссия по эскортированию в столицу транспортного каравана; но в данном случае об этом речи не шло. Судя по всему, возвращаться придется каждому кораблю в отдельном Flasath, иными словами, они отправятся в Arosh с максимальной возможной скоростью.

– Гуринсия, сможешь сейчас подготовить все к переходу в Fath? – спросила Лафиль.

– Конечно. Повреждений нет, значит, нет проблем, – в голосе Bynkerl слышалось некоторое напряжение – похоже, была уязвлена ее гордость.

Стоило бы извиниться, подумала Лафиль. Кажется, она слегка обиделась. Но в итоге Лафиль решила ограничиться лишь «Правда?»

– Правда; но разве не будет у нас какой-нибудь дозаправки-дозарядки? – поинтересовалась Гуринсия.

– Через тридцать семь часов мы дозаправимся возле планеты, как и предполагалось изначально. Еще через сорок два часа получим прочие припасы с Isath.

– Ясно, – Гуринсия уже начала делать предварительные выкладки на своей консоли.

Sarerl, – встрял Джинто. – А что будет с больными и травмированными?

По правде сказать, большинство тех, кого он имел в виду, вовсе не были ни больными, ни травмированными в общепринятом смысле. Известно, что сражения космических кораблей очень сильно давят на психику людей. Сражения вообще вредны для психики, а тут еще вокруг вакуум – совершенно чуждая среда для уроженцев наземных миров.

Наземники пребывают в совершенно аномальных для них условиях.

В мирное время человека можно подвергнуть тщательной психологической проверке и, если он, например, слишком агрессивен – изолировать его в отдельной каюте. Но во время войны для подобной сортировки попросту недостаточно места. Неудивительно, что Sash оказываются подвержены неврозам. В легкой форме, разумеется – это не мешает кораблям функционировать нормально.

Если все заранее не продумать, в конце концов система начнет давать сбои; в Labule это отлично понимают и учитывают при проектировании кораблей. Однако в суровых боевых условиях совершенно недопустимо, чтобы кто-то из экипажа сорвался из-за психических отклонений. В операциях наподобие только что завершившейся от неопытных членов команды вполне можно было ожидать срывов. Поэтому в течение тех трех лет, что существовал дивизион, каждый член экипажа периодически подвергался психологическому тестированию, и если оно показывало, что возможны проблемы, этого человека отправляли отдыхать. Разумеется, местом отдыха было санитарное судно.

Конечно, в результате снижалась численность Sash на борту и, как следствие этого, живучесть корабля, но, хоть с этим риском и приходилось считаться, командование дивизиона проявляло настойчивость. Корабль все равно что наполовину разрушен, если часть Sash работает вполсилы; если же вся команда действует на максимуме своих возможностей, корабль выходит из боя целым и невредимым.

Случалось, были в экипаже и настоящие больные и травмированные. Но серьезно больные люди, неспособные встать с койки, и раненые, которым требовался госпитальный режим с погружением в регенеративную жидкость, были отправлены в тыл на санитарное судно заранее. Там, на санитарном судне, расположенном на орбите звезды Кемаль, больные и травмированные должны как можно скорее выздороветь и вернуться в строй. Появившаяся возможность покинуть госпиталь будет для них отличной новостью. Планета близ Arosh, предназначенная специально для отдыха и восстановления, – конечно, куда лучшее место, чем санитарное судно.

– Мы заберем всех с санитарного судна через пятьдесят пять часов, – сказала Лафиль, глядя на свои графики.

– В таком случае, Sarerl, – продолжил Джинто, – прошу разрешения заняться подготовкой кают для больных прямо сейчас.

– Разрешаю, – коротко ответила Лафиль; ей приходилось думать сразу о множестве вещей, и ее терпение готово было вот-вот лопнуть.

– Тогда, с вашего позволения… – Джинто отдал салют и покинул мостик.

Отправив весь экипаж отдыхать, Лафиль вскоре снова вверила корабль Экурьюа и ушла к себе.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ