Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 4. План эмиграции (Kufazeet Frurot)

 

Живущим в искусственной среде Аб изначально не были знакомы понятия «утро» и «вечер». Однако преимущества системы, при которой все начинают работать одновременно, были очевидны, и слова «утро» и «вечер» для удобства ввели в обиход. Сейчас Ar(утро) определяется как время начала работы, Gor(вечер) – как время завершения работы.

Однако Gahoria(персонал мостика) живет по другому графику. На корабле кто-то должен нести вахту постоянно, поэтому сутки этих людей разделены на три равные части. К Gahoria(персоналу мостика) же относятся только Lodair Gariar(офицеры-пилоты).

На кораблях, где офицеров-пилотов всего три, вроде «Басройла», если не хватает хоть одного, несение вахты становится тяжелым занятием. Это, кстати, было еще одной причиной, почему на Лобнас II отправились Sazoi(администратор) Джинто и Skem(инженер) Самсон, а все офицеры-пилоты остались на борту.

Во время сражения, захода в порт и выхода из порта на своих постах обязаны быть все Lodair(офицеры), но в остальное время они нередко вовсе не видят друг друга. Для Аб, постоянно живущих в космических кораблях, свободное от работы время бесценно.

Однако Лафиль старалась находиться на Gahorl(мостике) как можно больше – даже когда была не на вахте. Потому что мостик эсминца «Басройл» стал ее временным Garish(космическим поместьем).

– Вы не устали? – внезапно спросил Alm Lodair(старший офицер) Собаш, который как раз был на вахте.

– Не сильно, – Лафиль попыталась ответить естественным тоном, но Собаша, похоже, не убедила.

– Если что-нибудь случится, я в любом случае вас вызову, так что, может, вам пойти отдохнуть?

– Разница только в том, где я буду сидеть: у себя в каюте или здесь. Нагрузка на тело не изменится.

– Ну, может, и так, но…

– Я здесь мешаю? – Лафиль вовсе не иронизировала, она интересовалась совершенно серьезно.

– Ни в коем случае. Просто я вспомнил старые времена…

– Старые времена?

– Да. Это было во время моего первого полета в качестве торговца. Мне стоило бы пойти Roirilbiga(помощником навигатора) на какой-нибудь большой корабль, но я тогда одолжил у отца деньги и неожиданно для всех зафрахтовал судно. Маленькое, конечно. Я тогда ни за что не хотел покидать мостик.

– Даже спали там?

– Да, – смущенно кивнул Собаш. – Дремал прямо в капитанском кресле. Команда мне советовала так не делать, но я никого не слушал. Когда мы прибыли к месту назначения и дело дошло до торговли, я еле держался на ногах. Из-за этого в итоге оказался в большом убытке.

– Я сплю у себя в каюте, и столько, сколько надо.

– Уже лучше, чем я тогда, – улыбнулся Собаш.

– Я уже пять лет в Labule(Космических Силах), а сражаюсь уже больше года.

– Конечно. И именно поэтому, мне кажется, вам стоит не напрягаться так сильно.

– Вы тоже обращаетесь со мной как с ребенком, – надула губы Лафиль.

– Что вы, как можно. Я просто не могу молча смотреть на юную девушку, которая себя изводит.

– Не можете молча смотреть? – Lartnei(принцесса) нахмурила брови. Если ее подчиненные тревожатся, это проблема.

– Точнее, на переполненную энтузиазмом юную девушку.

– Я переполнена энтузиазмом?

– На это похоже.

Она вовсе не собиралась проявлять энтузиазм. Ей вообще не нравилась роль Kufaria(временного монарха). Раз уж на нее эти обязанности взвалили, она намеревалась исполнять их должным образом, но о каком-то особом энтузиазме речи не шло.

– Скажите, что вы делаете, когда остаетесь наедине с собой? – поинтересовалась Лафиль.

Честно говоря, она просто не знала, что делать во время отдыха. Экурьюа, скорее всего, спала, а если и не спала, все равно Лафили было трудновато получать удовольствие от разговора с ней.

Некоторые Lodair(офицеры) способны непринужденно общаться с Sash(членами экипажа). На «Басройле» это Самсон и Джинто. Однако Лафиль следовать их примеру никак не могла. Она понимала, что собеседник при разговоре с ней обязательно напрягается. На взгляд Лафили, Собашу и Экурьюа в таких ситуациях тоже было непросто. Похоже, людям с Frokaj(пространственным восприятием) и синими волосами эта техника дается с трудом.

Несмотря на все это, Лафиль не обзавелась хобби, которым могла бы заняться в одиночестве.

Поэтому ей было интересно, что в одиночестве делает Собаш.

– Это довольно личный вопрос, – улыбнулся Собаш.

– Мне не следовало спрашивать? В таком случае приношу свои извинения.

– Нет, скрывать тут особенно нечего, – улыбка Alm Lodair(старшего офицера) стала шире. – В общем, я пишу письма.

– Каждый день?

– Да, каждый день. Всем до единого, кого знаю. Кроме того, я хоть и отправился воевать, но и торговые связи сохраняю. Поэтому необходимо писать и деловые письма.

– Вам это не надоедает?

– Интересно не столько писать письма, сколько читать ответы. Я пишу письма, потому что хочу получать ответы. Кроме того, так мои отношения не рассыплются.

– Что вы имеете в виду, «отношения не рассыплются»?

– Даже если двое очень близки – когда они перестают общаться, их дружба хиреет. Но если они не могут встречаться лично, можно обмениваться письмами. Думаю, если я погибну, на похоронах будет людно, – последнее Собаш добавил улыбаясь. – Хотя и не рассчитываю, что там будет присутствовать Manowas(капитан) и другие, кого я здесь вижу каждый день.

– Да уж, – улыбнулась Лафиль.

Весь экипаж вверяет свои жизни кораблю. Тем более если это маленький корабль, такой как эсминец. Если Собаш погибнет, вероятнее всего, он погибнет вместе с «Басройлом». Значит, остальной экипаж тоже будет мертв.

– Кстати, вы точно не хотите отдохнуть?

– Мне совершенно не скучно разговаривать с вами, – ответила Лафиль и оперлась подбородком на руки.

– Но я-то сейчас более или менее работаю, – хоть Собаш это и сказал, недовольным он не выглядел.

– Более или менее.

– Да. Более или менее, – повторил Собаш, и как раз в этот момент раздался звуковой сигнал. – Вызов с планеты. Это Rinjer(офицер задней линии) Линн.

– Включайте, – сказала Лафиль и встала.

Появилось изображение довольно-таки утомленного на вид Джинто.

Kufaria(временный монарх). Говорит Roikufaria(вице-временный монарх) из Nahen(наземного мира).

Это и так было понятно, но Лафиль все равно кивнула.

– Что случилось?

– Все тот же вопрос эмиграции. Получен окончательный вывод. Эмиграция все-таки состоится. Я составил план, высылаю.

– Ясно. Кстати, похоже, ты немного устал.

– Не немного.

– Может, мне тоже спуститься?

Джинто, явно переполошившись, тут же замотал головой.

– Нет, тут все нормально. Можешь оставаться там.

– Вот как.

Безусловно, среди обязанностей Лафили были и такие, которые следовало выполнять на «Басройле». Если она покинет корабль, нагрузка на Собаша и Экурьюа возрастет.

– В общем, так: первая порция будет двенадцать тысяч человек. Из Nahen(наземного мира) на орбиту их доставит «Даксес» в несколько приемов. Остальные Isath(транспорты) там готовы будут их принять?

– Вообще говоря, эти корабли предназначены для перевозки грузов, принимать пассажиров они не приспособлены, – Лафиль, скрестив руки, передала то, что ей сказал Sarerl Syum Salyug(командир отделения транспортов). – Кроме того, двенадцать тысяч человек – это невозможно. Предел – восемь тысяч.

На лице Джинто отразилось потрясение.

– А прислать новые корабли?

– Придется. Сейчас же отправлю Pelia(связное судно). Однако первые восемь тысяч мы уже можем принять.

– Но заботиться о пассажирах никто не сможет…

– Это всего лишь означает, что они могут не рассчитывать на комфортный перелет. Дней десять придется перетерпеть.

– Ммм, – простонал Джинто. – Ладно, попробую их убедить. Ну, если они не согласятся, просто отложим отправку. Могу я получить документы касательно условий размещения?

– Хорошо. Их тебе перешлют непосредственно из Syuf Salyug(отделения транспортов).

– Будь добра. И еще одно: я получил список с порядком перехода должности Seif Sos(территориального представителя), его я тоже высылаю. Он, конечно секретный, и само существование этого списка тоже должно остаться в секрете от заключенных.

– То есть это список тех, кто станет Seif Sos(территориальным представителем), когда действующее Semei Sos(наземное правительство) улетит?

– Нет. Господин Мейдин проявил разумную осторожность. В случае если с ним самим что-нибудь случится, он составил список тех, кто будет отвечать за процесс эмиграции. Когда все тюремщики отбудут, этот список станет не нужен.

– Понятно, – кивнула Лафиль и подумала: «Уместная предосторожность».

– Ладно, я скоро свяжусь с тобой опять, а пока прерываюсь.

Лафиль кивнула и села в кресло. Изображение исчезло.

 

Джинто облегченно выдохнул. К счастью, Лафиль поняла, что ей следует оставаться на орбите. В этом Nahen(наземном мире) и так хаос.

Он вышел из комнаты для связи. Впрочем, на самом деле это было просто маленькое помещение, которое он сам так называл, «комната для связи». Чтобы связаться с Лафилью, ему было вполне достаточно Kreuno(запястного компьютера). Однако, чтобы вести разговоры, которые не должны слышать Sos(наземные граждане), необходимо помещение, где гарантированно нет подслушивающих устройств. У этой комнатки было и еще одно достоинство: близость к конференц-залу.

Как только Джинто вошел в конференц-зал, взгляды всех собравшихся устремились на него.

Кроме Мейдина, там находились двое самопровозглашенных премьер-министров звездной системы. Ангасун присутствовать на совещании отказался. Или это следовало назвать игнорированием? На приглашение Мейдина он вообще не ответил.

Возле правой стены выстроились Sash(члены экипажа), возглавляемые Fektodai Skem(фланговым офицером-механиком) Самсоном. «Хорошо бы роль телохранителей нравилась им больше, чем их изначальное занятие», – невольно подумал Джинто. Самсон явно наслаждался происходящим. Стоя с массивным Klanyu(лазерным пистолетом) на поясе, он купался в ностальгических воспоминаниях о родине. Как связаны между собой Klanyu(лазерный пистолет) и родина Самсона, Джинто спросить не успел.

Слева с недовольными лицами стояли вооруженные охранники, подчиненные Мейдина. А в глубине зала были заключенные. Видимо, личная охрана Докфера и Сянгар. Их присутствие было обязательным условием того, что самопровозглашенные премьер-министры явятся на совещание, и в основном по этой причине оно уже несколько раз откладывалось. Естественно, эти люди были безоружны. Администрация и заключенные формально делали вид, что оружия у заключенных нет в принципе. А когда Докфер намекнул, что неплохо было бы на этот случай одолжить что-нибудь его людям, Мейдин твердо отказал.

– Ну что, Ваше Превосходительство? – спросил Мейдин.

– Корабли, находящиеся на орбите в настоящее время, двенадцать тысяч человек принять не смогут. Максимум восемь тысяч, – Джинто сел на свое место и собрался с духом. Все плохие новости нужно было выложить сразу. – Более того, там будут неважные условия. Хоть это и называется Reb(пассажирское судно), но, возможно, по сути это будет скорее Rebas(судно для перевозки солдат), и мне кажется, что более здраво было бы подождать прихода кораблей, которые проектировались в расчете на то, что они будут возить людей.

– Почему бы вам с самого начала не сказать, что туда войдет только восемь тысяч? – возмутился Мейдин. – Мне теперь придется переделывать списки, получается?

Первая партия из двенадцати тысяч человек включала в себя только гражданских: владельцев магазинов и семьи персонала администрации. И вот теперь главе администрации придется пересмотреть планы и оставить четыре тысячи из этих двенадцати. Неудивительно, что он рассердился.

– Возможно, если вы не очень торопитесь, лучше дождаться нормальных кораблей? – посоветовал Джинто. – Как я уже говорил, два корабля, которые сейчас на орбите, предназначены для перевозки грузов. Конечно, даже Labule(Космические Силы) предпочитают использовать их, потому что это дешевле. Но…

– Вы искренний человек, Ваше Превосходительство граф, – сказала Сянгар. – Вы предлагаете вызвать нормальные корабли, хотя могли бы заманить нас в эти грузовозы, поскольку они дешевле.

– Потому что вы уже драгоценные Sos(наземные граждане) Империи.

– А этот максимум в восемь тысяч человек – если администрация говорит, что он ей не нужен, не отдадите ли эти места нам?

– Мы не говорили, что он нам не нужен! – вспыхнул Мейдин. – И еще: не припоминаю, чтобы вы просили об эмиграции!

– Да. У нас не было такой возможности. Но сейчас я ясно заявляю: мы, жители западного исправительного сектора, в полном составе покидаем планету Лобнас II.

Джинто захотелось схватиться за голову. Тоскливые вопросы опять начали множиться.

– Я этого не позволю! – побагровев, воскликнул Мейдин. – Вы преступницы. И обязаны искупать свою вину. Вот так, самовольно… получить свободу? Тебе не кажется, что это оскорбительно по отношению к вашим жертвам?

– Людей, которые могли бы покаяться перед обществом, сюда вообще не ссылают, – саркастично ответила Сянгар. – В эту дыру-планету.

– Вы считаете, что это правильно, граф? – Мейдин повернулся к Джинто. – Выпустить преступников на волю?

– Пока я не обращусь к профессиональным юристам, точно сказать не могу, но, по-моему, другого выхода у нас нет. Поскольку находящихся здесь людей не судили по имперским законам. Их можно отправить в лагерь для военнопленных, здесь нет проблем. Однако в вопросе, переселятся они оттуда в другой Nahen(наземный мир) или нет, право решающего голоса принадлежит Semei Sos(наземному правительству) принимающего Nahen(наземного мира). Мне нелегко это говорить, но… – Джинто посмотрел на Сянгар и Докфера.

– Ничего. Говорите, не стесняйтесь, – с широкой улыбкой подбодрил его Докфер.

Глянув на это лицо, скрывающее под улыбчивой маской ярость, Джинто продолжил:

– Не думаю, что найдутся миры, готовые принять людей с серьезным криминальным прошлым.

– Лагеря для военнопленных достаточно, – заявила Сянгар, расправив плечи. – По сравнению с этой унылой планетой без будущего что угодно покажется раем.

– Однако же, хоть это и называется лагерем для военнопленных, по сути это обычная планета с обычным обществом, так? – заспорил Мейдин. – Наверняка они и там начнут совершать преступления. Вы уверены, что это правильно? Не может же Империя быть настолько беспомощной? Или преступления в наземных мирах ее не беспокоят вовсе?

«Именно так», – подумал Джинто, но вслух ответил:

– Насколько я слышал, в лагерях для военнопленных подобные проблемы нередки, просто из-за их специфики. Поэтому там довольно суровое уголовное законодательство.

– Насколько суровое? – с сомнением спросил Мейдин.

Джинто проконсультировался с Kreuno(запястным компьютером) и зачитал ответ:

– Эмм, в стандартном лагере для военнопленных максимальным наказанием за любое преступление является смертная казнь.

– Даже за легкое мошенничество?! – поразился Докфер.

– Даже за простенькое убийство приставучего мужчины?! – поразилась Сянгар.

– Да. Минимальный приговор за мошенничество – десять лет каторжных работ, за убийство – двадцать пять лет. Концепции условного наказания нет.

– Ну что, передумала эмигрировать? – с ухмылкой спросил Мейдин.

– Нет, – отрезала Сянгар, пристально глядя в лицо главе администрации. – Все равно это лучше, чем здесь. Там просто нельзя будет плохо себя вести. А здесь скоро начнется ад.

– Вот это я не могу пропустить мимо ушей, госпожа Сянгар, – вклинился Докфер. – Вы, похоже, твердо намерены отсюда улететь, но мы остаемся. И построим здесь идеальное общество.

– Вместе с этим Ангасуном? – холодно произнесла Сянгар. – Ну, удачи вам.

– Я хотел бы, чтобы и вы остались, госпожа Сянгар.

– Почему? Когда нас тут не будет, вы станете премьер-министром системы. Ну, этот Ангасун, наверно, будет против, но в любом случае одной помехой станет меньше.

– Без женщин у этой планеты нет будущего. Только вы можете рожать детей.

– Кончайте нести бред, – Сянгар хлопнула по столу обеими руками и привстала. – Что за дела? Мы нужны, только чтобы рожать детей? Мы вам не скот. А жеребцами-производителями будет шайка этого Ангасуна? Спасибо, но мы против. Категорически против!

– Нет, я вовсе не имел в виду, что только ради детей… – на лице Докфера появилось смущенное выражение. – Естественно, мы рассчитываем и на другие ваши умения. Более того, мы хотели бы, чтобы все могли свободно любить, свободно жениться, свободно рожать детей. Конечно, если жениться нельзя, возможно и искусственное оплодотворение.

– Категорически против! – отчетливо заявила Сянгар и, повернувшись к главе администрации, добавила: – Теперь-то вы понимаете, почему мы не хотим здесь оставаться?

– Я признаю, что использовал неудачные выражения, но все же скажу не стесняясь, – проговорил Докфер. – Какое будущее ждет планету, где нет фертильных женщин? Ждать иммигрантов тоже едва ли стоит.

– Понятия не имею. У таких планет нет будущего с самого начала.

– Нуу, – подал голос Джинто. – Мы можем предоставить по низкой цене технологию искусственного вынашивания. Технология чрезвычайно надежна – полагаю, не нужно объяснять почему. Множество Aith(стран) с удовольствием предоставит и сперму, и яйцеклетки.

«Возможно, это будет первая торговая сделка Dreujhe Haider(семьи графа Хайд)», – подумал Джинто и попытался что-то добавить, но тут увидел, что все трое смотрят на него с таким видом, будто проглотили палку. По выражениям на их лицах Джинто понял, что идея была не самая удачная.

– Ээ, нууу, в качестве последнего средства мы об этом подумаем, – наконец угрюмо выдавил Докфер.

– Так или иначе, – произнесла Сянгар, – мы эмигрируем. Вам ясно, глава администрации?

– Ничего не поделаешь, – сказал Мейдин. – Но в первую очередь мы. Сначала незанятые, потом персонал, последние вы.

– Нас тоже надо рассматривать как незанятых.

– Ты шутишь.

– Эти ваши незанятые в основном живут здесь по собственному выбору. А нас сюда переправили насильно. Мне хотелось бы, чтобы вы смотрели на это под таким углом.

– Абсурдная логика. Вы преступницы, и нечего строить из себя жертв.

– Мы и есть жертвы общества.

– Сейчас так говорить уже бесполезно.

– Так вот, если вы согласитесь пропустить нас вперед, не будет необходимости ходить по кругу и спорить об одном и том же.

– Нет значит нет!

На взгляд Джинто, новорожденному Semei Sos(наземному правительству) не хватало квалификации. Тем не менее из-за невозможности принять решение больно было ему самому. Честно говоря, он не имел ни малейшего понятия, что делать.

Джинто почувствовал, что его постепенно затягивает пессимизм. Его единственным желанием было – чтобы опытный Toserl(управляющий) прибыл сюда как можно скорее и взял на себя эту обременительную работу, поскольку (об этом не говорилось открыто, но было очевидно) они с Лафилью, хоть и не наделали пока что ошибок, были всего-навсего простым членом Fasanzoerl(Императорской семьи) и простым Sif(дворянином).

Его пессимизм все усиливался; возможно, и это бесполезное совещание он тянул лишь для того, чтобы выиграть время. Однако следовало подумать и о том, как он выглядит в глазах подчиненных. Хочет он того или нет, но сейчас это работа его и Лафили.

– Так мы никуда не придем, – расстроенно сказала Сянгар, потом повернулась к Джинто. – Может, обсудим вопрос вместимости кораблей наедине?

– Если вам это непременно надо… – произнес Джинто, недоумевая про себя, почему она не может сообщить все, что нужно, здесь. – Однако прежде я должен со всей ясностью сказать, что для посадки на корабль нужны две вещи.

– Какие же?

– Желание самого человека и разрешение Semei Sos(наземного правительства).

– Вот именно, – вклинился Мейдин. – На случай если ты забыла – Semei Sos(наземное правительство) здесь представляю я. По крайней мере, сейчас. Соблазнением заниматься бесполезно.

– Что за низкие подозрения, – и Сянгар хлопнула руками по столу. – Кто тут занимается соблазнением? Зачем мне…

– Я не говорил, что это именно ты. Однако под твоим началом много женщин, так? Немало и бывших проституток. Если бы ты предложила их…

– Как низко! Все это только в ваших грязных мыслях. И вообще, может, Его Превосходительство граф на самом деле гомо? – Сянгар указала на Джинто, потом вдруг на ее лице отобразилось беспокойство. – Вы гомо?

«Должен ли я отвечать на этот вопрос?» – растерянно подумал Джинто.

– На это отвечать необязательно! – сказал за него Мейдин. – Это к теме обсуждения не относится!

– Я просто решила вставить что-нибудь легкое, чтобы снять напряжение, ясно? – и Сянгар снова хлопнула по столу обеими руками.

– Что это за «что-нибудь легкое»! – Мейдин тоже упрямо стукнул по столу. – Ты хотела с ним уединиться!

– Ага, значит, я все-таки пыталась соблазнить Его Превосходительство графа, да? Раз так, я скажу прямо: у тебя паршивая репутация.

– Естественно. Зарабатывать популярность среди заключенных – это не входит в мои обязанности.

– А злоупотребление властью входит?!

– Когда это я злоупотребил властью? Клеветы я не потерплю.

– Ну, щас я тебе скажу…

Во время своей перепалки – конструктивной дискуссией это не назовешь, как ни смотри, – оба нещадно колотили по столу.

Вдруг Джинто заметил, что приведенные Докфером заключенные с ухмылками что-то отсчитывают на пальцах. Он догадался, что они, видимо, держат пари, кто из двоих спорщиков больше раз стукнет по столу.

– Прекратите, пожалуйста, – подал голос он.

Сянгар и Мейдин с пораженным видом уставились на Джинто.

Смущаясь, Джинто откашлялся и сказал:

– Пожалуйста, будьте добры успокоиться. Аа, эмм, злоупотреблял властью Его Превосходительство глава администрации или нет, я не знаю, но…

– Как так можно говорить! – покачал головой Мейдин, словно его расстроила сама возможность сомнения.

Не обращая на это внимания, Джинто продолжил:

– Обвиняйте друг друга, пожалуйста, где-нибудь в другом месте. И еще: не сочтите это за предупреждение, но в дальнейшем во избежание поспешных трактовок не пытайтесь заключать со мной какие-то приватные сделки, из этого все равно ничего не выйдет. Мы не намерены отказываться от общего принципа: действовать по запросам Semei Sos(наземного правительства). А я всего-навсего Roikufaria(вице-временный монарх).

– Давай, теперь еще Feia(Ее Высочество) на орбите спроси, не гомо ли она, – со смехом произнес Мейдин.

– Следите за языком, – в Джинто пробудился житель Делктау.

Если бы предложение Мейдина было реализовано – трудно сказать, оскорбилась бы Лафиль или нет. Сам смысл этого понятия туманен. Аб, в отличие от Sos(наземных граждан) Делктау, придерживаются весьма свободной философии любви. Если они в кого-то влюбляются, то тривиальные вещи вроде половой принадлежности их, как правило, не волнуют.

Однако система ценностей, посеянная в Джинто на Делктау, укоренилась прочно, и подшучивание над чрезвычайно личными делами Лафили ему было очень неприятно.

Джинто вдруг вспомнил своего друга Ку Дорина, который и сейчас, наверное, жил на Делктау. В детстве, когда Джинто поделился с ним обретенными в школе познаниями о любви Аб, тот воскликнул: «Так что, они не могут получать кайф от того, что нарушают запреты?» – а потом с ухмылкой добавил: «Я выиграл».

– Прошу прощения. Я действительно сказал не подумав, – с испуганным видом извинился Мейдин и тут же спрятал смятение под маской бесстрастия.

– Оскорбление величества! – воскликнула Сянгар, указав пальцем на Мейдина. – Я слышала, временный монарх из Fasanzoerl(Императорской семьи). Кто копается в сексуальных предпочтениях таких людей, того надо сразу казнить за оскорбление величества! – закончив свою атаку, она снова с обеспокоенным выражением лица повернулась к Джинто. – Это ведь было оскорбление величества, да?

– Ээ, нуу… – туманно ответил Джинто.

В Империи куда ни пойди, непременно наткнешься на бессовестное и жестокое оскорбление величества. Джинто не помнил, какой по счету, но какой-то Spunej(Император)-энтузиаст принял такие законы. Однако если их выполнять строго, наказывать следовало бы две трети Ryuuk(сквайров) и всех Sif(дворян), то есть почти всех Аб, поэтому вскоре появилось неписаное правило, по которому на такие дела смотрели сквозь пальцы. Делать вид, что того или иного закона вовсе не существует, – в истории Империи такое бывало нередко. Джинто это знал, но, будучи мелким Bar Sif(дворянином Аб), объяснить постеснялся.

– Так что смотри! – победоносно заявила Сянгар. – Теперь кранты тебе, Мейдин!

Лицо главы администрации побледнело.

– Однако на Sos(наземных граждан) это не распространяется, – произнес наконец Джинто, старательно уходя от сути вопроса.

– Вот как, – с явным облегчением улыбнулся Мейдин и тут же разъярился. – И вообще, ты же сама спрашивала, не гомо ли он, так? А вице-временный монарх, между прочим, тоже Его Превосходительство граф! Если я виновен в оскорблении величества, то и ты тоже!

– Граф – это аристократ. Аристократия и императорская семья – не одно и то же! – и снова с беспокойством: – Это ведь не одно и то же, да?

– Конечно, не одно и то же, – устало ответил Джинто, думая про себя: неужели они так и не слезут с этой темы? – Однако мне хотелось бы вернуться к нашей основной дискуссии.

– А, ну да, разумеется, – сказал Мейдин. – Тааак, у нас был вопрос о приоритете?

– С приоритетом должно определиться Semei Sos(наземное правительство), – твердо проговорил Джинто. – Я тут ничего не решаю, даже если нахожусь здесь.

– Так, теперь вопрос условий жизни.

– И количества людей, – добавил Джинто.

– Да. Туда поместится всего восемь тысяч. И насколько удобно будет лететь этим людям?

К счастью, в Kreuno(запястном компьютере) Джинто была информация, пересланная из штаба Syuf Salyug(отделения транспортов). Пустые дискуссии тоже позволяют выиграть время.

– Восемь тысяч поместятся, если их разделить на три части и отправить в главные трюмы, – Джинто показал с помощью Kreuno(запястного компьютера) голографическую схему корабля. – Вот сюда. Однако постельные принадлежности и прочее придется брать с собой из Nahen(наземного мира). Потому что там они есть только для команды. Без учета общих проходов на одного человека придется площадь двадцать тысяч квадратных Daj(сантиметров).

– А багаж?

– Миллион кубических Daj(сантиметров) на человека.

– Не много…

– Вот поэтому, – вернулась к своему Сянгар, – надо первыми отправить нас. У нас багажа почти нет, значит, нас больше влезет.

– Нет, первыми пойдут незанятые гражданские, – и Мейдин начал возиться с ближайшим Soteya(компьютерным терминалом).

Вскоре Джинто увидел, что он закончил работу.

– Дети и старики, их опекуны, медицинский персонал – 1867 человек. Они пойдут первыми.

– А остальные 6143? – тут же спросила Сянгар.

– 6133, – поправил ее Мейдин. – Они сейчас пакуют вещи. Так чтобы путешествовать с минимальным количество вещей на руках.

– Да как ты… – и Сянгар в очередной раз хлопнула по столу.

– Успокойтесь, пожалуйста. Вопросы приоритета…

– Не могу я успокоиться! – перебила Сянгар. – Если глава администрации свалит с этой планеты, мне, похоже, придется просить разрешения на эмиграцию у Докфера или у этого Ангасуна. Думаете, они согласятся?

«Тоже верно», – вдруг подумал Джинто. Действительно, после того как Мейдин улетит, женщинам эмигрировать будет трудно.

– Обидно слышать, – произнес Докфер, сцепив пальцы. – Ну, насчет господина Ангасуна сказать не могу, но я, если стану премьер-министром, ничью свободу ограничивать не буду. Если вы желаете эмигрировать, я уверен, что вы меня поддержите.

– Я пока еще не свихнулась настолько, чтобы верить словам жулика, – заявила Сянгар.

– Да, об этом я не подумал, – видимо, Мейдин тоже не верил Докферу. – Хорошо. Я улечу в последнюю очередь. Перед этим позволю эмигрировать вам.

– Как я и ожидала, глава администрации – разумный человек.

– По крайней мере, я надежнее, чем Докфер и Ангасун, и это уже неплохо, – сказал Мейдин, потом вдруг нахмурил брови. – Подожди, ты что, довольна?

– Не особо.

Атмосфера разрядилась. Один только Докфер сидел с угрюмым лицом.

Джинто тоже было не очень-то весело.

– Ваше Превосходительство граф. По-видимому, мне придется скорректировать расписание, – сказал Мейдин.

– Да. Людей станет больше, – вздохнул Джинто.

– Ничего. У западного исправительного сектора самое маленькое население, – ободряюще произнесла Сянгар.

– И какое же? – почти не надеясь на хороший ответ, спросил Джинто.

– Мм, около ста тысяч.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ