Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 3. Распределение продовольствия (Sopros)

 

– Очень впечатляет, – произнес Джинто, оглядев изнутри летательный аппарат.

– Да, но еще и угнетает, – отозвалась женщина по имени Лана Фазун, заведующая отделом снабжения.

После того как привезенное Lusomia(транспортно-боевым судном) «Даксес» продовольствие было осмотрено и рассортировано, началась его доставка заключенным.

Решив, что это подходящая возможность узнать положение дел в этом Nahen(наземном мире) лично, Джинто напросился участвовать в сопровождении груза.

В отдел снабжения входило шесть воздушных лодок. Пять из них, грузовые, сейчас были до отказа заполнены продовольствием. В шестую, командирскую, сели Джинто и заведующая отделом снабжения Фазун. Кроме них, были еще тридцать вооруженных охранников из администрации Лобнаса и «эскорт» Самсона.

Какого рода оружие у охранников, Джинто разобрать не мог – возможно, парализующее, – так или иначе, Джинто совершенно не хотелось видеть, как его применяют. Особенно к ним самим. Имперцев, включая Джинто, было всего восемь человек, и в случае нападения шансов на победу у них не было.

«Я тоже слишком много беспокоюсь», – подумал Джинто и помотал головой. Администрация Лобнаса выразила желание покинуть планету после того, как необходимое продовольствие будет распределено. Едва ли они сейчас будут проявлять какую-либо агрессию по отношению к Империи.

– Вас что-то беспокоит? – Фазун смотрела на него вопрошающе. Она взяла с собой автопереводчик, чтобы общаться с Джинто и его сопровождающими.

Наличие автопереводчика – не всегда благо. Для Джинто язык Аб, так же как и государственный язык Объединенного Человечества (он назывался рикпол), не был родным. Рикпол, которому обучали в Kenru Sazoir(офицерском училище), ему запоминался гораздо легче, чем язык Аб. Более того, грамматически он был похож на мартинийский. Джинто, который до сих пор не мог отбросить привычку думать на своем родном языке, предпочел бы сейчас общаться на рикполе.

Но раз уж его собеседница оказала ему любезность, взяв автопереводчик, приходилось говорить на языке Аб.

– Нет, ничего особенного.

– Да? Ну, тогда отправляемся.

Воздушная лодка поднялась в воздух и медленно повернулась.

При взгляде с малой высоты административная зона походила на крепость. Парк посередине, главное здание администрации рядом с ним и жилые дома окружала высокая внешняя стена. Она была двойной, между слоями виднелись какие-то устройства.

Вся эта картина выдавала страх перед имеющими подавляющее численное превосходство заключенными.

«При таких суровых защитных мерах им и эмигрировать не обязательно», – подумал Джинто.

Показалось море. Когда Джинто смотрел из транспортно-боевого корабля, он это не заметил, но вокруг острова возвышались башнеподобные сооружения.

– Что это? – поинтересовался Джинто.

– Наблюдательные посты. Они не пропустят даже доску, которую вынесет в море, – ответила Фазун.

– Даже если заключенные пересекут океан, сбежать им будет тяжело, – с улыбкой заметил Самсон.

– Они могли бы отправляться в другие зоны, – ответила Фазун, глядя вперед. – Тогда и деление на зоны потеряло бы смысл.

– И та великолепная стена тоже оказалась бы бесполезна.

Там, куда показывал Самсон, была стена, разделяющая исправительную зону. Как и стена вокруг административной зоны, она выглядела очень сурово.

– Тогда уж выдали бы всем по планете, – пробурчал Самсон.

– Планеты, на которых можно жить, очень ценны, – слова Самсона не укрылись от уха Фазун.

– Если так, устраивали бы тюрьмы в орбитальных городках, как Империя.

– Пожизненное заключение в орбитальном городке? – Фазун впервые за все время повернулась к Самсону. – Это бесчеловечно.

Самсон ухмыльнулся и сказал Джинто:

– Ничего удивительного, что мы с ними воюем. У них с Аб слишком разное мышление.

– Но, Самсон, вы ведь тоже не хотели бы прожить всю жизнь в космосе, – указал Джинто.

– Разумеется. Если б мне сказали, что в Nahen(наземный мир) я больше не спущусь, я бы тут же бунт устроил.

На лице Фазун появилось удивленное выражение, но эту тему она больше трогать не стала.

– Смотрите, вон восточный исправительный сектор.

Джинто взглянул туда, куда показывала заведующая отделом снабжения.

По склонам невысоких холмов вилась стена. Холмы зеленели, то тут, то там виднелись кустики – повсюду мирный пейзаж. Казалось неестественным, что нет спокойно лежащих на травке коров.

– Его Превосходительство глава администрации сказал, что, по его ощущениям, в любой момент может начаться бунт, – произнес Джинто. – А выглядит все так спокойно.

– Если говорить о бунте, то он уже начался, – ответила Фазун.

– Что?

– Распределительный центр систематически грабили, сейчас он полностью разрушен.

– В этом распределительном центре работали люди? – полюбопытствовал Самсон.

– Нет. Он был полностью автоматизирован. Этот бунт уже не первый. Поэтому, к счастью, человеческих жертв не было.

– Вы сказали «систематически», – этот момент обеспокоил Джинто. – Может, ими командовал тот самый господин Ангасун?

– Не знаю, – коротко ответила заведующая отделом снабжения.

– Так если распределительного центра нет, что вы собираетесь делать? – спросил Самсон.

– Сбрасывать.

– Но как в таком случае возможно справедливое…

– У нас нет выбора, – перебила Самсона Фазун, рассерженно дернув плечом. – Это результат их собственных действий. Мы тут никакой ответственности не несем.

– О, если я вас обидел, приношу извинения. Я издавна страдаю избыточным любопытством.

– Вы меня нисколько не обидели.

От склонов холмов и до самого берега землю густо устилало нечто, с неба выглядящее как маленькие ящички. Это были жилища заключенных.

– Те дома на самом деле белые. И вот какими их сделали, – нахмурилась Фазун.

Группа домиков выглядела почернелой. Когда воздушные лодки к ним приблизились, стало возможно разобрать, что среди этой темноватости есть цветные пятна самых разных расцветок. То тут, то там виднелись и сохранившие белизну дома, но большинство все-таки было перекрашено. Приблизившись еще больше, Джинто понял, что почти на всех домах были яркие украшения. Совершенно непохоже было, что там жили мужчины-заключенные, тем более – опасные преступники; скорее казалось, что разукрашивание домов было хобби каких-нибудь девочек. Однако, поскольку стояли дома плотно и беспорядочно, то издалека выглядели темной массой.

Фазун эта картина явно не нравилась, но Джинто показалось, что в ней есть некая красота. Внезапно он вспомнил, как в детстве разбросал игрушки по всей комнате и как тогда рассердились его приемные родители.

– Что такое? У тебя унылый вид, – озабоченно сказал Самсон.

– Не, ничего, – воспоминания о жизни на родине до сих пор вызывали у Джинто душевную боль, хотя в последнее время они посещали его все реже. – Похоже, у них нет недостатка в краске, правда?

– Что да, то да. Но если им не хватит, ее тоже надо будет привозить, а?

– Они делают ее сами, – сказала Фазун. – Смешивают истолченные камни и что-то еще и получают клейкую массу.

– Это же какой труд, – восхитился Самсон.

– Эх, если бы только это ограничивалось красками…

– Оружие они тоже делают?

– Угу. Правда, в лучшем случае пороховое.

– Тогда, значит, убийства здесь – обычное дело?

– Как ни странно, нет. Здесь есть нечто вроде местной власти, и она, похоже, поддерживает порядок. Правда, время от времени люди, умершие неестественной смертью, все же попадаются. Подозреваю, что их казнила та самая «местная власть», но доказательств нет.

– Внезапно у заключенных появились представители, да? – осведомился Джинто.

– Да. Те представители, которых вы видели, решили воспользоваться случаем и объявили себя премьер-министрами всей системы.

– Вот как, – произнес Джинто. Наконец-то они вернулись к спокойной для него теме. Если местные власти заключенных обладают высоким авторитетом, администрация звездной системы могла бы работать более мирно и менее испуганно. Он тревожился, что тут будет происходить после того, как все тюремщики уедут, но, может, здесь все станет даже спокойнее, чем было.

Однако во что превратится Nahen(наземный мир), населенный одними преступниками, думать ему не хотелось.

– Есть более серьезная проблема, чем оружие, – произнесла Фазун, похоронив все старания Джинто насладиться обретенным наконец душевным покоем. – Незаконное изготовление медикаментов. И «медикаменты», о которых я говорю, – вовсе не таблетки от простуды.

– Я понимаю, – кивнул Джинто, думая про себя, что рискует сказать глупость. – Наркотики, да?

– Да. Именно производство наркотиков – самая развитая индустрия этой планеты. Естественно, в экономику планеты она никакого вклада не вносит.

– И никакого контроля над этим нет?

– Отсутствие контроля – наша политика. И даже если бы он был, что бы это дало?

– В смысле?

– В Объединенном Человечестве нет смертной казни. Самое тяжелое наказание – ссылка сюда. Сколько бы человек ни повторял свои преступления, итог один.

– Но, – заметил Самсон, – и в тюрьме могут быть свои наказания. Скажем, камера-одиночка, а? У меня на родине такие были.

– И еще одна причина – у нас не хватает рук, – холодно сказала Фазун.

Воздушная лодка летела на приличной высоте, но фигурки стоящих внизу заключенных вполне возможно было разглядеть невооруженным глазом. Как только начался сброс, фигурки задвигались. Из домов стали выбегать еще люди.

Джинто провожал глазами падающие ящики. Он думал, что вот-вот включатся какие-то тормозящие устройства, однако ящики сбавлять скорость явно не собирались. Преодолевая сопротивление воздуха, они летели во власти гравитации, и вот один из них рухнул прямо на домик.

«А вдруг там были люди?» – подумал Джинто.

– Какая-то… суровая доставка, – укоризненно произнес Самсон.

– Ничего не поделаешь, – сердито ответила Фазун. – А все потому, что никто не ожидал, что нам придется сбрасывать грузы.

– Но хотя бы на парашютах…

– Парашюты мы не раздаем. На этой планете даже такие простые вещи мы не можем подготовить. Но не переживайте. Последствия ударов рассчитаны. Девяносто процентов продуктов питания должны сохранить пригодность. Что касается оставшихся десяти процентов, им можно вернуть пригодность минимальными усилиями. Например, вытащив впившиеся щепки.

Джинто подумал было указать ей, что товары, привезенные «Даксесом», вовсе не «раздаются» – их стоимость в конце концов придется оплатить, – но в итоге промолчал. Даже если у Фазун здесь есть непонимание, это ничего не значит. Она, как и другие тюремщики, вскоре покинет Лобнас, а долг ляжет на плечи нового Semei Sos(наземного правительства), состоящего уже из заключенных.

Все же его беспокоил вопрос: будут ли заключенные уважать благороднейший обычай, существующий с самых истоков всего человечества, включая Аб, – платить за купленный товар?

– Госпожа Фазун, – повернув голову, обратился к ней пилот воздушной лодки. – Нас обстреливают.

– Что?!

– Похоже, нас неправильно поняли, – заметил Самсон, скрестив руки.

– Повреждения? – Фазун пропустила слова Самсона мимо ушей.

– Пока никаких. Разве что краска кое-где отстала.

Действительно, Джинто услышал звуки, словно по корпусу лодки кто-то стучал. Он вгляделся в людей на земле, но стрелков не увидел.

Когда он придвинул голову вплотную к иллюминатору, в стекло, отделяющее Джинто от внешнего мира, вдруг что-то ударилось.

Он непроизвольно втянул голову в плечи. Просто удивительно, что ему удалось не вскрикнуть. Обернувшись, он увидел, что Самсон ухмыляется.

Смущенно улыбнувшись в ответ, Джинто снова посмотрел на иллюминатор. Прикоснулся к стеклу – на нем не было ни трещинки.

Похоже, хоть пилот и сказал «нас обстреливают», ситуация серьезной не была. Однако Джинто понятия не имел, какое еще оружие готовят заключенные, да и вообще, осторожность лишней не бывает.

– Может, приостановить сброс? – предложил он.

– Еще немного. Поскольку в воздушных лодках нет специального оборудования для сброса, приходится пользоваться грубыми методами, – пояснила Фазун.

– Давайте прекратим немедленно и вернемся, – снова предложил Джинто.

– Все в порядке. Ваше Превосходительство ведь уже сами видели? Их оружие с нашими лодками ничего поделать не может. Хотя как подумаешь, что будет, если пуля попадет прямо в тебя, конечно, бросает в дрожь, – решительно произнесла она, а потом, словно не в силах противостоять искушению, добавила: – Или, возможно, вы боитесь?

– Боюсь, – честно признался Джинто.

Вообще-то сейчас шла война, а он, Джинто, был Bosnal(солдат), поэтому время от времени ему в голову приходили мысли, что он вполне может погибнуть. Однако этот момент ему хотелось бы по возможности отложить, и уж во всяком случае, в его планы не входило погибнуть в Nahen(наземном мире) от порохового оружия.

– Ясно. Мы совершенно не намереваемся подвергать опасности солдат Империи. Ну а они пожинают то, что сами посеяли.

Фазун вызвала остальные лодки и приказала прервать операцию. Потом улыбнулась чуть насмешливо.

«Хотя сама ведь тоже нервничала», – подумал про себя Джинто.

 

– Вашу просьбу я поняла, – скучающим голосом произнесла Лафиль.

– Вы уверены? – спросил Докфер. – Если вы ее действительно поняли, то почему не признаете меня в качестве Seif Sos(территориального представителя)?

– Потому что не считаю нужным.

– Такое объяснение я принять не могу! В конце концов, я представляю абсолютное большинство жителей Лобнаса II. То есть – меня поддерживает больше половины. Следовательно, если предположить, что вы откажетесь признать меня Seif Sos(территориальным представителем)

– Вы что, не поняли? – искренне удивилась Лафиль. – Никаких предположений быть не может, я действительно отказываюсь.

– Нет, ну, это я уже понял. Это была фигура речи…

– Вот как.

– Так или иначе, если вы отказываетесь, я хотел бы услышать ясную причину отказа.

– Нет.

На лице Докфера появилось совершенно жалкое выражение.

– Даже если вы говорите нет…

«Если бы здесь был Джинто…» – вдруг подумала Лафиль. Ей показалось, что во время разговоров с наземниками именно благодаря его присутствию им удавалось не ходить кругами, говоря все время об одном и том же. Даже несмотря на то, что время от времени его слова были ей неприятны – она чувствовала в них насмешку над самой Лафилью и всеми Аб.

– В любом случае наш с вами разговор окончен.

– Очень жаль. Однако я не теряю надежды.

Наконец-то связь разъединилась.

Лафиль встала и приказала Экурьюа:

– Больше не принимайте сообщений ни от кого, кроме Roikufaria(вице-временного монарха).

– Есть, – кивнула Экурьюа.

После того как Лафиль решила признать Seif Sos(территориальным представителем) главу администрации, с ней постоянно пытались связаться двое самопровозглашенных премьер-министров системы. Сначала она добросовестно отвечала, но вызовы следовали один за другим, она даже отойти не могла. Едва она заканчивала разговор с Докфером, как тут же приходил вызов от Сянгар. Едва она, вымотанная, обрывала разговор с Сянгар, как уже наготове был Докфер.

Более того, тема все время была одна и та же, менялись только слова. Докфер оказался довольно языкаст, а вот у Сянгар были проблемы со словарным запасом.

«Уж не сговорились ли они?» – закралось подозрение в голову Лафили.

Облегчением – если это можно назвать облегчением – было то, что еще один кандидат в Seif Sos(территориальные представители), Ангасун, выйти на связь не пытался. Он и премьер-министром системы, в отличие от этих двоих, не считал нужным себя объявлять; возможно, связываться с Fapyut(монархом) он не хотел именно поэтому. А может, у него была какая-то другая причина.

– Вызов от Roikufaria(вице-временного монарха), – доложила Экурьюа.

– Включите.

– Почтительно приветствую вас из этого полного хаоса Nahen(наземного мира), – торжественно произнес Джинто.

– Насчет хаоса – это я понимаю даже на орбите. Какая там обстановка?

– Распределение временно остановлено. Нас обстреляли, но в целом никаких проблем.

– Обстреляли? Кто? – она подумала было, что Semei Sos(наземное правительство) подняло бунт, но юный Dreu(граф) был слишком спокоен для такого развития событий.

– Кто их знает, – пожал плечами Джинто. – Я точно знаю, что это были мужчины, больше ничего.

– Расследования не было?

– Для расследования тут не хватает военной силы. Как я уже сказал, здесь полный хаос.

– Ты считаешь, что это неважно? – спросила Лафиль, опершись подбородком на руки. Суждениям Джинто она доверяла. Если он решил, что ситуация не особенно серьезна, значит, видимо, это и в самом деле что-то тривиальное.

– Ага. Больше похоже на случайность. Позже письменно изложу все в деталях. Сейчас есть более серьезная проблема.

– Какая?

Lonyu(Его Превосходительство) Sem Sos(территориальный представитель) выразил желание эмигрировать.

– Только и всего?

– Нет. Эмигрировать хотят все охранники и их семьи. Это больше двадцати тысяч человек.

– Вот как.

– «Вот как»?.. – Джинто был явно потрясен. – Двадцать тысяч человек хотят эмигрировать, и это все, что ты хочешь сказать? Не может быть, неужели ты собираешься свалить на меня вообще все проблемы?

– Это тоже неважно. Из этой Aith(страны) нечего везти. Почему бы не посадить людей в наши транспорты?

– Но куда им эмигрировать? Надо же сначала решить.

– В Ronyugvi(лагерь для военнопленных), какая проблема? – тут же ответила Лафиль.

– В Ronyugvi(лагерь для военнопленных)?! – поразился Джинто, но тут же кивнул. – …Ну да. Только нас наверняка неправильно поймут.

– Недопонимания всегда разрешаются.

– Да, похоже, действительно ничего особо серьезного.

И Джинто отключился. Лафиль подняла глаза и обнаружила, что Экурьюа смотрит прямо на нее.

– Что?

– Новый Seif Sos(территориальный представитель) будет из заключенных?

– Похоже, – ответила Лафиль.

– Ясно, – и Экурьюа снова отвернулась.

Лафили показалось, что она услышала смешок. Она заподозрила, что Экурьюа находит развитие событий довольно интересным.

 

– В лагерь для военнопленных?! – как Джинто и предполагал, Мейдин пришел в ярость. – Мы не военнопленные. Вы говорили, что будете обращаться с нами как с подданными Империи, – это что, была ложь?

– Ваше Превосходительство, пожалуйста, успокойтесь, – произнес Джинто. – Хоть это и называется лагерем для военнопленных, но по сути это нечто вроде базы временного содержания.

– Что еще за база временного содержания?

– Ну, на самом деле и не совсем база временного содержания… – принялся объяснять Джинто.

В Frybar Gloer Gor Bari(Человеческой Империи Аб) смысл понятия «военнопленный» сильно отличается от того, какой вкладывает в это понятие остальное человечество.

Frybar(Империя) признает лишь два варианта окончания войны. А именно: либо она сама погибает, либо противник перестает существовать как межзвездная нация. Сейчас война, в которой участвовали Аб, шла ко второму исходу.

Естественно, когда война заканчивается, администрации, занимающиеся приемом военнопленных, распускаются, за исключением редких случаев, когда они продолжают существовать уже как правительства звездных систем.

Кроме того, Labule(Космические Силы) не рассматривают как угрозу тех, кто не способен вести космические сражения. Вражеские солдаты, лишившиеся кораблей, становятся новыми подданными Империи, хотят они того или нет, и могут отправляться куда пожелают. То есть – куда пожелают в пределах территории Империи.

Как правило, военнопленные возвращаются к себе на родину. Однако бывают и несчастливые ситуации, когда родные планеты этих людей Frybar(Империя) не присоединяет. Естественно, Frybar(Империя) не настолько мягкосердечна, чтобы позволить множеству опытных военных специалистов вернуться к противнику.

Вот почему необходимы так называемые Ronyugvi(лагеря для военнопленных). Люди там ожидают, пока место, куда они хотят отправиться, не окажется наконец во власти мягкой автократии Аб.

– …Так что если в пределах территории Империи найдется Aith(страна), куда вам захочется переселиться, то вы сможете отправиться туда сразу же. Никаких ограничений нет, – сказал Джинто.

– Этот ваш лагерь для военнопленных – что он из себя представляет? – сомневающимся тоном спросил Мейдин. – Какой-нибудь орбитальный городок?

– Нет. Это Nahen(наземный мир). И гораздо просторнее вашего.

– Наверняка их несколько, да?

– Да. Сейчас лагерями для военнопленных являются четырнадцать Nahen(наземных миров).

– Вы бывали в каком-нибудь из них?

– Нет, – покачал головой Джинто. – Но информацией владею.

– Понятно, – сказал Мейдин и встал. – И как там живется?

– Первый год вам покрывают все расходы. Потом они у вас такие же, как в обычном Nahen(наземном мире). Думаю, если у вас более-менее хорошие руки, вы сможете неплохо зарабатывать. Условия жизни вполне комфортные. Поддержание общественного порядка и возведение крупных строений оплачивается из бюджета Империи, поэтому налогов нет. На бюджете Империи даже больницы, что в Nahen(наземных мирах) редко бывает. Главная проблема этих лагерей – что из них уезжают в другие Aith(страны).

– Но… – Мейдин, похоже, все еще не мог избавиться от подозрений. – Какая там работа в основном?

– Освоение новых земель. В отличие от этой планеты, там нет ограничений на деторождение, поэтому некоторые живут там поколениями. В любом случае, как я уже сказал, условия жизни там комфортные. Когда Империя убеждается, что планета может прожить без помощи извне, она отстраняется и передает власть в руки Semei Sos(наземного правительства). Разумеется, форму этого Semei Sos(наземного правительства) определяют сами жители.

– То есть мы таким образом примем участие в расширении территории Империи?

– Ну, можно на это смотреть и так. Однако если вас там что-то не устроит, вы вольны эмигрировать оттуда куда захотите. Конечно, если там, куда вы хотите попасть, Semei Sos(наземное правительство) принимает мигрантов.

– Ясно, – Мейдин скрестил руки на груди. – Могу я получить базовую информацию об этих четырнадцати планетах?

– Естественно, – и Джинто извлек Jeish(чип памяти) из Mosuk(кармана) своей Daush(мантии). Это был стандартный чип Объединенного Человечества. И формат данных, и язык соответствовали требованиям получателя информации.

– Вы могли и не утруждаться. Здесь есть устройства для чтения чипов памяти Имперского формата, – сказал Мейдин, беря чип.

– Просто вежливость.

– Хорошо, я изучу эту информацию. И дам ответ как можно скорее.

– Можете не торопиться, – совершенно искренне произнес Джинто. По правде сказать, он предпочел бы получить ответ уже после прибытия официального Toserl(управляющего). – Но сначала я хотел бы попросить вас кое о чем. Назовите, пожалуйста, следующего Seif Sos(территориального представителя).

Мейдина эти слова явно застали врасплох.

– Следующего территориального представителя? То есть главу администрации, так? Но ведь администрация улетит отсюда вся, семьи тоже.

– Хоть глава администрации, хоть премьер-министр системы – титул неважен. Я хочу, чтобы вы назвали того, кто будет в дальнейшем отвечать за вас… Нет, раз вы улетите отсюда, значит, за жителей этого Nahen(наземного мира).

Даже Джинто не мог сам принять этого решения. Конечно, как Sif(дворянин), он был довольно нетипичен. Это он и сам сознавал. Однако, более или менее по собственному согласию приняв Sune(придворный титул), он выбрал жизнь Kasarl Gereulak(братьев звезд). Заниматься выборами Seif Sos(территориального представителя) этого Nahen(наземного мира) – для Аб такое было бы слишком. Будучи Bar Sif(дворянином Аб), рожденным в Nahen(наземном мире), он и так чувствовал себя в довольно запутанном положении, а если он и здесь перейдет черту – он даже представить себе не мог, что будет.

Он пытался пошутить, сказав Лафили, что не представляет ее в роли главы комиссии по надзору за выборами, но и себе он такого не желал.

А главное – было ясно как день, что, если сам Мейдин не оставит после себя ответственное Semei Sos(наземное правительство), в этом Nahen(наземном мире) воцарится хаос из-за вакуума власти. Frybar(Империя) имела странное свойство выставлять напоказ свои недостатки, и многим наземникам она виделась безжалостным чудовищем, но гражданской войны она допустить никак не могла. Более того, в этом мире собралось множество настоящих убийц – хотя официально считалось, что эта деятельность у них уже в прошлом. Гражданская война была бы настоящей катастрофой. Джинто, будучи нормальным человеком, не хотел такого видеть.

– Но… я не несу ответственности за будущее этой планеты. Территориальный представитель… Звучит как-то унизительно, но для простоты давайте пользоваться этим титулом… В общем, кто будет следующим территориальным представителем, должны решать те, кто останется жить на этой планете.

– В таком случае я хотел бы, чтобы вы это организовали.

– Организовал выборы, да?

– Конкретный метод – на ваше усмотрение. Но если вас интересует мое персональное мнение, то выборы – наиболее разумный вариант.

– Ясно, – произнес Мейдин и скрестил руки на груди. Похоже, особого энтузиазма он не испытывал.

Однако энтузиазмом не горел и Джинто. Поэтому посочувствовать Мейдину у него не получалось.

– Пока не будет решен вопрос с будущим Seif Sos(территориальным представителем), мы не можем разрешить Вашему Превосходительству эмигрировать.

– Разумная мера, – насупившись, сказал Мейдин. – Однако у нас есть свои обстоятельства. Мы хотели бы, чтобы наш переезд по возможности держался в тайне от заключенных. Иначе я даже представить себе не могу, какой возникнет хаос. Но когда будут объявлены выборы…

– Вы намереваетесь эмигрировать в тайне от всех? – Джинто заморгал. Об этом он не подумал. Однако слова главы администрации имели смысл. Несомненно, когда станет известно, что из тюрьмы вот-вот исчезнут все тюремщики, заключенные могут развить бешеную активность.

– Именно. Ну, улететь-то в секрете не получится, но мы хотели бы сохранить секретность до самого последнего момента. Поэтому даже среди моих подчиненных об эмиграции знают очень немногие.

– Вы не сказали об этом даже тем, кто будет эмигрировать?! – в тоне Джинто прозвучал упрек.

– Конечно. Кто-то из персонала близко общается с заключенными. Я не знаю, где происходят утечки.

– Значит, у вас нет на руках согласия всех людей.

– Да, – напряженно кивнул Мейдин. – Но я вас уверяю, улететь отсюда хотят все без исключения.

«Так ли это?» – подумал Джинто. Он уже встречал людей с таким характером, как у Мейдина. Людей, твердо убежденных, что избранный ими путь – лучший для всех. Только обычно это оказывалось не более чем иллюзиями.

Frybar(Империя) не возьмет на борт своих кораблей тех, кто лично не выразит такого желания, за исключением детей, которые не могут без родителей; но говорить этого сейчас Джинто не стал, чтобы еще больше не усложнять ситуацию.

Так или иначе, споры, видимо, будут до самого отправления. Пока что необходимо собрать все силы, которые понадобятся тогда.

– Ну, раз так, у нас есть три кандидата в Seif Sos(территориальные представители); почему бы вам не собрать их вместе и не посовещаться?

– Это приказ?

– Ну что вы. Как я уже сказал, выбор конкретного метода полностью за вами, – Джинто чувствовал, что и так вмешивается в ситуацию больше, чем нужно.

– Понял. Позже все обсудим, – и Мейдин взмахнул рукой, как будто показывая, что разговор окончен.

Как-то Джинто смотрел пропагандистскую передачу Объединенного Человечества. В ней говорилось, что Аб правят оккупированными Nahen(наземными мирами) железной рукой. Мейдин, судя по всему, таких пропагандистских передач не видел.

«Может, мне стоит вести себя чуть больше похоже на захватчика?» – подумал Джинто и вздохнул.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ