Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 8. ПОДВЕДЕНИЕ ЧЕРТЫ ИОРИ НАГАСЭ

[Бессознательного человека без машины далеко не утащишь. Значит, меня держат на заброшенной фабрике, которая где-то неподалеку от школы…]

 

Сидя у себя в комнате, завернувшись в одеяло и обхватив руками колени, она получила «передачу эмоций» от Инабы.

Из того, что ей передалось раньше, Иори уже поняла, что Инаба, похоже, в опасности.

Что в этой ситуации должна сделать она?

Идеальная она, видимо, поступила бы клево – отправилась бы спасать Инабу.

Мерзкая она, видимо, осталась бы наблюдать, выжидая, когда Инабу спасет кто-нибудь другой.

Обычный человек, видимо, связался бы с полицией. …Нет, информация же ненадежна, полиция вообще будет ли что-то предпринимать? Может, обратиться через знакомых? В ее случае – через Майко Фудзисиму?

Так она раздумывала, но решений никаких не принимала.

В итоге получится то же, что выбрала бы мерзкая она.

А значит, она и есть мерзкая.

Жалкая.

Понимает, что нужно встретить проблему лицом к лицу, и все равно сбегает.

«Как все так получилось?» – подумала она.

Как надо жить, чтобы столкнуться с такой невероятной ситуацией? Блин.

Идиотизм.

Всё вокруг – сплошной идиотизм.

Странная она, ее жизнь.

С самого начала чуть – и нельзя сказать, что к несчастью, – другая, чем у остальных людей.

И нормально было бы – если б не этот Халикакаб со своими немыслимыми штуками.

Дурацкая она, ее жизнь.

Из-за феноменов, которые иначе как странными и не назовешь, ее «сейчас» изменилось чудовищно.

Отмахнуться от прошлого невозможно. Вернуться к изначальной себе невозможно. Это она признаёт.

Значит, необходимо принять прошлое и, основываясь на нем, идти вперед… но.

Она в плену у этого более чем странного мира и не может найти безопасного места.

Не могу больше. Устала. Сдаюсь. Конец. Ничего не хочу. Хочу, чтоб все прекратилось…

 

[Иду на помощь!] [Обязательно спасу.] [Спасу!]

 

«Передача эмоций» от Тайти, Юи и Аоки.

Чтобы сразу три «передачи» произошли одновременно – такое было впервые. Настолько сильные чувства охватили разом всех троих?

Эти чувства – до безумия горячие, слепящие, прекрасные, чистые.

Она получила столько эмоций, что они как будто стали переливаться через край. Странная иллюзия.

Чтобы не дать им перелиться, Иори крепко обхватила себя руками.

Под одеялом, посреди полной темноты она как будто увидела свет.

«Ничего удивительного, что мы автоматически от тебя многого ожидали! Но если ты пыталась так идеально… так чисто соответствовать и в итоге не смогла, то ты просто… дура!»

Начался феномен «передачи эмоций». И на этот раз тоже, возможно, им грозило что-то серьезное, но она считала, что сможет преодолеть все проблемы. Однако в результате на белый свет из самой глубины души выползла ее уродливая сторона, предельно далекая от нее идеальной. И это выбило почву у нее из-под ног.

«Ты… все делишь на черное и белое, на «могу сделать» и «не могу сделать»!»

Надо нормально ладить, надо, чтобы все удавалось. Она всегда так думала. Она считала, что ошибки недопустимы. В прошлом она допустила громадную ошибку, и из-за этого родилась ее доходящая до безумия одержимость насчет «надо ладить». Возможно, она пыталась сохранить идеальную себя, поддаваясь бесполезному перфекционизму и тем самым загоняя себя в угол выбора из двух альтернатив.

«Ты кем себя считаешь? Главной героиней где-то там?»

Вот именно. Какая же она эгоистка. Твердила всем, что потеряла себя, что она несчастная, что жуткий феномен ее полностью поглотил, что поэтому она больше не может – ну что такое? Конечно, она в плену у немыслимого создания по имени Халикакаб, но ведь не только она – остальные четверо тоже.

«Что ты делаешь, какой ты стала, всем остальным абсолютнейше наплевать, ДУУУУУРА!»

Да, это отрицать уже невозможно. «Ее ожидают», ну надо же. Все дело в том, какой она сама себя ожидает, ведь так? А она излишне перенапряглась, в итоге сорвалась и стала рычать на всех – ну что за эгоистка!

Неуклюжая. Неуклюжая. Неуклюжие привычки, зато идеалы высоченные.

В результате в настоящую себя она не верила. Саму себя не понимала, вообще ничего не понимала, поэтому на все вешала ярлыки, все пыталась оценивать. Успех или неудача? Идеальная она или реальная она? Правда или ложь?

«Свою жизнь живи, черт подери, так, как нравится тебе!»

«Думай о том, что реально важно!»

Она забивала голову пустыми мыслями – может ладить, не может ладить? – и в результате утратила нечто важное.

Она безнадежно никчемный человек. Но даже такого никчемного человека, такого далекого от идеала человека…

«Я все равно люблю Иори Нагасэ».

…кто-то принимает.

Это придало Иори сил подстегнуть себя, противостоять самой себе.

В чем она ошибалась?

В чем она была неправа?

Ладить со всеми – действительно ли цель жизни человека?

Нет. Абсолютно нет.

То, что она ладить не смогла, – это побочный эффект. Конечно, лучше всего, если ладить получается. Но именно целью это задавать нельзя.

Вот так все просто.

Жить так, как хочешь жить, – не в этом ли цель?

А она – чего хочет?

Какой она хочет стать?

Вот на чем она должна сосредоточиться.

Она ошибалась и, может, будет ошибаться и дальше, но если она не будет делать то, что хочет делать, то для чего вообще она живет?

Почему она не понимала даже этого? Она дура? Наверно, дура. Мегадурища. Но это уже неважно.

Она прекратила забивать этим голову.

Итак, что она хочет сделать?

Чувства.

Просто чувства.

Она вдруг заметила, что отбросила одеяло.

Встала. Солнечный свет омыл ее, окутав белизной.

Всего на миг она прищурилась, и в белый мир вернулись краски.

Ноги сами собой повели ее к прихожей.

И прямо в том, что на ней было, она выбежала из дома.

Достав ключи, вскочила на велосипед на парковке.

И поехала в то место, которое угадала из «передачи эмоций».

Уже не имеет значения.

Логика, здравый смысл, наставления, естественное, обычное, необычное, ситуация, идеал.

Все это – не имеет значения.

Отбросить все, что ее связывало, стать первозданной собой.

Следовать эмоциям.

Иори Нагасэ должна стать Иори Нагасэ.

«Живи свободнее».

Впервые у нее возникло ощущение, что она понимает эти слова пятого отца, который умер весной, когда она была в третьем классе средней школы.

 

□■□■□

 

На всякий пожарный случай она попробовала позвонить, но трубку никто не взял. Оставалось только жать на педали изо всех сил и выяснять все самой.

Она неслась с таким шумом, что заслужила удивленные взгляды прохожих. Она ощущала высший духовный подъем, хоть, наверно, в такой ситуации это было и неуместно.

Искала, искала – и в конце концов обнаружила заброшенную фабрику, которая могла быть той самой. Близ школы заброшенных фабрик почти не было, так что интуиция сказала ей: это здесь. Не утрудив себя выдвиганием стойки, она соскочила с велика и бросила его там.

Утирая стекающий пот, она стала искать, откуда бы заглянуть внутрь, чтобы оценить ситуацию. Нашла разбитое окно – оно, правда, было высоковато, но под ним имелся старый шкафчик. Просунув в окно только голову, Иори огляделась.

Справа-спереди от нее виднелись фигуры людей. Довольно близко, так что разглядеть можно было отчетливо.

Бинго.

Инаба действительно лежала со связанными руками и ногами, рот был заклеен лентой.

«Я такое только по телеку или в манге видела», – захотелось сказать ей. Сцена была совершенно нереалистична; ей пришлось приложить усилия, чтобы убедить себя, что это реальность.

Она провела взглядом дальше.

В помещении были пять отмороженных на вид парней и… Каору Сэтоти.

Это был шок.

Сэтоти тоже замешана. Да, Иори знала, что Сэтоти настроена к ней враждебно, но она и не думала, что Сэтоти враждует и с Инабой. Логично предположить, что это тоже как-то связано с ней, Иори.

Отодвинувшись от окна, она привалилась спиной к стене.

Она ощущала не столько гнев, сколько отвращение. Ее тошнило. И хотелось заорать. Но она зажала рот и терпела.

Невозможно. Невозможно. Невозможно. Невозможно. В душе раз за разом раздавался этот вскрик.

Что произошло? Как? Она не понимала. Однако не сомневалась, что все случилось по ее вине.

Выступили слезы.

Сила, переполнявшая ее недавно, вдруг куда-то ушла. Иори застыла на месте, не в состоянии даже двинуться.

Такие эмоциональные качели ее раздражали.

Успокоив свое бурное, шумное дыхание, она стала вслушиваться в доносящийся изнутри здания разговор.

– …Говорю же, это… перебор. Это уже не шутки… – сказала Сэтоти. Один из парней ответил:

– Я же сказал, она сама на нас набросилась, у нас выбора не было! И вообще, это все из-за тебя! Это ты попросила разодрать им все, что они для презентации наготовили!

Ага, она так и думала – кружок разгромила Сэтоти. Она с самого начала в этом не сомневалась.

– …Но… но мне все говорили… Ничего другого не оставалось…

Очевидно, Каору Сэтоти… нет, сейчас это неважно.

– Не переваливай вину на других!

– Ай!

Вскрик Сэтоти, глухой звук. Поспешно заглянув в окно, она увидела, что Сэтоти упала.

– Ай-яй-яй, он ударил девушку, – насмешливо произнес другой парень.

Насколько Иори понимала положение дел, все это было не спланировано – просто случайно так вышло. На миг у нее мелькнула мысль – слава богу, что Инабу похитили не для того, чтобы угрожать ей, Иори, и что это абсолютно не ее вина, – и за такую эгоистичную мысль в такой ситуации она себя запрезирала. С участием человека, склонного внезапно терять голову от гнева, могут происходить самые непредсказуемые вещи.

Что же делать?

Там пять парней и одна девушка… Хотя девушку, Сэтоти, как боевую силу, вероятно, можно не учитывать.

Но здесь-то всего одна слабая девушка.

Никакого оружия нет. Никакого плана нет. Сильного тела, смелости – всего этого тоже нет.

Что же делать, что она может сделать?

Что же делать? Ничего не придумывалось.

В этот момент раздался металлический звон, будто что-то пнули.

У Иори сердце подпрыгнуло. Машинально она отдернула голову от окна. Глубоко задышала, прижав руки к груди. Все нормально, успокойся, тебя не обнаружили… наверно. Поняв, что она уже взяла себя в руки, Иори снова осторожно потянулась к окну и посмотрела в сторону входа.

Там стояли Тайти, Юи и Аоки, все в школьной форме.

Безоружные, с пустыми руками. И явно без какого-то плана – просто стояли на месте.

…Едва она так подумала…

– Какого черта ты вломился, даже не посмотрев, что внутри, дурак! – и Юи пнула Таити по ноге. Подколка прозвучала настолько громко, что донеслась даже сюда.

Внезапное вторжение удивило парней, похитивших Инабу.

– Вы еще кто такие?! – Нефиг сюда вламываться! – закричали они, хотя сами были здесь незаконно. Сэтоти в полном замешательстве удрала в дальний угол.

Плана у Тайти и компании, похоже, не было, однако они без намека на страх двинулись навстречу своим врагам.

Втроем они пришли Инабе на выручку. А ее там нет. Если сейчас она пойдет… нет, уже поздно. Остается лишь наблюдать.

Пятеро отморозков тоже вернули себе уверенность. Видимо, потому что к ним шли всего-навсего трое школьников.

Один из этой пятерки выдвинулся вперед.

– Эй, мы тут заняты ваще-то, но если вы ищете проблем… – мерзким голосом заговорил он, но…

 

Тайти с Аоки налетели на него вдвоем.

 

Удары они нанесли абсолютно синхронно. И попали, видимо, в удачные места, потому что парень так и грохнулся.

Иори была потрясена этой безжалостностью.

До этого момента она и представить себе не могла, чтобы Тайти и Аоки могли кому-то так врезать.

В такой они сейчас ярости… Конечно, это была одна из причин.

Но главное, что эти двое – хотели спасти Инабу.

Насколько сильными и чистыми были эти чувства, она знала благодаря «передаче эмоций».

Рассудок они послали к черту. Высчитывание шансов на победу тоже.

Только чувство – желание спасти.

Иори сжала руки в кулаки.

Она тоже, она тоже не хотела им уступать…

Но сейчас… Она не могла запрыгнуть туда через окно. И была разочарована собственной трусостью.

Оставшиеся четверо парней, видимо, были ошарашены так же, как и она, но вскоре с воплями «Вы че творите, суки?!» и «Ну вы доигрались!» ринулись на Тайти и остальных. Они явно были очень злы.

Один из парней схватил валявшийся поблизости кусок металлической трубы… но в этот момент исход драки был уже решен.

Во вражеский лагерь проскользнула Юи.

Со своей наблюдательной позиции Иори хорошо видела все движения, но, с точки зрения врагов, должно быть, Юи все равно что телепортировалась.

Длинные каштановые волосы затанцевали в воздухе.

Парни стали падать.

Один… двое…

Зрители могли только восхищаться красотой этого боевого танца.

Один из парней ударил Юи кулаком. Не попал. Тогда ударил металлической трубой. Не попал.

Трое… четверо.

В мгновение ока Юи сделала четверых парней.

Сильная.

Суперсильная.

Абсолютный, безоговорочный исход.

Иори просто не оставили возможности вмешаться.

Ни главную, ни второстепенную роль она не сыграла. Она всего лишь посторонняя.

Даже и без нее члены КрИКа вчетвером…

– Они, наверное, скоро придут в себя, так что надо поторопиться, – сказала Юи, обращаясь к Тайти и Аоки.

– Это, это было круто! – ответили они хором.

– Сейчас не об этом надо говорить… Инаба!

Юи направилась к Инабе, которая была не в состоянии двигаться.

Но.

Сражение прошло так легко, что все утратили бдительность.

Один из тех, кого свалила Юи, вскочил на ноги.

Иори лишь мысленно ахнула.

Подай она голос, все было бы нормально, но она не подала. И телом, и душой она уже окончательно опустилась до роли наблюдателя.

Парень сунул руку в карман.

– А?!

Юи заметила его движение, но опоздала всего на шаг.

Парень подбежал к все еще связанной Инабе, нагнулся…

 

…и приставил нож к ее горлу.

 

Он проорал что-то неразборчивое. Явно был не в себе.

Иори на миг увидела глаза Инабы. В них, широко распахнутых, плескался страх.

– Эй, П-прекрати! – Осторожно! – Убери нож! Не дури! – разом закричали Тайти и остальные, пытаясь его образумить, однако он ножа не выпустил.

– Заткнитесь! Если хоть дернетесь, я не знаю, что будет! – проорал в ответ он. Глаза у него были шальные.

– П-понимаем… Мы всё понимаем, только ты успокойся, лады? – заговорил Тайти куда более мягким, чем прежде, голосом, словно пытаясь не спровоцировать этого типа. Естественно, ни он, ни остальные не двигались с места.

Иори задрожала всем телом.

Что вообще происходит?

Для простой шутки судьбы такое развитие событий – не перебор ли?

Ситуация была критической.

И единственным человеком, который мог сейчас свободно двигаться, была – Иори Нагасэ.

Должна была оставаться простым наблюдателем, но внезапно оказалась главной героиней, которой предстоит спасти всех.

Идеальная она сейчас без колебаний кинулась бы на помощь.

Мерзкая она в такой ситуации от страха сбежала бы.

Обычный человек… очевидно, вызвал бы полицию? Но не спровоцирует ли этого типа прибытие полиции? …О!

Ей вдруг пришла в голову идея.

Если так сделать, все ведь получится?

Идеальная, сильная она смогла бы так сделать.

Идиотский способ, требующий храбрости, как у пьяного.

Если все получится, Инабу удастся спасти.

Но сможет ли это сделать нынешняя она – слабая, потерявшая уверенность в себе, словно все выбросившая?

Сможет или не сможет?

Сумеет сладить или не сумеет?

УГРЕБИЩЕ!!!

Она мысленно выругала себя самым грязным словом, какое нашла.

Прекращай это!

Сосредоточься на мыслях о том, чего ты хочешь.

А уж если думаешь на тему «хочу сделать», то делай! И, как бы ни ошибалась, как бы ни было больно, как бы по-уродски ни падала, вставай и иди вперед!

Ни «идеальной», ни «реальной», ни «обычной» тут не нужно.

Итак, чего она хочет?

В следующее мгновение Иори спрыгнула со шкафчика. Направилась прямо ко входу и без колебаний вошла в здание заброшенной фабрики.

– Кого принесло на этот раз?! – крикнул парень. Иори спокойно направилась к нему.

– Нагасэ! – Иори! – Иори-тян! – разом выкрикнули ее имя Тайти, Юи и Аоки. Инаба с заклеенным ртом тоже обратилась к ней – глазами.

– Че, ты тоже с этими?!

– А… э…

Иори вдруг осознала нечто очень серьезное.

Это, конечно, очень здорово, что нерешительная она сумела загореться и рвануться вперед, чтобы достичь чего-то по-настоящему важного. Однако она переборщила с энтузиазмом.

В придуманном ею плане была ошибка.

Это совершенно несмешно. Несмешная шутка.

Есть же предел того, насколько можно быть неуклюжей! Она, конечно, сейчас изменила свой подход к делу, но это уж чересчур.

Однако пути назад уже не было.

Насколько возможно спокойно, с насколько возможно холодной и тонкой улыбкой она заговорила:

– Неа… я просто подумала, у тебя тут проблемы.

…С первой стадией она, возможно, ошиблась. Надо было как следует проработать сценарий. Непременно.

У всех были озадаченные лица. Естественно.

– Ты тут малость вляпался, а? Может, помочь? – обратилась Иори к парню.

– Чего?

– Ты можешь сколько угодно держать там свой нож, но что собираешься делать потом? У тебя же нет вариантов.

«Нужна передача, нужна передача, нужна передача», – мысленно молилась Иори, пока говорила. Рассказать свой план по мобильнику она уже не могла. Оставалось только это. Лишь этот ненадежный способ. Ну как так получилось? Неуклюжая.

– И я говорю: я придумала хороший план и помогу тебе.

Она повернула лицо под углом к этому типу, чтобы создать впечатление таинственности. Она верила, что это ей удалось.

Верила в свое актерское мастерство – ненавидимую и одновременно любимую свою сторону.

– …Че?

Парень, получив столь неожиданное предложение, смотрел на нее озадаченно.

– …Что это значит… Нагасэ? – спросил явно сбитый с толку Тайти. …Он не должен был быть так озадачен! Это все из-за первоначальной ошибки в плане!

Она кинула взгляд в сторону. Сэтоти по-прежнему сидела съежившись. Похоже, от растерянности она не могла сдвинуться с места. На нее можно не обращать внимания.

Как можно тише, но весьма специфическом тоном Иори заговорила:

– У меня к этим ребяткам есть кое-какие счеты. Поэтому хочу тебе помочь. Враг моего врага – мой друг, так можно считать?

Слова «враг моего врага – мой друг» этот тип, видимо, понял.

Хоть в последнее время ее умение «видеть, что другие любят и ненавидят» и несколько притупилось, все же оно подсказало ей это.

– «Враг моего врага – мой друг»… ага, ясно, – и этот тип ухмыльнулся.

Есть. Получилось. Он купился. Все реально идет как в манге про хулиганов? Кстати, для начала кончай выделываться с этим ножом. Так Иори мысленно подковырнула.

– Иори… ты что говоришь?! – воскликнула Юи. Юи, не надо так реагировать! Это всего лишь актерская игра – достаточно хорошая, чтобы обмануть подругу.

Иори хотелось встретиться с ней взглядом… но так, чтобы тот тип не заметил, было бы трудно.

Нужна передача, нужна передача, нужна передача, нужна передача.

– Ну а конкретно чего делать-то? По-моему, ситуация и так чертовски дерьмовая. Ну, скоро мои дружбаны начнут приходить в себя… а, точно. Давай-ка растряси их.

Она получила конкретный приказ. Отказаться в этой ситуации невозможно. Нет времени. Передавай же!

Ее «актерство» прошло удачно. Осталось сделать последний ход. А дальше как-нибудь справятся те, кто лучше нее.

– Иори-тян, что за ерунду ты творишь! – воскликнул Аоки.

– Не обращайся ко мне как к подружке, понял? – ледяным тоном отрезала она. …Прекрати. Не делай такое печальное лицо.

Иори приблизилась к одному из валяющихся на полу парней. Нет времени. Вот она уже совсем рядом.

Пожалуйста. Произойди. Произойди. Произойди. Произойди…

…Да заставь же это произойти, Халикакаб!

 

[Сейчас спасайте Инабан!]

 

Аа, наконец-то.

Лишь теперь они узнали то, что, если бы все шло по плану, узнали бы с самого начала.

Более того, можно было ничего не говорить, так как «передача эмоций» ушла ко всем четверым.

У Тайти, Юи и Аоки тут же изменились выражения глаз.

Ну что за актеры. …Хотя бы на лицах это не показывайте!

Теперь, когда о ее плане стало известно, надо отвлечь на себя внимание противника.

Тайти и остальные стояли неподвижно спереди-слева от того места, где находились Иори и лежащий парень. Еще дальше, у стены – тот тип с ножом и Инаба. Три вершины равностороннего треугольника.

Все внимание типа с ножом обращено к ней, Иори. Но краем глаза он увидит движение Тайти, Юи и Аоки, и им не хватит времени, чтобы отобрать нож. Надо сосредоточить этого типа на ней сильнее.

Что-то надо сделать…

– Эй, шевелись давай, – раздался раздраженный голос парня. Если она будет тормозить, он что-то заподозрит.

Иори опустилась на корточки и заглянула лежащему в лицо. Похоже… он скоро очнется.

Для начала надо его слегка похлопать по ще-… о!

В голову ей пришла идея.

Рискованно, но ничего не поделаешь. Для достижения цели это необходимо.

Иори придвинула лицо к лицу лежащего.

Медленно, медленно. Она двигалась медленно, чтобы притянуть интерес и взгляд парня с ножом.

Если она так и продолжит, ее и его губы встретятся.

Медленно, медленно она шла к этому.

Она ощущала на себе взгляд. Чтобы выглядеть сексуальней, она рукой зачесала волосы наверх, заправила за уши.

…Еще нет? Погано. Как бы медленно она ни приближалась, но если приблизится еще чуть-чуть, то коснется. Погано. Неужели вот это будет ее первый настоящий… Погано. Может, на время поднять голову? Заподозрит? Погано. Уже…

– Ссиии!

– Гх?!

Иори поспешно отдернулась от лица парня, которое уже заняло все ее поле зрения.

Юи выбила нож из руки того типа. Возвратным движением ударила его по лицу и отправила в нокаут.

Упавший нож подобрал Тайти и разрезал шнур, связывавший Инабу, потом отодрал ленту, которой был заклеен рот.

Какие текучие движения. Все-таки они классные. Все-таки они сильные. Суперсильные.

Это – кружок изучения культуры при старшей школе Ямабоси.

– Тайти!

Освободившаяся Инаба тут же обняла Тайти. С несколько смущенным, но в то же время счастливым выражением лица Тайти ответил тем же. Они обнимали друг друга. Вполне подходящая картина для хэппи-энда. Иори смотрела и думала, как они подходят друг другу.

…Слава богу, что трагедии не произошло. Действительно, слава богу. Едва она так подумала, напряжение ушло из ее тела, словно веревки перерезали.

– Аа… уу…

Чувствуя, как слезы текут из глаз, Иори отодвинулась от лежащего парня и хлопнулась на пятую точку.

– …Блин… Я так боялась, что не смогу это сделать, правда! Было противно, противно, противно! И страшно, страшно, страшно, страшно!

Отшвырнув и идеальную себя, и мысли о том, какие эмоции хочет показывать, она истерила, точно маленький ребенок.

– Мне было так страшнооо!

Когда она без всякого стыда перед остальными выложила свои голые эмоции, ей стало чуть полегче.

Несмотря на то, что выглядела она сейчас совершенно неприглядно, ощущения были освежающие.

Шмыгая носом, она утерла слезы.

Если вспомнить – она с самого раннего детства не говорила ничего эгоистичного. Всегда вела себя как хороший, воспитанный ребенок. Значит, она уже давно так вот себя насилует?

– Иори! – крикнула Юи и напрыгнула на нее.

Крепко обняла. Очень тепло.

– Мне Инаба… немножко рассказала. Что от тебя все ожидали, что ты классная девушка, и ты перенапрягалась, чтобы соответствовать. Прости меня.

– Тебе не за что извиняться, Юи. Я ведь сама много фигни наделала…

– И все равно я очень-очень сильно извиняюсь. И еще: когда ты меня спросила тогда, я не смогла нормально ответить, но я люблю любую Иори! Правда, очень-очень сильно люблю! Я знаю, что ты вовсе не плохая, и потом… уу… в общем, люблю-люблю-люблю-люблю!

Юи терлась головой об Иори.

– Эм… спасибо. Юи, я тебя тоже очень люблю. …Эй, Юи, ты меня задушишь.

Она отодвинула Юи, и тут раздался голос Аоки:

– Иори-тян! Ну, как бы это… в общем, все хорошо!

Он выставил вверх большой палец.

Да, и правда.

Этот парень просто-напросто понимает главное, самую суть.

Иори услышала звук камеры мобильника и повернулась на его источник – оказалось, это Инаба фотографировала окружающее. Что она собирается с этим делать?

Вскоре Инаба закончила фотографировать.

– Может, куда-нибудь пойдем отсюда? …Сэтоти, ты тоже, – сказал Тайти, обращаясь ко всем, включая съежившуюся и дрожащую в углу Сэтоти.

 

□■□■□

 

Поскольку Иори и Сэтоти были без формы, в школу идти было бы проблемно, поэтому они стали искать спокойное местечко поблизости. Вскоре они обнаружили площадку возле идущего вдоль реки бульвара. Там были скамейки и фонтанчик – подходящее место, где прохожий мог бы передохнуть.

– Хорошо бы еще подальше, но… мы по другую сторону от парка, так что, может, и нормально… – пробормотала Инаба.

Пришло время расспросить Каору Сэтоти о том, как это все произошло. Усадив на скамейку, пятеро КрИКовцев обступили ее со всех сторон.

Инаба начала с угрожающего «А теперь ты нам все выложишь, даааа?!», но, подумала Иори, Сэтоти и так бы рассказала все. У нее было лицо полностью вымотанного человека. Под глазами мешки, длинные каштановые волосы всклокочены.

В целом все было так, как Иори и ожидала услышать.

Сэтоти была влюблена в члена джаз-банда Сёто Сирояму из класса 1-3. На Валентина она пыталась ему признаться, но не смогла, а узнав, что Иори жестко отвергла признание ей самого Сироямы, рассвирепела.

К этому добавилось провокационное отношение Иори, и постепенно началась травля. Ее дружки-хулиганы, которых это все забавляло, подначивали ее, и вскоре она уже не могла дать задний ход.

И в конце концов ненависть к Иори плюс желание помочь джаз-банду… то есть Сирояме побудили ее попросить парней разгромить кабинет кружка.

– …Простите меня, – закончив свое признание, слабым голосом извинилась Сэтоти. Она съежилась настолько, что, казалось, вот-вот исчезнет вовсе.

– Ну, что будем делать? – спросила Инаба у Иори, явно желая в первую очередь узнать ее мнение.

Иори встала прямо напротив Сэтоти.

Она не думала, что следует винить Сэтоти во всем, – ведь часть вины лежала и на ней самой.

Однако Сэтоти зашла слишком далеко.

Развязала против Иори войну из-за того, что та отшила парня, которого любила Сэтоти, и в конце концов вовлекла в это дело непричастных. Инабу даже по голове ударили. И материалы для презентации уже не подлежали восстановлению.

Все эти эгоистичные поступки она совершила только из гнева и ненависти.

Вред, причиненный ей, Иори, она еще могла простить, но вред, причиненный окружающим, – нет.

Она пылала гневом, она хотела заставить Сэтоти смертельно сожалеть о содеянном. Костерить ее последними словами, орать на нее, причинить такую же боль и телу, и душе, какую испытала сама. Такой гнев ее сейчас переполнял, какого она никогда прежде не ощущала.

Остальные четверо наблюдали за ее действиями.

Как ей следует поступить?

Идеальная она ласково простила бы, потому что ничего не попишешь?

Мерзкая она выместила бы на Сэтоти весь свой гнев, излупив ее?

Обычный человек… что бы сделал обычный человек?

Тут в ее памяти опять всплыли слова, которые сказала ей Инаба.

«Почему должно быть одно из двух?!»

Но ведь все и делится на обычное и необычное, разве нет?

«Если ты считаешь, что кому-то сверхинтересна, то у тебя самомнение разыгралось».

Но ведь если отклонишься от обычного, то станешь выделяться, разве нет?

«Свою жизнь живи, черт подери, так, как нравится тебе!»

Но ведь обычно…

 

Обычно что?

 

…Аа, наконец-то. Правда, наконец-то. Черт, сейчас расплачется. От счастья? И от этого тоже. От собственного идиотизма, что до сих пор ничего не понимала? И от этого тоже.

Она была связана этими бессмысленными стандартами.

Она всегда думала: «Обычный человек поступает так-то и так-то».

Потому она и впала в такой образ мыслей, что выбирала свои действия, исходя из того, что «этот вариант лучше обычного, этот хуже обычного».

Она вспомнила свою жизнь.

Ее мать развелась, и она впервые познакомилась с новым отцом. С тем, который, напившись, становился буйным и применял силу.

Поэтому она пыталась быть хорошим ребенком, который бы ему понравился.

Потом мать снова развелась и снова вышла замуж.

Будучи маленькой, Иори считала, что должна ладить с новым отцом, и старалась быть для него хорошим ребенком.

Так с тех пор и пошло.

Опять, и опять, и опяаать.

Для каждого она старалась быть хорошим ребенком.

Это и было главной причиной того, что она всегда по-дурацки беспокоилась.

Это чувство «надо быть хорошим ребенком», когда она выросла, приняло форму приспосабливаемости к социуму. То есть она сравнивала себя с окружающими, определяла, какого стандарта они требуют, и ориентировалась на это «обычное».

Быть не хуже обычного.

Быть лучше обычного.

По возможности быть еще лучше.

Она думала, что, если не будет изо всех сил пытаться быть хорошим ребенком, она и не станет хорошим ребенком, то есть таким, которого хотят видеть все.

По правде сказать, она не верила в себя. Найдя стандарт «обычного» для окружающих, она придумала образ идеальной себя, которому должна соответствовать.

Она делала вид, что ее это не заботит, и в самом деле ее заботило лишь то, как на нее смотрели другие.

В прошлом она обвинила в этом Инабу, однако сама была не лучше. Действовала немного по-другому, но вот эта склонность беспокоиться о других – та же самая. Ох, как стыдно.

Хотя это вообще никакого значения не имеет.

Свою жизнь живи, черт подери, так, как нравится тебе.

Да, так и есть, несомненно.

Сэтоти смотрела на нее слегка озадаченно.

Она осознала, что уже какое-то время стоит совершенно неподвижно. Она начисто забыла, какая у них сейчас ситуация.

Почему-то у нее вдруг стало слишком радостное настроение, весь гнев куда-то испарился.

…Что же делать? Если ничего не сделать, точка не будет поставлена.

Ну а если ни о чем не думать, а подчиниться настроению?

«Так можно?» – спросила разумная, логичная часть ее.

«Можно!» – со всей решимостью ответила Иори.

– Сожми зубы!

Давненько ее голос не звучал так весело.

И Сэтоти, и Тайти, и Инаба, и Юи, и Аоки – все явно удивились.

Аа, да и ладно. Такое классное чувство!

Так, но это не означает, что ей будет приятно сделать то, что она сделает.

Правильнее было бы сказать, что у нее слишком бурный душевный подъем. Слишком резкие скачки эмоций, это можно назвать нестабильностью. Но тут уж ничего не поделаешь, да? В последнее время ее состояние было сверхмрачным, ну а теперь оно сверхвеселое. У кого-то есть возражения?

Иори Нагасэ – такой человек.

– Сжала?

– Ээ… э?..

Сэтоти, хоть и растерянная, зажмурилась и крепко сомкнула губы.

– ННААААААААААААА!!!

И Иори со всей силы вмазала Сэтоти ладонью по лицу!

Всю руку отшибла. Больно. Жутко больно. Сэтоти же просто унесло со скамейки. Кубарем скатилась.

Упала на землю и не двигалась.

Даже не дергалась.

– …А, что?.. Я перестаралась?

– …Эй, кажется, это сейчас была не пощечина, а удар открытой ладонью. – …Идеальный прямой удар ладонью. – …Шикарно вложилась корпусом. – …Не удивлюсь, если у нее сотрясение мозга, – прокомментировала сзади остальная четверка. Иори просто раньше никому не давала по-настоящему серьезной пощечины и поэтому не знала, как силу вкладывать. Рука до сих пор не отошла от онемения.

О, Сэтоти чуть пошевелилась.

– Ты, ты в порядке? Прости, я переборщила!

Иори подбежала к ней и помогла сесть.

– Уу… больно… уу…

Сэтоти всхлипывала, прижимая руку к левой щеке.

Потом принялась повторять раз за разом:

– Простите… простите меня… простите… простите…

Иори волновалась, что ей делать, если Сэтоти разозлится на нее, однако эти страхи оказались необоснованными.

Очевидно, Сэтоти понимала, что поступила плохо. И явно раскаивалась.

Эти чувства передались Иори.

И никаких странных феноменов типа «передачи эмоций» для этого не потребовалось.

– Извини, – прошептала Иори, глядя сидящей Сэтоти прямо в глаза. – Кстати, думаю, этот удар был за всех остальных, кроме меня. Свою часть я решила не вносить.

– А? – на лице Сэтоти отразилось удивление.

– А-ха-ха, не ожидала? В общем, проехали, я ведь тоже была неправа, так что тут мы квиты. Кстати… ты меня тоже простишь?

– Мне нечего прощать… я же сама плохая… – мокрым голосом пробормотала Сэтоти, мотая головой.

…Да. Вот теперь пора высказать. То, что она заметила во время этой ссоры.

– Знаешь, Сэтоти-сан, когда я за тобой наблюдала, подумала вот что.

С крашеными волосами, с серьгами, тусующаяся с хулиганами, сама хулиганистая, Каору Сэтоти на самом деле…

– Сэтоти-сан… ты ведь на самом деле хорошая, да?

Сэтоти застыла, не в силах понять смысла этих слов.

– Зачем ты заставляешь себя быть плохой?

Едва она это спросила, из глаз, в которых уже стояли слезы, они просто-таки полились.

– Э… то… я… парень, которого я когда-то любила… чтоб быть как он… в общем…

Иори уже все более-менее поняла.

Сэтоти изменила себя, чтобы быть как ее любимый, а пути назад уже не было.

Несмотря на все их различия, Иори и Сэтоти были одинаковы в том смысле, что обеих связывали ненужные путы: они не могли стать такими, какими хотели стать.

Может, их странная враждебность друг к другу как раз и была вызвана этим сходством?

Этим ли им следовало заниматься?

Лучше бы они обе – не могущие стать такими, какими хотят стать, неуклюжие, не умеющие ладить, – взялись за руки и вместе, пусть и по-уродски падая, все же шли вперед. Ведь в одиночку так идти очень трудно.

Кстати, может, и сейчас еще не поздно? Не поздно справиться своими силами?

– Скажи, Сэтоти-сан, какой ты хочешь стать? Как ты хочешь жить?

– …Что? Ну…

– А, вопрос слишком абстрактный получился. …Ммм, в общем, мне кажется, что ты, Сэтоти-сан, насилуешь себя… заставляешь себя делать то, чего не хочешь, вот, и я хочу спросить: какой ты на самом деле хочешь стать и что хочешь делать?

На мокром от слез лице Сэтоти была написана полная растерянность. Тем не менее, вглядевшись в это лицо, Иори решила, что все нормально.

Однако с такой озадаченной мордашкой она довольно миленькая, эта Сэтоти.

– Я… нет… я не… – слабо прошептала Сэтоти и, не говоря ничего больше, уткнулась взглядом в землю.

– Попробуй мне сказать, давай! Не стесняйся! Ты наверняка сможешь!

Она включила самого энтузиастичного своего персонажа.

– Фуээ?!

Ух, как она реагирует.

– …Я, я… по правде… я для этого не подхожу, но хотела бы попробовать как следует заниматься в каком-нибудь кружке или в студсовете… и… с Сироямой-куном…

Ой, действительно хорошая девочка. Еще и такая, которая живет любовью. Скорее всего, Иори так бы не смогла.

Но это стиль жизни Каору Сэтоти – иной, чем у нее, Иори.

– Тогда делай это! А то только рычишь на других из-за того, что у самой ничего не получается! Хотя я сама такая же, а еще проповеди тебе читаю, ну уж прости!

Она извинилась. Потому что эти слова были адресованы и ей самой.

Сэтоти была так удивлена, что даже плакать перестала. И тогда Иори добавила:

– А, кстати, Сэтоти-сан. Давай будем дружить?

Иори Нагасэ этого хотела.

С похожим на нее человеком она хотела непременно поладить.

Договорив, она встала и оглянулась.

Химэко Инаба, Юи Кирияма, Ёсифуми Аоки и… Тайти Яэгаси смотрели на нее с теплыми улыбками на лицах.

Блин, ну что с этими типами, а?

Слишком хорошие ребята.

Супермегахорошие ребята.

От счастья ей захотелось плакать.

Что ей сейчас сказать?

Как ей себя повести?

Идеальная она, мерзкая она, обычный человек – всем этим ярлыкам она сделала ручкой.

– Всем привет, Иори Нагасэ вернулась! Простите, что доставила вам столько проблем!

Чувствуя, что это необходимо, и желая непременно так сделать, Иори резко опустилась перед всеми на колени.

Ну, много чего произошло и много чего предстояло еще исправить, но пока что необходимо было завершить историю здесь и сейчас…

 

…Так она думала – но.

 

Совершенно случайно поблизости проходил один из похитивших Инабу парней.

Он нес тот самый обрезок трубы, который был еще на заброшенной фабрике.

Они были совершенно не готовы.

Парень, нечеловечески рыча, ринулся на Инабу.

Защищая ее, наперерез бросился Тайти.

Раздался отвратительный звук удара.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ