Следующая

Такое-то число такого-то месяца, пасмурно.

 

…Мы встретились.

 

Не-не, неправильно, неправильно. Что я такое пишу? Сейчас – нет. Не встретились. Не вижу. Не слышу. Не знаю, не знаю. Нет, нет!

Это же все неправда, да? Сон такой. Да, сон, наверняка.

Потому что в реальности такое просто невозможно! Так что в моем мире никаких изменений не происходит. Абсолютно никаких.

Да, и сегодня как всегда, и вчера было как всегда, и завтра будет как всегда, и послезавтра будет как всегда, и всегда будет как всегда.

Нет, «как всегда» – это плохо. Да, это плохо.

Это неправильно.

Надо будет сегодня лечь спать пораньше. Уже усталость накопилась. От усталости мерещится всякое странное. Пусть придет завтра. Завтра будет хороший день.

Потому что все будет так, как прежде.

И я забуду.

Спокойной ночи.

Что со мной такое?

 

 

ГЛАВА 1. СПОРТИВНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ

– Приступаем к обсуждению спортивного фестиваля! – в начале июня провозгласила Каору Сэтоти, староста класса 2-2 старшей школы Ямабоси.

Шестой урок понедельника, классный час, был посвящен обсуждению спортивного фестиваля, запланированному на начало июля.

– Парни, соберитесь вокруг Ватасэ-куна из мужского физкультурного комитета, девушки – вокруг Курихары-сан из женского! – принялась раздавать указания Сэтоти, полностью освоившаяся в роли старосты. Сегодня, как всегда, она была с короткострижеными черными волосами, сверкающими сережками в ушах, стильно одета – натуральная образцовая ученица.

Одноклассники, продолжая болтать о своем, покинули свои места. Тайти Яэгаси тоже встал и направился, куда было велено.

– Ух ты, уже подошло время спортивного фестиваля! Побольше энергии, побольше энергии! Правда, Яэгаси-кун?! – на полпути обратилась к нему щеголяющая парой хвостиков волос Марико Накаяма. Эту девушку ничто не могло лишить ее обычной жизнерадостности и веселого выражения лица.

– Ага, – кивнул Тайти.

– Эй, чего так коротко отвечаешь, Яэгаси-кун! Всего три буквы! Три буквы!

Ее навязчивое поведение Тайти не очень нравилось, но она была близкой подругой Нагасэ, так что общаться им приходилось часто.

– А, да, извини.

– Пф, не вижу особого энтузиазма. Несмотря на то, что точно таким же голосом ты всегда шепчешь Инабе-сан слова любви.

В этот момент из-за спины Накаямы выскочила чья-то фигура.

– Та-да! Вы тут, вижу, веселитесь, Накаяма-тян и Тайти!

Пространство, которое достаточно заполнила весельем одна Накаяма, враз наполнилось им еще больше. Накаяму облапила Иори Нагасэ, председатель кружка изучения культуры и первая красавица школы среди второклассниц. Она уже привыкала к своим по-взрослому длинным волосам и по характеру тоже начинала соответствовать внешности.

– Ну, как-то да! Потому что у нас с Яэгаси-куном отличные отношения!

– Чтооо, ну уж у нас-то с Тайти никак не хуже! За целый год в одном кружке у нас самое разное было!

«Самое разное» – это мягко сказано, если вспомнить все то, что в течение года происходило с Тайти, Нагасэ и остальными членами кружка изучения культуры.

Но сейчас они могли вот так вместе смеяться – это правда. Тайти и Нагасэ были близкими друзьями – это правда.

А раз правда, то задним числом описывать произошедшее просто как «самое разное», может, и верно.

Даже если над ними вновь нависнет угроза, они объединят силы и будут сражаться.

– Эй, чего ты так задумался, Тайти! Рядом с тобой две красивых девушки! Или теперь, когда у тебя есть невеста в лице Инабан, ты на других девушек вообще не смотришь?!

– Невеста?! Ну точно, у Яэгаси-куна есть невеста, да такая миленькая, что запросто можно утонуть!

– Эй! Сейчас мне ясно послышалось «Хочу утонуть в водовороте милоты в окружении красавиц»! И я тоже хочу утонуть!

– Никто этого не говорил.

Подбежала высказать столь странное пожелание не кто иная, как принадлежащая к тому же кружку, что и Тайти, Юи Кирияма. Обладательница хрупкого телосложения и длинных светло-каштановых волос, апологет любви ко всему миленькому, храбрая воительница полноконтактного женского каратэ – это все она.

– Что, неужели я ослышалась? Черт, а я-то уж подумала, что нашла родственную душу, с кем можно пообсуждать свой сон…

– Иногда я беспокоюсь, все ли в порядке с Кириямой… – пробурчал Тайти. Он считал Кирияму девушкой со сравнительно открытым характером, но, когда речь шла о чем-нибудь «миленьком», она становилась странной.

На этом Тайти закончил болтать с девушками и направился к парте Ватасэ из мужского комитета спортивного фестиваля, члена футбольной секции и признанного красавчика (где получил кучу жалоб и предложений, начиная с «блин, ты уже и подойти не можешь, не потрепавшись с девчонками!» от Ватасэ и кончая «Хватит уже!» и «Поменяйся со мной! Плачу любую цену!» от других).

– Для начала хочу уточнить, – сразу после начала обсуждения, подняв руку, произнесла Юкина Курихара из женского комитета. Похоже, она хотела, чтобы и парни уделили ей внимание.

Эта стройная, высокая девушка дружила с Кириямой и Тайти. Ярко окрашенные вьющиеся волосы и стильный макияж производили впечатление игривости, но на самом деле к тренировкам в легкоатлетической секции она подходила со всей ответственностью.

– Мы всерьез хотим победить?

– Дааа! – хором ответили несколько человек, после чего и остальной класс к ним присоединился: «Конечно, хотим!»

– Потому что, потому что если победим в спортивном фестивале, то и на культурном потом у нас будут привилегии! – раздался звучный голос Накаямы.

Спортивный фестиваль старшей школы Ямабоси представлял собой состязания команд, включающих в себя по одному первому, второму и третьему классу. Победившая команда получала право на культурном фестивале свободно выбирать программу мероприятий, не координируясь с другими классами, право выбора площадки и прочие.

– Если победим на спортфестивале, на культурном будет вдвое веселей! – Чтобы поднять наш клас, победить надо обязательно! – И даже если бы не это, с какой радости нам не стремиться победить?!

– Окей, окей. Ваш настрой мне вполне понятен, – уверенно успокоила класс Курихара. Увидев это, Кирияма с пораженным лицом пробормотала:

– Слушай, Юкина, раз ты член физкультурного комитета, с таким непонятным отношением у тебя будут проблемы. Ты должна притягивать всех к себе.

– Могла и не говорить. В основном я это спросила ради тебя.

– Ради меня? С чего это? – Кирияма склонила голову набок. Не обращая на нее внимания, Курихара гладко продолжила:

– Тогда, во-первых, решено бросить в общее женское состязание «Богиню боевых искусств» Юи Кирияму.

– Эй, минуточку! Не решай за всех сама! И потом, «Богиня боевых искусств»?!

Косясь на кипящую от возмущения Кирияму, все остальные согласно закивали.

– Это же невозможно, ведь мероприятий, где можно выступать в одиночку, ограниченное количество?!

– Все нормально. Мы задействуем «Кирияму в маске №1» и «Кирияму в маске №2».

– Эй, если нужно, могу одолжить свою маску. Она принадлежала чемпиону мира, хоть и в легком весе, родом из Сан-Диего…

– Все абсолютно ненормально, так что я отказываюсь! И еще, Тайти! Какого черта ты собираешь маски, даже еще и рассказываешь о них, будто это совершенно естественно?! Заткнись!

Кирияма его заткнула. …Черт, ему хотелось бы поговорить об этом еще чуток!

– Значит, план «Кирияма в маске» временно замораживается?

– Навсегда его заморозь!

После этой перепалки Курихары и Кириямы в стиле мандзай парни и девушки вновь разошлись и начали обсуждение.

– Таак, ребята… В общем, у девчонок, похоже, та же идея, но пусть парни из спортивных секций участвуют в основных состязаниях по полной программе, а парни вроде Яэгаси, которые не в секциях, пусть возьмут на себя остальные состязания, как вам?

Члены спортивных секций на предложение Ватасэ закивали.

– Поехали! – Я в эстафете! – Может, я в бо-таоси[1]?

– Меня можешь назначить куда угодно, где будет нужно, – сказал Тайти.

– Ээ… так годится? – уточнил Ватасэ у ребят, которые в спортивных занятиях были не сильны.

– А, ага. – Угу. – Норм.

– Ладно, тогда начнем с самого жирного по части очков мероприятия старшей школы Ямабоси, смешанного кавалерийского боя[2]

Когда все разобрались, кто в чем участвует, ученики снова вернулись на свои места, и Сэтоти вышла вперед.

– Ну и последнее: нужно выбрать представителей для состязания чирлидеров.

Состязание чирлидерских команд – это, можно сказать, гвоздь программы спортивного фестиваля старшей школы Ямабоси. Это не просто показательные выступления, там можно заработать много очков. Каждый год в подготовку к нему вкладываются большие усилия, репетиции начинаются за месяц до фестиваля. В это время от каждого класса выбираются несколько парней и девушек, которые за эти репетиции и отвечают.

– …и Яэгаси. Это трое парней. А от девушек – Кирияма, Нагасэ… третьей желающей нет?

С парнями все решилось быстро, но последнюю девушку выбрать не получалось.

– Может, ты? – Не, я по части руководства как-то не очень… – Накаяма-тян? – Я не особо спортивная…

– Я бы смогла, но старосте и членам фестивального комитета нельзя… – пробормотала Курихара.

– Что же делать… – обеспокоенно произнесла Сэтоти, скрестив руки.

Прежде чем решение было принято, прозвенел звонок.

Одновременно с этим продрал глаза руководитель класса 2-2 Рюдзен Гото, полностью вверивший проведение классного часа старосте и все это время благополучно проспавший.

– …М? Ух ты, уже так поздно? Вы уже закончили обсуждать, Сэтоти? Тогда немедленно…

– Мы еще не закончили.

– ЧТООООО?! Мы еще не можем разойтись по домам?!

– Откуда такое удивление?! Сами бы лучше помогли! Мы сейчас выбираем последнюю девушку в представители чирлидерской команды!

Гото, который в прошлом году тоже руководил классом Тайти, а также курировал кружок изучения культуры, был потрясающе безалаберным учителем (настолько, что даже пренебрегал своими прямыми обязанностями).

– Мм, вот как… Уже выбраны Нагасэ и Кирияма… А? Вроде кого-то не хватает… О! Фудзисима! Здесь нужна только Фудзисима!

– …Что? …Я? – Майко Фудзисима, бывшая староста класса 1-3, в классе 2-2 пониженная в статусе до обычной ученицы, сделала такое озадаченное лицо, будто даже не думала об этом. – Для этой роли… наверняка есть и более подходящие люди…

В прежние времена Фудзисима со своей сверкающей харизмой играла ключевую роль во всех обсуждениях и, несомненно, была центром жизни класса, но сейчас она частенько держалась в тени.

Никто не нашелся, что на это ответить, и атмосфера словно застыла. Молчание разбила Нагасэ.

– Я, я согласна! Хорошо бы нам трудиться плечом к плечу! Если Фудзисима-сан как следует выложится, мы точно победим! У нас в классе столько народу в спортивных секциях!

– Да, я тоже так считаю! Если Фудзисима-сан настроится всерьез, у нас получится! Только Фудзисима-сан! – подхватил Ватасэ. Следом раздались и другие голоса:

– …Победа. – Точно! – Вперед, к победе! – Классно! – Оу!

И без того боевой настрой на спортивный фестиваль от трех слогов слова «победа» разгорелся еще сильнее. И этот жар постепенно вливался в Фудзисиму.

– Э… это… ну… я согласна, – кивнула Фудзисима, и класс тут же грянул овацией.

«Что если на самом деле она этого не хочет?» – подумал Тайти, но, взглянув на чуть застенчивое выражение лица Фудзисимы, понял, что беспокоиться не о чем.

– Полагаю, вы понимаете, что я предложил Фудзисиму, которая в прошлом году, будучи старостой, показала себя очень способной, не потому, что мне хотелось побыстрее пойти домой, а чтобы придать бодрости самой Фудзисиме, в последнее время утратившей веру в себя, и что это мой долг как учителя…

– Замолчите, пожалуйста. Здесь есть люди, которым пора идти по кружкам и секциям.

– Умолкаю. Прошу прощения, Сэтоти-сан.

Отчасти благодаря хулиганскому прошлому Сэтоти ее взгляд обладал внушительной силой.

– Значит, решено! Всем спасибо, все свободны! – объявила Сэтоти, и на этом классный час завершился.

Одновременно с этим Фудзисима, похоже, осознала что-то важное – ее глаза расширились.

– …Ой! То есть я сейчас… получила приглашение от Нагасэ-сан?.. Это значит… Нагасэ-сан приняла мою любовь! Урраа!

Фудзисима вдруг потрясающе взбодрилась.

– …А? Что еще за суперинтерпретация?! Всё не так, не так, Фудзисима-сан! Пого-… пре… прекрати облизыватьсяаааААА?!

 

□■□■□

 

– Не может быть! Класс Тихи и Сино-тян в одной команде с классом Инабан?! – изумлено воскликнула Нагасэ, сидящая на стуле рядом с Тайти. Сейчас, после уроков, стулья в кабинете 401 здания кружков были заняты всеми членами КрИКа – пятерыми второклассниками и двоими первоклассниками.

– Похоже на то.

– Какое безразличие! Мог бы ответить больше в стиле «Ооо, серьезно?!». Супербезразличие…

– Ну, с точки зрения теории вероятностей это было возможно, – совершенно безразличным тоном ответил возбужденной Нагасэ Тихиро Ува. Парень с ровной асимметричной прической и красивым лицом. Несмотря на андрогинные черты этого самого лица, телосложение у него было вполне мужское – все-таки он ходил на каратэ в то же додзё, что и Кирияма. Именно благодаря знакомству с Кириямой он заинтересовался КрИКом и в итоге пришел сюда в качестве первоклассника-новичка.

– Скучный ты, Тихи. Правда, Сино-тян?

– Да, я тоже думаю, что Тихиро-кун скучный. Но, возможно, он просто строит из себя клоуна, типа «в ситуации, когда от него ожидают какие-то интересные слова, он говорит что-то скучное в расчете на эффект неожиданности». Но в итоге все равно скучный.

– Что случилось, Сино-тян?! Почему такой яд?!

– А, что? Или я ошиблась? В последнее время мне часто говорят, что я «слишком прямолинейная» или «на удивление ядовитая», так что я хотела с Тихиро-куном этому соответствовать…

– Даа, Сино-тян, по части плевания ядом у тебя природный талант, это я уже поняла.

Эту странноватую перепалку с Нагасэ вела Сино Эндзёдзи, которая, как и Тихиро, только что вступила в КрИК. Девушка, и лицом, и поведением напоминающая маленького зверька типа таксы. Короткостриженые пушистые каштановые волосы создавали очень миленькое впечатление. Она частенько держалась нерешительно, но уж если говорила что-то, то говорила по делу.

Сам Тайти поначалу не мог определиться, что думать о новых товарищах, но сейчас, когда после их вступления прошел месяц, вполне привык к ним. Похоже, и к двум новичкам относилось то же самое.

– Однако это будоражит! – веселым голосом воскликнул Аоки. Каждый раз, когда его долговязая фигура двигалась, слегка вьющиеся волосы покачивались. – Я, Инаба-ттян, Тихиро и Сино-тян в зеленой команде, Тайти, Юи и Иори-тян в красной, нам соперничать будет веселей обычного!

– Ну, есть еще и другие команды, есть третьеклассники, так что в чистом виде нашего соперничества там не будет. – пробормотал Тайти.

Нагасэ, мыча себе под нос, стала переводить взгляд с Тайти на Тихиро и обратно.

– Что? – спросил у нее Тайти.

– Да ничего, просто… Тайти и Тихи, вы совершенно разного типа, но оба такие спокойные, меланхоличные… У вас что, смешение характеров?

– Ничего у нас не смешение!

Тайти почувствовал, что его индивидуальность и место в жизни под угрозой.

– Ничего такого… Правда, Кирияма? – обратился он к Кирияме, сидящей напротив.

– А, ага. Думаю, у Тайти свои хорошие стороны, у Тихиро-куна свои… да.

– Не отводи глаза! Тебе что, так больно от того, что ты хочешь сказать что-то в тему, но не можешь?

– Мы что, правда так похожи? По крайней мере, я, по-моему, не прирожденный жиголо.

– Это что, намек, что я прирожденный жиголо?! …Ни черта я не прирожденный жиголо!

– Хорошая подколка, Тайти, с огоньком. Вот если ты такой настрой сохранишь, тебя можно будет отличать.

– Что, каждый раз, когда я возбуждаюсь, это выглядит так, будто я пытаюсь отличаться от других, чтоб у меня не был похожий характер?

Едва Тайти подумал, что его так воспринимают, как всякое желание возбуждаться у него испарилось. Но, подумав, что иначе у него будет похожий характер…

– Точно-точно, и Тайти, и Тихиро, вам обоим надо подвозбудиться, йей!

Глядя на слишком уж подвозбудившегося Аоки, сидящая рядом с ним Кирияма вздохнула.

– Уфф, как я рада, что нет еще одного такого, как Аоки. Один еще туда-сюда, но двое – это было бы невыносимо. Ты согласна, Сино-тян?

– Да, по-моему, он жутко шумный.

– Сино-тян, ты совсем не хочешь меня поддержать?! Когда речь шла о Тихиро, ты хоть какое-то желание ему попочь проявляла?!

– Кстати, Инабан, Тайти тут всерьез критикуют за недостаток индивидуальности, а ты почему-то совсем не реагируешь? – спросила Нагасэ у Химэко Инабы, с некоторых пор явно приунывшей и погруженной в задумчивость.

Ее лицо скрывало меланхолию за черными как ночь волосами; оно выглядело невероятно сексуальным. Очень зрелая по сравнению с одноклассницами, Инаба была не столько симпатичной, сколько красивой. Дорогой для Тайти человек, его девушка.

– Аа, ну, что бы ни думали другие, Тайти для меня онли-уан, так что это не имеет значения. Перед онли-уаном даже намба-уан[3] – просто никто, каким бы популярным он ни был.

Тайти как парень Инабы был немного смущен, что его так оценивают, но в глазах окружающих это, вероятно, выглядело как любовная болезнь Инабы (то, что Нагасэ называла «синдром Деребан»).

– В случае Инабан характер переменился радикально! Любовь настолько крутая штука! Нет, крутой в этой ситуации Тайти, правда?!

– Не, ну, это… Ха-ха-ха.

Тайти застеснялся. Тихиро повернулся к Нагасэ и сказал:

– Нагасэ-сан. Пожалуйста, возьми назад свое недавнее утверждение. Думаю, я все-таки не настолько дурак, как Тайти-сан.

– Чт-… Ты меня назвал дураком?! Что за дурость?!

Это при том, что его оценки выше среднего.

– Так или иначе, Тайти-семпай, сейчас твои фразы дурацкие.

– Эндзёдзи в самом деле безжалостная!

Однако на эту загадочную девушку невозможно сердиться, потому что понимаешь: она просто-напросто искренняя.

На этот раз уже Тайти обратился к Инабе:

– Слушай, меня ты тоже беспокоишь – почему ты такая мрачная? Что случилось?

– Это… ну… – начала мяться Инаба, опустив глаза и избегая взгляда Тайти.

– Расскажи, прошу тебя. Если тебе трудно говорить здесь, свяжись со мной в любой момент.

– …Спасибо, Тайти, – с мягкой улыбкой кивнула Инаба. Она без слов передала Тайти, что полностью доверяет ему.

– Аж… аж… аж мурашки по коже! – и Нагасэ принялась чесаться, всем видом изображая мучения.

Инабе явно по-прежнему было трудно говорить, но все же она заговорила:

– Ну… в общем, это. На спортивном фестивале мы с Тайти будем противниками.

– И что?

– Что за «и что»?! Тайти, ты… ты способен вынести, что нам с тобой придется сражаться?!

– Ну, это же спортивный фестиваль.

– Наши с тобой отношения достойны всего лишь фразы «Ну, это же спортивный фестиваль»?!

Тайти был счастлив, что Инаба так высоко ценит их отношения, но, с ее склонностью к беспокойству, это грозило проблемами.

Ну, с другой стороны, это так мило!

– Тайти-кун, не ухмыляйся так отвратительно, сделай что-нибудь с Инабан как можно скорей, – вклинилась в их разговор Нагасэ.

– Эй, я вовсе не ухмыляюсь отвратительно.

– Озабоченно?

– И не озабоченно! Мы чисты и невинны!

Тайти отвел глаза от Нагасэ, насмешливо покачивающей головой, и повернулся к Инабе.

– Это ничего, что мы на спортфестивале будем противниками.

– Правда?.. Даже если я буду стараться всерьез?.. Потому что если я по-настоящему буду стараться всерьез, то… одному-двум ключевым игрокам из класса противника придется по тем или иным причинам пропустить фестиваль!

– Что за планы ты затеваешь на старшешкольном спортивном фестивале? Играй честно!

«Те или иные причины».

– Я, я поняла. Давай пообещаем. …Выложимся по полной! Потому что я в принципе ненавижу проигрывать! Смету всех противников! Все места, кроме первого, не имеют значения!

– Что? Но недавно ты говорила, что, мол, есть только онли-уан? – спросил Тайти, склонив голову набок. У нее сейчас что, раздвоение личности между «нормальной Инабой» и «Деребан»?

– Победа Инабы-ттян предрешена! А значит, и наша общая победа!

Это восклицание Аоки разожгло дух соперничества в Нагасэ.

– Погоди еще, Аоки! Или ты забыл, что на нашей стороне «Богиня боевых искусств» Юи Кирияма?!

– Вот именно! Пока я жива… эй, Иори. Может, прекратишь это «богиня боевых искусств», а? Это звучит абсолютно немиленько.

– П-по-моему, Юи-семпай потрясающе миленькая!

– Аай, спасииибо, Сино-тяаан! Я не могу сражаться с зеленой командой, в которой Сино-тян!

– Хе-хе-хе, тот, у кого есть Сино, может нейтрализовать эту юную деву в одно мгновение!

– Инаба. Что ты такое несешь голосом Эндзёдзи? – подколол Тайти. Градус общего возбуждения нарастал.

Упрямая Нагасэ вновь подала голос:

– Тихи! Тихи, ты тоже скажи Юи, «миленькая, миленькая»! Юи нравятся красавчики, так что ты со своим смазливым личиком враз ее победишь!

– Не-нра-вят-ся-мне-кра-сав-чи-ки! Со-вер-шен-но!

– Кстати, Нагасэ, а почему ты пытаешься ослабить Кирияму? Она же с нами в одной команде.

– Ой! Блин!

Тихиро, отравленный всеобщим весельем, сперва был в шоке, но в конце концов тоже настроился на общую волну.

– Хорошо-хорошо, говорю. …Ты миленькая, Юи-сан.

– Чтоо?! Постой-ка, Тихиро-кун?! Ты, ты сейчас это реально с чувством произнес?! Прекретиии! У меня уже лицо горит! Ийяян! Тихиро-кун тоже симпатяшка! Кяаа!

Глядя на дрожащую всем телом Кирияму, в перепалку вступил Аоки:

– Юи! Сегодня тоже ты самая миленькая!

– А, ага. Я знаю.

– Вообще другая реакция?!

– Потому что ты это твердишь постоянно, и меня это вообще не заводит, – ответила Кирияма. Тихиро покосился на нее и пробормотал:

– …Что с людьми делает спортивный фестиваль.

На эти слова среагировал Аоки:

– Тебе не хватает мотивации, Тихиро! И этого человека назначили представителем для состязания чирлидеров от своего класса?!

– Я же уже сказал, я проиграл в «камень-ножницы-бумага». …Нет, я в принципе из тех, кто везением не благословлен… Что, Тайти-сан?

– Это правда, Тихиро? По правде сказать, я тоже плохо играю в «камень-ножницы-бумага». Все-таки мы с тобой похожи.

– Не будь похожим на меня в разных странных вещах. Зачем ты положил мне руку на плечо?

Какой недружелюбный парень этот Тихиро.

– В любом случае, Тихиро, побольше энтузиазма! Как твой товарищ по команде… О, кстати. Как насчет сделать в нашем КрИКе ставки, чтоб к состязанию подходить серьезней? – предложил Аоки. Нагасэ загорелась этой идеей сразу же:

– Отлично, нас трое против четверых! Тааак, команда, которая займет более высокое место… проигравшей команде может отдать один приказ, любой! Любому из проигравшей команды, но только один приказ!

– Годится! – тут же согласилась Кирияма.

– И этот приказ нельзя будет нарушить, Иори-семпай?.. – робко поинтересовалась Эндзёдзи с явной тревогой на лице.

– Конечно!

– Это, это… Если плохо выступишь… Тебя могут продать в далекую страну… и ты в Японию больше не вернешься…

– Надо же, какие варианты рассматривает наша Эндзёдзи, – подколол Тайти. Из-за поражения на спортивном фестивале получить приказ, который повлияет на всю дальнейшую жизнь, – это все-таки перебор.

К Эндзёдзи, обладающей негативным мышлением на грани абсурда, обратился Аоки:

– Сино-тян! Тебе просто надо победить! А если ты победишь, то сможешь приказать что захочешь кому-то из противников – Тайти, Иори-тян или Юи!

– А?.. Тогда, тогда я Тайти-семпаю прикажу шептать мне на ушко всякие разные фразы… Ийяаааа! Вот она, мотивация!!!

– Эй, Эндзёдзи! Не слишком ли рано ты вышла из образа?!

Ну, они пока что знали друг друга достаточно короткое время, так что Эндзёдзи все еще не выложила на стол все свои карты. Так или иначе, ее тяга к человеческим голосам (особенно к голосу Тайти) поражала.

И, похоже, этот энтузиазм Эндзёдзи загадочным образом подействовал на Инабу.

– А я наконец… наконец… наконец пойду вместе с Тайти туда… и там мы вдвоем… кяа! Дальше говорить не буду, слишком стесняюсь!

Улыбка ее сейчас была очень в стиле «дередере».

– Какая все-таки Инабан озабоченная. Возможно, совсем скоро ее придется звать «Озабан».

– Эй, Нагасэ. Что за имена ты придумываешь моей девушке?

За всякими такими разговорами, ничего особо не делая, они провели остаток дня.

Но именно в это время они чувствовали себя уютнее всего.

Тихиро какое-то время бы вялым и молчаливым. Тайти заглянул ему в лицо, чтобы проверить, действительно ли ему неприятно все это, и увидел, что Тихиро отчаянно подавляет улыбку. Тогда Тайти с облегчением понял, что Тихиро тоже получает удовольствие от происходящего.

Опустив голову, Тихиро улыбнулся.

 

Даже ухмыльнулся.

 

Следующая

[1] Бо-таоси – популярная в японских школах и ВУЗах командная игра: каждая команда защищает свой столб, не давая противнику его повалить, и стремится повалить столб команды противника. Здесь и далее – прим. Ushwood.

[2] Кавалерийский бой – еще одна популярная в японских школах и ВУЗах командная игра: в команде из четырех человек трое несут четвертого («кавалериста»), и их задача – сбить «кавалериста» противника либо сорвать повязку с его головы.

[3] Only one – (англ.) «единственный и неповторимый». Number one – «номер один».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ