Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 4

 

На площадь Урбуса мы вернулись через пять часов после предыдущего визита, и, естественно, туристов тут уже почти не было. Виднелось лишь несколько игроков, интересующихся ночными NPC-магазинчиками, да две-три парочки на скамейках. Но, разумеется, цель нашего с Асуной визита была не в том, чтобы сидеть бок о бок на скамеечке, разглядывая потолок уровня, заменяющий здесь звездное небо.

На северо-восточном краю широкой площади по-прежнему был расстелен ковер с маленькой наковальней, на котором разложил снаряжение на продажу низкорослый игрок. Возможно, с самого запуска смертельной игры под названием «SAO» это был вообще первый случай бизнеса, открытого игроком ремесленного класса… «кузнецом», к которому и лежал сейчас мой путь.

– Асуна, ты набрала достаточно материалов для усиления «Воздушного флерета»? – на всякий случай уточнил я у идущей рядом рапиристки. Асуна, снова надевшая свою накидку с капюшоном, чуть кивнула.

– Мм. Даже немного больше; остаток, думаю, мы продадим и поделим на двоих, но…

– Это терпит до завтра. В общем, как насчет попробовать сделать плюс пять прямо сейчас?

При этих моих словах взгляд Асуны метнулся вправо-вверх.

– …А, понятно. Но разве «бонус повышенной удачи» влияет на усиление оружия? Ведь это делаю фактически не я, а кузнец-сан?

– Кто его знает. Но в любом случае, кормить тем пирогом кузнеца – это уже…

Под «этим уже» отчасти подразумевалось состояние моего кошелька. Склонив голову набок, я продолжил:

– Конечно, я не уверен, что эффект будет, но мало ли, вдруг бонус владельца меча тоже учитывается? По крайней мере отрицательных эффектов точно быть не должно, так что попробовать не повредит, мне кажется.

Пока мы так переговаривались, время действия эффекта сократилось уже до семи минут. Асуна снова кивнула и сказала:

– Хорошо. Все равно я собиралась сделать это сегодня.

Сняв с пояса рапиру, Асуна зашагала прямо к «магазину» кузнеца. Я молча последовал за ней.

С близкого расстояния низкорослый игрок-кузнец еще больше смахивал на дворфа. Крепкое телосложение, круглое лицо. Жаль только, что ни усов, ни бороды не было. В SAO растительность на лице и прическу можно довольно просто настроить по желанию в NPC-магазинчиках, а также с помощью определенных предметов, и если в этой области достичь идеала, то можно увеличить приток клиентов…

Мои дурацкие мысли прервал голос Асуны.

– Добрый вечер.

Услышав эти слова, кузнец поднял глаза от своей наковальни и со сконфуженным видом поклонился.

– Д-добрый вечер. Добро пожаловать.

Голос был далек от баритона дворфа – совсем молодой, юношеский. Голос аватара генерируется на основе образца естественного голоса игрока в реальном мире; как и в случае с лицом, какие-то мелкие особенности при этом теряются, но в целом получается очень похоже на правду. У меня с самого начала возникло ощущение, что этот игрок – подросток, его возраст не сильно отличается от моего.

Сбоку стоял стенд с выписанными ценами; наверху значилось: «Кузнечный магазин Незхи». «Нэ-дзу-ха» – видимо, так должно читаться это слово – надо полагать, имя кузнеца. Не самое простое для произношения; впрочем, в SAO было немало игроков с непонятными именами, так что я по этому поводу не парился. В рейд-группе, атаковавшей босса первого уровня, был парень с трезубцем, которого звали «Хоккаиикура»; я долго ломал голову, в чем смысл имени «Хокка-склад-вареного-риса», а впоследствии был в шоке, узнав, что на самом деле это имя означает «Североморская икра». Так что, разумеется, и имя «Незха» могло читаться как-то по-другому, но спрашивать у человека при первой же встрече, как произносится его имя, как-то неудобно.

Так или иначе, кузнец Незха-си быстро встал, еще раз поклонился и спросил:

– Желаете что-либо приобрести? Или интересует уход за снаряжением?

Глядя прямо на него, Асуна протянула обеими руками «Воздушный флерет» и гладко ответила:

– Хотела бы заказать усиление оружия. «Воздушный флерет плюс четыре» до плюс пяти, Точность, материалы для усиления я принесла.

Кинув быстрый взгляд на «Флерет», Незха – глаза которого и раньше производили впечатление какого-то уныния – умудрился принять еще более неприкаянный вид.

– Ко… конечно… сколько у тебя материалов?..

– Максимум. Четыре «стальных пластины» и двадцать «жал Ветряной осы».

Услышав немедленный ответ Асуны, я тут же произвел мысленный подсчет, чтобы убедиться.

Материалы для усиления оружия в SAO делятся на две категории: «базовые» и «дополнительные». Базовые требуются всегда, дополнительные могут варьироваться. От того, какие дополнительные материалы и в каком количестве используются, зависит тип усиления и вероятность успеха.

Жало Ветряной осы – дополнительный материал для усиления на Точность; с этим усилением у Асуны-сан вероятность критического попадания должна стать еще выше. Если память меня не подвела – а я был уверен, что не подвела, – при усилении «Воздушного флерета» с +4 до +5 двадцать осиных жал должны обеспечить максимальную вероятность успеха, 95%.

Следовательно, для кузнеца-игрока, берущего заказ на усиление, эта сделка выгодна. Идеальный клиент, разумеется, материалы покупает у самого кузнеца, но даже если он приносит их с собой, это все равно лучше, чем если клиент не дает дополнительных материалов вообще, а потом усиление не удается.

И тем не менее Незха, выслушав ответ Асуны, еще сильнее выгнул брови «домиком». По его лицу складывалось полное впечатление, что его что-то грызет; однако, естественно, отказываться от работы он не стал.

– Ясно. В таком случае передай мне, пожалуйста, оружие и материалы, – и он снова поклонился.

Асуна тоже поклонилась со словом «пожалуйста», после чего вручила Незхе «Воздушный флерет». Затем, повозившись со своим меню, материализовала мешочек, куда заранее сложила все базовые и дополнительные материалы. Этот мешочек она через окно торговли переправила кузнецу. И наконец, она передала указанную на стенде сумму денег за усиление. На этом приготовления были закончены.

Эффекту «Повышенной удачи» осталось жить четыре минуты. Если бы я сейчас был в бою, это послужило бы поводом для беспокойства, однако на то, чтобы один раз усилить оружие, времени должно было хватить. Конечно, я понятия не имел, будет тут дополнительная поддержка системы или нет, но хоть какая-то компенсация за дорогущий пирог полагалась? Пусть даже вероятность успеха повысится всего с 95 до 97 процентов – это же тоже было бы хорошо?

Я молился системному богу – пожалуй, чересчур настойчиво, – когда Асуна, закончив подготовительную стадию, отступила на два шага и встала слева от меня. После чего коротко прошептала:

– Палец.

– Э?

– Дай палец левой руки.

Не понимая, чего она хочет, я тем не менее приподнял левую руку и выставил указательный палец. После чего Асуна крепко стиснула его двумя пальцами правой руки в светло-коричневой перчатке.

– …Эй, ты чего?..

– Мало ли, может, так от твоего бонуса тоже кусочек добавится?

Что за глупости, подумал я, но сказал машинально другое:

– …Т-тогда надо больше… целую руку взять?..

Тут же из-под капюшона вылетел ледяной взгляд.

– Мы с тобой не в таких отношениях.

Каким боком тут наши отношения!

Тем временем кузнец, закончив проверять материалы для усиления, произнес «все в порядке», и я, вынужденный терпеть захват собственного пальца – или, может, вытягивание собственного бонуса, – закрыл рот.

Стоя рядом со стендом, мы с Асуной устремили взгляды на кузнеца Незху. Тот в первую очередь протянул правую руку и достал из-за наковальни переносной горн. В таком горне можно плавить за раз лишь небольшое количество металлических слитков – то есть громоздкое снаряжение вроде алебард или металлических доспехов с его помощью создавать нельзя; однако для уличного магазинчика и без этого возможностей хоть отбавляй.

Во всплывшем меню Незха сменил режим работы переносного горна с «изготовления» на «усиление». Потом задал настройки усиления и высыпал в горн переданные Асуной материалы.

Четыре тонких стальных пластины, двадцать острых игл – все это мгновенно раскалилось докрасна, и вскоре в глубине горна загорелся синий огонь – цвета «Точности». Закончив эту часть подготовки, кузнец извлек из ножен «Воздушный флерет» и тоже отправил в горн.

Синее пламя тотчас окутало тонкий клинок, и вскоре рапира целиком засияла ярко-синим светом.

Не медля ни секунды, Незха перенес рапиру на наковальню и, взяв в правую руку кузнечный молот, занес его над головой.

В этот миг –

Какое-то слабое, но явственное предчувствие мурашками пробежало у меня по шее. Это… это то же самое предчувствие, какое у меня возникло днем, когда я отказался от идеи усиливать свой «Закаленный меч +6»…

Меня охватило дикое желание крикнуть «стоп!», и я открыл было рот. Однако кузнечный молот уже издал свой звон.

Донн! Донн! – ритмично разносилось по площади, и с каждым ударом от наковальни сыпались оранжевые искры. Теперь, пока процесс усиления не будет завершен, остановить его уже невозможно. Нет, то есть насильственно прервать возможно, но это автоматически будет приравнено к неудаче. Так что мне оставалось лишь молча наблюдать.

Это мое опасливое ощущение реально ни на чем не держалось. Всего лишь моя бедная голова, не способная не думать о чем-то таком. Материалов полный комплект, кузнец-игрок круче, чем NPC, да плюс еще бонус к удаче у нас двоих. Просто не может быть облома при таком раскладе.

Забыв дышать, я лишь следил глазами за движущимся вверх-вниз молотом. В отличие от изготовления предметов, при усилении требовалось нанести всего десять ударов. Шестой, седьмой – молот продолжал уверенно и ритмично бить по сине светящемуся клинку. Восьмой, девятый… десятый.

Едва процесс завершился, лежащая на наковальне рапира ярко вспыхнула.

Ну не должно же быть неудачи! Снова и снова повторяя мысленно эти слова, я стиснул зубы.

Секунду спустя. Случилось нечто, далеко превзошедшее мои худшие опасения.

С коротким, чистым, можно даже сказать, красивым металлическим звоном – «Воздушный флерет +4» от кончика до рукояти разлетелся на множество осколков.

 

И Асуна, владелица оружия, и я, ее спутник и по совместительству усилитель бонусного эффекта, и кузнец Незха-сан, непосредственный виновник произошедшего, – на краткое время мы все застыли, как в столбняке.

Если бы поблизости оказался кто-нибудь еще, он, возможно, смог бы что-то поделать с загустевшей разом атмосферой, но сейчас мы трое могли лишь сверлить взглядами опустевшую наковальню. Нет, по правде сказать, я как незаинтересованное лицо должен был бы сделать что-то, но в голове у меня бился всего один вопрос… я был в таком шоке, что никаким другим мыслям места в голове не нашлось.

Какого черта?

Распахнув глаза на всю ширину, я раз за разом мысленно выкрикивал одно и то же.

Это же невозможно. В игре под названием SAO при неудачной попытке усиления оружия штраф составляет «сохранение плюсовой характеристики при израсходовании всех материалов для усиления», «изменение свойства, имеющего плюсовую характеристику», «уменьшение на единицу плюсовой характеристики» – один из этих трех эффектов, ничего больше.

Иными словами, в худшем случае при неудачном усилении «Воздушный флерет +4» Асуны стал бы +3, причем вероятность такого исхода не должна быть больше пяти процентов. Пятипроцентные события в MMO, конечно, иногда случаются, но… чтобы оружие полностью исчезло – такое просто невозможно.

Тем не менее факт оставался фактом: вокруг наковальни серебристо сверкали кусочки металла, которые всего несколько секунд назад были драгоценной рапирой Асуны.

Я ведь видел все собственными глазами. Асуна лично отдала Незхе отстегнутую с пояса рапиру, Незха взял ее левой рукой, правой настроил переносной горн, потом достал оружие из ножен и положил на наковальню. Правильная последовательность действий, ничего опущено не было.

Рассыпанные вокруг горна осколки беззвучно растворились в воздухе. Если бы в бою с монстром у оружия кончик клинка откололся, его можно было бы починить, но когда клинок рассыпается полностью, его прочность обращается в ноль мгновенно. То есть – драгоценная рапира Асуны вот прямо сейчас не только с наших глаз, но и из базы данных на игровом сервере SAO исчезла навсегда…

Последний осколок исчез, и в ту же секунду кузнец Незха вышел из оцепенения.

Выронив молот, который держал в правой руке, он резко выпрямился, повернулся к нам и принялся кланяться. Из-под короткой прически с челкой посередине вырвался сдавленный крик.

– П… прости! Прости меня! Я всю плату верну… я очень, очень сильно сожалею!..

Извинения сыпались из него пулеметной очередью, однако их адресат, Асуна, по-прежнему не реагировала, разве что глаза чуть сильнее открыла. Я с неохотой шагнул вперед и обратился к Незхе:

– Не, это… погоди, прежде чем возвращать плату, объясни сперва. При неудачной попытке усиления в SAO… не должно же быть штрафа в виде «разрушения оружия»?

Незха, все это время продолжавший кланяться, наконец прекратил и медленно поднял голову. Его брови были выгнуты до предела, честное круглое лицо искажено. На этом лице не было видно ничего, кроме искреннего раскаяния и желания быть сейчас где-то в другом месте; однако я все равно не мог сказать ему «ну ладно, ладно тебе».

Вместо этого я, с огромным трудом сохраняя спокойствие в голосе, продолжил:

– …Во время бета-теста я с сайта игры скачал мануал, там было сказано, что при неудачном усилении есть только три типа штрафа: «потеря материалов», «изменение свойства», «снижение характеристики». Это точно.

Будучи «грязным Битером», я далеко не каждый день поднимал тему бета-теста. Однако сейчас о самозащите я не думал. Договорив, я ждал ответа от Незхи.

Кузнец кланяться-то прекратил, но взгляд прочно уткнул в землю. Ответ его был еле слышен:

– Ну… возможно, в релизе… добавили четвертый штраф. Раньше у меня всего один раз… такое было. Наверное, это с очень низкой вероятностью происходит…

– …

Если так рассуждать… ведь никаких неблагоприятных факторов не было. Допустим на минуточку, что этот Незха соврал; это означает, что он прямо у нас на глазах изобразил несуществующий «штраф с исчезновением» – а это, по-моему, совершенно нереально.

– …Понятно… – бессильно пробормотал я. Незха вскинул глаза и снова еле слышно заизвинялся:

– Это… я правда, я даже не знаю, как мне извиниться… я бы с удовольствием предложил взамен точно такое же оружие, но «Воздушных флеретов» у меня в запасе нету… но по крайней мере «Железную рапиру», хотя она ниже рангом, конечно, но если не возражаете…

На это предложение отвечать надо было не мне. Повернув голову влево, я взглянул на стоявшую все это время в молчании Асуну.

Смотрящего в землю лица рапиристки под серым капюшоном практически не было видно, но я все же заметил, как тонкий подбородок качнулся из стороны в сторону. Я снова повернулся к Незхе и сказал:

– Не… ничего. Думаю, мы как-нибудь справимся.

Мне было неловко отказывать Незхе, предложившему хоть что-то в качестве компенсации ущерба, однако «Железная рапира», продающаяся в Стартовом городе на первом уровне, на втором была уже ненадежна. Нужна была как минимум «Рапира стража», оружие на одну ступень слабее «Воздушного флерета».

И потом – изначально существует уговор, что риск неудачного усиления оружия несет не кузнец, а клиент. На стенде «Кузнечного магазина Незхи» выписаны вероятности успеха. Даже если мы вытягиваем пятипроцентный… нет, пусть даже менее чем однопроцентный в случае «разрушения оружия» несчастливый билет, это полностью наши проблемы. Днем, когда «Закаленный меч» стал +0, его владелец Люфиор-си поднял жуткую бучу, однако в конце концов и он смирился с тем, что это было его собственное невезение, не так ли?

Услышав мой ответ, Незха сник еще сильнее и пробормотал: «Понятно». Затем –

– Это… ну тогда хотя бы плата за работу…

Он двинул было рукой, но я его остановил.

– Не нужно. Ты ведь вкладывался, когда махал молотом, хотя в этом и нет необходимости. Для всех игроков-кузнецов количество ударов одинаковое, но ты это делаешь по-настоящему с душой…

От моих произнесенных спокойным тоном слов кузнец втянул голову в плечи и прижал к телу дрожащие руки; потом наконец выдавил:

– …Простите меня!..

Услышав эту разрывающую душу мольбу о прощении, я был не в силах что-либо сказать.

Сделав шаг назад, я собрался вместе с Асуной покинуть площадь.

Лишь в этот момент я заметил, что правая рука рапиристки, прежде отказывавшейся держать меня более чем за палец, вцепилась в мою левую.

 

Я осторожно потянул по-прежнему молчащую Асуну, и мы для начала ушли с восточной площади Урбуса в северном направлении.

В этом районе было мало NPC-магазинов и ресторанов, в основном стояли ряды зданий непонятного назначения – может, они когда-нибудь будут выставлены на продажу в качестве домов для игроков – так или иначе, улица была пустынна.

Иногда на нашем пути попадалась вывеска какого-нибудь маленького постоялого двора, но мы продолжали идти.

Я не только не знал, куда именно мы идем, – я вообще не представлял, что теперь делать. Хранящая молчание рядом со мной фехтовальщица, прошедшая через множество боев вместе со своей драгоценной рапирой, потеряла ее из-за одной-единственной неудачной попытки усиления; ее рука, стискивающая мое левое запястье, была холодна как лед; я это сознавал, но что, черт побери, со всем этим делать – жизненный опыт игромана и второклассника средней школы никакого совета мне дать не мог. Я понимал, что «стряхнуть эту руку и сбежать» – худший из возможных вариантов. Хотелось молиться, чтобы на помощь пришла какая-нибудь счастливая случайность, однако иконка эффекта «повышения удачи» под полосой хит-пойнтов давно погасла.

Для начала надо остановиться.

Едва я так подумал, как обнаружил впереди небольшую площадку, где была скамеечка; туда и направился.

Через полсотни метров я остановился и произнес:

– Зд-десь есть скамейка.

Едва произнеся эти слова, я мысленно воскликнул: «Блин, что я несу!» – однако, к счастью, рапиристка, возможно, угадав мое намерение, молча повернулась в нужную сторону и так же беззвучно села. Она по-прежнему цеплялась за мою руку, так что я вынужден был сесть рядом.

Несколько секунд спустя пальцы Асуны ослабли, выпустили мое запястье и со стуком упали на скамейку.

Что же сказать. Чем больше я думал, тем сильнее у меня сжималось горло. Едва ли я сейчас был тем самым человеком, который в комнате босса на первом уровне драматично заявил в лицо нескольким десяткам воинов: «Я – Битер!» …Нет, не только это. Еще при первой встрече с Асуной в лабиринте первого уровня, когда у нее было куда более пугающее лицо, чем сейчас, я смог найти для нее какие-то слова, верно ведь? Скучные и неинтересные – «это был оверкилл» – но все же. Тогда я с ней говорил, так почему же сейчас не могу? Нет никаких причин.

– …Это, ну…

Я отчаянно пытался двигать губами и языком; к счастью, слова полезли-таки наружу, наполовину сами собой:

– «Воздушный флерет» – мне очень жаль, что так вышло… но на втором уровне в следующей деревне за Мароме есть магазинчик, где продают чуть более крутую рапиру. Она, конечно, недешевая, но… в общем, раз уж я в это влез, тоже помогу с деньгами…

Если бы в этом мире существовала мана, я бы ее сейчас всю обнулил, влив в свои слова, – и наконец Асуна, сидящая рядом со мной, тихим, почти беззвучным голосом произнесла:

– …Но…

Едва родившись, ее голос тут же растворялся в ночном воздухе.

– Но та рапира… она для меня единственная…

В ее голосе пряталась целая гамма чувств; я впился глазами в лицо Асуны, будто притянутый.

Под капюшоном были видны две прозрачные капли, стекающие по бледным щекам.

Нельзя сказать, что у меня абсолютно нулевой опыт пребывания в компании плачущей девочки.

Однако раньше источником этого опыта всегда была моя сестренка Сугуха, более того, 90% случаев приходилось на детсадовский возраст и младшие классы начальной школы.

В последний раз я видел ее слезы за три месяца до того, как угодил в плен этой смертельной игры, – она тогда проиграла в самом начале чемпионата префектуры по кендо и рыдала, забившись в укромный уголок сада, – кажется. Я тогда ничего не говорил, а просто достал из пакета, который держал в правой руке, купленную в магазине дешевую мороженку-сосалку, разломил ее надвое и всучил Сугухе половину.

Короче, уровень моего «навыка общения с плачущими девчонками» практически нулевой – потому что приобрести его мне было негде. По правде сказать, мне следовало бы похвалить себя за то, что я вообще не сбежал.

…При всем при том, если взглянуть на ситуацию объективно, просто сидеть на месте и смотреть на повесившую голову, плачущую Асуну довольно-таки стыдно. Хотя бы что-то сделать или поговорить; однако для того, чтобы «что-то сделать», у меня под рукой не было дешевого мороженого, а «поговорить» я не знал как, потому что не мог понять истинную причину слез Асуны.

Конечно, я понимал: когда твое главное оружие разбивается и перестает существовать у тебя на глазах, это громадный шок. Если бы вдруг исчез висящий у меня за спиной «Закаленный меч», мне, может, тоже что-нибудь к глазам подступило бы.

Но – откровенно говоря, я не считал, что Асуна относится к «такому типу людей». То есть – к тем, кто считает меч частью себя, кто проникается к нему настолько сильным чувством, что даже разговаривает с ним, когда чистит… то есть – к таким, как я.

Мне казалось, что Асуна скорее из тех, для кого единственный фактор – сила меча; к примеру, как только из монстра выпадает чуть более крутой меч, они без колебаний оставляют тот, который служил им прежде. Ведь при первой нашей встрече в донжоне она носила с собой несколько купленных в магазине рапир и никак за ними не ухаживала, а просто использовала до конца и выкидывала.

С тех пор прошла всего неделя. За эти семь дней что-то произошло, что перевернуло взгляды Асуны на 180 градусов…

…Стоп.

Стоп, какова бы ни была причина, сейчас о ней думать не стоит. Асуна только что потеряла партнера, с которым работала эти семь дней, и сейчас лила слезы по нему. И я понимал ее чувства. Разве этого недостаточно?

– …Нам просто капитально не повезло, – снова пробормотал я, и спина Асуны чуть дернулась. Чувствуя кукольную хрупкость ее аватара, я продолжил: – Но… Может, так говорить жестоко, но если ты собираешься сражаться на переднем крае, чтобы пройти эту игру-убийцу, тебе в любом случае придется постоянно менять оружие. Если бы, скажем, то усиление «Воздушного флерета» прошло успешно, все равно он бы даже до конца третьего уровня не дотянул. Даже мой «Закаленный меч» мне придется заменить в первом же городе четвертого уровня. ММО… да нет, все RPG так устроены.

Не знаю, насколько эти слова могли утешить Асуну, однако это было лучшее, на что я был способен.

После того как я замолчал, Асуна сидела без реакции еще какое-то время; потом наконец из-под капюшона раздался слабый голос:

– Мне… так не нравится.

Ее левая рука вцепилась в кожаную юбку над коленями.

– …Я долгое время считала меч всего лишь инструментом… нет, всего лишь данными и полигонами. Я думала, что вся сила, какая есть в этом мире, – в моей собственной решимости и мастерстве. Но… когда я на первом уровне в первый раз пошла в бой с «Воздушным флеретом», который ты для меня выбрал… хоть меня это и раздражало, но я была тронута. Он был такой легкий, как перышко, и как будто сам бил туда, куда я целилась… Он как будто сам решил меня спасти…

Мокрые щеки задрожали, на губах возникла слабая улыбка. По-моему, в этот момент на лице Асуны было самое красивое выражение из всех, какие я у нее видел.

– …Я думала, что это дитя можно оставить себе. Всегда быть вместе с ним, всегда вместе сражаться. Даже если усиление пройдет неудачно, я пообещала себе, что ни за что его не выброшу. Ради всех тех, которые я использовала и выкинула в самом начале, этот я буду беречь всегда… я пообещала…

Новые слезы с тусклым звуком закапали на юбку, тут же бесследно исчезая. В этом мире если что-то исчезает, то исчезает полностью. И мечи, и монстры… и игроки.

Асуна мягко качнула головой и почти беззвучно прошептала:

– Если ты говоришь, что постоянно менять мечи совершенно необходимо… я не хочу идти наверх. Потому что… слишком жалко, правда? Быть вместе… сражаться вместе, выживать вместе… и все равно потом выбрасывать – это…

При этих ее словах у меня в голове всплыло неуместное воспоминание.

Детский велосипед с черной рамой. Двадцатидюймовые шины, шестиступенчатая коробка передач. Я сам его выбрал себе в подарок, когда поступил в начальную школу. Мелкий я к этому младшему брату горных велосипедов настолько сильно привязался, что даже странно. Раз в неделю я накачивал шины; когда он попадал под дождь, я вытирал его насухо и смазывал механизм. Правда, когда я взял у отца средства для ухода за машиной и покрыл раму водоотталкивающим составом, это уже был малость перебор.

Благодаря этому велик три года буквально сверкал, однако потом случилось то, что вполне можно было назвать катастрофой. Естественно, я из него вырос, и было решено купить новый, 24-дюймовый; мой драгоценный номер один, в который я вложил всю душу, я хотел сохранить, однако он был приговорен к передаче мальчишке, живущему по соседству.

Тогдашний я, третьеклассник начальной школы, отчаянно сопротивлялся; не помню, сопротивлялся ли я так раньше. Я настаивал, что новый велик мне вовсе не нужен, и даже познакомился с дядей, который работал в магазине велосипедов, и попросил его спрятать моего друга.

И тогда этот дядя мне сказал. Он сказал, что перенесет душу машины в новый велосипед. Я обалдел, а он прямо у меня на глазах достал шестиугольный ключ, вмиг открутил болт, удерживавший правый шатун, и торжественно заявил: «Этот болт – самый важный из всех болтов в велосипеде. Поэтому, если ты вставишь его в новый велосипед, душа машины тоже туда перейдет».

Конечно, сейчас я уже понимал, что это был просто способ обращения с детьми; однако в подседельной сумке моего нынешнего 26-дюймового до сих пор лежал болт от моего первого велосипеда, а вместе с ним – и от второго.

Вспомнив тот эпизод, я сказал Асуне:

– Знаешь – когда ты прощаешься со старым мечом, есть способ сохранить его душу.

– …Э?..

Рапиристка чуть приподняла голову. Я выставил два пальца.

– Даже два. Во-первых, меч, которому уже не хватает силы, можно переплавить в слиток, а потом использовать его в качестве материала для создания нового меча. Во-вторых, просто держать старый меч в рюкзаке. Оба варианта имеют свои недостатки, но, на мой взгляд, это и придает им значимость.

– Недостатки… какие?

– Во-первых, если ты переплавляешь их в слитки, то всякий раз, когда из монстра выпадает крутой меч, для тебя это испытание на силу воли. Перейти на этого выпаданца – но тогда прервется «линия». Можно, конечно, переплавить в слиток и его, чтобы сделать новый меч из них обоих, но тогда металла может оказаться больше, чем надо. …Вот, ну а если оставлять мечи в рюкзаке, естественно, возникнет проблема со свободным местом. И чтобы в донжонах постоянно носить при себе какой-то предмет, не выкидывать его – это тоже требует силы воли. …Ну и в любом случае серьезные игроки будут над тобой смеяться…

Когда я замолчал, Асуна, до сих пор сидевшая, уткнувшись взглядом в колени, будто в раздумьях, подняла голову и, вытерев слезинки кончиками пальцев, спросила:

– …А ты каким методом собираешься воспользоваться?..

– Я на стороне слитков, хотя интерпретирую это дело довольно широко… Не только с мечами, но и с доспехами и аксессуарами так поступаю.

– …Ясно, – кивнула рапиристка и снова улыбнулась. Эта улыбка была самую малость четче предыдущей, хотя оттенок грусти из нее, конечно, не исчез. – …Если бы только у сломанного меча хотя бы осколки можно было переплавить в слиток…

На последние прошептанные ею слова я мог лишь глубоко кивнуть. Увы, даже осколки оружия, к которому Асуна с самого начала так прикипела, уже перестали существовать. Вернуть его душу уже невозможно…

Я снова замолчал; рапиристка вздохнула и сказала:

– …Спасибо.

– …Э? – переспросил я. Асуна не стала повторять, а вытянула ноги и встала со скамейки.

– Уже поздно. Надо потихоньку возвращаться на постоялый двор. …Завтра пойду покупать новую рапиру, ты мне поможешь?

– А… аа, ну конечно, – кивнул я и тоже поспешно вскочил. – Эээ… давай провожу.

На это предложение Асуна слегка качнула головой.

– Возвращаться в Мароме нет настроения, так что сегодня переночую в Урбусе. Вон, смотри, постоялый двор.

Я посмотрел – и точно, прямо впереди светилась вывеска «INN». Если подумать – в нынешней ситуации, потеряв главное свое оружие, выходить за пределы безопасной зоны просто-напросто опасно. Лучший вариант – переночевать здесь, а завтра поискать рапиру на урбусском рынке.

Кивнув, я вместе с Асуной прошел до постоялого двора, вход в который был всего-то в двадцати метрах, и проследил, чтобы Асуна зарегистрировалась без проблем. Прежде чем Асуна поднялась на второй этаж, я помахал ей рукой, и на сегодня мы расстались. Естественно, у меня не хватило смелости заговорить о том, чтобы и мне остаться на ночь здесь же.

Кроме того, мне сегодня ночью надо было еще кое-что сделать.

Выйдя на улицу, я быстрым шагом вновь направился на юг – в сторону восточной площади Урбуса.

 

Предыдущая            Следующая

 

4 thoughts on “Progressive том1, часть 2, глава 4

  1. Eyes of silver
    #

    «когда я взял у отца средства для ухода»

    Насколько я помню, родители Кадзуто погибли в результате несчастного случая, когда ему было около одного года. В первом классе начальной школы он уже жил в семье сестры матери. Про её мужа, отца Сугухи я что-то ничего не припоминаю. У кого же он взял это средство??

    1. Romulan
      #

      А по-моему муж таки был (на время САО он походу в отъезде). Про него сказано мельком в какой-то главе.

      1. Kamajii
        #

        «на время САО он походу в отъезде»
        Он постоянно разъездах. В частности во время событий «Калибра» об этом упоминалось.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ