Предыдущая            Следующая

ЛОВУШКА 13.1

Когда я вошла на подземную базу Змея, Брайан меня уже ждал. Он протянул мне лист бумаги.

 

Дамы и господа,

Условия соглашения следующие:

    1. У каждого члена «Ордена кровавой девятки» есть три дня, в течение которых он может проводить свои испытания. Испытания будут проводиться одно за другим, в общей сложности восемь раундов.
    2. Удачное испытание или устранение кандидата, провалившего испытание, дает испытующему временной бонус. 3 – 12 часов за успешное испытание, в зависимости от числа оставшихся кандидатов, 24 часа за казнь.
    3. Если испытующий терпит серьезное поражение от руки любого индивидуума в течение отведенного ему времени, он штрафуется на 1 сутки отведенного времени.
    4. Каждый испытующий действует независимо, не получая непосредственной помощи от других членов «Ордена кровавой девятки». Опосредованная помощь может быть куплена, обменена или получена иным способом. Эта помощь может включать в себя медицинские услуги, информацию, снаряжение и советы.
    5. Кандидаты могут получать помощь, непосредственную или опосредованную, только от жителей Броктон-Бея. Мы осведомлены о том, что в Броктон-Бее в настоящее время находятся Легенда и его команда. В случае если они будут мешать испытующим, все кандидаты лишатся защиты всех правил, все изложенные здесь условия станут недействительными и угроза, подразумеваемая пунктом 8, будет приведена в действие. Это относится только к конфронтациям с активным испытующим.
    6. «Орден кровавой девятки» берет на себя наказание членов собственной команды в случае неуспехов, неспособности испытующего провести хотя бы частичный раунд испытаний или убийства кандидата без предупреждения.
    7. В случае если по завершении восьмого раунда испытаний у защищающейся стороны останется два или более кандидатов, «Орден кровавой девятки» покинет Броктон-Бей без дальнейших эксцессов и воздержится от его посещения в течение как минимум трех лет.
    8. Если и когда «Орден кровавой девятки» устранит пять из шести кандидатов, либо если любой из кандидатов покинет город, «Орден кровавой девятки» готов покарать город за проигрыш.

Первый раунд испытаний проведет Манекен. У него осталось два дня.

Мы будем на связи.

 

– Где все? – спросила я, возвращая Брайану бумагу.

Он указал по коридору.

– Господи, – произнес он, на ходу перечитывая условия, и покачал головой. Потом открыл для меня дверь.

Там был Змей – он сидел во главе длинного стола. По одну сторону стола сидели «Темные лошадки»; в самом конце, рядом со Змеем, была Цирк. По другую сторону сидели «Странники» минус Ноэль. Я обратила внимание на светловолосого подростка, который не носил костюма вовсе. Оливер. Змей, напротив, был в своей обычной манере облачен в полный костюм. Все остальные были при костюмах, но без масок и шлемов.

Я как следует рассмотрела Лизу, впервые с того времени, как оставила ее в крови у штаб-квартиры Баллистика. От угла рта до угла челюсти шел шрам, по всей его длине виднелись темные стежки швов. Подобные раны на жаргоне называются «улыбка Глазго» или «улыбка Челси», но, по-моему, это название неудачное. Раньше Лиза часто ухмылялась, но теперь рана оттягивала уголок рта вниз, придавая лицу постоянное насупленное выражение, а вовсе не улыбающееся.

Сука встретила меня мрачным взглядом, но остальные улыбнулись.

– Люди на моей территории поют тебе осанну, Рой, – сказал Баллистик.

– Мои тоже, – добавил Алек.

– Я ничего такого особенного не сделала. Все сделала моя способность.

– А ты надрала Манекену задницу, – произнес Плут. Он откинулся на своем стуле, балансируя на двух задних ножках и закинув ноги на стол. – У тебя была загруженная ночка.

– Вот честно, ничего я ему не надрала. Он убил нескольких моих людей, отлупил меня саму, ну и я кусочек от него отковырнула.

– Нет, – тихо произнесла Лиза. Она не могла при разговоре двигать одним уголком рта, поэтому речь выходила чуть смазанная.

Она поработала языком во рту, глотнула воды и вздрогнула. Брайан успел рассказать мне, что разрез, вероятно, повредил ей одну или несколько слюнных желез, и у нее сохранится сухость во рту, пока они не залечатся. А может, и навсегда. Самое страшное, что у нее, возможно, повреждены нервы. В какой степени эта полунасупленность вызвана направлением разреза и натяжением швов, а в какой – повреждением нервов, из-за которого у нее перекосило лицо?

Лиза поймала мой взгляд и подмигнула. Глотнула еще воды, прокашлялась и снова заговорила:

– У Манекена на один день меньше, потому что они сочли, что он проиграл.

– А если враг считает, что он проиграл, – добавил Брайан, – это хорошая причина считать, что ты победила.

Я в душе не согласилась, но промолчала. Притянула к себе стул и села на углу стола с противоположного от Змея края. Вздрогнула от боли в ребрах, когда нагнулась.

– Ябеда, – произнес Брайан. – Ты рассчитывала на нечто подобное, когда делала ему свое предложение?

– Более-менее, – пожала плечами Лиза. – Подумала, что он клюнет, но не знала, насколько сильно.

– Для нас тут не только плюсы, – я стала рассуждать вслух. – Да, теперь мы в таком положении, когда можем победить благодаря хорошему планированию или удаче, и тот план, который мы состряпали на предыдущем совещании, возможно, будет проще выполнить. Но в случае поражения нам светят довольно тяжелые последствия… более тяжелые последствия. И все может пойти не так миллионом способов. Мы даже не всех кандидатов знаем.

– Я, Сука, Оружейник, Ноэль, вероятно, Волкрюк и кто-то у Разрывашки? – предположил Алек.

– Нет, – ответила Лиза. – Джек сказал, что они выбрали двух героев. Волкрюк – да. Но последний кандидат – герой, а не один из людей Разрывашки.

– И мы не можем быть уверены, кто этот человек и что он собирается делать, – сказала я. – Слишком многое зависит от того, согласятся ли все сотрудничать и играть по правилам, и то, что произошло на последнем сборе злодеев нашего города, внушает мне скепсис.

Брайан кивнул.

– Очень важно найти этого человека и сделать так, чтобы он сотрудничал, иначе мы рискуем проиграть еще до того, как эта их игра вообще начнется.

– Есть и другие проблемы, – продолжила я. – Нельзя забывать о том, что Дина сказала насчет Джека. Если он покинет город, это может привести к катастрофе. Если сейчас мы выиграем, то в перспективе можем проиграть, потому что это будет означать, что он ушел из города и пророчество Дины сбудется. Черт, как много всего зависит от того, Протекторат с нами на одной волне или нет. Если они его арестуют и увезут из города…

– Это может привести к концу света.

– Именно, – кивнула я.

– Волкрюк предложил атаку всеми силами, – Змей заговорил впервые с того момента, как я сюда пришла. – Он хочет собрать армию из самых сильных членов своего альянса, попытаться этой армией обрушиться на «Девятку» и в хаосе убить Джека.

– Это не сработает, – покачал головой Брайан. – Эти типы специализируются на работе с многочисленными противниками, в таких делах они опытны.

– Волкрюк убежден, что вместе наши местные Плащи достаточно сильны, чтобы сделать то, что другим группировкам не удалось.

– Может, в этом он и прав, но я не стал бы на это полагаться. Надо сосредоточиться на том, что мы можем сделать, – сказал Брайан.

– Вам лучше, чем нам, удается собирать информацию и сваливать, – произнес Плут. – Мы можем принять их на себя, в зависимости от того, кто именно противник и насколько мала их группа, но не знаю, как нам удастся справиться.

– В таком случае нам лучше перемешать команды, – предложил Брайан. – Среди нас уже трое кандидатов. Ноэль, Регент и Сука. Три цели.

– Ползун не смог добраться до Ноэли там, где мы ее укрыли, – сказал Плут. – Не уверен, на что способны другие.

– А когда за Ноэлью придет Сибирячка? – спросила я. – Те же меры остановят ее или нет?

– Вероятно, нет, – ответил Плут.

– Нам всем было бы намного проще, если бы вы рассказали о ней побольше, – намекнула я. – Мы ведь будем помогать ее защищать, если только вы не сочтете, что она и сама способна продержаться против «Девятки».

Плут нахмурился.

– Рассказать особо нечего. Она изолирована, и если она не останется там, где находится сейчас, то все будет намного хуже, и очень скоро.

– Значит, она опасна и не полностью контролирует свою способность?

Плут опустил свой стул на пол всеми четырьмя ножками и поставил локти на стол, сцепив пальцы перед лицом. Он кинул взгляд вдоль стола, на своих товарищей. Я не была уверена, но, возможно, он коротко глянул и на Змея.

Затем обреченным тоном сказал:

– Она настолько опасна, что, если до нее доберется Сибирячка, думаю, она выкарабкается. В отличие от нас остальных.

На короткое время воцарилась тишина. Я увидела что-то на лицах «Странников». Боль? Не физическая, значит, возможно, эмоциональная? Это мог быть страх, вина, раскаяние и много чего другого.

Слова Плута напомнили мне о том, что сказала Солнечная Балерина, когда мы вместе сражались с Луном. Она сдерживалась в применении своей способности, потому что боялась задеть посторонних или убить тех, кого атакует. Ее способностью слишком трудно пользоваться так, чтобы никого не ранить. И у Баллистика то же самое. Может, Ноэль – еще один такой же случай? Тоже слишком мощная способность, но в большем масштабе?

Брайан вздохнул.

– С ситуацией Ноэли будем разбираться, когда она возникнет. Среди нас три цели, за которыми они явятся; возможно, четыре, если Манекен пойдет мстить Рой. Если мы разделимся на две группы, то у каждой будет достаточно боевой мощи, чтобы отбиться от противников вроде Манекена, Жгуньи, Джека или Птицы-Разбойницы.

Вмешалась Солнечная Балерина:

– Кстати говоря… Прошу прощения, если это плохая мысль, но что если мы подождем, когда настанет очередь Джека, и тогда попытаемся его убить?

– Никаких гарантий, – ответил ей Брайан. – Думаю, нам придется на него активно охотиться. Может, удастся воспользоваться отвлечением, которое создаст Волкрюк, может, он зазнается и допустит ошибку.

– Это вряд ли, – сказала Ябеда. – Он уже годами делает то, что делает.

Я не могла не кивнуть.

– И кроме того, он будет последним, – договорила Ябеда.

– Возвращаясь к твоим предыдущим словам: ты предлагаешь разделиться на две группы? – спросил Змей.

– Да, – ответил Брайан. – У Суки есть боевая мощь. У Рой тоже. Если всех устраивает, мы можем разделиться в целом по географическому принципу. Скажем, я, Чертовка, Сука и Рой? Если вы сможете отложить свои разногласия?

– Нет проблем, – сказала я.

– Пофиг, – уклончиво ответила Сука.

Лишь когда Брайан упомянул Чертовку, я осознала, что Айша тоже здесь. Я про нее почти забыла. Хотелось верить, что это из-за того, что она сидела на другом конце стола и между нами было четверо моих сокомандников, но я сомневалась. Было бы офигенно мило, если бы к ее способности как-нибудь постепенно вырабатывался иммунитет.

– И, может, кто-то еще, кто не специализируется на чистой атаке? Цирк? – предложил Брайан.

Прежде чем Цирк успела ответить, это сделал Змей:

– Нет. Я отозвал ее с задания в качестве меры предосторожности, поскольку вчера вечером один из моих долгосрочных планов был сорван гибелью Крушителя от рук «Девятки». Я предпочел бы, чтобы Цирк не столкнулась с неприятностью аналогичного характера.

– А что случилось? – спросила Солнечная Балерина.

– Они истребили «Торговцев», – ответил Змей.

Я не была уверена, что чувствовать по этому поводу. «Торговцы» были худшим из отребий. Дело даже не в том, что они марали все, к чему прикасались, и делали мерзкие вещи. Они наслаждались этим. Они хотели быть низшими из низших. С другой стороны, мы теперь лишились семи или восьми паралюдей, с которыми могли бы воевать против «Девятки».

– Кроме того, я предпочел бы, чтобы ее участие в моих операциях оставалось скрыто от глаз. Пока что она может сосредоточиться на защите меня и Ноэли.

– Тогда Плут? Или Генезис? – спросил Брайан.

– Я предпочел бы оставаться поближе к Ноэли, – ответил Плут. – А Генезис – если она не против, то нормально.

– Значит, во второй группе остаются Баллистик, Балерина, Плут, Ноэль, Регент и Ябеда. Мы держимся вместе, приглядываем за своими территориями на случай проблем от молодчиков Волкрюка и высматриваем шанс для атаки. Ябеда? Можешь наблюдать за деловым районом?

Лиза кивнула.

– А Рой с ее сенсорными способностями сможет проверять те кварталы в Доках, где расположены территории «Темных лошадок».

– Мне понадобится посетить каждую из них по очереди. Если только у нас нет людей, чтобы передавать сообщения, и вообще средств коммуникации.

– Я уже организовал поставку, – произнес Змей. – До того, как вы уйдете отсюда, каждый из вас получит спутниковый телефон, а также мобильные телефоны, которыми сможете пользоваться, как только вышки снова начнут функционировать. Не сразу, но в скором времени мне доставят новые генераторы, бытовую технику, ноутбуки и другие необходимые предметы. Благодаря информации о Птице-Разбойнице, сообщенной Волкрюком, полагаю, мы сможем защитить самые важные детали оборудования от акустических атак в случае повторного инцидента.

– Мои букашки действительно что-то услышали перед самым ударом, – сказала я. – Ее способность ультразвуковая?

– Что-то в этом роде. Ябеда считает, что способность Птицы-Разбойницы заставляет стекло вибрировать на очень специфической частоте, что вызывает резонанс в других кусках, и благодаря ее способности эффект распространяется, пока не кончатся крупные куски стекла, на которые он может влиять.

– И еще, – добавила Лиза. – Видимо, у нее есть причина наносить удары по всему городу, как она делает, – она снова глотнула воды. – Большие куски стекла помогают передавать сигнал, возможно, маленькие кусочки приносят какую-то другую пользу. Например, позволяют или способствуют более тонким движениям.

– Не хочу сказать, что я не рада получить более конкретную информацию о том, как они действуют, – сказала я, – но хотелось бы, чтобы эта инфа была про тех, кого мы вообще не знаем, как остановить. Вроде Ползуна и Сибирячки.

– Применяем ту же стратегию, как с Эгидой, – ответил Брайан. – Когда сражаешься с противником, которого невозможно завалить, то бежишь от него, отвлекаешь, занимаешь другими делами и сдерживаешь, чтобы выиграть время и сделать то, что надо сделать.

Брайан был прав. Просто это неидеальное решение. Во-первых, «уклоняться и сдерживать» – легче сказать, чем сделать, и потом, это не столько решение, сколько полумеры.

– Значит, с наиболее актуальным кризисом мы разобрались, – подытожил Змей. – Что-нибудь еще? Какие-либо идеи или запросы?

– У меня есть идея, – сказала Айша.

Нет, – тут же ответил Брайан. – Я знаю, что ты собираешься сказать, потому что мы уже говорили на эту тему. Это плохая идея.

– Давайте выслушаем, – произнес Плут, подавшись вперед. Брайан нахмурился, Айша злорадно улыбнулась.

– Главная угроза от этих типов в том, что они могут ударить когда угодно и откуда угодно. Так почему бы нам за ними не пошпионить? Узнаем, где они, потом будем отслеживать все их передвижения. Мы с Генезис можем чередоваться. Меня они не заметят, а Генезис умеет маскироваться.

– Слишком рискованно, – ответил Брайан. – Я разрешил тебе вступить в команду, чтобы не давать тебе совать голову в петлю.

– Но знать, что они затевают, было бы действительно неплохо, – вмешался Плут.

– Они даже не будут знать, что я рядом.

– Ты думаешь, что они не будут знать, что ты рядом, – поправил ее Брайан. – Есть определенная разница. Она важна, и она может либо дать небольшое преимущество…

Громадное преимущество, – перебила Айша.

– …либо привести к тому, что Костерезка станет отрабатывать на тебе какую-нибудь извращенную идею, которая взбрела ей в голову, – закончил Брайан, пропустив ее слова мимо ушей.

– Нет! У меня есть способность, и она полезная. Только ты не хочешь, чтоб я ее применяла, потому что думаешь, что она вдруг возьмет и выключится или что кто-нибудь меня увидит…

Дракон тебя увидела, – напомнил Брайан. – И ты жива только потому, что она не убивает людей.

Глядя на Брайана и Айшу, я почувствовала, что продолжение этого спора сделает нам только хуже. Поэтому вмешалась, пока кто-нибудь из них не ляпнул что-нибудь совсем лишнее.

– Чертовка. У тебя хорошая идея, но они таки могут тебя засекать. Милочка может чувствовать эмоции, и если случай с Дракон о чем-то говорит, то о том, что твоя способность воздействует в первую очередь на зрение, слух и осязание. Как у Мрака. Скорее всего, Милочка сможет тебя найти и отследить.

– Мы точно не знаем, – возразила Айша.

– Думаю, шансы велики. Я знаю, ты хочешь быть полезной, но ты можешь принести больше пользы, если будешь вместе с нами сражаться с кем-то вроде Манекена или Птицы-Разбойницы, которые почти наверняка тебя не увидят. Помоги нам защищаться.

– Отстой!

– Чертовка, – произнес Брайан, кинув взгляд на остальных за столом и нахмурившись. – Мы сейчас в обществе наших нанимателей и коллег. Давай останемся профессионалами и обсудим это позже.

Профессионалами? Ах ты жопа, ты просто не хочешь пользоваться моими умениями, потому что я твоя сестра. Я в команде уже дольше, чем была Рой, когда вы грабили банк и дрались с АПП.

– Ты младше, и она более рассудительна…

– Хватит, – уронил Змей. Это заткнуло их обоих.

Во всяком случае, на несколько секунд.

Айша скорчила недовольную гримасу и сказала:

– Да, хватит. Увидимся позже.

– Эй! – Брайан вскочил со стула.

Думаю, не я одна подняла на него глаза, недоумевая, чего это он. Брайан взглянул на нас не менее смущенно, потом сел так же быстро, как и встал.

У Лизы был задумчивый вид. Я подпихнула ее и спросила:

– Ты как, в порядке?

– Ага, – ответила она. Потом повернулась к Змею. – Ты спрашивал, есть ли предложения. Как насчет одной идеи?

– Лишней не будет.

– Как думаешь, ты сможешь раздобыть какое-нибудь оборудование для наблюдения? Рой работает над новыми костюмами, и я подумала, что мы могли бы разместить на масках или шлемах что-нибудь вроде миниатюрных камер.

– Я могу спросить своих обычных поставщиков. А зачем?

– В нашей команде за кое-кем в некотором смысле трудно уследить, и это, по-моему, может помочь. И, если никто не возражает, мне хотелось бы в дальнейшем принимать в событиях менее непосредственное участие. За последние несколько месяцев я получила многовато травм… Прославленная, Бакуда, Левиафан, теперь еще эта встреча с Джеком. Если у меня будут средства коммуникации и оборудование, которое послужит мне глазами на месте событий, мне кажется, я стану полезнее.

Змей посмотрел на Брайана.

– Тебе трудно пришлось, когда я настоял, чтобы ты рисковала наравне со всеми, еще тогда, когда ты только вступила, – сказал Брайан. – Но, думаю, ты повоевала достаточно. Так что, пока ты вносишь вклад…

Змей кивнул.

– Посмотрю, что мы можем обеспечить.

Лиза чуть улыбнулась одной половиной рта.

 

***

 

Наши псы-скакуны беззаботно неслись по улицам. Устилающее дороги стекло, а также отсутствие в еще работающих машинах окон, ветровых стекол и приборных панелей привело к тому, что уличное движение было почти нулевым. Псам нечего было опасаться – никаких движущихся машин и почти никаких пешеходов. С каждым собачьим шагом сумка, которую я несла с собой, билась о мое бедро, заставляя все мои травмы взрываться болью. Я стиснула зубы и терпела. Вариантов особо не было. Не могла же я пожаловаться Суке.

Сука вырвалась вперед и скакала в довольно агрессивной манере. Она неслась, уклоняясь от машин буквально на пару дюймов, заставляя их вилять, и постоянно подгоняла Бентли шенкелями и возгласами.

Тему выбора Суки кандидатом в «Девятку» мы не поднимали. Думаю, остальные не хотели добавлять напряжение и повышать риск ссоры или стычки в и без того сложной ситуации. Я точно не хотела. Последний раз я толком общалась с Сукой, когда мы расстались после боя с Дракон. Я тогда сказала ей, что мы квиты, но гнев и обида оставались с обеих сторон. Так что я была последней, от кого она хотела бы слышать расспросы.

Достигнув моей территории, Сука перевела Бентли на шаг. И все равно нам понадобилось целых полминуты, чтобы ее нагнать.

С помощью своей способности я подала сигнал Сьерре и Шарлотте. Мрак, Сука и я слезли со своих псов и повели их вперед.

– Манекен мимо тебя уже один раз проскользнул, – сказал Мрак. – Ты точно сумеешь его засечь?

– У меня есть кое-какие идеи, но маловато ресурсов, – ответила я. – Сейчас поглядим, что я смогу сделать.

Неподалеку, рядом с Сукой, начала материализоваться Генезис. Возникла размытая бежево-желтая фигура смутно человекоподобных очертаний. Она постепенно обрела четкость и сменила цвет, приняв в итоге вид девочки-подростка, слегка мультяшной. К тому времени, когда мы до нее добрались, ее уже было не отличить от обычной девочки. Рыжевато-каштановые волосы, веснушки, очки с толстыми стеклами. Она сладко потянулась, и лицо ее тронула легкая улыбка.

– Всё в порядке? – спросил у нее Мрак.

– Вполне. Я останусь в этой форме, пока люди Змея не доставят мое реальное тело. Потом мне понадобится какое-то время, чтобы восстановиться.

– Нет проблем.

Сука хмуро посмотрела на меня. Ублюдок, ее щенок, стоял рядом. Он получил капельку ее способности и был сейчас примерно со взрослого дога. Выглядел он не так, как остальные ее собаки. Шипы располагались более симметрично, мускулы казались не такими перепутанными. Щенок коротко потянул за цепь, которая шла от руки Суки к его ошейнику. Она резко потянула назад. Больше щенок не пытался, хотя был достаточно силен, чтобы опрокинуть хозяйку.

Мои люди встретили нас, когда мы подошли поближе к моему логову и устроенной нами казарме. Впереди шли Сьерра с Шарлоттой, следом трое бывших АППшников. Чуть подальше был клан О’Дали – все либо члены семьи, либо друзья, либо партнеры в романтическом смысле. Промежутки заполняли другие семьи, поменьше. Всего в моей «банде» было без малого полсотни людей.

– Ох ни фига ж себе, – сказала Генезис.

– Именно поэтому мы решили базироваться здесь, – пояснил Мрак. – У Рой самое прочное положение из нас всех.

– Я, когда не занята помощью своим, сосредотачиваюсь на ремонте и строительстве, – сказала Генезис. – У меня немного угроз, с которыми приходится бороться, и такой путь для меня самый эффективный. И все рано ты ушла дальше, чем я рассчитываю дойти за полгода.

Я не могла заставить себя испытать гордость.

– Думаю, это все моя мотивация.

Генезис присвистнула, оглядываясь по сторонам, потом направилась прямо в толпу. Она встретила немало недоумевающих взглядов. Должно быть, это необычно – видеть девочку-подростка в компании трех известных суперзлодеев и кучи монструозных псов.

– Сьерра, – произнесла я. – Доклад?

– Мы почти закончили со вторым зданием. Там тесновато, так что взялись за расчистку дороги.

– Хорошо. Без неприятностей?

– Насколько мне известно, без.

Я сняла с себя сумку и протянула ей.

– Раздай это людям, которые возглавляют отдельные группы. Организуй все так, чтобы ты могла как можно быстрее передавать им сообщения и переправлять мне всю необходимую информацию.

– Окей, – Сьерра взяла сумку и крякнула от натуги.

– Генезис, – обратилась я к ней. – Ты говорила, что занимаешься ремонтом?

Она хлопнула себя по животу.

– Сделала сколько-то цемента. Ну а дальше надо просто запихивать все туда, где оно должно находиться, если это достаточно очевидно.

– Не хочешь посмотреть, что ты тут можешь сделать, пока твое тело сюда не доставили?

Она кивнула и направилась прочь. Мои миньоны быстро подались в стороны, когда она начала растворяться.

– Шарлотта?

– Да?

– Насколько готово то здание, над которым вы работали?

– Весь мусор мы вынесли, но почти ничего пока не внесли.

– Этого достаточно.

– Мы готовы? – спросил Мрак.

Я повернулась к нему и Суке.

– Почти. Сука, там есть отдельное пространство, где мы можем поместить твоих собак. Через час или около того мы пойдем патрулировать территории, зайдем и на твою, там прихватим для них необходимые припасы, и их самих ты тоже сможешь перевести сюда.

Я поборола желание добавить «если ты не возражаешь». С Сукой лучше всего держаться твердо, хоть это и добавляет риск спровоцировать ее.

– Ладно.

– Вот и хорошо, – сказал Мрак. – Давайте отдохнем и поедим. И дождемся Генезис и других грузов, которые должен доставить Змей.

У меня поблизости было достаточно букашек, чтобы начать установку системы раннего оповещения. С помощью тучи летающих насекомых я начала переправлять пауков в различные места на моей территории. Они натягивали шелковые нити поперек улиц и дверных проемов, окон и крыш. Чтобы помещать пауков на каждую нить, мне бы их просто не хватило, поэтому я помещала муравьев. Они почувствуют, если нить завибрирует. Не так хорошо, как пауки, но достаточно хорошо.

Десять тысяч растяжек для Манекена.

Я ожидала, что эта система, возможно, предупредит меня о приближении Манекена в течение ближайших часов, может быть, посреди ночи.

Чего я не ожидала, так это обнаружить его меньше чем через минуту. Фигура на ближайшей крыше шагала прямо сквозь сети, избегая букашек.

Я застыла.

– Манекен.

Все остальные тоже застыли. Даже собаки словно скопировали неподвижность хозяйки.

Но он уже удалялся, причем с поразительной быстротой. Он разорвал еще несколько нитей у дальнего от нас края крыши. Секунду спустя он был уже на земле, уходя переулком.

– Можно за ним погнаться, – предложил Мрак.

– Вряд ли мы его нагоним, – ответила я. – И не исключено, что он пытается заманить нас в ловушку. Или хочет обойти нас с тыла, пока мы за ним гоняемся, и убить моих людей. Черт, я не думала, что он явится так скоро.

– Мы держались не сказать чтоб неприметно.

Я нахмурилась.

Манекен был настороже и ждал ловушки – настолько, что, видимо, заметил растяжку и решил отступить. Мы с Манекеном уже получили некоторое представление друг о друге. Мы оба не желали прямого столкновения. Оба ожидали ловушек и каких-то трюков. Он Механик, он наверняка уже приготовил какие-то меры против тактики, которую я применила в тот раз. Хуже всего то, что, собирая много людей под своим началом, чтобы удовлетворить Змея, я нарывалась на неприятный побочный эффект: это делало меня более уязвимой для атак Манекена. Он мог доставать меня, даже не приближаясь ко мне самой, – в ту же секунду, когда я утрачу бдительность и дам ему шанс.

Единственное сомнительное преимущество, которое было у нас, – это то, что он располагал ограниченным временем. Он должен был испытать Суку, плюс отомстить мне, плюс разобраться с остальными кандидатами, и на все про все у него оставалось меньше сорока восьми часов.

Я была не очень уверена, что для нас это хорошо. До меня начало доходить, на что мы подписались. Сорок восемь часов быть как на иголках, спать только вполглаза, постоянно ждать нападения от Манекена или от людей Волкрюка.

Когда мы с этим закончим, нас будет ждать еще семьдесят два часа того же самого. К тому времени мы устанем сильнее, риск совершить ошибку будет выше. А потом нам придется повторить это еще раз. И еще, и еще. Восемь раундов. Та стычка с Манекеном убедила меня, что даже через первые несколько столкновений мы не пройдем без травм или жертв. В каком мы будем состоянии к восьмому раунду? В каком состоянии будет моя территория?

Изначально сделка Ябеды с Джеком казалась мне удачной – при некоторых недостатках и проблемах она давала хоть и крохотный, но шанс на успех.

Чем больше я о ней думала, тем более устрашающей она казалась.

– Ты в порядке? – спросил меня Мрак.

– Слегка боюсь, – призналась я.

Он положил руку мне на плечо.

– Ничего, прорвемся.

Как человек, уже стыкнувшийся один раз с этими типами, я не была столь уверена.

 

Предыдущая            Следующая

4 thoughts on “Червь 13.1

  1. elucidator31
    #

    Ссылка, прикреплённая к самому названию главы в оглавлении, ведёт к главе 12.1, а не 13.1. На эту я попадал, пролистнув с предыдущей интерлюдии Б. Сначала не писал, т.к. думал, что вы сами уже заметили и исправите.

  2. elucidator31
    #

    Стоп, «стыкнувшийся»? В последней фразе. Может, столкнувшийся? А то как-то странно звучит

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ