Предыдущая            Следующая

ЧУМА 12. ИНТЕРЛЮДИЯ Б

Она никак не могла вытряхнуть из головы мысль, что это просто розыгрыш. Трижды она была на грани того, чтобы развернуться и поехать домой.

Двадцать две мили к западу от Нью-Йорка по шоссе 202, там, где деревьев больше, чем домов, а дороги уже много лет не ремонтировали. В последние дни дождя не было, но на дороге все равно виднелись грязные лужицы – вода собралась в выбоинах.

Вода брызнула в стороны, когда она нарочно проехала по одной из луж. Сорок пять минут она ехала, пытаясь убедить себя, что это все взаправду, причем последние десять минут на дороге она не видела ни души; в итоге ей овладело ощущение потерянности. Конкретное действие – заезд в лужу с ожидаемым результатом – словно дало ей точку опоры.

Каждое действие имеет равное ему противодействие. Так устроен мир. Поступки влекут последствия.

Вести машину в никуда – поступок. Но каковы последствия? Пустая трата двух часов одного из последних свободных уикендов перед началом школьных занятий? Ради всего лишь шанса получить то, что ей нужно?

Ей пришлось остановиться и сдать назад, чтобы еще раз прочесть номер на почтовом ящике. 2062. Она свернула на длинную грунтовку. Вдали виднелась ферма с полуразрушенным зернохранилищем и амбаром.

Что если это рассчитано не только на пустую трату ее времени? Что если это нечто похуже? Если там ее поджидает шайка молодчиков, готовая схватить ее и куда-то утащить…

Она помотала головой. Она знала, как себя защитить. Отец научил ее, и она ходила на занятия. По ее емейл-адресу они вряд ли поняли, что она женщина. Она оставила для соседки по квартире записку в конверте с указанием не вскрывать его и не читать подробности, пока не подтвердится, что она не вернулась. И плюс ко всему в ее ожерелье был встроенный GPS. Подарок от папы на шестнадцатилетие. В записке соседке было сказано, чтобы та в случае проблем связалась с ее отцом и чтобы ее отследили по ожерелью.

Остановив машину возле амбара, она с минуту не выходила, глядя по сторонам и пытаясь понять, есть ли кто поблизости. Двигатель она не глушила. Через минуту она достаточно уверилась, что на нее не нападут, и переключилась на парковочную передачу. Из машины она вышла, держа ключи как оружие. Она не поместила каждый отдельный ключ между пальцами, как сделал бы новичок, а держала всю связку, как нож.

Амбар был конечной точкой маршрута, указанного в мейле. Там было пусто. Пахло старым навозом, гнилой соломой и плесенью. Красная краска, которой были выкрашены стены снаружи, облупилась.

Кинув взгляд на часы, она убедилась, что приехала на восемь минут раньше.

Других машин здесь не было. Это означало, что в ближайшие восемь минут кто-то должен будет проехать по той дороге с трещинами, выбоинами и лужами, преодолеть длинный проселок и встретиться с ней у амбара.

От нетерпения она не находила себе места и потому переминалась с ноги на ногу. Еще восемь минут – и она узнает, не розыгрыш ли это.

Она распинала с дороги несколько камешков, разровняла землю ногами, потом скинула обувь. Босая, она расставила ноги на ширину плеч и согнула колени, словно сидела на стуле; руки она выставила вперед для равновесия. Низко наклонилась, выпрямилась, повторила еще несколько раз.

«Дыши глубоко».

Встав ровно, она перешла к следующему упражнению: поставила ступни перпендикулярно друг другу и стала переносить вес: с мыска на пятку, с пятки на пятку другой ноги.

Ее упражнение было прервано сигналом цифровых часов. Она поставила будильник на точное время встречи. Именно сейчас она должна была с кем-то встретиться.

Но ни одной машины видно не было.

Почувствовав себя униженной, она вздохнула, натянула туфли, открыла дверь машины и приготовилась уезжать. Она не расскажет об этом никому.

– Уезжаете? Проделав весь этот путь?

Голос был женский, с заметным французским акцентом, но уровень английского был, возможно, выше, чем у нее самой.

Она развернулась, прошла перед машиной несколько шагов и заглянула в амбар.

Там стояла темнокожая женщина с короткострижеными волосами – прическа больше практичная, чем стильная. Женщина носила медицинский халат и держала в руках белую пластиковую планшетку.

Однако поразило ее не это.

Внутри амбара, примерно от середины, никакого амбара не было. За спиной у женщины вдаль уходил пол, выложенный белой плиткой, и белые стены. Потолок был стеклянный; за стеклом были равномерно распределены флуоресцентные лампы, отчего весь потолок монотонно светился.

– Кто вы?

– Некоторые зовут меня «Мама», но это в шутку. Те, у кого со мной более профессиональные отношения, зовут меня «Доктор».

– А я…

– Не надо имен. Мы вас уже изучили, мы знаем многое из того, что должны знать, но, полагаю, есть определенный символизм в том, чтобы вы сохранили некую анонимность. Выберите какое-нибудь имя, и я буду пользоваться им на протяжении этой встречи. Оно не обязательно должно остаться навсегда или надолго.

– Окей. Это должно быть обычное имя, только фальшивое, или прозвище, или?..

– Что угодно.

– Джейми.

Так ее родители хотели назвать ее младшую сестренку. Но разошлись до того, как это стало актуально.

– Джейми так Джейми. Заходите. Мой сотрудник дислоцирует часть моей фирмы в это место, но это утомительно, и чем меньше мы будем его напрягать, тем меньше нам придется ждать обратного перемещения.

Джейми оглянулась на свою машину. Она подозревала, что от GPS ей будет мало проку. Придется решиться прыгнуть в неизвестность.

Она поспешила к Доктору и пересекла границу между утрамбованной землей с гнилой соломой и выложенным чистой плиткой полом.

Налетел порыв ветра, и две-три секунды все вокруг яростно раскачивалось. Когда пространство наконец успокоилось, они стояли посередине длинного коридора. Здесь было похоже на больницу: стерильно, бело, чисто – но пусто. Ни людей, ни оборудования.

– Добро пожаловать в «Котел», – произнесла Доктор.

 

***

 

– Как вы меня нашли? Я просто получила мейл.

– Мне надо уточнить по моим записям. У нас есть способы отыскивать заинтересованных партнеров. Если мне не изменяет память, вы ходили по сайтам, пытаясь узнать, как приобрести доспехи и оружие производства Механиков, верно?

– Да, – кивнула Джейми. – Там было столько подделок или жульничества, что я опасалась доверять даже той информации, которая была похожа на настоящую.

– Некоторыми из этих сайтов владеем мы. Они все поддельные. Возможно, именно там мы впервые заметили вашу активность.

– Звучит жутковато.

– Жутковатость – это печальная реальность, когда приходится действовать скрытно, без постоянной клиентской базы.

– Но почему? Почему вы не ведете бизнес в открытую?

– Целые страны развязали бы войны за то, что есть в нашем распоряжении. Способ дать способности любому, кто их пожелает. Они захотели бы иметь армии из паралюдей. И даже если бы нам удалось принять статус нейтральной организации, не имеющей дел с правительствами, в «Котел» наверняка стали бы проникать желающие выкрасть наши секреты. Шпионы, воры.

– И люди, которые хотят открыть такой же бизнес и конкурировать с вами?

Они уже дошли почти до конца коридора. Доктор чуть улыбнулась.

– И они тоже. Будьте добры вот в эту дверь.

Джейми гордилась своим умением распознавать уклончивые и неправдивые ответы. Доктор просто поддакнула ей, отвечая на вопрос о конкуренции. Похоже, эта мысль ее не беспокоила. Почему?

Джейми шагнула в открытую дверь и очутилась в просторной комнате. Как и в коридоре, здесь преобладал белый цвет. Стол из белого мрамора, кресло, обтянутое белой кожей, напротив стола два пластиковых стула. На углу стола стоял скромных размеров монитор, перед ним компактная клавиатура. Мыши не было. Обстановка в целом была спартанской.

«Я бы здесь свихнулась. Тут ни малейшего отпечатка личности».

Еще более странным было полное отсутствие пыли. С самого прибытия сюда Джейми не видела ни единого человека, кроме Доктора. Как Доктор держала все в такой чистоте?

– Присаживайтесь.

Джейми села на один из пластиковых стульев.

– Я хотела бы, прежде чем мы начнем, побеседовать и разузнать, чего вы ожидаете. Вам следует знать, что почти любой аспект этого общения может быть изменен для вашего удобства. Однако стандартная процедура «Котла» включает в себя одну очную встречу. Мы обсудим ваш бюджет, вашу ситуацию и цели, а затем просмотрим каталог, чтобы найти то, что впишется в ваш бюджет и, если повезет, даст вам те результаты, которых вы желаете. Будет двухмесячный период ожидания, в течение которого я назначу вам ряд тестов – некоторые на физическое состояние, другие из психологических соображений.

– Психологических? Это чтобы удостовериться, что я не уйду в злодейки, когда получу способности?

– Это нас не беспокоит. Но, судя по вашему вопросу, вы надеетесь стать героиней? – у Доктора это прозвучало как полувопрос, полуутверждение.

Джейми нахмурила брови.

– Погодите-ка, вы что, даете способности людям, которые хотят стать злодеями?

– Мы даем способности любому, кто платит. Могу заверить: если вы пожелаете закончить эту беседу прямо сейчас из-за угрызений совести, мы вернем вас в амбар в ближайшее время.

Джейми поколебалась, затем качнула головой.

– Нет. Все нормально.

– Тесты будут включать в себя анализы крови, стресс-тесты, МРТ, компьютерную томографию, радиографическое исследование и ДНК-секвенирование по Торстену. Эти исследования в основном для наших целей, и если вы желаете, то за небольшую плату можете провести их не у нас, а у своего семейного врача. За плату побольше вы можете пропустить эти исследования вовсе.

Дополнительные затраты. Нет. Эти анализы не настолько важны, чтобы из-за них тратить деньги.

– Вы можете проводить их по вашему усмотрению, – ответила Джейми.

– Хорошо. Вам придется меня простить за откровенность. «Котел» действует на принципах полнейшей секретности. Это очень грубо с моей стороны, но вы должны знать: если вы разгласите любую информацию, полученную здесь, мы это узнаем и вынуждены будем принять меры. Это справедливо даже в том случае, если вы решите, что не желаете что-либо подписывать.

– Меры?

– Наша реакция будет соответствовать тяжести проступка. У нас есть клиенты, потратившие на наши товары и услуги сотни миллионов долларов. Наша обязанность – защищать их.

– Что за меры? Вы меня убьете?

– Мы стараемся избегать убийств при ведении бизнеса. Не только из-за моральных вопросов, но и потому, что это привлекает внимание. Наша обычная процедура на случай утечек состоит в том, чтобы дискредитировать виновного и направить наше собственное подразделение паралюдей, чтобы вынудить его скрываться, либо отобрать у него способности, либо и то, и другое.

«Стараемся избегать убийств». Формулировка намекала, что Доктор или «Котел» до такого уже доходили. Джейми это не нравилось, и особенно ей не нравилось то, как Доктор строила фразы. Джейми бы пропустила эту деталь, если бы не вслушивалась внимательно.

– Ничего. Я не намереваюсь нарушать правила.

– Мало кто намеревается. Тем не менее моя обязанность – вас проинформировать, и я это сделала. Расскажите мне о себе, Джейми. Я знаю, что ваш отец служит в правоохранительных органах.

– Да, он детектив.

– Имеет ли это какое-то отношение к тому, почему вы здесь?

Джейми нахмурилась и отвела глаза.

– Да.

– Расскажите.

– Год назад… Ну, началось все два года назад. Были два преступника, их звали Шомпол и Флис. Местные герои их арестовали, отчасти благодаря работе папы, который их выследил. Флис доигрался по закону о трех предупреждениях, Шомпола обвиняли в умышленном убийстве. Их посадили в особые камеры, назначили дату суда, все шло нормально. Папа собирал доказательства, договаривался с информаторами насчет анонимных показаний, все такое. Судебные процессы занимают куда больше времени, чем показывают по телевизору.

– Печальная правда.

– Наконец, после года слушаний и одной мелкой апелляции, которую они сумели протащить, им вынесли приговор. Птичья клетка. Но кое-кто помог им удрать.

– Кажется, я начинаю понимать.

Джейми закусила губу. Одно лишь воспоминание об этом ее злило.

– Его зовут Сорвиголова, он наемник, который специализируется на том, что вытаскивает людей из заключения. Иногда он это делает, даже когда их конвоируют в Птичью клетку. И это просто… неправильно. Не так все должно быть. Месяцы или годы следствия, хорошие полицейские и хорошие герои рискуют жизнями, чтобы наконец кого-то поймать и арестовать, год судебных процессов, а потом одна гребаная жопа со способностями берет и их освобождает?

– И вы потратили весь этот год, пытаясь найти способ купить способность, чтобы выправить эту несправедливость?

– Я хочу остановить его. И не только его. Я хочу сделать так, чтобы все вернуло смысл, даже если мне придется играть нечестно, потому что они играют нечестно. Преступление не должно оставаться без последствий.

Доктор набрала что-то на клавиатуре, сделала паузу, набрала еще что-то.

– Сорвиголова. Что ж, хорошая новость: он не из наших, так что конфликта интересов нет. Плохая новость: ОПП классифицировал его как Касателя-семь.

Лицо Джейми поугрюмело.

– Я знаю. У папы есть источники. Я как следует изучила досье Сорвиголовы.

– Мы оценили состояние ваших финансов…

– Мне в городе оставили квартиру. Папа о ней не знает, так что ее можно с легкостью продать так, чтобы никто из моих близких не поинтересовался, куда ушли деньги. Нынешний рынок недвижимости говорит, что я могу за нее выручить три четверти миллиона долларов. Мне надо только ее продать.

– Мы можем этим заняться. «Котел» согласен купить у вас эту собственность за семьсот тридцать тысяч долларов и, если вам понадобится, сдать ее вам в аренду. Мы лучше продадим ее на досуге, чем будем ждать, пока вы найдете покупателя.

– Мне не нужно ее арендовать. Пожалуй, этот вариант годится, – сказала Джейми. Втайне она испытала облегчение от того, что одно из самых больших препятствий удалось преодолеть так просто.

– Хорошо.

– И у меня есть еще пять тысяч, которые родственники отложили мне на школу. Ими труднее будет воспользоваться, чтобы не возбудить любопытства, но они есть.

– Посмотрим. Что касается оплаты: «Котел» требует, чтобы клиент внес предоплату в размере двух третей от общей суммы, а остальное выплатил в течение шести лет, иначе дефолт.

– Это будет означать, что вы примете те самые меры.

– Которые в худшем случае означают лишение способностей, да.

– Это лишение способностей – это часть какой-то вашей процедуры, с помощью которой вы способности даете? Или это делает кто-нибудь из ваших Плащей?

Доктор что-то набирала на клавиатуре. Не отрывая глаз от дисплея, она ответила:

– Второе. Вы можете не беспокоиться о том, что кто-то может воспользоваться дырой или уязвимостью в процедуре и отобрать ваши способности.

Глядя на изображение на дисплее, Доктор нахмурилась.

– Что там?

Доктор развернула монитор. На нем были графики и диаграммы, малопонятные для Джейми. Прокашлявшись, Доктор перегнулась над столом и указала наманикюренным пальцем на трехмерный график с серией меток.

– Здесь показана связь величины «С», цены умения и ожидаемого диапазона возможностей. С тем количеством денег, которым вы располагаете, даже если учесть дополнительные тридцать три процента в будущем, вероятно, вы не получите способность, которая позволит вам одолеть Касателя-семь.

У Джейми вытянулось лицо. Растерянно помотав головой, она спросила:

– «С»? И что значит «вероятно»?

Доктор открыла ящик стола, достала папку и толкнула ее через стол к Джейми.

Каждая страница в папке была заламинирована и маркирована серийным номером. На каждой странице имелась фотография флакона с жидкостью, похожей на расплавленный металл; все жидкости были разных цветов. Рядом были выписаны способности. На нижней половине страницы или на следующей странице, в зависимости от количества способностей, была таблица с набором букв и числом.

– Ни один образец не обеспечивает каждый раз одни и те же способности. В списке указаны способности, приобретенные, когда данный образец тестировался на подопытном человеческом материале или на клиентах. Как правило, способности от данного образца объединяет некое общее направление или тема. К примеру, образец может иметь тенденцию к синтезу кислоты и тенденцию к физическому проявлению. Это, возможно, позволит индивидууму превращаться в живую кислотную лужу, или секретировать кислоту через поры кожи, или выплевывать струи корродирующего яда.

– Такие способности я не хочу.

– И правильно. Хотя бы потому, что у образца Джей-ноль-ноль-девяносто очень маленький показатель «Н». Обратите внимание на буквы в таблице. Самые важные из них – «О», «С» и «Н». Они определяют цену примерно на девяносто процентов. «О» соответствует оригинальности вашей способности. Это субъективное понятие, и оно может меняться под воздействием факторов, которые «Котел» абсолютно не в состоянии контролировать, но и герою, и злодею легче выделиться из толпы, если он умеет делать то, чего не умеет никто другой.

– Другие две буквы вы уже мельком упоминали.

– Показатель «С» – это в чистом виде сила вашей способности. Оценка рейтинга, который ОПП вам припишет. Чем выше «С», тем способности эффективнее и разностороннее.

Джейми кивнула.

– А «Н»?

– К сожалению, как я уже упоминала, никаких гарантий нет. Один и тот же образец не дает совпадающих результатов при каждом тесте. Должна признать, пользование нашими товарами влечет за собой некоторый риск. Иногда это физические изменения, которые невозможно замаскировать. Вы наверняка видели героев или злодеев со светящимися глазами или не вполне человеческими чертами.

Это было как ведро холодной воды на голову.

– «Н» показывает, насколько данный образец предсказуем. Есть образцы, которые дают очень простые, надежные результаты. В шестидесяти трех тестах образца Ти-шесть-ноль-ноль-один лишь дважды он не дал ту или иную форму полета. Образец Би-ноль-ноль-тридцать – полная противоположность. В четырех тестах он дал индивидууму способность заставлять предметы схлопываться. У одного из подопытных он создавал во рту мощный вакуум, который затягивал все в портал, где эти объекты тут же аннигилировали. Еще двух подопытных образец Би-ноль-ноль-тридцать убил.

Убил. Существовала вероятность, что и она, Джейми, погибнет, если выберет неправильный образец или если ей особенно сильно не повезет.

– Как вы их тестируете? Вы говорите о множестве опытов, шестьдесят для всего одного образца, но люди просто не могут не заметить и слухи не могут не пойти, если вы такими вещами занимаетесь.

– Как вы уже видели, у «Котла» богатые ресурсы.

– Это не ответ на мой вопрос.

– Это ответ. Просто не такой ясный, как вам бы хотелось.

Что-то в интонациях Доктора подсказало Джейми, что развивать эту тему женщина не собирается. Джейми не стала ничего говорить, лишь нахмурилась.

– Как видите, этот график показывает связь между ценой и повышением значений «С», «О» и «Н».

Это был куб, разбитый на множество маленьких кубиков, причем «С» было отложено по оси Х, «О» по оси Y и «Н» по оси Z. Цвета кубиков шли от белого через небесно-голубой, темно-синий, фиолетовый, красный и наконец алый. Подпись под графиком давала понять, что все за пределами темно-синего стоит несколько миллионов долларов. То, что добиралось до алых тонов, уходило в сотни миллионов.

– Позволить себе вы можете… вот что, – Доктор нажала клавишу, и на графике остались лишь белые и голубые кубики. – Теоретически вы можете дотянуться до седьмого уровня «С», чтобы выйти на уровень Сорвиголовы в терминах чистой силы, но этот вариант очень ущербный в других двух областях. Ваши способности будут сравнительно просты, они позволят вам делать то, что уже делает огромное количество других героев… А низкое «Н» означает, что вы рискуете получить то, чего не хотите. Физические изменения, возможно, или способности за пределами желаемой вами области. Суперсила, когда вы хотите телекинез, для грубого примера.

– Я… в плане способности не имею каких-то конкретных предпочтений. Летать было бы здорово, но меня устроит все, что работает.

Доктор стукнула по клавише, и на графике осталось всего три строки. Она удалила образцы с высоким уровнем оригинальности.

– Тогда следующий вопрос, – сказала Доктор, – в том, насколько сильно вы желаете рисковать? Герой может победить превосходящего в силе противника за счет стратегии, тактики и предусмотрительности, и у меня сложилось впечатление, что вы достаточно собранная, чтобы подключить к делу голову. Возможно, вы предпочтете повышенную надежность образца силе, которую он может вам предложить?

– Вы не могли бы увеличить изображение?

Доктор увеличила.

– Так… Насколько ненадежна пятерка, если мы говорим про «Н»?

– Если вы решитесь взять образец с «Н» пятого уровня, я скажу, что ничего не обещаю. Возможно, будет вероятность три или четыре процента, что с вами произойдут нежелательные физические изменения. С вероятностью полпроцента изменения будут настолько существенными, что, даже укутавшись в одежду, вы не сможете выйти в общество, не привлекая внимания. И, скажем так, вы приобретете не конкретную способность, а что-то из более или менее широкой категории. Если брать один из предыдущих примеров, вы купите не конкретно кислотный плевок, а кислотную способность.

Джейми посмотрела на другие оси графика.

– И я получу «О» в районе тройки и «С» в районе пятерки.

– Что-то в этой области, да.

– Уровень силы пять против семи у Сорвиголовы, – Джейми оперла локти на край стола и положила подбородок на руки.

– Есть шанс, что вам повезет и вы получите способность с уровнем «С» выше ожидаемого.

Опять эта уводящая в сторону манера. Джейми покачала головой.

– И примерно такой же шанс, что мне не повезет, раз это среднее.

– Увы, это так.

– Могу ли я еще что-нибудь сделать? Что-нибудь, чтобы получить лучшие результаты?

– У нас есть варианты, но я сомневаюсь, что они применимы в вашем случае. Я уже упоминала психологическое тестирование. Вам следует знать, что характер человека, его ментальное состояние и жизненные обстоятельства, судя по всему, оказывают серьезное влияние на результирующую способность. Я бы даже сказала, что это один из основных факторов, помимо самого образца.

У Джейми мелькнула мысль: интересно, как ее ментальное состояние повлияет на ее способности?

Доктор продолжила:

– У нас есть комплексное предложение, которое мы называем «Форма», и еще одно, «Морфей». Оба предназначены для того, чтобы в течение почти всего двухмесячного периода ожидания помогать клиенту достичь идеального ментального и эмоционального состояния. Их часто покупают наши элитные клиенты, чтобы получить способности более чистыми и обеспечить отсутствие нежелательных эффектов. Не уверена, что для бюджетных клиентов, таких как вы, этот вариант подойдет. Вам придется купить образец более низкого качества, чтобы оплатить комплект… Вот если бы способность была вам нужна просто для развлечения. К примеру, если бы вы хотели быть уверенной, что получите способность к полету.

Джейми кивнула.

– Далее, есть программа «Заклятый враг», однако вы уже нацелены на определенного противника, и я полагаю, что вы заинтересованы в настоящей схватке, а не в противнике, над которым вам обеспечена победа, когда дело дойдет до боя.

– Да.

Программа «Заклятый враг». Интересно, у скольких знаменитых героев и злодеев их противоборство с другими вот такое – фальшивое или постановочное?

– Хмм. Из наших продуктов больше ничто на ум не приходит. Когда мы разрабатываем дополнительную особенность или программу, мы в основном ориентируемся на более обеспеченных клиентов.

– Вы проводите много исследований. Может, я могла бы как-то с этим помочь? Или еще что-нибудь, что не относится к этим вашим продуктам и программам?

– Возможно.

– Я серьезно. Я не бегаю от работы и не отступаюсь.

– Как правило, мы требуем, чтобы каждый наш клиент был готов оказать нам впоследствии одну не оговоренную заранее услугу. Обычно это какое-то простое поручение или неделя службы. Для нас это подстраховка на все случаи жизни без необходимости слишком многое раскрывать касательно наших операций.

– Очень в стиле «Крестного отца». Эти услуги подразумевают что-нибудь противозаконное?

– Иногда. Но зачастую это просто просьба с кем-то пересечься, передать сообщение, помочь разобраться с утечкой информации, устроить демонстрацию силы, чтобы припугнуть кого-нибудь излишне любопытного.

Нервно постукивая ногой по полу, Джейми глянула на экран.

– И?

– Если вы согласитесь оказать нам в будущем три услуги, думаю, мы можем дать вам некоторую скидку.

Доктор нажала несколько клавиш, и график слегка расширился во всех направлениях. Там, где были только белые и светло-синие кубики, теперь появились темно-синие.

– Что именно вы попросите меня сделать?

– Я пока не знаю. Предпочитаю оставить свободу вариантов.

Интуиция Джейми кричала, что тут есть некая маленькая ложь или полуправда. Либо Доктор знала-таки, каков будет характер просьбы, либо знала, что клиентке не понравится то, что она услышит.

Каковы бы ни были эти услуги, Джейми оставалось лишь надеяться, что она сможет совершить достаточно добрых дел, чтобы перевесить любое зло, которое ей придется натворить.

– Хорошо, – сказала Джейми. – Договорились.

 

***

 

Четвертый визит Джейми в «Котел» потребовал от нее куда меньше времени на дорогу, чем первый. Вошла она так же, как и раньше, но теперь коридор «Котла» открывался прямо в ее квартиру. Она прошла туда сразу же.

Доктор ее не встретила, но Джейми знала, куда идти. Она шагала по пустым, идеально чистым коридорам мимо бессчетного количества одинаковых дверей. Окон здесь не было вовсе. Наружу не выглянешь.

И все-таки она знала, где находится. Она проверила данные GPS в ожерелье. Берег Слоновой Кости. Западное побережье Африки. Обладать этой информацией было опасно.

«Если я попытаюсь открыть какую-нибудь из этих дверей, окажется ли она заперта? Что будет там внутри? Или просто сработает сигнализация, и моему шансу здесь крышка?»

После первого визита она была здесь уже дважды. Оба раза проходила психологические тесты. Кроме того, прошла полное обследование. Психиатр был молодым на вид белым мужчиной, другой врач – коренастым греком. Они мало говорили сверх того, что было необходимо для исследований, и ни слова не сказали о «Котле».

Джейми направилась в комнату, где проходила стресс-тест. Тогда она бегала взад-вперед, все убыстряя бег, пока не выдохлась настолько, что не в силах была больше бегать. Она передохнула и потом снова побежала – и так до тех пор, пока ее не перестали держать ноги.

Доктор ждала ее. На столе стоял металлический контейнер. Рядом со столом Джейми увидела прочное кресло с мягкой обивкой.

– Вы готовы? – спросила Доктор.

Джейми кивнула.

– Если вы переоденетесь вот в это, мы сохраним вашу одежду для возвращения домой.

Джейми взяла предложенную одежду – простой серый комбинезон, закрывающий все от шеи и ниже. На груди угловатыми черными буквами было написано «Джейми», на спине – «Клиент».

Никакого помещения для переодевания не было, а Доктор была занята контейнером и стопкой бумаг, которые раскладывала на столе. Джейми переоделась прямо там, на месте, и сложила свою одежду на краю стола.

– Садитесь.

Джейми села в кресло. Удобное.

– Образец Ти-один-один-семь-семь с заранее договоренным добавлением образца Си-ноль-ноль-семьдесят-два. Все верно?

– Да. Это то, за что я заплатила.

– Прочтите и распишитесь здесь. Кроме того, дополнительные условия приведены на страницах, дайте глянуть… двадцать шесть и двадцать девять, там вы тоже должны подписать.

Джейми подалась вперед и прочла договор. В нем было все, о чем они договорились, вежливо написанные юридической тарабарщиной предупреждения о том аде, который «Котел» попытается ей устроить, если она нарушит условия договора. Там были страницы квитанций о финансовых сделках, страницы подробностей о ее медицинских и психологических обследованиях.

Джейми должна была согласиться на два дополнительных условия. Одно насчет трех услуг, которые ей предстояло оказать. Второе – насчет психологического тестирования.

Девять лет назад ее похитили, чтобы давить на ее отца. Взаперти ее держали три дня. Никакой еды, шесть бутылок воды для питья и нет туалета. Она справляла нужду в углу комнаты, и ей пришлось снять носок, чтобы не дать моче растекаться по наклонному паркету.

Она заверила психиатра, что преодолела все психологические травмы и все страхи перед темнотой, которые произросли из того случая. Труднее тогда пришлось ее отцу, который со всем этим разбирался.

Она тогда была еще маленькой, и происшествие не очень закрепилось в ее памяти. Но Джейми не могла вытряхнуть из головы мысль: а вдруг похищение все же оставило в ее психике какой-то след, который скажется на процессе?

– Вы пришли натощак?

– Ничего не ела сутки.

– Никаких простуд, других заболеваний, никаких болей?

– Нет.

– Жаль. Образец, который мы используем, чтобы смягчать и контролировать эффекты готовых продуктов, имеет короткодействующий регенеративный эффект. Это одно из достоинств, которые мы преподносим клиентов, которых находим в больницах и тому подобных заведениях. Некоторые даже выздоровели или частично выздоровели от пожизненной инвалидности. К нам поступала информация от людей, которые на момент обретения способностей были умеренно больны, что они никогда больше не заболевают. Было бы интересно это проверить.

– А раньше вы не могли мне это сказать?

– Мог получиться эффект плацебо. Не стоило того, чтобы менять расписание. Вам удобно?

– Да.

Доктор отвинтила крышку контейнера и достала флакон. Он был не длиннее шариковой ручки и не толще пальца Доктора.

– Чем быстрее вы это выпьете, тем быстрее и чище будет преобразование.

– Вы что-то говорили об особом сне?

– Некоторые видят этот сон. Другие нет. Если вы не увидите, не берите в голову. Просто расслабьтесь, насколько сможете, и сохраняйте сосредоточенность. Чем острее и ярче выражены физические реакции, такие как пульс, потоотделение, уровень адреналина, а также эмоциональные реакции, тем выше вероятность физиологических изменений. Рекомендую воздержаться от любых беспокойных мыслей и воспоминаний. Просто сохраняйте спокойствие и попробуйте расслабиться настолько полно, насколько сумеете.

– Это не то же, что запрет думать о белой обезьяне? Человек после этого наверняка будет о ней думать.

– Хочу подчеркнуть: лишь небольшой процент людей испытывают настолько сильный стресс, что подвергаются каким-либо физическим изменениям.

Доктор открыла флакон и осторожно протянула его Джейми. Она не выпустила флакон из руки, пока не удостоверилась, что Джейми держит его крепко.

Несколько долгих секунд Джейми просто держала флакон.

– Сейчас?

– Когда будете готовы.

Джейми опрокинула содержимое флакона себе в рот – так, она видела, люди пьют залпом крепкое спиртное. Она закашлялась, когда жидкость обволокла глотку; слюна почти не помогала смывать ее вниз. Доктор протянула руку, и Джейми вернула ей флакон.

Начало жечь. С каждой секундой жгло все сильнее, пока Джейми не уверилась, что хуже быть уже не может. А потом оказалось, что может.

– Больно, – простонала она, пытаясь заставить себя встать.

– Будет еще хуже, но потом станет лучше. Оставайтесь сидеть.

– Вы не предупредили, – Джейми с трудом могла говорить – ей казалось, что ее грудь вдавливается сама в себя.

– Я не хотела тревожить вас до того, как мы начали. Все нормально, и вам полегчает. Минута, возможно, две, и вы сами удивитесь, как быстро уходит боль.

Джейми вцепилась в подлокотники кресла. Только что ей было непостижимо плохо, но продолжало становиться хуже. И это ей предстояло терпеть еще целых две минуты? Ей казалось, что жжение внутри нее проплавляет стенки желудка и глотки. Она представляла себе, как ее ткани пузырятся и плавятся, распухают, пока не дотягиваются до легких и сердца.

Поскольку ей казалось, что это пожирает ее легкие, дыхание стало слишком быстрым и мелким, оно уже не доставляло к клеткам нужное количество кислорода. По краям поля зрения начало темнеть.

– Расслабьтесь, – донесся откуда-то издалека голос Доктора.

Джейми была в панике, и сама мысль, что она в панике, еще ухудшала положение, потому что это могло означать, что она изменится. Она может выглядеть по-другому. Чешуя, иглы, металлическая кожа или еще что-нибудь.

В глазах совсем потемнело, Джейми показалось, что тьма обволакивает ее кожу.

О чем она думала, решаясь на это?

«Нужно успокоиться».

В тринадцать лет она занималась тайцзицюань – один из психотерапевтов посоветовал ей это для снятия стресса. Сейчас она не могла двигаться, не могла даже встать, что уж говорить об упражнениях, – но могла попытаться прийти в то психическое состояние. Она попробовала глубоко дышать, но не понимала даже, есть ли воздух в ее легких, вдыхает она или выдыхает. Она напрягла пальцы рук и ног, потом заставила себя их расслабить. То же самое повторила с мышцами кистей и ступней. Затем проработала таким образом все тело, сосредотачиваясь на этой простой последовательности: напряжение, расслабление.

Боль не прекратилась, но теперь Джейми была как бы отсоединена от нее. Она была спокойнее, сосредоточеннее. Она чувствовала, будто парит в бескрайней пустоте, ощущая все свое тело, каждую его частичку, и больше ничего.

В сознании вспыхнул невнятный образ. Целый пейзаж из множества искаженных биологических форм, которые словно изменялись с каждой секундой, превращались во что-то абсолютно другое. Арка костяных отростков отсоединилась и стала мостом через расселину. Потом холмом. Но все это менялось как будто с логикой. Просто эту логику Джейми не могла постичь.

Почва раскололась. Трещины впивались в ее поверхность, раздвигали ее, и…

Новый образ. Земля. Джейми как будто смотрела на все лица, и все предметы, и всех живых существ на планете одновременно, со всех направлений, и тут же она смотрела уже на других всех и всё, потом снова. До нее дошло, что это не она смотрит. Она лишь при этом присутствует. Прежде чем она смогла понять, что ищет этот другой, картина вновь переменилась.

Полнейшая чернота и тишина. Лишь в этой неподвижности и спокойствии Джейми осознала, что есть еще нечто почти неощутимое. Впечатление. Она не решилась бы назвать это эмоцией.

Тяга. Вот единственное слово, которое пришло ей на ум, и оно не вполне подходило. Действие, раздраженное и раздражающее одновременно.

Боль исчезла так быстро, что Джейми подивилась, уж не вообразила ли она ее.

Она осознала вдруг, что находится на полу. На четвереньках. По щекам бегут слезы. Не только от боли. Частично еще от сострадания.

– Что это было? Что я только что видела? Это был не сон. Не то, что вы описали.

– Примерно половина моих клиентов после перехода задают мне вопросы, аналогичные вашему. И я всякий раз отвечаю одно и то же. Я не знаю.

Даже будучи в трансе, Джейми интуитивно поняла, что Доктор лжет.

– Думаю, вы сохраните воспоминание лучше, если не будете слишком усердно цепляться за него.

Странные вещи, которые Джейми видела, похоже, уже не имели значения.

– Я… не изменилась? Мое тело другим не стало?

– Какое-то время от вас исходило сияние, но оно быстро прошло. Вы выглядите так же, как и прежде.

Джейми кивнула, слишком вымотанная, чтобы испытывать облегчение.

– Сейчас я выйду – ради собственной безопасности. Советую вам в первую очередь посидеть и отдохнуть. Когда будете готовы, встаньте и попробуйте поупражняться с вашими новыми умениями.

Доктор была уже на полпути к двери, когда Джейми сдвинулась с места, собравшись сесть в кресло. Чувство облегчения растекалось по всему телу. Она не превратилась в монстра. Не сошла с ума. Это было взаправду. Ее видение было слишком ярким, чтобы означать что-либо еще. Даже под ЛСД она не видела бы столь отчетливых галлюцинаций. Не то чтобы она пробовала ЛСД.

Хотя голова у Джейми не кружилась, но чувство равновесия оказалось нарушено: она пыталась стоять прямо, но ее шатнуло вперед. Между двумя ударами сердца у нее как будто щелкнуло. Она ощутила, словно не падает, а замедленно летит вперед, и все ее тело резонирует. Пытаясь поймать равновесие, она протянула руку к подлокотнику кресла, но недооценила скорость и силу движения в этом замедленном мире. Кресло понеслось прочь, скользя по полу. А потом момент прошел, и Джейми жестко и уже совсем не замедленно упала на пол.

На другом краю комнаты кресло врезалось в стену и разлетелось на куски.

– Похоже, у вас что-то есть. Поздравляю, – сказала Доктор.

 

***

 

Сорвиголова ударил по одному из бронированных автозаков ОПП с такой силой, что тот опрокинулся. Водитель второго автозака попытался объехать, но Сорвиголова встал на его пути. Машина врезалась в него и отскочила; капот смялся, словно удар был о телефонный столб.

Сорвиголова повел плечами и пнул автозак. Тот проскользил по дороге и столкнулся с третьим, который уже успел затормозить.

Осталось только освободить клиентов.

– Стоять!

Сорвиголова развернулся. Посреди улицы стояла Джейми. Ее бюджетный костюм включал в себя черное трико и маску-домино.

– Какая милашка. Приятное тело, а костюм одновременно жалкий и очаровательный, как колченогий котенок. Но тебе не стоит пытаться меня остановить. Я бью чертовски больно.

При упоминании костюма ей стало стыдно. После покупки способностей у нее не осталось денег. Но «колченогий котенок»?

Костюм Сорвиголовы, напротив, был тщательно сработан и стоил немалых денег. Нижнюю половину лица прикрывало забрало, на котором была нарисована широкая ухмылка. Контур темных глаз был обведен черной краской, контрастирующей с белками, заостренная шапочка из черной кожи соединялась с маской и костюмом. Броня была больше эстетической, чем функциональной, и щеголяла широкими накладками, усаженными шипами.

– Я и сама умею больно бить, – ответила Джейми. Кинув взгляд через плечо, она убедилась, что двое, которые вели тюремный автозак, бегут прочь. Она знала, что этот автозак пустой, приманка.

Она вырвала бампер и махнула им на Сорвиголову, как здоровенной битой.

Он заблокировал удар одной рукой; кусок металла вырвался из руки Джейми и улетел в кукурузное поле возле дороги.

Потом он скользнул вперед и хлопнул ладонью по груди Джейми. Она подлетела в воздух и рухнула. Попыталась встать и тут же поняла, что не может.

Двое ОППшников выдвинулись вперед и попытались залить Сорвиголову пеной, но он вырубил их, швырнув нечто вроде толстого фрисби. Когда остановить его было уже некому, он принялся вырывать двери тюремных машин, пока не отыскал заключенных.

Джейми снова попыталась двинуться с места. У нее болело все тело.

– Нет, – раздался голос Сорвиголовы. – Оставьте ее.

Она открыла глаза и увидела двух злодеев, мужчину и женщину, стоящих неподалеку. Сорвиголова стоял между ними и ей.

– Она, похоже, нам на один зубок, – заметил мужчина.

– Не могу не согласиться, – ответил Сорвиголова. – Но руки прочь. Вы мне заплатили, чтоб я вас освободил, а я не смогу этого сделать, если вы будете тут валять дурака.

– Вредина, – с насмешкой в голосе произнесла женщина. – Ладно, пошли.

Они исчезли, и Джейми опустила голову на мостовую.

 

***

 

– Моя способность не сработала. Вот я сильная, а потом раз, и я уже слабая.

– Наверняка есть нюансы, – сказала Доктор. – Мы могли бы помочь вам изучить сложные аспекты вашей способности. Но это будет чего-то стоить.

– Здесь все чего-то стоит.

– У меня есть другое предложение.

– Другое предложение?

– Считайте это первой услугой, которую вы нам окажете. «Котел» будет весьма признателен, если вы вступите в Защитники, а затем как можно быстрее перейдете в Протекторат.

– В Протекторат? Зачем? Чтобы подорвать его изнутри? Или красть информацию? Я не хочу заниматься подобными вещами.

– Просто вступите. Это все, чего я прошу. Как минимум это будет означать, что вы получите доступ к ресурсам и обучению, чтобы развить свою способность и достичь своих целей.

Джейми нахмурилась, глядя на свою руку в перчатке. Она и сама раздумывала о том, чтобы вступить. Стало быть, минус одна услуга, и притом сравнительно безвредная – это хорошо. Однако не приходилось сомневаться: «Котел» желает видеть ее там не просто так.

 

***

 

– Восьмой раунд, котенок? – сказал Сорвиголова. – Может, хоть на этот раз тебе удастся победить!

Джейми ринулась на него, остальные члены команды последовали за ней.

Сорвиголова отпрыгнул вбок, когда Легенда выпустил по нему несколько лазерных лучей. Злодей проломился сквозь стену тюрьмы, Джейми неслась за ним по пятам. Она увидела, как он свернул за угол, и свернула следом.

В коридоре его не было. И не было обломков, показывающих, где он проломился сквозь следующую стену.

Она включила свою способность. Время словно замедлилось – на самом деле это ускорилась она сама. Она вскинула голову и посмотрела вверх. Там он и был, у нее над головой, в прыжке. Он рассчитал время идеально, чтобы оказаться над ней в тот момент, когда она свернет за угол.

Вот только она была быстрее и бить могла мощнее, чем он. Если представляется шанс.

Ее локоть врезался в Сорвиголову, когда тот был еще в воздухе и не мог уклониться. Она вбила его в стену, а потом добавила ногой в прыжке, пока эффекты ее способности еще текли сквозь нее.

Сорвиголова отлетел от стены, словно резиновый, и пригнулся, пропуская ногу Джейми над собой. Выкрутившись всем телом, он приземлился на ноги и схватил Джейми со спины ровно в тот момент, когда ее нога ударилась о стену. Он поднял Джейми и швырнул ее по коридору.

Спокойствие. Она должна была сохранять спокойствие, сосредоточенность. Еще летя по воздуху, она позволила способности накопиться внутри себя, затем высвободила ее. За те полсекунды, что способность действовала, Джейми изогнулась так, чтобы коснуться стены ногой, и легонько оттолкнулась вниз. Приземлилась на корточки, проскользив по инерции, и начала заряжаться для следующего захода.

Лазеры Легенды вонзились туда, где Сорвиголова был полсекунды назад. Злодей понесся к Джейми; с каждой секундой он бежал все быстрее.

– Батарейка! – крикнул Легенда. – Останови его!

Она сосредоточилась. Выпустила сквозь губы глубокий выдох.

Выставив ногу перед собой, Сорвиголова сменил направление движения и ринулся прямо сквозь стену. Вокруг него взорвалось облако штукатурки.

Батарейка высвободила свою способность и пусть всего на несколько секунд, но стала сильной, стала почти неуязвимой, но главное – стала быстрой. Она побежала вперед, пробив собой две стены. Из второй стены она выскочила в считаных футах от Сорвиголовы.

Он развернулся и вытянул руку, чтобы сблокировать ее удар или схватить ее саму.

Но Батарейка не дала ему шанса ни на то, ни на другое. Остаток накопленной силы она выплеснула разом, рванув случившийся рядом металлический стул. Тот упал прямо на пути Сорвиголовы. Металлические ножки зацепились за ноги злодея, одна из них скользнула прямо под его опускающуюся стопу. Сорвиголова споткнулся. Он применил свою способность и разнес стул вдребезги, пока не споткнулся еще сильнее и не упал.

Батарейка услышала его смешок, когда он развернулся, чтобы сбежать.

Легенда воспользовался этой мельчайшей задержкой, чтобы приготовиться к стрельбе. Его лазер попал в злодея. Сорвиголова пошатнулся, тут же вернул равновесие и рванулся за угол, ища укрытия. Лазерный луч свернул за угол следом за ним и вбил злодея в землю. Не успел Сорвиголова встать, как Легенда выстрелил в него еще раз. Сорвиголова потерял сознание.

– Отличная работа, Батарейка, – улыбнулся Легенда. – Наконец-то, а?

– Наконец-то, – ответила она.

 

***

 

– Я очень не хочу в Птичью клетку, – произнес Сорвиголова. Арест-пена покрывала его с ног до плеч.

– Ты совершил где-то в районе сотни преступлений, – ответил Легенда. – Не думаю, что у тебя много вариантов.

– Преступлений, да, но я ведь никого не убил, это должно мне как-то зачесться. Теперь: это всего-навсего предложение, но что если мне переметнуться к вам?

– Спустись на землю, – ответила Батарейка.

– Я серьезно, котенок. Вам, ребята, нужно больше мускулов в поле, я не хочу в Птичью клетку, все в выигрыше. Я крутой.

– Ты чуть ли не шесть лет мешал вершить правосудие над другими, – сказала Батарейка.

– И теперь я могу это искупить!

Они сняли с него маску, но его настоящая улыбка была почти что более насмешливой, чем нарисованная.

– Ты последние пять с половиной лет вытаскивал людей из Птичьей клетки, заявляя, что ты против нее и всего, что она олицетворяет, а теперь ты желаешь трудиться, чтобы запихивать туда людей?

– А может, ты меня изменила. Твоя красота, твой притягательный характер и твое упорство, несмотря на столько поражений от меня.

Батарейка повернулась к Легенде.

– Может, нам все-таки заткнуть его кляпом?

– К сожалению, нет. И он подал интересную идею.

– Он удерет при первой же возможности.

– Тут есть варианты: маячки, или, может, Мирддин примет какие-то меры.

– Я готов на любой из этих ваших вариантов, – сказал Сорвиголова, покосившись на Батарейку. – Но я хочу кое-что взамен.

– Кое-что взамен? Ах ты засранец. Ты радоваться должен, что мы вообще рассматриваем твою идиотскую идею.

– Думаю, вы найдете мою просьбу разумной, – сказал Сорвиголова, обращаясь больше к Легенде, чем к Батарейке.

– Что ж, давай выслушаем.

– Думаю, лучше всего получится, если я создам новую личность. Новый костюм. Мои способности достаточно разнообразны – я сомневаюсь, что кто-нибудь увидит связь. Заодно это будет означать, что по мою душу не будут являться враги или параноидальные клиенты из моего темного прошлого.

– Это можно устроить.

– И я хочу быть в ее команде, – добавил Сорвиголова, указав на Батарейку. И улыбнулся. – Котенок переводится в другой город, я следом.

– Ни хрена, – отрезала Батарейка.

Почему? – спросил у него Легенда.

– Забавно выйдет, – ответил Сорвиголова. – Это будет ее раздражать, а в моем характере есть маааленькая садистская черточка. Если я ее как-то не ублажу, ничего хорошего не выйдет. Только в этом пойдите мне навстречу, и я буду пай-мальчиком.

– Пай-мальчиком? Будешь вести себя безупречно? – переспросил Легенда. – Это больше, чем требуется при обычном испытательном сроке.

Нет, – отрезала Батарейка.

Да, – ответил Сорвиголова, обращаясь к Легенде.

Нет, – повторила Батарейка, наставив палец на Легенду. – Я была для вас, ребята, чертовски хорошей героиней. У меня безупречный послужной список, я пахала как проклятая, пахала сверхурочно. Я брала работу, которую никто не хотел брать, бесплатную волонтерскую херню, патрулирование посреди ночи, когда ничего не происходит. А это – наказание.

– Ты права, – вздохнул Легенда. – Это будет тяжкое бремя для хорошей героини. Так что решать тебе. Реши, вступит Сорвиголова в Протекторат или нет. Я не буду осуждать тебя, если ты скажешь нет.

– Но ты считаешь, что мне следует сказать да.

– Считаю, что надо сказать да, если это в перспективе сделает нас сильнее.

Батарейка опустила взгляд на Сорвиголову; злодей смотрел на нее, умоляюще распахнув глаза и выставив вперед нижнюю губу.

– Черт меня подери, – сказала Батарейка. – Легенда, в бумагах будет, что это твоя идея, и если эта затея провалится, то все шишки посыплются на тебя.

– Справедливо.

– Ура! – ухмыльнулся Сорвиголова.

– Я умерла и отправилась в ад, – пробормотала Батарейка. Случилось ровно то, ради предотвращения чего она пошла в герои. Злодей ускользнул от правосудия. Но она знала, что это ради большего блага. Им действительно требовалось больше героев.

– У меня уже есть на примете имечко для нового белого и пушистого героя, – с ухмылкой произнес Сорвиголова. – Тебе оно непременно понравится, котенок.

– Кончай звать меня так, – предупредила Батарейка. – Иначе то, что ты был Сорвиголовой, станет достоянием общественности очень быстро.

Сорвиголова потер подбородок.

– Возможно. Я согласен прекратить, если ты примешь мое имя.

Батарейка вздохнула.

– Я уже знаю, что буду его ненавидеть.

– Ты будешь в восторге. «Натиск». Въезжаешь?

Ей потребовалась секунда, чтобы понять.

– Нет!

– Нет? Но оно же идеальное. Мы будем парой! Люди это поймут мгновенно, как только услышат[1].

– Это же кошмарная коннотация! Ни за что! Я запрещаю тебе вот так менять смысл моего имени!

– Ладно, ладно. Намек понят. Котенок.

Батарейка повернулась к Легенде.

– Можно мне повышение за то, что я буду с этим мириться?

Лидер Протектората скрестил руки на груди.

– Что-нибудь можно устроить.

 

***

 

– Вполне хватит кофе, – сказал ей Натиск. – Или пивка после целой ночи в патруле. Никаких изысков, почти никакого стресса.

Почти никакого стресса? Ты забываешь, что мне придется провести в твоем обществе больше времени, чем это необходимо.

– Родная, тебе надо спустить пар. Расслабься. Ты слишком закрепощенная, и я точно знаю, что за те два года, что мы вместе работаем, у тебя не было не только парня, но даже девушки.

– Кончай свои намеки, что я по женщинам, Натя.

– Ну, знаешь, ты меня каждый раз отшиваешь, и я как мужчина не могу не задаваться вопросами.

– Я была слишком занята, и заверяю тебя, даже если решу с кем-нибудь встречаться, ты будешь в списке кандидатов последним.

– Как жестоко! – он прижал руку к груди. – Взгляни на меня, я же теперь рыцарь в сияющих доспехах.

– Скорее волк в овечьей шкуре.

– Ауууу.

В комнату заглянула Мисс Милиция.

– Тебя выручить?

– Если всадишь ему пулю между глаз, я твоя должница.

– Увы, нельзя, – Мисс Милиция виновато улыбнулась. – Но ты вообще как?

– Нормально, спасибо.

Мисс Милиция пошла дальше по своим делам. Натиск улыбнулся.

– Ее послушать, так каждая секунда в моем обществе – это пытка.

– О, ты удивишься, – огрызнулась Батарейка. Она повернулась и долила себе в чашку кофе доверху, опустошив кофейник. Натиск подошел и принялся готовить следующий кофейник. Это был бы милый жест, если бы не самодовольная улыбка на его лице.

– Да ладно. Дай мне шанс. Скажи, что я должен сделать, чтобы заполучить одну ночь в твоей компании. Вели мне принести тебе звезду или убить кошмарного Всегубителя, и я сделаю это.

– Ты просто найдешь какую-нибудь лазейку и принесешь мне пластмассовую звезду или убьешь Всегубителя в видеоигре – ты просто ищешь повод еще постебаться надо мной.

– Тогда придумай еще что-нибудь. Что угодно.

Батарейка отпила кофе.

– Что угодно? Оружейник искал добровольцев на бесплатную работу в одной из начальных школ. Я уже согласилась.

– Ты вечно занимаешься всей этой фигней, – Натиск закатил глаза. – Это было бы похвально, если б только ты не старалась так безумно. Такое ощущение, будто ты пытаешься реабилитироваться за какой-то грех, который тебе кажется, что ты совершила.

Батарейка чуть нахмурилась.

Ухмылка исчезла с лица Натиска.

– Погоди, что, серьезно?

Батарейка помотала головой.

– Нет. Никаких грехов – ни реальных, ни воображаемых.

– Но ты сейчас так посмотрела…

Она перебила:

– Если ты пойдешь туда со мной и возьмешь на себя часть спича перед детишками, я, может быть, рассмотрю возможность когда-нибудь сходить с тобой вместе пообедать.

– Шикарно! – ухмыльнулся Натиск.

И стремительно удалился, сияя так, будто только что выиграл в лотерею.

Батарейка улыбнулась. Если б он только знал, что это ее чистая, невинная месть. Пищащие, вопящие младшеклассники, которые вечно дерутся, тянут тебя за костюм, требуют показать свои способности и заваливают вопросами.

И ему придется мириться с этим.

Она будет это смаковать.

 

***

 

– …Тут вбегает в дом портной

С ножницами острыми.

Раз-раз-раз! «Ой-ёй-ёй!»[2]

Натиск читал стишок из книжки, а все до единого девяносто детей сидели вокруг него затаив дыхание и смотрели во все глаза.

– Как он умеет обращаться с детьми, – пробормотала библиотекарша.

– Конечно, умеет, – ответила Батарейка. Возможно, в ее голосе мелькнул оттенок разочарования, потому что библиотекарша на нее странно посмотрела.

Батарейка нацепила на лицо фальшивую улыбку, чтобы развеять ее сомнения.

– …Глядь – а пальцев-то и нет! – закончил Натиск.

Раздался детский визг, полный сладкого ужаса.

«Вот ведь зараза, – подумала Батарейка. – Если б им это читала я, они бы заливались слезами».

Ее телефон завибрировал. Она, извинившись, отошла от библиотекарши и взглянула на экран.

«Клиент желает, чтобы товар доставил известный парачеловек. Посылка ожидает в вашей квартире. Второе поручение. к»

«Котел» послал это на телефон, который ей дал Протекторат? На номер, который знали только в Протекторате? Они хотели этим что-то сказать?

Батарейка удалила сообщение. С этим заданием справиться будет легко. Если получатель впоследствии станет злодеем, она его остановит и нейтрализует. А сейчас будет всего лишь доставка.

Натиск встретился с ней взглядом и медленно улыбнулся; девочка у него на коленях начала читать следующий стишок. Во взгляде Натиска читалось самодовольство и озорство. Он отлично знал, как все это ее раздражало.

– Засранец, – пробормотала Батарейка.

Но не смогла удержаться от улыбки.

 

***

 

Маленькое окошко во входной двери было разбито. Стекло упало Батарейке на ноги, когда она открыла дверь.

– Итан! – позвала она.

– Ты цела, – сказал Итан, спускаясь по лестнице. Он был все еще в костюме. Лишь один порез украшал его щеку.

– Я не знала, где тебя искать, и раз мобильники не работают, а в штаб-квартире тебя не оказалось, я решила заглянуть сюда.

– Я знаю. Я рассуждал примерно так же, но добрался сюда первым.

– Ты в порядке?

– В порядке, котенок.

Она легонько ткнула его кулаком в руку. И не сопротивлялась, когда он заключил ее в крепкое до боли объятие.

– Нам надо идти в патруль, – произнес он. – Это будет паршиво. Они бьют нас лежачих.

– Да. Патрулируем вместе или раздельно?

– Сперва вместе, оценим обстановку.

– Окей.

– Приходил курьер, оставил для тебя вот это, – он указал на маленький конверт, лежащий на столике в коридоре.

Батарейка увидела на лицевой стороне маленькое «к», и ее сердце екнуло.

– Котенок?

Она взяла конверт и достала его содержимое. Лист бумаги, чистый с обеих сторон.

Шутка? Напоминание? Последний раз был два года назад.

– Идем, – произнесла она, сминая бумагу в руке. Она зарядилась и побежала; Натиск покрывал примерно то же расстояние своими длинными, мощными прыжками.

Батарейка двигалась в целом быстрее, когда останавливалась для зарядки, а потом бежала, чем когда просто бежала. Но при этом она продвигалась рывками, а Натиск двигался вперед равномерно. Поэтому он ее опередил. Она знала, что в какой-нибудь точке с хорошим обзором он остановится, чтобы ее подождать.

Остановившись, чтобы зарядиться, она ощутила пощипывание в руке.

Записка?

Батарейка потратила накопившуюся энергию, но не побежала. Снова то же пощипывание. Она воспользовалась своим умением манипулировать электромагнитной энергией и сосредоточила ее на бумаге, расправив ее.

На листе появилось изображение: текст простыми черными буквами. Как только он возник, бумага задымилась.

У Батарейки было лишь несколько секунд на то, чтобы прочесть и осмыслить сообщение; затем бумага вспыхнула.

«Сибирячка и Птица-Разбойница должны успешно покинуть город, и наша сделка с вами закрыта. Благодарим вас. к»

Горящие обрывки бумаги танцевали в воздухе, опускаясь на дорогу рядом с Батарейкой, но она ощущала лишь холод.

Каждый поступок влечет последствия.

 

Предыдущая            Следующая

[1] В оригинале игра слов. Имена персонажей вместе звучат как Assault and Battery – это юридический термин, обозначающий нападение с нанесением побоев. Естественно, Батарейка в шоке от такого извращенного восприятия ее имени.

[2] Натиск читает стихотворение «История мальчика, который любил сосать пальцы» из книги Генриха Гофмана «Der Struwwelpeter» («Неряха Петер») 1845 года. Это сборник стихов-страшилок про детей, которые себя плохо ведут и для которых это плохо заканчивается.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ