Предыдущая            Следующая

УЛЕЙ 5.5

Время поджимало, поэтому, когда я переодевалась в своей комнате в лофте, Ябеда была там же.

– Змей предложил идею: все команды разделяются и образуют смешанные отряды – тогда никто не сможет что-нибудь отколоть, чтобы его товарищи не оказались в заложниках у других.

– Ясно, – ответила я. Сама я занималась проверкой всего содержимого вещевого отделения. Ябеда вдруг потянулась к моему мобильнику. – Эй?

– Секунду. Я выставляю будильник на твоей трубе. Когда он сработает – это будет через час, – ты звонишь Мраку. Еще через час снова звонишь, если, конечно, это настолько затянется. Мы все будем связываться друг с другом каждые минут пятнадцать. Если кто-то не отвечает, будем считать, что у него проблемы.

– Окей, – согласилась я.

– Если ты почему-то просто не можешь ответить, обязательно перезвони, как только сможешь. Дай знать, что ты в порядке.

– Поняла, – я натянула матерчатую часть своих доспехов выше пояса и начала просовывать руки в рукава. Эта часть костюма была облегающей, и натягивать ее было все равно что натягивать колготки (только на все тело). Порваться ткань, конечно, не могла, но, как и с колготками, надевание всегда отнимало больше времени, чем я рассчитывала.

– Каждый раз, когда мы звоним, мы пользуемся паролями – это на случай, если тебя схватят и заставят ответить на звонок. Пароль из двух частей. Первая простая: ты говоришь первую букву одного из наших имен, собеседник отвечает последней буквой. Если ночь окажется долгой, переключаемся на других знакомых нам людей.

– То есть если я скажу «Л»?

– «А». А как ты ответишь на «Б»?

– «Н».

– Точно. Вторая часть основана на цветах. Когда ты отвечаешь на звонок, называешь предмет определенного цвета. Принцип светофора. Зеленый – можно ехать, все в порядке. Желтый – предупреждение, если ты не уверена. Красный – стоп, нужна помощь. Так ты будешь нас держать в курсе, а Плащей рядом с тобой – нет.

– Окей.

– Я иду с группой, где будут Разрывашка, Плут и оборотень «Странников». Наверняка будет еще несколько человек из «Воинства Восемьдесят Восемь» и сколько-то солдат Змея.

– Оборотень?

– Та четверорукая горилла с недавней встречи. Я пока еще не знаю точно, что она собой представляет, это не совсем оборотень. Надеюсь, когда побуду немного рядом с ней, разберусь лучше, какая у нее способность. То же самое и с Плутом. Регент будет со мной, так что мы внесем какой-то вклад по части боевой мощи. Типа того.

– Разве у тебя и Разрывашки нет проблем друг с дружкой?

– Есть – ухмыльнулась Лиза. – Забавно будет нажимать на ее кнопочки, зная, что она ко мне не может притронуться.

Я вздрогнула.

– Только ты осторожнее. А что будет делать Мрак?

– Он в другой группе. В общем, так: мы координируемся и одновременно наносим три удара в трех разных местах, подавляем их. Бьем сильно и резко, потом быстро убираемся. Если особого эффекта не получилось, не парься. Если только что-нибудь не пойдет катастрофически не так, мы повторим процесс еще несколько раз в следующую пару дней.

Раздался стук. Брайан по ту сторону двери спросил:

– Вы как там, готовы?

Я застегнула костюм сзади, закрепила на своих местах бронесекции, потом открыла дверь, держа маску в руке.

– Готова.

Брайан, как и я, был в костюме, но без шлема.

– Ты уверена, что действительно готова к этому? Полностью восстановилась после того удара по голове?

– Нет, – признала я. – Не полностью. Но я жутко зла, и, думаю, позже мне будет хуже, если я сейчас не выйду и как-то это не выплесну.

Он помолчал, словно обдумывая ситуацию, потом сказал:

– Окей. Ничего, что тебе придется одной иметь дело с Сукой?

Я нахмурилась.

– Как-нибудь справлюсь.

– Не показывай ей слабость, иначе она тебе покоя не даст.

– Я уж поняла, – согласилась я. Пока мы шли к лестнице, я подумала, что, возможно, мы с Сукой сегодня примерно на одной волне. Я чувствовала раздражение на жизнь в целом и была в малость разобранном состоянии, причем не связанном на сто процентов с контузией.

Как только мы вышли наружу, я надела маску. Перед дверью стоял неприметный микроавтобус, перекрывая обзор с остальной части улицы. Сука и Регент уже ждали внутри.

– Привет, трехнутая, – поздоровался Регент. Он был в своем обычном костюме, за исключением рубашки: в предыдущие вечера она была белой, а сегодня – темно-серой. Впрочем, она была все в том же слегка вычурном ренессансном стиле.

– Можешь звать меня Роем. Я не обижусь.

– Это хорошо, – ответил он. В его голосе прозвучала юмористическая нотка, из чего я сделала вывод, что он просто развлекается, подкалывая меня. Я решила его игнорировать.

Сука просто смотрела на меня сердитым взглядом. Настолько пристальным, что мне пришлось отвести глаза. Неприятная цена за то, что мы на одной волне.

В автобусе были скамьи по обоим бокам. Поскольку мы торопились, у меня была всего секунда на то, чтобы решить, сесть ли рядом с Регентом (и всю дорогу смотреть на Суку) или плюхнуться рядом с Сукой и ее псами. Я выбрала первое, надеясь в душе, что не ляпну и не сделаю чего-нибудь, что задаст плохое начало всему вечеру.

Ябеда села на пассажирское сиденье, Мрак за руль. Когда автобус вырулил на мостовую, Ябеда повернулась к нам.

– Сука, Рой. Мы высадим вас первыми, но до места встречи вам придется прогуляться. Возможно, у вас будет мало времени, так что идти придется быстро. Готовы?

Сука пожала плечами.

– Переживу.

– Жалоб нет, – добавила я. Я вполне видела преимущества такого решения: у Суки будет время накачать своих псов, у меня – собрать букашек. Кроме того, нам будет чем заняться. Если бы нам пришлось несколько минут стоять без дела, это только повысило бы шансы на то, что Сука найдет повод затеять ссору со мной или кем-то из злодеев.

Вспомнив про букашек, я потратила несколько секунд, чтобы потянуться своей способностью как можно дальше и начать их собирать. Меня удивило, как далеко я могу достать. Обычно я все измеряю в кварталах – с глазомером у меня всегда было неважно, – и я бы сказала, что моя дальность, как правило, составляет примерно два квартала. Сегодня я дотягивалась примерно на три с половиной.

– Эй, Ябеда, – окликнула я ее.

– Да?

– Два вопроса.

– Давай рожай.

– В каком примерно направлении то место, где нас высадят? Мне надо знать, куда послать букашек.

– Северо-запад.

Я выглянула в тонированное окно автобуса, чтобы понять, в какую сторону мы движемся, потом начала отдавать команды букашкам в пределах своей досягаемости.

– Второй вопрос. Эмм. Моя способность сегодня прилично сильнее. Не уверена насчет техники, но дотягиваюсь я намного дальше. Есть идеи почему?

– Не могу сказать. Извини, так бы я попробовала что-то выяснить, но сейчас я сосредотачиваюсь на других вещах. Если ты считаешь, что это реально критично…

– Нет, – остановила я ее. – Не критично. Позже, когда ты не будешь ни на что отвлекаться, можешь мне хоть все уши прожужжать на эту тему.

– Прикололась специально? – поинтересовался Регент.

– Что?

– Похоже, не специально. Проехали, – и он хихикнул.

Сука начала работать со своими псами. У меня впервые была возможность рассмотреть этот процесс с самого начала. Это было похоже на то, как у сосиски лопается оболочка, только здесь оболочкой была кожа с шерстью. Когда появились трещины, оттуда полезли не только мышцы, но и костяные копья и гребни. Некоторые открывшиеся мышцы съежились, превратились в чешуйчатые наросты. Однако собаки продолжали разбухать, и вскоре в микроавтобусе стало тесно. Откуда берется эта масса? Прямо из воздуха, или Сука тянет какую-то энергию и преобразует ее в материю?

Кстати говоря: если мой мозг служит своего рода радиобашней, почти постоянно пингующей каждую букашку, определяющей ее местонахождение и посылающей ей инструкции, которые перекрывают команды ее собственного мозга… откуда берется энергия на поддержку этого?

Думать на эту тему было немного неуютно.

Когда Мрак остановил автобус, чтобы выпустить нас, я поняла, почему мы должны идти пешком. Мы находились возле моста с автобусными остановками по обе стороны. Проблема была в том, что АПП, похоже, решили перерезать этот путь – от моста остались одни обломки. Большие оранжево-черные знаки объезда с мигающими лампочками перекрывали доступ к останкам моста, и такие же ограждали кучу обломков внизу.

Ябеда высунулась из окна и указала рукой.

– Видите вон ту башню? Ну, которая на маяк смахивает? Это старый магазин сувениров, который закрылся лет десять назад. Там ошивались «Торговцы» – Чиркаш и его шайка наркодилеров, – до того, как АПП стали расширять территорию и вышвырнули их. Там вы и должны встретиться с остальными.

Я посмотрела в том направлении и увидела здание, которое она имела в виду. По-моему, оно не очень смахивало на маяк, но неважно.

– Ясно.

– Давайте, – сказал Брайан. – Удачи.

Сука свистнула псам, и мы направились к лестнице. Чтобы добраться к месту назначения, нам для начала придется спуститься вниз, пересечь дорогу и подняться обратно.

Это было странно – прокладывать себе путь через развалины моста, чтобы пересечь дорогу. Обычно так дорогу не переходят, и плюс здесь было пустынно. Зато собакам происходящее, похоже, нравилось. Я видела, как Иуда виляет хвостом, перепрыгивая с одной плиты на другую.

Я потянула на себя дверь с разбитыми стеклами, ведущую к лестнице наверх, и пропустила Суку и псов вперед. Проходя мимо меня, Сука пробормотала:

– Ты злишься.

– Ага, – не стала отрицать я. – Всякая фигня была сегодня днем. Пошло не так, как я хотела. Засранцы.

– Надо было им вмазать. Чтоб знали, как к тебе прискребаться.

– Я вмазала, – ответила я. – Настучала по заднице одной из них вчера вечером. Отчасти и поэтому сегодня было некруто.

– Ммм. Вечно так.

Мы поднялись по лестнице и двинулись к маяку. Мои букашки начали собираться. Наша прогулка дала летающим насекомым достаточно времени, чтобы нагнать меня. Осы, моль, мухи, мошки, несколько пчел и прилично тараканов.

Я хорошо усвоила урок, полученный в прошлый выход. Теперь я не пойду в дело неподготовленной и безоружной. Когда рой прибыл, я притянула его ближе к себе. Отобрав лучших насекомых, я направила их себе под броню – в пустоты под наплечниками, под пояс, налокотники, протекторы на запястьях, в волосы и под изогнутую бронесекцию, защищающую позвоночник. Если они мне понадобятся, то будут под рукой. И вряд ли кто-нибудь их заметит, если только я их не выпущу.

– Как ты узнала, что я злюсь? – поинтересовалась я.

– Без понятия. У тебя был такой вид.

– Да, но ты же не видишь мое лицо.

– Наверно, то, как ты стояла. Долго еще будешь лезть ко мне с этим?

– Нет. Извини, – ответила я.

Я решила остаток пути до «маяка» помалкивать. Что любопытно, Сука, когда повисло молчание, вроде как расслабилась. Ее лицо утратило свое немного сердитое выражение, и она потянулась почесать Бруту шею – совершенно нормальный, обычный жест, какого не ожидаешь от человека ненормального и необычного. Ну, по крайней мере, жест был бы таким, если бы собаки уже не достигли размера небольших пони.

Мы добрались до маяка, и там действительно ждала группа злодеев.

Главным среди них был Кайзер. Он был с ног до головы в вычурных доспехах, увенчанных короной из клинков, но конфигурация, как я с интересом заметила, была абсолютно не такой, как два дня назад. По обе стороны от него стояли Фенья и Менья.

Из «Странников» в нашей группе был всего один человек: девушка с солнечным мотивом в костюме (красные солнца на черном облегающем одеянии). За ней были двое из «Экипажа Разрывашки». Тритоньер висел на стене, держась пальцами рук и ног; Лабиринт, прислонясь к этой же стене и скрестив руки, стояла прямо под ним. На Тритоньере были потрепанные джинсы, его выкрашенные в кобальтово-синий цвет волосы контрастировали с оранжевой кожей. Его кисти и ступни были обмотаны тканью, как у кикбоксера.

И дополняли нашу группу двое мужчин в одинаковых кевларовых бронежилетах, с балаклавами, визорами и навороченными автоматами. За спиной у каждого было еще одно оружие – у одного, кажется, тоже автомат, а что у второго, я не могла толком разглядеть. Я бы не удивилась, если бы это оказался гранатомет. Люди Змея, скорее всего.

Фенья или Менья – не знаю, кто из них – наклонилась к Кайзеру и прошептала что-то ему на ухо.

– В последнюю минуту пришли, «Темные лошадки», – промурлыкал он. – Так, все достаем часы.

Я зависла – у меня часов не было. Потом вспомнила про мобильник. Достала из вещевого отделения, при этом насекомые, которые там были, автоматически отодвинулись от моих рук. Помимо прочего, благодаря этому мне было легче чувствовать, докуда могут дотянуться мои пальцы.

– Выставите время на четыре сорок через три, две, одну… ноль. Начало атаки назначено через пять минут. Это время мы используем, чтобы добраться туда, занять позиции и определиться, как будем атаковать.

Возражать никто не стал.

– Выдвигаемся, – скомандовал он.

Сука переключила внимание на Брута: тот, издав какой-то стонущий звук, резко вспух. Он вырос сразу на два-три фута в холке, на коже появились новые трещины, и во все стороны полезли костяные шипы. Он потянулся, потом вдруг встряхнулся, окатив нас всех кровавыми последствиями своего скоростного роста. Все, кроме меня, Суки и Лабиринт, встревоженно отдернулись с испуганными возгласами. Даже Кайзер, к моему удивлению: он тоже попятился на несколько шагов, прежде чем сообразил, что Брут не нападает.

Чуть развязной походкой Сука подошла к Бруту и, ухватившись за костяной шип, взгромоздилась на пса.

Все это она сделала нарочно. Может, немного по-детски, но это заставило Кайзера вздрогнуть. Чуток спустить его с небес на землю сразу после того, как он взял на себя командование нашим импровизированным отрядом, – возможно, это было более сильное заявление, чем любой из присутствующих мог бы сделать на словах.

Словно нанося добивающий удар, Сука легонько пихнула Брута ногой под ребра, заставив его пойти в направлении, указанном Кайзером. Иуда, Анжелика и я двинулись следом. Я не стала оборачиваться посмотреть, сколько времени понадобилось остальным, чтобы взять себя в руки и последовать за нами.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ