Червь 7.10 | Переводы Ushwood'а

Предыдущая            Следующая

ЖУЖЖАНИЕ 7.10

Зажмурюсь я или испытаю на себе действие светошумовой гранаты, результат будет один и тот же. Как только мы отведем взгляд от Ночи, она станет тем, что Ябеда назвала «сплошным монстром».

Я предпочла сохранить больше контроля над своей временной слепотой: прижала руки к ушам, скорчилась лицом в колени и зажмурилась. Всех насекомых в непосредственной близости от меня я бросила на Ночь в надежде хоть чуть-чуть ее замедлить.

Граната взорвалась над нами. В предыдущий раз, когда рядом со мной подобное произошло, меня от места взрыва отделяла стена. На этот раз мне не повезло так сильно. Это было не просто ярко и громко. Взрыв прогремел сквозь меня, подарив головокружение, потерю чувства равновесия и почти полную путаницу в голове. Это было устрашающе похоже на контузию, которую мне пришлось пережить.

Ночь уже двигалась. Букашки остались единственным моим чувством, которое все еще действовало, но они не могли удержаться на ее теле. Она перемещалась слишком быстро, а ее кожа была гладкая и скользкая от какого-то лубриканта. В результате я не могла толком различить ее. Только отдельные вспышки восприятия, смутное ощущение ее фигуры. Мне это напомнило чернильные кляксы, которые я видела во время короткого пребывания в психической палате. Каждую долю секунды набор клякс был разный, – разная форма, сплошные острые линии, и острые углы, и острые концы – полная свобода интерпретации.

За секунду она нанесла Иуде пяток ударов; ее конечности выбрасывались вперед и били настолько резко, что я ощущала вибрации в воздухе. Иуда отступил шатаясь и врезался в меня и кого-то из моих товарищей. Давящая тяжесть Иуды навалилась на меня, мясистое ощущение плоти и каменно-твердое ощущение костей душили меня, пока Иуда не сдвинулся с места и не подался снова в сторону Ночи.

Судя по тому, как движения Иуды следовали за движениями попятившейся Ночи, а также по одеревенелости его морды и шеи, ему удалось вцепиться в нее зубами. Она продолжала молотить его, но он терпел. Похоже, псу в этом поединке доставалось сильнее, чем Ночи, но, по крайней мере, ему удалось частично ее сковать.

Моргая, я попыталась сфокусироваться на Ночи, однако у меня двоилось в глазах. Несколько долгих, жутких секунд я не могла сосредоточить взгляд.

Иуда отлетел в стену, рухнул на землю и не двигался. Ран, которые Ночь пробороздила на его морде, было больше, чем нетронутой плоти; морда представляла собой сплошную мешанину из раздробленных костей и фарша. Теперь, когда громада Иуды не заслоняла мне обзор, я могла разглядеть пятящуюся Ночь. Мои букашки садились на нее, и она, все так же пятясь, подняла край плаща, чтобы защитить лицо.

Резко повернув голову, я обнаружила, что путь отхода перекрыт Туманом. В глубине облака я разглядела силуэт Анжелики. Сука с Ябедой изо всех сил пытались оттащить Мрака от надвигающейся дымки. Мрак, слишком слабый, чтобы стоять, пытался отгородиться от Тумана своей тьмой. Не исключено, что он смог бы остановить Тумана полностью, но он был настолько слаб, что его чернота рассеивалась почти с такой же быстротой, с какой он ее производил. Туман просачивался сквозь самые крупные бреши и продолжал медленное, но неумолимое наступление.

Ночь все еще пыталась избавиться от насекомых, прокладывающих себе путь через складки плаща и маску.

Достав дубинку, я двинулась на нее. Сейчас Ночь была человеком, она была уязвима.

Она извлекла руку из рукава. Еще один баллончик с чекой.

– Регент! – прокричала я.

Он махнул кистью руки от себя; рука Ночи изогнулась под неестественным углом и застыла в таком положении. Граната упала на землю, а Ночь повалилась сверху.

Я подумала, что Регент вызвал и это падение, но тут увидела, что Ночь подняла голову. Ее другая рука держала гранату, а зубы сжимали чеку прямо сквозь ткань маски.

Она выдернула чеку, и из верхней части баллончика потек черный дым.

Я сделала нечто суицидальное – возможно, самую идиотскую вещь за всю жизнь: я бросилась на нее. Она уже стояла, держа баллончик перед собой, чтобы клубы дыма скрыли ее от глаз поскорее. Я вмазала ей по руке дубинкой и выбила дымовую гранату на землю. Потом наклонилась за ней, однако Ночь шагнула вперед, заслонив гранату своим телом, и схватила меня за плечи.

Она потащила меня в сторону – то ли в попытке отволочь подальше от гранаты и дать дыму накопиться, то ли с еще какой целью. Выяснять это я не стала, а просто приложила дубинкой ей по лицу сбоку. Судя по ощущению от удара, никакой брони под плащом и маской Ночь не носила.

Ночь зашаталась, и я врезалась в нее плечом. Получилось не так эффективно, как я надеялась, но я таки отпихнула ее достаточно далеко от баллончика, чтобы я смогла нагнуться и подобрать его свободной рукой.

Я метнулась прочь, мимо нее, и она ударила меня сзади. По силе удара я поняла, что в этот момент она была не в человеческом обличье, и на какое-то мгновение меня парализовало ужасом от мысли, что я допустила свою последнюю ошибку.

Удар оказался достаточно силен, чтобы швырнуть меня на землю и перекатить раз пять-шесть, прежде чем я смогла остановиться. Кончив кувыркаться, я кинула взгляд через плечо. Там стояла Ночь, и окутывающих ее остатков дыма от гранаты было явно достаточно, чтобы перекрывать обзор моим товарищам. Глупо было поворачиваться к ней спиной. Мне повезло, что у нее было всего одна-две секунды, чтобы действовать в трансформированном состоянии.

Я вскочила на ноги, не отводя от Ночи глаз, и быстро попятилась. Кусок бронесекции, которую она перерубила, болтался за спиной, хлопая меня по заднице в такт шагам. Дымовую гранату я держала низко, чтобы она мешала мне смотреть по минимуму. Отойдя ровно настолько, чтобы справа от меня оказался другой переулок, я отшвырнула гранату.

Преследовавшая меня Ночь остановилась, потом взметнула плащ вверх, закрываясь от насекомых, по-прежнему атакующих ее. Я не могла обрушить на нее весь свой рой, как сделала бы в обычной ситуации, потому что иначе рисковала закрыть себе обзор и дать ей еще одну возможность трансформироваться.

Что ж, попытка номер два. Сжав в руке дубинку, я ринулась на Ночь.

Она билась под плащом шагах в шести от меня. Букашки грызли и жалили. Отлично. Еще один-два хороших удара дубинкой, и я ее вырублю.

Ночь сильно согнулась, и я подумала – возможно, она всё.

А потом она сорвала с себя плащ и подбросила вверх. Он раскрылся и мгновенно занял все мое поле зрения.

Я услышала ее шаги – два нормальных, с быстрым цоканьем каблуков, а потом звук когтей, скребущих по твердой поверхности. Она врезалась в меня всем своим весом, сохраняя ткань плаща между нами, и дубинка вылетела у меня из руки. Ткань зацепилась за мою правую руку и лицо. Угловатая рука, в которой был явный перебор суставов, впилась мне в правую ногу, еще две ухватились за правую руку и шею. Ее хватка и то, что она находилась вплотную ко мне, удерживало ткань на месте, оставляя ее по-прежнему скрытой от взгляда. Потом меня подняло в воздух, да так резко, что голова закружилась.

Она уронила меня – я застонала от приземления. Насекомые надо мной ощущали ее вполне человеческое тело. Я попыталась откинуть ткань, но она застряла. Несколько секунд я беспомощно барахталась с этим плащом, чтобы отодрать его от себя и посмотреть, что происходит, и чуть не запаниковала. Я опустила на себя собственных насекомых, чтобы лучше понять, в чем же проблема.

Крючки. Черная материя плаща была равномерно усеяна крючками, выкрашенными в черный же цвет. Она носила это крючками наружу.

– Знаете, вы скучные люди, – услышала я голос Ябеды, и мне стало чуть легче на душе. Я сосредоточилась на том, чтобы высвободиться. За ткань моего костюма зацепилось не так уж много крючков, но несколько держались за неровную поверхность бронесекций, еще несколько – за ремешки, которые эти секции удерживали, и пара – за мои волосы.

– Я видела вашу инфу. Мистер и миссис Шмидт. Сначала жили в Гессене, Германия, потом переехали в Лондон, следом в Броктон-Бей, в Бостон, опять в Броктон-Бей. Детей нет. Есть кошка. Ничего интересного, помимо очевидных вещей. Подозреваю, что у вас даже ужины по строгой очередности. Курица с рисом по понедельникам, стейк с картошкой по вторникам? Что-то в этом духе?

Я отцепила плащ и держала его в руках. На другом конце переулка я увидела Ябеду. Туман заметно продвинулся вперед, но, судя по всему, Регент с Сукой взгромоздили Мрака на спину Брута, и сейчас с ними были и Брут, и Иуда. Брут передвигался мучительно медленно, а Иуда от ран на морде, похоже, был слеп или почти слеп. Все они стояли позади Ябеды, недалеко от нее, за остатками дыма от гранаты.

Ночь стояла ближе ко мне, чем остальные. Я могла видеть различное снаряжение, которое она нацепила себе на бедра, предплечья и спину. Гранаты, баллончики, ножи, что-то смахивающее на распылители с краской. Она отмахивалась от насекомых, роящихся возле ее лица и глаз, но все ее внимание было приковано к Ябеде. Я, пожалуй, могла бы встать, но переключать ее внимание на себя мне не хотелось.

– И поэтому я даже не могла придумать, как вас зацепить. Вы же картонные. Но тут я вспомнила, что вы ушли из «Воинства», когда ушла Чистота. А когда она вернулась? Вы вернулись тоже.

Ночь склонила голову чуть набок, вслушиваясь. Вновь хлопнула себя по лицу сбоку, избавляясь от букашек. Судя по тому, что ощущал мой рой, ее лицо не было распухшим. Глаза ее были открыты – моргали лишь тогда, когда букашка задевала ресницу. Я заподозрила, что она полностью излечивалась от всего, когда переходила в свою другую форму, и это включало в себя очистку организма от любых токсинов и аллергенов.

Ночь посмотрела на меня сверху вниз. Бледно-голубые глаза.

– Эй! – воскликнула Ябеда. – Не отвлекайся!

Ночь достала нож из набедренных ножен. И склонилась надо мной. Я выпустила из рук ее плащ и потянулась за спину за своим ножом, но она оказалась быстрее. Клинок прижался к моему горлу. Я поймала рукой ее запястье, не давая двигаться дальше. Я была вполне уверена, что мой костюм ей ножом не разрезать, но если она найдет то место в нижней части шеи, где маска соприкасается с основной частью костюма, то загонит нож в эту щель без малейшего труда.

– Твою мать! – выкрикнула Ябеда. Для меня сейчас существовал лишь твердый, немигающий взгляд Ночи и ощущение ее запястья в моей руке. Потом раздались выстрелы.

Ночь даже не вскрикнула. Она начала заваливаться на меня, потом упала боком мне на ноги.

Злодейка лежала, безмолвно корчась, с руками за спиной. Кровь текла из отверстий в пояснице и в том месте, где ягодица переходит в бедро. Я кинула взгляд на Ябеду – та стояла с поднятым пистолетом, словно чуточку удивленная и раздосадованная тем, чтО ей только что пришлось сделать.

Чувство облегчения от того, что Ночь была выведена из строя, прожило во мне недолго.

Чистота, настолько яркая, что на нее невозможно было смотреть, слетела с неба и опустилась рядом со мной и Ночью. Я увидела, что она протянула руку в сторону Ябеды и остальных и что в этой руке вспухает энергия.

Вспышка света на миг ослепила меня, и до меня внезапно дошло, почему в личном отряде Чистоты работали Ночь с Туманом. Никаких счастливых совпадений. Она наверняка просчитала, как их способности могут работать вместе. Ее свет и дымка Тумана слепят врагов, а Ночь пользуется представившимися возможностями. Алебастр и Крестоносец? Видимо, бойцы передней линии, которые должны замедлять врагов, устранять проблемные цели и выигрывать время для ядра команды, чтобы оно могло делать все, что нужно. Или они должны заниматься тем, чем занимались сейчас: отвлекать врагов где-то в другом месте.

Когда я снова смогла видеть, то попыталась разобраться, что изменилось и что произошло. Переулок был заполнен пылью, Ночь стояла рядом с Чистотой, уже целая и невредимая, а мои товарищи лежали на земле. Никакой крови. Никто не умер и не умирал. Во всяком случае, никто из тех, кто не умер и не умирал в тот момент, когда явилась Чистота. Я все больше тревожилась за Мрака. Он выглядел куда хуже, чем две минуты назад.

Справа от Чистоты в кирпичной стене была прорезана брешь. Вокруг нее все еще танцевали искорки света. Намеренный промах? Нет. Скорее всего, Регент сбил ей прицел.

– Чистота! Кэйден! Мы не ищем драки! – прокричала Ябеда. Она подняла руки; пистолет свисал с ее пальца на предохранительной скобе.

Чистота просто навела на нее руку, и в ладони снова стал собираться свет.

– Дэйл-и-Эмерсон! – добавила Ябеда.

Чистота не опустила руку, но и не выстрелила.

– Что?

– Эстер, – и Ябеда встала. – Она в Дэйле-и-Эмерсоне. На окраине города. У ОПП там убежище – на случай, если за кем-то охотится злодей или если кого-то из Протектората или Защитников раскрывают и их семье нужно безопасное место.

– Откуда…

– Ты работала вместе со мной, когда мы разбирались с АПП. Твои подчиненные и союзники тоже. Ты знаешь, что у меня свои источники.

– Я тебе не верю. Тебе незачем рассказывать мне это, ты рассказала всем…

Ябеда перебила:

– Мы не рассказывали СМИ всю ту фигню. Меня это даже слегка бесит. Не только то, что вы нас вините, но и то, что они атаковали мало того, что вас, так еще и ваши семьи. Это полная херь. Сюда мы пришли только для того, чтобы все прояснить и вернуть тебе твоего ребенка.

– Кайзер сказал…

– Кайзер решил, что извлечет больше пользы из этого бардака, если натравит вас сначала на нас, а уж потом на того человека или людей, которые на самом деле послали тот е-мейл.

Чистота покачала головой.

Ябеда добавила:

– Тебе решать. Кому ты доверяешь, когда на кону Эстер? Мне или Кайзеру?

Вот это ее аргумент? Я сдвинулась с места, чтобы добраться туда, откуда смогу атаковать Чистоту, если до этого дойдет. Меня остановило острие копья, прижатое к моей ключице. Я подняла голову и увидела позади себя Крестоносца.

Чистота уронила руку. Потом сообщила Ябеде:

– Ты идешь со мной.

– Меньшего и не ожидала. Но ты отпускаешь мою команду, и разносить тут все вы тоже прекращаете.

– А откуда я знаю, что ты просто не жертвуешь собой ради них?

– Оттуда, что ты, Кэйден, каким бы человеком ни была, в какой-то искаженной перспективе видишь себя человеком чести. И если бы я не вела себя честно, когда это имеет значение, я бы не верила, что ты будешь держаться тех же принципов. Логично?

На мой взгляд, нет. Это был логический порочный круг. Если бы Ябеда пыталась так убедить меня, я бы слушать не стала. Вопрос был, убедит ли это Чистоту.

Та долго сверлила Ябеду взглядом. Я отчетливо ощущала возле груди острие копья, которое Крестоносец мог вогнать в меня сквозь костюм кратковременным применением своей способности. Чувствовала, с какой легкостью Чистота или Туман могли предоставить Ночи возможность перебить моих товарищей.

– Ты осознаешь последствия, которые тебя ждут, если ты солгала?

– Я не дура, – ответила Ябеда. – Ты отыграешься на мне, и я умру или покалечусь.

Чистота шагнула вперед и схватила Ябеду за запястье.

– Отпустите остальных, – велела она своим подчиненным, не оставляя места для споров и возражений. Потом обвила рукой тело Ябеды на уровне ребер, и они исчезли в световой вспышке – лишь хвост из искорок, похожих на светлячков, тянулся за Чистотой.

Ту самую краткую вспышку, которая унесла Чистоту и Ябеду, Ночь использовала, чтобы переместиться в самую середину нашей команды. Из ее кулака снизу выглядывало лезвие ножа, и оно было прижато к горлу Регента.

– Да понял я, – безразличным тоном произнес Регент. – Ты можешь убить нас на месте. А теперь мы пойдем?

Ночь убрала оружие в ножны и прошла сквозь нашу группу к Туману, который, развернувшись к выходу из переулка, собирал себя обратно в человеческую форму. С противоположной от нас стороны Крестоносец поднимался в небо.

Когда отряд Чистоты исчез, я облегченно выдохнула. Но у меня снова перехватило дыхание, как только я увидела Мрака и, чуть дальше по переулку, Анжелику. Темнота Мрака сократилась лишь до тонких струек вокруг его тела, что я сочла плохим симптомом. Поспешив к нему, я на бегу достала мобильник и прокрутила список контактов до самого низа.

Трубку сняли после третьего гудка. Я услышала фоновый шум – возможно, вентилятора, – но человек на том конце не произнес ни слова.

– Змей, это Рой, – произнесла я. – Нам нужен этот твой врач. Срочно.

– Вы можете добраться до того же места, куда и в прошлый раз?

– Не знаю. Мрак и собаки ранены. Возможно, нам понадобится транспорт.

– Организую. Жди звонка от водителя в ближайшее время, – и он отключился. Не очень-то он был дружелюбен по сравнению с предыдущим нашим разговором.

Я принялась помогать Алеку, который поднимал на ноги Анжелику, а Сука тем временем работала с Иудой, фактически ослепленным во время боя с Ночью. Она направила его голову и плечи под тело Анжелики, так что меньшая по размеру «собака» оказалась на него буквально надета.

Когда мы пристроили Анжелику, я подскочила к Мраку и помогла ему перевернуться на спину, чтобы осмотреть его грудь. Я прижала рану и попыталась остановить кровь остатками бинтов, которые хранились у меня в вещевом отсеке. Я говорила с ним, спрашивала, как он, но ответы Мрака были односложными и довольно бессмысленными.

Из-за собачьей загрузки Иуды и повреждений, которые, по-видимому, получил бок Брута, оба пса шли по переулку медленнее, чем я нормально хожу.

Я была как на иголках. Каждую секунду я ожидала, что кто-нибудь из Защитников, «Новой волны» или «Воинства Восемьдесят Восемь» зайдет в переулок, увидит нас и затеет драку. Что еще хуже, меня сжирала тревога, что Мрак может перестать дышать.

Звонок от людей Змея застал нас, когда мы выбрались на пляж – ближайшее пришедшее мне в голову место, где мы были уже не видны участникам продолжающейся схватки. Я дала позвонившему парню указания, как к нам добраться, и, вся на нервах, заставила дважды подтвердить, что они без проблем пробрались через баррикаду. Не хватало нам сейчас еще одной засады подручных Волкрюка возле баррикад.

Как только пара «скорых» подъехала, мы погрузили Мрака в одну, трех псов в другую. Брут с Иудой уменьшились, сбросили с себя лишнюю массу, и оказалось, что под ней они более-менее в порядке. Но Анжелика побывала в облаке Тумана, и, хотя она уже была нормального размера, ее состояние не улучшилось. Она вдыхала туман, он попал ей в легкие. И я могла лишь предположить, что из легких он попал в кровь, а затем разнесся по всему телу. Лишь время должно было показать, насколько сильно Туман достал Анжелику изнутри.

Я села в «скорую» с Мраком и наблюдала, как врачи делают ему переливание крови и занимаются его грудью. После всего того, что произошло (сначала я ее впервые в жизни заштопала, потом он разодрал раны, потом я беспорядочно пыталась стянуть их бинтами и остановить кровь во время отступления), там было черт знает что. Чувствуя себя жутко виноватой, я съежилась в ожидании, когда кто-нибудь из врачей Змея отчитает меня, что я где-то напортачила. Но они работали молча, и это было чуть ли не хуже.

Я послала Ябеде СМС:

«Лягушка А. Нас подобрали люди Змея. Брайана лечат. Собаки в целом ок. Отпишись».

Мы припарковались за офисом врача; Ябеда все еще не отозвалась. Меня удивило, что «скорая» с Сукой, Регентом и псами не приехала вместе с нашей.

Врач оказался раздражительным стариканом, которого люди Змея звали «Доктор Кью». Тонкогубый человек примерно моего роста – то есть довольно невысокий. Волосы он то ли недавно подстриг, то ли стриг постоянно; они были прилизанными и довольно темными для такого старого лица и рук. Он принял от медиков Змея ввезенного ими на каталке Мрака, после чего они удалились, кивнув мне на прощание. Я кивнула в ответ, не зная, как еще можно отреагировать.

Я стояла возле Мрака, сцепив руки, и смотрела. Доктор Кью проверил, как те врачи зашили Мраку грудь, и пробормотал себе под нос, что работа выполнена умело. Убедившись, что они нигде не накосячили, он принялся без спешки протирать грудь Мрака и удалять остатки ниток от первой штопки.

– Насекомая девушка, – наконец произнес он.

– Ага. Я хочу извиниться за то, что в прошлый раз притащила к вам своих букашек. Я вижу, сейчас их уже нет.

– Их уже нет, – ответил он.

Я кивнула. Потом снова проверила телефон. От Ябеды по-прежнему ничего.

Прошло несколько минут.

– Окей, – сказал он и стянул резиновые перчатки. – Этому парню я больше ничем помочь не могу. Ты не ранена?

Я пожала плечами.

– Более-менее цела. Получила в живот, колет и саднит в разных местах, еще до того поранила ухо, но о нем уже позаботились.

– Я удостоверюсь в этом лично.

Он проверил мой живот (мне пришлось снять верх костюма), ощупал холодными, сухими пальцами синяк, которым меня наградила Сверчок. Потом заставил меня снять маску и осмотрел ухо. По-видимому, работу Брайана он не счел удовлетворительной: усадил меня на стул и принялся ее переделывать.

Он был на полпути, когда мой мобильник завибрировал. Я прочла сообщение, и у меня гора упала с плеч.

Ябеда:

«Авокадо к. она получила что хотела. еду»

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ