Предыдущая            Следующая

ИСТРЕБЛЕНИЕ 8.1

Сквозь толпу людей нам с Ябедой приходилось продираться, как сквозь волны прибоя. Вокруг нас, рядом с нами были тысячи перепуганных людей. Даже наши костюмы не заставляли их остановиться, дать нам дорогу. Бездумная в своей панике, толпа подчинялась лишь баррикадам из полицейских и их машин, выставленным на всех перекрестках и направляющим людей к убежищам.

Благодаря листовкам, которые рассылались по почте и распространялись в школах, все знали о порядке действий в чрезвычайных ситуациях. Вокруг города имелись многоуровневые убежища, в которых люди могли прятаться в течение нескольких часов. Все были оповещены, что могут брать с собой крупных питомцев, если они достаточно хорошо воспитаны. Из вещей брать разрешалось только необходимые медикаменты и то, что можно унести на себе. Машинами пользоваться запрещалось, за исключением людей, живущих на окраинах. Паника и спешка при приближении катастрофы легко могли привести к ДТП, и тогда все застряли бы в пробках.

Но люди – идиоты. Хроническая болезнь нашего общества: слишком много людей почему-то убеждены, что они особенные, что на них правила не распространяются. В этой паникующей толпе нарушены были все и каждое правило. У многих был колесный багаж, один ребенок нес ящерицу в террариуме. Люди толкались и пихались, орали и ругались. Домашние животные реагировали на окружающий хаос лаем и рычанием, они метались, заставляя людей спотыкаться о поводки и запутываться в них. Мы с Ябедой прошли мимо двух машин, которые дюйм за дюймом прокладывали себе путь через толпу, непрерывно сигналя. За воем сирен воздушной тревоги и бибиканьем машин я абсолютно не могла разобрать, что кричат люди. Я и думать-то почти не могла.

Мы добрались до трех полицейских, которые с помощью своих машин и желтой ленты перекрыли две стороны перекрестка. Я увидела, как глаза ближайшего ко мне копа округлились, когда он нас узнал. Он собирался что-то сказать, но полицейский рядом с ним положил руку ему на плечо, а потом потянулся в окно машины. Достал оттуда две бумажки и сунул нам в руки.

Я окинула свою взглядом, нашла что искала и коротко кивнула. Ябеда схватила меня за руку и потянула прочь.

На листе бумаги сверху была надпись «Порядок действий для паралюдей», ниже – черно-белая фотография места назначения и указания, как туда добраться. Это было недалеко – в квартале, разделяющем Доки и деловой район, немного восточнее торгового центра, куда ходили мы с Брайаном.

По мере того как мы приближались к месту назначения, толпа редела. Вскоре мы увидели еще одну толпу, направляющуюся к другому убежищу, но встречи с ней мы избежали, обойдя эти конкретные улицы стороной.

Когда мы подошли настолько близко, что я уже стала задумываться, в какую сторону идти дальше, я увидела струю дыма: гигантский бронекостюм свалился с неба всего в квартале от нас. Для Ябеды этого оказалось достаточно, чтобы потянуть меня в ту сторону. Дойдя до конца улицы, мы увидели место назначения. Нас от него отделяла почти пустая четырехполосная дорога.

Здание было довольно неприметным. Шестиэтажное, из темно-бурого кирпича, с тонированными окнами, оно одиноко стояло на поросшем травой холме. Между нами и зданием была практически пустая парковка, сзади виднелась полоска пляжа. Вокруг парковки и входа несли караул люди в униформе ОПП, и четыре из пяти автомобилей на парковке были фургонами ОПП – бронированными, с пенометами в башенках. Все это само по себе указывало, что здесь и есть место сбора.

Слева-сзади от холма была Дракон в механическом костюме размером с два фургона ОПП вместе взятые, – с четырьмя ногами и вроде как с единственным реактивным двигателем на макушке, все еще дымящимся от недавнего полета. По обе стороны от двигателя, или ракетного ранца, или что там это было, располагались наплечные ракетные установки, каждая уже с четырьмя ракетами длиннее моего роста. Дракон глядела на воду, неподвижная, точно горгулья на страже.

Я увидела, за чем именно она наблюдала. За далекой тучей. Она нависала над водой, и с нее вниз тянулась мутная дождевая занавесь. Туча постепенно приближалась.

Когда мы подошли к парковке, путь нам преградил отряд офицеров ОПП. На миг меня охватила тревога. А вдруг среди них есть кто-то из тех, на кого мы напали во время той благотворительной вечеринки? Разобрать было невозможно – их лица закрывали шлемы с тонированными визорами.

Со звуком, напоминающим приглушенный удар грома, в центре пустой парковки появились шесть человек. Увидев, кто это, я была потрясена. Это не гипербола, не что-то подобное – слово «потрясена» я употребила в самом что ни на есть прямом, ничуть не приукрашенном смысле.

Во главе прибывших стояла Александрия. Она повернула голову в одну сторону, потом в другую, озирая новое для себя окружение; длинные, прямые волосы, льющиеся из-под шлема, качнулись в такт. Она была именно такой, какой люди представляют себе «супергероиню»: атлетичной, высокой, мускулистой, но в то же время женственной. Ее костюм был черным и светло-серым с изображением башни на груди, плюс она носила широкий, тяжелый плащ, который был накинут на плечи и опускался до самой земли сбоку и сзади от нее. Александрия.

Ее команда – люди, которых я узнала, но не всех помнила по именам, – последовала за ней свободным строем. Лишь один мужчина в синей и черной униформе и в шапке остался на месте, в центре парковки. Несколько секунд он оглядывался, потом исчез с треском и свистом, прозвучавшими тише, чем когда вся эта группа здесь появилась.

Мы с Ябедой обогнули парковку, чтобы не оказаться на пути прибывающих телепортеров. Уже почти добравшись до дверей, мы услышали, как позади нас тем же путем, что Александрия, прибыла еще одна группа. На этот раз подростки. Идентифицировать их я не смогла, но довольно яркие цвета их костюмов намекали, что это герои. Телепортировавший их человек сказал что-то, что я не смогла разобрать за воем сирены, и они быстрым шагом двинулись в нашу сторону.

Впереди шел мускулистый парень с обнаженным торсом. Его кожа, глаза и волосы были металлическими, а у плеч и хребта была какая-то странная фактура поверхности. Помимо прочего, я заметила зубцы вилки, торчащие из плеча у основания шеи, и, возможно, кусок проволочной сетки, вплавленный в другое плечо. Но там, где его не покрывало нечто полувплавленное, его металлическое тело было чрезвычайно детализованным. «Кожа» была из тускло-серого металла с маленькими завитками более светлых металлов, под ней идеально проступала мускулатура адониса, а серебряные линии прочерчивали мускулы, как жилы чистого металла прочерчивают руду. Глаза тоже были серебряного цвета, и из их уголков по скулам к челюсти сбегали две линии.

Проходя мимо меня, он тяжело хлопнул меня по плечу и напряженно улыбнулся.

Похоже, мы были союзниками, по крайней мере пока что.

Следом за группой в здание вошли и мы с Ябедой.

Посреди холла стояли ряды складных стульев, обращенные к трем широкоэкранным телевизорам, позади которых, в свою очередь, виднелись большие окна, смотрящие в сторону океана. Из этих окон открывался превосходный вид на надвигающийся шторм.

Какими бы устрашающими ни были приближающиеся тучи, мое внимание привлекла толпа. Холл заполняло множество людей. Местные составляли меньшинство.

Здесь было «Воинство Восемьдесят Восемь» – в дальнем углу. Я увидела Волкрюка, наполовину покрытого слоем металлических крючьев и шипов. Сверчка и Штормтигра не было. Волкрюк зло уставился на нас с Ябедой.

Дальше я заметила, что здесь были все «Странники» – единственная другая местная команда злодеев, которая явилась. «Экипажа Разрывашки» не было, и я не могла не заметить отсутствия Змея. Он, конечно, не из тех, кто лезет вперед, но во время разборок с АПП он, по крайней мере, выделил своих солдат.

Местные герои были в полном составе. Это меня не удивило: пропустить этот бой для героя, тем более для команды героев, было бы непростительно в глазах общественности. Эгида беседовал с металлокожим парнем, прибывшим одновременно со мной и Ябедой. Еще десятка полтора подростков собрались вместе и общались между собой. Звучали шутки, время от времени смех, но все это выглядело вымученным, натянутым. Фальшивая бравада. Я предположила, что это были Защитники из по меньшей мере трех городов.

Ребята из «Новой волны» – Прославленная, Панацея, Лазерная Греза и Щит – находились неподалеку от Защитников, но в их общем разговоре не участвовали. Прославленная и Галант стояли вместе; я увидела, что она держит его за руку. Панацея сидела задом наперед на стуле рядом с Прославленной, сложив руки на спинке и уперев подбородок в запястья. Она мрачно посмотрела на нас – в основном на Ябеду. Неподалеку от Панацеи взрослые члены «Новой волны» составили складные стулья в неровный круг, чтобы беседовать своей компанией сидя.

Были и члены Протектората, причем не только местные, но и большие парни. Оружейник, стоящий чуть прямее и держащийся увереннее, чем я видела прежде, с двумя, а не с одной алебардой за спиной, тихо переговаривался с Мисс Милицией и Легендой. У меня ушла секунда, чтобы вникнуть, что именно я вижу. Легенда был главой Протектората, лидером самой большой команды Плащей в мире. Более того, сейчас он находился прямо передо мной и говорил с человеком, с которым прежде говорила я. Звучит нелепо, но на меня это подействовало.

Легенда щеголял обтягивающим синим костюмом с белым изображением, напоминающим нечто среднее между пламенем и электричеством. У него было идеальное телосложение – я была бы не против уделить ему лишний взгляд, – мощная челюсть и вьющиеся каштановые волосы. Если Александрия была летающим громилой, до уровня которого отчаянно пытались дотянуться все прочие летающие громилы, то Легенда был на голову круче всех, если вести речь о летающей артиллерии. По огневой мощи он был как минимум на равных с Чистотой, но намного, намного опережал ее по части разносторонности.

Поскольку я уже увидела двух из трех сильнейших людей в Протекторате, я принялась искать третьего. Мой взгляд прошел мимо Мирддина из Чикаго в буром плаще из грубой ткани и с деревянным посохом, мимо Шевалье в блестящем серебряном и золотом доспехе и со своим пушкомечом в руках, мимо Бастиона, который в последнее время заработал себе плохую прессу. Кто-то поймал Бастиона на камеру мобильника, когда тот орал на мальчишку, всего-то хотевшего его сфотографировать, причем несколько раз обозвал его «мексом». Бастион усердно игнорировал Кайзера, который стоял неподалеку и пристально глядел на него, дразня уже тем, что ничего не говорил и не делал.

Лишь в самом дальнем углу помещения я обнаружила третьего члена триумвирата.

Эйдолон стоял за одним из больших телеэкранов, глядя в окно. Он был одет в сине-зеленый костюм – в основном облегающий, но в него входил также объемистый капюшон, плащ и расширяющиеся на уровне кистей рукава. Внутри капюшона и рукавов виднелась не тень, а мягкое зеленое сияние.

Споры о том, кто из Плащей сильнее, были популярным занятием – и в школе, и вообще. Если Александрия схлестнется с Легендой, кто победит? Сделает ли бостонская команда Протектората броктонбейскую? А если убирать самых слабых бостонцев, пока команды не сравняются численно?

Когда спор неизбежно доходил до того, кто самый-самый, «большая пятерка» обычно не упоминалась, по типу «ну, конечно, кроме них». Сайона относили к этой группе, потому что его способности были на две головы выше, чем у всех остальных. Эйдолон был почти полной противоположностью, поскольку обладал всеми способностями, правда, применять мог лишь несколько за раз. Ну и плюс Всегубители, потому что они порождали ситуации вроде нынешней, когда не факт, что даже Сайона или Эйдолона с многочисленными командами Плащей окажется достаточно.

Конечно, некоторые поклонники Легенды могли бы заявить, что их кумир круче Эйдолона; может, так могли бы сказать и про каких-нибудь других Плащей, например про Александрию или Дракон. Но в общем и целом? Эйдолон был сильнейшим.

Я отвела взгляд от Эйдолона, чтобы посмотреть остальных. Здесь было еще несколько неофициальных команд героев, включая «Прибежище», христианскую команду из библейского пояса, и две команды с титульными спонсорами-корпорациями, которые очень сильно старались не пресекаться друг с другом. Явно там какая-то жесткая вражда.

Было также несколько независимых героев и злодеев. По именам я знала мало кого. Я увидела девушку, одетую как антикварная кукла. Париан[1]. Она была местной, при этом не являлась ни героиней, ни злодейкой. Ренегатка, применяющая свои способности только для бизнеса и развлечения. Время от времени ее можно было увидеть в промо-акциях каких-нибудь магазинов в деловом районе – она «оживляла» больших набивных зверей или магазинных маскотов. Еще до того, как я обрела способности, я прочла ее интервью в журнале и потому знала, что она училась на дизайнера одежды, хотя она не раскрывала, кем была раньше, до того, как стала более-менее известной. Судя по ее виду, она застряла в беседе; собеседницей ее была кудрявая злодейка с ямочками на щеках, выглядящая лет на восемь, не старше, в платье где-то из той же эпохи, что и у Париан. Звали этого псевдоребенка Бамбиной[2], если меня не подводила память.

Париан выручил один из неместных Защитников – девушка в обтягивающем костюме с визором, закрывающим глаза, нос и уши, вооруженная массивным арбалетом и колчаном с чем-то вроде гигантских игл. Девушка сказала что-то Бамбине; та насупилась, умудрившись при этом сохранить миловидность. Потом героиня потащила Париан туда, где она до того беседовала с Теневой Охотницей. О чем вообще эта компания может говорить? Похоже, я не одна задалась этим вопросом: Теневая Охотница, судя по ее языку тела, была не в восторге от такого пополнения.

«Темных лошадок» Ябеда заметила раньше, чем я. Я искала Суку и псов, которые выделялись бы в толпе сильнее всего, но их не было. Ябеда сжала мою руку и виновато улыбнулась, прежде чем ее выпустить, потом похлопала меня выше локтя и направилась через всю комнату туда, где сидели Мрак и Регент.

Парни кинули взгляды в мою сторону и переключили внимание на Ябеду. Меня они игнорировали.

Это было… чертовски обидно.

Глупо, конечно, что меня парили такие вещи, если учесть всю серьезность нашей ситуации. Мы были здесь потому, что впереди маячила реальная возможность битвы с одним из Всегубителей. Мне не стоило волноваться о разбитой дружбе.

Но я волновалась, как дура. Ощущение было, словно я опять в школе и опять осталась одна, когда все остальные уже нашли себе подходящие группы. А удар по уверенности в себе – совершенно не то, что мне было нужно именно сегодня. Я поискала, где бы сесть, и выбрала стул неподалеку от «Темных лошадок» и «Странников».

Солнечная Балерина кинула на меня взгляд, констатировала, что я здесь, после чего, похоже, стала изо всех сил стараться больше на меня не смотреть. Это стало для меня неожиданностью, потому что я более-менее позволила себе верить, что в нашей совместной битве с Луном произвела хорошее впечатление. Похоже, Балерина не очень-то хотела смотреть сквозь пальцы на то, что я вырезала Луну глаза.

Чувствуя себя все более чужой здесь, все более посторонней, я наблюдала, как новые люди заполняют комнату. Еще члены Протектората, небольшая кучка из Гильдии. Когда вошла Нарвал, к ней повернулось немало голов. В ней было семь футов роста, и ее светлые, блестящие волосы водопадом струились почти до уровня колен. Она была без одежды, ее длиннорукое и длинноногое тело не покрывал даже обтягивающий костюм, но каким-то образом это не выглядело непристойно. Ее кожу покрывал слой кристаллических чешуек, которые захватывали падающий свет и сами светились мягкими радужными оттенками. Из самой середины ее лба выдавался трехфутовый рог. Не обращая ни малейшего внимания на взгляды, она нашла себе место в передней части комнаты, где и прислонилась к стене. Закрыв глаза, она опустила голову и уперлась подбородком в грудь, словно отдыхая или сосредотачиваясь. А может, это была просто привычка: стоять прямо значило проткнуть рогом среднестатистический потолок.

Люди все еще прибывали, когда Оружейник и Легенда свернули свою беседу и вышли вперед. Гомон голосов тут же стих, все взгляды устремились на этих двоих.

Легенда прокашлялся. Его голос был из тех, какие люди слушают.

– Мы признательны Дракон и Оружейнику за раннее предупреждение. У нас было время собраться, и это означает, что в нашем распоряжении есть еще несколько минут, чтобы подготовиться и распределить обязанности до прибытия Левиафана, вместо того чтобы бросаться в мясорубку сразу по прибытии. С этим преимуществом при какой-никакой удаче, командной работе и стараниях всех присутствующих – я лелею надежду, что это будет один из хороших дней.

Боевое напутствие от Легенды. Это почти стоило всех самых поганых, самых мучительных и самых опасных ситуаций, с которыми мне приходилось мириться с тех пор, как я надела костюм.

– Но вы должны знать свои шансы, когда пойдете в бой. Судя по статистике наших предыдущих столкновений с этим чудовищем, «хороший день» все равно означает, что, вероятно, каждый четвертый из находящихся в этой комнате погибнет до исхода этого дня.

А может, и не стоило.

 

Предыдущая            Следующая

[1] Париан – разновидность фарфора, используемая в основном для изготовления кукол и статуэток.

[2] Bambina – (ит.) «девочка».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ