Червь 8. Интерлюдия А | Переводы Ushwood'а

Предыдущая            Следующая

ИСТРЕБЛЕНИЕ 8. ИНТЕРЛЮДИЯ А

– Смотри, Таша, кажется, у нас тут бродяжка.

Таша нахмурилась и, подняв глаза от мобильника, посмотрела туда, куда показывала сидящая за кассой Даниелла. Ее губы неприязненно искривились.

Там была девчонка лет четырнадцати или пятнадцати с грязно-блондинистыми (и в смысле чистоты, и в смысле цвета) волосами, в которых попадались отдельные синие пряди. Одежду, судя по ее виду, даже на благотворительность едва-едва решились бы отдать, и девчонка явно носила ее неделями, если не месяцами, с тех пор как раздобыла. Сейчас она делала вид, что просматривает курточки, не распроданные с прошлой весны. Такому сброду не полагается расхаживать по Бульвару и беспокоить людей.

– Я ей займусь, – сказала Таша Даниелле.

Она тихо кашлянула, потом выпрямилась и подошла к девчонке с фальшивой улыбкой, налепленной на лицо.

– Я могу вам чем-то помочь?

– Нет, спасибо, – девчонка сунула куртку на другой конец вешалки, и Таша невольно представила себе отпечаток пальца, оставшийся на коже. Эту картину она не сможет выкинуть из головы, пока не выставит отсюда девку и не проверит куртку лично.

Ташу озадачило, что мелкая не ушла. Большинство таких выметаются, когда с ними заговариваешь, – они отлично понимают, что им тут не место.

– Тогда я скажу прямо. Ты не можешь позволить себе эти куртки. Та, которую ты только что отбросила? Это дизайн Фенди. Больше четырех тысяч долларов.

– Чё, в натуре? Она уродская.

Таша поджала губы и посмотрела на других посетителей магазина. Пара девушек студенческого возраста, женщина и ее бойфренд. Похоже, никто не услышал этой вульгарности, этого прямого оскорбления.

Пододвинувшись вплотную, она прошипела:

– Может, мне позвать охрану, ты, идиотка малолетняя?

«Охрана» – это был эвфемизм блюстителей, людей в форме, которым платили, чтобы они патрулировали улицы и магазины Бульвара, высматривая бездомных, членов банд и воришек. Методы их были настолько грубыми, насколько это вообще возможно. Жертвы, как правило, были не в том положении, чтобы обращаться с жалобами к копам, либо полиция просто смотрела на действия блюстителей сквозь пальцы.

– Я офигенно ненавижу, когда меня называют дурой, – сообщила девчонка, сердито смотря Таше прямо в глаза.

– Ты наверняка новенькая здесь, если до сих пор не…

– Заткни хлебальник, – оборвала ее девчонка, да с таким напором и враждебностью, что Таша замолчала на полуфразе. – Еще раз дыхни мне в лицо, и меня вырвет. Твое дыхание воняет блевотиной и вялой попыткой задавить запах конфеткой.

Машинально Таша поднесла руку ко рту. Тут она остановилась и скрестила руки, словно не давая ладони сделать самопроизвольно еще что-нибудь. Она попыталась собраться с духом и отчитать девчонку, однако та уже продолжала говорить:

– Твой парень изменяет тебе, Таша Фаулер, он спит с твоей лучшей подругой. Охеренно иронично, если учесть, какая уродина твоя подруга и как ты себя изводишь, чтоб похудеть и стать красивой ради него.

Таша ощутила ледяной ком внизу живота.

– Если поторопишься и будешь бежать всю дорогу, то можешь их застукать. Но нельзя терять ни секунды.

– Откуда ты?.. – спросила было Таша, но девчонка уже снова проглядывала курточки и явно ее не слушала. Таша кинула взгляд на дверь.

– Беги! – внезапно рявкнула на нее девчонка. Таша вздрогнула и направилась к двери, а потом побежала.

Когда продавщица покинула магазин и дверь за ней захлопнулась, Даниелла уставилась сперва на дверь, за которой только что исчезла ее коллега, потом на задрипанную малявку.

Малявка повернула голову, делая вид, что изучает куртку, – так она смогла спрятать лисью усмешку, в которой расплылось ее лицо.

 

***

 

Они прибыли на место с ударом грома. Она едва не упала, но Мрак протянул руку и поддержал ее.

Ливень мгновенно промочил насквозь все, что еще оставалось сухим после удара волны в холле. Ябеда обеими руками убрала мокрые волосы с лица и расчесала кончиками пальцев.

– Он вон там, Ябеда, – сказал Мрак.

– Ага, – ответила она. Левиафан был посередине разбитого Бульвара и как раз сейчас кончиком хвоста убирал с дороги кусок деревянного тротуара.

– Вживую он крупней, – заметил Регент. Его рубашка, всегда свободная, сейчас липла к телу. Пошевелив руками и посмотрев, как вода вытекает из промокших рукавов, он стянул рубашку и остался только в облегающем бронежилете, который всегда носил под ней.

Ябеда ухмыльнулась. Иногда просто ничего другого не остается.

– Нас просто охренительно поймали со спущенными штанами.

– Все со спущенными штанами. Даже Легенда, – ответил Мрак.

– Послушай, – сказала она. – Если я погибну…

– Никто из нас не погибнет, – жестко перебил Мрак.

– Хорошие шансы, что кто-то из нас таки погибнет. Так говорит статистика, – указала Ябеда. – Поскольку нас всего четверо…

– Трое. Суки нет, а Рой не в команде, – произнес Мрак.

– Да, – ответила Ябеда. Она поискала глазами Рой и нашла ее в гуще людей стоящей на четвереньках в потоке сливающейся в океан воды. Девушка встала, кашлянула несколько раз (струйки воды полились из ткани ее маски) и принялась изучать окружающую картину в своем характерном стиле.

Рой была настолько сосредоточена на разглядывании происходящего, что, похоже, даже не замечала собирающихся вокруг нее букашек. Далеко не один из нездешних Плащей кидал на нее странный взгляд, когда какое-нибудь насекомое пролетало рядом и садилось на стену или на чье-то плечо, но девушка была в неведении. А может, она настолько привыкла воображать, что люди избегают ее или странно на нее смотрят, что просто не могла этого видеть, когда оно происходило взаправду. Забавно, что та самая Рой, которая превратила свою способность в эффективный инструмент для исследования и ощупывания окружающего пространства, могла настолько не замечать некоторых вещей.

«Мою способность она бы применяла лучше, чем я сама».

С плеча Рой свисал клочок мокрой бумаги – мусор, подобранный волной, – но некому было снять его или сказать ей об этом. Она была одна. Ябеда ощутила укол сочувствия. Она-то терпеть не могла быть в одиночестве, рядом с ней всегда была семья, а после того, как она удрала из дома, – соседи по самозахваченной комнате, друзья, такие же бродяги. А вот Тейлор, похоже, тяготела к одиночеству. Она отталкивала людей, и когда дело дошло до серьезных вещей, когда их группа узнала подробности насчет похищенной девочки, Тейлор ушла. Ябеда даже помыслить не могла, чтобы она сделала что-то подобное, и при этом серьезно подозревала, что Тейлор ближе к остальным, чем она. Чертовски обидно было, что все вышло вот так, ведь Тейлор в последнее время буквально расцветала как личность, она реально сближалась с другими. Даже с Сукой, не с кем-нибудь.

Ябеда не могла не испытывать и сожаления. Приходилось признать: в этом разрыве как минимум часть вины лежала на ней. Не уделяла внимания нужным вещам, не добывала нужную информацию. Ябеда не могла не чувствовать, что ей следовало быть начеку, зная, как мало нужно, чтобы спугнуть самого ранимого члена команды.

Она слишком расслабилась. Легко расслабиться, когда тебе так тепло и уютно от знания, что способность Змея дает им нечто вроде страховочной сетки. Но когда она позвонила ему и проинформировала его, скрестив пальцы, он ответил, что уже сосредоточился на других делах. В конце концов, он с помощью своей способности мог принимать решения только по одной последовательности событий, и после прихода Всегубителя у него были другие приоритеты. Возможность была упущена.

Если я погибну, – повторила она, не оставляя места для дальнейших споров, – через одну-две недели по почте должно прийти письмо на мое имя. Его написала я сама. Там все пароли и номера счетов, где лежат деньги, которые я успела скопить. Возьмите их. И часть передайте Тейлор, если на нее наткнетесь.

– Хорошо, – согласился Мрак. Ябеда приподняла бровь. Она ожидала большего сопротивления.

– А если помрешь ты, мы сделаем для Айши все, что нужно. Просто чтоб ты знал.

Брайан ничего не ответил, лишь молча кивнул.

Ябеда кинула еще один взгляд в сторону Рой. Надо было ей спросить, прежде чем они расстались. Хотела бы Тейлор, чтобы отец узнал, что она собиралась сделать? Предугадать ответ было невозможно. Тейлор не хотела, чтобы отец узнал о ее злодейской деятельности, но хотя бы дать ему понять, что она ушла из жизни как часть вот этой гигантской жертвы? Возможно.

– Приготовиться! – выкрикнул Легенда.

Ябеда ухмыльнулась и обратила все свое внимание на Всегубителя из морской пучины. Тот пригнулся, готовясь атаковать.

Ее способность включалась не по щелчку некоего тумблера. Ябеда как будто убирала стены и позволяла информации вливаться в себя. Это заканчивалось убийственными мигренями, если она применяла способность слишком интенсивно, особенно к людям и вообще к живым существам, но если через три часа у нее будет болеть голова, то это будет просто шикарно. Это будет значить, что она выжила.

 

***

 

Избавиться от продавщицы было раз плюнуть. Фраза насчет измены парня была откровенным враньем. Аналогично, та часть, где она упомянула лучшую подругу, была просто догадкой, но обоснованной: эта Таша не из тех, у кого может быть подруга красивее, чем она. То, как она была зациклена на своем телефоне, и тараканы в голове по поводу еды достаточно ясно показывали, что эта женщина была крайне не уверена в себе. Когда она поймет, что ее обвели вокруг пальца, она все равно ощутит необходимость поспешить домой и проверить. Использование такого рода слабости, вероятно, даст минус в карму, зато теперь одним препятствием меньше.

Все равно та тетка была сукой.

Лиза наблюдала краем глаза за кассиршей, взявшей телефон: поведение, поза, язык тела, громкость голоса.

Беспокойство; звонит коллеге, та не отвечает.

Тихая, молчаливая; скрывает тревогу от клиентов. Хочет произвести впечатление профессионала, уверенного человека.

Тревога, хочет произвести впечатление профессионала: новенькая, на этой работе всего две недели. Не знает, как открыть сейф: в кассе мало денег. Не знает, как одной закрыть магазин. По-прежнему нет ответа нужно в туалет и покурить на работе курить запрещено плохое впечатление на клиентов и менеджер твердо сказал что из-за этого пахнет одежда.

Лиза на секунду закрыла глаза и сделала неглубокий вдох, чтобы лучше нащупать картину вокруг себя. Ее способность была новой, ненатренированной. Она так и норовила вырваться, ошеломить Лизу, отправить ее в постель с безумной головной болью, стоило ей проявить неосторожность. Люди были слишком непостоянны, слишком хаотичны, слишком сложны. Настолько сильно напрягаться Лиза могла себе позволить только на час-другой раз в несколько недель, а потом она начинала страдать. Со временем положение дел улучшалось, по мере того как улучшалась сопротивляемость самой Лизы, но прогресс был удручающе медленный.

Нет, сейчас нужно было сосредоточиться на существенной детали: девушка за кассой не звонила охранникам. Это хорошо. И, судя по другим кусочкам информации, которые Лиза уже подобрала, сейчас кассирша, скорее всего, звонит другим своим коллегам, а уж потом позовет кого-нибудь вышвырнуть из магазина ее, Лизу.

Это означало, что Лиза могла заняться тем, ради чего сюда пришла. Она переключила внимание на мужчину, сидящего на обитой кожей банкетке возле примерочной. Тридцать с чем-то лет, носит модную одежду и симпатичный (хоть и, возможно, чуть-чуть великоватый) пиджак, волосы недавно подстрижены. Он ждал, погрузившись в смартфон, пока его девушка или жена что-то примеряла. Заслуживал более детального изучения.

Дорогая одежда, дорогой телефон; богатый.

Уверенный в себе, терпеливый, хотя находится в ситуации, которую многие парни ненавидят; зрелый, взрослый.

Стиль в одежде соответствует его собственному вкусу; не из тех, кто одевается, как хочет подружка. Высокий, спортивный: привычка к физкультуре родилась в армии но сейчас он не служит это связано с уверенностью и терпеливостью он привык ждать и…

Тут она остановилась. Вернуться на нужные рельсы. Необходима всего лишь стартовая точка, чтобы вытянуть все, что он хранит в секрете. Уверенность, военный. Как он выбирает четырехзначное число?

Уверенный и по-армейски тренированный; очень сильно старается, чтобы числа выглядели случайными. Выглядит на двадцать с небольшим; родился в конце 70-х. Тенденция начинать с большой цифры. 8 или 9, потом средняя цифра вроде 4, 5 или 6, потом большая, потом маленькая, без повторов. Одет в темный пиджак, брюки, бородка подровнена, консервативный стиль; число будет чет-чет-нечет-нечет или нечет-нечет-чет-чет.

– Что-то еще, – пробормотала она себе под нос, когда поток информации стал замедляться. Если он замедлится слишком сильно, будет недостаточно опорных данных, на основе которых можно генерировать новые данные; это может даже означать, что ее способность начнет поставлять информацию, базируясь на предположениях и ошибочных предпосылках. Лиза снова кинула взгляд на кассиршу, но та пока что старательно ее игнорировала.

Она опять посмотрела на мужчину. Туфли – ничего особенного. Никаких логотипов и торговых марок на всем, что он носит, насколько она могла видеть… но тачскрина своего телефона он касался левой рукой.

Левша; тенденция пользоваться цифрами на левой стороне клавиатуры, восемь, затем четыре, семь, затем один или три. Один. 8471.

Отлично. А его кошелек…

Левша, уверенный; кошелек в левом кармане пиджака.

Он был отвлечен. Лиза отошла от вешалки с курточками и приблизилась к мужчине – достаточно осторожно, чтобы оказаться прямо позади него, в слепой зоне. Его пиджак был расстегнут, пола с карманом лежала рядом с ним на банкетке, карман смотрел в сторону Лизы. Легкотня.

Кошелек в левом кармане пиджака; специально, чтобы замаскировать пистолет в кобуре на левом бедре.

Лиза развернулась на сто восемьдесят градусов и двинулась в обратном направлении. Скрытое оружие? Выгода не стоит риска.

Она остановилась, когда увидела входящего в магазин мужчину. Бордовая униформа, шляпа, пояс. Один из блюстителей Бульвара. Дерьмо.

Лиза кинула взгляд на кассиршу. Ей даже не требовалось прибегать к своей способности, чтобы прочесть удивление и облегчение на лице девушки и понять, что та блюстителя не вызывала. Просто не повезло? Лиза посмотрела на блюстителя.

Движется целеустремленно, изо всех сил старается не смотреть на нее, наверняка пришел за ней.

Может, это та, которую она напугала, Таша? Вряд ли. Имело ли это значение сейчас? Лиза повернулась в поисках другого выхода. Бойфренд со смартфоном встал, сказал что-то своей подруге в примерочной и теперь направлялся к вешалке с одеждой.

Занимает позицию на пути к выходу; положение руки; готовится выхватить оружие, если она попытается пробежать мимо. Заодно с блюстителем.

Это могло означать лишь одно. Лиза оглянулась на приближающегося блюстителя.

Работает вместе с «бойфрендом»; не блюститель. Бывший военный. Вооружен.

Вишенка на торте: подружка вышла из примерочной, весело говоря что-то своему парню, пока тот снимал с вешалки платье. Ее рука располагалась слишком близко к довольно крупной сумочке, которая была открыта. Тут все было ясно. Команда из трех человек, все с оружием, и им нужна она, Лиза.

Ловушка.

– Сурово, – пробормотала она себе под нос. Как они ее выследили? Она была достаточно осторожна, чтобы держаться вне поля зрения камер видеонаблюдения, и она не воровала в одном месте больше одного раза. Опустошая банковский счет очередной богатой мартышки, она всякий раз пользовалась другим банкоматом и при этом всегда прятала лицо от скрытых камер.

Она рванулась, уронив на блюстителя стеллаж с солнечными очками, и, пригнувшись, попыталась проскочить справа (если смотреть от него), вне его досягаемости.

Она просчиталась: ему было наплевать на солнечные очки. Он жестко толкнул стеллаж на пол и одним широким шагом подошел к Лизе вплотную. Он был сильнее, чем она, и руки у него были длиннее. Одним текучим движением с шагом он выбросил кулак и ударил Лизу в живот, прямо под ребрами и вбок.

Удар в солнечное сплетение; владеет единоборствами, бьет, чтобы причинить максимум боли, обездвиживает…

– Урггуннн… – простонала она и рухнула на пол.

– О боже, о боже, что за хрень она натворила?! Товары! – пронзительно завизжала кассирша. – У меня будут такие неприятности, о боже.

– Позвони в офис охраны, когда я уйду, – сказал ей не-блюститель. – Мой начальник вычтет это из моей зарплаты.

– О боже, – повторила кассирша, прижав руки ко рту, явно не слыша, что ей сейчас сказали.

– Он… – начала было говорить Лиза, но захрипела, задыхаясь, когда ее подняли на ноги за спину рубашки. Не-блюститель выкручивал ткань рубашки, пока не накрутил ее на кулак; при этом воротник впился Лизе в горло. – Он не…

Она сдалась, не стала протестовать дальше. Бесполезно. Никто ей не поверит. Растрепанная девчонка из трущоб с паранойей насчет копов? Здесь за нее никто не вступится.

– Я поговорю с ней, – сказал не-блюститель. – Так, посмотрим.

Он обхлопал ее свободной рукой – грубо, не парясь по поводу того, что она девушка, да еще несовершеннолетняя. Он сунул руку ей в задний карман, а когда вынул, там был маленький нож. Не ее. Он положил нож на прилавок.

Кассирша уставилась на нож очень круглыми глазами, потом перевела взгляд на товары. Игнорируя мужчину перед собой. Действия блюстителей – не то, о чем предпочитают думать их немногочисленные свидетели. Но эти люди не заступаются. Не за потенциально опасного подростка, который носит скрытое оружие.

Даже будь он настоящим блюстителем, Лизе сейчас было бы очень страшно. Истории ходили всякие. Что людям ломают пальцы за кражи, избивают до потери сознания; были даже истории о парнях и девушках, которых по-настоящему отмороженные ушлепки насиловали. Когда блюститель заканчивал заботиться о том, чтобы нарушитель больше никогда не возвращался на Бульвар, он оставлял окровавленную жертву в глубине переулка, или вместе с партнером запихивал ее в мусорный бак, или, если было достаточно поздно, чтобы никто не мог увидеть, сбрасывал ее с края деревянного тротуара. Пятнадцати – двадцатифутовое падение (в зависимости от уровня прилива и конкретного места) на песок или в воду, которая по полгода была ледяной.

Мужчина вывел Лизу из магазина, по пути силком развернув вправо, чтобы она не врезалась в дверной косяк.

Однако это был не блюститель. И у него было оружие. Надвигалось чуток более окончательное наказание, чем те, к каким тяготели блюстители.

Вооружен; уже убивал людей.

Он может убить ее. Не то чтобы она в жизни не делала ничего, за что ее можно было бы убить. Она очищала банковские счета людей, прикарманивала чужие денежки. Иногда тысячи долларов.

В центре поля зрения повисло пятнышко света. Она перенапрягла свою способность. Сейчас нужно поумерить ее применение, а то мигрень вырубит ее, когда навалится со всей силы.

По всему Бульвару было множество людей. Туристы смотрели на нее с праздным любопытством, местные отводили глаза. Такой контраст – местные знали, что сейчас будет. Им просто было неудобно уделять этому внимание.

Мужчина затащил ее в переулок, потом свернул за угол, так что они оказались за выстроившимися в ряд магазинами. Прижал ее к стене и стал удерживать.

Она заговорила:

– Скажи мне, сколько они тебе платят, и я удвою. Сейчас при себе у меня денег нет, но…

– Не обсуждается, – перебил блюститель.

Прошло несколько долгих секунд. Задавив в себе вспухающую тревогу, Лиза, лицо которой было вжато в кирпичную стену, изо всех сил постаралась улыбнуться.

– И что дальше? – спросила она.

– Пока что мы ждем.

Ждать – это ее устраивало. Ждать – это означало, что ее не застрелят и не бросят, чтобы ее тело нашел какой-нибудь магазинный служащий, вышедший выкинуть мусор.

Спустя минуту за угол свернули бойфренд с подружкой.

– Маркус, ты же знаешь, что так нельзя обращаться с леди, – произнесла «подружка». У нее был аристократический британский акцент. Когда она продолжила, акцент остался, но аристократичность как рукой сняло, голос стал серьезен. – Разверни ее.

Маркус, «блюститель», потянул Лизу за плечо, развернул ее и тут же, положив ладонь ей на ключицу, снова вжал спиной в стену.

«Бойфренд» держал возле уха телефон. Потом передал его англичанке.

– Тебе звонят. Советуем взять трубку, – улыбнулась англичанка Лизе.

Лиза взяла телефон и поднесла к уху.

– Даа? – она подпустила в голос игривости и юмора, которого определенно не ощущала, и ухмыльнулась трем вооруженным взрослым.

– Я приношу свои извинения за манеру, в которой была организована наша встреча; надеюсь, мои солдаты были не слишком грубы с вами, Лиза Уилбурн, – голос на том конце звучал гладко, спокойно, невозмутимо. – Или лучше звать вас Сарой Ливси?

– Или так, или так, – ответила она. – Сейчас я Лиза.

– Как вам угодно. Я некоторое время наблюдал за вами, Лиза Уилбурн. Я понял, что вы уникальны, и я хотел бы приобрести ваши услуги.

Выбор слов, «приобрести» вместо «нанять»: вовлечены большие деньги.

Выбор слов, «приобрести» вместо «сделать предложение»: это не переговоры.

Она кинула взгляд на пистолеты, которые три наемника держали в руках.

– Я слушаю.

 

***

 

Левиафан стеганул хвостом прямо по строю Плащей. Сразу после этого хлынула водяная лавина, образовавшаяся от движения Левиафана, и срубила еще одну шеренгу героев и злодеев. С каждой атакой чудовища повязки сообщали о потерях среди защитников. Ябеда отступила – даже дальше, чем стрелки, – и принялась наблюдать.

Стабильное кровотечение из небольших ран, асинхронные движения; есть кровь, но нет полноценной сердечно-сосудистой системы.

Нет сердечно-сосудистой системы, нет рта, нет носа, нет видимых ушей: нестандартная нервная система.

– Информированная догадка: твоя способность работает на нем не очень классно, – сказала она Регенту, который отступал вместе с ней.

– Блин, это уж точно. А если я таки смогу что-то сделать, скорей всего, моя способность даст охрененную отдачу, и думаю, что этот засранец достаточно проворный, чтобы не грохнуться рожей в землю.

Ябеда кинула взгляд туда, где Рой спешила на помощь кому-то из раненых. Даже зная, что Тейлор слишком далеко и не услышит ее, она из предосторожности все равно понизила голос.

– И твое секретное оружие, надо полагать, тоже не сработает?

– Думаю, займет в два-три раза больше времени, если вообще получится, – проворчал Регент. – Блин, я бесполезен.

– Ну тогда вспомни курсы первой помощи, которые Мрак заставил нас пройти, помогай раненым и держи ухо востро – вдруг твоя способность все-таки понадобится.

Александрия неслась к Левиафану черной стрелой.

Левиафан помчался вперед, словно желая столкнуться с героиней лоб в лоб, но тут же резко затормозил. Его «эхо», как модель его же, созданная из воды, продолжила двигаться вперед с той же скоростью, какую успел набрать он сам. Героиня вытянула вперед руки и, с громовым ударом пробив поверхностное натяжение воды, нырнула и вынырнула с другой стороны, со стороны Левиафана. Она обхватила его за шею и вбила в дорогу с такой силой, что даже Ябеда, находящаяся в дальнем конце поля боя, вынуждена была переступить, чтобы содрогание земли ее не сшибло.

Какого бы преимущества ни добилась Александрия, продлилось оно недолго. Хвост Левиафана обвился вокруг шеи героини, поймав ее. Он впечатал ее в землю рядом с собой, потом вверх, в стену, потом снова вниз. На этот раз он стал удерживать ее под водой, помогая себе одним когтем.

Дракон, с душераздирающим ревом рассекающая воздух, выпустила ракеты из всех установок, которые имелись на ее костюме. Еще до того, как ракеты попали в Левиафана, Дракон отстрелила реактивный двигатель наверху, ракетные установки и все прочие внешние устройства (примерно как космический шаттл отделяет разные части себя при взлете). Костюм врезался в Левиафана через полсекунды после того, как ракеты взорвались, попав в его торс и плечи; стальные когти вцепились в конечности Всегубителя.

«Лицо» бронекостюма раскрылось и начало изрыгать в лицо Левиафана сине-белое пламя. Это «пламя» двигалось не так, как положено пламени: оно стекало со Всегубителя в воду, опускалось на дорогу и продолжало гореть – в каком-то смысле – уже там, под водой. Левиафан, в свою очередь, впился в Дракон, с каждым взмахом когтей отрывая очередной кусок брони, словно вовсе не обращая внимания на льющийся на него жидкий огонь…

Из-за дыма от ракет и поднимающегося при контакте жидкого огня с водой пара Ябеде было трудно видеть ход боя.

Она нажала две кнопки на своей повязке.

– Выделите летуна, чтобы отнес меня на более удачную обзорную позицию. Средний приоритет.

Прошло всего десять секунд, прежде чем прибыл один из Плащей из Кремниевой долины. Мужчина с ракетным ранцем схватил Ябеду за запястья и поднял на головокружительную высоту – на крышу ближайшего здания, пятиэтажного. Она подобралась к краю, стараясь держаться в стороне от других собравшихся там Плащей, которые при каждой возможности поливали Левиафана пулями, огнем, лазерами и прочими снарядами. Всегубитель по-прежнему сражался с Дракон; его когти проникли сквозь металл и броню достаточно глубоко, чтобы добраться до самого нутра костюма.

Дракон катапультировалась, проскользила до полной остановки в восьмидесяти футах от места схватки. Сейчас она была в гораздо меньшем бронекостюме с тонкими руками и ногами, заостренными на концах. Покинутый костюм засветился красным, оранжевым, белым, потом яростно взорвался вплотную к Левиафану, словно каждая щелочка в нем была набита взрывчаткой. Левиафан пошатнулся, взмахнул хвостом и снова ринулся на собравшихся вместе Плащей. На этот раз его перехватили трое летающих и принялись наносить удар за ударом, пользуясь своей суперсилой и, в случае одного из них, чудовищного размера секирой.

Дракон вступила в бой в костюме, набитом взрывчаткой; рискованно; в нынешнем костюме недостаточно места для рук и ног: костюм беспилотный.

Дистанционное управление? Ябеда приподняла бровь. Она села на корточки и продолжила наблюдать за боем, ментально открыв шлюзы, через которые к ней текла информация.

Левиафан, нестандартные сердечно-сосудистая и нервная системы: иррегулярная биология. Нет стандартных органов и слабых мест. Иррегулярная биология, нет уязвимых органов: тело поделено на слои, вплоть до сверхпрочной сердцевины, каждый следующий слой чуть более чем вдвое прочнее предыдущего. Внешняя кожа прочна, как алюминиевый сплав, но гибкая, позволяет ему двигаться. 3% глубже к сердцевине рук, ног, когтей, хвоста и 0.5% глубже к сердцевине головы, шеи, туловища ткани прочны, как сталь. 6% глубже к сердцевине конечностей и 1% глубже к сердцевине туловища/головы ткани прочны, как вольфрам. 9% глубже к сердцевине конечностей и 1.5% глубже к сердцевине туловища и головы ткани прочны, как бор. 12%…

Ей пришлось остановиться и начать заново. Ее способности было это свойственно: если Ябеда не сосредотачивалась, способность обеспечивала ее стабильным потоком информации, только не той информации, которой можно было бы воспользоваться.

Левиафан разделался с тремя героями-летунами и теперь сражался с Нарвал. Баллистик из «Странников» обеспечивал огонь прикрытия: он швырял в Левиафана мусор, мусорные баки, обломки и куски дорожного покрытия.

Еще одна попытка.

Тело из прочных слоев, нет обычных органов, иррегулярная биология: ткани залечиваются изнутри наружу, слои расширяются, заполняя раны и интегрируясь в окружающие структуры. Не человек.

Это она и так знала.

Не человек: никогда не был человеком.

Это заставило ее остановиться. Но она с легкостью представила себе Мрака, кричащего на нее: «Что-нибудь практичное!» – и это послужило достаточным толчком, чтобы она как следует сосредоточилась.

– Слабые места.

Нет уязвимых органов, сверхпрочные ткани: простые органы есть в сердцевине туловища, где максимальное количество окружающих тканей. Оптимизированная толщина слоя и узость частей тела в руках непосредственно перед плечевыми суставами и в бедрах непосредственно под тазобедренными суставами.

Кое-что, чем она – и все остальные – сможет воспользоваться. Ябеда нажала кнопку связи на своей повязке.

– У него есть слабые места, типа того. Самый большой урон ему можно нанести туда, где руки…

Ее оборвал вой тревожной сирены из повязки и содрогание крыши, на которой собрались стрелки и она. С каждой секундой содрогание усиливалось.

– Волна! – проорал кто-то.

Поднялись силовые поля; кроме того, Плащи, находясь довольно высоко, были вне досягаемости основного удара. Ябеда видела ее – стену воды высотой в несколько этажей. Удар был смягчен до терпимого уровня лишь благодаря разбитому Бульвару и разрушенным домам в конце идущей вверх по склону дороги.

Когда волна накатила на стену их здания, оно сотряслось с такой силой, что попадали с ног почти все, кто был на крыше.

Структура, возраст постройки, сила волны; здание выстоит.

«Надеюсь, людям на земле так же повезло».

Только вот сразу стало ясно, что появилась новая проблема. Без помех со стороны самых крепких бойцов передней линии Левиафан получил возможность передвигаться свободно.

Здание содрогнулось, одна из его стен начала рассыпаться, и Левиафан взбирался настолько быстро, что инерция подкинула его на двадцать футов выше крыши. Он приземлился в самую гущу собравшихся, и крыша стала разваливаться под его массой. Ближайшие к Левиафану двое не устояли на ногах и покатились по разрушающейся крыше к нему. Левиафан подправил положение ног и одной руки, вцепившись ими в еще целые участки края крыши, где конструкция была прочнее всего.

Всего через секунду после его приземления на крышу обрушилась вода, летевшая следом за ним. Она разметалась в стороны, отпихнув всех на десять – пятнадцать футов от Левиафана, и еще расширила зияющую дыру в крыше. Ябеда вцепилась в край крыши, чтобы ее не унесло, и закашлялась, когда вода хлынула ей в нос и рот. Менее удачливая женщина-Плащ с криком полетела вниз.

«Вот сейчас самое охеренное время, чтобы действовать, Регент».

Волна; Регент временно выбыл из строя.

– Черт, – пробормотала Ябеда.

«Кстати, Тейлор же была в похожем положении, когда мы познакомились? Против Луна? Как она тогда справилась?

Ну да, она и не справилась. Мы вмешались. Шикарно».

Повязка все еще тараторила о потерях от удара волны. Пока Ябеда кашляла, пытаясь прочистить рот в достаточной степени, чтобы дышать, Левиафан махнул рукой, которая не цеплялась за стены здания, и с легкостью снес двух героев. По полученному ими урону было мучительно ясно, что они и близко не подошли к неуязвимости. Еще один человек был тяжело ранен хлестким ударом воды, которая следовала за рукой чудовища: инерция и то, что эта вода не была частью самого Левиафана, позволили ей достать туда, куда не мог дотянуться он сам.

Один Плащ в доспехах, утыканных камнями с резными изображениями, контратаковал: какая-то способность, позволяющая генерировать материю, куски камня или металла; эти куски струей хлынули Левиафану прямо в лицо, заставив монстра отшатнуться.

Левиафан в ответ ударил хвостом, точно кнутом, и рассек Плаща надвое. Из человек двенадцати, находившихся на крыше минуту назад, остались всего трое.

Даже не глядя на Ябеду, Левиафан поднял в ее сторону когтистую лапу. Вода на крыше задвигалась, хлынула на Ябеду одиночной волной высотой с нее саму, подняла ее, толкнула.

Удар и соленость воды ослепили ее. Потом было кратковременное головокружение, когда она не могла понять, где верх, а где низ. Ябеда осознала, что падает.

«Дура», – это мысленное обвинение было адресовано целиком и полностью ей самой.

 

***

 

Она пришла последней. С ухмылкой она присоединилась к группе, собравшейся у входа в Депо. «Вот, значит, кого нашел Змей».

– Ты без костюма, и ты опоздала, – заявил самый высокий из троих; его голос отдался эхом, будто исходил из более далекого места, чем на самом деле. Парень был весь покрыт тьмой, колышущейся, как короткие языки пламени. Тьма скрывала его, отрывалась от его тела тонкими струйками. Время от времени в ее глубине можно было разглядеть изображение черепа. Интригующе.

Генератор тьмы; приглушает звук.

Приглушает звук, свет: блокирует радиацию, микроволны, радиочастоты, незначительные эффекты переноса кинетической энергии…

– У меня его нет, – ответила Лиза, прежде чем заблудилась в потоке информации и потратила слишком много времени на ответ.

– Придется завести.

Приказы, требования, заявления, осуждение, использование черепа в костюме: работает в одиночку, организованный, старается отделять друг от друга эмоции и поступки/взгляды. В тяжелых ситуациях ищет спасения в порядке, правилах, самодисциплине.

– Я типа думала, я займу место на галерке, буду вашей связью, девочкой на телефоне, буду держать вас в курсе всего, кормить вас инфой.

– В жопу, – заговорила единственная, кроме Лизы, девушка в группе, наставив на нее палец. – Если берешь равную долю, должна тоже запачкать руки.

Один из псов, сопровождающих девушку, заворчал, будто подчеркивая это заявление.

Выбор слов, «тоже»: тараканы в голове.

Ругается: асоциальна.

Не рада статус-кво: хочет перемен, хочет денег, власти, престижа.

Асоциальна, ругается, в одежде отдает приоритет функциональности и удобству, а не стилю: не ищет отношений с людьми, предпочитает компанию собак. Способности, связанные с собаками.

Способности, связанные с собаками, не ищет отношений с людьми, асоциальна, тараканы в голове: побочные эффекты способностей отключили стандартную эмпатию и понимание людей, не понимает в полной мере человеческие отношения, сигналы, знаки, намеки…

Ябеда пожала плечами и призналась:

– Моя способность не особо крута в прямых столкновениях.

– Придумай, как использовать, – ответил генератор тьмы.

– Ладно, что-нибудь придумаю, – заверила она его. После чего, в основном чтобы проверить его терпение и посмотреть, насколько этого терпения хватит, она ухмыльнулась и продолжила: – Наверно, будет весело.

Генератор тьмы скрестил руки.

Скрещенные руки: раздражение, сомнение.

Она кинула взгляд на единственного человека, который до сих пор не произнес ни слова. Твердая керамическая маска с застывшим на ней пустым выражением, диадема на черных волосах, одежда в стиле эпохи Возрождения. Видны были только глаза.

– Тонна веселья, – произнес парень; его тон мог быть как саркастичным, так и равнодушным. Его взгляд встретился с ее.

Равнодушие или напускное равнодушие, отсутствие заинтересованности, отсутствие расширения или сужения зрачков, сопровождающего зрительный контакт. Ограниченная эмоциональная глубина, глубоко подавленные эмоции и/или депрессия. Социопат.

Как ни странно, узнав все это, она почувствовала себя увереннее. Ей нравилось думать, что у каждого человека есть примерно один и тот же уровень отмороженности, какой-нибудь странный или агрессивный элемент. Знание, что эти элементы так близко к поверхности (в случае манипулятора тьмой – относительно близко), почти успокаивало. Оно означало, что ей не придется обнаружить что-нибудь уродливое спустя дни, недели и месяцы.

В ней пробудились воспоминания, которые она не очень-то хотела освежать. Она вышвырнула из головы эту мысль и сопутствующие ей эмоции и ухмыльнулась, словно нашла реплику Регента забавной.

Генератор тьмы издал какой-то звук – она осознала, что это был вздох. Потом он произнес:

– Ладно. Раз уж мы взялись за эту фигню с командой, сделаем всё как надо.

– Ну конечно, – и она улыбнулась еще шире. И – в не меньшей степени чтобы подразнить его, чем ради всего остального, – добавила: – Подумаешь, ерунда какая?

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ