Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 5

 

Аква – «вода».

Каррент – «поток».

Имя Бёрст-линкера отражает внешность аватара. В данном случае, подумалось Харуюки, это было потрясающе явно.

Едва серебряный, крылатый Сильвер Кроу очутился на арене, как тут же повернул голову и взглянул на стройный силуэт, стоящий рядом.

Немного ниже ростом, чем Кроу. Никакого оружия, никакого «Усиленного вооружения» ни на торсе, ни на тонких руках и ногах. Можно сказать, пожалуй, что все тело аватара – сплошное «Усиленное вооружение».

Потому что он с головы до ног был покрыт слоем бегущей воды. Она текла почти беззвучно; от плеч по рукам, от груди по животу и ногам она стекала, а по тыльной стороне конечностей и спине бежала вверх до самой головы. Можно сказать и по-другому: броня Карен представляла собой закольцованный водный поток.

Слой этот был, по-видимому, толщиной в два-три сантиметра; во всяком случае, как Харуюки ни напрягал зрение, разобрать, что под этой водой, он не мог. Сочные цвета арены «Гнилой лес» отражались в воде бледно-зелеными искорками. Это, видимо, и имел в виду Такуму, говоря «не водяного цвета, а цвета воды». И да, по фигуре аватара трудно было понять, он мужской или женский.

Примерно через две секунды наблюдений Харуюки услышал тихий голос Карен.

– Две минуты до контакта. Команда противника идет со стороны улицы Мэйдай, с юга от станции Отяномидзу.

Даже голос ее стал другим – по нему тоже невозможно было определить пол. Исчезло и «на но» в концовках фраз, характерное для ее речи в реале[1]. Если бы Харуюки не наткнулся на нее случайно возле туалета – и не подумал бы, что Карен женского пола.

– Д-да… они, похоже, идут по прямой, – кивнул Харуюки, глядя на голубой треугольный курсор посреди его поля зрения, и выбросил из головы лишние мысли.

Он и Карен стояли на большом здании книжного магазина на юго-западном углу нижней улицы Суругадай в Дзинботё – точнее, на вершине высоченного дерева.

Деревья – это было одно название: искривленные, полусгнившие, пустотелые стволы, торчащие в стороны ветви и листья. Все это ни в какое сравнение не шло с буйством листвы, царящим на арене «Первобытный лес».

Далеко внизу виднелись улицы – идущая с запада на восток Ясукуни и идущая с севера на юг Мэйдай; однако 80% остальной территории покрывала едкая фиолетовая слизь. Иногда на поверхности слизи возникали и лопались пузырьки. Это было в буквальном смысле «Ядовитое болото». Это болото, характерное для арены «Гнилой лес», обладало неприятным свойством уменьшать хит-пойнты того, кто в него угодил.

Направление в сторону противников показывали два слипшихся вместе курсора; они смотрели на север. Те двое неспешно двигались по прямой, по улице Мэйдай от Отяномидзу. По-видимому, их передвижение замедлила рощица из больных баобабоподобных деревьев; потом им встретилось ядовитое болото, однако они, судя по всему, махнули рукой и не стали его огибать. Сдвоенная полоска в правой верхней части поля зрения Харуюки – хит-пойнты противников – медленно поползла вниз.

– …К-кажется, сейчас начнется…

Пробормотав эти слова, Харуюки прочел наконец имена противников. «Никель Долл» 4 уровня и «Санд Дакт»[2] 3 уровня. Обоих он раньше не встречал. Вообще-то превосходство в высоте можно было бы использовать для сбора информации и даже для внезапной атаки, но, к удивлению Харуюки, Карен прошептала:

– Спускаемся.

– А… ага.

Харуюки, хоть ему и не понравилась идея, все же послушался. Здание в реале было семиэтажным, а от макушки дерева до земли было метров двадцать, не меньше. Одетый в воду аватар двигался вниз спокойно, держась вплотную к стволу; он будто стекал с дерева. Харуюки какое-то время смотрел на это дело округлившимися глазами, потом поспешно шагнул в воздух.

Шкала спецатаки была пуста, так что летать он не мог, но мог парить на расправленных крыльях. Снижаясь по спирали, Харуюки в итоге опустился на землю одновременно с Карен. Разумеется, для приземления они выбрали место, где не было ядовитого болота.

Харуюки развернулся в сторону улицы Мэйдай, и через десять секунд до него донесся глухой топот. Похоже, как минимум один из противников был тяжеловесом. Шагов второго человека почему-то слышно не было, хотя оба курсора показывали в одном и том же направлении.

Причина вскоре стала ясна.

Второй аватар, сверхмаленький, сидел на левом плече сверхбольшого, двухметрового аватара, выскочившего из тени гнилого баобаба в том месте, где в реале был большой магазин спорттоваров.

– Спасибочки, что подождалиии! – воскликнул сидящий аватар миленьким девчоночьим голоском. Ростом он был не больше метра, все тело покрывала серебристо-белая броня. Не такая зеркально блестящая, как у Сильвер Кроу, но и в ней отражалась зелень арены. Аватар украшали длинные волосы, броневая юбочка, и вообще он обладал кукольной внешностью. Сомневаться не приходилась: это и была четвероуровневая «Никель Долл».

После первой фразы, произнесенной веселым голосом, серебристая куколка сделала короткую паузу и продолжила, уже недовольно:

– …Хотела бы я так сказааать. Но вы на нас напали, и сами же стояли и ждали! Взяли и потратили впустую две минуууты!

– П-прости… просто место незнакомое… – на автомате заизвинялся Харуюки, принявшись скрести рукой в затылке. Великан, на плече которого сидела кукла, издал грубый смешок.

– Хех, можешь не извиняться. Пока вы тут стояли, мы разрушали объекты, чтобы набрать бонусов.

– Э…

Взглянув на шкалу спецатаки соперников, Харуюки обнаружил, что она зарядилась почти на 30% – серьезное преимущество.

Этот великан, очевидно, был третьеуровневым «Санд Дактом», и броня у него была песочного цвета. В первую очередь Харуюки бросились в глаза его запястья – в них были большие прямоугольные отверстия. Это воздухопроводы, как имя подсказывает? Оттуда будет дуть воздух? Или наоборот, всасываться туда? Так или иначе, надо быть настороже.

Не успел Харуюки так подумать, как Карен, успевшая очутиться у него за спиной, прошептала:

– Я займусь Дактом. Ты бери на себя Долл. Она умеет пускать ток из обеих рук. Не дай ей себя схватить.

– Эээ, чего спойлерииишь!

Карен говорила довольно тихо, но Никель Долл, похоже, обладала отличным слухом. Санд Дакт внушительно поднял правую руку.

– Как и ожидалось, информированность телохранителя-доно на высоте. Прошу прощения, но на этом планирование закончено.

Сразу после этих слов раздался низкий гул. Харуюки ощутил поток воздуха. Не успел он это осмыслить, как –

– «Санд бласт»[3]!!!

Едва аватар проревел название приема, как из его воздуховода в правой руке вырвалась струя песчаного цвета. Инстинкт подсказывал, что в ядовитое болото ступать никак нельзя, и Харуюки, хоть и чуть запоздало, резко отпрыгнул вправо. Но его левая рука от локтя и ниже все-таки попала под струю.

– Уааа! – не сдержался Харуюки. Ощущение было такое, будто его руку пронзили сотни булавок. Отдернув ее, Харуюки увидел, что часть серебряной брони потеряла зеркальный блеск и стала матовой, как наждачка. Судя по всему, поток воздуха содержал песчинки, повреждающие металлическую броню. Хит-пойнты Сильвер Кроу сползли вниз на три процента.

Удалось ли избежать атаки Аква Каррент, стоявшей сзади него? С этой мыслью Харуюки кинул взгляд в ее сторону. Увиденное заставило его второй раз воскликнуть.

– Э!..

Карен, скрестив руки перед грудью в защитной стойке, стояла в самом сердце песчаной бури. Однако ее полоса хит-пойнтов даже не дрожала. Изо всех сил вглядевшись, Харуюки увидел, что песчинки, выпущенные Санд Дактом, поглощаются водой, покрывающей все тело Карен, и, видимо, не достигают самого аватара.

Вскоре шкала спецатаки великана разрядилась, и песчаная буря прекратилась. Карен опустила руки, словно ничего и не произошло, и сказала:

– Атаки мелкими частицами против меня бесполезны. …А теперь возвращаю.

Она небрежно подняла правую руку, на конце которой начал собираться песок. Затем смесь воды с песком тонким копьем выбросилась вперед, к левому плечу Санд Дакта – туда, где сидела Никель Долл.

– Кяааан! – все тем же миленьким, хотя и, скорей всего, неестественным голоском воскликнула Долл и спрыгнула с плеча. В нее тут же полетело еще несколько водно-песчаных копий. С возгласами «йяан!» и «кяан!» Долл на удивление проворно уворачивалась, не забывая избегать ядовитых заболоченных участков.

До Харуюки, хоть он и смотрел на происходящее обалдело, все-таки дошло: Карен специально атаковала так, чтобы разделить противников. Иными словами, сейчас пришло время Сильвер Кроу заняться Долл.

Ладно, переживать уже бесполезно. Я не забыл, что у меня всего семь очков, так что драться должен изо всех сил. Как и всегда – в дуэль надо вкладываться полностью.

– Уооо!!! – коротко выкрикнул он и рванулся к находящейся в 15 метрах от него Никель Долл. Не отводя от противницы глаз, Харуюки тем не менее аккуратно избежал ядовитого болота. Слева от него Карен сблизилась с Санд Дактом, и они пошли врукопашную.

Вдруг откуда-то сверху раздались приветственные крики.

Это были зрители. Обычно в начале боя противники общаются между собой, поэтому зрители в первые минуты молчат – это считается правилом хорошего тона. Среди возгласов можно было различить «Кроооу!» и «летиии!». Даже в Дзинботё, далековато от Сугинами, нашлись те, кто знает Харуюки.

Подстегнутый этими криками, Харуюки нанес стоящей на островке нормальной земли Долл круговой удар ногой.

– Йян!

Куколка ростом чуть больше метра пригнулась, уклоняясь от удара. Однако Харуюки это предвидел и на лету изменил направление удара, обрушив ногу вниз. Долл блестяще уклонилась и от него, но удар зацепил правый край торчащей в стороны бронеюбочки. Поскольку оба бойца были металликами, от места столкновения посыпались искры. Полоса хит-пойнтов Долл чуть укоротилась.

– Гааадкий!

Хотя этот жалобный вскрик напомнил Харуюки голос его любимого персонажа из старой игры, сейчас он был не в том положении, чтобы останавливаться и кусать локти. Все же противница уже четвертого уровня – как сказала Черноснежка, она уже преодолела «первый барьер».

– Прости!

Несмотря на это извинение, руки и ноги Харуюки непрерывно работали. У Сильвер Кроу не было каких-то суперспецприемов – были только легкость, скорость и твердая броня, которыми он учился пользоваться последние две недели.

Впрочем, маленькая, легкая, металлическая Никель Долл была точно такая же. У Харуюки лишь отдельные удары достигали цели, да и они приходились вскользь – много искр, мало урона. Да, на чистое попадание рассчитывать бессмысленно, если не предпринять чего-то неожиданного…

Когда Харуюки додумал до этого места, Никель Долл, словно прочтя его нетерпение, вдруг прыгнула ему на грудь. Ее правая рука крепко схватила тонкую левую руку Сильвер Кроу, ее левая – соответственно, правую.

Наивная, у меня ведь еще и удар головой есть!

Харуюки уже собрался было боднуть Долл шлемом что есть силы, но тут ему вспомнились слова Карен.

«…Она умеет пускать ток из обеих рук…»

– !..

Отказавшись от идеи ударить головой, Харуюки резко отскочил. Ровно в тот момент, когда он вырвался из рук Долл, раздался треск и между круглыми выпуклостями на ладонях Долл проскочила искра. Сильвер Кроу содрогнулся от тока.

Потеряв около 5% здоровья, Харуюки остановился на маленьком островке.

– …пасно, – пробубнил он. Долл с очаровательным видом топнула ногой и закричала:

– Аан! Отпрыгивать нечееестно! Я тебя хотела парализовать, чтобы только обняааать!

– Э… пожалуйста, воздержись.

Помотав головой, Харуюки еще раз глянул на полосы хит-пойнтов. У него оставалось 90%, у Долл уже меньше 80. Поодаль шло сражение между Санд Дактом, у которого тоже было 80%, и Карен, которая, как ни удивительно, почти ничего до сих пор не потеряла. Харуюки очень хотелось посмотреть, как сражается легендарный телохранитель, однако к его непосредственному противнику следовало относиться с предельной серьезностью.

Никель Долл качнула вертикально свисающими прядями серебристых волос и тихонько фыркнула. И тут же на лице-маске появилась кокетливая улыбка.

– Эээй, ты же эээтот, да? Летун-кун, который недавно объявился в Синдзюку?

– Н-ну да, как-то так… – осторожно кивнул Харуюки. Аватар, смахивающий на европейскую куклу, с еще более чарующей улыбкой прошептал:

– Почему ты объединился с телохранителем? Неужееели у тебя мало очкооов? Значит, подружиться совсем нииикааак? А то всякие там очки – сможешь получать, сколько захооочешь…

– Ээ…

Харуюки невольно застыл, когда Долл, шуршанув юбочкой, легко перепрыгнула на тот же островок. Потом, нетипично для себя, направилась к Харуюки шагом, продолжив своим милым голоском:

– И смотриии, у нас с тобой похожие цветааа. Когда мы с тобой станем играть в команде, о нас будут говорить все, прааавда? А яааа, знаешь, честно скажу, не люблю я этого песчаного, он такооой грубиян. А твоя кожа, она такааая, такая глаааденькая ♡…

Никель Долл подошла к Харуюки уже вплотную и начала водить пальчиком левой руки по его груди, словно рисуя какой-то символ. Харуюки безумно засмущался, его мысли остановились. На левом краю порозовевшего поля зрения он заметил какое-то движение. Это была правая рука Долл. Ее указательный палец осторожно притронулся к пояснице Харуюки.

– …Оуаа!

Харуюки изо всех сил отпрыгнул, и в то же миг между кончиками пальцев обеих рук Долл проскочила искра. Снова Харуюки ощутил короткий шок, и его хит-пойнты сократились еще на пять процентов.

Приземлившись на самый край островка, Харуюки, чья мужская гордость была уязвлена, сердито крикнул:

– Обманно нападать нечестно!

Серебристая куколка пронзительно рассмеялась.

– Ааан, оскорблен в лучших чууувствах? Простиии, но если бы мы подружииились, мой командир легиона был бы очень недовооолен!

Это, пожалуй, правда. Харуюки принадлежал к легиону «Нега Небьюлас», возглавляемому самой разыскиваемой персоной в Ускоренном мире, Черным королем Блэк Лотус. Однако сам Харуюки этим лишь гордился. Выбросив вперед указательный палец, он прокричал в ответ:

– Ну и я тоже отказываюсь с тобой дружить! И я вовсе не оскорблен! Вот ничуточки!

Если подумать, последние слова звучали в точности как слова оскорбленного человека. Харуюки с усилием переключил ход мыслей и прыгнул вперед. Никель Долл, судя по всему, прекратила свои игры – ее выражение лица изменилось, и на сведенных вместе руках заплясало электричество.

Наверно, ее правая рука – плюс, а левая – минус. Тогда, если она прикасается обеими руками, через аватар проходит разряд.

Руки Долл стремительно выбросились вперед, пытаясь поймать Харуюки. Однако тот, притворившись, что уклоняется вправо, сделал нечто неожиданное для противницы – отпрыгнул влево, в ядовитое болото.

Фиолетовая трясина проглотила его ноги до колен. Долл сейчас стояла к Харуюки спиной. Харуюки, потянувшись руками к стоящему в метре от него маленькому аватару, обхватил его тонкую талию и изо всех сил бросил назад через себя.

– Кяааааа!

На этот раз Долл завопила уже всерьез, после чего отправилась в болото головой вниз – только всплеск раздался. От поверхности начал подниматься неприятного цвета пар, и хит-пойнты Долл потихоньку полезли вниз.

Никель Долл мгновенно оказалась на ногах и, убедившись, что единственный островок поблизости находится за спиной у Харуюки, прокричала:

– Стоп, у тебя же то же самое должно быть? К твоему сведению, у твоего второго уровня и у моего четвертого хит-пойнтов…

И тут она замолчала – похоже, заметила наконец. Хоть Харуюки и стоял по колено в болоте, его полоса хит-пойнтов не укорачивалась.

Частично позаимствовав недавние слова Аква Каррент, Харуюки выбросил вперед указательный палец и воскликнул:

– Атаки ядом против серебра бесполезны!

Зрители на баобабах зашумели.

Ну разумеется. Даже если металлы одного цвета, свойства у них разные. Благородные металлы, такие как золото и серебро, устойчивы к спецатакам, а простые металлы – сталь, железо – к физическим атакам; ну а серебряный Харуюки обладал полным иммунитетом к ядам. В реале ведь тоже серебро обладает бактерицидными свойствами и используется при стерилизации.

Все время, что шла эта короткая перепалка, полоса хит-пойнтов Никель Долл потихоньку сокращалась. Хотя она тоже была металликом и потому обладала устойчивостью к ядам, все же эта устойчивость была меньше. Даже если она сейчас пойдет врукопашную прямо в болоте, ясно, что ее хит-пойнты закончатся раньше.

– …Ясненько. Ты избегал болота нарочно, чтобы я ничего не заподозрила, – пробормотала Долл, глядя на поглотившую ее по пояс фиолетовую трясину. – Вполне естественно для того, кто на самом левом краю цветовой таблицы металликов. Но, знаешь, мне не нравится, когда никель считают просто ненастоящим серебром. У него ведь много применений есть, знаешь? Например, он поглощает водород и дает энергию.

Когда Харуюки услышал эти слова, что-то мелькнуло у него в голове.

Сейчас, в 2046 году, электромобили на дорогах страны и нейролинкеры запитываются почти исключительно от сверхлегких и сверхъемких батарей на кремниевых нанотрубках. Однако двадцать лет назад из соображений безопасности использовались и дополнительные батареи – точно, никель-водородные. Этот же принцип, видимо, лежал и в основе электрических атак Никель Долл.

Серебристая куколка, вовсе не беспокоясь за свои постепенно убывающие хит-пойнты, слегка улыбнулась.

– У серебра еще много всяких разных свойств, кроме бактерцидных. Сейчас я тебе это покажу.

Договорив, она с плеском сунула обе руки в ядовитую трясину. Хит-пойнты начали снижаться быстрее, зато шкала спецатаки разом подросла до 70%, и –

– «Анод-катод»!!! – выкрикнула Долл название спецприема. Светло-синее искровое кольцо рванулось во все стороны, не оставив Харуюки времени на бегство.

Его сотряс мощный удар. В глазах побелело, горло отказывалось издавать звуки.

– …Гх!

Харуюки попытался отскочить на островок, однако аватар весь онемел. В верхнем левом углу поля зрения, залитом белизной, его полоса хит-пойнтов постепенно укорачивалась. Уже оказавшись в ловушке, Харуюки понял, что его стратегия «устроить рукопашную схватку в ядовитом болоте» таила в себе большой риск.

Так называемое болото – это в основном вода. Причем с большим количеством примесей, а значит, с отличной электрической проводимостью. Прыгнуть в болото – все равно что нарочно опутать себя и противника проводами.

Однако –

Никель Долл же по-прежнему в болоте по пояс, а значит, и сама получает урон от электричества. В файтинге «Brain Burst», в отличие от многих других игр, предусмотрена возможность нанесения урона самому себе. Долл, возможно, решила, что выдержит, если ее хит-пойнты будут страдать так же, как его, но если добавить урон от ядовитого болота, ее здоровье должно истощиться раньше.

С этой мыслью Харуюки, терпя постоянную электрическую атаку, глянул на полосу хит-пойнтов своей противницы. И тут его ждал шок иной природы.

– У-ху-ху… заметил наконец?

Посуровевший голос Долл достиг его ушей.

– Мы с тобой получаем одно и то же напряжение, но у тебя урон выше. Ведь у серебра при комнатной температуре сопротивление вчетверо меньше, чем у никеля. Серебро – лучший проводник среди металлов!

…Блин, это что значит, я из всех металликов самый уязвимый к электрическим атакам?

Мы этого на естествознании еще не проходили! Это не я виноват, это Минобразования! Нет, сейчас об этом некогда думать, что-нибудь, что-нибудь, что-нибудь сделать…

Не издавая ни звука, не шевеля ни пальцем, Харуюки отчаянно напрягал мозги.

Спецатака не вечно будет длиться. Но когда она прекратится, от моих хит-пойнтов уже мало что останется. Долл, правда, истратит всю свою шкалу спецатаки, и ей придется перезарядиться. Как только ее атака закончится, надо будет снова блокировать ей пути к бегству…

Хит-пойнты Харуюки упали ниже 50%, полоса окрасилась в желтый цвет. Кинув взгляд на свою собственную полосу спецатаки, зарядившуюся почти полностью, Харуюки наконец придумал, что делать дальше.

Пусть его аватар парализован электрошоком – у Сильвер Кроу есть часть тела, работающая на чистой силе воли.

– …Ле… тииииии!..

Этот тоненький возглас вырвался из-за стиснутых зубов. И тут же с металлическим звуком у него за спиной раскрылись десять металлических пластин.

– Аа!.. – воскликнула Никель Долл, когда порывистым ветром, вырвавшимся из-за спины Харуюки, разметало окружающую воду. И тут же Сильвер Кроу, словно ракета, взмыл в воздух. Опередив гонящиеся за ним искры, он поднимался все выше и выше.

– Аааа!..

Среди зрителей, многие из которых увидели способность к полету впервые, поднялся шум. Пробиваясь сквозь зеленовато светящийся туман арены «Гнилой лес», Харуюки летел. Внизу уже остались зрители на гнилых баобабах, а он продолжал подниматься. Наконец он вырвался из лесных миазмов, и тут же перед ним открылось чистое небо.

На такой высоте он был уже полностью свободен от земли. Блестя под солнечным светом, его серебряное тело развернулось на 180 градусов. И он перешел в пике.

Выставив вперед правую ногу и подкрепив тягловую силу крыльев гравитацией, Харуюки понесся, точно лазерный луч. Воздух перед ним сжимался и разрезался на части, от стопы летели оранжевые искры. Влетев в зеленый туман, он мигом пронесся мимо верхушки баобаба, целясь туда, куда показывал курсор в его поле зрения.

Стоящая на островке Никель Долл изумленно задрала голову и попыталась уклониться, скакнув в сторону. Однако Харуюки с помощью рук и крыльев скорректировал траекторию.

– У… АААААА!.. – и одновременно с этим криком его стопа шикарным образом вонзилась в плечо маленького аватара.

Арену сотряс грохот взрыва и ослепительная вспышка.

Островок мгновенно превратился в кратер пятиметрового диаметра. Никель Долл, оставляя позади себя светящийся след и громкий вопль, отлетела в сторону. Полоса хит-пойнтов, которая была заполнена на 60%, резко упала в красную зону, до 20.

Это была мощнейшая атака Сильвер Кроу – «атака с пикирования». Это был прием типа «все или ничего»: если от него уклониться, Харуюки сам получит немалый урон, да еще и окажется обездвижен на несколько секунд; однако уклониться от удара, нанесенного сверху, из-за пределов зоны видимости, было практически невозможно. 70-процентный показатель побед Харуюки за эти две недели был достигнут исключительно благодаря этой технике.

Стоя на колене в центре только что созданного кратера, Харуюки поднял голову. Если отлетевшая Никель Долл получит урон еще и от падения, исход боя будет решен.

Однако –

Две гигантские руки надежно поймали маленький аватар за миг до того, как он врезался в самую середину нижней улицы Суругадай.

Санд Дакт. Похоже, он бросил сражаться с Аква Каррент и бросился на помощь Долл, чтобы спасти ее от смертельного падения. Неожиданное явление рыцаря вызвало среди зрителей невероятное возбуждение.

Полоса хит-пойнтов Дакта уже пожелтела – там оставалось меньше 50%. Что до Карен, сражавшейся с ним один на один, то у нее оставалось еще в районе 90. То ли совместимость аватаров была сильно в ее пользу, то ли разница в приемах.

Аква Каррент пересекла болото с юга от перекрестка и, грациозно подойдя к Харуюки, встала рядом с ним. Потом прошептала ему на ухо:

– Отличный удар получился.

– Сп-пасибо.

Харуюки невольно втянул голову в плечи. Карен продолжила:

– Однако бой еще не закончен. Эти двое не случайно образовали команду. Уверена, свой главный козырь они еще не выложили, так что не расслабляйся.

– Д-да, хорошо, – кивнул Харуюки. Дакт, стоящий в десяти метрах от него с Долл на плече, сердито крикнул:

– Э-эй!.. С… сверху! Летать нечестно, просто нечееестно!

– Т-ты, конечно, можешь жаловаться… – машинально возразил Харуюки. Долл ткнула в его сторону указательным пальцем и прокричала:

– Заткнись, заааткнииись! Щас мы вам обоим вдарим своей ультраклевой суперспецатааакой!

– П-пого-…

Есть ли вообще такая штука в «Brain Burst»? Наверняка же нету.

Однако из головы его не шли слова Карен, что у их противников наверняка есть еще козырь. У Харуюки оставалось около 40% хит-пойнтов; спецатака противника, скорей всего, рассчитана на то, чтобы победить одним ударом. Недавнее пикирование разрядило всю шкалу спецатаки, значит, увернуться в полете не получится. Чуть подсогнув ноги, он сосредоточился на движениях противника.

Никель Долл, стоя правой ногой на правом плече Санд Дакта, а левой ногой – на левом, резко выкрикнула:

– Санди, давай!

– Оу! – с серьезным видом ответил гигант и поднял руки с громадными воздуховодами. И слева, и справа раздался треск, как от стрельбы.

– Оуоооо… получайте – «Турбо молекуляр»!!!

Противники выкрикнули название спецатаки в унисон, и турбины внутри рук Дакта пришли во вращение. Причем вращались они в разные стороны. Похоже, правая рука Дакта выбрасывала воздух, а левая всасывала.

– Понятно. Как мы с тобой и говорили перед боем, похоже, левая рука втягивает воздух, – прошептала Карен. Харуюки кивнул. К этому времени воздух между руками Дакта уже тек со страшной скоростью. Однако –

– Но… но выдувать воздух из правой руки и тут же засасывать в левую, просто гонять по кругу… зачем… – склонив голову набок, пробормотал Харуюки – как вдруг.

Дакт рывком развел руки, между ними образовался странный туман – и Харуюки неожиданно дернуло вперед.

– Уааа… тянет…

Харуюки поспешно уперся ногами покрепче, сопротивляясь изо всех сил. Он буквально пропахивал островок, сближаясь с Дактом, стоящим в десятке метров от него. Аква Каррент держалась рядом – она тоже медленно двигалась; водяные струи едва не срывались с ее аватара.

– Ухууун, ну чтооо, как вам «Турбомолекулярный насос» Санди? – донесся сквозь свист воздуха торжествующий голос Никель Долл. Судя по всему, этот ветер и должен был поймать Харуюки и Карен.

– Я… поняла. Турбины в его руках гоняют молекулы газа… и таким образом создают вакуум, – бесстрастно произнесла Карен, двигаясь рядом с Харуюки. Тот аж завопил:

– Т-т-тут некогда восхищться! Если т-т-т-так пойдет, на-на-нас же затянет!..

Кстати говоря. Когда я был маленький, читал в Полном погружении книжку «Путешествие на запад»[4]; там была сцена, где один тип всасывал воздух, и мне стало так страшно, что я расплакался, и потом Тию надо мной смеялась.

Харуюки ушел в эти эскапистские мысли; Карен же, нисколько не волнуясь, произнесла:

– Не бойся. Этот ветер – сам по себе не атака. Нас просто затягивают в ближний бой.

– Ээх…

Харуюки кивнул; его вздох унесся куда-то в пространство.

Действительно, несмотря на сильный ветер, полосы хит-пойнтов их обоих даже не шевелились. Видимо, этот прием и в самом деле предназначался для того, чтобы навязывать ближний бой аватарам, предпочитающим действовать на расстоянии. Однако Харуюки сам специализировался исключительно на ближнем бое, а Дакт очень плохо держался против Карен один на один. Так что сближение могло оказаться и к лучшему.

…Ну ладно. Если так, можно будет ногой ударить – ветер мне еще и поможет.

Планируя дальнейшие действия, Харуюки начал прикидывать момент для атаки, одновременно с этим внимательно глядя на противников, чтобы не пропустить чего-то неожиданного.

Санд Дакт продолжал изображать пылесос – и тут стоящая у него на плечах Никель Долл чуть улыбнулась. Точно такой же улыбкой, как за миг до того, как она попыталась поймать Харуюки в электроловушку.

Внезапно она наклонилась и погрузила руки в воздушный поток, создаваемый Дактом. И выкрикнула название приема.

– «Анод-катод»!!!

Раздался громкий треск, и из рук Долл вырвалась яркая электрическая дуга. Но ведь у этого приема практически нулевая дальность действия – противник, стоящий отдельно и изолированный от нападающего, никакого урона получить не должен. Что же тогда –

И тут Харуюки увидел нечто невероятное.

Из обеих рук Дакта к Харуюки и Карен рванулись яркие молнии!

– А… э?!.

Харуюки успел только вскрикнуть – и тут же аватар и засасывающий его воздушный вихрь охватила слепящая молния. Вновь перед глазами Харуюки все побелело, тело застыло, не в силах ни двинуться, ни произнести что-либо.

Электрическая буря безжалостно впилась в оставшиеся 40% его хит-пойнтов. Шкала спецатаки, напротив, начала заряжаться, но этого было недостаточно, чтобы взлететь против ветра…

– «Тлеющий разряд», – вдруг пробормотала Карен. – При низком давлении, близком к вакууму, происходит пробой, и ток течет сквозь газ.

– У-ху-хун, ты много знаешь, телохранитель-сан, – мило улыбнулась Никель Долл, не прекращая стрелять искрами из рук. – Это дебют нашей ультраклевой комбо-атаки на пууублике. Ну что? Даже без дуги сверхвысокого давления фиолетовой тетки мы суперэффективны, прааавда?

Фиолетовая тетка… это кто?

Однако мысли Харуюки тотчас унесло прочь свирепыми искрами.

Комбо-атака в этом жутком месте; ветер мешает двигаться, а ток съедает хит-пойнты. Вдобавок ко всему, у противников ужасно медленно разряжалась шкала спецатаки. Если бы этот прием применял один человек, полной шкалы хватило бы секунд на пять максимум. Но сейчас Дакт и Долл объединили свои шкалы, и остатки хит-пойнтов Харуюки поджарятся быстрее, чем их атака прекратится.

Вот и конец… по спине Харуюки побежали мурашки.

…Я – проигрываю? И останусь без очков?

Однако наперекор отчаянию, наперекор искушению сдаться он стиснул зубы.

Даже если я проиграю – я проиграю, идя вперед. Это единственное, что я сейчас могу.

Даже если понадобится взлететь, я взлечу, как раньше.

Прорвусь через эту электробурю – у меня еще останутся хит-пойнты, даже если приму удар на себя. Надо лететь. Она, я уверен, я знаю… ну…

Летеееть!

Подчиняясь воле Харуюки, крылья за его спиной качнулись, расправляясь –

– Все хорошо, – коснулся его ушей спокойный голос.

На левое плечо Харуюки легла рука. С пальцев потекла кристально-чистая вода, она стала покрывать весь аватар. Его окутал спокойный шелест водных струй…

Ффуф, вся боль прошла.

Их атака кончилась? Такова была его первая мысль; однако же она казалась неверной. Сверкающие молнии по-прежнему сыпались сквозь воздушную струю. Но ток не добирался до тела Харуюки. Он лишь беспомощно тыкался в тончайшую водную пленку.

Но такого ведь –

– Не может быть! – воскликнул Санд Дакт, продолжая создавать вакуум своими руками-турбинами. – Вода же проводник! Почему… почему она не пускает ток?

Аква Каррент тихим голосом ответила:

– Моя вода не содержит примесей – это «Абсолютно чистая вода».

– Ээ… ах?! – Никель Долл, похоже, поняла. Карен кивнула и продолжила:

Вода без примесей – идеальный диэлектрик. Электричество на меня не действует.

Харуюки кинул взгляд на полосы хит-пойнтов в верхнем левом углу поля зрения. Здоровье Сильвер Кроу упало в красную зону, ниже 20%, у Аква Каррент по-прежнему оставались зеленые 90. Жуткая комбо-атака Долл и Дакта не нанесла телохранителю ни малейшего урона.

Крутая. Всего лишь первого уровня – а такая крутая.

Явно она не новичок. По-видимому, она долгое время сражалась в Ускоренном мире – дольше, чем Харуюки мог вообразить. Колоссальный боевой опыт, твердая уверенность в своих «водных» качествах – вот что создало силу, способную с легкостью нивелировать любую разницу в уровнях.

Наконец шкалы спецатаки Долл и Дакта разрядились – почти одновременно.

Защитная водная пленка на аватаре Харуюки с шорохом вернулась к Аква Каррент; та шагнула вперед и сказала:

– Все, что мне хотелось увидеть, вы мне показали. Отличная техника, Долл, Дакт.

– Заррразааа! – взвизгнула Никель Долл. Санд Дакт затопал ногами и, ткнув указательными пальцами в сторону Харуюки и Карен, прокричал:

– Давайте драться честно, без этих всяких штучек! Последний рывок – поглядим, у кого сила воли круче!

– Оуу!!!

Большой и маленький аватары стукнулись кулаками.

Вода, покрывающая тело Аква Каррент, запульсировала сильнее – это и был ответ.

– Как пожелаете. Идем, Кроу.

– А-ага! – кивнул Харуюки и понесся следом за Карен.

Поняв, что сейчас будет кульминация боя, зрители восторженно загудели. И посреди этих криков четыре аватара столкнулись, рассыпав во все стороны световые и звуковые эффекты.

Жар и восторг дуэли, достигнув пика, сплавились в громадную воронку.

 

Предыдущая            Следующая

 

 


[1] «На но», стоящее в конце фразы, придает ей вопросительный оттенок. Характерно в основном для женской речи (хотя Харуюки в этом конкретном рассказе тоже использовал этот оборот минимум дважды).

[2] Nickel Doll (англ.) – «никелевая кукла», Sand Duct – «пескопровод» или «пескоструй». «Sand» по-английски произносится «сэнд», но японцы его произносят «санд».

[3] Sand blast – (англ.) «песчаный удар» или «заряд».

[4] «Путешествие на запад» – вероятно, имеется в виду китайский роман XVI века, одно из известнейших классических произведений китайской литературы.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ