Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 6

 

Сначала, конечно же, обрушился ливень дальнобойных атак.

Даже в Желтом легионе не все игроки были желтого типа, то есть спецы по непрямым атакам. Из трех десятков врагов, окружающих кратер, не меньше десяти были красными, и они принялись пускать лучи и снаряды – это вполне можно было бы назвать настоящей бомбардировкой.

Большинство этих атак были нацелены на Нико, Красного короля, однако та, не находясь в «режиме крепости», уворачивалась проворными скачками. Но один синий луч – возможно, просто плохо нацеленный – полетел в Харуюки, который держал Черноснежку и не мог двигаться.

– Кк…

Каким-то чудом он сумел изогнуться всем телом и избежать попадания – луч скользнул по левому плечу. Это и повреждением нельзя назвать, мысленно произнес он, но тут –

– !..

Плечо обожгло, потом рванула острая боль, так что Харуюки невольно дернулся назад.

Во время дуэлей Бёрст-линкеров, когда аватар получает урон, его обладатель ощущает боль, причем заметно более сильную, чем в других приложениях для нейролинкера. Но сейчас Харуюки было вдвое больнее, чем в нормальных дуэлях.

Вот так, значит, оно устроено в «Безграничном нейтральном поле». Чтобы компенсировать приобретение очков без рисков, связанных с дуэлями, здесь существуют особые правила: «неограниченное время», «невозможность мгновенного выхода» – и удвоенные болевые ощущения.

Харуюки тут же встал, и в следующую секунду к нему понесся рой маленьких ракет.

– Ооо!

Это взревел Такуму, заслонивший собой Харуюки и Черноснежку. Пикомет в правой руке Сиан Пайла был нацелен на ракеты.

С металлическим щелчком вперед выстрелилась острая стальная пика, и большинство вражеских ракет с грохотом взорвались. Несколько штук, однако, уцелели и впились в синюю броню. Вспышки. Звуки взрывов.

– Гуаа!..

Такуму стонал и шатался, но не падал. Повернувшись своим гигантским дымящимся телом, он коротко крикнул:

– Хару, беги!

– По… понял!

Прости. Мысленно извинившись перед лучшим другом, Харуюки побежал, таща на себе аватар Черноснежки. Бежал он к Нико, которая, достав пистолет, палила во врагов на восточном краю кратера.

Сперва надо выбраться из окружения, потом уже можно думать о том, чтобы отступать или контратаковать. К счастью, поскольку враг полностью окружил кратер диаметром метров сто, его строй сам по себе был довольно хлипким. Если удастся на полной скорости прорваться сквозь кольцо и добраться до Грин-бульвара, то Саншайн-Сити и точка выхода будут совсем рядом.

Поддерживая Черноснежку правой рукой, Харуюки раскрыл крылья за спиной. Когда он получил попадание в предыдущей атаке, его шкала спецатаки чуть пополнилась. Вполне возможно проскользить как раз до края кратера.

Непрерывный огонь Нико привел к тому, что на востоке во вражеской цепи образовалась прореха. Не отрывая от нее взгляда, Харуюки изо всех сил оттолкнулся от земли.

И в эту же секунду за спиной у него раздался резкий, но в то же время какой-то писклявый возглас Йеллоу Рэдио, Желтого короля:

– …«Глупая карусель»!!![1]

Это спецатака!

Слишком поздно! Край кратера уже прямо перед –

– …Уаааа?!

То, что случилось дальше, заставило Харуюки застыть.

Мир начал вращаться. Нет, точнее так: он разделился на «внутри кратера» и «снаружи кратера», и эти части принялись вертеться в противоположные стороны. Здания на заднем плане, вражеские дуэльные аватары – все это стремительно потекло слева направо.

Более того, повсюду вокруг Харуюки появилось множество тускло-желтых игрушечных лошадок, которые принялись весело качаться вверх-вниз. А в ушах Харуюки зазвучала веселая музыка в стиле кантри – правда, почему-то выглядело это как фоновая музыка в какой-то игре.

Теряя чувство равновесия, Харуюки опустился на колено. Он огляделся: Нико прямо перед ним и Такуму рядом тоже шатались, изо всех сил пытаясь устоять на ногах.

– По… поле, оно крутится?.. – обалдело промямлил Харуюки. В ответ раздался резкий голос Красного короля:

– Это только видимость! На самом деле ничего не движется! Закрой глаза и беги!

– Но… куда?!

Действительно – он совершенно не понимал, в какой стороне тот самый восток, который ему нужен. Если он побежит вслепую и в результате удалится от точки выхода, пути назад уже не будет.

– Туда!

– Сюда!

Нико и Такуму одновременно показали в противоположные стороны.

А враг тем временем целился в неподвижные аватары…

Из-за пределов кратера сердитым роем налетели огни атак.

От них нам не увернуться. Харуюки был твердо уверен в этом, глядя на множество приближающихся огней. Они летели по кривым траекториям, но это только на вид казалось так. Они выглядели кривыми из-за иллюзии, наведенной Йеллоу Рэдио, Желтым королем.

Думая защитить хотя бы Черноснежку, Харуюки собрался закрыть ее хрупкий аватар развернутыми крыльями.

Однако Такуму среагировал раньше.

– ЛОЖИСЬ!!!

Его сильные руки обхватили всех троих и повалили на землю, а сам он упал сверху.

– Та-…

Харуюки распахнул глаза, но слова, рвущиеся из его рта, были стерты страшным грохотом взрывов. В глазах у него все побелело, щеки обожгло волной жара – и совсем рядом раздался сдавленный стон лучшего друга.

– ГУУУУ!!!

На широкую спину Такуму обрушивался ливень самых разнообразных дальнобойных атак. Харуюки от одного скользящего попадания испытал дикую боль. Что же сейчас обрушивается на нервную систему Такуму? Быть может, это даже сильнее, чем то, что Харуюки ощущал в той самодельной тренировочной комнате…

– Нет… Таку, прекрати! – заорал Харуюки, пытаясь выбраться из-под Такуму.

Однако мощные руки держали Харуюки стальной хваткой; совсем рядом раздался хриплый голос, перемежаемый тяжелым дыханием.

– Все… в порядке, Хару. Перед тобой… мою вину загладить… одного этого мало…

– Нечего… нечего тебе заглаживать! Сколько еще надо тебе говорить, чтобы ты понял, Таку!

Он кричал изо всех сил, но ответом ему были лишь новые мучения Такуму. Тот получал все новые и новые попадания, и из щелей в маске Сиан Пайла вырывались стоны.

Сквозь рев атак прорвался мерзкий голос Желтого короля.

– Как некрасиво… Спалите этого болвана.

В ответ грохнул новый залп; однако Такуму еще был жив.

Возможно, красные Бёрст-линкеры во вражеском отряде обладали не очень высокими уровнями. А их противник, Сиан Пайл, был хотя и всего лишь четвертого уровня, но синий, то есть выносливость была его сильной стороной. Именно поэтому он продолжал сопротивляться столь жестокому огню. Но также это означало и то, что его пытка продлится дольше.

Харуюки уже ничего не мог сказать. Такуму твердо решил защищать остальных троих, пока спецатака Желтого короля «Глупая карусель» не закончится.

Нико, лежащая рядом с Харуюки, видимо, тоже это поняла; она коротко сказала:

– …Беру назад свои слова, что ты только головой умеешь работать, Сиан Пайл. Еще тридцать секунд продержись.

– По… нял, я…

Дзык.

Этот неприятный звук раздался совсем рядом, и голос Такуму оборвался.

Харуюки ошеломленно смотрел на торчащие из прикрывающей его груди Такуму три острых сверкающих кусочка металла.

Дальнобойные атаки прекратились. Странная музыка «Карусели» продолжала звучать, и под эту музыку громадное тело Сиан Пайла приподнялось – но не его усилиями.

Рядом с ним стоял сине-зеленый дуэльный аватар такого же размера. Рубленые контуры тела приводили на ум ассоциации с какой-то дорожной техникой. Немыслимо громадную правую руку он держал поднятой вверх. Заканчивалась эта рука тремя чудовищными когтями, и они были вонзены в спину Сиан Пайла.

Это был один из выжидающих аватаров ближнего боя – видимо, он не устоял на месте от раздражения. Его маска, смахивающая на CRT-монитор прошлого века, засияла, и он громко произнес:

– Я слышал, ты неплох, новенький «синий». Ты так гордишься своей непробиваемостью, Сиан Пайл.

Подняв насаженного на когти Такуму еще выше, бульдозероподобный аватар насмешливо продолжил:

– Хе-хе-хе, прежде чем ты умрешь, запомни. Победил тебя я, Сакс-[2]

– Твое дурацкое имя… мне до лампочки, – прохрипел Такуму, а потом вдруг поднял правую руку и направил пикомет в середину собственной груди. – «Лайтнинг Сиан Спайк»!!!

Сразу после этого слабого, но решительного выкрика из заднего отверстия пикомета вырвалась сине-белая вспышка.

Спереди в тот же миг вылетела молния. Она прошила грудь Сиан Пайла, руку бульдозероподобного аватара и, пролетев по прямой, вонзилась в квадратную голову. С громким треском рука и маска Сакс-кого-то-там отлетели в сторону и, зависнув на мгновение в воздухе, с грохотом упали.

Пока действует иллюзия «Карусели», целиться нормально невозможно даже во врага, находящегося вплотную. Но если враг держит тебя рукой, это совсем другая история. Достаточно направить выстрел вдоль руки, и тело само найдется.

– Та… Таку!!! – прокричал Харуюки.

Потрясающе, ты просто супер. Ты гораздо сильнее и умнее меня – я горжусь, что ты мой лучший друг.

Чувства переполняли его грудь, но выразить их словами у него не было даже шанса.

– У… гяааааа!!!

Вопящий вражеский аватар рухнул на землю, держась левой рукой за лицо. Такуму из последних сил цеплялся за него.

Из-под маски, обращенной к Харуюки, раздался угасающий голос:

– Дальше… все в твоих руках, Хару.

Потом его руки крепче вцепились во врага –

– «Сплэш стингер»!!!

Между двумя прижатыми друг к другу аватарами раздался пулеметный треск, замелькали вспышки.

Враг перестал дергаться, по обоим аватарам побежали светящиеся трещины.

Мгновение спустя со дна кратера поднялись два синих столба. Взрывом разметало полигоны, и ни Такуму, ни врага здесь больше не было.

И практически сразу же иллюзорная «Карусель» оборвалась, мир вернулся в нормальное состояние.

 

Тишина заполнила кратер, который в реале был парком Южного Икэбукуро.

Дальнобойные атаки прекратились, слышны были лишь далекие раскаты грома и свист ветра.

У аватаров, обладающих дальнобойными атаками, лучевое оружие перегревается, а у остального кончаются боеприпасы, поэтому палить без конца невозможно. Однако даже если это учесть, все равно тишина казалась очень странной. Видимо, враги тоже были потрясены тем, как Сиан Пайл и второй аватар взаимоуничтожились.

Это наш шанс выбраться, подумал Харуюки. Такуму своей жизнью выиграл для них время. Однако почему-то его не слушались ноги. Стоя на колене, маленький аватар Харуюки сотрясся.

В груди у него разгоралось чувство, которое он не в силах был описать.

Беспомощность из-за того, что его пришлось защищать лучшему другу. Гнев на Желтого короля за то, что тот устроил эту мерзкую ловушку и играл с сердцами других людей. И сильнее всего – чувство к той, кого он поддерживал левой рукой, к черному аватару, бессильно сникшему, будто у него отключили энергию…

– …Семпай… семпай, – пискляво вырвалось из горла Харуюки. – Черноснежка-семпай… почему… почему ты не встаешь…

– Бесполезно, Сильвер Кроу.

Эти слова прошептала Нико.

С хрустом опершись ногами о землю, Красный король встала и выпрямилась.

– «Обнуление»… сейчас от души этой девочки к ее аватару поступает нулевой сигнал. Бёрст-линкер, в котором нет желания сражаться, не может управлять дуэльным аватаром. Потому что источник силы дуэльного аватара – тепло сердца его владельца. Если у тебя нет сил даже на то, чтобы смотреть на собственные раны, ты не сможешь даже встать. Это и есть игра «Брэйн Бёрст». Эта девочка тоже понимает все это, даже если не хочет понимать. Но с этой проблемой ничего не сделаешь, даже если понимаешь ее.

Произнеся все это тихим голосом, Нико кинула взгляд на Харуюки.

– …Прости. Хотя Сиан Пайл пожертвовал собой, чтобы выиграть для нас время… но я не побегу. У меня характер не тот, чтобы просто сбежать. А ты просто бери девочку и уходи.

Харуюки показалось, что алый девчоночий аватар перед ним начал окутываться пламенем.

Да нет, не показалось. Аватар сделал шажок вперед, и Харуюки действительно увидел, как в этом месте вспыхнули язычки пламени.

Полная безбашенность. Враг же почти не пострадал. Победить нереально.

Однако Харуюки, хоть и был уверен, что бегство – разумный выход, не сдвинулся с места. Он понял, что если сейчас оставит Нико и сбежит с Черноснежкой, то потеряет что-то очень важное. Поэтому он пригнулся и тихо ответил:

– Я не пойду… не хочу сбежать и оставить товарища позади!

– Товарища… что за дурак. Ладно, как хочешь, – удивленно произнесла Нико после короткой паузы, потом сделала еще шаг вперед.

Указав правой рукой на Желтого короля, стоящего у западного края кратера, Красный король выкрикнула:

– Йеллоу Рэдио! Ты, прежде чем явиться, втихаря заполнил шкалу спецатаки, но сейчас она пуста! Теперь моя очередь отвечать… и не забудь, если я тебя замочу, ты отречешься от титула навсегда!!!

Будто подтолкнутый давлением этих слов, клоуноподобный аватар Желтого короля сделал полшага назад.

Нико же сделала еще шаг вперед и, раскинув руки в стороны, прокричала:

– Ко мне, «Усиленное вооружениеееее»!!!

С шорохом взлетели языки пламени, и окутанный ими аватар медленно взмыл в воздух.

Со всех сторон в огне начали возникать громадные блоки, они покрыли девочку со всех сторон. Ракетные установки на обоих плечах, толстая броневая юбочка, сопла за спиной – а вместо рук здоровенные, ужасающие орудия.

Скарлет Рейн, Красный король, уже в облике «Неподвижной крепости» опустилась на дно кратера, и земля содрогнулась. Все тело окутал белый туман.

Харуюки почувствовал, как три десятка окружающих их аватаров застыли в нерешительности. Поскольку территория Желтого легиона расположена в восточной части Токио, у них было немного возможностей встречаться с Красным легионом, контролирующим запад Нэримы и Накано. То, что с самой Нико никто из них не сражался, – это понятно, но даже видеть ее бои в качестве зрителей могли немногие. Впервые увидев истинную форму Скарлет Рейн, любой сразу же пугается до дрожи – чисто из-за громадного размера, который просто не может принадлежать дуэльному аватару. Так было и с Харуюки совсем недавно.

Харуюки проглотил слюну; а Нико тихо, но с сильными нотками в голосе добавила:

– Эй, Сильвер Кроу. Не хочется тебя просить, но займись спецами по ближнему бою, которые полезут на меня сзади.

– По… понял. Но… семпай…

– Эту девочку они не тронут – во всяком случае, пока не одолеют меня. Если меня вырубят, остальное не будет иметь значения – хватай Лотус и беги.

– …

«Вырубят» – это означает, что «Brain Burst» Нико будет насильно деинсталлирован.

Прежде чем Харуюки успел хоть что-то ответить, Желтый король, глядящий на них сверху, крикнул своим ядовитым голосом:

– Нечего бояться! Это просто стационарная пушка, стоит подойти вплотную – и она кусок железа!

Затем он поднял правую руку.

– Команда ближнего боя, ваш черед! Дальнобойщики, поддерживать! Вперед!!!

И как только правая рука, блестя желтыми бликами, рубанула вниз –

С громким «уоооо!» от края кратера вперед понеслись штук пятнадцать дуэльных аватаров.

В ответ на этот боевой клич на обоих плечах Нико со щелчком открылись ракетные установки. Несколько десятков самонаводящихся боеголовок выглянули, багрово блестя, – и тут же разом вылетели, оставляя за собой белые следы.

Они выстрелились вверх, потом, описав полукруг, обрушились на вражеские дуэльные аватары на земле. Часть врагов побежала от ракет, кто-то принял защитную стойку – в общем, атака затормозилась.

Двое из остановившихся сразу попали на прицел главных орудий.

С пронзительным «куоннн» рубиново-раскаленные лучи поглотили двух бедолаг. И тут же образовались шарообразные вспышки; громыхнули взрывы.

На месте двух аватаров возникли огненные столбы цвета их брони. Две полосы хит-пойнтов обнулились разом.

…Одним ударом!

Харуюки был в ужасе. Но в то же время у него мелькнула мысль: Ну, если так пойдет…

Однако сразу же огонь открыли дальнобойные аватары, как раз закончившие перезаряжать оружие. Промазать мимо аватара Скарлет Рейн, гигантского и неподвижного, было совершенно невозможно. Все снаряды словно притянула к себе алая крепость.

По всему ее телу распустились цветки взрывов, но Красный король даже не вздрогнула. В ответ она обрушила на стрелков пулеметный ливень.

Против дальнобойных атак сейчас нельзя поделать ничего – только лишь терпеть. Харуюки заскрипел зубами (мысленно) и опустил на землю аватар Черноснежки.

По словам Нико, если Бёрст-линкер проигрывает ране в своем сердце, он не может двигаться.

Харуюки на себе испытал нечто подобное.

Три месяца назад, когда он только-только узнал про «ускорение», ему, чтобы защитить Черноснежку, пришлось сражаться против лучшего друга – Такуму, Сиан Пайла. Его тогда излупили жестоко, и, переполненный осознанием собственной слабости и никчемности, он не мог даже стоять рядом с бессознательным аватаром Черноснежки.

Если бы тогда голос Черноснежки – то ли иллюзорный, то ли она на самом деле звала – не достиг его, Харуюки вряд ли смог бы дальше сражаться. Он не раскрыл бы тайную способность Сильвер Кроу, «полет», и, видимо, потерял бы все.

Вот почему сейчас, глядя на неспособную двинуться с места Черноснежку, Харуюки не чувствовал ни разочарования, ни гнева.

Лишь печаль.

Он не понимал, почему, но ему было очень грустно.

Харуюки с усилием моргнул, отпустил черный аватар и встал. Потом развернулся и побежал вперед.

Целью его был аватар ближнего боя, заходящий на Нико со спины. Он был оливково-зеленый, с длиннющими руками, оканчивающимися U-образными металлическими штуковинами.

Враг увидел набегающего Харуюки и крикнул низким голосом:

– С дороги, козявка!

Потом направил левую U-образную руку на Харуюки и проорал:

– «Магнетрон вееееееб»[3]!

Как только название приема было произнесено, из его руки вырвалась фиолетовая молния и попала в Харуюки. Однако урона она не нанесла – лишь потянула маленький аватар Сильвер Кроу со страшной силой, и тот со стуком прилип к U-образному концу.

– Хи-хии, металлик так легко прилепить!

Пока оливковый аватар кричал, его правая рука колотила Харуюки. Тот, закрываясь обеими руками, мысленно рассуждал.

По названию ясно, что вражеская спецатака использует магнитную силу. Значит, она должна иметь ограничение по времени. Более того, раз эта атака способна полностью обездвижить противника, она должна работать секунд десять, не больше.

Внезапно Харуюки вытянул руки и закрыл ими смахивающие на большие очки глаза противника. Потом развернул крылья и оторвался от земли.

– Эй, ты, а ну убрал руки!

Пока враг орал, он и примагниченный к нему Харуюки набрали несколько десятков метров высоты.

Затем фиолетовая молния, создававшая магнитный эффект, исчезла, и противник оттолкнул Харуюки освободившейся левой рукой.

– Всего лишь глаза мне закрыл, это же никакого урона не… ээ, чтооо?!

Не обращая внимания на орущий аватар, обнаруживший внезапно, что он в небе и держаться не за что, Харуюки начал снижаться на полной скорости. В воздухе он обогнал магнитный аватар и вытянул ногу, образовав таким образом острое копье.

– …Уоо!

С этим выкриком он вонзил ногу в спину аватара с дрелью, который как раз собирался запрыгнуть на Нико. Враг оказался пригвожден к земле, и Харуюки принялся молотить его левой рукой по шее.

– Ааа… гааа… ааа!

Сломав орущему врагу шею в двух местах, Харуюки отскочил от него – и тут прямо перед ним брякнулся магнитный аватар. Удар при приземлении был силен, и он тоже не мог двигаться.

Харуюки подскочил, чтобы его прикончить, но вдруг получил сильный удар в правую щеку.

Он красиво отлетел в сторону, перекувырнувшись в воздухе. От острой боли, как будто ему выбило несколько зубов, перед глазами замелькали искры.

Не обращая внимания на боль, Харуюки вскочил и повернулся к приближающемуся врагу номер три. Будто вырубленное из камня прямоугольное тело, облаченное в светло-синюю монашескую накидку. Маска, напоминающая лицо статуи моаи[4], выглядела забавно, но Харуюки хватило одного удара, чтобы оценить силу этих кулаков. Спец по сверхближнему бою без какого-либо оружия – такие вот простые противники очень страшны.

Похоже, этот мастер единоборств был ветераном: атаковал он совершенно бесшумно. Вот и сейчас он молниеносно подобрался на нужную дистанцию и резко выбросил вперед правую ногу.

Сильвер Кроу, к счастью, имел довольно маленькое тело, и потому ему удалось уклониться и избежать прямого попадания. Удар пришелся вскользь по левому боку; посыпались искры, полоса хит-пойнтов чуть укоротилась. Харуюки попытался контратаковать левой рукой, но его удар был легко сблокирован здоровенной, как доска, правой рукой противника.

«В ближнем бою против соперника с тупым оружием металлик находится в невыгодном положении…»

Внезапно в мозгу Харуюки пробудилась старая лекция Черноснежки.

«Не паникуй, не пытайся блокировать и контратаковать. Старайся подстроиться под атаку противника и воспользоваться ее силой. С твоей скоростью реакции это возможно. Помни: каким бы сильным ни был удар, по скорости ему не сравниться с пулей».

– Зеряаа!!!

Аватар-рукопашник с воплем нанес правый прямой удар.

Задавив в себе страх, Харуюки смотрел на приближающийся кулак, окутанный синей аурой. Отклониться назад, пропустить левую руку под его кулаком – и правой ногой ему в живот.

– …Раа!!!

С этим коротким выкриком он махнул крыльями – всего раз, но в полную силу. Чуть подлетев за счет этого, Харуюки одновременно нанес удар вверх правой ногой, и рубленый аватар-рукопашник, будто катапультированный, взмыл в воздух.

– Нико, сверху!

Услышала Скарлет Рейн возглас Харуюки или нет – так или иначе, с ее плеч вылетело несколько ракет, и все они попали точно в кувыркающегося в воздухе врага. Тот окутался красно-черными облачками разрывов и, оставляя за собой дымный след, рухнул на землю. Тут же на его месте поднялся и исчез светло-синий световой столб.

– …Хмм, неплохо для такого мелкого, Сильвер Кроу.

– Ну, спасибо!

Выкрикнув слова благодарности в ответ на подколку Нико, Харуюки, хоть это и отвлекло его немного от поиска следующего врага, все же краем глаза посмотрел на лежащий чуть поодаль черный аватар.

Она, Черноснежка, вовсе не идеальный сверхчеловек. Она такая же школьница, как я, и очень ранимая девушка.

Это он понял еще тогда, когда, произнеся слова, идущие не от сердца, заставил Черноснежку плакать; он этого никогда в жизни не забудет. Но все равно его восхищение и преклонение перед ней не уменьшились ни на чуть-чуть.

Дело не в силе.

Дело в стремлении стать сильнее. Харуюки как магнитом тянуло к душе, которая продолжала сиять, несмотря на все тяготы.

Вот почему ты должна снова встать. Не знаю, какие у тебя были отношения с прошлым Красным королем, но ты должна перебороть то воспоминание и встать. Разве не так?!

И сразу после этого отчаянного безмолвного вопля Харуюки.

Замедлившийся было враг пошел в атаку с новой силой.

Спецов по ближнему бою осталось меньше десяти, но они побежали со всех сторон сразу. В поддержку им полился град атак с дистанции.

– Думаете, будет легкооо?! – заорала Нико, и ее орудия, ракетные установки и пулеметы открыли огонь одновременно.

Но прямо перед тем, как они выплюнули огонь, Харуюки показалось, что он услышал какой-то странный звук.

Высокочастотный звук – точнее, шум – пронзил воздух. И тут же мир перед глазами Харуюки раздвоился, потом растроился.

Выпущенные Скарлет Рейн ракеты вдруг крутанулись в воздухе и разлетелись в разные стороны. Даже главные орудия, нацеленные на дальнобойных врагов, промазали – лучи пролетели выше и врезались в далекие здания, откуда донеслось эхо взрывов.

– Блин… помехи! – негромко выкрикнула Нико. – Это не радиогад… кто-то из его желтой тусы! Найди его!

– По… понял!

Еще отвечая, Харуюки развернул крылья и оттолкнулся от земли. Однако.

Снизу змеями протянулись два провода и обвились вокруг его ног.

Харуюки дернуло вниз, он ударился о землю. От соударения у него перехватило дыхание, но все равно он попытался перерезать провода ножом. Однако.

– «Электрик терапи»!!!

– !..

Как только кто-то выкрикнул название спецатаки, сине-белые молнии прошли по всему телу Харуюки, и его сотрясло неимоверно. Оглянувшись, он увидел роботоподобный аватар с проводами, идущими из обеих рук; на спине у него висела, испуская искры, какая-то штука, смахивающая на трансформатор.

Основным действием этой атаки было, похоже, парализующее, так что хит-пойнты Харуюки почти не страдали, но тело его не слушалось, и он никак не мог скинуть с ног эти провода.

– Гг… у!.. – застонал Харуюки, и на него обрушился визгливый смех электрического аватара.

– Ки-хи-хи-хи-хи! Поспи-ка маленько, засранчик! Пока Красного короля не разденут!!!

Харуюки тут же увидел, как множество силуэтов аватаров ближнего боя бегут к крепостеподобной Нико. Приблизившись из слепой зоны главных орудий, они принялись молотить руками-ногами по местам стыков «Усиленного вооружения». Полетели оранжевые искры, посыпались болты, и толстые броневые плиты одна за другой стали отваливаться.

Харуюки, отчаянно сражаясь с парализовавшим все тело электричеством, пытался подобраться ближе к электрическому аватару.

Однако искры не ослабевали ни на миг, и Харуюки даже голову повернуть не мог.

Что же мне делать. Что же мне делать. Что же мне делать, семпай.

Скорее… если я не поспешу, то Нико!..

Отчаянные мысли метались у него в голове, а с дальнего края кратера до него донесся громкий смех.

– …Ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Это был Желтый король, Йеллоу Рэдио. Его длинное, тощее тело с рогатой шляпой раскачивалось, руки изображали радостную пантомиму.

– Как! Как позорно! Как комично! Королевское достоинство, все такое… неужели от этого не осталось и следа?! Все-таки вы обе не заслуживаете быть королями – вот что это значит! Красная – просто выскочка! А черная – гнусная предательница, не так ли?!

Этот поток оскорблений перемежался звуками ломающегося металла. И полными страдания тихими стонами девочки.

– А… а…

Харуюки перевел взгляд в ту сторону и увидел, как большой аватар, стоящий на ракетной установке Скарлет Рейн, держит ее левое орудие.

Напрягшись всем телом, он поднял громадную пушку. Из сустава посыпались огненно-красные искры – почти как кровь.

И наконец с оглушительным металлическим треском орудие отделилось от тела.

Левая рука Нико повисла плетью; наверняка сейчас у девочки было ощущение, как при переломе. Слушая ее громкий вскрик, вражеский аватар победоносно поднял орудие и заорал:

– Вот так! Вот что такое Красный король! Эй, ребята, сдерите-ка с нее все и выковыряйте девчонку!!! Чтобы, пока ее хит-пойнты не кончились, она поняла, что такое унижение!!!

Харуюки заскрипел виртуальными зубами с такой силой, что они, казалось, едва не сломались; вытянутые пальцы его правой руки бессильно скребли землю.

Прямо перед ним неподвижно лежал запыленный черный аватар с потухшими глазами.

– Семпай… семпай.

Харуюки сумел выдавить из парализованного горла скрипучие звуки.

Позади – видимо, это было последнее сопротивление Нико – продолжало палить оставшееся у нее оружие. Ощущая сотрясение от пустых разрывов, Харуюки выкрикнул:

– Тебя… тебя это устраивает? Такой конец – это и есть твой конец игры?

В его мозгу всплыла картина, которую он увидел прошлой ночью: Черноснежка и Нико, спящие друг у дружки в объятиях.

Значение той сцены, настоящие устремления двух девочек – этого Харуюки понять не мог. Но в одном он был уверен: скоро все закончится. Хрупкая связь, случайно родившаяся за одну ночь, будет жестоко разорвана.

– Семпай… Черный король!!!

Харуюки вопил, собрав остаток сил.

Рана в сердце, которой сейчас противостоит Черноснежка, настолько громадна, что Харуюки даже вообразить этого не может. Красный король первого поколения – друг и товарищ, которого, веселого и восторженного, предали и навсегда изгнали из ускоренного мира; и из-за этого своего поступка Черноснежка страдала до сих пор.

Нет – быть может, она и Красный король были более чем просто друзьями и товарищами. И вот такого человека она уничтожила собственными руками.

Но.

Даже если это так.

– Что для тебя «ускорение»?! И «Брэйн Бёрст»!!!

Молотя по земле окутанным искрами кулаком, Харуюки вложил все чувства в голос.

– Добраться до десятого уровня, на котором никто никогда еще не был… твое желание увидеть, что впереди в этом мире, такое хилое? Оно такое дешевое, что стоит воспоминаний об одном человеке? Ты хочешь вырваться из человеческой оболочки… а не можешь вырваться даже из собственных сожалений – сколько ты еще собираешься так валяться! У тебя нет на это времени, ты должна разрубить все и всех, кто тебе мешает, выкосить их и идти вперед! Разве не так, Блэк Лотус?!

 

Дрр.

 

Ему показалось, или же скроенный из прямых линий черный аватар, лежащий возле его выброшенной вперед руки, на самом деле дернулся?

Нет, не показалось. Под угловатыми очками, как далекие звезды, вспыхнули два сиреневых огонька. Слабые, точно тлеющие угольки души, но пульсирующие.

– Сем… па… – тихо пролепетал Харуюки.

Его голос перекрыло резкое вибрирующее «бунн!».

С этим звуком глаза под маской вспыхнули во всю силу.

Полупрозрачная, точно обсидиановая броня вся, от головы до конечностей, наполнилась тем же светом. Пыль разом взлетела, вернув телу тусклый блеск.

Последними завибрировали клинки – руки и ноги.

У Харуюки словно что-то застряло в горле; без единой мысли в голове он смотрел на грациозно поднимающийся, словно его тянули за нитки, угольно-черный аватар.Accel_World_v02_249

Распрямившись, Блэк Лотус, кончики ног которой едва-едва не касались земли, медленно заскользила вперед. Добравшись до Харуюки, по-прежнему скованного электрошоком и лежащего неподвижно, она остановилась.

– Харуюки-кун.

Этот голос – добрый и строгий, как всегда.

– …Да.

Услышав его ответный стон, она пробормотала со знакомой смущенной смешинкой в голосе:

– Это… по твоим словам можно подумать, что мы с Райдером были влюблены.

– А… это не так?

– Абсолютно не так. Ты моя первая любовь, я тебе это уже говорила. И еще… сколько ты собираешься тут валяться? Попробуй сунуть руку в землю.

– Э… а… ага.

Как было велено, Харуюки сжал распрямленные острые пальцы и воткнул в землю.

Тут же искры, сжимавшие все его тело, медленно утекли вниз, и Харуюки, до которого дошло, воскликнул:

– А… понятно, земля…

– Если ты как следует подумаешь о свойствах и особенностях атак, то сможешь противостоять им, даже если встречаешься с ними впервые. Похоже, мне еще многому надо тебя научить.

Сразу после этого Харуюки услышал за спиной какое-то жалкое «псун» и обернулся посмотреть.

Он увидел, как электрический аватар медленно пятится, а от трансформатора у него за спиной поднимается белый дымок.

– Здесь ты дальше справишься сам. А я пригляжу за девочкой, которая угодила в беду, – непринужденно произнесла Блэк Лотус.

В воздухе прошел какой-то шелест, и черный аватар исчез.

Без малейших подготовительных движений – ужасающе скоростной рывок. Словно черный луч, Черноснежка преодолела несколько десятков метров и очутилась рядом с вражеским аватаром ближнего боя, стоящим на Нико.

– Уооо…

Издав этот удивленный возглас, враг выпустил орудие Нико, которое по-прежнему держал, и раскрыл руки с мощными пальцами, будто пытаясь потанцевать с Черноснежкой. Судя по тому, что он смог отделить орудие Нико, этот аватар специализировался не на тупых ударах, а на захватах.

И вот, стоя против этого аватара, Черноснежка – непонятно, что она думала, – вытянула вперед правую руку, будто говоря: «Ну рискни, схвати». Глаза врага сверкнули, и его змееподобные руки ухватили руку Блэк Лотус в двух местах.

– Попалась! «Ванвэй[5] сло-»…

Выкрикивая название спецатаки, он развернулся, положив руку, которую держал, на правое плечо, и занял стойку дзюдоиста, готовящегося к броску, – и в следующий миг что-то упало.

Десять толстых изогнутых цилиндриков. Пальцы. Пальцы, которыми враг сжал руку-меч Черноснежки, чтобы бросить ее. Он приложил силу, и клинок отрезал их.

– Прости, захваты со мной не проходят.

Сообщив это врагу, так и застывшему в бросковой стойке, Черноснежка резко рубанула правой рукой сверху вниз.

От правого плеча до левого бока прошла тусклая световая полоса. Затем мощная верхняя половина туловища аватара соскользнула вниз, оставив позади остальные 70%.

– Аа… гаа… ГААААААА!!!

Судя по тому, что он не исчез, у него еще оставались хит-пойнты; однако умереть сразу было бы для него, пожалуй, лучше. Он вопил от боли – еще бы, все тело разрезали надвое – и молотил по земле оставшейся рукой. Черноснежка перевела взгляд на оставшиеся семь-восемь аватаров ближнего боя.

– Ничего личного, но все, кто со мной сражаются, всегда страдают от потери различных частей тела.

Голос ее звучал спокойно, но были в нем некие кровожадные нотки, от которых у всех на поле боя перехватило дыхание.

– И не говорите… что теперь вы не хотите!

С этим громким выкриком похожий на черного хищника аватар налетел на бедолагу, первым попавшегося на глаза. Воздух наполнился высоким металлическим лязгом, перемежающимся воплями расчленяемого и криками отчаяния остальных Бёрст-линкеров.

Решив, что тем событиям можно какое-то время не уделять внимание, Харуюки развернулся к электрическому аватару, провода которого все еще опутывали его ноги.

Когда их глаза встретились, враг отвернул свое лицо, смахивающее на какой-то древний инструмент, и поднял руку.

– Эй, погоди минутку. Я сейчас батарею перезаряжу…

– Ага, щас, погожу!!! – крикнул Харуюки и, ухватившись руками за провода, оторвал их от ног; потом оттолкнулся от земли и взлетел.

– У, уавава!

Не обращая внимания на стоны болтающегося внизу противника, Харуюки набрал высоту, потом, зависнув неподвижно, принялся крутиться.

– Уаа – ааа – ааа –

Пока противник вопил то громче, то тише, Харуюки набрал достаточную скорость вращения, а потом выпустил провода. Тяжелый роботоподобный аватар на немыслимой скорости усвистел на юг; потом среди группы зданий негромко бахнуло.

У Харуюки тоже все вертелось перед глазами. Он потряс головой, чтобы привести зрение в норму, и посмотрел вниз: битва шла прямо перед ним.

Собственно, это была уже не «дуэль», а «бойня».

Большинство синих аватаров, специализирующихся на ближнем бое, сражаются руками и ногами; некоторые – холодным оружием вроде молотов и мечей. В общем, синие обычно чередуют атаку и защиту, выцеливая бреши в обороне противников.

Что касается Черноснежки, ее аватар Блэк Лотус обладает оружием суперближнего боя, четырьмя мечами-конечностями, и любое его движение является атакой.

Скажем, самый простой и очевидный рубящий удар сверху вниз. Если противник пытается парировать его кулаком или рукой, эта рука будет перерублена, только и всего. А можно просто в процессе погони за врагом махнуть ногой снизу вверх и тем самым рассечь жертву надвое. В общем, против нее любые контакты совершенно недопустимы. Все, к чему она прикасается, оказывается разрублено – поистине «смертоносный черный лотос».

Танцующий боевой аватар был невероятно прекрасен и в то же время до боли страшен.

Всего за одну-две минуты вражеский отряд спецов по ближнему бою был практически полностью истреблен: игроки либо погибли, либо катались от боли, потеряв конечность или каким-то другим образом поломавшись.

– Ах ты… сука!!! – вдруг проорал последний здоровенный Бёрст-линкер. Он занес над головой свой толстый длинный меч и рубанул, целясь в Черноснежку.

Потрясающие быстрота и выбор момента удара. Здоровенный клинок стального цвета молнией несся вниз. Черноснежка не стала уклоняться, а приняла удар на скрещенные руки.

Разнеслось оглушающее «кииин!». От точки соударения посыпались яркие искры, и оба аватара застыли.

Раздался долгий металлический скрежет. Серебристый и черные клинки впивались друг в друга все глубже.

Какой из клинков подастся первым, Харуюки сразу определить не мог. Однако маска аватара-мечника, похожая на хання[6], искривилась в усмешке.

– Дзан!

Одновременно с выкриком противника руки Черноснежки прямо под его мечом стремительно рубанули влево и вправо.

На землю беззвучно шлепнулись голова мечника и верхняя часть его громадного меча. Голова покатилась, глядя недоумевающе, и в следующую секунду ее безжалостно пронзил кончик левой ноги Черноснежки. Поднялся световой столб, вражеский аватар разлетелся на осколки, точно стеклянный, и исчез.

Снова несколько секунд молчания.

Прервал его короткий звук от дальнего края кратера.

– …Почему.

Это Йеллоу Рэдио, Желтый король, заговорил – почти застонал – тусклым голосом, потерявшим наконец прежнюю самоуверенность.

– Почему ты объявилась именно сейчас, чтобы вмешаться в мой карнавал, который я готовил годами? После того как два года скрывалась в какой-то дыре – почему?

Раскосые глаза на улыбающемся клоунском лице бело фосфоресцировали. Разведя в стороны руки, похожие на мертвые ветви, он встал на одну ногу, и его голова медленно закачалась.

Вдруг из-под маски раздалось негромкое «ку-ку-ку-ку-ку». Указав правой рукой на Черноснежку, Желтый король произнес голосом, в который вернулась издевка:

– Значит, ты уже забыла? Забыла, что из-за твоего предательства наш друг лишился головы? …Интересно, где он прямо сейчас, что он делает. Вряд ли он по-прежнему думает об Ускоренном мире, куда ему уже не вернуться… и о той, из-за кого так получилось. Но я забыть не могу. Если бы это была нормальная дуэль, то ладно, но такое подлое нападение… верно? Куу, куу-куу-куу-ку.

Слушая смех, рвущийся из этой глотки, Харуюки мысленно кричал.

Не слушай его. Этот гад хочет снова отобрать твое желание сражаться.

Однако произнести это словами Харуюки не мог. Ведь Черный и Желтый короли прокачивались вместе с самого начала существования ускоренного мира, они были друзьями до того события двухлетней давности. Харуюки понимал, что их отношения имеют свою историю, и абы кто не может в них вклиниться.

Харуюки медленно опустился и приземлился позади Блэк Лотус, стоящей рядом с полуразвалившейся Скарлет Рейн. Мысленно он горячо молился, чтобы Черноснежка не проиграла.

Внезапно –

Черноснежка беззвучно подняла правую руку. Обсидиановый клинок, на котором битва не оставила ни царапинки, смотрел точно на Желтого короля.

Своим шелковым голосом Черный король произнесла:

– Ты ошибаешься всего лишь в одном, Йеллоу Рэдио.

– О? И в чем же? Только не говори мне, что это не был подлый удар в спину?

– Не в этом. Ты считаешь, что для меня твоя голова стоит столько же, сколько Рэд Райдера, – в этом. Позволь мне сказать тебе кое-что… я… – ее правая рука со свистом рассекла воздух. – Я тебя терпеть не могла с первой же встречи!

Желтый король отдернулся назад.

Черноснежка покосилась вбок, потом глянула назад и быстро воскликнула:

– Рейн, твое остальное оружие уже перезарядилось?! Кроу, защищай ее!!! Поехали!!!

И, чертя прямую линию по дну кратера, она с безумной скоростью понеслась вперед.

– Блин… дай еще чуток передохнуть! – возмутилась Нико. Скрипя оставшимся правым орудием и наполовину сломанными ракетными установками, она развернулась к вражеским стрелкам, сгрудившимся на дальнем краю кратера.

Пока Черноснежка говорила с Желтым королем, Харуюки не только слушал. Эту передышку длиной в секунды он использовал, чтобы найти кое-кого. Тот аватар, который ставил помехи и мешал Нико нормально стрелять.

Вот он!

Так мысленно вскричал Харуюки, обнаружив желтый аватар, прячущийся позади красного на северном краю кратера. На каждом плече у него был открытый контейнер; из контейнеров торчали параболические антенны, в центре которых испускали световые эффекты длинные цилиндрики.

Решив, что этот аватар и занимается постановкой помех, Харуюки с силой оттолкнулся от земли.

Однако от центра кратера до края было метров тридцать. Сильвер Кроу, конечно, был быстр, но мгновенно добраться туда не мог, так что у красного врага было полно времени, чтобы навести свое громадное оружие.

Холодок прошел по спине Харуюки. Вновь он находился на открытом пространстве под прицелом врага-стрелка – именно из-за таких ситуаций у него был столь низкий процент побед в последние несколько недель.

Можно было только уклоняться.

Если он не победит этот аватар с помехами, боевая мощь Нико останется незадействованной. В таком случае оставшиеся красные аватары сосредоточат огонь на Черноснежке, не давая ей нормально сражаться с Желтым королем.

От того, сможет или нет Харуюки увернуться от одного-единственного выстрела, вероятно, зависит ход всего сражения.

От такого страшного веса у него захолодели руки-ноги. Поле зрения сузилось, в нем хватило места лишь для черного жерла ствола. Плохо. Если так пойдет, он не сможет увернуться. От тех пуль, что выпускал неподвижный пистолет в тренировочной комнате, он всего в 30% случаев уворачивался.

Нет. Сейчас ситуация не такая, как в белой комнате.

Потому что сейчас оружие находится в руках у игрока. Тело, окрашенное в коричневый камуфляж, большие линзоподобные сверкающие глаза – аватар-снайпер. Не на ствол – смотри на врага. Попытайся поймать момент, когда он будет готов нажать на спусковой крючок.

Внезапно Харуюки перестал видеть что-либо, кроме вражеского аватара. Забыв о том, что происходит на поле боя, он сверлил взглядом силуэт врага, сжимающего снайперскую винтовку.

Вражеский загривок напрягся, правое плечо приподнялось на несколько миллиметров, правая рука чуть дернулась –

Сейчас!

…Палец нажал на спусковой крючок, дуло осветила сине-белая вспышка.

В этот момент Харуюки уже заваливался влево.

С тихим шипением обжигающий луч скользнул по груди и правому плечу Харуюки, после чего улетел назад. Не обращая внимания на жжение, Харуюки пролетел последний десяток метров, промчался мимо снайпера и направился к прячущемуся за ним спецу по непрямым атакам.

Своими руками-ножами он атаковал разом обе антенны удивленного врага. Убедившись, что нежное оборудование расколочено вдребезги, Харуюки на миг опустился, но тут же взлетел.

…Нико!

То ли ее достиг этот мысленный призыв, то ли нет – так или иначе, как только помехи прекратились, все оставшееся оружие Скарлет Рейн открыло огонь.

Правое орудие выплюнуло раскаленный луч, с левого плеча стартовали ракеты – и на дальнем краю кратера поднялся огненный занавес, скрывший все. Конечно, одного этого залпа было недостаточно, чтобы истребить всю вражескую армию, но пальба по Блэк Лотус разом прекратилась.

Посреди тишины, повисшей после взрывов, раздался полный ярости возглас Черноснежки:

– Рэдио!!!

Ее правая рука-меч прочертила черную дугу.

В воздух беззвучно взлетел правый рог громадной шляпы Йеллоу Рэдио.

– Лотус!!!

Яростно, без тени былой насмешливости в голосе выпалив ее имя, Желтый король достал откуда-то длинную штуковину, похожую на жезл, и пошел в контратаку. Удар прочертил в воздухе золотую линию; Черноснежка парировала его левой рукой-мечом, и россыпь искр осветила их обоих.

Нико тем временем продолжала вести огонь на подавление. Харуюки опустился на длинный стабилизатор у нее на спине и принялся пораженно наблюдать за яростным сражением, разворачивающимся у западного края кратера.

Поединок королей, то есть Бёрст-линкеров девятого уровня – разумеется, такое он видел впервые в жизни.

Впрочем, любой на его месте – включая двух сражающихся – сказал бы то же самое.

«Семь королей чистых цветов», кроме Нико, достигли девятого уровня примерно в одно и то же время, чуть больше двух лет назад. Тогда же они узнали о жестоком правиле «внезапной смерти», которое действует при попытке достичь десятого уровня, и, чтобы избежать смертельных боев, сели за стол переговоров.

На этой конференции Черный король Блэк Лотус коварно напала на Красного короля первого поколения Рэд Райдера и убила его одним критическим ударом. Король убил короля – тот раз был первым и единственным. После этого Черный король была объявлена предательницей, и ей пришлось почти два года скрываться в локальной сети средней школы Умесато; а остальные короли подписали договор о ненападении и перестали покидать свои территории.

Вот почему с самого начала существования Ускоренного мира сейчас было первое нормальное сражение двух девятиуровневых.

Харуюки. И Нико.

И десяток оставшихся членов Желтого легиона. Все они прекратили атаки и наблюдали за сражением, затаив дыхание.

Вот это скорость!

В груди Харуюки разливалось восхищение.

Если бы он не сосредотачивался изо всех сил, то видел бы лишь вспышки, мелькающие вокруг королей. Вот Черный король нанесла четыре, нет, пять стремительных ударов подряд, и все они были впечатляющим образом парированы жезлом Желтого короля. Тот, в свою очередь, нашел прореху в обороне противника и пнул левой ногой; этот удар ногой же сблокировала Черноснежка, и ударные волны кругами разошлись во все стороны, искажая окружающую картину.

Мощнейшие атаки все продолжались, и от ног сражающихся по дну кратера начали во все стороны расходиться трещины; повсюду летали обломки. В пространстве было разлито невидимое напряжение; броня двух королей вроде бы сияла все ярче.

– …Уже скоро, – пробормотала Нико. Харуюки тут же переспросил:

– Ч, что?

– Их шкала спецатаки заполнится. Вот тогда начнется настоящий бой.

Еще до того, как Нико закончила предложение, раздалось громовое «БАХ», и ударной волной дуэлянтов отнесло друг от друга.

Вместо того чтобы ринуться снова в бой, Черноснежка осталась на месте, чуть подсев; левую руку она держала прямо перед собой, правую перпендикулярно левой. Длинные клинки охватило пульсирующее фиолетовое сияние, в то же время воздух сотрясся от низкой вибрации.

Одновременно с этим Йеллоу Рэдио скрестил руки перед собой, сжимая пальцами золотой жезл. Шарики на обоих концах жезла тоже принялись пульсировать.

Напряжение нарастало; Харуюки начало казаться, будто у него покалывает щеки.

Спецатака короля. Харуюки видел маленький кусочек этой мощи во время своей дуэли с Нико. Громадный луч, выпущенный одним орудием, с видимой легкостью снес верхушку расположенного довольно далеко, в Синдзюку, небоскреба.

Если такая же мощь будет высвобождена на близком расстоянии, что произойдет? Харуюки распахнул глаза и забыл дышать; и вновь его ушей коснулся голос Нико.

– …Все решит не сила, а скорость.

– Э… чт, что ты имеешь в виду?

– Как ни прикидывай, спецатака Лотус должна быть прямой, ударной. А Рэдио – спец по иллюзиям. Стало быть, успеет Лотус своим ударом достать Рэдио прежде, чем его атака начнет действовать, или нет – это и решит исход боя.

Харуюки судорожно сглотнул.

Большое солнце косо заглянуло сквозь прореху в черных тучах, и красный луч достиг земли.

Он отразился от обсидианового клинка – и в этот миг.

Зазвучал полный достоинства голос Блэк Лотус.

– «Дес бай пи-…»[7]

Одновременно – голос Йеллоу Рэдио:

– «Колесо никчемной фор-…»

Однако.

Оба названия спецатак, произносимые одновременно, так и не были выговорены до конца.Accel_World_v02_265

 

Тон.

 

Этот тихий, но в то же время невероятно внушительный сухой звук заставил смолкнуть обоих королей.

Произвело его нечто, пронзившее насквозь ярко-желтое бронированное тело Йеллоу Рэдио.

Черноснежка, так и не договорившая название своей спецатаки, Харуюки, Нико, остальные Бёрст-линкеры и сам Желтый король – все уставились на 15 сантиметров серебристо-серого металла, торчащие из его груди.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] В оригинале названия спецатак Желтого короля написаны на японском (с помощью кандзи), а всех остальных игроков – на английском (катаканой).

[2] Saxe – (англ.) сизый цвет (синеватый с оттенком серого).

[3] Magnetron web – (англ.) «магнетронная паутина».

[4] Моаи – каменные статуи на острове Пасхи.

[5] Oneway – (англ.) «односторонний».

[6] Хання – маска демона, используемая в японском театре Но.

[7] Death by pi… – (англ.) «смерть через…». Непроизнесенным осталось слово piercing – «пронзание».

3 thoughts on “Ускоренный мир, том 2, глава 6

  1. Kak
    #

    «Бёрст-линкер, в котором нет желания сражаться, но может управлять дуэльным аватаром.»
    вместо «но» наверное «не»

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ