Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 5

 

…Анлимитед бёрст!

Поглощенный мыслями, Харуюки выкрикнул эту команду, и тут же по его сознанию ударил звук ускорения гораздо более громкий, чем обычно.

Перед глазами мгновенно почернело.

Но вскоре темноту пронзил серебряный свет. Это был визуальный эффект, меняющий реальное тело Харуюки на металл робота.

При нормальном ускорении, то есть после команды «Бёрст линк», он сначала превращался в поросячий аватар; сейчас этой фазы не было, Харуюки сразу переходил в серебряный дуэльный аватар, Сильвер Кроу.

Сразу затем окружающая тьма сменилась сиянием всех цветов радуги.

За этой аурой возникла сверкающая иссиня-черная сталь.

То место, где раньше была его гостиная, стало холодным металлическим коридором, как в замке короля демонов из фэнтезийного фильма. Окна, смотревшие на юг, исчезли; на стенах и колоннах вперемешку с железными пластинами, смахивающими на теплоотводящие ребра радиаторов, горело множество светло-синих светильников. Под ногами лежал слой густого тумана, а высокий потолок тонул в черноте.

Металлическая часть напоминала арену «Чистилище», но здесь не было ни намека на нерегулярность, вызванную чем-то живым. Харуюки огляделся; такая упорядоченная, холодная картина была повсюду.

Обернувшись назад, Харуюки увидел три дуэльных аватара.

В темно-синих доспехах, с сильными руками-ногами и с громадным пикометом на правой руке – Сиан Пайл.

Вся алая, маленькая и стройная, с одним лишь пистолетиком – Скарлет Рейн.

И наконец, в угольно-черных полупрозрачных доспехах, с острыми, как мечи, сверкающими руками и ногами – Блэк Лотус.

Стоять возле двух королей – одно дело, но даже рядом с Сиан Пайлом, Такуму, который был того же уровня, Харуюки казался себе каким-то ничтожным. Он сглотнул и прошептал:

– …Это и есть «Безграничное нейтральное поле»…

– Да.

Подтвердив слова Харуюки (в ее голосе слышалось электронное эхо), Черноснежка изящно развернулась. Блэк Лотус, все конечности которой представляли собой острые клинки, не ходила, как все, а парила, чуть возвышаясь над полом.

Здоровенным клинком правой руки она указала вдоль коридора.

– Скорее всего, там выход. Будет быстрее, если ты увидишь сам.

– Точно. Пошли.

Скарлет Рейн, то есть Нико, тоже кивнула; ее антенны, похожие на хвостики волос, качнулись вниз-вверх.

Харуюки прошел стальным коридором, залитым туманом, и увидел впереди вливающийся снаружи белый свет. Невольно он ускорил шаг, обогнал остальных троих, потом свернул влево – и застыл, выпучив глаза.

Изначально здесь была восточная стена дома, обращенная на улицу; сейчас она превратилась в открытую террасу. Высота была та же, что у квартиры Харуюки на 23 этаже, так что он мог видеть все, что находилось снаружи.

«Устрашающая» – вот единственное слово, подходящее для описания открывшейся перед ним картины.

Небо было густо затянуто серыми облаками. Между ними то тут, то там проскакивали сине-фиолетовые молнии.

На земле стояли здания; как и дом Харуюки, они были собраны из острых стальных пластин. Впереди лежал укрытый туманом Синдзюку, но это был уже не район, утыканный небоскребами, а что-то вроде мрачной враждебной крепости. И, куда ни посмотри, никакого движения. Как будто это место было абсолютно необитаемым.

Город демонов. Такие слова всплыли у него в голове. Харуюки обратился к остановившейся рядом с ним Черноснежке:

– Я никогда раньше такого не видел. Здесь у арены свойства…

– «Хаос».

После этого краткого ответа она повернула голову с горящими фиолетовым огнем глазами к Харуюки и добавила:

– Рано или поздно ты поймешь, что все это означает. Теперь, Харуюки-кун. Рассматривать панораму можно, но есть еще кое-что, что ты должен сразу заметить.

– Э… э?

Харуюки поспешно заозирался и наконец увидел то, что должен был.

До сих пор на всех дуэльных аренах в верхней части поля зрения отображались хит-пойнты его и противника, а между ними таймер, начинающий отсчет с 1800 секунд. Однако сейчас он видел лишь свою полосу хит-пойнтов, а таймера не было вовсе.

До сих пор, пользуясь программой «Brain Burst», Харуюки видел сверхдетализованные арены, которые не отличишь от реальных; все пять органов чувств получали идеальные, реалистичные сигналы; однако содержание игры представляло собой не что иное, как старый добрый файтинг. Здесь, в «Безграничном нейтральном поле», графический дизайн изменился лишь незначительно, но тем не менее Харуюки почувствовал, что игра резко сменила одежду и превратилась в современную крупномасштабную сетевую игру. У него вырвалось:

– Т-тут нет счетчика времени?!. Что это значит?..

– Ровно то, что кажется, – на этот раз ему ответила подошедшая слева Нико. – Здесь нет ограничения по времени. Поэтому оно и «безграничное».

– Ээ…

Вновь лишившись дара речи, Харуюки отчаянно пытался понять смысл того, что видел перед собой.

– …Э, это. Мы ведь ускорились, да?

– Конечно же.

Ответ Черноснежки вновь заставил его мысли крутиться на полных оборотах.

Когда пользователь «Brain burst» ныряет в виртуальное пространство, его мышление ускоряется в тысячу раз. Поэтому, даже если использовать весь 30-минутный предел погружения, в реальном мире проходит всего 1.8 секунды.

Но тут – без ограничений. И что же это значит.

Если в «Безграничном нейтральном поле» провести всего десять минут реального времени, здесь это будет десять тысяч минут – то есть примерно 166 часов, примерно семь дней.

А если провести один реальный день…

Посчитав на пальцах, Харуюки проскрипел:

– Т… три года…

Господи. Это же почти вечность. Стало быть, если он воспользуется командой «Анлимитед бёрст», то, сколько бы домашки ему ни требовалось перерешать, как бы он ни отлынивал во время подготовки к экзаменам…

– Так нельзя делать, Хару, – ровно в этот момент произнес стоящий сзади Такуму, будто прочтя мысли Харуюки.

Обернувшись, Харуюки увидел, как аватар пожал мощными плечами. Его друг продолжил со смехом в голосе:

– Я был здесь всего один раз. Я был в таком же восторге, как ты сейчас, и, раз уж на это ушло десять бёрст-пойнтов, я решил, что будет просто глупо возвращаться домой сразу, и провел тут три дня. Когда я вернулся в реал, я все забыл, что собирался сделать до того, как ускорился. Это было ужасно.

– Совершенно верно. Харуюки-кун, за три дня ты можешь отделаться тем, что забудешь свои планы, но если ты проведешь здесь месяц или полгода… – тут голос Черноснежки посерьезнел. – Когда ты вернешься, ты будешь другим. Конечно, по сравнению с прежним тобой твоя душа окажется старше. Если ты не хочешь, чтобы твоя семья и друзья смотрели на тебя со странными лицами, ты не должен зависать здесь слишком надолго.

Как только он услышал эти слова, в его памяти прозвучал голос.

«Если бы ты узнал, сколько времени я и вот она провели в ускоренном мире…»

Вчера Нико сказала это со смехом. И это значит, что –

Прежде чем он успел довести эту мысль до конца, та самая персона легонько хлопнула его по спине.

– Ладно, пора двигаться. Когда мы ускорились, поезду, на котором Черри, оставалось две реальных минуты до Икэбукуро. Так что время у нас еще есть.

– А, ага. Двигаться… в Икэбукуро, да.

Две минуты реального времени – это больше 33 часов в ускоренном мире. С мыслью, что это намного дольше, чем им понадобится, Харуюки повернулся на северо-восток.

За тянущимся вдаль иссиня-черным стальным городом он различил гигантскую структуру, вроде как парящую. Если это Саншайн-Сити[1] в Икэбукуро, то дотуда, как и в реальном мире, должно быть километров шесть.

– Так… пешком пойдем туда? Или бегом?..

– Не, что ты. Зачем, по-твоему, мы тебя взяли?

– Э? То есть…

Стоя перед офигевшим Харуюки, маленький алый аватар сложил руки перед грудью и склонил голову набок.

– Возьми меня на ручки и лети, братик♪.

 

С помощью своих «Удара» и «Пинка» Харуюки принялся разрушать все подряд объекты на террасе – всякие странного вида статуи и металлические прутья. Когда шкала спецатаки заполнилась, он развернулся.

– Это…

На него пристально смотрели два короля.

– Он понесет меня, потому что у меня видишь какие руки. А ты можешь повисеть у него на ногах.

– Ни фига себе шуточки! Чего это я должна лететь в таком дурацком виде? Это ты виновата, что у тебя такой аватар, вот и езжай на поезде!Accel_World_v02_189

Между королями опять словно искры принялись сыпаться. Такуму со вздохом вмешался.

– Давайте вот как сделаем. Командир будет на правой руке Хару, Красный король на левой – он вас поднимет. А потом я прицеплюсь к его ногам. Ты выдержишь, Хару?

– А… а, ага, думаю, да. Правда, быстро лететь не смогу.

Подойдя к по-прежнему недовольным Нико и Черноснежке, Харуюки сперва протянул правую руку.

– П-прошу прощения.

С этими словами он крепко обхватил стройную талию Блэк Лотус повыше броневой юбочки в виде цветка. Потом левой рукой обхватил еще более тонкое тело Скарлет Рейн.

В голове у него просто не было места для мыслей типа «Йоу, по цветку в каждой руке»; постепенно влив силу в лопатки, он раскрыл металлические пластины, сложенные за спиной.

Крылья распахнулись с отчетливым звоном и тут же начали легонько биться. Виртуальная подъемная сила приподняла Харуюки над полом.

Медленно взлетев на полтора метра, он остановился.

– Таку, теперь можно.

– Благодарю, Хару.

И сильные руки Сиан Пайла ухватили его за икры.

– Ну… полетели!

С этим возгласом Харуюки замолотил крыльями в полную силу.

Три человека весили довольно много, но все равно ему удалось ускориться вверх. Стальная терраса оставалась все дальше позади; перед летящими открывалась картина необитаемого, искаженного города.

– О… ой, супер!.. – завопила Нико под левой мышкой. – Ты правда летаешь! Вон седьмая кольцевая… а вон центральная ветка железки, круто. Интересно, мою школу видно отсюда?

Для Харуюки это была знакомая картина. Даже при ограничениях на движение, которые есть у обычных дуэльных арен, он мог разглядеть не только Токио, но и весь регион Канто.

Но сколько бы раз он это ни видел, в его сердце всегда вспыхивало одно и то же чувство, со временем оно не притуплялось. По словам Черноснежки, это «Безграничное нейтральное поле» ограничено зоной действия сети Общественных камер – а значит, продолжается до самых границ Японии.

Такая громадная площадь уже не может называться игровой картой. Это иной мир.

– Понятно… вот оно что, – прошептал Харуюки. – Это настоящий «Ускоренный мир», да? Он всегда существует рядом с реальным… это не временный, это постоянный мир…

– Совершенно верно, – коротко ответила Черноснежка под его правой мышкой. Сияющие глаза на рубленом шлеме смотрели прямо на Харуюки. Строгий, но добрый голос продолжил: – И это истинное поле сражения Бёрст-линкеров. Если ты ставишь перед собой задачу дойти до девятого уровня, тебе придется сражаться и побеждать здесь. …Впрочем, сейчас еще рано.

Значит ли это, что у него пока уровень маловат, или же сам Харуюки еще слишком мало умеет?

Почувствовав укол нетерпения в груди, Харуюки кивнул.

– Да… но, но ты другое скажи…

– Мм? Что именно?

– Раз это постоянная карта, значит, кроме нас, сейчас здесь есть и другие Бёрст-линкеры?

– Конечно.

Ответила ему Нико. Харуюки повернул голову к ней и задал следующий вопрос:

– Н-но если так… почему я тут никого не вижу?..

Деформированный город заполняла холодная тишина, Харуюки не видел ни намека на движение. Он думал, здесь должно быть как на обычной дуэльной арене, где повсюду дуэльные аватары; что же это значит?

Однако он тут же получил ответ – на этот раз от висящего внизу Такуму.

– Ха-ха, но это же очевидно, Хару. Бёрст-линкеров всего около тысячи, из них в «Безграничном нейтральном поле» в каждый отдельный момент человек сто, не больше. Но даже если сто – в таких местах, как Сугинами, почти никого нет, так что ничего удивительного, что мы никого не видим.

– Т-тогда… если мы направимся к центру города?..

– Точно. Поэтому-то мы и летим в Букуро, и Черри Рук тоже.

Произнеся эти слова, Нико постучала по шлему Харуюки и добавила:

– Кстати, если ты так и будешь тут висеть неподвижно, твоя шкала кончится.

– А, э, ага.

Харуюки проверил маленькую синюю шкалу спецатаки под полосой хит-пойнтов. Неподвижное зависание в воздухе расходует шкалу медленно, но все равно он потерял уже процентов десять.

– Ладно, тогда полетим по прямой, – заявил Харуюки и вновь увеличил скорость работы крыльев.

Он двигался вперед прямо под черными тучами, будто скользил. Вскоре они миновали безлюдную седьмую кольцевую линию и очутились в Накано.

Харуюки скользнул взглядом вдоль железнодорожной линии Тюо на эстакаде, поддерживаемой ужасно острыми столбами. Внезапно он увидел кое-что неожиданное и пробормотал:

– О… этот, этот поезд едет?!.

По черным блестящим рельсам в сторону Синдзюку действительно с тяжелым стуком двигалась тень в виде двух вагончиков.

– На нем даже прокатиться можно. Правда, за это надо платить очки.

После этого объяснения Черноснежки со смешинкой в голосе глаза Харуюки под серебряной маской распахнулись.

– Что… а к-кто его ведет?!

– Ху-ху, когда-нибудь выясни сам.

Пока они болтали, железка оставалась все дальше позади; зато Харуюки видел улицу Яматэ. Когда они пролетят мимо нее, окажутся в Мэдзиро, а затем в Икэбукуро.

В реальном мире Харуюки обычно ездил туда покупать старые игры и бумажные книги, но добираться туда из Сугинами очень неудобно. Либо приходилось ехать на поезде в Синдзюку и идти уже оттуда, либо ехать на автобусе из Коэндзи. И то, и другое – приличные крюки, так что поездки отнимали немало времени.

Если бы я мог так вот лететь, прикольно было бы. Так он подумал, но тут –

– Харуюки-кун. Посмотри вон туда.

Черноснежка под его правой мышкой указала своим мечом на восток.

Харуюки спокойно повернул голову; увиденное его настолько поразило, что он едва не выпустил обоих королей (пришлось сжать руки крепче).

– Уааа… чт… что?!.

По укрытой слоем густого тумана улице Яматэ медленно двигалась колоссальная тень. Описать ее можно было лишь как «странную». Четвероногая, как зверь; но тело при этом было плоским, как у ската, а там, где полагалось находиться голове, до земли свисало множество щупалец. Длинные мощные ноги, похожие на жучиные, кончались очень брутальными на вид острыми когтями.

Как ни гляди, а ростом эта тварь была с трехэтажный дом, не меньше. Она медленно ползла на юг, занимая три уличных полосы.

Каждый раз, когда нога монстра опускалась за землю, воздух содрогался от низкого «бумм». Харуюки ошеломленно прошептал:

– Что… это?

– Это «энеми», обитатель здешнего мира. Он создан системой, и он движется.

Нико присвистнула и подхватила слова Черноснежки:

– Увидеть такого большого – ты везунчик. Только не приближайся к нему слишком близко. Если мы его заинтересуем, даже эта наша компания с ним не справится.

– Заинтересуем… говоришь… он что, может на нас напасть?!

– В средней школе ты уж должен бы выучить, что означает слово «энеми»[2].

Харуюки поспешно набрал высоту; на подковырку Нико как-то реагировать было некогда. Странное на вид чудовище, похоже, не замечало, как его разглядывают с высоты, и медленно шло своим путем.

– По… почему такая опасная штуковина…

– Почему, спрашиваешь… потому что…

Черноснежка начала было отвечать, но замолчала. Нико и Такуму, похоже, тоже не знали ответа, и Харуюки склонил голову вбок.

Вдруг висящий у него на ногах Такуму тихо воскликнул:

– Вот оно, начинается. «Охота».

– Охо… охота?..

В этот момент громадная зверюга, над которой они как раз пролетали, неожиданно взревела, и Харуюки подлетел на несколько метров вверх.

– Уаааа?!

Монстр встал на задние ноги – щупальца на голове резко затряслись – и вновь издал рев. Однако Харуюки почти сразу понял, что противник монстра – не они.

Южнее вдоль по улице Яматэ появилось множество маленьких теней.

Сперва Харуюки показалось, что это новые «энеми», но тут же он понял, что это не так. Гуманоидные силуэты в разноцветных доспехах – это Бёрст-линкеры.

Крупная фигура, стоящая впереди всех, подняла правую руку и резко опустила.

Тут же с крыш домов по обе стороны улицы вниз обрушилось множество лучей и снарядов; все это начало рваться в районе громадной башки монстра.

Здоровенную тушу «энеми» шатнуло, затем, протрубив «юоооон!», чудовище повернулось к одному из домов. Загребая воздух передними ногами, оно помчалось вперед; с каждым его шагом земля вздрагивала.

Но когда громадная туша уже готова была врезаться в здание, Бёрст-линкеры, занявшие позицию на дороге, все разом провели атаки среднего радиуса действия. Застывшего неподвижно монстра окутали взрывы; он снова яростно взревел и сменил цель – теперь он понесся к людям на дороге.

– Б-берегись! – вырвалось у Харуюки. Передняя нога зверя обрушилась сверху вниз прямо на лидера группы, и тот упал, раздавленный… так казалось со стороны; на самом же деле бронированный сине-серебристый дуэльный аватар принял удар громадного когтя на скрещенные руки и остановил его.

Однако непохоже было, чтобы игроки собирались остановить монстра здесь; закрывая от бушующего чудовища остальных, лидер группы медленно пятился.

Когда «энеми» достаточно удалился от двух зданий, с крыш вновь раздался залп; на этот раз он пришелся в основание хвоста. Зверь медленно развернулся к восточному зданию – и тут же группа на земле пошла атаковать с близкого расстояния.

– Неплохая партия. Хорошо агрят[3] монстра. Кто их лидер? – Черноснежка явно была впечатлена.

Нико ответила:

– Кажется, кто-то из верхушки Зеленого легиона. Но партия, по-моему, смешанная.

Лишь после этого обмена репликами до Харуюки наконец дошло, что именно происходит у него перед глазами.

– А, п-понятно… это не монстр нападает на Бёрст-линкеров… это они его хотят убить.

– Точно. Это и называется «охота».

– То есть если они его убьют, получат очки опыта… а, не, бёрст-пойнты?..

– Мм, именно так, – кивнула Черноснежка. Нико постучала Харуюки по голове.

– Теперь-то даже ты должен понять. Энеми существуют в «Безграничном нейтральном поле» ровно потому, почему само это поле существует. Бёрст-линкеры, чтобы набирать уровни, могут не только в нормальных дуэлях участвовать, но и охотиться здесь. Правда…

– …Эффективность тут намного хуже, чем в дуэлях. На такого громадного монстра игроки охотятся с риском для жизни, а дают за него столько же, сколько за победу в дуэли с равным соперником… то есть десять очков.

Черноснежка, подхватившая объяснение Нико, замолчала и лишь покачала обтекаемой маской шлема, потом продолжила:

– Тут ничего не поделаешь. При охоте на энеми в этом мире бёрст-пойнты возникают из ничего. В дуэльном файтинге «Брэйн Бёрст» охота в «Безграничном поле» изначально была всего лишь дополнительным методом пополнения очков. Но сейчас высоких уровней по-другому практически не достичь. Все из-за…

– …Договора о ненападении… – пробормотал Харуюки.

– Высокоуровневые Бёрст-линкеры, даже если хотят нормальной дуэли, не могут драться на территории другого легиона. И еженедельные «территориальные сражения» из-за договора тоже буксуют…

Харуюки отвел взгляд от яростного сражения, разворачивающегося внизу, и вновь направился на северо-восток. Висящий под ним Такуму задумчиво произнес:

– Командир, но… строго говоря, есть еще один способ. Даже сейчас можно эффективно набирать очки и тем самым преодолеть барьер высоких уровней.

– Что? Таку, это?..

– Я имею в виду… в этом мире можно охотиться не только на энеми… Есть другая добыча, да и очков за нее дают больше…

Лишь на мгновение задумавшись, Харуюки резко ахнул.

– П-понятно… те люди… вместо монстра они могли…

Он кинул взгляд назад; там, далеко на юге, все еще можно было различить клубы пыли от непрекращающейся битвы.

Краткое молчание разбил тихий голос Черноснежки.

– Совершенно верно. Для нормальных дуэлей Бёрст-линкеры высокого уровня обычно не покидают территорию своего легиона, и ты не можешь их вызвать, даже если хочешь, зато здесь на них можно нападать сколько угодно. Более того, можно устраивать засады, бить со спины – все, что захочешь.

– И ровно это мы собираемся сделать с Черри Руком… нет, Кром Дизастером, – еле слышно пробормотала Нико, устремив вперед взгляд круглых рубиновых линзоподобных глаз.

Следом за светящейся седьмой линией позади осталась и улица Мэдзиро; прямо впереди был центр Икэбукуро. Дворец, окруженный странными металлическими шпилями и будто засасывающий в себя черные улицы, – это, похоже, была железнодорожная станция Икэбукуро. Восточнее простиралось огромное пустое пространство до самой крепости из небоскребов – Саншайн-Сити.

Внизу в этом коридоре виднелось несколько маленьких зданий, и Харуюки показалось, что он видит там мелькающие огоньки.

Это просто световые эффекты? Или тут, как в реальном Икэбукуро, большие торговые центры?

Кстати, Такуму с Черноснежкой так и не рассказали толком про тот магазин. Может, он как раз там…

Ворочая в голове такие мысли, он нечаянно забыл про их нынешнее положение и попытался было направиться к огням, но правая рука Нико тут же оттянула его голову назад.

– Эй, стой тут. Черри еще нескоро появится, но на всякий случай давай спустимся. Если продолжим летать, нас легко увидят снизу.

– Это правильно, конечно… но Икэбукуро – большой квартал. Ты знаешь, где именно он появится?

На вопрос Черноснежки Нико фыркнула.

– Если он будет все делать, как в прошлые разы, то появится в районе Саншайн-Сити. Покрутись немного на южном краю, выбери подходящее здание и опускайся.

Харуюки сделал что было велено – развернулся и полетел на восток.

Слева-спереди от себя он видел возвышающуюся к небу крепость. Справа было открытое пространство, что-то вроде котловины. В реале там располагался парк Южного Икэбукуро, но в «Безграничном поле», где не было ни единого дерева, это выглядело просто как кратер, оставшийся от падения гигантского метеорита.

– …Ладно, опустимся возле того пустыря, – объявил Харуюки и проверил шкалу спецатаки. Решив, что с трудом, но дотянет, он изменил положение крыльев.

Четверка медленно двинулась вперед –

И тут.

– ХАРУ!!! – проорал висящий внизу Такуму.

Харуюки машинально посмотрел вниз – и его взгляд тут же зацепился за ярко-рыжий трассер, тянущийся из щели между зданиями.

– !!!

Некогда было даже закричать; Харуюки чисто на рефлексах рванулся вправо-вперед.

Дзяаа!

Раздался звук, будто сам воздух горел; Харуюки ощутил спиной волну жара. Кончики крыльев начало жечь, хоть там и не было никаких болевых сенсоров.

Однако он не стал обращать на это внимание, а вновь заскользил в воздухе, на этот раз влево. Потому что увидел, как снизу идет новая атака. Более того, ее цвет был не такой, как у первой.

После того как он едва-едва уклонился от сине-белого луча, Черноснежка тихо прокричала:

– Неужели… Кром Дизастер?

Раздавшийся в ответ голос Нико звучал напряженно, в нем было слышно потрясение.

– Нереально… еще слишком рано, он через целые сутки должен появиться! И у него нету таких атак…

Разговор двух королей заглушил вопль Харуюки:

– СПУСКАЕМСЯ!!!

Потому что от зданий шла третья атака – и на этот раз огней было много. Это были не лазерные лучи, а вспышки выстрелов; а может, хуже – работающие двигатели самонаводящихся ракет.

Харуюки убрал из крыльев всю подъемную силу и начал не столько спускаться, сколько падать. Однако если он спустится вертикально, то попадет прямо в руки загадочного врага. Вновь развернув крылья, он заскользил по воздуху, как глайдер, направляясь к гигантскому кратеру.

– Вот они! Ракеты!

Цокнув языком, Нико под мышкой у Харуюки перегнулась и достала свой пистолетик.

Раздалось сухое «да-да-дан» и сразу следом – множество маленьких взрывчиков. Однако один-единственный пистолетик не мог сбить все ракеты сразу; некоторые прорвались сквозь возникшую завесу пламени, сблизились…

– …Ийяаа!

…и оказались перерублены левой рукой-мечом Черноснежки.

Харуюки чуть удалился от этого места, когда раздалась новая порция взрывов. Пользуясь взрывной волной, Харуюки отлетел еще на десяток метров в сторону, а затем на полной скорости понесся к центру круглого кратера.

Первым разжал руки Такуму и приземлился, вспахав землю. Сразу следом из-под мышек Харуюки легко спрыгнули два короля.

Сам Харуюки неловко бухнулся между этой троицей и поспешно вскочил на ноги. Кинул взгляд на полосу хит-пойнтов – к счастью, он потерял меньше 3%. В Черноснежку и остальных вроде тоже не было прямых попаданий.

Стоя посреди кратера, по которому лучами расходилось множество трещин, вся компания облегчено выдохнула.

В мир вернулась тишина – словно тех атак несколько секунд назад и не было вовсе. Лишь высоко в черных облаках вспыхивали молнии и погромыхивало, да ветер негромко шипел.

И тут –

С тихим звуком шагов на западный край кратера вышла тень.

Это был Бёрст-линкер. Вне всяких сомнений – один из тех, кто атаковал только что. Поскольку Харуюки видел лишь силуэт, он не мог определить цвет.

– Это… и есть тот, который на нас напал?.. – еле слышно прошептал Харуюки.

Но всего через секунду.

Рядом с первой тенью беззвучно возникла вторая. Потом третья, четвертая.

– Что… что происходит…

Одновременно с шепотом Такуму со всех сторон зазвучали шаги.

Задрав голову, Харуюки смотрел, как тени аватаров заполняют весь обод кратера. Большие и маленькие, специализирующиеся на ближнем бое и на дальнем бое – все они были разные, но имели кое-что общее.

От них исходило одно и то же ощущение. Жажда боя. Они смахивали на охотников, молча разглядывающих добычу.

Всего Бёрст-линкеров было около тридцати. И наконец – сквозь кольцо вокруг кратера вошел аватар с самой мощной аурой.

Длинный и худой. Ростом, возможно, выше Сиан Пайла, но при этом с руками и ногами такими же тонкими, как у Сильвер Кроу. Тело человекоподобное, но тощее, как будто из одних костей; расширялось оно лишь в плечах и тазу.

На голове у него была шляпа с двумя штуками, смахивающими на небольшие загнутые рога. На кончиках рогов безмолвно болтались крупные шары. А лицо было закрыто маской с нарисованной улыбкой.

– Клоун?.. – невольно пробормотал Харуюки. Силуэт аватара напоминал джокера с игральной карты. Только ни намека на юмор в этой маске не было. Узкие, раскосые грязно-белые глазки горели жестоким огнем.

Вдруг облака прямо над кратером слегка разошлись. В тусклом солнечном свете, добравшемся до земли, стали различимы окружающие кратер аватары.

Много самых разных цветов. Но, пожалуй, большинство были желтыми и красными.

Ярче всех сияли доспехи клоуна, стоящего с расслабленным видом впереди всех.

Ни единого тусклого пятнышка. Весь ядовито-желтый, как урановая руда. Ощущение ужаса пронзило Харуюки, когда он это увидел. Немногие дуэльные аватары обладали таким насыщенным цветом. До сих пор он своими глазами видел лишь абсолютную черноту и пламенеющую алость. Значит… значит, этот клоун…

И, словно дополняя воображение Харуюки, алый аватар, стоящий рядом с ним, выдавил хриплые звуки:

– Йеллоу Рэдио[4]… Желтый король… как он здесь…

Король. Один из семи Бёрст-линкеров девятого уровня, существующих в ускоренном мире.

До сих пор Харуюки не то что с Желтым королем – даже с членами его легиона не встречался ни разу. Потому что территория Желтого легиона была в противоположной части Токио относительно Сугинами – от Уэно до Акихабары. Когда Харуюки ездил в Акихабару за старыми комплектующими для компа, он всегда отключался от Глобальной сети.

То, что сейчас игроки из Желтого легиона находятся в Икэбукуро, да еще в таком количестве, чертовски неестественно. Конечно же, это не совпадение. Однако с тех пор, как четверка Харуюки произнесла у него дома команду «Анлимитед бёрст» и нырнула в «Безграничное нейтральное поле», в реальном мире прошло максимум несколько секунд. Чтобы кто-то из легиона обнаружил здесь, «внутри», Харуюки и остальных, связался с игроками «снаружи» и собрал их в Икэбукуро – на все это просто не хватило бы времени.

Стало быть, они тоже отслеживали передвижения Черри Рука, предугадали, что здесь и сейчас появится группа Харуюки, и устроили засаду.

Если так, объяснение могло быть лишь одно.

Всё. Всё с самого начала, с того, что послужило толчком, – все это их –

– …Это ты, сука!!! – неожиданно взревела Нико.

Красный король, пришедшая к тому же выводу одновременно с Харуюки, прыгнула на шаг вперед, выпятила грудь и сжала кулаки; ее юный голос звучал, как величественный львиный рык.

– Сволочь, это ты все подстроил, Йеллоу Рэдио!!!

Да. Других вариантов просто нет.

Ураган обвинений, однако, не пошатнул тощее тело Желтого короля.

Внезапно скелетоподобная правая рука двинулась с места. Вытянулась вправо, развернулась ладонью вверх.

– Надо же, надо же, я думал, какая-то летающая букашка свалилась, а у нас, оказывается, неожиданный гость? Добрый день, Красный король.

Идущий из-под улыбающейся маски голос звучал по-юношески. Однако у него был какой-то странный оттенок, будто от сильного сжатия данных. Какое-то ядовитое звучание.

– Устроил засаду и еще такое несет!..

– Не пойму, о чем ты? Кто-то из Красного легиона нарушил договор о ненападении, нападает на моих очаровательных подчиненных, заставляет их терять все очки – я пришел лишь просить взять на себя ответственность. В последнее время этот аватар, так нагло бесчинствующий на нашей территории, доставляет немало проблем.

Рога на шляпе, составленные из множества металлических колец, медленно качнулись. Аватар словно пытался подавить смех.

Нико выбросила указательный палец вперед и прокричала – как будто взорвалась:

– Это ты заставил его все это делать! Чтобы заманить меня сюда, ты дал Черри Руку «Доспех бедствия», который спрятал… это ты виноват в нарушении договора и в этих атаках!!!

– Спрятал? Дал? Какие нехорошие слова… «Доспех» ведь был давно уничтожен, не так ли? Что, твой подчиненный создал еще один?

Пока он произносил свою тираду гортанным голосом, его левая рука вытянулась вверх. Указывая в небо неестественно тонкими пальцами, Желтый король продолжил:

– В священном договоре между королями есть такое место. Если договор о ненападении был нарушен и в результате атаки кто-либо из членов легиона лишился «Брэйн Бёрста», кто-то из напавшего легиона должен разделить его судьбу. Око за око, зуб за зуб… варварский способ мести, не правда ли? Ку, ку-ку-ку.

Из-под маски в виде перевернутого треугольника с рогами раздалось хихиканье. В раскосых глазах тоже светился смех.

– Однако правила есть правила… верно? Видишь ли, если король, такой как я, не выполнит ту договоренность, похожих нарушений будет становиться все больше. Так что у меня не было выбора – мне пришлось прийти сюда, в Икэбукуро. Чтобы найти здесь кого-нибудь из Красного легиона и заставить заплатить за преступления своего товарища… это ведь правильно? Однако… какой неожиданный поворот судьбы, не так ли?..

Желтый король положил руки на пояс и, наклонившись вперед, продолжил спокойным, но в то же время издевательским голосом:

– Этим человеком случайно оказался командир Красного легиона… сама Скарлет Рейн.

Черта с два это «случайно»!

Так мысленно завопил Харуюки, скрежеща зубами.

Аватаров вокруг кратера – десятка три. Даже для легиона, возглавляемого королем, это практически предельное количество игроков, которых можно задействовать вечером буднего дня. И целью этой операции может быть лишь охота на сильнейшее существо – на короля.

Желтый король предвидел, что Скарлет Рейн, то есть Нико, будет действовать так, как она действовала. Что в ее характере лично применить «Меч правосудия», чтобы наказать своего подчиненного Черри Рука за его преступления, что она явится за этим в «Безграничное нейтральное поле».

Мало того. Он загнал Нико в такое положение, потому что хотел на законных основаниях заполучить одну из пяти голов, которые нужны для достижения десятого уровня, – именно ради этого Желтый король передал «Доспех бедствия» члену Красного легиона. Только так Харуюки мог объяснить происходящее. А это значило вот что.

– …Два с половиной года назад, когда победили четвертого, именно Желтый король спрятал «Доспех»… – прошептал Харуюки. Однако доказательств никаких не было. Говорить все это вслух было бы без толку.

Нико, видимо, тоже это поняла – она молчала, лишь кулаки ее тряслись.

Наконец она разжала их, и ее руки повисли. Безэмоциональный голос, который она тоже взяла под контроль, разнесся над кратером.

– В договоре написано и еще кое-что. «…Для возмездия можно выбрать любого, но если командир легиона сам накажет преступника, заставив его потерять все очки, то этот пункт неприменим»… Я сама разберусь с Черри Руком. Тебе не на что будет жаловаться, не так ли?

– Пожалуйста, пожалуйста, – разведя руками, весело произнес Йеллоу Рэдио, Желтый король. – Если только тебе удастся! До меня дошел слух… недавно ты именно это пыталась сделать, но великолепнейше села в лужу… ты, по-моему, даже безнадежно проиграла по времени? Ты, конечно, вольна вызвать его еще раз, но… где сейчас этот игрок по имени Черри Рук?

Он нарочито повел головой в большой шляпе вправо-влево.

– У нас не так уж много свободного времени. Ты не знаешь, когда он появится; не хочешь же ты заставлять нас ждать целыми днями? Если ты не разберешься с ним прямо сейчас… нам придется заменить его тобой, не так ли?..

– Кк… – раздосадовано выдавила Нико.

Харуюки и компании благодаря способности Нико по части отслеживания удалось узнать, где и когда в реале находится и ускоряется Черри Рук, однако в «Безграничном нейтральном поле» он должен был появиться не сразу. А при ускорении в тысячу раз всего несколько минут задержки в реальном времени здесь превращаются в целый день или даже больше. Поэтому, как и сказал Желтый король, поймать Черри Рука прямо сейчас невозможно.

Поняв это, Харуюки шагнул вперед и прошептал в спину Нико:

– Бесполезно, Нико. Этот хмырь с самого начала поставил ловушку на тебя, так что соскочить не даст… Сейчас нам надо просто уйти. Разлогинься и жди следующего шанса.

– Нельзя, – мгновенно и коротко ответила она. – Это не разрешено системой. В «Безграничном нейтральном поле» мгновенный логаут не предусмотрен.

– Что…

У Харуюки отнялся язык. И тут же раздался тихий голос подошедшего Такуму:

– Так оно устроено, Хару. Чтобы выйти отсюда, надо добраться до одной из точек выхода, которые расположены в разных местах. Даже если ты «покончишь с собой», ты не разлогинишься. Ты просто воскреснешь через час в том месте, где умер. Конечно, если в реальном мире кто-то снимет с тебя нейролинкер, это другая история… но сейчас в квартире Хару…

Никого нет. Мать вернется из поездки только завтра, а к тому времени здесь пройдет три года.

Нико огляделась и быстро прошептала:

– Ближайшие отсюда точки выхода – станция Икэбукуро и Саншайн-Сити. Дотуда быстро не добраться. И даже если мы попытаемся, все равно, чтобы прорваться сквозь кольцо, нам придется драться минимум один раз…

Тут Нико смолкла, и ее рубиновые глаза ярко вспыхнули.

– Но этот радиогад тоже облажался.

– Об, облажался?

– Ага. Столько народу – это все для меня… столько нужно собрать, чтобы убить одного короля. Но сейчас здесь не один.

Глаза Харуюки полезли на лоб.

В цветовом круге, определяющем способности дуэльных аватаров, желтый цвет соответствует специализации на «непрямых атаках». Это разные атаки на уязвимые места противника – они могут доставить массу неприятностей, но по силе прямых атак желтый уступает другим цветам. С другой стороны, Красный король Нико – просто демон по части огневой мощи; как сражается Черный король Черноснежка, Харуюки видел всего несколько раз, но она создана для ближнего боя.

Если они будут прикрывать друг друга, даже против короля и еще трех десятков игроков шансы на победу есть.

Когда Харуюки додумал до этого места, его вдруг охватило какое-то странное чувство.

Почему до сих пор молчит Черноснежка? Будь она в нормальном состоянии, она бы набросилась на Желтого короля куда агрессивнее, чем Нико, как только он появился.

Обернувшись через правое плечо и посмотрев назад, Харуюки увидел…

…черный аватар, стоящий сгорбленно, будто в страхе перед чем-то, с бессильно свисающими мечами-руками.

– Се-…

Прежде чем он успел произнести слово «семпай», вновь громко раздался голос Желтого короля.

– Если Черри не объявится, мы призовем к ответу тебя, Красный король, да? …Ну, а если так… – длинный узкий палец левой руки поднялся, потом указал на черное пятнышко посреди кратера. – На забавный-презабавный карнавал, который сейчас начнется, ты ведь будешь смотреть не вмешиваясь, не так ли, Черный король?

На удар этих лицемерных слов Черноснежка никак не среагировала – она по-прежнему стояла, повесив голову. Лишь через пять секунд она наконец подняла взгляд и навела правую руку-меч на Желтого короля.

– …Не связывайся со мной, Рэдио.

Слова, вырвавшиеся из-под маски, показывали, что Черноснежка таки вошла в боевой режим, однако голосу не хватало привычного напора. Черноснежка продолжила выплевывать слова, обращенные не столько к противнику, сколько к самой себе.

– Эта твоя компания не остановит двух королей, даже ты должен это понимать. Я… если ты думаешь, что я буду наблюдать молча, ты крупно ошибаешься.

– Хоо? Следует ли это так понимать, что ты собираешься драться? Эти твои клинки, которые и так все в крови, ты поднимешь и на меня? Я утрудил себя тем, что дал тебе место на галерке, но ты непременно хочешь создать себе сложности?

Как указала Черноснежка, Желтый король был не в таком уж выгодном положении; однако тот все же разразился гортанным «ку-ку-ку».

– …Честно говоря, даже я не ожидал, что ты явишься в «Безграничное поле» вместе со Скарлет Рейн. Но… такая мелкая неожиданность не остановит карнавал моего легиона «Крипт космик саркус»[5]. Я долго, очень долго ждал дня, когда так вот встречусь с тобой, Лотус. Чтобы передать тебе маленький подарочек, который ждал своего часа у меня в кармане все это время!

Желтый король картинно раскрыл ладонь, и Харуюки увидел, как в ней блеснуло что-то прямоугольное. Размером с игральную карту, но деталей Харуюки разглядеть не мог.

Клоунский аватар искусно крутанул карточку на пальце, потом щелкнул по ней.

В солнечном свете, льющемся с неба между облаков, карточка, сверкая, пролетела метров десять и бесшумно упала на землю неподалеку от Харуюки и остальных.

Харуюки она не показалась каким-то оружием. Пока он обалдело смотрел на карточку, из ее поверхности выплыл лежащий на боку треугольник и, повиснув в воздухе, засветился. Нико, стоящая рядом с Харуюки, прошептала:

– Это файл-реплэй.

Сразу после этих слов поверхность карточки ярко вспыхнула, и из нее вверх выплеснулся конус света.

В воздухе возникло множество линий, похожих на помехи, потом из них появилось изображение. Полупрозрачное 3Д-изображение дуэльного аватара, которого Харуюки раньше не видел.

Красного цвета. Вполне человеческого вида; сбалансированная броня на всех частях тела – такого чистого красного цвета, что чище некуда. Не как пламенно-красный, многооттеночный цвет Скарлет Рейн. Если пытаться передать словами, то это будет «чувственный цвет».

И вновь просипела Нико:

– Прошлый король… Рэд Райдер.

Черноснежка отшатнулась на шаг и застонала:

– Прекрати… прекрати!

И ровно в эту секунду 3Д-картинка пришла в движение.

Крупный алый аватар, висящий в воздухе, подался всем телом вперед, сжав правую руку в кулак, а левую откинув в сторону. В ушах Харуюки раздался приятный, звонкий мальчишеский голос.

 

«Ради этой… этой бессмысленной цели мы и сражаемся до сих пор?! Ненавидим друг друга, деремся друг с другом, убиваем друг друга… чтобы увидеть конец, мы тратим годы, проводим тысячи дуэлей?! Даже если это и есть сценарий создателя «Брэйн Бёрста»… мы не какие-нибудь NPC, которыми управляют! Мы главные персонажи игры! Да, Лотус?»

Камера отъехала назад; красный аватар стал меньше, и в то же время появился второй аватар, сидящий прямо напротив него. Черный как ночь, с четырьмя длинными клинками – это была Блэк Лотус.

Красный король первого поколения продолжил страстно говорить и дико жестикулировать, обращаясь к опустившей голову Черному королю.

«Да, мы до сих пор командовали легионами и сражались друг с другом. Но ведь это не потому что мы враги! А потому что мы соперники, правда?! Я… люблю твой стиль боя, Лотус. Если когда-нибудь мы встретимся в реале, я хочу стать твоим другом. Абсолютно. Нет, правда хочу! И поэтому я не хочу драться с тобой по этим правилам «внезапной смерти»! И ты наверняка тоже!»

Тут раздался негромкий, но пронзительный девчоночий голос:

«Эй, Райдер, что это ты там несешь!»

Красный аватар повернулся влево, будто в панике, и поднял руку.

«Не… не, ну я же не в том смысле. Я не это имел в виду… ну все, мне крышка».

Концовка фразы утонула в смешках.

Блэк Лотус, до сих пор сидевшая повесив голову, вдруг расслабила плечи. Подняла голову и спокойным голосом произнесла:

«Да… правильно. Все как ты сказал, Райдер. Ты мне тоже нравишься. В смысле, уважаю».

Черный король быстро встала, продвинулась чуть вперед и протянула правую руку-меч Красному королю.

«Я знал, что ты поймешь, Лотус!»

Радостно произнеся эти слова, Красный король собрался было протянуть ей правую руку, но застыл в растерянности. Черный король пожала плечами и сказала со смехом в голосе:

«Ой, прошу прощения. Тогда… давай так».

Она подошла к Красному королю вплотную и завела руки ему за шею, будто собираясь его обнять. Красный король смущенно потер лицо и обхватил руками поясницу Блэк Лотус. Вновь откуда-то сбоку донесся тот же девчоночий голос:

«Эй, эй!»

«Да не злись, это просто вместо рукопожатия», – оправдывающимся голосом сказал Красный король, и снова раздался смех.

И тут.

Под угольно-черной маской Блэк Лотус ледяным сине-белым светом вспыхнули глаза.

Руки-мечи, скрещенные позади шеи Красного короля, засветились фиолетовым сиянием.

«’Дес бай эмбрейсинг’»[6].

После тихо произнесенного названия спецатаки скрещенные клинки сомкнулись подобно гигантским ножницам.

Тело Рэд Райдера мгновенно обмякло и рухнуло к ногам Блэк Лотус, как сломанная кукла. Одна лишь голова осталась лежать на перекрещенных руках Черного короля.

Из перерезанной шеи хлынул поток ярко-красных искр, и Блэк Лотус отвернулась.

Наэлектризованное молчание разорвал пронзительный вопль.

«НЕЕЕЕЕТ!!!»

 

На этом воспроизведение закончилось. Фигура Блэк Лотус, стоящей с головой своего противника на руках, растворилась в полосах помех.

Но крик не смолк, он продолжал звенеть в ушах у Харуюки. Не сразу он сообразил – теперь крик исходил из горла стоящей рядом Черноснежки.

– Нет… нет, нет!..

– Се… сем… па…

Харуюки, машинально попытавшийся позвать ее, заметил, что его голос дрожит, и остановил дыхание. Черноснежка кинула на него взгляд и тут же, отвернувшись, замотала головой.

– Харуюки-кун… я… я…

Дальше были уже не слова.

Глаза под маской Черноснежки, сиявшие ярким сине-фиолетовым светом, вдруг разом потухли. И тут же вся сила ушла из черного аватара, будто робота отключили от питания…

С сухим стуком тело Черного короля рухнуло на иссиня-черное дно кратера.

– Семпай… семпай?

Не понимая, что произошло, Харуюки звал дрожащим голосом, опустившись на колени и тряся стройный аватар. Однако Черноснежка не реагировала вообще.

– …«Обнуление»!.. Лотус, ты… настолько… – еле слышно прошептала стоящая сзади Нико.

Не в состоянии понять смысла ее слов, Харуюки собрался было развернуться, но застыл, услышав громкий смех, доносящийся сверху.

– Ку-ку-ку… ху-ху-ху, ку-ху-ху-ху-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Это ржал Желтый король Йеллоу Рэдио, глядящий на происходящее сверху вниз.

– Ку-ху-ху-ху-ху… я так и думал. Ты все еще не развязалась с тем своим предательством. С другой стороны, то, что ты выбралась и тут же ушла в ноль, как-то даже разочаровывает… сидела бы лучше тихо в каком-нибудь погребке. С такой решимостью, как у тебя, – я вообще удивлен, что ты говорила все эти громкие слова о десятом уровне, Блэк Лотус!

– Ах ты… ах ты сволочь… – проскрипел Харуюки.

И тут же голос Желтого короля изменился, стал резким, как кнут; он разнесся по всему кратеру.

– Что ж, давайте насладимся последним номером моего карнавала! Приготовиться к атаке! Цель – Скарлет Рейн! Мелочь, если будет лезть под ноги, – раздавить без жалости!!!

– Дерьмо, – ядовито выплюнула Нико, и ее хрупкий аватар развел руки в стороны. – Ко мне, «Усиленное воо-…»

Однако Такуму тут же выбросил руку вперед и ухватил Нико за плечо.

– Нельзя, Красный король! Если ты вызовешь «Усиленное вооружение», то потеряешь мобильность и не сможешь сбежать! Против такого количества игроков, да еще и с королем, идти невозможно; забудь пока что про Кром Дизастера – нам сейчас надо прорваться сквозь кольцо и отступить к точке выхода в Саншайн-Сити!

Глаза под щелочками маски, горящие сине-белым светом, обратились на Харуюки.

– Хару, оставляю командира на тебя! Я тебя прикрою, ты любой ценой отнеси ее в Сити!

– Но, но… тогда ты…

– Я нормально! Эти гады, если свалят Красного короля, обязательно нападут на командира! Я этого не допущу!

На эти слова, произнесенные полным достоинства, но напряженным голосом, Харуюки мог лишь кивнуть.

– Я… понял, рассчитываю на тебя!

Выкрикнув это, Харуюки поднял левой рукой обмякшее тело Черноснежки.

И тут же –

– В атаку!!!

Желтый король разрубил воздух правой рукой.

 

Предыдущая            Следующая

 

 


[1] Саншайн-Сити («Город солнечного света») – один из старейших кварталов в Токио. Здание, которое видит Харуюки, – скорее всего, небоскреб Саншайн-60, являющийся на сегодняшний день четвертым по высоте зданием в Токио и восьмым в Японии.

[2] Enemy – (англ.) «враг».

[3] Агрить – на игровом жаргоне означает: отвлекать монстра на себя (как правило, чтобы он не атаковал более слабых игроков).

[4] Yellow Radio – (англ.) «желтое радио».

[5] Crypt cosmic circus – (англ.) дословно «космический цирк гробницы». Слово circus японцы произносят именно так, через «а».

[6] Death by embracing – (англ.) «смерть через объятие».

6 thoughts on “Ускоренный мир, том 2, глава 5

    1. Ushwood Post author
      #

      Вы правы, если говорить про английский. Но Желтый король произносит именно так.

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ