Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 2

 

В школе произошло нечто ужасное, и Харуюки возвращался домой с опущенной головой, чувствуя себя как после нокаута.

Такое с ним прежде бывало постоянно. В прошлом году, когда над ним издевались одноклассники, он чуть ли не каждый день по пути домой подсчитывал тротуарные плитки под ногами.

Однако для Такуму – для этого вот Такуму Маюдзуми – идти рядом с Харуюки, точно так же повесив голову и волоча ноги, наверняка было впервой.

Харуюки молча шагал от школы к дому бок о бок с Такуму (тот пропустил занятие в секции под предлогом плохого самочувствия); когда они подошли к многоэтажке Харуюки, он прошептал:

– Заходи ко мне.

– …Ага, – вяло кивнул Такуму.

Они вошли в лифт, поднялись на 23 этаж. Открыв дверь своей пустой квартиры и войдя в гостиную, Харуюки бросил сумку на пол и плюхнулся на стул возле обеденного стола.

Такуму сел напротив, и какое-то время они оба молчали.

И в тот раз мы тоже сидели друг напротив друга.

После этой тусклой мысли Харуюки вдруг вспомнил, что произошло всего сутки назад – иными словами, в понедельник после школы.

Вчера на большой перемене Харуюки в первый раз дрался с Номи, и тот своим спецприемом отобрал у него крылья.

Такуму был озадачен странным состоянием Харуюки и Тиюри, которая тоже там была; после секции он пришел к Харуюки и сел ровно там, где сидел сейчас. Харуюки тогда, сам мучаясь, закидал Такуму жестокими словами, и тот его ударил. Потом Харуюки в отчаянии отправился в Синдзюку, чтобы подуэлиться с кем угодно. Знакомый аватар-мотоциклист Эш Роллер отругал его за летаргическое состояние и насильно затащил на вершину старой Токийской телебашни в «Безграничном нейтральном поле».

Там Харуюки познакомился с Родителем Эш Роллера и бывшим членом «Нега Небьюлас» по имени Скай Рейкер. Она рассказала Харуюки о существовании «системы инкарнации», мощнейшей силы Бёрст-линкеров, и устроила ему сверхспартанскую тренировку, чтобы он освоил эту систему.

На то, чтобы постичь всего лишь первый кусочек первого шага на этом пути, Харуюки понадобилась неделя в том тысячекратно ускоренном мире.

Поэтому в каком-то смысле вполне естественно было, что прошлый раз, когда они с Такуму вот так сидели, казался очень далеким.

Харуюки машинально поднял правую руку и провел по подбородку в том месте, куда его вчера на перемене ударил Номи, а потом по правой щеке, куда после школы ударил Такуму. Следов ни там, ни там почти не было, но боль по-прежнему жалила.

…Сколько бы я ни ускорял свое сознание, как бы ни запирался в другом мире, раны плоти… то есть реальную боль не вылечить.

Такуму, заметив этот жест, самоуничижительно усмехнулся и пробормотал:

– Хару. Когда я тебя ударил, я сказал, что если только Ти-тян будет счастлива, то пусть хоть с кем – я смирюсь. Но… эти слова я беру назад. Я не смирюсь. Что… Ти-тян может стать партнершей Сейдзи Номи.

Уронив руки на стол, Харуюки ответил пустым голосом:

– Я не то что не смирюсь… я не могу поверить. Конечно, в «Брэйн бёрсте» нету такого правила, что друзья в реальном мире обязательно должны быть в одном легионе, но… Чтобы Тию предала нас и объединилась с Номи ради очков – это…

– Ну, если думать чисто об очках, то объединиться с ним – это точно эффективнее, чем с нами. Теперь, когда он отобрал крылья у Хару, у Даск Тейкера сила уже на грани неприличия… Если он начнет участвовать в дуэлях, да еще и в паре с «хилером» Лайм Белл, на средних уровнях с ним ни один Бёрст-линкер не справится.

– Какое спокойное рассуждение, несмотря на депресняк, профессор, – Харуюки криво улыбнулся, но тут же стер улыбку с лица и вздохнул. – Но, Таку… мы же говорим про Тию. Она в играх полный ноль, в RPG от нее в бою никакого толку, ее всегда сразу выносят – ты серьезно думаешь, что она может принять решение исходя из того, чтобы очки эффективнее зарабатывать?

– Э-это… маловероятно, да…

Голос Такуму по-прежнему звучал подавленно, но от разговора с лучшим другом шок Харуюки, вызванный заявлением Тиюри, наконец подутих слегка. Харуюки медленно встал и отправился на кухню.

Вытащил из большого холодильника коробку пиццы и кинул в микроволновку. Потом достал бутылку улуна и два стакана. Через минуту, когда пицца оттаяла и нагрелась, он отнес все это в гостиную на стол.

– …Спасибо, – пробормотал Такуму.

Харуюки налил чай в стакан Такуму, открыл коробку и достал ломоть пиццы с морепродуктами. Глядя на тянущиеся за ломтем тонкие ниточки сыра, он отправил было его в рот – и вдруг в ушах у него раздался голос.

«Аа, опять эту дрянь едите!»

«Я знала, что так будет, и попросила маму что-нибудь вам приготовить».

Но, конечно, это не был ни реальный голос, ни оцифрованный звук, проигранный нейролинкером. Харуюки начал вспоминать вкус лазаньи, которую Тиюри приносила всего несколько дней назад, и, чтобы стереть его из памяти, решительно впился зубами в покупную пиццу.

Опустив глаза, он жевал странно соленую пиццу. Вдруг раздалось сопение. Молча подняв только лишь взгляд, он увидел, как Такуму, жуя с таким же унылым выражением лица, трет глаза за стеклами очков.

Внезапно грудь Харуюки пронзила боль, совершенно не похожая на ту, что была раньше.

Таку, он всегда такой спокойный и умный, я ему в подметки не гожусь… но перед всей этой мерзостью он никак не может оставаться сильным.

Когда я потерял крылья и был сам не свой, он изо всех сил пытался мне помочь. Значит, сейчас моя очередь. Теперь я должен подбадривать его и поддерживать.

Приняв такое решение, Харуюки зажмурился и быстро запихнул в себя свой кусок пиццы. Потом выпил весь стакан улуна и со стуком вернул его на стол.

– Таку!

После этого возгласа плечи Такуму вздрогнули, и он поднял на Харуюки покрасневшие глаза. Харуюки, глядя на него в упор, заявил:

– Таку, я верю в Тию! И поэтому не верю тому, что она сказала!

– Э?..

– Я уже говорил. Объединиться с Номи, потому что ей нужны очки? Это просто не в стиле Тию. Это абсолютно невозможно. Наверно… да нет, на девяносто процентов наша первая догадка верна. Номи запугал Тию, заставил ее помогать ему и все так нам объяснить. Ты ведь понимаешь, да? Ты согласен?

Крепко взявшись за очки, Такуму, похоже, принялся обдумывать слова, энергично выплеснутые Харуюки.

Наконец он медленно ответил (и голос его звучал немного спокойнее):

– Да… это возможно. Но, Хару, в твоих словах есть маленькое противоречие. Ты сказал «абсолютно невозможно», но в то же время «девяносто процентов»? Стало быть, ты все же оставляешь десять процентов на то, что Ти-тян добровольно объединилась с Номи?

– Да… но по другой причине.

– По другой причине?.. Ты хочешь сказать, может быть еще какая-то причина, кроме очков, из-за чего Ти-тян могла стать нашим врагом?

Глянув исподлобья на склонившего голову набок Такуму и машинально съежившись, Харуюки прошептал:

– Как бы это сказать, мм… из-за командира нашего легиона «Нега Небьюлас»… из-за нее

Такуму заморгал, будто застигнутый врасплох. А потом и на его лице проявился тот же страх, что и у Харуюки.

– П-понятно… Ти-тян, может, просто не хочет стать подчиненной командира… Черноснежки-семпай, Блэк Лотус…

– Разве мы можем быть уверены, что она неспособна так поступить?

На вопрос Харуюки Такуму покачал головой с непонятным выражением лица. Протяжно вздохнул и со стоном в голосе ответил:

– Но в таком случае мы не можем рассказывать обо всем этом командиру и просить у нее помощи… Если командир узнает, что Ти-тян предала нас из-за этого

– Она одним ударом вынесет и Даск Тейкера, и Лайм Белл…

И Харуюки, и Такуму не нуждались в напоминании о жестком характере Черноснежки, Черного короля, командира легиона «Нега Небьюлас», владелицы дуэльного аватара девятого уровня «Блэк Лотус». Определив кого-либо себе во враги, она безжалостно рубила его или ее своими руками-мечами. Чертовски трудно – да нет, просто невозможно надеяться, что для Тиюри она сделает исключение.

Харуюки рывком поднял голову, но, хоть он и смотрел теперь в лицо Такуму, следующие слова обратил будто к самому себе тоже.

– Семпай вернется из своей поездки в субботу вечером, значит, у нас четыре дня. За это время мы должны со всем разобраться, у нас нет другого выхода.

– Разобраться, говоришь… но как?..

– Неважно, Тиюри сама так решила или Номи ее запугал, – если мы сделаем Номи… если мы его загоняем до потери «Брэйн Бёрста», все будет кончено. Верно?

Такуму шумно выдохнул и чуть улыбнулся.

– У тебя это так легко звучит, Хару. Даже если мы узнаем, как Номи умудряется не появляться в дуэльном списке, сколько раз нам придется выиграть, чтобы Даск Тейкер потерял все очки?

– Не знаю, не знаю, – пробормотал Харуюки и выложил все, до чего успел додуматься: – Номи только что поступил в нашу школу, и сейчас, наверно, тратит очки со страшной скоростью – ему ведь надо утвердиться здесь и через экзамены, и через кендо. Скажем, в поединках кендо он каждый раз пользуется этим «Физикл бёрстом», который стоит пять очков. Ты думаешь, у него с его пятым уровнем много лишних очков?

– …Ну да… особенно если учесть, что он в обычных дуэлях тоже не участвует. Так что его приток очков ограничен, – кивнул Такуму и прищурил глаза, к которым отчасти вернулась былая цепкость. Но тут же, снова взглянув на Харуюки, быстро продолжил:

– Но, Хару. Если так, это будет битва в совершенно другом временном масштабе, который никак не соотносится с возвращением командира в Токио. Номи только что заполучил в придачу к умению летать еще и персонального хилера; сейчас он наверняка начнет участвовать в дуэлях, которых раньше избегал. У групповых боев свои ограничения, он не сможет драться много раз подряд, но все равно – он же будет выигрывать большинство боев…

– Значит, мы должны оторвать ему башку до того, как он начнет копить очки, – и, обменявшись взглядами с Такуму, Харуюки решительно заявил: – Значит, так. Я как-нибудь выясню, как он прячется от дуэлей.

– Ч-что ты такое говоришь? Я тоже с тобой…

– Нет, тебе в это время нужно будет заняться кое-чем другим.

Сцепив руки над столом, Харуюки убавил голос и –

– Таку, помнишь ту атаку, которую ты пропустил? Эту технику Даск Тейкера, которой он отменяет и уничтожает все, к чему прикасается.

– А… да уж. Я даже сейчас не могу в это поверить, – покачал головой Такуму, будто сомневаясь в собственной памяти. – Его шкала спецатаки не уменьшалась, несмотря на такое яркое свечение… нет, даже не это главное – он не только удары, он даже мою нематериальную атаку «Лайтнинг сиан спайк» заблокировал. Совершенно немыслимая крутизна – что вообще это за способность?..

– Ммм… это не способность, прописанная в системе, и не какой-то спецнавык. Как бы это сказать… я тоже не очень могу объяснить, но… – хмуря брови и отчаянно пытаясь найти нужные слова, Харуюки пытался передать Такуму знание, которое он сам заполучил только вчера. – Это, так сказать, «суперспецнавык», он берет энергию из силы воображения Бёрст-линкеров. Называется это «система инкарнации». Самая крутая атакующая сила в ускоренном мире, и ее создает сам игрок своей волей…

 

Почти двадцать минут у Харуюки ушло на то, чтобы объяснить без утайки все – и то, что он узнал о системе инкарнации на старой Токийской телебашне от затворницы ускоренного мира Скай Рейкер, и то, как сам научился силой воображения вызывать «световой меч».

Пока Харуюки рассказывал, ему становилось все яснее, как много у него самого вопросов насчет этой системы.

Судя по словам Скай Рейкер, систему инкарнации можно было бы принять за баг, дырку в игре; но почему тогда с ней не разобрался игровой администратор? А если ее оставили в игре намеренно, то зачем?

Конечно, «Brain Burst» сам по себе – очень недружественная к игрокам система; в ней нет ни мануала, ни NPC, подсказывающих, как играть; однако, когда Харуюки узнал о существовании системы инкарнации, игра стала для него еще более загадочной. Что, черт побери, она такое на самом деле?..

Впрочем, эти размышления не помешали Харуюки кое-как рассказать все, что он знал.

Закончив слушать, Такуму обалдело смотрел на Харуюки, пьющего улун, потом наконец хрипло прошептал:

– …Как бы это сказать… Хару, ты правда из тех, к кому постоянно липнут женщины старше по возрасту.

– Это, это первое, что тебе пришло в голову?

– Ну, потому что… Честно говоря, я не могу так вот принять всю эту историю с «инкарнацией». Превратить что-то такое непонятное, как воображение, в настоящее оружие… хоть ты и рассказал, но это явно уже за пределами игры-файтинга…

– Да, это точно. Я и сам не могу объяснить, как именно я заставляю меч появиться…

Глядя на собственные ладони, Харуюки принялся высказывать мысли, прямо сейчас рождающиеся у него в голове.

– …Но, думаю, система инкарнации – это не такая грубая штука вроде «достаточно вообразить, и все возможно». Свойства аватара… и характер самого Бёрст-линкера… наверно, к этому тоже имеют прямое отношение. Скажем, я могу сделать меч из руки, потому что у Сильвер Кроу рука с самого начала такой формы, вот как-то так.

– Хмм… значит, ты хочешь сказать, что если я буду тренироваться так же, как Хару, то все равно не смогу сделать световой меч так, как ты.

– Возможно. Но в таком случае наверняка есть другие формы инкарнации, которые лучше подходят для Таку… для Сиан Пайла. Но проблема тогда – как надо тренироваться, чтобы их найти?.. Задним числом я понимаю – Скай Рейкер с самого начала поняла, какого сорта тренировки для меня будут лучше всего, и заставила меня лазить по стене. Просто предположение, но, может, высокоуровневые Бёрст-линкеры, которые идеально владеют системой инкарнации, знают и метод, как ей обучать…

Такуму закусил губу и словно задумался о чем-то, потом, опустив глаза, заговорил:

– Если все так, то, даже если я нырну в «Безграничное нейтральное поле» и буду тренироваться наобум, шансов, что я смогу ухватить суть инкарнации, очень мало. Значит, мне абсолютно необходим тренер – кто-то, кто отлично владеет этой системой.

– Ага… Скай Рейкер наверняка согласилась бы обучить Таку, но проблема в том, что мы не можем с ней связаться…

Харуюки вздохнул. Такуму нахмурился и пробормотал:

– Ну да. Она же не NPC, мы не можем просто влезть на старую Токийскую башню в «Безграничном нейтральном поле». Нужно связаться с ней в реальном мире и назначить время погружения…

– Вот именно. Мы, конечно, встретимся с ней рано или поздно, если будем просто ждать на вершине башни, но ведь там мы ускоримся в тысячу раз – я понятия не имею, сколько месяцев или даже лет это займет… Если и есть способ, то это – отправиться в Сибую, вызвать на дуэль ее Ребенка Эш Роллера и попросить его устроить встречу, но… ты же понимаешь?

Харуюки замолчал и опустил подбородок на сложенные руки.

Такуму с серьезным выражением лица тут же искусно сымитировал Эш Роллера:

– «Хей-хееей, кончай цепляться за меня, как избалованная малявка, лапочка-засраночка»… наверняка что-нибудь такое он скажет.

– К-как тебе это удается… ну, в общем, да, он наверняка так и скажет.

По правде сказать, Харуюки и так уже был в огромном долгу перед Эш Роллером за то, что тот вчера познакомил его со Скай Рейкер. Кроме того, просить о помощи парня из другого легиона – значит показать себя как Бёрст-линкера полным слабаком.

Взяв еще один кусок остывающей пиццы, Харуюки энергично впился в него зубами и принялся лихорадочно размышлять.

При нормальных обстоятельствах они бы просто попросили Черноснежку – Родителя Харуюки и командира их легиона. Уж она-то, Черный король, наверняка на «ты» с системой инкарнации. Но до сих пор Черноснежка их не обучила – значит, у нее на то свои причины, и Харуюки сильно сомневался, что она согласится сделать это просто по их просьбе. Да и вообще – она сейчас на Окинаве, далеко к югу отсюда, и встретиться с ней в ускоренном мире невозможно.

Если так, то, может, Родитель Такуму – так Харуюки хотел сказать, но вспомнил, что тот парень, один из высших чинов Синего легиона, уже покинул ускоренный мир: Синий король применил к нему «Меч правосудия» за то, что он полгода назад заварил ту кашу с бэкдором.

Шансы, что найдется еще один Бёрст-линкер, который знает про систему инкарнации и при этом может согласиться помочь Харуюки и Такуму, просто –

– …А… Ааа.

Додумав до этого места, Харуюки издал нечленораздельный звук, даже не заметив, что у него изо рта выпал кусок креветки.

– Да… точно. Есть один – игрок суперского уровня, который перед нами в долгу и который обитает недалеко к северу отсюда.

Едва Такуму это услышал, уголки его губ дернулись.

– Э… эй, эй, Хару. Неужели ты про…

– Только один такой есть. Командир легиона «Проминенс», Красный король, Скарлет Рейн. Она девятого уровня – уж она-то точно должна владеть системой инкарнации…

Когда он приглушенным голосом произнес эти слова, образ алого аватара, одного из «семи королей чистых цветов», отчетливо проявился перед мысленным взглядом Харуюки.

Красный король, испепеляющий арены и противников мощью своего громадного (в несколько раз больше самого аватара) вооруженного доспеха. Если она способна на такое даже без инкарнации, то «дальше» ее сила должна быть просто безграничной. Вычистив из головы слишком уж страшную воображаемую картину, Харуюки продолжил:

– Более того, Таку, ты ведь не забыл, что из-за ее просьбы мы угодили в жутко геморройную ситуацию.

– Я, я помню, конечно, но…

Нико, она же Юнико Кодзуки, всего три месяца назад внезапно собственной персоной заявилась к Харуюки.

Она хотела заручиться помощью Харуюки, чтобы победить свихнувшегося Бёрст-линкера из ее легиона, Кром Дизастера. Дизастер обладал невероятной подвижностью в трех измерениях, и Нико решила, что только лишь Сильвер Кроу со своими крыльями способен его остановить.

Харуюки согласился участвовать в этой миссии вместе с Такуму и Черноснежкой, но там начался полный бардак – на них вдруг напала большая группа из Желтого легиона, и началась настоящая битва не на жизнь, а на смерть. Да, Такуму вправду был убит (и забрал с собой крупного вражеского аватара).

– Но, Хару. Мы ведь тогда тоже извлекли пользу из участия в поимке Кром Дизастера, так что какой резон «Проминенс» помогать сейчас «Нега Небьюлас»? Она Красный король, она просто не будет расплачиваться за тот долг.

Но на скептические слова Такуму Харуюки надул щеки и выпалил:

– Тогда я отплачу за карри мясным фаршем!

– Эту метафору я как-то не очень понял…

– В общем… в любом случае, других Бёрст-линкеров высокого уровня, с которыми мы можем связаться в реале, просто нет. А если мы хотим драться с Номи, нам как минимум нужно уметь защищаться от его атак инкарнацией. Так что… нам остается только надеяться, что Нико будет в настроении помочь…

Голос Харуюки увял; Такуму испустил глубокий вздох.

Лучший друг Харуюки опустил голову, спрятал глаза за челкой и какое-то время сидел молча. Когда он сжал в кулак правую руку на столе, Харуюки понял, что он вспоминает свое яростное сражение с Номи.

Наконец Такуму поднял глаза – теперь они горели совершенно по-другому. Голос холодным эхо разнесся по полутемной гостиной.

– Да, Хару, ты прав. Думаю, я могу драться с Даск Тейкером на равных до середины боя, но когда он начинает применять эту свою инкарнацию, я просто ничего не могу поделать, хоть и стыдно это признавать. Разница в силе просто колоссальна. Если мы хотим его победить и забрать Ти-тян, я не должен колебаться.

– Таку…

– И потом, Хару.

Такуму замолчал и посмотрел на Харуюки в упор, потом продолжил:

– Твой «световой меч» такой же классный… нет, даже еще более классный, чем «фиолетовая волна» Даск Тейкера. Я понимаю, Хару очень старался, чтобы им овладеть. Ты… сказал мне, когда мы с тобой дрались, помнишь? Что ты не можешь выиграть у меня в реальном мире. А я у тебя – в виртуальном. И поэтому мы равны – так ты сказал.

– А… н-не, это я –

«Просто в горячке боя брякнул» – так Харуюки хотел ответить, но Такуму жестом правой руки остановил его и продолжил:

– Но… но знаешь, я не думаю, что это на самом деле «равенство». Нас делает нами то, как мы состязаемся и как мы все принимаем – и в виртуальном мире, и в реальном.

Внезапно на лице друга Харуюки появилось такое выражение, будто он страшно тосковал по прошлому.

– …Когда я учился в начальной школе, я всякий раз, когда покупал новую игру, первым делом шел на сайт с прохождением. И экшены, и RPG – я их все играл, держа рядом открытое окно с прохождением, потому что не хотел рисковать. Естественно поэтому, что я тревожился насчет «Брэйн Бёрста», к которому даже мануала не было, не то что прохождения. Задним умом я думаю, что я поэтому и купился на тот бэкдор. …Но сейчас я уже понимаю. В этой игре нет никакого «спланированного сюжета». Надо все решать самому, прорубаться вперед самому. Если систему инкарнации можно назвать силой, способной выйти за рамки программы… я хочу ее освоить. Чтобы и дальше стоять рядом с Хару… с Сильвер Кроу.

Такуму уже замолчал, а Харуюки все продолжал молча размышлять над его словами.

Последние полгода Такуму постоянно демонстрировал презрение к самому себе. Он казнил себя за то, что поддался страху лишиться «Brain Burst» и совершил преступление – в попытке достать Черноснежку опустился до того, что заразил вирусом нейролинкер Тиюри. С тех пор он постоянно старался жертвовать собой ради друзей.

В таком состоянии для него, конечно, охлаждение Тиюри стало страшным ударом – пусть даже ее мотивы были непонятны, – и тем не менее он по-прежнему пытался противостоять своей слабости.

…Я знал, что ты сильный, Таку. Сильнее меня во всех отношениях. Ты так говоришь насчет «стоять рядом со мной», но на самом-то деле в реальном мире это я не могу стоять рядом с тобой.

Заглушив этот шепот, не выпустив его из груди, Харуюки наконец улыбнулся.

– Тебе придется это сделать. Ты справишься; ты освоишь эту технику настолько, что «волна» Номи для тебя будет просто ерундой; и тогда мы отлупим его и быстренько заберем Тию. Но, скорей всего, тренировки Нико будут в десять раз более спартанскими, чем у Скай Рейкер.

– …Я г-готов.

Такуму улыбнулся, хотя губы его слегка подергивались. Харуюки отвел глаза и покосился на часы у правого края поля зрения. Стратегическое совещание за покупной пиццей продлилось дольше, чем он ожидал; уже было семь вечера, а он и не заметил.

Красный король Нико, хоть и являлась одним из сильнейших Бёрст-линкеров девятого уровня, в реале была всего лишь шестиклассницей начальной школы, более того, школы-интерната. Ей не разрешается выбираться на улицу по вечерам, так что, к сожалению, встретиться с ней сейчас будет чертовски трудно.

– …Завтра мы сразу после школы свяжемся с ней и поедем в Нэриму. Таку, тебе ничего не будет, если ты пропустишь секцию второй раз подряд?

– Все нормально, я ведь занимаюсь кендо уже не для того, чтобы хорошие места в турнирах занимать. Даже если наставник и председатель секции начнут за мной приглядывать, ничего страшного.

– Ясно. Тогда договорились.

Друзья обменялись взглядами и еще раз кивнули.

Они синхронно встали и направились к входной двери; Харуюки вдруг открыл рот, чтобы задать совершенно другой вопрос.

«Таку, перед самым концом сегодняшней дуэли ты слышал странный голос?»

Но эти слова так и не вышли изо рта. Такуму взглянул вопросительно, но Харуюки лишь помотал головой и, махнув рукой, пробормотал:

– До завтра, в школе увидимся.

Мне просто показалось. Зрителей больше не было, других противников тоже. Значит, я просто не мог услышать чей-то еще голос.

Харуюки проводил Такуму до лифта, вернулся и закрыл дверь. После щелчка автоматически сработавшего замка квартира окуталась глубокой тишиной. Харуюки внезапно показалось, что сзади кто-то стоит. Он резко прижался спиной к двери, потом почти бегом направился в гостиную, чтобы прибраться.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ