Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 2

 

Ноги Харуюки в серебряной броне опустились на замшелую ветвь.

Повернув голову, он увидел нечто абсолютно непохожее на скрытые пеленой дождя небоскребы. Небо было окрашено в интересный лавандовый цвет, а небоскребы сменились гигантскими суковатыми деревьями. Между стволами протянулась густая сеть лиан, среди которых виднелись летящие птерозавроподобные силуэты.

Глядя на эти потусторонние джунгли с ветви, расположенной на самой вершине устрашающе высокого дерева, за основу которого был взят Дом правительства, Харуюки проворчал:

– Уээ, арена «Девственный лес». Здесь трудно драться.

Голос рядом с ним тут же ответил:

– О чем ты, здесь же красиво. Куда лучше, чем уродливые «Пустыня» и «Конец века».

Принадлежал голос, естественно, аватару в полупрозрачной изумрудной броне, Лайм Белл. Симпатичные круглые глаза под полями остроконечной шляпы сияли.

– Ну, внешне она красивая, но. Я в полете даже не могу землю разглядеть, слишком много всего ее заслоняет.

– Кончай ныть! Наземные бои ты тоже должен отрабатывать время от времени.

– Да, да, – кивнул Харуюки и похлопал Лайм Белл по здоровенному колоколу на левой руке.

Характеристики арены «Девственный лес» – чрезвычайно плохая видимость из-за густых зарослей и множество случайных мелких животных. Впрочем, не только мелких – в лесу время от времени попадаются и крупные хищники, возможность их вмешательства тоже следует учитывать при составлении стратегии.

Прокручивая в голове свойства арены, Харуюки заодно коротким взглядом проверил две полосы хит-пойнтов в верхнем правом углу поля зрения.

Вызвала их команда, которую составляли «Фрост Хорн» пятого уровня и «Турмалин Шелл»[1] четвертого. Оба этих имени Харуюки прекрасно знал. Бёрст-линкеры, которым они принадлежали, были активными членами Синего легиона.

Поскольку Харуюки был сейчас на пятом уровне, а Тиюри на четвертом, в этом смысле разницы не было. Однако противники, судя по всему, стали Бёрст-линкерами намного раньше них. Можно было бы счесть, что Харуюки и Тиюри сильнее, раз они быстрее набрали опыт, но на самом деле все не так просто.

Ситуация, в общем, такая. Бёрст-линкеров можно поделить на много типов в зависимости от характера; но даже если у того, кто «не обращает внимания на процент побед и готов дуэлиться с кем угодно, в любом месте и в любое время», и у того, кто «тщательно просчитывает сильные и слабые стороны и участвует лишь в тех дуэлях, в которых точно сможет победить», один и тот же уровень, все равно между ними есть колоссальная, хотя и невидимая, разница.

Это – набранный боевой опыт. Даже если Бёрст-линкер вызвал на дуэль противника высокого уровня, победить которого просто не мог, или того, против кого его аватар изначально слаб, и проиграл, эта дуэль дает ему опыт, не выражаемый цифрами. Тактика, знания, а главное – сердце, которое не дрожит в критические моменты.

Конечно, игровой стиль «всеядных» неэффективен по сравнению с «расчетливыми». Их запас бёрст-пойнтов нестабилен и не всегда надежен, и им приходится трудиться на изматывающих охотах за «энеми» в «Безграничном нейтральном поле».

Но в конечном итоге именно у них больше шансов подняться выше – так Харуюки говорила его наставница Черноснежка. Поэтому Харуюки, когда выходил дуэлиться на улицу, сознательно не привередничал при выборе противников и старался держаться где-то посередине между «всеядными» и «расчетливыми», но –

Парочка, вызвавшая их сейчас, особенно Фрост Хорн, была знаменита как сверхбезбашенные сорвиголовы; по части безрассудства Харуюки до них было далеко. Скорее всего, именно поэтому они без колебаний вызвали Харуюки и Тиюри, как только те появились в дуэльном списке.

По поведению курсоров в середине своего поля зрения Харуюки пришел к выводу, что команда противника движется в их сторону по прямой, и, решив подыграть их стилю, предложил:

– Тию, ничего, если мы тоже спустимся на землю и устроим там маленькую победоносную войну?

Его напарница с ухмылкой кивнула.

– Идет. Мое лечение все равно не работает, если цель не в пределах видимости. И потом, я тоже в последнее время отрабатываю ближний бой!

Она махнула левой рукой с колоколом и разнесла пять-шесть твердых на вид плодов, свисающих рядом с ней.

Харуюки, в прошлом получивший разок по голове этим колоколом, невольно отодвинулся, потом протянул руку напарнице.

– Ладно, давай нападем на них сверху!

– Окееей!

Тиюри сжала протянутую ей руку, и они оба без колебаний спрыгнули с пятисотметровой высоты. Целясь в далекую, почти не видимую точку в лесу, куда указывали курсоры, они вошли в глубокое пике.

Курсор показывает только общее горизонтальное направление на противника. Поэтому та команда не сразу сообразит, что Харуюки и Тиюри стремительно приближаются сверху. Чтобы ухватиться за этот шанс, торможение придется оттянуть до самого последнего момента. Ветер стонал в ушах, земля приближалась с пугающей быстротой. Даже у Харуюки, привычного к пикированию, перехватило дыхание от инстинктивного стремления избежать встречи с поверхностью.

А вот Тиюри, летящая рядом с ним на точно такой же скорости, даже не пищала – напротив, ее глаза сияли. Вот уж кто действительно сорвиголова, как ни странно, хотя нет, это слово для девушки не подходит…

Пока Харуюки крутил эти мысли в голове, рядом с ним раздался резкий шепот:

– Вон они! Под теми большими красными цветками!

Изо всех сил вглядевшись, Харуюки убедился, что да, в густых зарослях высоких растений вроде раффлезии бежали рядышком два силуэта, большой и маленький. Справа был Фрост Хорн в тяжелой голубой броне и с длиннющими рогами, растущими изо лба и плеч. Слева – Турмалин Шелл в элегантной сине-зеленой броне.

– Я беру правого, ты левого. Вмажем им со всей силы, – быстро произнес он, и Тиюри кивнула.

Оба противника, скорее всего, до сих пор думали, что Харуюки и Тиюри где-нибудь на земле или на дереве Дома правительства. Однако это заблуждение продлится лишь несколько секунд – когда противники окажутся совсем рядом, курсоры исчезнут. Прямо перед тем, как это произойдет, необходимо замедлить спуск, а потом атаковать.

Харуюки расширил глаза и стал сосредоточенно определять расстояние.

– Поехали… Пять секунд до торможения, три, две, одна, ноль!

Он с силой сжал руку Тиюри и, как только отсчет закончился, развернул крылья до предела.

Чтобы внушить противнику мысль, что Сильвер Кроу все еще на земле, он не осмеливался заряжать шкалу спецатаки. Поэтому его крылья не могли производить тягловую силу, однако использовать их в качестве парашюта было вполне можно. Металлические пластины, поймав набегающий поток воздуха, стали резко замедлять спуск Сильвер Кроу.

Отдачу Харуюки использовал, чтобы изменить ориентацию их тел. Развернулся, вытянул вперед левую ногу, слегка потянул Тиюри за руку, помогая ей принять такую же позу, и заодно подправил ей прицел. И тут же курсоры исчезли из его поля зрения.

В этот же миг противники осознали, что Харуюки и Тиюри неожиданно близко. Они поспешно затормозили, так что у них аж пятки в землю зарылись, и принялись оглядываться по сторонам. Потом задрали головы к небу.

Но было уже поздно –

– Оряаааааааа!

– Тооооооо!

Одновременно с этими воплями левая нога Харуюки и правая нога Тиюри прорвались сквозь лепестки раффлезии и с ошеломляющей точностью врезались в свои жертвы под острым углом.

Момент атаки был выбран столь идеально, что у противников не было ни шанса увернуться, даже если бы они в этом были спецами. Фрост Хорн и Турмалин Шелл скрестили перед собой руки, чтобы принять удары на блок. И все равно пинки, набравшие энергию от пятисотметрового пикирования, сотрясли их обоих.

Арена заполнилась грохотом и световыми эффектами, как от попадания спецатак.

– Мугоо…

– Фунээн!

Хорн и Шелл тяжело застонали. Они подсели, пытаясь удержаться на месте, две пары ног зарылись в поросшую зеленью землю, оставляя в ней четыре канавки.

Однако каким бы мощным телосложением аватар ни обладал, от столь тяжелой атаки полностью защититься невозможно.

Их блоки разлетелись в клочья спустя долю секунды, и Хорн с Шелл откинулись назад. Потом отлетели, прочерчивая борозды в земле, и вмазались в ствол стоящего поодаль дерева. Вновь арена содрогнулась от спецэффектов, и обе полосы хит-пойнтов в верхнем правом углу поля зрения Харуюки сократились почти на 30%.

Успешно завершив первую атаку, Харуюки и Тиюри приземлились с задним сальто, и издалека донеслось множество криков.

Вопли «Круто!», «Такой урон и без спецатак!» исходили от зрителей, кучкующихся на высокорасположенных ветвях и наблюдающих оттуда за полем боя. Как и следовало ожидать от Синдзюку, дуэльной мекки, даже в будний день зрителей было человек двадцать, а то и больше.

Как раз когда гомон поутих, Фрост Хорн и Турмалин Шелл выбрались из густых зарослей и вскочили на ноги. Хотя они по-прежнему не совсем твердо держались на ногах, все же им удалось прийти в себя, и они начали перекрикиваться:

– Бллин, терпеть ненавижу чуваков, которые прыгают со смотровой площадки! Вы ж там все равно ни хрена не видите из-за дождя!

– Это не проблема, Хорн-кун! Свиданка, у этих двоих свиданка, Хорн-кууун!

– Че… че… чего… они дуэлятся на свиданке… в натуре, что ль?!

– Зуб даю, Хорн-кун! Они хотят нас завалить, а потом обжиматься и лизаться, Хорн-куууууун!!!

– Не… не прощу. В гробу я видал таких Бёрст-линкеров!!!

Наблюдая эту перепалку, которая, судя по всему, была заготовлена заранее, зрители вновь расшумелись. Вместе со смехом посыпались крики типа «Точно, точно!» и «Покажите им, на что годятся непопулярные!».

Обалдело слушая это все, Харуюки наконец принялся лихорадочно мотать головой.

– Э, это не… и вовсе мы не на с-свиданке.

– Вы меня бесите, лучше бы тоже объединялись в команды с девчонками!

Возглас Тиюри явно подлил масла в огонь, и оборона Харуюки потеряла всякий смысл. Фрост Хорн снова покачнулся.

– Н-ну теперь я разозлился конкретно…

Стоящий рядом Турмалин Шелл положил руки на пояс и закивал, потом добавил:

– У нас в «Леонидс» почти нету девчонок-Бёрст-линкеров. Они все как слышат о компании парней ближнего боя, так сразу потеют и отворачиваются.

– Вам этого не понять ваще! Вот, а раз так, нам остается только их издырявить, да так, чтоб у них по пути домой все отваливалось!!!

– Уаа, ну это уже дешевка, Хорн-куун!

– Заткнись! Ща вы все увидите! Как себя ведет! Настоящий мужик! Пааехали…

Пока Харуюки продолжал наблюдать этот цирк, Фрост Хорн вдруг поместил руки по бокам туловища, и грубые рога, торчащие из его плеч и лба, вдруг резко засияли.

– «Фростед сакл»!!![2]

Как только он объявил название приема, от рогов во все стороны разлетелось кольцо бледного света. Оно прошло сквозь Харуюки и Тиюри и рассеялось сзади.

Все это произошло так быстро и на таком близком расстоянии, что увернуться было невозможно, однако никакого урона свет не нанес. Полосы хит-пойнтов Харуюки и Тиюри даже не шелохнулись.

Однако Харуюки насторожил все чувства и стал ждать, что будет дальше. Он несколько раз дрался с Фрост Хорном в территориальных сражениях, но прямое попадание его спецприема получил впервые. Если Харуюки не подводила память, этот прием не наносил прямого урона противнику, а влиял на свойства арены.

Раздался тонкий треск, и окружающие растения побелели. В воздухе заплясали светлые искорки. Это был «иней». Влага кристаллизовалась на поверхности всех объектов и покрывала их слоем льда.

Наблюдая, как блестящая броня Сильвер Кроу разом стала матовой и ее всю, до кончиков пальцев, обволок лед, Харуюки тихо произнес:

– Белл, я займусь Хорном. Ты сдерживай Шелла, пока я его не прикончу.

– Окей.

Сразу после этого короткого ответа –

– Уо… раааа!

По ту сторону морозной вуали раздался боевой клич, и гигантская туша понеслась прямиком на Харуюки.

Это был Фрост Хорн. На его голубой броне, как и у Харуюки, намерз лед. Похоже, особо толстый его слой был на трех рогах.

Выставив вперед здоровенный рог на правом плече, он атаковал. Чуть согнув колени, Харуюки смотрел во все глаза, выжидая момента, чтобы увернуться и контратаковать.

– …Куо!

С этим выкриком Харуюки отпрыгнул вправо и попытался перехватить живой таран.

Однако из-за намерзшего льда его тело было куда тяжелей обычного, и начальное движение оказалось слишком медленным. Прямого удара он избежал, но все же рог оцарапал его, и левое плечо содрогнулось от удара. Стиснув зубы, Харуюки вытерпел и нанес удар правым кулаком Хорну в бок, когда тот проносился мимо.

Но из-за лишнего веса он снова плохо рассчитал время. Поскольку кулак Харуюки был весь во льду, его короткий удар нанес бы урон сильнее обычного, если бы попал, но, увы, он лишь вскользь прошелся по туловищу Хорна.

Это и был основной эффект спецприема «Фростед сакл». Он увеличивал вес аватаров, находящихся в пределах радиуса действия, и не давал применять скоростные приемы и связки приемов. С другой стороны, сила тяжелых одноударных атак возрастала. Кроме того, в качестве побочного эффекта сильно ухудшался обзор, и потому стрелять с дистанции было бесполезно. А тепловое самонаведение не работало из-за мороза.

Словом, всем аватарам в пределах радиуса действия приема приходилось уподобляться борцам сумо и применять мощные атаки ближнего боя. В общем, по многим причинам это был ужасающий спецприем. Даже выбежать из зоны его действия было не так-то просто, поскольку лед непрерывно продолжал намерзать на большом расстоянии от Хорна, который находился в центре всего этого.

Сверля взглядом силуэт Хорна, который, отбежав немного, развернулся и встал в позу для следующей атаки рогом вперед, Харуюки мысленно пробормотал:

Ладно, сыграем по твоим правилам.

Сжав в кулаки волю и руки, он покосился на двух других игроков, стоящих друг напротив друга чуть в стороне.

Напарница Харуюки Лайм Белл, как и он сам, была вся белая от льда. Особенно много льда было на колоколе, он выглядел очень тяжелым.

Однако –

На ее противнике, Турмалин Шелле, не было ни снежинки. Гладкая изящная броня, покрывающая его стройное тело, была на вид абсолютно такой же, как в начале боя, – сине-зеленой и влажно блестящей. Нет, она на самом деле была влажной. Лед, пытавшийся покрыть Шелла, мгновенно таял и стекал вниз.

Вот почему Турмалин Шелл и Фрост Хорн любили сражаться в паре.

Его турмалиновая броня, когда по ней что-либо ударяло, вырабатывала электричество и нагревалась[3]. Немногие «электрические» и «тепловые» аватары могли так вот непрерывно генерировать тепло. Шелл был одним из очень малочисленных аватаров, абсолютно иммунных к спецприему Хорна.

Выставив вперед обе руки, по которым бегали электрические искорки, будто собираясь этими руками бить, как мечами, Турмалин Шелл скользнул к Лайм Белл. Он наносил один за другим удары ладонями в китайском стиле. Белл защищалась, используя громадный колокол в качестве щита.

Будучи зеленым аватаром с очень высокой цветовой насыщенностью, Лайм Белл обладала высоченной защитой, сравнимой с аватарами-металликами. К тому же ее руки покрывал слой льда; в результате «электротепловые удары ладонями» Шелла не наносили практически никакого урона. Пока Белл сосредотачивается на обороне, свои хит-пойнты она сохранит.

Однако – наверняка это входило в планы команды противника.

Хорн и Шелл, конечно же, знали, что Лайм Белл обладает чрезвычайно редкой «способностью к лечению». В этом бою, где суммарный уровень обеих команд совпадает, Хорн и Шелл, вероятно, проиграют, если позволят Белл хоть раз воспользоваться этой своей способностью.

Поэтому они применяли такую тактику: Шелл, способный свободно передвигаться даже в пределах кольца, должен сдерживать Белл мелкими частыми атаками, а Хорн тем временем прикончит Кроу. Несмотря на то, что первая атака с высоты принесла Харуюки и Тиюри успех, сейчас, после приземления, бой шел по сценарию противника.

Чтобы выбраться из этого положения, Харуюки придется разобраться с Хорном без помощи со стороны.

…Но мы поняли, что так будет, еще когда решили драться на земле!

Оборвав этим мысленным возгласом ненужные мысли, Харуюки сосредоточился на силуэте набегающего Фрост Хорна.

Во время предыдущего столкновения он уже прочувствовал вес своего ледяного панциря. Теперь ему удастся вовремя увернуться от атаки и нанести контрудар.

…Сейчас!

Он отпрыгнул в сторону чуть-чуть раньше, чем в прошлый раз, и вдруг.

Острие рога вмазалось Харуюки точно в левое плечо.

– Уаа!

Невольно вскрикнув от мощного удара, Харуюки беспомощно отлетел. Перекувырнувшись в воздухе, он шмякнулся о землю и снова подскочил. Если он так и продолжит, то получит дополнительный урон; понимая это, Харуюки кое-как сумел в следующий раз приземлиться на ноги.

Однако его хит-пойнты просели процентов на двадцать от одной лишь атаки рогом. В броне левого плеча появилась глубокая борозда, от которой сыпались искры. По нервам бежала острая боль, характерная для получения большого локального урона; однако сильнее боли было удивление.

Время он рассчитал идеально. Почему же он пропустил этот удар рогом, который должен был быть куда медленнее пули?

Ответ он получил от самого Фрост Хорна, стоящего во весь рост неподалеку.

– У-ха-ха-ха-ха! Офигел, птичка? Ты все время с неба смотришь, так что и не знал небось, что мои клевые рожки внутри «Морозного колечка» умеют становиться длиннее! Они становятся все из себя крутые и мощные!

– …Ч-что ты сказал…

Ошеломленный Харуюки напряг зрение и увидел, что да, конические рога, торчащие из плеч и лба здоровенного аватара цвета воды, были покрыты толстым слоем льда и явно подросли по сравнению с началом боя.

Хуже того, они вроде бы потихоньку удлинялись с каждой секундой. Значит, сколько бы раз Харуюки ни запоминал время и расстояние атак, пользы он из этого все равно не извлечет.

– Во как, понял? Вот оружие! Настоящего! Мужика! У-ха-ха-но-ха-ха!

В ответ на хохот Хорна со стороны зрителей донеслись аплодисменты, смех, крики «ага, ага!» и «как вульгарно».

Слушая все это, Харуюки глубоко вдохнул, потом выдохнул.

Похоже, я ошибся.

Сражаться безрассудно, не выбирая противника, и сражаться, отказавшись от своего стиля, а просто упрямо лезя вперед, – одинаково ошибочно. Считать, что я смогу выиграть на поле противника без какой-либо стратегии, – все равно что недооценивать противника. Я должен был с самого начала драться в полную силу, задействовав все свои способности. И если я не сделаю этого сейчас, у меня нет шансов на победу.

Ну теперь я выложусь на всю катушку!

Сжав руки в кулаки и разведя их в стороны, Харуюки начал разворачивать крылья. После первого урона, который он нанес, и после того, который сам только что получил, его шкала спецатаки заполнилась где-то наполовину. Сперва забрать Тиюри и взлететь. Потом дождаться, пока кончится действие «Фростед сакл», и разделаться с Турмалин Шеллом еще одной двойной атакой с пикирования –

Выстроив в уме такой план, Харуюки вдруг обнаружил нечто неожиданное.

– Гхх!..

Крылья почему-то не раскрывались. Глянув за спину, Харуюки обнаружил, что металлические пластины покрыты льдом, который, похоже, склеивал их, не давая развернуться.

Глядя на Харуюки, который, заведя руки за спину, отчаянно пытался счистить лед, Фрост Хорн провозгласил:

– Ухоо, кажись! У меня есть! Шаааанс!

Он чуть подсел и на этот раз выдвинул вперед самый длинный рог – лобовой.

От удара всего лишь плечевым рогом Харуюки потерял сразу 20% хит-пойнтов. Пропускать атаку, судя по всему, самого убийственного оружия Хорна, было абсолютно недопустимо. Однако даже если он откажется от идеи контратаки и будет просто отскакивать в сторону, его положение будет постепенно ухудшаться. Что-что, что-то, что-то надо сделать…

– Тейяаааа!!!

Ровно в этот миг раздался пронзительный возглас.

Кинув короткий взгляд в направлении источника этого возгласа, Харуюки увидел такую картину: Лайм Белл поймала правой рукой атакующую руку Турмалин Шелла и провела бесподобный бросок через плечо.

Хлоп! Шелл, пролетев метров десять, бухнулся о землю за ее спиной. Однако, увы, эффективность бросков на песчаных и травянистых аренах (таких, как «Девственный лес»), была чертовски низка. Сине-зеленый аватар мгновенно вскочил на ноги, не получив сколь-нибудь серьезного урона.

Но истинная цель этого броска через плечо была, похоже, другая.

Тиюри повернулась, даже взгляда не кинув на своего отброшенного противника, и, подняв над головой колокол, крикнула:

– «Цитрон кооолл»!

Взмах колоколом – и с красивым перезвоном из него вырвался лаймово-зеленый луч света. Луч полетел к Харуюки и –

Миновав его левую руку, исчез в тумане.

– Что…

Ошеломленный возглас Харуюки тут же оказался перекрыт хохотом Фрост Хорна.

– У-ха-ха! В кольце у всех лучевых атак точность на тридцать процентов меньше! Если ты мужик! Дерись! Собственным телом!!!

Белый иней, лежавший возле ног Фрост Хорна, поднялся в воздух. Энергично оттолкнувшись от земли, Хорн понесся на Харуюки. Его громадный лобовой рог остро сверкал.

То короткое мгновение, которое понадобилось противнику, чтобы сблизиться, мозг Харуюки работал с полной нагрузкой.

Какой бы плохой ни была видимость – неужели Тиюри только что вправду промазала своей спецатакой?

В подобных ситуациях она невероятно осторожна и осмотрительна. Если она воспользовалась способностью к лечению, значит, выждала момента, когда эта способность достигнет цели гарантированно. И потом, полоса хит-пойнтов Харуюки съехала всего на 20%. Применять «Цитрон колл» было слишком рано – с учетом того, что энергию он жрал колоссально.

Иными словами, Тиюри промазала нарочно. Нет – она целилась во что-то другое, не в Сильвер Кроу.

Если вспоминать, какие еще факторы, помимо самих бойцов, могут влиять на ход боя на арене «Девственный лес», то это…

Додумав до этого места, Харуюки мгновенно понял, что ему надо делать.

Расширив глаза, он следил за набегающим Фрост Хорном. Чуть согнув колени, выставив одну ногу вперед, другую назад, он высчитывал, в какую сторону уворачиваться.

– Уо… ряааааа!

Сделав вид, что напуган боевым кличем Хорна, Харуюки развернулся и побежал на полной скорости, четко следуя по той линии, что прочертила в воздухе спецатака Тиюри. Земля дрожала под ногами все сильнее, спина аж зачесалась от предчувствия удара –

Внезапно Харуюки затормозил и подпрыгнул со всей силы вертикально вверх. Разведя руки в стороны и выгнувшись назад, он задним сальто перемахнул через Фрост Хорна и очутился у него за спиной.

Противник знал, что Сильвер Кроу не может пользоваться крыльями. Значит, и не ожидал попытки уйти от удара вверх. Да, Харуюки ощутил, как что-то острое процарапало броню посередине спины, но в целом Харуюки совершил этот полет, не получив особых повреждений.

На лету он видел в перевернувшемся поле зрения могучий аватар противника, продолжающий нестись по прямой.

Там, куда он бежал, из-за занавеса тумана возник громадный эллипсоид.

– Оуаааа?!

Этот вопль принадлежал Фрост Хорну. Отчаянно размахивая руками, он пытался резко затормозить. Однако полузамерзшая земля под ногами не дала ему этого сделать. Мощно расшвыривая иней из-под ног, Хорн вмазался точно в круглый объект.

Раздался сухой и одновременно влажный звук чего-то бьющегося.

Громадный эллипсоид развалился на части, наружу хлынула слизь. И что-то еще тоже вылезло наружу и сердито заверещало, будто у него разом спина замерзла.

На арене «Девственный лес» всегда надо держать ухо востро и следить за появлением гигантских живых объектов. Они самые разные: хищные звери, динозавры, даже растения-людоеды, но все они традиционно атакуют любые дуэльные аватары, подошедшие слишком близко.

Единственное исключение – когда аватар разбивает яйцо.

Здоровенное чудовище, мирный сон которого оказывается нарушен, будет охотиться исключительно на аватар, который это сделал, в течение 500 секунд. Вот как этот колоссальный жук-олень, который всеми четырьмя сверкающими красными глазами смотрел сверху вниз на Фрост Хорна, щелкая мощными жвалами.

Из зрительного зала дождем посыпались возгласы типа «вот он и нарвался». Хорн поднял руки и обратился к монстру в панцире:

– По-по-по-погоди! …Может, мы это, спокойно перетрем все как мужик с мужиком?

– Гигигиииии!

Увы, это, похоже, оказалась самка. Рогатый жук яростно ринулся на кажущийся маленьким по сравнению с ним аватар, сминая раффлезии своими длиннющими антеннами. Хорн издал вопль «Уииии!» и кинулся наутек; гигантские жвалы защелкали прямо у него над головой.

…Конечно же, «яйца громадных монстров», способные привести к таким ужасающим результатам, вовсе не раскиданы по лесу для удобства игроков. Если пытаться строить на них свою стратегию, есть большая вероятность, что, даже обшаривая арену на протяжении всего времени дуэли, игрок его не найдет.

Но в данном случае яйцо оказалось там, где оказалось, вовсе не случайно.

Его создала Тиюри. Сражаясь, она тем не менее заметила движущийся сквозь туман силуэт гигантского жука. И применила спецприем, сделав вид, что целится в Харуюки, а на самом деле целясь в насекомое.

«Цитрон колл» – вовсе не способность к лечению. Это способность «отматывать назад время цели». Хит-пойнты этот прием тоже восстанавливает, но также отменяет различные эффекты, связанные с «Усиленным вооружением»; и когда он попадает в объект арены, его состояние тоже отматывается назад. Разрушенные объекты становятся такими же, какими были, – а гигантский жук-олень превращается в яйцо.

Естественно, в нормальной ситуации Фрост Хорн, скорее всего, заметил бы, что произошло, и не стал бы приближаться к яйцу. Однако парящие в воздухе кристаллики льда ухудшили видимость и скрыли от него истинную цель атаки Тиюри. В результате он был обманут бегством Харуюки и врезался в яйцо…

– Хияаааааа!!!

Пронзительные вопли Хорна и крики разъяренного насекомого удалились в чащу леса на запад, в сторону центрального парка Синдзюку. Замерзшая область переместилась вместе с Фрост Хорном, и все вокруг тут же вернуло свои яркие краски.

Ошеломленно проводив глазами спасающегося бегством напарника, Турмалин Шелл развернулся и, переводя взгляд с Харуюки на Тиюри и обратно, выкрикнул:

– …Я отомщу за тебя, Хорн-кууун! А ну п-подходите!!!

Разумеется, они подошли.

 

– Отличная работа! – произнесла Тиюри, улыбаясь до ушей. Харуюки стукнул кулаком о ее выставленный правый кулак и сел на одну из скамеек, расставленных по всему коридору смотровой площадки Дома правительства.

Испустив долгий выдох, он отсоединился от Глобальной сети и лег лицом вверх.

Несмотря на то, что это была всего лишь обычная дуэль, в которой на кону стояли только Бёрст-пойнты, почему-то он чувствовал, что страшно устал. Видимо, потому что заставлял себя драться на земле, то есть не в своем обычном стиле.

«Невозможность летать» была для него ужасным стрессом – словно он очутился в пустыне без воды. В начале учебного года он больше недели не мог пользоваться крыльями, но это лишь усилило его жажду летать.

Не прошло еще и года, как Харуюки стал Бёрст-линкером. Вот «она», с ее шестью годами опыта, продолжала скрывать тягу к небу, все больше теряя рассудок. Впрочем, по ее обычным тихим манерам это все равно было незаметно…

– Эй, ты чего отключился!

Хлоп! Получив внезапный удар по голове, Харуюки сконфуженно заморгал.

Сидящая на соседней скамейке Тиюри надулась и глядела на него искоса. Похоже, она сказала что-то, а он не услышал.

– П-прости. Что ты говорила?

– «Может, еще одну дуэль?» – вот что я говорила!

После этих ее слов Харуюки покосился на часы в нижнем правом углу поля зрения и обнаружил, что на смотровой площадке он и Тиюри провели всего лишь несколько минут. Дуэли Бёрст-линкеров длятся максимум 1.8 секунды, так что это было вполне естественно, но Харуюки, обдумав предложение, ответил:

– Хмм, даже если мы будем ждать нового вызова как команда, сдается мне, нам снова придется драться с теми же Хорном и Шеллом… Хотя это не так уж плохо.

Тиюри закатила свои кошачьи глаза, потом покачала головой.

– Ну да, драться второй раз с той же командой скучно. Но обидно будет дуэлиться соло, когда мы сюда пришли вдвоем…

Тиюри задумалась. У нее было такое выражение лица, что, будь она сейчас в своем кошкоподобном аватаре, которым пользовалась в школьной сети, наверняка ее кошачьи уши шевелились бы. Вдруг она хлопнула в ладоши и произнесла:

– А, знаю! Раз мы уже в Синдзюку, давай позовем сестрицу! Если мне память не изменяет, она учится в Сибуе, значит, ей досюда всего одну остановку проехать.

Услышав эти слова, Харуюки малость удивился. Потому что «сестрица», упомянутая Тиюри, – это была та самая «она», о которой Харуюки думал только что.

Звали ее «Скай Рейкер». Это был опытный Бёрст-линкер, вступивший – нет, вернувшийся в «Нега Небьюлас» всего два месяца назад, – а также давняя подруга Черноснежки.

Причина, почему Тиюри звала ее сестрицей, была проста. Когда они при первой встрече в реальном мире обменялись голографическими визитками, Харуюки заметил, что у них похожие фамилии: у Тиюри – «Курасима», а Рейкер звали «Фуко Курасаки». И он тогда ляпнул: «Вы остров и полуостров[4] – все равно что сестры, ха-ха-ха».

Не дожидаясь ответа Харуюки, Тиюри принялась печатать мэйл этой самой сестрице Рейкер. Глядя на подругу, набивающую текст на голографической клавиатуре чуть неуклюжими движениями, Харуюки колебался, не остановить ли ее. Потому что он интуитивно чувствовал: Рейкер-сан откажется.

Несмотря на то, что в легион Скай Рейкер вступила, она по-прежнему не освободилась от мук совести. До сих пор она глубоко раскаивалась в том, что покинула легион и фактически бросила его командира Черноснежку. Тиюри, конечно же, об этом знала. И, возможно, по-своему пыталась достучаться до запертого на замок сердца Рейкер.

Вот почему Харуюки молча закрыл рот.

Через несколько секунд, закончив составлять мэйл, Тиюри отослала его, предварительно подключив свой нейролинкер к Глобальной сети. Тут же отсоединилась обратно и, подождав немного, подключилась еще раз. Получив ответ Рейкер, она снова отключилась и прочла текст.

– …«Прости». И больше ничего, – прошептала Тиюри, потом подняла голову и издала почти беззвучный смешок. Харуюки, тщательно выбирая слова, сказал:

– Рейкер-сан учится в старшей школе, наверняка она по будням очень сильно занята. На следующих выходных она будет участвовать в территориальных сражениях, там мы с ней увидимся.

– …Ага, точно.

Подруга Харуюки сделала глубокий вдох, улыбнулась, будто перезагружая эмоции, и уже более задорным голосом предложила:

– Ну что, тогда по еще одной дуэльке соло?

– Хмм, мне, пожалуй, достаточно той… Но, конечно, если ты хочешь еще, Тию, я тебе составлю компанию.

Услышав ответ Харуюки, Тиюри счастливо улыбнулась и кивнула.

– Ага, мы смогли выиграть так интересно и клево – пожалуй, мне на сегодня тоже хватит. Да, было правда здорово!

– Это точно.

Тоже улыбнувшись, Харуюки прокрутил в голове только что завершившийся командный бой.

Просто одержать победу, пересилив противника чисто своим аватаром, конечно, приятно, но вдвойне приятнее одержать стратегическую победу, идеально воспользовавшись свойствами арены. Не говоря уже о том, что они находились в абсолютно проигрышном положении, но сумели выиграть, перевернув все с ног на голову. Это было ясно уже по возбуждению зрителей, когда дуэль завершилась.

Конечно, проигравшим тоже было вдвое обиднее.

Тиюри и Харуюки хором рассмеялись – похоже, они в одно и то же время припомнили великолепную фразу, с которой к ним обратился Фрост Хорн, когда, кое-как удрав от громадного жука, он вернулся на поле боя, прямо под мощные атаки Кроу и Белл.

– Бу-ху-ху… «В следующий раз я вас обоих скину с вершины Токио Скай Три!» Если он нас так заранее предупреждает, мы просто уклонимся, и он сам оттуда навернется.

– Проблема начнется еще раньше – как он туда доберется? Там от смотровой площадки до кончика антенны метров двести, и вообще, туда Общественные камеры… разве… доходят…

Пока Харуюки говорил, в его мозгу вдруг вспыхнула некая идея, и его речь увяла.

Идея имела отношение к той теме, которую он пытался вспомнить непосредственно перед тем, как их вызвали на дуэль. Первый случай установки сети Общественных камер за пределами Японии.

Наконец-то он вспомнил: он видел это мельком в новостном заголовке.

Глядя на внезапно замолчавшего Харуюки, Тиюри озадаченно склонила голову набок.

– …Что такое, Хару?

– Э, а, н-не, ничего, – покачал головой Харуюки.

Тиюри пожала плечами и вскочила.

– Ладно, давай попьем чайку где-нибудь и поедем домой. Ты наверняка рад, Арита-сэнсэй, что со мной ты возвращаешься не издырявленный, и у тебя ничего не отваливается!

Даже если мы говорим об игре, язычок у нее все такой же острый.

– Д-да не очень. Даже если бы все отваливалось, я был бы не особо против, – пробормотал он, и Тиюри, уже направившаяся к лифту, хихикнула. Вздохнув, Харуюки поспешно засеменил за ней.

За окном, как и раньше, плыли лишь белые клубы облаков.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Frost Horn – (англ.) «Морозный рог». Tourmaline shell – «Турмалиновая раковина».

[2] Frosted circle – (англ.) «морозное кольцо». Да, так вот странно он произносит слово circle.

[3] Турмалин обладает пьезоэлектрическими свойствами.

[4] Кандзи, входящие в фамилии девушек: «сима» означает «остров», «саки» – «полуостров».

2 thoughts on “Ускоренный мир, том 5, глава 2

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ