Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 2

 

Наполненное странным желто-зеленым сиянием небо. Вымощенная иссиня-черной плиткой земля. Стоящие группами здания с множеством похожих на клыки выростов, клубящийся между ними густой туман.

– …Арена «Город демонов», да?.. Ну, можно сказать, подходит к сути сегодняшней встречи, – пробормотала Блэк Лотус, Черный король, и со стуком опустила острый кончик ноги на каменную плитку.

Какое-то время Харуюки смотрел на изящную, но в то же время свирепую фигуру своего обожаемого командира, потом перевел взгляд на безмолвно стоящий рядом с ним небесно-голубой аватар.

Эта фигура дышала элегантностью. Стройный женский аватар, густые синеватые волосы, струящиеся по спине. Гладкие руки и ноги – и ничего, что напоминало бы оружие.

Однако Харуюки знал. Две стройные ноги, на которых сейчас твердо стоял этот аватар, – свидетельство совершенного ей, Скай Рейкер, чуда.

Блэк Лотус была Родителем Харуюки и «повелительницей мечей», Рейкер же была для него «Учителем». Она на долгое время ушла с дуэльных арен Ускоренного мира и, забытая всеми, вела жизнь отшельника на вершине старой Токийской телебашни.

Причина была в том, что примерно два с половиной года назад она собственной волей отрезала себе ноги ниже колен, после чего лишилась большей части своих боевых возможностей. Однако встретившись с Харуюки, обладавшим почти такой же силой, как она, «способностью к полету», но временно утратившим ее, Рейкер сначала познакомила его с «системой инкарнации», а потом постепенно и себе вернула тягу к сражениям. И наконец в гонке через «Гермес Корд», состоявшейся на прошлой неделе, она сумела преодолеть свои душевные шрамы и восстановила ноги.

Как тяжело преодолеть силу «негативного воображения», Харуюки, однажды побывавший во власти Кром Дизастера, отлично знал.

Скорей всего, если бы тогда Тиюри, Лайм Белл, не спасла его, применив свою потрясающую способность «отмотка времени другого аватара назад», Харуюки был бы поглощен Доспехом и ненавистью к себе и принялся бы без разбору крушить зрителей гонки.

Всего несколько минут купания в негативной инкарнации – и так сложно потом вернуться обратно. А Скай Рейкер сумела разорвать цепи страха и отчаяния, сковывавшие ее целых два с половиной года. Если это не чудо, то что тогда чудо?

Поглощенный эмоциями, Харуюки стоял неподвижно, глядя на ноги Рейкер, когда –

– Ворон-сан, тебе так нравятся мои прекрасные ноги? – раздался голос с затаенным смехом. Харуюки лихорадочно замотал головой и замахал руками.

– Нет, вовсе нет, то есть в смысле, очень красивые ноги, но я не в этом смысле, а…

– О, так у тебя по части ног фетиш, оказывается? Извини, что я тебе ни икр, ни лодыжек не могу предложить.

Это произнесла уже Черноснежка, опасно блеснув фиолетово-синими глазами. Харуюки повернулся к ней и снова заизвинялся:

– Это, это, ноги семпая мне тоже нравятся… нет, но фетиша у меня никакого нет… нет, ну в смысле…

Поняв, что чем больше он говорит, тем сильнее запутывается, Харуюки показал на юго-восток и воскликнул:

– Лу-лу-лучше вот, на курсоры гляньте! Вон там они! Быстрей, давайте туда быстрей!

В центре его поля зрения неподвижно висели два серых треугольника, показывающих в одном и том же направлении. Там находились двое дуэлянтов – высокопоставленных игроков Синего легиона, организующего сегодняшнюю встречу. Кроме того, над курсорами выстроились две полосы хит-пойнтов, а между ними был таймер обратного отсчета. От 1800 секунд, которые были с самого начала, осталось уже 1750.

– Кстати, мы же должны добраться туда за сто секунд. Придется теперь бежать.

Все трое разом кивнули друг другу и помчались на юг по дороге демонического города.

Во время обычных дуэлей зрители лишены права разрушать объекты на арене, зато взамен им даются повышенные скорость и прыгучесть. Харуюки и его спутники, стремясь к месту назначения, легко взбегали по стенам домов и перепрыгивали с крыши на крышу.

Секунд через двадцать бега густой туман, расстилавшийся в направлении их движения, вдруг кончился.

От зрелища, открывшегося глазам Харуюки, у него вырвалось:

– Уааа… г-громадина какая…

«Замок».

Чуть юго-восточнее того места, куда показывал курсор, возвышалось гигантское строение, словно подпирающее собой небо. Замок с синевато блестящими стальными шпилями и непонятными скульптурами буквально доминировал над остальным демоническим городом, внушая благоговейный трепет. Вокруг высоких крепостных стен шел ров с водой, и ничего похожего на вход видно не было.

До сих пор во время многочисленных сражений в Синдзюку и Сугинами Харуюки лишь мельком видел далеко на востоке силуэт замка, но так близко к нему он оказался впервые. Харуюки словно в трансе уставился на это величественное сооружение, и тут справа от него раздался шепот Черноснежки:

– В реальном мире здесь Императорский дворец. И в Ускоренном мире это единственное место, куда попасть невозможно.

– Даже… даже перелететь никак?

На этот вопрос ответила бегущая слева Фуко:

– Угу. И сверху, и снизу от стены есть невидимый барьер. Так что ни по воздуху, ни под землей туда пробраться нельзя. Еще в начале игры люди самые разные способы перепробовали, но…

– Да. Ходят разные слухи, что там внутри спрятано какое-то суперкрутое Усиленное вооружение. Однако туда так никто и не смог попасть… на обычных дуэльных аренах.

Почувствовав что-то в этих словах Черноснежки, Харуюки переспросил:

– Ээ… что ты имеешь в виду?

Однако, прежде чем она успела ответить, Фуко резко прошептала:

– Смотрите… на том холме!

Харуюки перевел взгляд туда, куда она указала. И точно, там был небольшой холмик, а на нем виднелись две… нет, три человеческих фигурки. В реале здесь, скорее всего, располагался «Восточный сад» Императорского дворца. В отличие от самого дворца, он обычно открыт для посещения; Харуюки, еще когда учился в начальной школе, был здесь на экскурсии по обществоведению.

Чуть сбавив скорость, троица осторожно приблизилась. Конечно, их как зрителей атаковать никто не мог, но от мысли, что сейчас он окажется рядом с правителями Ускоренного мира, «королями чистых цветов», Харуюки невольно задрожал.

Перейдя по мосту широкий канал, они вошли в роскошные ворота и начали подниматься по лестнице, ведущей на холм. Неприступная громада «Демонического замка» высилась совсем рядом справа, но Харуюки больше не кидал туда взглядов, а смотрел лишь вперед и вверх.

Вскоре лестница кончилась, и их глазам открылось широкое пустое пространство, мощенное каменной плиткой.

В реальном мире здесь, по идее, должен был находиться луг перед руинами главного замка Эдо. Однако сейчас тут не было ни травинки, зато кольцом стояли громадные колонны.

Но почему-то одна, самая задняя колонна была совсем низкой, всего полметра в высоту.

И на этом обрубке сидел дуэльный аватар.

Синий. Глубокая, почти прозрачная, будто затягивающая в себя синева. Не цвет неба, не цвет моря. Все тело аватара было такого чистого синего цвета, какой трудно сравнить хоть с чем-то существующим в реальности.

Весь в броне – типичный «рыцарь». Но только вид у него был не зловещий, как у «Доспеха бедствия», а скорее как у храброго героя из легенд. По обе стороны забрала торчали рога, как у дракона, слева на поясе висел громадный двуручный меч.

Синий аватар сидел в расслабленной позе, закинув левую ногу на правую и скрестив руки на груди. Он не выглядел таким уж большим. Возможно, ростом где-то с Такуму – то есть с Сиан Пайла. Однако от его тела исходила невероятно давящая аура, словно летящий из космоса метеор; эта аура заставила Харуюки остановиться в двадцати метрах от аватара.

– …Э, это… – хрипло пробормотал он. Остановившаяся рядом с ним Рейкер чуть кивнула.

– Угу. Это командир легиона «Леонидс», занимающего территории Синдзюку и Бункё… Мастер меча, Убийца легенд и еще множество прозвищ – девятиуровневый Синий король, Блю Найт[1].

– Блю… Найт…

В любой другой игре такое примитивное имя носил бы какой-нибудь мелкий монстр, но в Ускоренном мире звуки этого имени создавали особое, уникальное впечатление.

От устрашающей ауры этого аватара у Харуюки задрожали плечи, и тут он наконец вспомнил. Сейчас этот рыцарь – не его противник по дуэли. Его статус такой же, как у самого Харуюки, – просто зритель. У зрителей нет ни атакующей мощи, ни полосы хит-пойнтов, и все же такое давление… подумать страшно, что было бы, сражайся с ним Харуюки один на один.

И тут. Раздался тихий звонкий стук, и окаменение Харуюки как рукой сняло.

Это шагнула Черноснежка. «Аура меча» Синего короля на фоне Черного короля сразу показалась Харуюки легким ветерком. Сделав несколько шагов, Черноснежка легонько взмахнула правой рукой-мечом.

– Поскольку ты сегодня хозяин, хочу тебя поприветствовать – надо же соблюсти правила приличия. …А ты не изменился, все такой же невыносимо скучный, Найт.

Услышав это заявление Черноснежки, Харуюки мысленно завопил: «За-за-за-зачем ты его провоцируешь?!» Хуже того, Рейкер рядом с ним еще и захихикала. Харуюки едва не кинулся наутек, но, к счастью, прежде чем он успел это сделать, синий рыцарь чистым юношеским голосом ответил:

– …Знаешь, это вряд ли можно назвать приветствием, Лотус. Ты тоже не изменилась – все такая же раздражительная, хоть и прошло два с половиной года.

Он пожал плечами, лязгнув броней. И тут же угрожающая аура чудесным образом испарилась.

Судя по всему, Синий король был более легким в общении человеком, чем можно было бы подумать по голосу. Синий легион каждую неделю беспрерывно нападал на территорию черного легиона, и Харуюки был уверен, что сам король должен испытывать враждебность к Черноснежке, но, к его удивлению, это было, похоже, не так…

Так подумав, Харуюки почувствовал, как напряжение уходит из плеч, – и тут.

По обе стороны от Синего короля из густого тумана беззвучно вышли две очень похожие друг на друга человеческие фигуры.

Самураи!

Такая мысль мелькнула у Харуюки в голове. Покрывающие тела аватаров доспехи были набраны из горизонтальных металлических пластин – в японском стиле. Цвет левого аватара – глубокий ультрамарин. Цвет правого – более светлый, с прозеленью. На головах вместо кабуто были хатиганэ[2]; длинные волосы, завязанные в хвосты, спадали вниз. Судя по телосложению, оба аватара были женскими.

Два женских аватара необычными скользящими движениями пробежали несколько метров и, положив руки на рукояти висящих слева на поясе катан, прошипели:

– Тем, кто непочтителен с Мастером меча, нет прощения!

– Предательница, будь благодарна за то, что тебе хотя бы разрешили сюда явиться!

И снова атмосфера наполнилась враждебностью, будто наэлектризовалась. Харуюки содрогнулся от страха.

Как подчиненный Черного короля, он должен был бы принять вызов и ответить чем-нибудь таким же стильным, но он чувствовал, что, едва скажет хоть слово, ему голову оторвут, и потому рот не хотел открываться. В любом случае, эти две самурайки явно были высокопоставленными соратницами Синего короля, создавшими эту арену, то есть «дуэлянтами», а значит, обладали правом с обоюдного согласия изгонять мешающих им зрителей.

…Но в следующий же миг.

– О, как вы стали носики-то задирать за то время, что мы не виделись, принцессочки, – со смехом в голосе ответила Скай Рейкер. Цокая высокими каблучками, она подошла к Черноснежке и встала рядом с ней, потом, вытянув правую руку в сторону самураек, покачала пальцем. – Может, мне, как в прошлые разы, свесить вас обеих с крыши Дома правительства?

«Ииииииииии! – снова мысленно завопил Харуюки. – Ты что, правда их так?!»

Впрочем, он тут же осознал, что для нее такое вполне в порядке вещей.

У бронированных самураек глаза-линзы вспыхнули яростным огнем, и они синхронно сжали рукояти катан.

– Ах ты… – в прекрасный унисон воскликнули они, но тут их прервал раздавшийся сзади голос Синего короля, в котором ощущалась натянутая улыбка:

– Достаточно, Кобаль, Мага.

– …Есть.

Две девушки быстро поклонились и синхронно отступили на шаг.

Харуюки облегченно перевел дух и снова посмотрел на две полосы хит-пойнтов наверху своего поля зрения.

Там сияли имена аватаров. Под левой полосой – «Кобальт Блейд». Под правой – «Манган Блейд»[3]. Судя по схожести имен и аватаров, у этих девушек и в реальном мире близкие характеры.

Если, допустим, они сестры, то Синий король, приблизивший к себе их обеих, – классный парень в самых разных смыслах этого слова… Пока Харуюки крутил в голове эти дурацкие мысли, Черноснежка легонько пожала плечами и снова произнесла:

– Кстати, Найт. Что это ты один сидишь – не приготовишь ли еще стулья?

– Ай как невежливо с моей стороны.

Синий король подал знак своим бронесамурайкам.

Те чуть подсели и снова взялись за рукояти катан. Харуюки даже не успел съежиться, когда –

Раздался высокий, чистый металлический звук, и пространство арены рассекли две сине-белые вспышки.

Перед распахнутыми глазами Харуюки запечатлелись как будто три отдельных кадра из фильма: правые руки самураек движутся, словно размывшись в пространстве; две катаны одновременно сверкают; и вот они уже снова в ножнах.

В следующий миг белый туман разорвался в клочья, и тут же здоровенные колонны, возвышавшиеся по обе стороны от самураек, стали беззвучно падать – две за раз, три раза. Шесть столбов один за другим с грохотом рухнули на землю и разлетелись на множество мелких иссиня-черных обломков. Остались лишь гладкие, точно отполированные «пеньки».

– …Ни… фига себе… – только и смог выдавить ошеломленный Харуюки.

Тип этой дуэльной арены, вне всяких сомнений, – «Город демонов». Его главная особенность – невероятная прочность всех объектов. Когда Харуюки отрабатывал владение системой инкарнации, он лишь на несколько сантиметров пробивал стену здания «Города демонов» – и это после недели упорных тренировок.

А эти Кобальт Блейд и Манган Блейд разнесли каждая по три колонны одним ударом. Если бы на месте этих колонн оказался сам Харуюки, его голова и тело наверняка расстались бы вмиг.

Вот сила лучших Линкеров синего легиона. А король наверняка еще сильней.

И я, мы, собираемся сражаться с этими людьми…

Харуюки почувствовал, что его аватар весь дрожит; но тут его кто-то хлопнул по спине.

Скай Рейкер. Совершенно безоружный грациозный аватар придвинулся к уху Харуюки и прошептал:

– Разрубание неподвижных колонн – всего лишь игра на публику, Ворон-сан. Если тебя от такого в дрожь бросает, мне позже придется тебя наказать♡.

Харуюки резко выпрямился, а Черноснежка и ее лучшая подруга спокойно зашагали вперед. Подойдя к крайнему справа пеньку, Черноснежка села, а Рейкер встала за ее спиной. Харуюки, боящемуся наказания Учителя больше, чем тех самураек, ничего не оставалось, кроме как поспешно побежать следом и встать рядом с Рейкер, скрестив руки на груди и расправив плечи.

Самурайки тоже отступили за спину своего короля, и на миг на арене воцарилось молчание. Разбил его укоризненный голос Черноснежки:

– …Ну, раз мы с хозяином встречи закончили обмен приветствиями, может, и вам пора уже показаться? Сто секунд давно прошли.

И точно, таймер уже опустился ниже 1600 секунд. Но «показаться» – что это значит? Здесь же только шесть человек из синего и черного легионов…

С этой мыслью Харуюки начал было вертеть головой, но тут –

– Нда, я тут пытаюсь проявить сдержанность, а слышу такие слова, Лотус, – внезапно раздался из ниоткуда голос, сочетающий в себе чистую детскость и несгибаемую волю, а следом послышался негромкий звук шагов.

Повернув голову, Харуюки обнаружил, что на пеньке всего в трех метрах справа от него появился силуэт.

Темно-красный аватар, производящий впечатление стоящего на задних лапах хищного зверя. Даже не стоило смотреть на острые треугольные ушки и длинный хвост, чтобы узнать одного из высокопоставленных членов легиона «Проминенс» – «Кровавого котенка», Блад Лепард.

На левой руке у нее сидел обладатель только что раздавшегося голоса – маленький алый аватар.

Две антенны, похожие на хвостики прически. Симпатичные овальные глаза-линзы. Ровная, гладкая броня рук и ног. Эта очаровательная маленькая девочка, будто выточенная из рубина, командовала легионом «Проминенс», контролирующим боевые зоны Нэримы и Накано. Красный король, Скарлет Рейн.

Обладающих колоссальной огневой мощью контейнеров, благодаря которым она заслужила прозвище «Неподвижная крепость», сейчас на ней не было. Глядя на ее миленький профиль, Харуюки собрался было позвать обеих девушек – «Рейн, Пард-сан».

Но тут.

Два красных аватара испустили ауру, не уступающую по мощи ауре Синего короля, и рот Харуюки сам собой захлопнулся.

Это было не как «оверрей» инкарнации. Невидимая, чистая жажда битвы.

Конечно, всё в Ускоренном мире – просто цифровой код, однако это «чувство настроя» – ни в коем случае не иллюзия. С точки зрения логики, вот это «один человек ощущает тяжесть боевого опыта другого человека» – можно сказать, что-то сверхъестественное, но сильный на самом деле способен одним своим существованием подавить волю слабого. И сейчас двое красных заставили Харуюки застыть на месте.

Красного короля – настоящее имя Юнико Кодзуки, или просто Нико – и Блад Лепард, сокращенно Пард-сан, Харуюки знал в реальном мире и считал своими друзьями. Кроме того, «Проминенс» и «Нега Небьюлас», после того как в недавнем прошлом сражались вместе, сейчас были в состоянии перемирия, заключенного на неопределенный срок.

Тем не менее суровые лица этих двух без слов давали понять, что не везде дружеские отношения сохраняются. И Харуюки с щемящим чувством одиночества понял, что это действительно так. Потому что «Брэйн Бёрст» – игра, в которой все живут и состязаются ради того, чтобы становиться сильнее.

Нет…

Существовала еще одна причина, почему Харуюки сейчас было трудно смотреть Нико в глаза.

Усиленное вооружение, паразитирующее сейчас на Харуюки, Нико как командир легиона должна была уничтожить, применив «Меч правосудия» к собственному Родителю. А значит, из всех королей на этом совещании именно у Нико самая большая мотивация требовать казни Харуюки…

Додумав до этого места, Харуюки усилием воли прекратил и устремил взгляд вперед. И тут же раздался тихий голос Блад Лепард:

– От «Проми» только мы. Приветствия опустим.

Нико соскочила с руки Лепард и уселась на стальной «стул»; Лепард встала позади, сцепив руки за спиной.

Теперь собрались уже три короля. Из семи стоящих полукольцом срезанных колонн центральную занимал Синий король, самую правую – Черный король, а вторую справа – Красный.

Интересно, где появится следующий? Харуюки приготовился –

Из тумана раздался не звук шагов, а горловой, визгливый смех.

– Хи, хи-хи-хи…

Этот смех, в котором явственно слышались насмешка и презрение, определенно был Харуюки знаком. Однако Харуюки не мог понять, откуда именно он доносится. Он лихорадочно крутил головой, но источник все время будто смещался в противоположную сторону.

– Хи-хи… «король», да? Если мне не изменяет память, король – это один из «семи королей чистых цветов», не так ли? А у коротышки, которая тут сидит и называет себя «красной», цвет какой-то дешевый, вы не находите?..

Эти непонятно откуда брошенные слова, вне всяких сомнений, были оскорблением в адрес Красного короля, Скарлет Рейн.

Среди королей, правящих семью большими легионами, Нико единственная принадлежала ко «второму поколению». Первому Красному королю, Рэд Райдеру, два с половиной года назад Блэк Лотус, Черный король, внезапным ударом отсекла голову, и, в соответствии с правилом «внезапной смерти», действующему для девятиуровневых игроков, он навсегда покинул Ускоренный мир. «Проминенс» начал было распадаться, но его оживила и стала вторым командиром как раз Нико. Конечно, если говорить о цвете, то у нее он был не чисто-красным, а ярко-алым, но это совершенно не повод обращаться с ней как с фальшивым королем. Потому что –

– Ц-цвет тут вообще ни при чем! Рейн своими силами поднялась до девятого уровня, никаких других условий, чтобы стать королем, нет!

…Вот почему.

Харуюки внезапно обнаружил, что выкрикнул эти слова не только мысленно, но и вслух. Стоящая рядом с ним Рейкер не сдержала улыбки, и сама Нико, сидящая чуть поодаль, вроде бы тоже натянуто улыбнулась.

– Ворон сказал то, что и я собиралась сказать, поэтому добавлю лишь одно. Дешевый или нет, но он ничуть не хуже, чем твой банановый. У нас мало времени, выходи уже давай.

Выплюнув эти слова, Красный король щелкнула пальцами правой руки и указала на три колонны с противоположной стороны.

Харуюки поспешно вгляделся и обнаружил на обрубке колонны, который считал пустым, маленькую фигурку, похожую на бумажную куклу. Склонив голову сантиметров на пять, он наконец понял.

Это не что иное, как «зрительский аватар-болванчик» – такие применяются, чтобы собирать информацию об Ускоренном мире; а Черноснежка в таком аватаре скрывалась от убийц, которых могли подсылать короли. Обладатель этого голоса воспользовался тем, что во встрече королей участвовал в качестве зрителя, и выбрал совершенно незаметный аватар.

Едва Харуюки успел так подумать, как из середины бумажной куклы поднялся белый дымок.

Когда ветер арены разнес этот дымок, на колонне стоял ярко-… точнее, ядовито-желтый дуэльный аватар, смахивающий на тощего клоуна.

Шапка с торчащими по бокам длинными изогнутыми рогами. Маска в виде улыбающегося лица с тонкими прорезями глаз и рта. Круглые вздутия на плечах и талии, торчащие из них длинные конечности.

Поднеся тонкие, как иголки, пальцы правой руки к подбородку, клоун вновь испустил смешок.

– Хи-хи, банановый – это чересчур зло. Я предпочитаю вариант «урановый», знаешь ли. Впрочем, полагаю, тут ничего не поделаешь. Обезьяны и дети всегда любят бананы, хи-хи-хи…

Клоун продолжал смеяться, покачивая головой. Это был человек, некогда подстроивший ловушку Черноснежке и Нико, командир легиона «Крипт космик саркус», владеющего боевыми зонами Тайто, Аракавы, Адати и Акихабары, – Йеллоу Рэдио.

Его поведение и болтливость не внушали такого устрашения, как манеры остальных королей.

Однако недооценивать Желтого короля ни в коем случае не следовало – это Харуюки, видевший однажды его сражение с Черноснежкой в ближнем бою, прекрасно понимал. Хоть желтый цвет и соответствует «непрямым атакам», но Рэдио в бою ничуть не уступал Блэк Лотус.

По-видимому, Желтый король явился на встречу один, не взяв никого из приближенных. Кончив смеяться, он приложил правую руку к груди – изобразил вежливые манеры. Потом скользящим движением уселся на колонну.

Это уже четверо.

– …Еще не пришли, эээ…

Едва Харуюки успел пробормотать эти слова, как его ушей коснулся новый звук – на этот раз величественный звук шагов.

Вся арена вибрировала от этих твердых, тяжелых шагов. Справа-сзади. Быстро обернувшись, Харуюки увидел раздвигающий туман мощный аватар.

Назвать его таким уж громадным было нельзя. Чисто по размеру он был, конечно, меньше, чем Нико с Усиленным вооружением и, возможно, даже чем Фрост Хорн из синего легиона.

Тем не менее Харуюки никогда еще не сталкивался с аватарами, от которых исходило такое ощущение мощи.

Маску, плечи, живот – все покрывала толстая броня. Однако благодаря стройной талии впечатление неуклюжести вовсе не создавалось. Правая рука была пуста, левая держала громадный щит.

И вся броня была насыщенного ярко-зеленого цвета, зеленее изумруда.

– …Зеленый король…

Однажды Харуюки уже видел этот аватар – когда смотрел реплэй прошлых событий; правда, всего несколько секунд. Стоящая рядом Рейкер кивнула и прошептала:

– Да, это командир легиона «Грейт Уолл», который владеет громадной территорией от Сибуи до Оты. Грин Гранде по прозвищу «Неуязвимый».

– Точно, его хит-пойнты ни разу не опустились в желтую зону… – со вздохом пробормотал Харуюки; у него-то самого, когда он побеждал в дуэли игрока того же уровня, частенько хит-пойнты были в красной зоне. Сидящая перед ним Черноснежка тут же тихонько фыркнула.

– Он в дуэлях-то почти не участвует. Почти все свои очки до девятого уровня он набрал, охотясь в одиночку на энеми. Это, конечно, тоже большое достижение, но…

– Ххааа… – снова вздохнул Харуюки. Среди обитающих в Безграничном нейтральном поле гротескных монстров, называемых «энеми», даже самые слабые обладают невероятной боевой мощью, и побеждать их очень тяжело, а очков за эти победы дается мало. Сам Харуюки, хотя и любил в обычных RPG «собирать опыт по зернышку», от охоты на энеми хотел бы уклоняться, если только не начнет массово проигрывать в обычных дуэлях.

Зеленый король, вовсе не догадываясь, что Харуюки на него смотрит с восхищением как на «человека, усердно трудящегося во имя повышения уровня», твердыми шагами подошел к колонне между Нико и Синим королем и тяжело опустился на нее. Как и Желтый король, он был без свиты.

Он застыл неподвижно, так и не проронив ни слова, однако это, похоже, никому не показалось неестественным. Судя по всему, у этого человека просто был неразговорчивый характер.

Снова вернув взгляд перед собой, Харуюки глубоко вздохнул.

К поочередному появлению сильнейших игроков, «королей», и к исходящей от них давящей ауре он более-менее привык. Колени, сначала дрожавшие, окрепли, онемение из рук тоже ушло.

Точно, опасаться совершенно нечего. Я подчиненный Черного короля, Блэк Лотус… не говоря о том, что я ее Ребенок. Надо держаться так же гордо, как Рейкер-сан.

Сказав себе это мысленно, он расправил плечи – и тут.

– ?!.

На Харуюки накатил самый мощный за все время приступ страха; точно ледяная рука сжала сердце.

Что… это…

Жажда убийства… нет, не то. Что-то более окончательное… желание обратить в ничто. Беззвучное объявление… что меня казнить, изгнать из Ускоренного мира…

Цок. Цок.

Высокий звук шагов доносился непонятно откуда.

Застыв на месте, Харуюки отчаянно вслушивался. С севера. К сидящим полукольцом королям кто-то приближался прямо спереди, шаги становились все громче. С трудом шевеля занемевшей шеей, Харуюки посмотрел в ту сторону.

За пеленой густого тумана показался одинокий силуэт.

Насколько Харуюки удалось разглядеть, аватар был женский. Длинные волосы и бронеюбка, колышущиеся при движении. Немыслимо тонкая талия; ноги тоже тонкие, как иглы.

Цок, цок, цок. Словно острия мечей, в плитку с резким стуком вонзались каблуки вдвое выше, чем у Скай Рейкер.

Едва эти ноги шагнули в кольцо колонн, окружающий туман сдуло, будто он не выдержал испускаемой аватаром жажды убийства.

Наконец аватар стало видно отчетливо. Если пытаться описать его одним словом, то единственное подходящее – не «король», а «королева».

То, что выглядело как волосы, на самом деле было вуалеподобной броней, ниспадающей из-под короны на голове. И красивая лицевая маска с резкими чертами, и плечи, и грудь – все это выглядело женственным, но в то же время внушало почтение. От высокой талии вниз свисала броня, похожая на длинную юбку, рассеченную спереди, и сквозь эту щель виднелись длинные, тонкие, полностью обнаженные ноги.aw06_051

Несомненно, среди всех когда-либо виденных Харуюки дуэльных аватаров этот был самым четким воплощением «женской привлекательности». Однако эта красота была не такой, к которой хочется притронуться, протянув руку. И корона, и все тело были украшены длинными сверкающими шипами.

В правой руке аватар держал посох примерно полутораметровой длины. Его конец обвивал стебель розы, тоже снабженный длинными шипами. И все участочки брони, на которые падал свет, вспыхивали таинственными фиолетовыми бликами.

– Пришла… – глядя на вышагивающий аватар королевы прищуренными глазами-линзами, еле слышно прошептала Скай Рейкер. – Пожалуй, из всех королей это самый враждебный к нам. Командир легиона «Орора Овал»[4], контролирующего территорию от Гиндзы до залива, Фиолетовый король Парпл Сорн[5] по прозвищу «Королева фиолетовых молний». А посох в ее правой руке – одна из «семи регалий», «Зе Темпест»[6].

– Ре… регалий? – повторил Харуюки незнакомое слово. Рейкер торопливо пояснила:

– В Ускоренном мире есть сверхмощное Усиленное вооружение, предположительно всего семь штук. Сейчас точно известны, кроме этого посоха, меч Синего короля «Импульс» и щит Зеленого короля «Страйф»[7]. И еще один…

Тут Харуюки показалось, что Рейкер запнулась, однако переспросить он не успел.

Медленно вошедшая в кольцо колонн Фиолетовый король приблизилась к сидящей на самом правом обрубке Черноснежке, остановилась и стукнула посохом о землю.

Качнув тонкой вуалью, маска чуть повернулась в сторону Черноснежки. Раскосые глаза-линзы сверкнули холодным аметистовым блеском.

До сих пор давящая аура аватара-королевы распространялась во всех направлениях, но сейчас Харуюки почувствовал, что она сосредоточилась на троих членах «Нега Небьюлас», и едва не потерял сознание.

Будь это просто гнев или ненависть, он бы справился. За те месяцы, что Харуюки был Бёрст-линкером, он неоднократно испытывал на себе такие чувства в сражениях.

Но то, что исходило от Фиолетового короля, не было какой-то простой эмоцией. Абсолютное неприятие, полное отсутствие всякой возможности взаимопонимания. Харуюки чувствовал, что вражда с этим соперником будет вечной. То есть до конца существования Ускоренного мира.

Фиолетовый король, Парпл Сорн, пару секунд смотрела на Блэк Лотус сверху вниз, потом спокойным тоном произнесла:

– Давно не виделись, Лотус. Надо же, я и не думала, что когда-нибудь снова буду разговаривать с тобой.

В ее голосе не было ни намека на гнев, лишь ледяная гладкость. И такое напряжение, что, казалось, он в любой момент может разбиться на сотни острых осколков. У Харуюки перехватило дыхание.

Голос Фиолетового короля, в котором чувствовалась смесь достоинства и девчоночьей невинности, он вроде бы где-то уже слышал. Чуть подумав, Харуюки вспомнил. Ну конечно, он слышал этот голос. Не вживую, понятное дело. Когда он смотрел реплэй событий, происходивших в Безграничном нейтральном поле, в той записи был и голос Фиолетового короля. Харуюки вытащил из глубин памяти то, что он тогда услышал.

«Эй, Райдер, что это ты там несешь!»

«Эй, эй!»

Негодующий и в то же время невинный голос девушки.

На том видео Блэк Лотус, Черный король, обняла Рэд Райдера, Красного короля первого поколения, за шею. Вот почему Фиолетовый король, которая явно была близка с Красным королем, издала те возгласы.

Однако в следующий миг –

Руки-мечи Блэк Лотус сомкнулись, словно гигантские ножницы, и отсекли Рэд Райдеру голову.

Для любого Бёрст-линкера девятого уровня действует правило «внезапной смерти»: если его побеждает другой девятиуровневый, он сразу теряет все бёрст-пойнты. Это означает, что Красный король в тот же миг покинул Ускоренный мир навсегда.

В самом конце того видео был слышен отчаянный вопль Парпл Сорн – словно шелк разрывали.

Насколько было известно Харуюки, сразу после того убийства Черноснежка дралась не на жизнь, а на смерть со всеми остальными пятью королями. Однако тридцать минут, отведенные на бой, подошли к концу, а она так и не смогла никого больше убить, правда, и ее саму не убили. С тех пор Черноснежка два года не подсоединялась к Глобальной сети, удовлетворяясь локальной сетью средней школы Умесато. Пока в прошлом году нападения Сиан Пайла и рождение Сильвер Кроу не предоставили ей шанс «ожить».

Два короля со слишком тяжелым общим прошлым еще несколько секунд сверлили друг друга взглядами. Харуюки боялся, что Блэк Лотус опустит голову первой. Черноснежка наверняка до сих пор в глубине души сожалела о том своем внезапном нападении на Рэд Райдера. Пусть даже сам Красный король, переставший быть Бёрст-линкером, уже ничего не помнит.

…Однако.

Аватар, точно сделанный из черного кварца, ни на миллиметр не отводил взгляда своей угловатой маски от лица королевы шипов.

Вскоре сквозь туман арены поплыл тихий голос Черноснежки.

– Я тоже, Сорн. Я была уверена, что при нашей следующей встрече кто-то из нас двоих лишится головы.

После этих слов, произнесенных непоколебимо спокойным голосом, Фиолетовый король медленно моргнула. А потом словно бы еще более холодным голосом произнесла:

– …Вот как? Если все, кто здесь собрались, согласятся сменить тип боя с «обычной дуэли» на «все против всех», вполне возможно, так и случится.

Харуюки сглотнул и не без труда удержался от того, чтобы выпалить: «Идиотскаяшуткаконечномынесогласимся!»

Но тут Черноснежка издала короткий смешок и хладнокровно ответила:

– Если ты этого хочешь, то чего ждешь? Если сегодня тот самый день, когда игра под названием «Брэйн Бёрст» окажется пройдена, нам ни к чему все эти утомительные совещания.

Харуюки снова застыл, как примороженный. Черноснежка по сути объявила этими словами, что намерена уничтожить сегодня четырех королей и набрать десятый уровень… никак по-другому ее слова понять было нельзя. Харуюки просто не мог поверить, что Скай Рейкер рядом с ним по-прежнему стоит все с тем же храбрым спокойствием.

Фиолетовый король, услышав резкий ответ Черного короля, склонила голову чуть набок.

Потом вдруг легонько стукнула посохом по каменной плитке.

Едва раздался этот звонкий стук, Харуюки в очередной раз почувствовал, как кровь стынет в жилах. И тут же с той стороны, откуда пришла Фиолетовый король, раздался тяжелый, но прекрасно синхронный звук множества шагов. И действительно – вскоре из тумана показались восемь Бёрст-линкеров.

И цвет, и фигуры были самые разные. Однако с первого взгляда Харуюки стало ясно, что все они невероятно сильны. Возможно, сюда занырнули вообще самые сильные члены фиолетового легиона.

Парпл Сорн впервые за все время улыбнулась и заявила:

– Очень жаль, если ты считаешь это шуткой. Естественно, я подготовилась. Чтобы, если вдруг придется с тобой сражаться, на этот раз тебя не упустить.

Непохоже, чтобы это был блеф или просто демонстрация силы. Все на полном серьезе. В этой девушке, несомненно, кипят такие эмоции, которые даже пытаться понять бессмысленно.

От давящей атмосферы Харуюки не мог даже дышать; его правая нога сама собой отодвинулась чуть назад.

Однако Черноснежка сохраняла непрошибаемую невозмутимость. В таком положении она даже умудрилась негромко рассмеяться.

– Хи-хи… да, это я недооценила. Но, Сорн, если бы ты действительно нацелилась на мою голову, то оставила бы свои войска на самой границе арены, не так ли? Как Рэдио сделал.

Харуюки кинул изумленный взгляд на сидящего напротив Йеллоу Рэдио. Желтый клоун лишь пожал плечами и ничего не сказал; но если подумать – действительно, если существовала хоть тысячная доля процента вероятности, что совещание перерастет в драку, Желтый король ни за что не явился бы один.

На слова Черноснежки среагировал не Фиолетовый король, но один из восьми человек ее свиты – тоже женский аватар.

Цвет брони – винно-красный с фиолетовым отливом. Шляпа с большими полями, широкие бедра – как будто военная форма. Однако на поясе не пистолеты, а свернутый кнут.

Аватар типа «женщина-офицер» остановился, всего шаг не дойдя до Фиолетового короля, и ледяным тоном выплюнул:

– От твоего блефа мне просто смешно, беглый король. Только выползла из своей норки и уже распрыгалась; да только не забывай, что твою жалкую территорию шесть королей за один день могут раздавить, если захотят.

Слушая эти оскорбления, Харуюки мог лишь скрипеть зубами.

К сожалению, он не мог не признать, что аватар-офицер говорит правду. Сейчас «Нега Небьюлас» контролировал весь район Сугинами, но в конце каждой недели отстаивал этот контроль в территориальных сражениях. Процентов семьдесят боев происходили с участием других мелких легионов, а из легионов шести королей только от обитающих к востоку «Леонидс» обычно приходили один-два отряда и время от времени кто-нибудь нападал от «Грейт Уолл» на юге. Причем средний уровень атакующих всегда был 4-5, бойцы 7 уровня и выше не появлялись ни разу.

И тем не менее легиону «Нега Небьюлас», состоящему всего-то из пяти членов, удерживать территорию было совсем непросто. Если вдруг шесть больших легионов проведут совместную атаку всеми своими силами, выигрывать больше половины сражений у «Нега Небьюлас» не выйдет никак, и черный флаг исчезнет с карты Ускоренного мира.

Иными словами, Харуюки и его товарищи продолжают успешно защищать Сугинами, свой дом, исключительно благодаря тому, что шесть… нет, Нико надо исключить, с ней перемирие… пять королей занимают выжидательную позицию.

Не в силах даже мысленно возразить что-либо аватару-офицеру, Харуюки опустил было голову в шлеме.

Однако прежде чем его взгляд упал на собственные мыски, справа раздался холодный голос, и Харуюки рывком вскинул голову обратно.

– Надо же, ты с таким гордым видом рассуждаешь о том, чего вы не можете сделать, Астер Вайн[8].

Это произнесла Скай Рейкер. Правая рука Черноснежки, она стояла гордо, ни на шаг не отступив под угрожающим заявлением аватара-офицера.

Глаза кнутовщицы по имени Астер Вайн остро сверкнули под полями шляпы, и голосом, ставшим, казалось, еще холоднее, она ответила:

– Не можем… говоришь? Что, пока вы бегали и прятались, мозги совсем заржавели и разучились оценивать силу противника?

– А у тебя за то время, что мы не виделись, стало совсем неважно с глазами, если реальность не видишь.

Почувствовав, как атмосфера стремительно электрифицируется, Харуюки продолжал стоять выпрямившись и изо всех сил вслушиваться.

Сколько он ни думал, понять значение слова «реальность» в исполнении Скай Рейкер не мог. «Нега Небьюлас» с пятью большими легионами (минус красный) ни в какое сравнение не шел ни по силе, ни по уровням. Что же тогда имела в виду Рейкер?..

Ответ на этот вопрос после совсем небольшой паузы дала сама Рейкер.

– …Если ты всерьез полагаешь, что территория Нега Небьюлас продолжает существовать исключительно по доброте душевной остальных королей, то либо ты тупая, либо тебе просто недостаточно доверяют. Если бы нас могли раздавить, давно бы уже раздавили. Но не могут… Эти люди, которые называют себя «королями», отлично знают, что их сила и власть далеко не абсолютны.

– …Чегооо? – чуть ли не проскрипела Астер Вайн; однако Фиолетовый король хранила загадочное молчание. Прочесть в ее глазах какие-либо эмоции было невозможно. В холодном воздухе арены «Город демонов» продолжал разноситься спокойный голос Рейкер:

– Знаешь? Их называют «шесть больших легионов», но общее количество их членов шестьсот или чуть больше. А всего в центральном Токио живет больше тысячи Бёрст-линкеров. И почти сорок процентов карты, включая Тиёду, где мы сейчас, – серые зоны, нейтральные.

– …И что с того? Остальные легионы, кроме тех, которыми командуют шесть королей чистых цветов, – просто пузырьки, которые разлетятся, стоит дунуть как следует. Включая и вашу мелкую территорию.

– Да, каждый из этих легионов мелкий. Но знаешь, у этих четырех сотен, включая независимых Бёрст-линкеров, есть кое-что общее. Это общее – «они не присоединились к шести большим легионам».

От произнесшей эти слова Скай Рейкер вдруг стала исходить угрожающая аура не хуже, чем от девятиуровневых Бёрст-линкеров. После короткой паузы она продолжила:

– Понимаешь? Почти все они сделали выбор в пользу незначительности. Это их протест против королей, которые своим «пактом о ненападении» вызвали застой в Ускоренном мире. Сейчас они внимательно наблюдают за воскресшей Блэк Лотус и за черным легионом. Они пытаются понять: тот «настрой на восстание» был настоящим или фальшивым? И если именно сейчас шесть больших легионов сложат силы, чтобы раздавить нас – как ты думаешь, что будет? Да, конечно, наш флаг и наша территория исчезнут с карты. Но сама Черный король не исчезнет из Ускоренного мира, и легион тоже. И тогда малые легионы сделают шаг от «наблюдения» к более активным действиям. Если они объединятся в единый поток, ты уже не будешь презрительно обзывать их «пузырьками»?..

Тут наконец и Харуюки начал смутно понимать, к чему ведет Рейкер.

Гонка через «Гермес Корд» недельной давности. Пять сотен зрителей тогда встретили появление Черного короля, предательницы и беглянки, вовсе не презрительным свистом. Напротив, ее подбадривали, не так ли? Значит, можно не сомневаться: на нее действительно смотрят с ожиданием как на «человека, собирающегося разрушить застойный статус-кво».

Если их энергию направить в единое русло. Возможно, получится такая сила, которую даже шесть королей не смогут игнорировать… нет, они должны воспринимать такую возможность как угрожающую?

Скай Рейкер протянула раскрытую правую ладонь в сторону погрузившейся в молчание Астер Вайн.

– Теперь ты поняла? Сейчас в Ускоренном мире ситуация гораздо более напряженная, чем ты думаешь. Под видимым спокойствием начинает бурлить множество серьезных течений.

Эхо ясного, чистого голоса разнеслось в гробовом молчании арены и угасло.

Нарушило это молчание цоканье высокого каблука – Фиолетовый король сделала шаг вперед.

Глядя прямо перед собой, она безмолвно прошла мимо Харуюки и его товарищей, будто вовсе не обратив внимания на то, что сказала Рейкер.

Астер Вайн двинулась за ней, бросив напоследок испепеляющий взгляд. Когда эта пара немного отошла, остальные семеро тоже зашагали следом.

Из семи стоящих полукольцом обрубков колонн Фиолетовый король села на ту, что была между Синим и Желтым королями. Остальные восемь Бёрст-линкеров встали буквой V. Ощущение величественности, исходящее от них, явно было сильнее, чем от остальных собравшихся здесь легионов.

Хорошо, что территория «Орора Овал» – это Гиндза и Ариакэ, которые далеко от Сугинами. Поймав себя на этой мысли, Харуюки поспешно выпрямился. Если две девушки рядом с ним поймают его на такой трусости, даже представить себе невозможно, какое наказание его будет ждать потом. Чтобы их обмануть, он тихонько пробурчал:

– Это… уже шесть, да? Последний у нас, эээ…

Свои силы привели Черный, Синий, Красный, Зеленый, Желтый и Фиолетовый короли. Значит, последний…

Однако, прежде чем Харуюки успел выразить свои мысли вслух, раздался еле слышный шепот Черноснежки:

– Не придет.

– А?..

– Последний сюда не придет. Наверняка пришлет представителя.

«Откуда ты знаешь?» – спросил было Харуюки.

Но за миг до того, как он раскрыл рот, в уголке его поля зрения ощутилось что-то странное. Придержав язык, Харуюки заозирался.

Однако ничего определенного он не увидел. В той части демонического города, которая была Восточным садом Императорского дворца, по-прежнему клубился белый туман. В кольце колонн, примерно половина которых была обрублена и превращена в импровизированные стулья, семь представителей больших легионов, правящих Ускоренным миром, спокойно –

– А…

Харуюки вздрогнул, увидев это.

Импровизированных стульев – семь. Появившихся королей – до сих пор было шесть. Значит, один стул должен был оставаться пустым. Однако сейчас перед глазами Харуюки было семь занятых стульев. Он проглядел появление последнего? Нет, невозможно. Ладно сам Харуюки с охватившим его напряжением; но чтобы Рейкер и Черноснежка тоже ничего не заметили – это просто немыслимо.

Потому что стул, который должен был пустовать, находился прямо напротив троицы из черного легиона. Если бы он был по соседству, тогда может быть, но, если бы кто-то подошел и сел на стул напротив, это обязательно было бы видно. И тем не менее всего в десяти метрах от них находился еще один Бёрст-линкер.

Худой, даже тощий. Покрытое броней тело спокойного, простого дизайна, ни намека на оружие. Единственная характерная особенность – узкая, заостренная голова. На лице одна лишь изогнутая линия, делящая его надвое; ни глаз, ни рта не видно. Он сидел на колонне, сложив руки и ноги; на дуэльный аватар он совершенно не походил, скорее на украшение. Цвет его напоминал фарфор или отполированную слоновую кость.

Абсолютно ничем не примечательный аватар. Ни намека на давящую ауру, исходящую от собравшихся здесь королей. Стоп, может быть, это на самом деле украшение? Просто статуя, которая была там с самого начала, а Харуюки ее проглядел?..

Харуюки колебался, не зная, что и думать – как вдруг.

Аватар цвета слоновой кости положил руки на колени и, согнувшись в пояснице, поклонился. Как только он выпрямился обратно, раздался голос, о котором нельзя было сказать абсолютно ничего, кроме того, что он мужской.

– Я «Айвори Тауэр»[9] из легиона «Осcиллатори Юниверс»[10]. В полной мере представляю на этом совещании Белого короля. Рад познакомиться.

Обыденное деловое приветствие, как будто вокруг была не дуэльная арена в Ускоренном мире, а конференц-зал какой-нибудь фирмы.

Остальные короли и их приближенные от этой речи явно испытывали какой-то дискомфорт, хоть и пытались это скрыть. Похоже, и они все проморгали появление Айвори Тауэра. Особенно сидящий рядом с ним Желтый король – он начал постукивать по земле своим заостренным мыском с очевидным раздражением.

Впрочем, такая неприятная атмосфера продержалась лишь несколько секунд.

Сидящий на центральном стуле-колонне Блю Найт, Синий король, встал, звякнув броней, и звучным голосом произнес:

– Итак, все в сборе. Для начала хочу поблагодарить вас за то, что на наше собрание пришли все семь легионов без исключения. Спасибо.

– Однако по сравнению с собранием семи королей, которое было два с половиной года назад, у нас два новых лица.

Это, конечно, Желтый король не удержался от того, чтобы вставить пару слов. Его ирония была явно адресована Красному королю второго поколения и представителю Белого короля, однако на нее никто не среагировал. У Синего короля лишь тень натянутой улыбки можно было почувствовать на лице, когда он продолжил:

– Времени у нас немного, поэтому сразу перейдем к делу. Вы все уже знаете, поэтому я буду краток: на прошлой неделе во время мероприятия под названием «Гонка через «Гермес Корд»» на глазах у сотен зрителей была применена «система инкарнации». Главная тема сегодняшней встречи: что нам следует делать в сложившейся ситуации? Впрочем, вариантов действий у нас всего два. Первый – приложить все усилия, чтобы продолжать скрывать существование этой системы от широкой публики, как мы делали до сих пор. Второй – раскрыть ее полностью.

– Раскрыть полностью – это же немыслимо, верно? – опять заявил Йеллоу Рэдио, будто давая понять, что считает это все глупостью. Разведя в стороны свои тощие руки, он наигранно пожал плечами. – Система инкарнации – это ведь все равно что ядерная энергия, не так ли? Ее необходимо жестко контролировать, иначе Ускоренный мир ждет настоящая катастрофа. Это же здравый смысл, согласны?

С этими словами клоун наклонил рогатую шляпу. Сидящая слева от него Фиолетовый король тут же возразила:

– Этот жесткий контроль уже в прошлом, Рэдио. Если брать аналогию с ядеркой, то радиоактивные материалы уже распространились по всему миру. И как их теперь собрать?

– Это, конечно, так, но, по-твоему, мы должны любезно раздать всем и мануал по изготовлению ракет? Большинство Бёрст-линкеров не знает про систему инкарнации. Не следует ли нам распространить информацию, что там проявился какой-то баг арены?

Фиолетовый король собралась было снова что-то возразить, но тут вмешался еще один голос.

– Эмм, позвольте мне сказать?

Руку поднял сидящий на левом краю полукольца белый аватар – Айвори Тауэр, представитель Белого короля. Собрав на себе все взгляды, он опустил левую руку и продолжил:

– Прежде чем спорить о том, как нам действовать, не следует ли сначала разобраться, как все произошло? Бёрст-линкер, применивший посреди гонки инкарнацию и вызвавший «массовое ржавение» зрителей, – кто он, откуда и какова его цель?

На миг воцарилось молчание.

Имя и принадлежность того Бёрст-линкера. Харуюки уже знал и то, и другое.

Однако раскрыть рот он не решался. Потому что, если речь зайдет о той загадочной организации, обсуждение неизбежно коснется и ее «вице-председателя»; а его имя содержит точно такой же цвет, как у повелительницы мечей, которой Харуюки восхищался больше всего на свете, – «чистый черный». Если остальные короли узнают, они наверняка проведут параллель…

– Имя Бёрст-линкера, применившего инкарнацию во время гонки, – Раст Джигсо; он принадлежит к организации под названием «Общество исследования ускорения».

–?!

Едва Харуюки услышал этот чистый, ясный голос, у него перехватило дыхание.

Черноснежка. Блэк Лотус, Черный король, без тени страха, что сомнения коснутся и ее саму, ровным голосом продолжила:

– Об этой организации мне известно немногое, но они предпочитают называть себя не легионом, а «кружком». Другие ее известные члены – уже покинувший Ускоренный мир Даск Тейкер, а также еще один человек…

– Секундочку, Лотус.

Прежде чем то имя было произнесено, Черноснежку прервал резкий голос.

Сидящая справа от Черноснежки Скарлет Рейн, Красный король. Скрестив руки на груди, она испускала угрожающую ауру, совершено не вяжущуюся с размером аватара, самым маленьким на этой арене.

Нико протянула руку помощи – с этой мыслью Харуюки почувствовал, как напряжение уходит из плеч. Но.

Кинув на него лишь беглый взгляд своих округлых глаз-линз и окутавшись докрасна раскаленной аурой, она заявила такое, отчего Харуюки вообще перестал дышать.

– …Сначала я хотела бы разобраться с еще одной темой, иначе для меня нет смысла здесь находиться. Среди нас есть один тип, которого угрозы, связанные с распространением инкарнации, вообще не касаются. Этот тип связался с «проклятой силой», темной стороной инкарнации, аватаром, который должен был быть уничтожен.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Blue knight – (англ.) «синий рыцарь».

[2] Кабуто – классический самурайский шлем, полукруглый с прикрепленными пластинами для защиты шеи. Хатиганэ – наголовная повязка с металлическими пластинами для защиты лба, использовалась самураями и ниндзя в качестве легкой замены шлема.

[3] Cobalt blade – (англ.) «кобальтовый клинок». Mangan blade – «марганцевый клинок».

[4] Aurora oval – (англ.) «овал полярных сияний». Так называется область на Земле, над которой в данный момент можно видеть полярное сияние.

[5] Purple thorn – (англ.) «фиолетовый шип». Слово purple японцы произносят через «а».

[6] Tempest – (англ.) «буря».

[7] Strife – (англ.) «борьба, соперничество».

[8] Aster vine – (англ.) «астровая (т.е. цвета астры) лоза».

[9] Ivory tower – (англ.) «башня из слоновой кости».

[10] Oscillatory universe – (англ.) «осциллирующая вселенная».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ