Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 6

 

Влажное тепло сезона дождей резко сменилось прохладным ветерком, погладившим тело Харуюки.

Харуюки распахнул глаза под зеркальным шлемом своего дуэльного аватара. Этот момент, когда он определял, какая арена ему выпала теперь, всегда вызывал в нем возбуждение, сколько бы раз это все ни происходило.

Но сейчас гораздо сильнее его интересовало другое. Поэтому, едва увидев горящий огнем закат и колышущуюся под ветром золотую траву, он только подумал: «О, арена «Степь»!» – и тут же резко развернулся.

Как только Харуюки увидел то, что его интересовало, – дуэльный аватар Утай Синомии, – у него перехватило дыхание.

Довольно маленький, как он и ожидал. Однако силуэт вовсе не создавал такого ощущения – напротив, в нем чувствовалась массивность. Причиной тому были свисающие с обоих предплечий щиты и широкая бронеюбка, спадающая до самых ступней. Все вместе выглядело как белое платье и красные хакама – одеяние в японском стиле.

Больше всего поражало то, что верх и низ аватара были абсолютно разного цвета.

Броня, покрывающая туловище и руки, была мягкого, полуглянцевого светло-серого цвета, похожего на цвет нейролинкера Утай. Но хакамаподобная броня была ярко-красной. Не чисто красной, как у Рэд Райдера, первого Красного короля, и не прозрачно-алой, как у Скарлет Рейн, второго Красного короля. Скорее, киноварно-красной, как у традиционной японской юбки.

Голова была очень похожа на настоящую голову Утай. Лобовая часть белой маски была закрыта броней, похожей на челку, с затылка ниспадал длинный стабилизатор. Глаза-линзы светились очаровательным и в то же время угрожающим огнем такого же красного цвета, как хакама.

Никогда прежде Харуюки не видел дуэльных аватаров с такой яркой двухцветной раскраской. Сильвер Кроу, естественно, был полностью серебристый, другие члены «Нега Небьюлас» тоже преимущественно однотонные. Разноцветных аватаров не то чтобы не существовало, но обычно это были оттенки одного базового цвета. Вот почему цвет, с которого начинается имя аватара, специализация аватара и цвет его тела – по сути одно и то же. Цветовая часть имени – всегда одно слово, значит, и соответствующий ему цвет аватара тоже один… должен быть.

Однако у грациозно стоящего перед Харуюки аватара Утай нижняя часть тела была довольно-таки чистого «дальнобойного красного цвета», а верхняя – тоже чистого «белого цвета спецатак». Специализации явно различные. Какое же цветовое имя из одного слова может отражать оба эти цвета сразу?

Харуюки с усилием отвел взгляд от очаровательного аватара в японском стиле и перевел его на две полосы здоровья в левой верхней части поля зрения, под которыми были написаны имена.

«Ardor Maiden». Вот какое имя было у аватара Утай Синомии.

Слово «мэйден» Харуюки понимал. Оно означает «юная девушка». Можно сказать, более чем подходящее имя для Утай.

Но самое важное слово, цветовое имя «Ардор», Харуюки так вот сразу с английского на японский перевести не смог. Будь он сейчас в реальном мире, ему достаточно было бы сфокусировать взгляд на слове, и тут же всплыло бы окошко с переводом; но, увы, в «Brain Burst» столь удобной функции не было. Харуюки казалось, что где-то он это слово уже встречал, но, по крайней мере, не в учебниках английского вплоть до второго класса средней школы.

Спрашивать, что означает имя, было бы глупо. Отказавшись от этой идеи, Харуюки посмотрел, какого уровня его партнерша. Седьмого – достаточно прилично.

Собрав всю доступную информацию секунды за три, Харуюки для начала быстро поклонился и сказал:

– Э… это, рад познакомиться. Постараюсь тебя не разочаровать.

Подняв голову, он вдруг подумал: ведь в «Brain Burst» не только автоматического переводчика, но и чата нет. И как тогда им с Утай понимать друг друга? Язык жестов? Или читать мысли по глазам?

Однако миг спустя Утай показала ему способ, и этот способ заставил Харуюки усомниться в своих глазах… то есть в своих ушах.

– Взаимно. Кстати, можно не говорить так формально, Ку-сан.

Ку-сан? Это она обо мне? «Кроу» сократила до «Ку»?

Нет, сейчас не этим надо забивать голову. Только что Утай явно, несомненно – заговорила. Рот маски ее аватара «Ардор Мэйден» шевельнулся, и раздался голос.

– Э-э-эээ?! Си-Си-Сино-… нет, эээ, здесь мне как к тебе обращаться-то…

– Годится все, кроме «Ден-Ден». Раньше меня в основном звали «Мэй».

Первая половина «Мэйден»? Стоп, сейчас важнее другое.

– …Не, это… Мэй-сан, ты, ну, сейчас… в общем…

От шока слова Харуюки прозвучали несколько грубо. Утай, однако, это совершенно не смутило, она просто кивнула.

– Я могу нормально говорить, только когда «ускорена». Пожалуй, можно сказать, что только поэтому я и продолжаю ходить в этот мир.

Голос был полон юной чистоты, однако чувствовалась в нем и твердая сила. По сравнению с дребезжащим голосом Харуюки, не сильно отличающимся от того, который у него в реале, он звучал невероятно гладко, насыщенно и отчетливо, как будто у Утай было очень много разговорной практики.

– Но… но я всегда думал, у речи в этом мире такой же принцип, как у мысленной речи через нейролинкер…

– Я сама в точности не понимаю, как это работает. Блэк Лотус говорила, что это из-за того, что у меня квантовое соединение с сознанием другое.

– А… а, я тут тоже ничего не понимаю…

Склонив голову набок, Харуюки вновь стал разглядывать аватар Утай.

Комбинация ярко-белого и ярко-красного была очень красива, а от фигуры в японском одеянии этих цветов исходила какая-то божественная аура, от которой захватывало дух. Нет, возможно, это было неслучайно. Харуюки смутно вспомнилось, что и в реальном мире существовало сочетание такой формы и таких цветов. Совершенно точно где-то когда-то он это видел… Да, еще до развода родителей, когда они втроем ходили праздновать Новый год…

– Эмм, Ку-сан. Ты, конечно, можешь меня разглядывать сколько угодно, я не против, но…aw06_171

– …И мы тогда… пошли в большой храм на новогоднюю молитву…

– Ходить на новогоднюю молитву в июне – ничего особенного, но…

– Потом купили омикудзи[1]… А, тогда одному только мне выпало жуткое невезение…

– Последние секунды курсор активно движется.

– И точно, я тогда во всех играх стал проигрывать… Стоп, что?!

Голос Утай наконец-то добрался до сознания Харуюки, и он уставился на голубые треугольнички посреди своего поля зрения. И действительно, они непрерывно перемещались справа налево. Там, куда указывали эти стрелки, был – несомненно, «противник».

Потому что эта красивая степь – вовсе не виртуальное пространство для болтовни, а созданная программой «Brain Burst» дуэльная арена.

– Блин… они уже здорово подошли!

Поспешно взяв себя в руки, Харуюки глянул вправо-вверх, чтобы выяснить, кто их противники.

Один – «Олив Глав»[2] четвертого уровня. Харуюки не был с ним знаком, но решил, что наверняка он из зеленого легиона.

Едва увидев второе имя, Харуюки мысленно воскликнул: «О!»

«Буш Утан». Третий уровень, тоже из зеленого легиона; с ним здесь Харуюки несколько раз уже дрался. Но до сих пор всякий раз, когда Утан заявлялся в Сугинами, он был в паре с байкером Эш Роллером, которого обожал как «старшего брата».

Харуюки озадаченно склонил голову набок, но тут же стряхнул неуютное ощущение. Наверно, иногда Утан с этим своим братом не стыкуется по времени. Главным сейчас было другое: судя по дрожанию курсора, до противника было уже метров двадцать, не больше. До контакта оставалось всего ничего… по идее.

– …Г-где он?!

Стоя на цыпочках, Харуюки отчаянно вглядывался в ту сторону, куда показывал курсор. Однако всюду была лишь колышущаяся трава по пояс, она полностью скрывала аватар противника. Похоже, он вжался в землю до предела и полз – как будто плыл – сквозь густую траву.

Харуюки беспокойно заоглядывался. Стоящая рядом Утай прошептала:

– Ку-сан, команда противника, судя по всему, разделилась – один атакует, второй прикрывает сзади. Я отвлеку заднего, а ты, пожалуйста, займись передним. Покажи все, на что ты способен.

После чего вдруг ушла куда-то вправо.

Судя по словам, которые перед началом боя произнесла давно отошедшая от дел Утай, ее внезапное появление перед Харуюки и Черноснежкой было как-то связано с планом Черноснежки по «очищению от Доспеха бедствия». Вроде как по этому бою она решит, будет она участвовать в этом плане или нет.

Раз так, то, даже если не получится победить легко и красиво, необходимо хотя бы просто показать Утай чистую победу. Однако если противника не видно, то и победы над ним не одержать. Противник стал двигаться влево, видимо, приближаясь по спирали; скоро он уже должен оказаться ближе десяти метров. Когда это произойдет, курсор исчезнет. Еще отчаяннее напрягая зрение, Харуюки пытался различить в колыхании травы из-за ветра постороннее движение из-за противника, но и это ему не удавалось.

Точно, звуки!

Харуюки зажмурился и весь обратился в слух. Звук, который издает противник, раздвигая траву, должен немного отличаться от шелеста травы на ветру. Это и необходимо уловить.

Две секунды спустя.

– …Ни черта не разобрать!.. – простонал Харуюки и вновь открыл глаза. Со всех сторон доносился лишь одинаковый монотонный шелест. Может, где-то там и было что-то отличающееся, но распознать это – дело неординарное, нужны специальные тренировки.

От глаз проку нет, от ушей проку нет. Если бы он взлетел, то, может, нашел бы противника, но шкала спецатаки была пуста – вокруг не было объектов, которые можно было бы разрушить, чтобы ее заполнить.

Охваченный нетерпением, Харуюки увидел, что курсор в его поле зрения исчез. Точнее, один из двух, очень слабый, оставался, но он принадлежал остановившемуся где-то вдалеке второму противнику, из арьергарда, и потому сейчас он был Харуюки неинтересен.

Боец авангарда – Буш Утан это или Олив Глав, Харуюки не знал – двигался где-то в пределах десяти метров от него, выбирая момент для внезапной мощной атаки на Сильвер Кроу. Харуюки мог и сам попытаться спрятаться в высокой траве, но это лишило бы Сильвер Кроу главного оружия, мобильности, и втянуло бы его в ближний бой на земле.

Будь сейчас обычная дуэль, в такой ситуации Харуюки перестал бы ломать себе голову и просто уступил бы противнику первый удар, рассчитывая заполнить шкалу спецатаки, а потом решить исход боя в воздухе. Можно даже сказать, это была основная тактика Харуюки. Потому что слабый Сильвер Кроу с короткими руками-ногами плохо годился для наземных рукопашных схваток. Естественно, когда он был не в воздухе, это давало преимущество противнику…

Такие мысли крутились у него в голове постоянно.

Однако Утай Синомия сказала, что хочет увидеть его силу.

Силу – значит, «истинное мастерство». Истинное – значит, никакой опасливости, никаких оправданий. Но главное – этот бой, несомненно, связан с будущим успехом или неуспехом «плана по очищению».

Неужели никаких других способов нет? Неужели больше ничего нельзя сделать?

Едва Харуюки так подумал, в голове у него молнией мелькнула новая мысль:

Если бы на его месте была она? Такой же, как Сильвер Кроу, высокоманевренный аватар ближнего боя, Черный король Блэк Лотус – что бы сделала она? Уж конечно, она не стала бы глупо крутиться по сторонам и все такое. Наверняка спокойно стояла бы на одном месте, дожидаясь нападения, а потом все поставила бы на одномоментную защиту и атаку. Да, точно. Если противник тоже спец по ближнему бою, перед самой атакой ему придется все-таки перестать прятаться в траве.

Конечно, с ответкой Харуюки чуть запоздает. Даже увидев противника, он не сможет снять его первым ударом. Однако искусство мгновенного перехода из обороны к атаке она показала Харуюки во время их дуэли недельной давности. Разумеется, так же сделать он не сможет, но попытаться и потерпеть неудачу все равно в сто раз лучше, чем сдаться и просто стоять.

Харуюки расслабил все тело и полуприкрыл глаза.

В памяти у него всплыла фигура Блэк Лотус из той дуэли.

Правый прямой, который нанес Сильвер Кроу в полную силу и на полной скорости, Черный король встретила спокойным движением. Не «быстрым», нет, скорее это было движение типа «ничего лишнего». Атакующий удар она этим движением не отбила, а притянула, чуть изменила угол и отпустила. Этот прием Черный король назвала «мягкой техникой», или «атакующей защитой».

Несмотря на то что Харуюки вовсе не двигался, в его сознании родился высокий звук «иииии», который отсек весь окружающий шум. Это было «ускоренное восприятие» Харуюки, которое включалось, когда его сосредоточенность превосходила определенный уровень; однако в расслабленном состоянии это умение у него проявилось впервые.

Мало или много времени прошло, Харуюки не знал, но в конце концов почувствовал первую атаку противника. Не звук, не зрительный образ… а вибрация.

Справа-сзади!

Подняв правую руку, он развернулся. Прямо из травы на него летел кулак, принадлежащий полностью слившемуся с окружением маленькому травянисто-зеленому аватару, Буш Утану.

Маска, напоминающая некоего примата. Руки – толстые и длинные до нелепости, особенно в сравнении с наклоненным вперед телом и коротенькими ногами. Может, через траву он даже не бежал, а «плыл» с помощью этих своих мощных ручищ. Поэтому и звука шагов слышно не было.

Низкий рост на этой арене тоже давал преимущество. Он как раз и позволил противнику незаметно подобраться к Харуюки и из высокой травы начать выбрасывать удары. К тому времени, как тот его увидит, его кулак окажется уже менее чем в метре от лица Харуюки. Вдобавок и опора для ног здесь не очень хорошая, так что уклониться абсолютно нереально.

– …Хоооо!!! – выкрикнул Утан, твердо уверенный, что его первый удар достигнет цели. Харуюки же молча выбросил правую руку и мягко обхватил кулак соперника.

Ладонь тут же обожгло силой правого хука противника. Если бы Харуюки сейчас попытался отбить этот удар, то, несомненно, не смог бы, и кулак угодил бы ему в лицо. Вместо этого он не стал сопротивляться, а подстроил свои движения так, чтобы изменить направление удара. Главное – это, по-видимому, «круговое движение». Раньше Харуюки целыми днями играл в виртуальный сквош и знал, что если все время бить по сверхбыстро летящему мячу со всей силы, то скорость будет еще расти, и так до бесконечности, поэтому иногда ему приходилось встречать мяч ракеткой мягко, тем самым гася скорость.

Вспомнив сейчас это движение, Харуюки развернул свою ладонь, встретившую кулак противника, против часовой стрелки. От непогашенной силы удара броня правой руки заскрипела. Но в то же время Харуюки почувствовал, что направление этого удара чуть-чуть изменилось.

Черноснежка в этой ситуации развернула вектор атаки на 180 градусов, и Харуюки отлетел назад. Таким мастерством он сейчас, конечно, не обладал. Но если ему удастся отклонить удар всего на десяток градусов влево-вниз, он, по крайней мере, избежит чистого попадания. Забыв дышать, терпя боль, он аккуратно, очень аккуратно выкручивал кулак Утана.

Раздался тихий скрежет, и левую щеку Харуюки обожгло. Полоса хит-пойнтов укоротилась на несколько точек, но здоровенный кулак, лишь коснувшись шлема, пролетел назад, и одновременно с этим грудь и голова Утана слегка зашатались. Возможно, из-за перекачанных рук и плеч, да еще и после направленной снизу вверх атаки, у него центр тяжести был высоковато.

Почувствовав это, Харуюки чисто на рефлексе выбросил правую ногу и подсек короткие ножки Утана.

– Уоо?!

С этим возгласом аватар травяного цвета крутанулся в переднем сальто. И брякнулся обратно в траву спиной. Раздалось гулкое «шмяк». Трава по пояс высотой сыграла роль подушки, так что урон оказался небольшой, однако на несколько процентов хит-пойнты Утана все же сползли.

Получилось! «Атакующая защита» более-менее удалась!

Он позволил себе такой мысленный возглас, однако радоваться было рано. Утан снова утонул в море травы, и до Харуюки доносился лишь шелест, показывающий, что он где-то там быстро передвигается. Несомненно, он готовил следующую внезапную атаку. Харуюки расслабил спину и сосредоточился.

Долго ждать второй атаки не пришлось. Вибрация пришла всего несколько секунд спустя, на этот раз прямо сзади. Еще до того, как оглянуться, Харуюки выбросил правую руку и, едва ощутив касание с чем-то, сделал круговое движение наружу.

Наконец в его поле зрения попал противник. После того как левый прямой промазал, Утан снова потерял равновесие. Он попытался было как-то поправить траекторию кулака, однако в результате левая нога утратила опору. Харуюки чисто машинально обхватил левой рукой кулак Утана и опустил себе на плечо.

– Сэ! – коротко выкрикнул Харуюки и изо всех сил бросил. Утан подлетел выше, чем в прошлый раз, и, покувыркавшись в воздухе, шмякнулся обратно в траву головой. Естественная подушка на этот раз весь удар не погасила: раздался звуковой эффект полученного урона, и полоса хит-пойнтов Утана просела процентов на десять.

Какое-то время ноги Буш Утана торчали из травы, но вскоре он подбросил себя силой рук, перекувырнулся и встал. Харуюки думал, что он опять нырнет, однако Утан сделал несколько шагов назад и, ткнув в сторону Харуюки пальцем, заявил:

– У-хо-хо, от заклятого врага брата Эша я другого и не ждал!

На эти неожиданные слова Харуюки заморгал и промямлил: «Э… п-правда, что ли?» Получилось довольно недружелюбно, но, к счастью, Утан вроде не возражал. Он продолжил:

– Однако странненькая у тебя защитная техника, а? На арене «Степь» я ваще впервые не смог нанести первый удар! Тока тебе еще рановато думать, что ты выиграл! Когда мы от бросков перейдем к захватам, я на этой арене непобедим! Во как!

– Гх…

Вполне возможно, что так оно и было. «Мягкая техника», основы которой Харуюки перенял у Черноснежки, бесполезна против бросков и захватов. Если Утан внезапно схватит его за ногу, выбросив свою длинную руку под прикрытием травы, то сможет перевести борьбу в партер.

Однако, глядя на начавшего паниковать Харуюки, Утан покачал правым указательным пальцем и продолжил:

– Тока если мы на захваты пойдем, это зрители не оценят. Потому как им ни фига не видно будет.

При этих словах Харуюки огляделся. Помимо наблюдающей за ним со стороны Утай Синомии, Ардор Мэйден, и все еще находящегося где-то далеко и потому невидимого второго противника, Олив Глав, тут было еще несколько зрителей. Возвышенности поблизости отсутствовали, так что зрители тоже стояли в траве. Безусловно, если Харуюки и Утан сцепятся и начнут пихаться в траве, они не увидят ничего.

– …И что тогда? А, если ты предлагаешь армрестлингом разобраться, то я не согласен! – на упреждение заявил Харуюки. Утан хлопнул левой ладонью по правому кулаку.

– Оо, а это была бы неплохая идейка. Тока, боюсь, эти твои чахлые ручонки с моими зажигательными бицепсами бороться недостойны. Поэтому щас я тебе покажу свою новую технику!!!

– Н-новую технику?!

Это заставило Харуюки насторожиться. Насколько он знал, единственным оружием Буш Утана были его длиннющие руки, а спецатака заключалась в том, что они еще втрое удлинялись, и больше ничего у него не было. С боя недельной давности уровень Утана не поднялся, так и остался третьим, а значит, новых спецатак или умений он заполучить не мог. То ли он купил какое-то Усиленное вооружение, то ли придумал какую-то новую тактику. В любом случае, следовало сохранять предельную осторожность.

Харуюки напружинился и сосредоточился до предела. Утан, небрежной походкой направившийся к нему, продолжил еще более провокационно:

– Му-хо-хо, если ты думаешь, что победишь так же легко, как в том территориальном сражении, то пожалеешь. Я уже не тот, что неделю назад. Смотри и дрожи… щас увидишь мою перерожденную силу!!!

Он остановился и вдруг размашистым движением скрестил руки. Миг спустя резко развел их в стороны. И – выкрикнул:

– «ИС мод» включить!!!

…Исмод?

Такого названия Харуюки раньше не слышал и сосредоточился еще сильнее, приготовившись уворачиваться, если вдруг в него начнут из чего-нибудь стрелять.

Однако то, что произошло дальше, не укладывалось ни в какие ожидания.

В середине травянисто-зеленой брони Буш Утана с коротким хлопком возникла какая-то странная штуковина. Черная полусфера диаметром сантиметров пять. Она ярко блестела, но это был не металлический блеск. Скорее, пластиковый – даже нет, влажный, как у чего-то живого.

Сразу следом появилось доказательство, что это впечатление – верное. Поверхность полусферы разошлась от середины вверх-вниз, совсем как веки глаза. Этот глаз горел кроваво-красным огнем и неотрывно смотрел на Харуюки.

А сразу следом –

Яростная сила рванулась от Буш Утана, так что трава вокруг него полегла. И тут же в центре «глаза» родилась черная аура; она мигом обволокла все тело Утана, а потом хлынула во все стороны. Стоящий в десяти метров от противника Харуюки всем телом ощутил давление, будто что-то начало покалывать.

Утан, одетый в ауру, как в черную тень, смотрел на Харуюки со странным блеском в глазах, а потом без малейших колебаний ринулся вперед. С яростным воплем вскинул правый кулак и выкрикнул название приема, которое Харуюки никогда раньше не слышал.

– Хооооо… «Дарк Блоу[3]»!!!

С тяжелым вибрирующим гулом кулак налился еще большей чернотой. А потом с мощью громадной железной гири полетел в Харуюки.

– Кх…

Харуюки подумал было выбрать момент и, как и в прошлые разы, применить «атакующую защиту». Но внезапно его пробрало неописуемым холодом, и он предпочел уклон. Изо всех сил прыгнул влево – и самую малость разминулся с кулаком.

В следующий миг его глаза изумленно распахнулись – он даже контратаковать забыл.

Низко вибрируя в воздухе, промазавший кулак воткнулся в землю, и в этом месте почву и траву просто разметало по сторонам, как будто туда метеорит упал.

Как правило, землю дуэльной арены, в отличие от строений и скал, невозможно так легко разрушить. Тем не менее всего один удар создал неслабый такой кратер – это явно была не обычная сила. Если бы Харуюки попытался применить «атакующую защиту», эта мощь обрушилась бы на его руку.

Что это?! Спецатака… нет, Усиленное вооружение?!

Не в силах даже слова произнести от изумления, Харуюки уставился на тонкую синюю линию под полосой хит-пойнтов Утана – его шкалу спецатаки.

И ахнул от потрясения вдвое более сильного, чем все, что было раньше.

Шкала спецатаки ничуть не укоротилась. Нет, она изначально-то была почти пуста. И тем не менее тело Утана испускало черную ауру с красным сиянием.

Постоянное сияние, не разряжающее шкалу. В Ускоренном мире существует лишь одно слово, которым можно описать такое явление.

Это слово – «оверрей». Другой способ функционирования аватара, противоположный нормальным командам, «система контроля через воображение», позволяющая силой этого самого воображения генерировать сигналы, воспринимаемые как свет.

Лишь теперь Харуюки понял наконец, что означает «ИС мод».

Почти наверняка это «инкарнейт систем мод». Или, говоря привычным Харуюки языком – «режим инкарнации». Аура, покрывающая сейчас тело Утана, – верный признак того, что он привел в действие запретную силу, систему инкарнации.

Но почему? Когда его самого обучали инкарнации, первым делом строго-настрого предупредили: пользоваться ей в обычных дуэлях – самое большое табу. И кроме того: что это за черный глаз, торчащий у Утана из груди? Инкарнация – сила, порожденная душой того, кто ей пользуется. Никаких дополнительных объектов для нее не требуется.

Харуюки, в душе у которого царил полный хаос, не смог быстро среагировать на следующую атаку по-прежнему окутанного черной аурой Утана.

– Ву… ооооооо!!!

С этим боевым возгласом, к которому примешались низкие ноты, Утан вскинул правый кулак. Харуюки наконец пришел в себя и распахнул глаза, но уклоняться в сторону было уже некогда. Остро чувствуя опасность, он все же с неохотой решился применить «мягкую технику» и выставил левую ладонь.

– Хоооо… «Дарк Блоу»!!!

Утан выкрикнул то же название приема, что и в прошлый раз, и его кулак с ревом полетел вперед.

Этот кулак, испускающий еще более сильный оверрей, чем прежде, Харуюки встретил ладонью.

Ледяной холод. Такое ощущение на миг охватило его руку –

С хрустом левая рука Сильвер Кроу рассыпалась на множество металлических осколков.

– Уаа!

В обычных дуэлях болевые ощущения снижены, но эта боль словно разрывала нервы Харуюки, и он не сдержал стона. Однако кулак Утана не остановился, а продолжил свой путь к лицу Сильвер Кроу.

Он изо всех сил попытался отклонить голову в сторону, однако большой палец все же задел левую боковину шлема. И снова жгучая боль. Силой удара Харуюки швырнуло в траву спиной вперед.

От левой руки, которой ниже локтя не было, и от глубокой вмятины в шлеме сыпались бледно-синие искры. Глядя на это дело сверху вниз, Утан тяжелым движением вернул правую руку обратно, а потом резко занес левый кулак.

В его горящих глазах на немного забавной маске не было восторга от боя, который был во время сражения недельной давности – да нет, даже минуту назад. Теперь в них чувствовалось возбуждение от того, что он избивает, уничтожает, подчиняет Харуюки.

В третий раз покрытый вязкой темной аурой левый кулак полетел вперед. Харуюки отчаянным усилием оторвал спину от земли, раскрыл под собой металлические крылья и заработал десятью пластинами.

Кулак Утана глубоко вошел в землю ровно там, где десятую долю секунды назад было тело Харуюки. Глядя на эту жуткую картину, Харуюки рванул вверх, стремясь отлететь подальше. Поднявшись метров на двадцать, он наконец перешел на парение.

Он все еще не мог въехать в ситуацию. Нет – он не мог принять правду. Кое-как заставив двигаться не слушающийся рот в нижней части шлема, Харуюки выдавил:

– …У, Утан… почему… этот прием, как…

В ответ –

На парящего в небе Харуюки нацелился громадный правый кулак. Изо рта маски вырвался низкий, сдавленный, стонущий голос:

– …Полеты не помогут…

В середине полностью раскрывшейся пятерни образовался сгусток черной ауры. А миг спустя раздался голос, искаженный каким-то странным звуковым эффектом:

– «Дарк шот[4]»!!!

С тяжелым гудением из ладони Утана выстрелил черный луч.

Состояние Харуюки уже вышло за пределы того, что можно назвать изумлением; на приближающееся копье мрака он смотрел совершенно остолбенело. Чисто машинально одно его крыло задрожало, и аватар скользнул в воздухе, уходя с траектории луча, но недостаточно быстро –

С глухим ударом луч пронзил левое крыло посередине. Металлические пластины мгновенно разлетелись, точно перья подстреленной из ружья птицы. Баланс подъемной силы потерялся, и, не успев хоть как-то его восстановить, Харуюки рухнул на землю.

Если бы не густая трава внизу, его хит-пойнты, скорее всего, ушли бы в красную зону. Однако они и сейчас упали ниже 50%. Содрогаясь от мысли о жуткой силе инкарнационной атаки Утана, Харуюки сумел все же сесть, опершись рукой о землю.

Раздался звук шагов по траве. Он приблизился, и вот уже Утан встал прямо перед Харуюки, широко ухмыляясь.

– …Ну и как тебе моя новая техника, а? Крутая, правда? Я теперь непобедим, а?..

«Глаз» в груди багрово пульсировал. Под этим словно голодным взглядом Харуюки сипло промямлил:

– К-как… как, блин, ты эту силу?..

Если поразмыслить спокойно, то вариант возможен только один: кто-то обучил его пользоваться системой инкарнации. Как Скай Рейкер обучила основам инкарнации самого Харуюки, а Красный король Скарлет Рейн – Такуму. Но кое-чего он понять не мог.

Из четырех разновидностей силы инкарнации – повышения дальности атаки, скорости, силы атаки и силы защиты – освоить возможно лишь те, которые согласуются с природой аватара. Про этот основополагающий принцип ему рассказала Нико. Однако Буш Утан на цветовом круге занимал позицию «оборонительного зеленого», предельно далекую от «дальнобойного красного», и тем не менее ему удалось сбить летящего Харуюки дальнобойной атакой. Ясно, что это был инкарнационный прием типа «повышение дальности атаки». Но прямо перед этим он применил «повышение силы атаки». Эти две инкарнационные техники просто не могут сосуществовать. Даже Нико, профи в этом деле, не смогла освоить несовместимые со своим аватаром «силу» и «защиту».

Не в силах осмыслить эти факты, Харуюки мог лишь продолжать сидеть, широко распахнув глаза.

Стоящий напротив него Утан, свободно свесив свои мощные ручищи, кинул быстрый взгляд на «глаз» в своей груди. Его губы шевельнулись и выпустили голос – горячий, точно у ребенка, делящегося с кем-то секретом.

– …Я ж сказал уже?.. Получил… от знакомого. «ИС мод стади кит[5]»… сокращенно «ИСС-кит».

– Получил? ИСС-кит… да? – ошеломленно пробормотал Харуюки, услышав это неожиданное объяснение.

«Стади кит» – такое выражение он уже встречал. Благодаря множеству товаров для детей, продающихся самыми разными образовательными фирмами. Стади кит для игры на фортепиано, для гимнастики, для езды на велосипеде. Все это инсталлируется в нейролинкер, после чего в среде Полного погружения или дополненной реальности виртуальный инструктор вежливо объясняет, как что делать. Сам Харуюки раньше с помощью такой программы учился нормально разговаривать с людьми; впрочем, сейчас об этой детали своего прошлого он говорить не хотел.

Однако ни одно реальное предприятие просто не могло выпустить на рынок программу по обучению системе инкарнации для Ускоренного мира, а главное – подобных средств для быстрого освоения инкарнации просто не должно существовать. Кроме того, Утан эту программу не купил, а вроде как получил от знакомого. Возможно, какой-нибудь другой Бёрст-линкер передал ему этот черный глазоподобный шар со словами «смотри, вот с этим ты сможешь освоить систему инкарнации».

Но от кого он мог это получить? Неужели… неужели…

– Эту штуку… этот «ИСС-кит» тебе… Эш Роллер дал?..

После этого робкого вопроса Харуюки на лице Утана на миг появилось какое-то странное выражение, но он тут же помотал головой.

– …Ваще мимо. Брат Эш пока… не в курсе. Потому как… по-моему, ему такое не очень-то нравится…

От этих слов Харуюки втайне испытал облегчение. Эш Роллер узнал самые основы основ инкарнации от Скай Рейкер, своего Родителя. Он-то никак не должен тянуться ко всяким «ИСС-китам» и прочим подобным подозрительным штукам.

Однако его облегчение продлилось недолго. Буш Утан, придвинувшись ближе к его лицу, прошептал еще жарче:

– …Но, если я с этим китом стану ваще крутым, брат наверняка тоже рад будет. Кроу-сан, ты тоже так считаешь, правда? Неделю назад Кроу-сан меня отлупил, а щас я с «ИСС-китом» выиграю; если брат узнает, он же тоже будет рад? «Гига-кууул», скажет, ага?..

– !..

Рассмотрев вблизи круглые глаза Утана, в которых горел огонь возбуждения, Харуюки резко ахнул. И, машинально замотав головой, ответил:

– Н-нет. Ни в коем случае. «ИС мод»… нет, силу инкарнации просто так этим «китом» нельзя освоить. Сначала ты должен прямо посмотреть на собственную «рану»… тогда ты начнешь понимать смысл этой силы. А иначе тебя затянет темная сторона инкарнации, ты просто утонешь…

– Мораль мне читаешь, да? – выплюнул Утан, и Харуюки замолчал. Бёрст-линкер, всего несколько минут назад бывший веселым рубахой-парнем, придвинул маску к маске Харуюки почти вплотную и тихим, хриплым голосом проговорил: – Кроу. Судя по тому, как ты говоришь, ты тоже кой-чего знаешь об этой «силе»… Но в той гонке неделю назад ты должен был почувствовать ее на собственной шкуре. Вылезла машина номер десять и силой «ИС мода» вмиг заржавила и наш шаттл, и трибуны с сотнями зрителей. Такая охрененная сила в этом ИС моде. Самая главная сила, она же может гнуть законы Ускоренного мира. А те гады об этом знали, но от нас всегда скрывали. И все равно сейчас ты мне заливаешь про смысл этой силы, про то, как ей пользоваться? Нееет, может, все не так… Может, ты тоже раньше по чуть-чуть эту силу подключал в дуэлях, чтобы побеждать, а?..

Правая рука Утана, вытянувшись подобно гигантской змее, схватила Харуюки за горло. Ужасающей силой его подняло в воздух. В глядящих на него в упор глазах Утана, вообще-то зеленых, горел то сильнее, то слабее темно-красный огонь. Харуюки заметил, что эта пульсация была в такт с пульсацией глаза «ИСС-кита» в груди.

– Если ты не крутой, все бесполезно. Если ты не крутой, то и процент побед будет плохой, тогда в легионе опустишься, очки кончатся, и в итоге ты вылетишь из Ускоренного мира. У тебя с самого начала была редкая сила «способность к полету», тебе не понять, что чувствуем мы, лузеры.

Еще как понять. Уж мне-то эта боль понятней, чем любому другому. Я-то себя к победителям никогда не относил, ни в реальном мире, ни в Ускоренном.

Харуюки хотел так сказать. Однако, прежде чем он успел открыть рот, Буш Утан проскрежетал:

– …Но этот «ИСС-кит» даже лузерам дает стать крутыми. Даже не так – чем больше ты лузер, тем круче станешь. Ты ведь тоже уже заметил небось? Прошло всего три дня, а я уже наловчился управляться с «ИС модом». С этой силой я ни рукопашникам, ни дальнобойщикам сливать не буду. И этим козлам из легиона, которые надо мной смеялись, тоже… И брата, нет, Эш Роллера тоже сделаю. Крутой… дааа, я крутой!!!

Не только тон голоса – вообще вся речь незаметно стала другой.

Высоко подняв правую руку, по-прежнему сжимающую горло Сильвер Кроу, Буш Утан проревел:

– Крутой… я крутой! И партнер мне нафиг не нужен! Олив Глав, когда мы этот бой закончим, я и с тобой разберусь! Выясним, чей «ИС мод» круче, мой или твой! Где ты, Олив! Смотри, как я щас убью этого типа!!!

Не в силах осмыслить ни столь непредсказуемого развития событий, ни внезапной перемены в облике Буш Утана, заторможенный мозг Харуюки с трудом подумал:

Олив Глав – так зовут партнера Утана по этому бою. Они, видимо, друзья по зеленому легиону, и, судя по словам Утана, Олив тоже обладает этим «ИСС-китом». Стало быть, он тоже может применять эту чудодейственную «инкарнацию всех атрибутов», которую уже ощутил на себе Харуюки. Как тогда обстоят дела у Утай Синомии, которая там ему противостоит? Неужели она так же беспомощна, как он сейчас…

Харуюки уже почти кинул взгляд на ее полосу хит-пойнтов, чтобы проверить, но тут справа послышался звук шагов. Харуюки тотчас повернул голову.

Прокладывая путь через траву, качающуюся под холодным ветром, медленно приближался странный дуэльный аватар.

Броня, как и подсказывало имя, коричневато-зеленая – оливкового цвета. Тело худое, как ветка дерева, а руки непропорционально большие. А посреди туловища торчала черная полусфера, такая же, как у Утана.

Однако «веки» были почти закрыты, «глаз» под ними был виден как тонкая щелочка. Красное сияние мерцало слабо и нерегулярно; казалось, оно могло исчезнуть в любой момент.

Присмотревшись, Харуюки понял, что передвигается Олив Глав очень неуклюже. Он шел покачиваясь, еле держась на ногах, но тем не менее как-то умудрялся продвигаться вперед. Как будто – как будто пытался от чего-то сбежать.

– …Олив?

Услышав озадаченный голос Утана, тощий аватар поднял голову. Глаза в щелочках, проделанных в вытянутой по вертикали маске, распахнулись.

– …Утан… Спа… спаси ме…

Тут его голос прервался. Быстро развернувшись назад, Олив с испуганным видом выставил перед собой правую руку. Узловатые пальцы, похожие на корни дерева, окутала слабая, как тень, аура.

– Да… «Дарк шо-…» – попытался он произнести название атаки, но его оборвал легкий звук удара.

Левую сторону груди Олив Глава пробил непонятно откуда вылетевший длинный тонкий стержень, весь окутанный пламенем, – натуральная «огненная стрела».

Миг спустя тело аватара разлетелось в клочья и перестало существовать. Полоса хит-пойнтов обратилась в ноль. Харуюки машинально кинул взгляд на верхнюю часть поля зрения, где было четыре… то есть уже три полосы, чтобы убедиться.

У Буш Утана осталось 80% с хвостиком. У Сильвер Кроу – почти половина. И наконец, у партнерши Харуюки, Утай Синомии, то есть Ардор Мэйден, полоса хит-пойнтов… с начала боя не укоротилась ни на точку.

Раз в груди у Олив Глава торчал этот «глаз», который Утан назвал «ИСС-китом», значит, Ардор Мэйден тоже столкнулась с инкарнационными атаками. Собственно, Олив непосредственно перед своей смертью попытался применить ту же дистанционную атаку, что и Утан, «Дарк Шот». Это просто не могла быть его первая и единственная атака. И тем не менее Мэйден была без царапинки – как?

Забыв дышать, Харуюки медленно поднял взгляд от того места, где исчез Олив Глав.

Метрах в двадцати, не меньше, оттуда стоял маленький аватар в белом платье и красных хакама. Все тело сверкало, на нем не было ни пятнышка. Однако тонкая левая рука держала предмет, которого в начале боя там не было. Длинный, почти в рост Мэйден, тонкий прут. Верхняя и нижняя его части были чуть загнуты, и их соединяла тонкая тетива. Иными словами – это был лук.

Глаза-линзы Ардор Мэйден спокойно смотрели на однорукого и однокрылого Сильвер Кроу и на поднявшего его за горло Буш Утана.

Потом она медленно подняла свой длиннющий лук. Пустая правая рука коснулась тетивы и легонько натянула.

В следующий миг там, где ничего не было, вдруг материализовался охваченный пламенем длинный стержень – огненная стрела. Утай приподняла правую руку, выпрямила спину и грациозным движением натянула лук до упора.

На миг застыла неподвижно, точно само время остановилось. А затем резко дернула правой рукой, одновременно вывернув запястье левой.

Просвистев сквозь воздух, огненная стрела глубоко вонзилась в правое предплечье Буш Утана.

– У… – вырвалось у Утана. Отбросив Харуюки, он левой рукой выдернул пылающую стрелу. Миг спустя стрела растаяла в воздухе, будто сгорела. Но к тому моменту хит-пойнты Утана просели более чем на десять процентов.

Харуюки – и, возможно, Утана тоже – поразила не столько мощь огненной стрелы и меткость выстрела, сколько грация движений Ардор Мэйден, когда та стреляла; они оба застыли. Аватар в японском стиле, будто скользя, двинулся к ним через колышущееся травяное море. Чисто по размеру ее аватар был здесь самым маленьким, однако от него исходило ощущение невероятной мощи. Выражаясь словами Нико – «давление информации».

Подойдя к Харуюки и Утану, Ардор Мэйден взяла лук обеими руками и развернула горизонтально перед собой, после чего ангельским, но в то же время суровым голосом произнесла:

– Неожиданный поворот событий. Я собиралась сдерживаться, чтобы растянуть бой, однако мне все же пришлось уничтожить Олива-сана.

Она покачала головой, точно эта бескровная победа была ошибкой с ее стороны. И тут же продолжила свой задумчивый монолог:

– «ИСС-кит»… Если таким вещам позволить свободно распространяться, мы окажемся в очень неприятной ситуации. Необходимо как можно быстрее выявить его источник…

Подняв голову и устремив жесткий взгляд на Утана, она спросила прямо:

– Буш Утан, кто дал тебе это?

Травяного цвета аватар, будто отступая под ее психологическим давлением, сделал шаг назад, потом еще шаг. «Глаз» в груди, работа которого явно была связана с эмоциональным состоянием хозяина, мерцал нерегулярно, покрывающая все тело черная аура тоже местами яростно дрожала.

Утан, мотая головой, прохрипел в ответ:

– Не… не ска… жу… Я обещал… что никому…

– Вот как? Ну, если обещал, то ничего не поделаешь.

Утай легонько кивнула и, продолжая сверлить Утана тяжелым взглядом, продолжила:

– Я могу с определенностью утверждать, что эта сила отнимает у тебя больше, чем дает. Буш Утан, если ты этого пожелаешь, атрибут моего аватара, «огонь», сможет очистить тебя от чужеродной субстанции, которая сейчас на тебе паразитирует. Еще не поздно. К сожалению, Олив-сан отказался… Что выберешь ты?

Всю важность того, что сказала Утай, Харуюки осознал не сразу.

Прошло не меньше секунды, прежде чем его глаза потрясенно распахнулись.

Сможет очистить от чужеродной субстанции, которая паразитирует. Вне всяких сомнений, Утай сказала именно это. Такое далеко не каждый может. Не об этом ли говорили Черноснежка и Фуко? Вычистить паразитирующий объект способны лишь те, у кого есть редкая «способность к очищению».

Значит, Утай Синомия, Ардор Мэйден – и есть человек, обладающий такой способностью. Главная составляющая часть придуманного Черноснежкой «плана очищения от Доспеха бедствия». Она та, кто должен избавить Харуюки от Кром Дизастера.

Забыв про боль в левой руке и левом крыле, стоя столбом, Харуюки смотрел на Утай. Та чуть кивнула, словно приглашая Утана согласиться.

У стоящего в нескольких метрах от нее Буш Утана черная аура стала тоньше, и он слабым голосом пробормотал:

– Я… я… всего лишь сильней… как брат… сильней…

Он сделал шаг вперед. Его руки повисли, как плети, голова дрожала, словно он пытался кивнуть, – но.

Глаз в груди распахнулся, стал почти круглым. Яростно запульсировал красным огнем. И синхронно с этим запульсировали красным собственные глаза Утана. Как будто тот «глаз» лезет в самую душу Утана – так, по крайней мере, показалось Харуюки.

– …Нет… Эта сила моя… моя сила… моя…

Его голос звучал все тише и все искаженнее. Окутывающая все тело аура тоже становилась все гуще. Расслабленные прежде руки вдруг сжались в гигантские кулаки.

– Никому не отдам… хочешь украсть… отнять у меня хочешь… нет… не дам…

Утан говорил и говорил, словно в горячке. Потом вдруг его туловище рывком выпрямилось. Из трех его глаз – двух своих и одного в груди – рванулись тонкие багровые копья света.

– Моя сила, мой «ИС мод»! Украсть хочешь… тогда вот тебе!!!

Он вскинул правый кулак, сочащийся аурой мрака.

– Оооооооо… «Дарк Блоу»!!!

И Буш Утан ударил сверху вниз по еще более невысокому, чем он сам, аватару Ардор Мэйден.

– А!..

Харуюки машинально бросился было вперед, чтобы принять этот летящий кулак на себя. Но резко поднятая левая рука Утай его остановила.

Одновременно ее пустая правая рука взлетела над головой. По сравнению с кулаком Утана, смахивающим на здоровенный булыжник, эти пять пальцев казались тонкими, как ростки. Никак они не смогут остановить удар, подумал Харуюки. Но.

На миг правая ладонь Ардор Мэйден окуталась слабым оранжевым сиянием. Огонь. Чистый, прозрачный огонь покрыл маленькую ладошку.

Летящий вниз кулак, казалось, должен был превратить ее в пыль, но за миг до этого раздалось ужасающее БАМММ!!! Сила удара была такова, что трава вокруг Харуюки заметалась. Но он этого даже не заметил – настолько был занят, ошеломленно глядя на сцену перед своими глазами.

Руки Утана и Мэйден не соприкоснулись. Между ними остался промежуток сантиметров в пять, и в нем яростно сражались черная аура и прозрачное пламя. Во все стороны сыпались белые искры. Состязались между собой силы воображения этих двоих, которая из них «перезапишет» другую. Иными словами, инкарнационную атаку Утана Мэйден встретила своей естественной инкарнационной защитой.

Однако состояние этих двоих было очень разным. На лице Утана была написана нескрываемая ярость и жажда убийства, а Утай держала правую руку с абсолютно спокойным видом. В ее выражении лица было даже что-то вроде жалости.

Внезапно раздались слова, полностью подтвердившие это впечатление Харуюки.

– Буш Утан. Ты совершенно неправильно понимаешь происходящее. Сила инкарнации… «ИС мода», твоими словами, – не то, что можно от кого-то получить или у кого-то отобрать. Она рождается в твоей собственной душе, она воплощение тебя самого.

– …Заткнись, заткнись, заткнись! – проорал Утан и вскинул теперь уже левый кулак.

Но прежде чем этот кулак ударил, огонь в правой руке Утай усилился, совсем чуть-чуть.

И державшееся до сих пор равновесие тут же рухнуло. Кулак Утана был отброшен, и сам он грузно откинулся назад, в траву.

Невероятная разница в силе. Инкарнация, которую применила Утай, относилась, видимо, к «усилению защиты». Красные аватары, по идее, этот тип инкарнации либо вовсе не могут освоить, либо слабы в нем. И тем не менее одним лишь «оверреем» Утай отбила тяжеленный кулак – она явно неординарный человек.

Буш Утан тоже явно почувствовал, что Ардор Мэйден совершенно непостижима. Не пытаясь больше атаковать, он вновь скрылся в травяном море. Остался лишь шорох, который быстро потонул в шелесте травы под ветром. Вряд ли Утан хотел сбежать – скорее, готовился выстрелить издалека лучом тьмы, таким же, как тот, что сбил Харуюки.

– …У-, то есть Мэй-сан, он собирается стрелять с дистанции! – поспешно прошептал Харуюки, и Утай легонько кивнула. Подойдя к нему на несколько шагов, она развернулась и оглядела окрестности. И снова холодный голос поплыл над травой:

– Буш Утан, есть еще кое-что, чего ты не знаешь. Если ты атакуешь инкарнацией, то должен быть готов к тому, что противник тоже ответит инкарнацией.

После этого Утай повернулась к Харуюки и спокойным тоном прошептала:

– Ку-сан, всего один раз, но защити меня от атаки Утана-сана, пожалуйста. На то, чтобы запустить свой инкарнационный прием, мне потребуется время.

– П-понял… эээ, что?!

Харуюки согласился выполнить задание, но тут же пришел в замешательство. Не видя точки, откуда пойдет дистанционная атака, защититься от этой атаки будет очень непросто. Да нет – практически невозможно.

Но Утай уже отвернулась от Харуюки и начала сосредотачиваться. Медленно расставила ноги, закрыла глаза. Все тело окутал смахивающий на слабый огонь оверрей.

И вдруг ее аватар резко изменился.

Из свисающей по бокам головы волосоподобной брони со щелчком выдвинулись дополнительные пластины, закрыв всю маску. На гладкой белой поверхности появились тонкие загнутые вверх штрихи, словно нарисованные глаза. Как будто маска поверх маски – да нет, не «как будто».

В глазах на этом новом лице виднелась одновременно и мягкость, и жесткость. Ни намека на невинное выражение изначальной маски.

Следующее изменение произошло с тонким луком, который Мэйден сжимала в левой руке.

Он словно бы весь окутался пламенем и тут же стал в несколько раз короче. Этот пылающий короткий стержень Утай переложила в правую руку и выставила перед собой. То ли пистолет, то ли еще что-то такое – только и успел подумать Харуюки, как вдруг…

Раздался короткий щелчок, и стержень раскрылся с одного из концов, приняв форму веера. Точно, совсем как веер. Ничего похожего ни на пистолет, ни вообще на оружие. «Зачем делать из ценного лука какой-то веер!» – хотел воскликнуть Харуюки, но не стал из опасения нарушить концентрацию Утай.

Харуюки решил, что должен любой ценой сблокировать атаку Утана, и стал оглядываться по сторонам.

Если бы оверрей Утана был ярким, то даже в высокой траве его нетрудно было бы заметить, но черная аура прекрасно сливалась с сумраком арены. Звука шагов тоже слышно не было, а значит, определить, откуда пойдет выстрел, будет многократно трудней, чем в случае с кулачной атакой.

…Нет. Пусть шаги Утан может приглушить, то один-то раз перед самой атакой ему придется издать громкий звук. Произнести название приема. В отличие от обычных спецатак, для инкарнации это не является абсолютной необходимостью, но, чтобы запустить инкарнацию без восклицания, требуется высочайший класс. Для Утана, заполучившего «ИСС-кит» всего несколько дней назад, это нереально.

Харуюки, выпрямив пальцы правой руки, весь обратился в слух.

Свист ветра, шуршание травы, вообще весь посторонний шум изгнать из головы. Ждать только возгласа Утана, который он слышал считанные минуты назад и потому прекрасно помнил.

Долгие, очень долгие несколько секунд остались позади – и наконец ушей Харуюки коснулся долгожданный звук.

– «Дар-…»

И в тот же миг, распахнув глаза, Харуюки выкрикнул:

– «Лазерный меч»!!!

– «…к шот»!!!

Два названия инкарнационных приемов прозвучали практически одновременно.aw06_205

Повернувшись вправо-назад, откуда в сторону Ардор Мэйден устремился черный луч, Харуюки резко выбросил правую руку. Из кончиков пальцев вырвалась серебряная аура и, приняв форму клинка, метнулась вперед. Острие этого клинка коснулось черной ауры –

Раздался душераздирающий скрежет, и атака отклонилась вверх. Луч чиркнул по плечу Утай и ушел в сумеречное небо. У вскочившего напротив Утана на лице было написано потрясение. Впрочем, он тут же снова нырнул в траву и мгновенно скрылся из виду.

Просьба Утай «один раз защитить ее» была выполнена. Однако инкарнационные приемы не расходуют шкалу спецатаки. Правильнее сказать, они расходуют невидимую «шкалу эмоциональной силы»; однако боевой дух Утана явно еще не ослаб. Можно не сомневаться, что через несколько секунд от него прилетит следующий луч.

Не понимая, что делать дальше, Харуюки бросил взгляд на стоящую рядом Ардор Мэйден.

Маленький аватар в маске поверх маски медленно водил веером в правой руке. Это движение чем-то напоминало танец.

Едва Харуюки так подумал, в голове у него вспыхнуло далекое воспоминание.

Вроде бы когда-то он уже видел эту картину. Ну да – это было в раннем детстве, когда вместе с родителями ходил в большой храм на новогоднюю молитву. Там как раз было что-то вроде представления. Играла странная музыка, танцевала женщина в белом платье и красных хакама и с веером в руке. Конечно, сама фигура нынешней Утай несколько отличалась. У той женщины на сцене не было маски, да и движения ее были не такими динамичными, как у Утай сейчас. Этот танец – быстрый, но с резкими остановками в важные моменты – был просто прекрасным.

Почти начисто забыв про то, что противник в любой момент может снова выстрелить своим лучом, Харуюки как зачарованный наблюдал за движениями Ардор Мэйден.

Внезапно – изо рта маски полился чистый голос. Не крик, нет, а разнесшаяся как будто по всей арене – звонкая и сильная песня.

– «Страданий врата отворились…»

Внезапно трава до самого горизонта закачалась. Марево – нет, огонь. Такого же цвета и яркости, как окутывающее Утай сияние, он распространился по всей арене. Это явно было свечение инкарнации, то есть «оверрей», но масштаб поражал воображение. Возможно, он был больше даже, чем у «Ржавого мира» – разъедающей пространство инкарнационной атаки, которую применил Раст Джигсо неделю назад во время гонки через «Гермес Корд».

До затаившего дыхание Харуюки донесся громкий голос.

– «…Спасенья от них не найти».

Мир – вспыхнул.

Со всех сторон в небо рванулось ослепительное пламя; трава вокруг сгорела вмиг. Вся арена стала ослепительно-красной, бесчисленные искры, точно звездочки, летели в небо.

Лишь пятачок радиусом в пару метров вокруг Утай остался не охвачен огнем. Но Харуюки все равно показалось, что он вот-вот сгорит, и он тяжело задышал.

Ардор Мэйден слегка шевельнула веером. Огонь завихрился еще яростнее; не только трава, но даже виртуальная земля пылала.

И сквозь огненную вуаль виднелась маленькая тень.

Буш Утан. Все его тело было окутано пламенем, рук не было вовсе – похоже, сгорели.

Но каким-то чудом сам он жара словно бы и не ощущал. Лишь смотрел на собственный аватар, превратившийся в огненный столб. Харуюки бросил взгляд на полосу хит-пойнтов справа-вверху, чтобы проверить – она с невероятной быстротой укорачивалась. Уже стала меньше 30%, краснее, чем пламя, и продолжала съеживаться. 20%, 10% – и в конце концов ноль.

Огненный столб в форме человека на миг ослепительно вспыхнул, потом исчез.

Харуюки ошеломленно перевел взгляд на Утай.

Маленький аватар продолжал свой танец. Способный лишь молча глазеть на эту фигуру, Харуюки почувствовал, что на несколько своих вопросов он нашел ответы.

Английское слово «мэйден» означает не только «юная девушка». Так еще называют женщин, прислуживающих богам. Неудивительно, что красно-белая броня вызвала у него ассоциации с синтоистским храмом. Ведь эта фигура принадлежала «жрице».

А значение слова «ардор» – «огонь». Жарче, чем просто огонь, яростнее, чем пламя, – «очистительный огонь».

Ардор Мэйден.

То есть – жрица очистительного огня.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] Омикудзи – продающиеся в буддийских и синтоистских храмах бумажные полоски с предсказанием судьбы.

[2] Olive glove – (англ.) «оливковая перчатка».

[3] Dark blow – (англ.) «темный удар».

[4] Dark shot – (англ.) «темный выстрел».

[5] Study kit – (англ.) «набор для изучения».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ