Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 7

 

18 июня, вторник.

Покидав в рот свой обычный завтрак из хлопьев с молоком и крикнув матери в комнату «Я пошел, пока!», Харуюки быстро вышел из дома.

Сегодня впервые за долгое время показалось солнце, но воздух все равно оставался влажным и липким. Индекс дискомфорта резко вырос – от любого, даже самого незначительного физического действия Харуюки бросало в пот; однако, несмотря на это, он направился к дороге перед домом почти бегом.

Не то чтобы он опаздывал. Торопился он не в школу, а кое-куда еще, по дороге в школу. Выйдя на седьмую кольцевую, Харуюки не свернул направо, как обычно, а зашагал по широкому тротуару на юг.

Он прошел под Центральной линией, дальше начался пологий подъем. Несколько минут – и Харуюки вышел на большой перекресток седьмой кольцевой и улицы Оме. Поднявшись по эскалатору на надземный переход, он остановился прямо над седьмой кольцевой и кинул взгляд на часы в нижнем правом углу поля зрения. Без четверти восемь.

Переведя взгляд на череду проезжающих под ним электромобилей, Харуюки тихо пробормотал:

– Бёрст линк.

С громовым «БАММ!» мир застыл и стал синим. Программа «Brain Burst» повысила тактовую частоту, с которой сердце Харуюки посылало квантовые импульсы в мозг, его сознание ускорилось в тысячу раз, и он очутился в «начальном ускоренном пространстве».

Прозрачно-синие электромобили, казалось, застыли на месте, однако, если как следует присмотреться, можно было увидеть, что они движутся – медленно, по сантиметру за секунду. На фоне этой картины аватар Харуюки, розовый поросенок, поводил рукой, открыв дуэльный список консоли «Brain Burst», и, найдя среди на удивление большого числа зарегистрировавшихся игроков нужное имя, облегченно перевел дух. Без колебаний прикоснулся к имени и в появившемся меню выбрал пункт «Дуэль».

Мир снова изменился. Небо стало непроглядно-черным. В стенах домов по обе стороны дороги появились трещины; машины исчезли, взамен на дороге возникло множество обломков, выбоин, ржавых бочек и прочего хлама.

При виде брутального ландшафта арены «Конец века» Харуюки не сдержал улыбки. Нельзя сказать, чтобы он особенно любил эту арену, но сейчас она на удивление гармонировала с ситуацией. Потому что первая дуэль Харуюки с человеком, которого он выбрал несколько секунд назад, тоже состоялась на арене «Конец века». И вообще для Харуюки – для Сильвер Кроу – это была самая первая дуэль.

Он вслушался. С севера по широкой улице доносился характерный рокот двигателя внутреннего сгорания. Голубой курсор практически не двигался – похоже, мотоциклист, втопив полный газ, ехал по прямой. Совсем как в тот раз – затаиться на пешеходном переходе, а когда противник почти проедет под ним, спикировать и нанести удар… Такое искушение на миг охватило Харуюки.

Однако он, как и планировал с самого начала, легким движением перемахнул через ограждение еще до того, как противник показался в поле зрения. Проскользив на расслабленных крыльях, он мягко опустился на дорогу.

– Эй?

– Кроу-кун сам отдал инициативу, зачем?

Голоса шли с крыш соседних зданий, где небольшими компаниями кучковались зрители. Конечно, действия Харуюки, добровольно отказавшегося от выгодной позиции, казались им подозрительными, однако, хоть Харуюки и чувствовал себя виноватым перед ними, ускорился он на этот раз не ради сражения.

Несколько секунд он стоял, уперев руки в бедра, и наконец из темноты выстрелил слепящий свет фары. Грохот двухцилиндрового V-образного двигателя ударил по ушам. Увидев стоящего напротив Харуюки, байкер, похоже, сбросил передачу. Однако Харуюки, вместо того чтобы готовиться встретить атаку противника, поднял руки над головой, всем видом показывая, что не собирается драться.

К счастью, это намерение Харуюки соперник, похоже, понял. Вынырнувший из темноты стальной конь тормозил – от переднего и заднего тормозов летели искры, оставляя оранжевые блики на хромированных поверхностях мотоцикла. Заднее колесо пошло юзом, и наконец мотоцикл остановился прямо перед Харуюки. Наездник поднял правую руку от рукояти и покачал указательным пальцем.

– Со бэд[1]. Сам меня вызвал – и в самом начале боя сдаешься?

Глядя на угрожающую черепоподобную маску Эш Роллера, единственного в Ускоренном мире байкера, Харуюки коротко поклонился и ответил:

– Извини, Эш-сан. Сегодня мне бы с тобой просто поговорить…

Эш Роллер принадлежал к зеленому легиону «Грейт Уолл», контролирующему южную часть Сибуи. Естественно, и дуэлиться он, по идее, должен был в основном в Сибуе, однако почему-то по утрам и вечерам в будние дни на короткое время появлялся в дуэльных списках зон Сугинами. Возможно, он ездил на автобусе в школу по седьмой кольцевой и использовал эти поездки для, так сказать, «вылазок за пределы своей территории». Если так, то это был довольно смелый шаг с его стороны. Если по закономерности появления дуэльного аватара кто-нибудь вычислит, на каком именно автобусе он ездит, это может привести к вторжению в реале.

Однако, если подумать, других таких смелых или, можно сказать, нахальных Бёрст-линкеров и нет больше… Тут Харуюки понял, что его мысли забрели куда-то в сторону, и, сделав несколько шагов навстречу байку, понизил голос и прошептал:

– И это… если можно, то взакрытую…

«Closed mode», или «Закрытый режим» – это когда, в полном соответствии с названием, дуэль закрыта для зрителей, то есть никто не может за ней наблюдать. Закрытый режим можно включить при согласии обоих дуэлянтов; однако если это сделать, то зрители могут счесть их жадюгами, да и вообще, «ублажить зрителей красивым шоу» – чуть ли не главная мотивация Бёрст-линкеров во время боев. Поэтому этот режим почти никто не использует.

Естественно, Эш Роллер тоже недовольно фыркнул. Но, похоже, войдя в положение Харуюки, буркнул «лааан».

Потом байкер, оглядев зрителей, громко прокричал:

– Хей-хеей, бойз-н-галз! Вы все собрались здесь, чтоб посмотреть на великого победоносного меня, но я извиняюсь, в этой дуэли не будет насинг[2]!

С соседних зданий тут же донеслись протестующие возгласы:

– Эээ, ну это совсем отстой!

– Да ладно вам, мы заруб Эш-Кро уже сто лет не видели!..

Однако на эти голоса Эш тут же ответил:

– А чё я могу поделать! Эта ворона решила великому мне в любви признаться!

…После этого безумного заявления возмущенные возгласы разом сменились восторженными.

Под градом аплодисментов и присвистываний Харуюки растерянно пытался выкрикивать «Непра… я не…»; однако, несомненно, если бы не эти слова, зрители вполне могли бы обидеться. Может, в этом и был план Эш Роллера, а может, он просто решил так приколоться. Харуюки ничего не оставалось, как с неохотой раскланяться перед зрителями.

Затем он прикоснулся к собственному имени в верхнем левом углу поля зрения и открыл экран «Инст». Сменил режим дуэли на «Closed», нажал на кнопку «ОК». Эш Роллер ткнул пальцем в появившийся перед ним запрос подтверждения, и продолжавшие шуметь зрители мгновенно исчезли, окутавшись вспышками света.

Арену залила такая тишина, будто кто-то нажал кнопку «отключить весь звук». Нарушал ее только неровно рокочущий на холостых оборотах двигатель мотоцикла.

Эш Роллер, протянув правую руку к ключу зажигания, вовсе выключил двигатель.

– …Ну? Давай говори, о чем хотел. Опять, что ли, крылья потерял… хотя не, непохоже.

– Это… ну… в общем…

Какое-то время Харуюки был не в силах сообразить, с чего начать объяснение, и наконец решил рассказать все по порядку.

– Я вчера… дуэлился с Буш Утаном из зеленого легиона…

Только до этого места он и успел договорить, когда Эш Роллер продемонстрировал совершенно неожиданную реакцию.

– Что… что ты сказал?!

Мгновенно соскочив с мотоцикла на землю, байкер придвинул свою устрашающую черепоподобную маску вплотную к шлему Харуюки и проорал:

– Где?! Когда ты с ним дрался, говори!!!

 

Сев лицом к Эшу на удобный кусок бетона, обнаружившийся возле дороги, Харуюки пересказал, насколько смог, события вчерашнего вечера.

После уроков, уже в восьмом часу вечера, во второй боевой зоне Сугинами он с партнером вызвал на бой Буш Утана и Олив Глава.

В начале сражения Утан говорил и вел себя в своей обычной манере, но потом подключил загадочный «ИСС-кит» и внезапно стал совершенно другим человеком – грубым и жестоким.

Этот «кит» Утан, по его словам, «получил кое от кого три дня назад».

Умолчал Харуюки только про имя своего товарища по команде, «Ардор Мэйден», и про ее силу. На арене было несколько зрителей, и какие-то слухи до Эша почти наверняка дойдут, но главное тут – не разглашать игроку из чужого легиона больше, чем нужно, информации о собственном. Эш тоже не стал на этот счет задавать вопросов.

Объяснение заняло минут десять. Эш Роллер слушал, подавшись вперед и уперев руки в колени, потом наконец глубоко и протяжно вздохнул.

– «ИС мод стади кит», значит… – почти простонал он, а потом, глядя на Харуюки исподлобья, коротко спросил: – Этот «ИС мод», он на основе системы инкарнации?

– Э… эээ, думаю, что да. Эш-сан, а ты системой инкарнации уже?..

Харуюки даже не потребовалось заканчивать вопрос – шлем-череп медленно качнулся из стороны в сторону.

– Только название знаю от учителя. Когда я пытался освоить свой «Вэ-твин кулак», она сказала, что есть такая способность, но я не тренировался. Потому как… малость боялся. Что меня проглотит та «чернота души», о которой она говорила… А сейчас учитель вернулась в «Нега-Бью» – теперь она, наверно, вовсе не станет меня учить.

Девушка, которую Эш Роллер называл учителем, она же его Родитель, она же та, кто самого Харуюки обучила инкарнации, – не кто иная, как Скай Рейкер. В апреле этого года она вернулась в свой родной «Нега Небьюлас», и, получается, они с Эш Роллером из «Грейт Уолл» стали противниками. Самих их такое положение дел не особо волновало, в территориальных сражениях, например, они без проблем дрались друг с другом, но все же, судя по всему, Эша немного напрягало, что он не может положиться на своего Родителя.

Они несколько отклонились от темы, и Харуюки воспользовался возможностью задать вопрос, который уже давно его интересовал:

– Кстати… Эш-сан, почему ты в «Гре-Уо»?

– Чего это вдруг? Если по чесноку, сперва я думал, это факин’ здоровенный легион. Живу я на его территории, и пригласил меня туда один клевый чувак. Когда я вступил, оказалось, в «Гре-Уо» классная, свободная атмосфера, не то что в синем и фиолетовом; в общем, я не пожалел. Комлег тоже приказами особо не грузит.

«Комлег», то есть командир легиона «Грейт Уолл» – это, конечно, Зеленый король. Вспомнив Грин Гранде, которого видел на недавнем совещании семи королей, и его молчаливый характер, Харуюки понимающе кивнул. Потом, чуть погодя, задал еще более насущный вопрос:

– А Буш Утан тогда… Он совершенно случайно не Ребенок Эша-сана?

Этот вопрос явно оказался для Эш Роллера полной неожиданностью. Резко отведя черепоподобную маску, он яростно замотал головой.

– Не, ну что ты. Я еще не дорос, чтоб собственного Ребенка завести. Родителя У… больше нету. В начале года все очки потерял…

При этих словах Харуюки ощутил, как по спине его прошла дрожь. В ушах отчетливо зазвучал вчерашний монолог Утана.

«Если ты не крутой, все бесполезно. Если ты не крутой, то и процент побед будет плохой, тогда в легионе опустишься, очки кончатся, и в итоге ты вылетишь из Ускоренного мира»…

Харуюки погрузился в молчание, а стоящий перед ним Эш Роллер, глубоко вздохнув, вдруг сделал что-то неожиданное. Подняв правую руку ко рту черепоподобной маски шлема, со щелчком резко откинул ее назад.

На вздрогнувшего от внезапности Харуюки смотрело «настоящее лицо» Эш Роллера, и на этом лице было озадаченное выражение.

Узкие бледно-зеленые глаза-линзы, лицо с остреньким подбородком – все вместе каким-то образом создавало впечатление мальчика-отличника. Во всяком случае, по сравнению с «йя-ха-ха»-байкером конца прошлого века впечатление перевернулось на сто восемьдесят градусов. И голос, раздавшийся изо рта аватара, тоже был совершенно неожиданным – высоким и чистым.

– …Чего?

– Не… не, ничего.

– …Тогда к нашим баранам. Когда его Родителя не стало, Утан все еще был первого уровня. И, в общем, как-то так вышло, что о нем стал заботиться я. Я считал, что совершенно на это не гожусь, но и отказаться не мог…

– Не… старший брат из тебя классный…

– Думаешь?.. Ведь в итоге он мне так и не открыл полностью, что у него в голове. И я замечал, что с У что-то творится, но… Я ж тоже занят разными делами, вот и откладывал все время… И вот позавчера он просто взял и перестал выходить на связь. И в дуэльных списках Сибуи его не было, и на мэйлы не отвечал… А потом странные слухи пошли…

– Слухи?..

Харуюки в нетерпении подался вперед. Эш Роллер снова понурился и слабым голосом ответил:

– …Вроде Утан объединился с Олив Главом, и они выигрывают в полупустых боевых зонах Сэтагаи и Оты с помощью какой-то странной техники. Я поэтому вчера в тех районах бродил-смотрел, но надо же – они были в Сугинами… Да к тому же их «странная техника» оказалась той самой немыслимой штукой – вот бы никогда не подумал. Систему инкарнации можно снарядить и использовать как предмет… да еще и передавать от человека к человеку…

– Эш-сан, а ты случайно не знаешь, кто мог бы передать Утану и Оливу этот «ИСС-кит»? – воспользовавшись паузой в словах Эша, робко спросил Харуюки. Однако шлем с поднятым забралом качнулся из стороны в сторону.

– …Понятия не имею. Я, конечно, могу поднять список ребят, с которыми Утан был дружен, но… Слушай, Кроу, тебе не кажется, что вычислять типа, который передал Утану эту штуку, уже бессмысленно?

– Ээ… совершенно не кажется. Это же дико опасная штука, надо как минимум прикрыть ее распространение!.. – поспешно возразил Харуюки. Он ведь и пригласил Эш Роллера в закрытый режим дуэли, чтобы обсудить с ним личность Бёрст-линкера, передавшего Утану ИСС-кит. Пусть даже не удастся выявить конкретного виновника сразу, но хотя бы в списке тех, кто общался с Утаном, можно было бы попробовать найти распространителя, если заняться ими всеми по очереди.

Однако эти надежды Харуюки были начисто раздавлены следующими словами Эш Роллера.

– Ты сказал, что этот «ИСС-кит» выглядел как что-то живое; это меня беспокоит больше всего. В Ускоренном мире у снаряжения и предметов, у которых «живой» вид, особые свойства. Они, когда ломаются, автоматически восстанавливаются… или со временем разделяются. Может… может, этот «кит» размножается делением

– Что!.. – вырвалось у Харуюки, до сих пор о такой возможности даже не думавшего.

Буш Утан получил «ИСС-кит» от кого-то. Харуюки не сомневался, что распространитель – какой-то один конкретный Бёрст-линкер, но, конечно, это предположение ни на чем не основывалось. Если, как сказал Эш Роллер, этот черный глаз обладает «способностью к самовоспроизведению», и если эти копии можно передавать другим… и если сама эта передача дает какое-то вознаграждение…

То, возможно, сейчас что-то предпринимать уже поздно.

«ИСС-кит» уже распространяется безгранично, и Бёрст-линкеров, пользующихся этой ужасной темной силой инкарнации, постепенно становится все больше… Более того, их же никто не учил, чтО на самом деле представляет собой система инкарнации. Конечно, они не знают и главного принципа, «не применять инкарнацию, пока тебя самого не атакуют инкарнацией», потому и пользуются ей в дуэлях направо и налево. И это равносильно полной гибели игры-файтинга под названием «Brain Burst». Выбор стратегии и тактики в зависимости от свойств арены и способностей аватара потеряет смысл, все бои сведутся к тому, что на дальней дистанции игроки будут обмениваться «Дарк Шотами», на ближней – «Дарк Блоу».

От картины такого варварского будущего Харуюки бросило в дрожь.

Он пытался найти хоть какие-то возражения, но, прежде чем ему удалось, Эш Роллер пробормотал:

– По правде сказать… слухи, что он применяет «странную технику», были не только про Утана и Олива, но и еще про двух-трех… Больше того, один вроде бы успешно выходил в зоне Эдогавы. Я поэтому и подумал, когда слушал твой рассказ, что источников ИСС-кита может быть несколько…

– Эдогава… значит?.. – ошарашенно переспросил Харуюки. От Сибуи и Сэтагаи, где действовал Утан, это очень далеко, по другую сторону от Императорского дворца. Слишком далеко. Вполне можно заподозрить, что речь идет уже не о «распространении», а скорее о «расползании».

Кто же, блин, и ради чего?

Снова он мысленно повторил вопрос, который бог знает сколько раз уже задавал себе со вчерашнего вечера.

Конечно, ответ на ум не шел. Низко опустив голову, Харуюки почти в ступоре смотрел на собственную тень, колышущуюся от горящего в железной бочке огня. Вскоре Эш Роллер прошептал:

– Вроде совсем немного поговорили, а уже полчаса.

Харуюки машинально кинул взгляд на счетчик времени на верхнем краю поля зрения. От 1800 секунд, с которых начался отсчет, осталось всего триста. Конечно, можно было снова выбрать нужного противника в дуэльном списке и продолжить разговор, но все равно они смогут лишь громоздить догадки на догадки.

Харуюки, как человек, попросивший об этом разговоре, поклонился, собираясь в завершение поблагодарить Эша.

Но, прежде чем он успел это сделать, Эш Роллер со щелчком снова опустил черепоподобное забрало шлема, и голосом, в который сразу вплелись мощные звуковые эффекты, быстро проговорил:

– Кроу. Напоследок у меня к тебе тоже есть пара слов.

– Эээ… да?

– Ааа, нууу… Не мне об этом говорить… да и время поджимает, так что я коротко. Ты в боях за последнюю неделю ничего странного не замечал? Кроме Утана.

– Мм, странного… говоришь?

Харуюки просканировал воспоминания, но ничего особо примечательного не нашел. Нормальных боев, включая территориальное сражение трехдневной давности, было десятка два, однако впечатление от вчерашнего боя с Утаном было настолько мощным, что даже исходы других сражений не вспоминались. В некотором замешательстве он произнес:

– Да нет… по-моему, все бои были обычными… А что должно быть необычным?

Эш Роллер снова как-то странно заколебался, но все-таки неуклюже ответил:

– Как раз это «все обычные».

– Эмм, необычно то, что все обычные? Эээ… Извини, у меня после той гонки было много проблем, и, честно говоря, еще и дуэлями заниматься…

Проблемы – это, конечно, в первую очередь позавчерашнее совещание семи королей и тема этого совещания – что делать с Сильвер Кроу. Если за неделю очистить аватар от паразитирующего где-то на нем Доспеха бедствия не удастся, Харуюки светит вылет из Ускоренного мира. Так что, если подумать, Харуюки может и не увидеть своими глазами тот хаос, который вызовет распространение ИСС-кита…

…Додумав до этого места, Харуюки наконец почувствовал, что пытался сказать Эш Роллер.

Необычно то, что все бои обычные. Да, именно так. Откровенно говоря, Харуюки был не в том положении, чтобы его дуэли шли обычным образом. Потому что неделю назад во время гонки через «Гермес Корд» Сильвер Кроу на глазах у более чем сотни зрителей превратился в «Кром Дизастера». Слухи, что Харуюки стал шестым владельцем этого проклятого доспеха, уже разошлись по Ускоренному миру, и было бы совершенно неудивительно, если бы от дуэлей с Харуюки игроки отказывались или как-то оскорбляли его.

Однако с кем бы Харуюки ни дрался на этой неделе, включая даже Буш Утана вчера, все они вели себя так, будто вовсе не знали о его «дизастерной» проблеме. Это, если задуматься, выглядит совершенно невероятно…

– Да… точно, это странно. Ни в одной дуэли… никто мне ничего не сказал… – хрипло выдавил Харуюки. Эш Роллер тут же снова быстро заговорил:

– Все потому, что те зрители, сотня с чем-то, которые видели твой бой с тем ржавым ублюдком, перед тем как разлогиниться, между собой договорились.

– А? Договорились? О чем? – ничего не понимая, переспросил Харуюки, и –

Эш Роллер сообщил нечто немыслимое.

– «Не винить Сильвер Кроу в появлении Доспеха бедствия на «Гермес Корде»».

– …Ээ…

– Потому что… ты спас гонку. Тот ржавый ублюдок должен был ее начисто уничтожить, а ты в последний момент вернул ее нам в руки. Вот почему все будут молчать о том одном превращении и не будут думать о том, как ты заполучил Доспех. Все зрители, кто там был, – не знаю, кто первый начал говорить об этом, но все согласились… кажется. Вот поэтому во всех твоих дуэлях на той неделе никто даже буквы «д» от слова «доспех» не произнес.

– …

Охваченный глубоким потрясением и еще одной громадной эмоцией, Харуюки мог лишь молча смотреть во все глаза.

Среди ста с лишним зрителей, наблюдавших за сражением Сильвер Кроу и Раст Джигсо, было, несомненно, и множество людей из легионов королей. Для них Харуюки – противник. Говоря начистоту, с их стороны винить Харуюки в вызове презренного Доспеха бедствия, костерить его последними словами было бы более чем естественно. И тем не менее – и тем не менее…

– …Ведь все члены всех легионов – мы все в первую очередь Бёрст-линкеры. Такие дела, – тихо произнес Эш Роллер, не сводя глаз с застывшего на месте Харуюки. А потом очень серьезным голосом продолжил: – Вот почему, Кроу, сейчас особой враждебности к тебе нет. Когда большие шишки из «Гре-Уо» спустили решение совещания королей насчет тебя, многие говорили, что оно чересчур суровое. И я хочу, чтоб ты это держал в уме, когда дослушаешь меня…

Повисла пауза. Харуюки сразу почувствовал, что следующие слова Эша будут очень зловещими, и сдавленно произнес:

– …Да, что?..

– …Я слышал и еще один слух. «Странная техника», которую применяют Утан и Олив… это копия умений Кром Дизастера

 

Закончив необычную «закрытую» дуэль с Эш Роллером, едущим, видимо, на каком-то автобусе по седьмой кольцевой, Харуюки зашагал на юг по пешеходному переходу, а потом – к школе.

Пройдя по улице Оме на запад, он вошел в школьные ворота, сменил обувь, сел за свою парту в классе – и все это время его голову не покидал шок пополам с сомнением.

Странная техника, применяемая Утаном и другими, – иными словами, инкарнационные атаки с помощью «ИСС-кита», – копия умений Кром Дизастера.

Это же невозможно. Чью-то способность воспроизвести и засунуть внутрь паразитирующего предмета – это неслыханно. С другой стороны, таких понятий, как «паразит» или «очищение», Харуюки тоже до недавнего времени не слышал. Ничего удивительного – в Ускоренном мире по-прежнему существует много такого, логика чего ему непонятна.

И потом – черный оверрей тех «Дарк Блоу» и «Дарк Шота» действительно ведь похож на ауру тьмы, которая постоянно окутывала Доспех бедствия…

Он сидел на твердом пластмассовом стуле и дрожал. Правда это или нет, но слухи расходятся. Если в то же время будет расходиться и ИСС-кит, ярость влюбленных в Ускоренный мир Бёрст-линкеров непременно обрушится на Харуюки, Кром Дизастера шестого поколения. Драгоценная договоренность между зрителями гонки через «Гермес Корд» рассыплется. Скорее, именно они посчитают, что Харуюки предал их, и будут ненавидеть его сильнее всех.

– …Почему же… такое… – беззвучно пробормотал Харуюки, слушая доносящийся издалека звонок на урок.

Когда и где его положение начало становиться таким опасным? Как будто где-то в другом месте – не на совещании семи королей, где принималось решение, – какая-то невидимая сила загоняла Харуюки в угол. Действительно ли все, что было, – лишь цепь неудачных случайностей? Или же чьи-то целенаправленные действия?..

Если последнее, то этот кто-то действует очень подготовленно и продуманно, собрав всю доступную информацию; и Харуюки припоминал одного такого. Поступивший в среднюю школу Умесато этой весной «грабитель», попытавшийся своими дьявольскими интригами отобрать у Харуюки все.

Кинув быстрый взгляд на потолок – в том направлении, где были кабинеты первоклассников, – Харуюки тут же качнул головой.

Нет, это никак не может быть он. Он потерял все бёрст-пойнты, его копия «Brain Burst» была принудительно деинсталлирована, и он забыл все, что относится к Ускоренному миру. Харуюки говорил с ним на следующий день после их решающей битвы и лично обнаружил это скрытое правило.

Но. Что если эти методы он перенял у кого-то еще?

Что если теперь этот «учитель» действует сам?..

– Хару.

От хлопка по правому плечу Харуюки чуть не подпрыгнул. Рывком повернул голову – и уткнулся взглядом в удивленно моргающие позади очков в синей оправе глаза своего лучшего друга.

– …Таку.

– Что с тобой? Мы переходим в другой кабинет.

Услышав голос своего друга детства, а заодно товарища по легиону Такуму Маюдзуми, Харуюки переполошенно заозирался. Он и не заметил, как утренний классный час закончился и ученики стали собираться в другой класс. Первым уроком во вторник была музыка, и, естественно, необходимо было перейти в звукоизолированный музыкальный кабинет.

– А… а, ну да.

Глядя на поспешно вскочившего Харуюки, Такуму вдруг нахмурил брови. Склонившись к самому его уху, он прошептал:

– Хару, если ты беспокоишься, что за тебя назначат награду, то мы же тебе еще вчера сказали: не беспокойся. Мы с Ти-тян, и Фуко-сан, и, конечно, командир – мы все тебя защитим.

– А, аа… прости, но меня именно это и беспокоит…

Кое-как улыбнувшись, Харуюки зашагал из класса. На ходу он думал.

Такуму, вероятней всего, еще не знает ни про «ИСС-кит», ни про слухи, что эти штуки – копии Кром Дизастера. Но когда он после уроков займется рутинными дуэлями, то наверняка услышит. Лучше бы ему все рассказать до того, как это произойдет. Да – не только ему, но и Черноснежке, и другим членам легиона.

Харуюки пихнул локтем идущего рядом по коридору Такуму и тихо прошептал:

– Слушай… сегодня после секции приходи ко мне домой. Хочу тебе кое-что рассказать, но, думаю, в школе времени не хватит.

– …Хорошо.

Ощущая прилив благодарности к Такуму, который не стал задавать лишних вопросов, а просто кивнул, Харуюки добавил:

– Тию тоже скажешь, хорошо? А я пошлю мэйл семпаю и Фуко-сан.

– Когда?

– Нууу… в полседьмого.

– Ясно.

Лишь после этого быстрого обмена короткими фразами холод, цеплявшийся за хребет Харуюки, наконец-то ушел. Резко сцепив руки, Харуюки мысленно сказал себе:

Я не проиграю. Ни за что не проиграю. У меня такие надежные друзья. Кто бы там что ни затевал, в какую бы задницу я ни угодил, я не сломаюсь. Ни за что.

Однако в следующий миг… Такуму произнес нечто столь ужасное, что Харуюки показалось, будто в его мыслях что-то с хрустом переломилось.

– Кстати, Хару. На музыке сейчас у нас будет сольное пение; надеюсь, ты занимался?

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] So bad – (англ.) «Как плохо».

[2] Boys-n-girls (англ.) – «мальчики и девочки», nothing – «ничего».

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ