Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 11. Прежний барон (Lyuf Raika)

 

– Первая Lyuf Febdak, то есть моя мать, была родом из перенаселенного Nahen под названием Ди Лапланс. К перенаселенности добавились какие-то семейные проблемы – в общем, она оказалась перед выбором: эмигрировать в какой-то более подходящий мир или стать Rue Lef.

Им подали пряную тушеную курятину и свежие овощи. Все было в кошмарных количествах, более того, очень вкусно.

Аб любят мало приправленную пищу. Джинто прежде думал, что у них другие вкусовые сосочки, но нет – такие же, как и у их предков. Аб просто предпочитают мягкий вкус. Возможно, они считают его более элегантным – такую теорию Джинто тоже слышал.

Здешнюю еду нельзя было назвать сверхострой, но по сравнению с тем, что подавали на «Госроте», вкус у нее был очень насыщенным, как раз как Джинто любил.

Однако беззаботно наслаждаться вкусом Джинто был не в настроении. Без интереса клюя пряное мясо, он слушал, как старик рассказывает об истории Lyumjhe Febdak.

– Так вот, она выбрала путь Lef. Самый короткий способ стать гражданином – вступить в Labule. И она решила стать Bondev Sash. Ты знаешь, что такое Bondev, Faneb?

– Ага, – кивнул Джинто. – Кажется, отдел, который занимается техобслуживанием оружия?

– Точно. В армии она познакомилась с моим отцом и родила в наземном стиле. То есть в браке.

– Ясно.

– Потом, поскольку мама была талантлива, она сумела поступить в Kenru Faziar Robon. Ты знаешь, что это такое?

– Да, я и сам думал туда поступать. Это Kenru, где готовят инженеров-оружейников.

– Именно. Когда она окончила оружейную школу, ее направили в Faziar Robon, там она стала Lodair. Спустя много лет она наконец добилась статуса Ryuuk. Так что, можно сказать, она весьма преуспела.

– Да уж, – под взглядом старика Джинто не мог не согласиться.

– С отцом она тогда уже разошлась. Так что я даже не знаю, как он выглядел. Ну, для Аб в этом нет ничего необычного. И после этого у мамы тоже все шло хорошо. Вот, оставшись одна, мама стала работать еще упорнее. Она не была гениальным Fazia, зато показала себя отличным менеджером, умела управлять людьми. В итоге она выросла до Spen Fazer и стала Sef Vobot Menyot.

– Потрясающе.

– И не говори. Frybar своим Spen жалует Sune. Так мама получила эту синюю звезду.

Джинто, как раз в это время набивший рот овощами, лишь кивнул.

– Так что видишь, генетически я наземник. В молодости меня это страшно злило. Сейчас уже не злит. Потому что, честно говоря, будь у меня в этом возрасте юное тело, я все равно не знал бы, что с ним делать. Возможность умереть, состарившись, – привилегия, от которой Аб почему-то отказались. Впрочем, ты еще молод, тебе этого не прочувствовать.

– Да уж. Я предпочел бы вечную молодость.

– Мда? Видишь ли, тело и душа должны стариться вместе. Так или иначе, поскольку моя мать была Ryuuk, я мог поступать в Kenru. Без Frokaj, конечно, я не мог стать Lodair Gariar – «Lodair Nokta», как они себя называют. Поэтому я пошел в Kenru Faziar Har. Ты знаешь, что это такое?

– Да. Я и туда думал сдавать экзамены. Но, по-моему, конструирование – это не мое.

Конструкторская система Аб состоит из четырех подразделений. Faziar Robon проектирует оружие, Faziar Har – корабли, Faziar Sel – двигатели, и, наконец, Faziar Datykiral – компьютерные кристаллы. При каждом из них есть собственная Kenru.

– К счастью, я смог стать Lodair Faziar Har. Когда моя мать получила Sune и Skor, мои инженерные навыки серьезно пригодились. Здесь-то и прячется корень нашего заговора.

– Что? – переспросил Джинто, не в силах уследить за скачком темы. Но он почувствовал, что разговор наконец-то пришел к чему-то интересному.

– Плана по вытаскиванию тебя отсюда. Заговора против моего сына, или ты забыл?

– Ради бога! Я вообще ни о чем другом думать не могу.

– Даже когда слушал мою историю?

– Не, ну… – старик попал в яблочко, и Джинто покраснел.

– Ладно, ладно, – помахал рукой Lyuf Raika. – Я очень давно ни с кем не разговаривал и сейчас говорю слишком много глупостей.

– Вовсе нет. Очень интересно рассказываете.

– Послушай, Faneb. Ты вроде бы приличный парень, но в твоем возрасте пора бы уже знать, что откровенная лесть может ранить чувства других.

– Извините.

– Ничего. Так или иначе, позволь мне объяснить поподробнее. У кораблей и Garish есть много общего. По сути, космическое поместье – это и есть корабль, только без двигателя. Это Lyumex спроектировал я. Но некоторые привилегии конструктора сыну не передал. Этот торопыга меня запер, еще даже титула официально не получив! Так что и не знает он, что одним Sejiyos я могу взять под контроль всю здешнюю Eifu. Если я доберусь до Sotyua, я этого непочтительного сына самого запру.

– Тогда почему…

– Почему я послушно сижу взаперти, ты хочешь спросить? Видишь ли, Faneb, если бы я сбежал, куда бы потом подался? Вокруг Lyumex вакуум и температура всего три кельвина. Все Gosuk, которые мне сочувствовали, давно получили расчет, сейчас здесь лишь те, кого нанял мой сын по своим специфическим вкусам. Бежать просто нет мотивации.

– Но вы могли бы позвать на помощь.

Frybar не вмешивается во внутренние дела семей Sif. Если ты сам дворянин, тебе не помешает это запомнить. Ну и, кстати, мне такая жизнь нравится. Снаружи у меня нет каких-то особых дел. А хуже всего были бы встречи со старыми друзьями. Они с тех времен почти не изменились. Сама мысль, что я состарился, злила бы меня.

– «Тело и душа должны стариться вместе», это ведь вы только что сказали?..

Faneb, ты слышал когда-нибудь такое словосочетание: «не умеет признавать поражение?»

– Да, слышал.

– Значит, и объяснять больше ничего не нужно.

– Ну, вообще-то это выглядит разумно. Но… – даже если он мог доверять Lyuf Raika, сомнения по-прежнему оставались. – Откуда вы знаете, что Lyuf не сменил Sejiyos?

– Ниоткуда, – откровенно признался прежний барон. – Иногда приходится просто ставить на удачу, иначе жить скучно. Мне тут сыграть совершенно не с кем – это главное, что здесь плохо.

– Терпеть не могу азартные игры, – с того самого дня семь лет назад Джинто казалось, что у него не лучшие отношения с Фортуной. А вверять часть своей жизни той, с кем у него не лучшие отношения, ему совершенно не хотелось.

– Это вообще-то правильно. Но имей в виду, что здесь у нас хорошие шансы. Sejiyos впечатан в молекулярную структуру. Если только сын не заменил все Datykirl, выигрыш наш.

– Мда? – Джинто был по-прежнему настроен скептически. Не было никакой гарантии, что пароль не сменен.

– Доверься мне, поставь на меня, Faneb. Итак, я могу помочь тебе убить время, но мне нужно услышать о твоих проблемах. Как ты вообще сюда попал, и почему тебя заперли вместе со мной?

Джинто начал рассказывать.

О том, что его приняли в Kenru Sazoir. О том, что он взошел на борт Resii «Госрот», чтобы добраться до Arosh Лакфакалле. О том, что во время полета они обнаружили группу вражеских Flasath. О бегстве на пилотируемом Лафилью Pelia. О том, что для дозаправки они остановились в Lyumskor Febdak

– Ну а дальше, Lonyu Lyum Raika, вы уже знаете.

– Мда? Скажи, а эта девушка, которую ты только что упомянул и которую назвал Лафилью, – это случайно не Feia Lartneir?

– Она, – с неохотой кивнул Джинто.

– Понятно, – ухмыльнулся старик. – Вот, значит, что происходит снаружи, пока я здесь сижу. Хо-хо, потрясающе! Если бы моя покойная мама это услышала, она была бы в восторге. Надо же, нас посетила Feia Lartneir. Даже Lonyu Jarluk Dreur принимать – уже большая честь, а это! Я бы сказал, акции нашей семьи пошли в гору.

– Пожалуйста, кончайте шутить! – с досадой произнес Джинто. – Вы мне поможете?

– Конечно, помогу. Что если я доставлю вас и Feia Lartneir на борт Pelia и позволю ему улететь? Такой вариант сгодится?

– Еще нужна дозаправка.

– Да, да, не забыть про топливо. И что-нибудь из продовольствия, наверное, понадобится?

– Да, если возможно. От Waniil я уже начал уставать. Они совершенно пресные, как вся еда Аб. Но сможете ли вы все это?

– Думаю, что смогу. Есть всего одна проблема.

– Какая?

– Я ведь уже сказал: «Если я доберусь до Sotyua». Должно быть, мой негодный сынок о чем-то таком смутно догадывается, поэтому в моей тюрьме ни одного терминала нет.

– Ну вот, – Джинто пал духом.

– Эй, а ты чего ожидал? Что я прямо сейчас отдам приказ Sotyua, и вы с твоей подружкой рука об руку улетите, как пара голубков? Мир не настолько добрый.

– Лафиль вовсе не моя подружка, – указал Джинто.

– Не обращай внимания, меня просто потянуло на метафоры.

– Да бог с ним; как нам добраться до Sotyua?

– Неплохо бы для начала выбраться из этой тюрьмы.

– Но как?

– Вот об этом мы с тобой и начнем сейчас думать. А иначе какой же это заговор. И если ты сейчас хорошо потрудишься, потом сможешь с гордостью смотреть в лицо Feia Lartneir. Да, кстати, Faneb

– Да?

– Ты уверен, что вы с ней не влюблены?

– Абсолютно, – сказал Джинто, хотя отрицать это ему было немножко жаль.

– Ты так говоришь, но вообще-то немногие во Frybar могут обращаться к Feia Lartneir по имени. Или ты ее так называешь только за глаза? Если так, мне придется изменить мнение о тебе.

– Не, это… – Джинто замялся. – В глаза я ее тоже так зову.

– Ну если так…

– Но это вышло из-за моего невежества пополам с везением. Если рассказывать в подробностях, выйдет долгая история. И скучная к тому же.

– Хотелось бы мне ее послушать, но сомневаюсь, что ты сейчас в настроении.

– Да. К сожалению. И времени у нас тоже нет.

– Вот уж действительно, к сожалению. А я уж назначил своему недостойному сыну роль жестокого аристократа, увязшего в грязной любви с чужой женщиной. Роль злодея как раз для него!

 

Конечно, Lyuf Febdak отнюдь не увяз в грязной любви с Лафилью.

Более того, Лафиль – насколько она знала – вовсе не была ни в кого влюблена, так что и на «чужую женщину» не тянула.

Этой ночью Lyuf отдыхал один. Что нетипично: как правило, компанию ему составляли несколько любимых Gosuk.

Этой ночью ему необходимо было много чего обдумать.

Держа в руке Lamtyush из Breskirl, барон потягивал Rinmo, произведенный в Dreuhynu Semryuk.

Барон колебался. Он не был уверен, что принял правильные решения.

Его мечтой было создать свое королевство. Разумеется, не такое королевство, которое могло бы бросить вызов Frybar. Барон, хоть и несколько переоценивал уровень своего интеллекта, безумцем все же не был. Нет, королевство размером с его нынешнее Lyumskor – как раз то, что надо.

В аристократическом обществе Frybar он ощущал свою неполноценность. Он был всего-навсего бароном, а история его семьи была мельче, чем даже у иных Ryuuk.

Поэтому он не любил посещать Arosh. Там, в окружении множества Аб, ничтожность его семейных традиций постоянно сыпала бы соль на его раненую гордость.

А на этой Skor он был единственным Аб. Своего отца как Аб барон не воспринимал. Да и если бы воспринимал – это не имело бы значения. Он, барон, в этом маленьком мирке был всем.

Да, пока он на своей Skor, он мог легко видеть себя единоличным властителем независимого королевства.

Когда его известили о разговоре Лафили с Belysega, в первую очередь его охватил страх этого королевства лишиться.

Противник – скорее всего, Bruvoth Gos Suyun. Хоть барон и отшельничал на своей Skor, для этого вывода он владел достаточной информацией.

Оставит ли ему Bruvoth Gos Suyun это Lyumskor?

Немыслимо!

Что же ему тогда делать?

Все, что оставалось барону, – цепляться за зыбкую надежду, что Bruvoth Gos Suyun не обратит внимания на Lyumskor.

Для этого следовало избегать лишней активности. Не выпускать корабли в Fath через Sord Febdak.

Это он и объяснил Лафили.

Конечно, барон понимал, что, даже если кто-то и пройдет через Sord Febdak, вряд ли это привлечет внимание врага.

Поэтому первой его мыслью было как можно быстрее дозаправить суденышко и выпроводить его. Тогда опасность будет минимальна.

Но тут ему в голову закралась ужасная мысль.

Не исключено ведь, что враг уже направляется к Lyumskor.

Если враг явится и потребует сотрудничества, барон согласится, и секунды не потратив на размышления. Военной мощью Lyumskor не обладало. Сопротивляться не имело смысла. Если ему скажут, что им нужно Baish, он отдаст все, что попросят. Если это поможет ему сохранить свое королевство.

Но не исключено, что врагу сотрудничество барона вовсе не нужно. Весьма вероятно, что у него просто-напросто отберут Joth и другое оборудование.

Но – не заинтересует ли их внучка Spunej?

Против Spunej Аб тактика заложников не работает, но, возможно, враги этого не знают.

А значит – Lartnei можно использовать как разменную монету.

Барон предложит отдать ее в обмен на сохранение Ribeun. Он будет затягивать переговоры как можно больше. При этом, естественно, он будет сотрудничать. Он сделает Lyumskor Febdak военной базой Bruvoth Gos Suyun. Когда она станет ценной базой снабжения, отобрать ее будет уже не так-то просто. Потому что барон был готов, если они попытаются, уничтожить и себя, и эту Skor.

Итак, залетевшую к нему птичку по имени Лафиль он решил посадить в клетку, просто в качестве страховки.

Но что если он порвет с Frybar, а враг так и не появится?

Этот исход был бы лучшим из всего, о чем он только мог мечтать! Барон станет верховным правителем своей маленькой вселенной.

Пусть у него всего пятьдесят Gosuk. Пусть в его распоряжении будет лишь ограниченный набор гидропонных продуктов и клонированное мясо. Пусть у него не будет любимого Rinmo из Семрьюша – это все можно вытерпеть. Если только ему останется этот мир, в котором он будет абсолютным властелином.

Lyuf представил себе, как правит этим миром. В этой картине нашлось место и Лафили.

Если барон действительно порвет с Frybar, титул Lartnei перестанет подпитывать его комплекс неполноценности. На его Skor у Лафили нет никакой власти. Тщательно подобранные бароном покорные женщины-вассалы по-прежнему будут его боготворить. Даже если принцесса и барон отдадут противоположные приказы, среди его подданных не найдется ни одной, кто бы колебалась, какому подчиниться.

Откровенно говоря, барон никогда не водил компании с женщинами Аб. Хотя в Лакфакалле и в Космических Силах он познакомился с несколькими женщинами Аб, но в их присутствии всегда робел.

Возможно, в качестве компенсации этого барон завел себе несколько извращенное хобби: он время от времени приказывал кому-нибудь из вассалов выкрасить волосы в синий цвет и одеться, как подобает Bar Sif. Подготовленные для этой цели одежды и украшения помогли принять принцессу, но развлечение само по себе всегда разочаровывало.

Внешность еще можно было вытерпеть. Даже среди Аб стандарты красоты были очень разнообразны, и время от времени встречались женщины, которых трудно было назвать красавицами. Проблема была в головах. Женщины были слишком раболепны, совсем не как Аб.

К моменту встречи с Лафилью он практически забыл уже, на что похожи настоящие женщины Аб.

Подливая себе еще Rinmo, Lyuf ухмыльнулся.

«Я высказал в лицо все, что хотел, настоящей Аб, да еще Lartnei

Ему позволило это сделать чувство безопасности, «мой дом – моя крепость». В высшем обществе Лакфакалле об этом он бы и думать не посмел. Это была репетиция того, что будет, когда он станет здесь абсолютным властелином.

«А королевству понадобится наследник…» – вкралась мысль в его одурманенный алкоголем мозг.

Женщин на этой Skor много. Все Gosuk. Но – женщины-наземники.

Если он, генетический Аб, будет спариваться с женщинами-наземниками, без генетического регулирования вероятность рождения детей почти нулевая. И даже те, кто родятся, скорее всего, будут обладать летальными наследственными дефектами.

Конечно, во Frybar есть множество медицинских учреждений, где такого рода генетическое регулирование проводится. Сам барон появился на свет от отца-наземника и женщины-Аб и генетически являлся чистым Аб. Однако Lyumskor Febdak ни снаряжением, ни технологиями такого рода не обладало.

Но Лафиль, как ни посмотри, безупречная Аб. С ней создать потомков – биологическим путем – можно будет без проблем.

Деторождение путем естественного зачатия у Аб тоже небезопасно. Поскольку Аб по природе своей неестественные создания. Однако риск не настолько велик, чтобы его следовало непременно избегать. Барону доводилось читать исследование о вероятности наследственных заболеваний в случае биологического зачатия Аб. Согласно этому исследованию, которое внушало доверие, с серьезным заболеванием рождается максимум один человек из пятидесяти.

Неплохие шансы, чтобы решиться сделать ставку.

«Да, Lartnei подарит мне наследника…»

Пьяное воображение барона разгулялось вовсю.

Вероятно, Lyuf станет первым любовником Лафили.

Конечно, это не обязательно должна быть именно Лафиль – сгодилась бы любая женщина, генетически являющаяся Аб.

Более того, красота Лафили была несомненна, однако это была красота ребенка, еще незрелая. Придется подождать, пока Лафиль не станет взрослой. Да и с характером у нее пока проблемы.

Но это всё вопросы далекого будущего.

Вполне возможно, Frybar еще отобьет эту территорию.

Держа в уме возможное восстановление связи с Frybar, он должен быть с Лафилью безукоризненно вежлив, по крайней мере внешне.

С этой занозой, наземником-Jarluk Dreur, он, возможно, был не очень вежлив. Но это не самое серьезное преступление. И вообще, барон ведь поместил его в одну комнату со своим отцом. Тут он оправдается с легкостью.

У него было предчувствие, что судно, на котором прибыли эти двое, может доставить ему проблемы, и он решил было его уничтожить, но, подумав, что ему, возможно, придется объяснять Frybar причины, изменил свое решение.

Вот если он точно поймет, что Frybar не вернется, тогда он будет делать все, что его душе угодно. Тогда, наверное, и с Lartnei легче будет управиться.

Этому мальчишке тоже найдется применение. Для рождения новых Gosuk понадобится сперма наземника.

Все сомнения улетучились из затуманенного Skiade сознания Lyuf.

Он готов к любому развитию событий, не так ли? Его планы едва ли можно было назвать совершенными, но большего в этой ситуации сделать он не мог.

В эйфории, допив Rinmo одним глотком, барон повалился на кровать.

Словно дождавшись этого момента, зазвонил Luode.

– Ну в чем дело? – спросил барон, подумав про себя, что, если это какой-нибудь пустяк, придется на вассалов наорать.

– Говорит Грида из Banzorl Garik. Простите, что прерываю ваш сон, Fal Lonyu, но в Pelia проникли посторонние. Что нам делать?

Барон вскочил на ноги.

Похоже, залетевшая к ним птичка не желала сидеть спокойно.

 

Барон допустил всего один просчет.

Он был невероятно красив по меркам Nahen, и это способствовало поддержанию лояльности Gosuk. Не будет преувеличением сказать, что они его боготворили и поклонялись ему. Время, проведенное ими с бароном, было для них как наркотик, и за этот наркотик они соперничали друг с другом. Все, что они получали от барона, было для них сладким подарком – даже ругань и удары кнута. Те, для кого это не было сладким подарком, просто не могли быть вассалами Lyuf Febdak.

Но красота полубога не была достоинством одного лишь Lyuf Febdak. Любой из Аб, Kasarl Gereulak, обладал подобной красотой.

Конечно, среди вассалов были и те, кто хранил преданность лично барону. Его ночные компаньонки, его фаворитки.

Но к большинству вассалов это не относилось.

То, что барон принимал за преданность лично себе, было лишь интересом к расе Аб в целом. Вассалы считали мир Аб раем, но они знали и то, что барон среди Bar Sif — фигура не выдающаяся.

Силней была одной из таких.

Она любила, прячась от барона, рассматривать голографические изображения юных дворян Аб. Хотя лесбийских наклонностей у нее не было, к Lartnei Аб ее влекло неудержимо.

Ее саму удивляло, что она способна говорить с Лафилью и не падать в обморок от восхищения. Скорее всего, это было потому, что она до сих пор не могла до конца поверить в реальность происходящего.

Конечно, Силней была признательна барону за то, что тот позволил ей жить в раю, пусть и на самом его краешке. За долгое время своего пребывания в Lyumskor она даже привыкла думать, что приказы барона превыше всего.

Однако слова Лафили, прозвеневшие в ее ушах, обладали невероятной мощью. Эта девушка, возможно, станет главной среди всех Аб, таких красивых и элегантных.

Как только Силней уладила разрывавший ее внутренний конфликт, ее переполнило счастье от самого факта, что она может служить Lartnei.

Не задавая больше вопросов, она провела Лафиль в посадочный блок и стала преданно ждать свою новую госпожу перед дверью Dobroria.

Вскоре Лафиль вернулась. Ее Daush немного бугрилась на бедрах.

Feia Lartneir, – опустившись на колени, произнесла Силней.

Gosuk Силней, – сказала Лафиль. – Я хочу, чтобы ты отвела меня к Джинто. Либо привела его ко мне. Ты можешь это сделать?

– Господин Джинто? – это имя Силней явно было незнакомо. – Кто это?

– Мой спутник. Jarluk Dreur Haider. Он заточен. Ты с ним уже встречалась.

При словосочетании «Jarluk Dreur» Силней представила себе юного синеволосого дворянина, но тут же разочаровалась. Лафиль имела в виду всего лишь мальчишку, который, хоть и наземник, был почему-то наряжен как Sif.

– А, он…

– Ты не знаешь, где он заточен?

– Приношу вам свои глубочайшие извинения…

– Не нужно извиняться, – почему-то в голосе Lartnei прозвучало раздражение.

– Вы слишком добры ко мне.

– Но где заточен Lyuf Raika, ты знаешь?

– Отец господина? – пренебрежительно переспросила Силней. Он считался Аб, но был не Аб. Стыдясь этого, он и скрывался от людских глаз. – Он не заточен, он просто уединяется.

– Тогда почему с ним нельзя связаться?

– Не знаю, – теперь, когда ее об этом спросили, ей это показалось странным. Впрочем, поскольку до сих пор она связываться с ним не пыталась, то и не знала, что это невозможно.

– Заключенный, уединяется – неважно. Важно то, что Джинто сейчас с Lyuf Raika. Я хочу к нему попасть.

– Приношу вам свои глубочайшие извинения, – Силней съежилась. – Это невозможно.

– Потому что запрещает Lyuf?

– И поэтому тоже. Туда действительно невозможно попасть без разрешения господина.

– Там заперто?

– Да.

– Как-то связаться с ним ты можешь?

– Кажется, связаться можно через Luode в Banzorl Garik, но доступ туда разрешен мало кому из Gosuk.

– А войти без разрешения мы туда сможем?

– Если вы имеете в виду «незаметно», то нет, не сможем.

В центре управления поместьем всегда дежурят несколько вассалов.

– Тогда мы с тобой его захватим, – и Лафиль, достав из-под Daush оружие, протянула его Силней. – Умеешь пользоваться?

– Нет, я никогда не пробовала… – Силней совершенно не ожидала, что Lartnei окажет ей такое доверие. Она ошеломленно взяла в руки пистолет.

– Это просто, – Лафиль сняла с обернутого вокруг поясницы Kutaroev еще один пистолет и показала, как им пользоваться.

– Так. Все понятно, – это действительно было просто. Убедиться, что оружие снято с предохранителя, прицелиться и нажать курок.

– Идем, – и Лафиль припустила бегом. – У нас мало времени.

– Да, – Силней тоже побежала и обогнала принцессу. Поскольку на пути к центру управления поместьем было еще много дверей, ей нужно было показывать дорогу.

Но, добравшись до первой двери, Силней остановилась в нерешительности.

«Это же мятеж!»

Силней содрогнулась.

До того у нее не было времени хорошенько обо всем подумать – она просто следовала приказам Lartnei. Но то, что она сейчас собиралась сделать, – нет, то, что она уже делала, – это был мятеж против ее господина.

Применив Defath своего Kreuno, Силней отперла дверь.

– Открыть, – дрожащим голосом произнесла она, потом повернулась к Лафили. – Feia Lartneir.

– Да? – Лафиль зашагала вперед, опередив Силней.

Силней засеменила за ней.

– У меня просьба.

– Давай.

– Я предала моего господина, я больше не могу оставаться в Lyumskor. Пожалуйста, Feia Lartneir, я хочу стать одним из ваших Gosuk.

Лафиль, обернувшись к ней, заморгала.

«Неужели я запросила слишком многого?» – испугалась Силней.

– Я бы это сделала, – ответила Лафиль. – Но у меня нет Gosuk.

– Н-не может быть! – Силней не поверила своим ушам. Чтобы у человека из Fasanzoerl не было ни единого вассала – такое просто не укладывалось в голове.

– На Lartei Kryb, разумеется, много Gosuk работает. Их набирать вправе только мой отец, но думаю, с учетом обстоятельств мы что-нибудь для тебя сделаем.

– Ваш отец – это Larth Kryb Feia?

– Ну да, – ответила Lartnei, как будто это было нечто само собой разумеющееся.

От ощущения того, что на расстоянии вытянутой руки от нее находится девушка, принадлежащая к элите из элит, на Силней накатила новая волна благоговения.

– Однако моей семье вряд ли пригодятся твои навыки. Ты же специалист по обслуживанию Vekek?

– Ох, какая честь! – для Силней стало удивительной неожиданностью, что принцесса запомнила не только ее имя, но и профессию. Она едва не разрыдалась от наплыва чувств.

– Перестань, – раздраженно потребовала Лафиль.

– Что перестать? – Силней испугалась, что чем-то вызвала недовольство принцессы.

– Ничего, – словно сдавшись, ответила принцесса. – Но ты не думаешь, что тебе лучше было бы пойти куда-нибудь, где от твоей специальности будет польза?

– Я так счастлива, что вас беспокоит мое будущее. Но, Feia Lartneir, здесь я оставаться больше не могу.

– Понимаю, – кивнула принцесса. – Я позабочусь, чтобы ты смогла улететь из этого места. Но я не могу обещать, что ты получишь работу при Lartei.

– Этих слов достаточно.

По крайней мере, ее возьмут в Bar Nirort, Лакфакалле.

Еще одна дверь. Центр управления поместьем был прямо за ней.

Предвкушая великие события, Силней открыла дверь.

 

То, что произошло дальше, стало лишь незначительным эпизодом в жизни Лафили, но поворотным моментом в короткой истории Lyumskor Febdak.

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ