Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 5. ПРИНЦЕССА ИМПЕРИИ (Lartnei Frybaral)

 

Frybar возлагает определенные надежды на лояльность Sif и Ryuuk, а также на семейные узы Аб, но не строит избыточных иллюзий насчет прочности этого всего. Единственное, что объединяет Империю, – военная мощь, и держать ее должна центральная фигура, Spunej – таков главный принцип функционирования Империи со времен основания.

Следовательно, человек, занимающий Skemsoraj, должен обладать военным опытом, а желательно – быть выдающимся военачальником.

С другой стороны, если Spunej автоматически становится человек, обладающий военным влиянием, весьма вероятны распри и борьба за власть. И рано или поздно Frybar развалится.

Поэтому в отношении Kilugraj во Frybar Gloer Gor Bari был разработан метод, основанный на передаче власти по наследству, но при этом учитывающий определенные качества кандидатов.

Fasanzoerl состоит из восьми Lartei. Все они потомки братьев и детей Skurleteria Дунеи и носят Fiith Абриел.

Вот они:

Lartei Skirl, имя Неи-Ламарал.

Lartei Irik, Неи-Дусиир.

Lartei Lasiser, Неи-Ламрьюлал.

Lartei Weskor, Неи-Дуэр.

Lartei Barker, Неи-Ламсар.

Lartei Balgzeder, Неи-Дубузель.

Lartei Shulgzeder, Неи-Дуасек.

Lartei Kryb, Неи-Дебруск.

Восемь семей.

Для всех, кто рожден в этих Ga Lartei, Slyumkoth – обязанность. Причем не в тыловых службах типа Sazoi или Gairiit, а исключительно в качестве Lodair Gariar.

В начале Slyumkoth у членов Fasanzoerl всего одна привилегия. Она касается поступления в Voskura. Согласно правилам Labule, для поступления в военный университет требуется как минимум четыре с половиной года службы, однако для Императорской семьи делается исключение: безотносительно способностей самого человека он автоматически зачисляется туда через два с половиной года. Службу они начинают в звании Fektodai, через год становятся Rinjer, еще через полтора – Lekle, после чего зачисляются в самый престижный из военных университетов – Voskura Duneir. Через полгода обучения они получают Renyu Lowas и Putrahedesof.

Это, конечно, привилегия, но можно взглянуть и по-другому: на членов Ruejhe возлагается ответственность, несоразмерная их способностям и опыту. Более того, начиная со звания декакоммандера, никаких других привилегий у них нет. Их дальнейшая военная карьера развивается не быстрее, чем у других выпускников Voskura; и за невыполнение приказа их ожидает ровно такое же суровое наказание, как любого Sif или Ryuuk.

Карьерная лестница Lodair Gariar насчитывает двенадцать ступеней, начиная с Fektodai. Пройдя их все и достигнув звания Rue Spen, член Ruejhe получает особую должность Glaharerl Rue Byrer. В мирное время он командует лишь несколькими штабистами, ни одного солдата в его подчинении нет; однако через этот титул проходят все Spunej, соответственно, он показывает, что этот человек – следующий в очереди к трону, Kilugia.

Как только во флоте появляется новый Glaharerl Rue Byrer, остальные члены Fasanzoerl, кроме тех, кто младше его более чем на двадцать лет, требуют перевода в резерв. Еще раньше те, кто оставляют надежду стать Spunej, выходят в отставку; они получают либо Lartraj, либо иной пожизненный Sune. Их потомки получют фамилию «Бос», показывающую, что они наследуют Jhedirl от Ruejhe, но их статус – всего лишь Sif. Тому, кто стал дворянином, уже не дозволено носить фамилию Абриел.

Glaharerl Rue Byrer дожидается, когда следующий член Fasanzoerl достигнет звания Rue Spen. Дождавшись, он (или она) восходит на трон. Предыдущий Spunej, естественно, отрекается.

У долгоживущих Аб даже после того, как они покидают Skemsorl, как правило, впереди еще остается сотня лет жизни. Поэтому Frybar не дозволяет им уйти на покой. Бывшие Spunej автоматически (а также не сумевшие стать Императорами Larth – на выборной основе) входят в Luzei Fanigalak и получают почетный титул «Nisoth».

Luzei Fanigalak контролирует продвижение по службе всех Lodair из Fasanzoerl и расследует все относящиеся к ним вопросы. Эти расследования более суровы, чем те, каким подвергаются обычные офицеры. Детям Ga Lartei предстоит сорокалетний срок, в течение которого они сквозь эти расследования стремятся наперегонки к Skemsorl Roen.

Ожидая, когда придет Bene Lodair, Джинто с помощью своего Kreuno заглянул в Rue Rasa. Абриел Неи-Дебруск Borl Paryun Лафиль была, как выяснилось, Lartnei Kasna, дочерью Larth Kryb Дебеуса.

 

Идя на шаг позади Лафили, Джинто никак не мог успокоиться.

Чувство растерянности, сопровождавшее его последние шесть лет, достигло пика.

До сих пор эта растерянность была лишь назойливым насекомым, летающим поблизости. Джинто к нему уже привык, иногда даже любил его. А теперь оно словно узнало откуда-то, что имеет жало, и принялось Джинто кусать.

Не то чтобы Джинто не ожидал познакомиться когда-нибудь с Fasanzoerl. Все-таки он был Sif, а значит, его статус вполне позволял такое знакомство. Но он ожидал, что его представят как положено на балу, или банкете, или другом каком-нибудь светском мероприятии.

То, что произошло, – это было как удар в спину.

При мысли о том, что совсем рядом с ним идет близкая кровная родственница правительницы Frybar, властвующей над девятьюстами миллиардами Bisarl, вера Джинто в то, что все люди рождаются равными, испарилась. Кем бы ни был Джинто в прошлом, кем бы он ни стал в будущем, сейчас он является Rue Sif и частью сословной системы Империи.

При воспоминании о том, как Sarerl держалась во время разговора с сыном выскочки-Sif, Джинто охватил страх, что в Kalique он вел себя неподобающе.

Как бы ему это исправить?

Джинто беспокойно оглядывался по сторонам.

Он ожидал, что внутри Wikreurl все будет оформлено холодно и прагматично, но коридоры Resii оказались украшены множеством картин. Более того, изображались на них зеленые луга с колышущимися на ветру травами и небо с белыми облаками.

По идее, это должно было хоть немного успокаивать, но на Джинто вовсе не подействовало.

– Джинто, что случилось? – спросила Лафиль, идя вдоль картины с летящим пухом одуванчиков. – Почему ты так притих? И почему ты идешь позади меня?

– Ну, это, Feia Ruener… – почтительно начал было он.

Лафиль остановилась как вкопанная и круто развернулась лицом к нему.

При взгляде на ее лицо Джинто ощутил, как по спине его побежали мурашки.

Еще в шаттле Лафиль пару раз кидала на него сердитые взгляды. Но лишь теперь он понял, что то было почти в шутку – словно покусывание игривого песика.

«Вот, значит, как она выглядит, когда по-настоящему зла…»

На красивом, правильном лице был написан гнев, в зрачках словно пылал черный огонь. Однако сорвавшиеся с губ слова были холодны, как вакуум.

– Я не Ruene. Просто Lartnei. Моя бабушка Spunej, но отец – всего лишь Larth.

– Приношу свои глубочайшие извинения, Feia Lartneir, – и Джинто как можно покорнее поклонился, добавив про себя: «Неужели она так рассердилась за то, что я спутал ее Traiga

Лафиль резко отвернулась и быстро зашагала прочь.

Джинто в панике поспешил за ней.

Лафиль продолжила:

– Если вы желаете подчеркнуть мою связь со Spunej Erumita, достаточно сказать «Rue Bogne», но этот титул неформальный, и им почти никто не пользуется. Честно говоря, когда я узнала, что императорская внучка, то сама удивилась. А главное – звучит по-глупому. Feia Rue Bogne – ну что это такое?

– Ага… в смысле, совершенно верно, Feia, – нервно согласился Джинто.

– Далее, еще при рождении я получила от Spunej Erumita Traiga и Ribeun виконтессы Пархинью, мой отец сейчас опекун. Так что время от времени вы можете обращаться ко мне «Feia Borl Paryun». Хотя в последнее время меня почему-то чаще всего зовут Bene Lodair Абриел, – все это Лафиль выложила без единого перерыва на вдох.

Не в силах протиснуть в ее тираду ни единого слова, Джинто лишь старался не отстать.

– Однако, насколько я помню, я говорила тебе, чтобы ты звал меня Лафилью!

Сколь медленно ни соображал Джинто, наконец-то до него дошло, отчего на самом деле Лафиль была так зла. Быстро сменив тон, он сказал:

– Ой, прости. Твои друзья зовут тебя Лафилью, да?

– Нет, – неизменным тоном ответила Лафиль. – Без Traiga ко мне обращается только отец, Larth Kryb Feia Дебеус, бабушка, Spunej Рамаж Erumita, и тетя, Dreu Gemfado Feia Ламрьюн. И еще Faniiga, с которыми я в родстве. А друзья? Друзья обращаются ко мне «Feia Lartneir» или просто «Feia», родственники любят обращение «Feia Лафиль».

– Но тогда почему… – ноги Джинто сами собой остановились. Новоиспеченный Jarluk Dreur без его ведома был удостоен колоссальной чести и сейчас, похоже, мог ее лишиться. – Почему ты сказала звать тебя Лафилью… Мы же только познакомились?..

– Впервые в моей жизни кто-то спросил, как меня зовут, – Лафиль тоже остановилась, но продолжала смотреть вперед. – Я знаменитость, внучка Spunej, мое лицо и имя знают все. Даже если я не представляюсь, все говорят мне «Feia Lartneir». Даже для самых близких друзей я «Feia». Это было с самого моего рождения, поэтому я и не беспокоилась особенно. Но в Kenru все остальные студенты звали друг друга по имени, без Traiga, и мне было… завидно… совсем чуть-чуть. А потом я еще и поняла, что им в моем присутствии немного неловко.

– Прости, я… – Джинто был в ужасе от громадности совершенного им преступления. Он оттолкнул руку, протянутую с самыми добрыми намерениями, и тем самым ранил сердце Лафили.

– Извиняться не за что, – все так же холодно произнесла Лафиль. – Вы не сделали ничего дурного. «Feia Ruener» было ошибкой, но у вас не было злого умысла. Я не привыкла сносить грубые прозвища, но приму любой из моих правильных титулов. Вы можете звать меня Feia Lartneir или Feia Borl Paryun, как вам больше нравится, Lonyu Jarluk Dreur.

– Нет, лучше просто Лафиль…

– Не поймите меня неправильно. Не то чтобы я хотела, чтобы меня звали Лафилью. Просто, когда вы спросили мое имя, я засомневалась, следует ли мне употреблять собственное имя с Traiga.

«Если она собирается стать Spunej, ей придется научиться врать получше…»

Эту мысль Джинто тотчас выгнал из головы и взмолился:

– Пожалуйста, я хотел бы звать тебя Лафилью.

Она наконец развернулась к Джинто лицом и пристально посмотрела на него.

– Я не собираюсь принуждать вас, Lonyu.

– Ты вовсе не принуждаешь. И…

– Я даже не возражаю против «Feia Rue Bogne».

– Ааа! – не выдержал наконец Джинто. – Что я должен сделать, чтобы ты простила меня, Лафиль?!

Несколько мгновений Лафиль не произносила ни слова – просто молча сверлила Джинто взглядом. Затем ее губы чуть задрожали, и устрашающая Lartnei, точно не в силах сдержаться, начала хихикать.

Джинто облегченно выдохнул – похоже, они снова в дружеских отношениях.

– Ты правда не понял, что я Абриел? – спросила Лафиль после того, как наконец успокоилась.

– Угу. Абсолютно не понял.

– Даже когда увидел эти уши? – Лафиль отвела вверх волосы. Показались заостренные ушки, похожие на уши Glaharerl Абриела, вторгшегося в систему Хайд. – Это Nui Abliarsar, Wariit нашей династии.

– Я их под волосами не заметил.

– Вот как… У меня на самом деле довольно маленькие уши для Абриела.

Судя по голосу, Лафиль этого немного стыдилась.

– И потом, – продолжил Джинто, – вряд ли я бы сообразил, даже если б увидел твои уши. Поскольку я по рождению не Аб, то не разбираюсь в Wariit.

– Надо же, и так бывает? – с восхищением в голосе сказала Лафиль.

– Бывает, – и Джинто снова зашагал вперед.

Wariit – это особые физические признаки, характерные для всей семьи. Форма ушей и носа, цвет кожи и глаз. Зависит от конкретной семьи. Что для Ryuuk, что для Sif – Аб считают важным, чтобы все члены семьи обладали общим признаком. Разумеется, все это впечатано в гены.

Излишне говорить, что Nui Abliarsar – самый знаменитый из всех Wariit.

Джинто, однако, до этого момента о самом существовании Wariit не помнил.

Лафиль нагнала его и пошла рядом.

– Все-таки ты смешной.

– Прекрати, – и Джинто понурился. – Кстати, насчет того, что ты только что говорила…

– Что я только что говорила?

– Ну, ты вспомнила про Kenru. Что всем было неловко рядом с тобой находиться…

Лафиль взглядом предложила ему продолжить.

– У меня было что-то похожее, – Джинто смущенно улыбнулся. – Хотя и в меньшей степени, наверное.

– Что ты имеешь в виду?

– Не знаю, в курсе ты или нет… но я в школе был единственным Sif.

– А…

Поскольку школа языка и культуры Аб ориентировалась на дальнейшую работу в подчинении Аб, ее ученики были далеки от антиабовских настроений. Скорее, они хотели, став Lef, когда-нибудь дослужиться до Ryuuk или даже Sif, чтобы их потомки стали уже настоящими Аб.

И вот для них само существование юноши, которому, хоть он и наземник, уже гарантировали Sune, было невыносимо.

Он стал мишенью для подколок по малейшему поводу, а то и злых шуточек, когда не видели учителя. Впрочем, среди учеников были и такие, кто смущал его излишне почтительным обращением.

Все они просто не знали, как обращаться с Sif.

– …Ничего удивительного, я ведь тоже не знал, как себя вести.

– В таком случае тебе пришлось хуже, чем мне. В моем случае Kenyu прекрасно знали, как нужно обращаться с Fasanzoerl. Только мне это не нравилось. Ко мне всегда относились уважительно и обращались как полагается. Но… – Лафиль взглянула на Джинто с неодобрением, – я бы не позволила себя дразнить.

– Я пацифист, Лафиль, – пожал плечами Джинто.

– Ни к пацифизму, ни к воинственности это отношения не имеет.

– Но их было много. И даже учителя были на их стороне.

– Вот как…

– Но я нашел решение довольно быстро.

– И какое же? – с неподдельным интересом спросила Лафиль.

– Я скрывал свое общественное положение.

– Это возможно? – Лафиль наклонила голову чуть набок.

– Я же не так знаменит, как Feia Lartneir. Но… – Джинто покачал головой. – В школе это не сработало. Даже если мне удавалось обмануть какого-нибудь новенького, всегда рядом находился какой-нибудь трепач и все разбалтывал.

– И что ты делал?

– Уходил в город. Там я завел друзей среди Sos, которые вообще не имели никакого отношения к Frybar.

– Хм. Тебе приходилось на удивление тяжело.

Двое Sash, проходившие мимо них по коридору, остановились и отдали салют.

Лафиль салютовала в ответ, не прекращая идти.

– Слушай, – тихо спросил Джинто. – А я что должен делать в такой ситуации? Салютовать было бы странно.

– Достаточно просто кивнуть.

Поскольку те двое уже прошли, Джинто развернулся им вслед и кивнул.

Они с удивленным видом подняли уже опущенные руки и повторили салют.

– Если ты так будешь делать, то только смутишь их, – легонько укорила его Лафиль.

– Похоже на то, – и Джинто мысленно вздохнул.

Следующая встреча с членами экипажа прошла гладко.

Вскоре они остановились перед дверью, на которой был нарисован большой подсолнух, купающийся в солнечном свете.

– Вот твоя каюта, – сказала Лафиль, указав на дверь.

– Меня уже несколько минут кое-что занимает, – произнес Джинто, разглядывая дверь. – Эти картины, они для чего? Какое у них значение?

– Просто украшения. Никакого значения нет, – ответила Лафиль. – Без них на Wikreurl как-то холодно, мне кажется.

– Но тема странная, – пробормотал Джинто. – Если это украшение, то, наверное, есть более подходящий дизайн для космического корабля?

– Какой?

– Ну, звезды или галактики…

– Кому нужно рисовать такие скучные вещи?

– Я думал, вы любите космос, – сказал Джинто, удивленный такой реакцией Лафили.

– Мы его любим. Это ведь наш дом. Но рисовать звезды – это так банально. Если хочешь посмотреть, всегда есть настоящие.

– Это да, но…

– И кроме того, эти картины успокаивающе действуют на Sash родом из Nahen.

– Понятно… – Джинто уставился на подсолнух. – Но что об этом вы думаете? Вы, Аб.

– Сколько раз тебе повторять, ты тоже…

– Да-да, я тоже Аб, – закончил за нее Джинто. – Но только не по рождению. Поэтому мне и интересно, что чувствуют Аб, когда смотрят на натуральные растения.

– Думаю, то же, что и наземники, – Лафиль наморщила брови. – Мы ведь тоже потомки Gloe с Земли.

– Но ты же, наверное, настоящего подсолнуха и не видела никогда?

– Это предубеждение, Джинто. Я видела растение наподобие подсолнуха. В Лакфакалле есть ботанический сад, и в доме моей семьи тоже.

– Понятно, – Джинто обернулся и показал на стену за своей спиной. – А вот такое видела?

Бескрайняя степь. Зеленая трава по колено, пасущиеся на ней слоны и лошади. Одиноко стоящие сосны и березы, танцующие в синем небе розовые лепестки.

– Такого точно не видела, – ответила Лафиль.

– Тогда что ты чувствуешь?

– Почему ты спрашиваешь? – недовольно осведомилась Лафиль.

– Ну пожалуйста, – ответил Джинто. – Помоги мне. Я хочу узнать, на что это похоже – быть Аб по рождению.

– Ясно, – кивнула Лафиль. – Это как сон.

– Как будто несуществующее место?

– Не в этом дело, – Лафиль склонила голову чуть набок. – Я знаю, что такое место существует. Знаю, что мы из какого-то похожего места и появились. Это как будто из мифа.

– Оставленная родина?

– Да. Сейчас наша родина – Kesath. Мы единственные Kesateudo и гордимся этим.

– Но наземники тоже потомки космических путешественников, – указал Джинто.

– Путешественников. Предки наземных обитателей всего лишь пересекали космос. А мы в нем живем. В этом большая разница.

– Да, пожалуй, – честно говоря, Джинто не вполне понимал. В Аб действительно было что-то странное, но Джинто не был уверен, из-за того ли это, что у них другая родина.

– А как ты это видишь, Джинто? – поинтересовалась Лафиль. – Для тебя это так же скучно, как для нас смотреть на звезды? Под «нами» я имею в виду Аб по рождению. Потому что ты тоже Аб.

«Она по-своему проявляет деликатность?» – подумал Джинто и ответил:

– Нет, совершенно не скучно. Такую природу в Nahen вряд ли найдешь. И потом, экосистема на моей родной планете совсем не такая, как в других наземных мирах. Но эта картина не выглядит настолько фантастической, чтобы считать ее «как из мифа». Правда, экосистема на этой картине, по-моему, нелепая. Ботаник бы наверняка назвал ее мифической… Кстати, ты меня собираешься впустить внутрь? Я не знаю, как открывается эта дверь.

– Вообще-то это ты хотел поговорить о подсолнухах, – надулась Лафиль.

– Ну, это был интересный разговор.

– Да, я впервые так внимательно рассматривала картину.

Похоже, у Lartnei Kasna из Lartei Kryb открытый характер.

– Тогда будь добра, Лафиль.

– Просто воспользуйся Kreuno. Его электромагнитный пароль уже зарегистрирован.

– А, понятно, – Джинто прикоснулся к красной кнопке в виде драгоценного камня рядом с дисплеем Kreuno.

Дверь открылась.

– Ничего себе! – вырвалось у Джинто, когда он с порога оглядел каюту.

– Ты разочарован?

– Ну что ты. Я не ожидал, что тут будет так аккуратно.

Каюта была довольно маленькой. Глубиной с размер койки, шириной вдвое больше. В не занятом койкой пространстве были столик и стул. В глубине каюты виднелась еще меньшего размера дверь. Но в первую очередь внимание Джинто привлек Gar Gla Dreujhe Haider, висящий на стене над койкой.

Красный лезван на зеленом фоне. Лезван внешне напоминал птицу, но на самом деле это была разновидность покрытой шерстью рыбы, обитающей в морях планеты Мартинью. Существо это было крайне глупым, на что можно посмотреть сквозь пальцы – в конце концов, это же рыба. Но с распростертыми плавниками оно смотрелось очень величественно.

– Твой багаж должен быть там, – Лафиль указала на шкафчик напротив койки. – Если захочешь помыться – в ту дверцу.

Джинто приоткрыл дверцу и заглянул внутрь. Как он и предполагал, это была ванная комната с туалетом.

– Здорово. Что это за каюта? Пассажирская?

– Мы на Resii. Это стандартная офицерская каюта.

– Надеюсь, я ни у кого жилье не отобрал?

– Не беспокойся. На больших Wikreurl, таких как Resii, любое свободное место заполняют жилыми блоками. Потому что никогда не знаешь, сколько будет дополнительных членов экипажа. Я здесь тоже сверх обычной команды.

– Слава богу, – Джинто перевел взгляд на Gla, висящий на стене. – Откуда он у вас?

– А, его сделали на корабле, – небрежно ответила Лафиль.

– Специально ради меня?

– А кому еще, кроме тебя, от этого какая-то польза?

«Да и мне особо никакой…»

Джинто легонько пожал плечами. К этому наспех придуманному Ajh он не испытывал ни малейшей привязанности. Впервые Джинто его увидел почти сразу после создания Dreujhe, но до вчерашнего дня не помнил, что этот герб вообще есть.

Джинто проверил рукой упругость койки. Она оказалась мягкой, обещая хороший сон.

Усевшись на койку, Джинто поинтересовался:

– Итак, что мне сейчас делать?

– Хм, – Лафиль глянула на индикатор времени на своем Kreuno. – Ужин через два часа. Скорее всего, тебя пригласят за стол Sarerl. Я тогда приду за тобой. А пока просто будь здесь.

– Специально придешь? Достаточно просто объяснить по Luode, а дальше я уж сам. У тебя же наверняка есть еще работа.

– Лучше прекрати это, – с серьезным видом ответила Лафиль. – Я получила приказ устроить тебе экскурсию по кораблю, но это будет завтра. А пока ты не должен ходить один. С образования Labule несть числа новобранцам и гражданским, которые, веря, что умеют ориентироваться в корабельных схемах, терялись, а потом находились, полумертвые, на каких-нибудь складах корабельного старья.

– Как ты, например? – поддразнил ее Джинто.

– Задавать вопросы, которые могут разбередить старые раны, невежливо, Джинто, – ядовито ответила Bene Lodair.

– Похоже, у тебя много приятных воспоминаний, – улыбнулся Джинто.

– Утихни, Джинто, – отрезала Лафиль. – Тебе еще от меня что-нибудь нужно?

– Не, ничего. Спасибо. Буду послушно ждать и убивать время.

– Значит, через два часа.

– Да, через два часа.

Лафиль резко развернулась. Дверь за ее спиной закрылась.

Джинто решил пока что отмокнуть в горячей водичке.

Раздеваясь, он вдруг с удивлением обнаружил, что абсолютно спокоен. От напряжения, охватившего его перед тем, как он взошел на борт патрульного корабля, не осталось и следа.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ