Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 9. Улыбка Аб (Barl Evos)

 

В ванне было хорошо.

Отмокая в бассейне, наполненном горячей водой, Лафиль чувствовала, что вместе с потом с нее смывается усталость.

Однако чувствовать себя спокойно на сто процентов Лафиль не могла.

Одной из причин было присутствие ассистента.

Женщина по имени Силней проводила Лафиль в Gorv и теперь все время твердила «позвольте, я потру вам спину», «позвольте, я помою вам голову» и другие подобные фразы.

Она явно считала, что вся Fasanzoerl живет именно так.

На самом деле, кроме самого раннего детства, Лафиль никому не позволяла себя мыть. Обычно для чистоты ей хватало погрузиться в горячую воду, к которой было примешано Satyurl, а потом воспользоваться Bimukia.

Но сколько она ни объясняла это Силней, та не верила.

– Пожалуйста, не стесняйтесь!

«Не стесняйтесь»! Неужели она серьезно верит, что членам Fasanzoerl присуща стеснительность в таких делах?

В конце концов Лафиль устала спорить и позволила Силней делать, как она хочет.

Вот и теперь Силней сидела у края бассейна, держа в руках белый пушистый Gusath.

– Ты слышала, что к Loebehynu Sufagnaum движется вражеский флот? – спросила Лафиль из бассейна.

– Да.

– И ты не боишься?

– Нет. Fal Sif с этим разберется.

Lyuf? А что он сделает?

– Не знаю.

– Хм. Похоже, ты ему полностью доверяешь.

– Конечно же! – с энтузиазмом воскликнула Силней. – Если бы не он, меня бы тут вообще не было!

– Что ты имеешь в виду?

– Я с самого детства мечтала стать Lef. Но в армию я идти не хотела, и по технической части у меня точно не было навыков, нужных, чтобы стать Gosuk.

– Если ты об этом мечтала с детства, – указала Лафиль, – тебе должно было хватить времени на получение образования.

– В моем родном мире, Dreuhynu Friizal, у женщины очень низкий статус. Мы не можем получать образование уровня Gosuk. От нас только требуется быть хорошими женами и матерями. Я раньше думала, что во всех Nahen так.

– Правда?

– Да. Fal Sif забрал меня из того мира и дал мне образование.

– Образование? – интересно, подумала Лафиль, какое требуется образование, чтобы тереть спинку в ванной?

– Да. Я отвечаю за проверку и техобслуживание стандартных Vekek. Этому я и обучилась.

– А, значит, ты не в Gorv обычно работаешь?

– Да. Сегодня я впервые прислуживаю в Gorv. Меня никогда не призывали к ванне Fal Sif.

– Спину Lyuf моет другой Gosuk?

– Да.

Это Lyumskor совершенно обезумевшее, решила Лафиль. То, что Gosuk лично прислуживают Fapyut, – это нормально, но обычно это не более чем роль Batia во время трапез. Прислуживать в Gorv – это слишком.

– И потом, – продолжила Силней, – он очень добрый господин.

– То, что он добрый, еще не значит, что способный, – язвительным тоном заметила Лафиль.

– Что я еще могу, кроме как верить Fal Sif? – мечтательным голосом произнесла Силней.

– А сколько народу живет на этой Ribeun? – сменила тему Лафиль.

– Всего человек пятьдесят. Но точно я не знаю. Если вам интересно, лучше спросить не меня, а…

– Нет, достаточно, – перебила Лафиль. – А сколько из них Аб?

– Двое. Fal Sif и его отец. У него еще есть младшая сестра, но она в Лакфакалле, и уже давно.

– Хм, должно быть, здесь скучновато?

– Конечно, развлечений здесь мало. Но мы живем мирно и спокойно, и особого недовольства нет.

– Развлечений… Что-то мне кажется, что мой прилет для вас всех стал развлечением.

– Ну что вы! – Силней словно током ударило. – Принимать Feia Lartneir для нас – высшая честь! Мы совершенно не думаем об этом просто как о развлечении.

«Если бы они воспринимали мое появление как развлечение, мне было бы проще», – мысленно пробормотала Лафиль.

Лежать в горячей воде ей надоело. Кроме того, кожа стала набухать. Увидев это, Лафиль встала.

– Какая вы красивая, – вздохнула Силней, глядя на безукоризненные пропорции и гладкую кожу Лафили.

Лафиль эту примитивную похвалу пропустила мимо ушей. Ее идеальная внешность была результатом эстетических предпочтений ее предков и генетической инженерии, а вовсе не достижением самой Лафили. Похвалы такого рода не доставляли ей удовольствия.

Силней обернула Lartnei в Gusath.

Капельки воды на коже тут же стали впитываться.

Лафиль вышла из ванной; снаружи ее поджидала женщина-Gosuk постарше Силней со стопками Gusath и Duhyu.

Лафиль раздраженно спросила:

– А сушильный аппарат в этом поместье имеется?

– Наш господин говорит, что это варварское устройство, – ответила старшая из вассалов, оборачивая темно-синие волосы Лафили Duhyu.

Силней сменила влажный Gusath на новый, сухой.

Когда Лафиль смирилась с этой процедурой сушки, оказалось, что она довольно приятна.

Внезапно она подумала: интересно, Джинто сейчас тоже вот так тепло обслуживают? И, может быть, тоже женщины-Gosuk? Если так… – она сама не знала почему, но эта мысль была ей неприятна.

Когда тело и волосы Лафили полностью высохли, она подверглась новому испытанию.

– Что с моей Serlin? – нахмурившись, спросила Лафиль, едва увидев принесенную ей одежду. Нижнее белье она комментировать не стала; проблема была с тем, что надевается поверх. Ярко-желтая Daush, изукрашенная Duu, Latekirl и прочими самоцветами. Sorf, которое полагалось надевать под нее, – светло-зеленое, весьма изысканное и явно дорогое. В такой одежде не стыдно было бы и во дворце показаться.

– Мы ее сейчас стираем, – ответила Gosuk.

– Уж не руками ли? – саркастично сказала Лафиль. Стирка должна была закончиться, пока Лафиль отмокала в горячей воде.

– Кроме того, господин сказал, что Serlin на ужине – это варварство.

– Варварство…

То, что кто-то считает Serlin варварством, – не проблема. У каждого свои вкусы.

Но навязывать свои вкусы другим – уже наглость.

Лафиль ни в малейшей степени не намеревалась ради мимолетного наслаждения барона становиться куклой для наряжания.

– Я надену только Serlin, – решительно заявила она. – Если она все еще в стирке, я подожду.

– Но… – лицо Gosuk сморщилось; казалось, она вот-вот заплачет.

Feia Lartneir, пожалуйста… – взмолилась и Силней, уткнувшись лбом в пол.

Лафили стало их жалко. Что за нелепая ситуация.

– Ну ладно, – уступила она. – Поверх Serlin я надену Daush. Так пойдет?

Две женщины переглянулись.

Fal Sif приказал…

– Но мы не можем не повиноваться Feia Lartneir

Эти и подобные прошептанные фразы доносились до ушей Лафили.

«Это что, настолько важно?»

Отложив в сторону саму мысль, что она спорит с кем-то о Serlin, Лафиль апатично посмотрела на вассалов Lyuf.

Resii «Госрот» где-то вдали сражается с врагом, а она обсуждает, в чем пойти на ужин. Это было как во сне, причем в неприятном.

Лафиль подумала о «Госроте».

Бой наверняка уже закончился. Каков был его исход? Хорошо бы «Госрот» победил.

– Хорошо, Feia, – закончив совещание, сказала наконец старшая из Gosuk. – Я принесу вашу Serlin немедленно.

Видимо, стирка таки закончилась.

Вассал принесла Serlin.

– Пожалуйста, пока вы не простудились, – невпопад сказала она, поднимая с пола нижнее белье.

Конечно, женщины-вассалы не позволили Лафили притронуться к одежде. Они принялись наряжать ее, пока она стояла как дерево.

– У вас очень хорошо получается, – невольно восхитилась Лафиль.

– У нас большой опыт, – пояснила старшая.

– Большой опыт? Вы всегда такими вещами занимаетесь?

– Да. Во дворце Feia ведь тоже есть слуги?

– Конечно, есть Beikeburia, но… таких слуг нет.

– Вы шутите, – недоверчиво сказала женщина.

Когда Лафиль оделась, точнее, когда ее закончили одевать, Силней подняла Dores и грациозно поднесла Лафили.

– Ваши украшения.

Там на алом шелковом платке красовалась ослепительная коллекция ювелирных изделий из драгоценных металлов и камней.

– Пожалуйста, выберите, что вам больше нравится, Feia Lartneir, – сказала старшая Gosuk.

Лафиль сузила глаза. Вновь не хватало самого важного.

– Что с моими Alfa и Kreuno?

– Это варварские…

– Варварские или нет, не имеет значения. Они мне нужны.

Хоть Лафиль и говорила себе, что эти женщины лишь делают то, что им велено, все равно она не могла сдержать гнева. Они что, считают Alfa и Kreuno просто украшениями? Запястный компьютер содержит ее удостоверение личности и персональные данные, а тиара вообще бесполезна, если не отрегулирована под того, кто ее носит. Лежащая в центре шелкового платка сверкающая диадема была прекрасна, но заменить военную тиару Лафили не могла.

– Хорошо, Feia. Как пожелаете, – покорно вздохнула старшая и кивнула Силней.

Силней потрусила прочь и вскоре вернулась с Alfa и Kreuno.

Надев Alfa и наконец снова вернув себе Frokaj, Лафиль облегченно выдохнула. Когда одно из знакомых чувств выпадает, человеку очень неуютно.

 

Из Gorv ее повели прямо в Bisiaf.

Пол был светло-синего цвета. Потолок и стены – темно-синего, и на этом фоне сверкали звезды.

Здесь тоже плавали голографические рыбы.

Лафиль обратила внимание на медленно плывущую мимо гигантскую ярко-алую рыбину в желтых пятнышках.

Какая безвкусица, подумала она.

Лафиль направилась к обеденному столу, стоящему посередине просторной комнаты. Под колышущимися полами Daush то появлялась, то исчезала из виду Serlin Labule.

За белым обеденным столом, слишком маленьким по сравнению с размерами комнаты, уже сидел Lyuf Febdak. Рядом с ним стояла наготове женщина-Gosuk в чрезвычайно открытом одеянии. Еду еще не выставили, на столе было лишь два Lamtyush из Breskirl. Свободный стул был только один.

Lyuf встал и поприветствовал Lartnei, склонив голову.

Лафиль остановилась возле стола и спросила:

– Где Джинто?

– Джинто? – барон поднял голову. – А, вы имеете в виду Lonyu Jarluk Dreur Haider? Lonyu сейчас наслаждается гостеприимством моего отца.

– Почему ваш отец не с нами?

– Он терпеть не может людей.

– Вы противоречите сами себе. Если ваш отец терпеть не может других людей, то почему он принимает гостя?

– Общая хворь ищет общей компании, я полагаю, – загадочно ответил барон.

– Что это значит? – переспросила Лафиль.

– Не обращайте внимания.

– Не могу. Доставить Джинто, то есть Jarluk Dreur Haider, в Сафугнофф – моя обязанность.

Feia, – Lyuf приподнял бровь. – Неужели вы предполагаете, что я допущу, чтобы с Lonyu Jarluk Dreur что-нибудь случилось?

– Как я могу этого не предполагать? – заявила Лафиль.

– Мне очень жаль, – без малейшего намека на сожаление сказал барон. – Как бы то ни было, присаживайтесь. Возможно, я смогу прояснить недоразумение во время трапезы.

– Я надеюсь, что это на самом деле недоразумение, Lyuf.

Batia уже пододвинула к Лафили стул и теперь ждала.

Лафиль уселась.

Барон последовал ее примеру.

– Что из спиртного вы предпочитаете? – поинтересовался барон.

– Я на службе. Пойдет все, что не содержит Skiade.

– Как пожелаете. Tyl Lashuban устроит?

Лафиль кивнула. Барон щелкнул пальцами.

Официантка что-то тихо произнесла в закрепленный возле рта микрофон.

– Кстати говоря, – произнес барон, пока они ждали напитков, – я вижу, Feia Lartneir зовете этого мальчишку по имени. Пожалуйста, зовите и меня просто Кловал.

– Нет, – отрезала Лафиль.

– Почему же?

– Потому что не хочу, Lyuf.

Барон смолк и лишь сверлил Лафиль взглядом сузившихся глаз.

Наконец появилась женщина-Gosuk, неся на подносе Rozugia и кувшин. Batia взяла кувшин с мандариновым соком и аккуратно наполнила Lamtyush Лафили.

Потом наполнила Lamtyush барона Rinmo из Rozugia.

У Лафили после ванны пересохло горло, и она осушила свой фужер одним глотком. Ей тут же налили еще.

Зловещее молчание висело над столом, пока подавали закуски. На черном блюде с изображением белых цветков были разложены изысканные яства кухни Аб. Этой кухне свойственно придавать большое значение и внешности еды.

– Пожалуйста, угощайтесь.

– Спасибо, – Лафиль взяла серебряные Grei и отправила в рот нечто напоминающее листик. Во рту разошелся насыщенный моллюсковый вкус. – Очень вкусно.

– Я польщен, Feia.

– Это комплимент повару, а не вам, – довольно невежливо заявила Лафиль. – Я полагаю, это сделал человек, не машина.

– Вы угадали, Feia. Я не очень люблю машины. Кстати, вы по какой-то причине сильно сердитесь.

– Вы угадали, Lyuf. Я сержусь.

– Вам настолько не понравилось мое приглашение?

– А вы думали, мне понравится? – подобрав палочками Riopos, похожую на цветок ириса, Лафиль вперила взгляд в барона.

– И почему же?

– Вы все еще не прояснили недоразумение. Если это было недоразумение.

– По поводу мальчишки-наземника?

– Джинто Bar Sif.

– Вот как.

– И дело не только в Джинто. Действительно ли Pelia нуждается в проверке? Действительно ли у вас недостаточно топлива? Я очень много в чем сомневаюсь.

– Что ж, вы меня раскусили, я солгал, – с готовностью признался барон. – Топлива вполне достаточно, Pelia тоже никакая проверка не нужна.

Лафиль не удивилась. Еще когда их с Джинто разделили, она уверилась, что искреннего гостеприимства здесь нет.

Работать палочками она не прекращала. Покончив с закусками, она отодвинула опустевшее блюдо в сторону.

– Почему вы лгали?

– Потому что по собственной воле Feia Lartneir не согласились бы со мной отужинать.

– Естественно. Мы торопимся.

– В таком случае я правильно сделал, что солгал.

– Вот как? Я ненавижу, когда меня обманывают.

– Не сомневаюсь.

– Теперь, когда ложь открылась, вы позволите нам отбыть немедленно?

– Насчет этого, Feia… – Lyuf отпил сидра. – Не могли бы вы отложить свое отбытие еще немного?

– Если я скажу нет, вы нас проводите с добрыми чувствами?

Batia принесла поднос с чашей Orton Fimferma.

Лафиль подняла крышку и насладилась великолепным ароматом.

– Нет, – ответил барон. – Вам придется остаться, даже если вам этого не хочется.

– И как долго?

– Пока сюда не придет следующий корабль Frybar. То есть – пока не будет обеспечена безопасность моей Skor.

– Но никто не знает, когда это случится, – Лафиль наклонила чашу и отпила ароматного супа.

– И тем не менее.

– До тех пор вы намерены нас удерживать?

– Да.

Лафиль нахмурила брови. Она была не столько рассержена, сколько озадачена. Что вообще нужно этому Lyuf?

– На всякий случай должен предупредить: измену я не планирую, – заявил барон.

– Конечно – для измены вашим действиям недостает изящества, – огрызнулась Лафиль.

– К сожалению, – губы барона изогнулись в презрительной усмешке, и он опустил голову, – у моей семьи короткая история, и изящество нам не присуще.

Лафиль какое-то время игнорировала барона, наслаждаясь супом.

Кинув взгляд на барона, она увидела, что перед ним все еще стоят закуски. Он к ним почти не притронулся.

«Не отравил ли он меня?» – мелькнула у нее мысль.

Глупости. Лафиль выкинула сомнение из головы. Если бы барон действительно планировал ее отравить, то распорядился бы подложить яд только в ее блюдо с закусками. Да и необходимости в этом нет. Здесь ведь его территория.

После супа принесли Dersluf Bos. Форель была генетически модифицированной, мелкой породы.

– И? – обронила Лафиль, счищая с форели поджаристую коричневатую хлебную корку.

– Простите?

– Почему вы собираетесь нас задержать? Из какой-то личной неприязни?

– Ну что вы! Пока Feia Lartneir находитесь в моем доме, я намерен обеспечить вам самый радушный прием, какой только возможен. И уж тем более я не посмею причинить вам вред…

– Вот как? Я сомневаюсь, что вы в полной мере понимаете всю серьезность своих действий.

– В полной мере понимаю. Я защищаю свою Skor.

– Какое отношение имеет наша задержка к безопасности вашей Ribeun?

Loebehynu Sufagnaum очень большой, – Lyuf для наглядности развел руки в стороны. – Так что, разумеется, Объединенное Человечество знает туда дорогу. Мое же Lyumskor совсем крохотное, с короткой историей. Поэтому весьма вероятно, что о существовании Lyumskor Febdak Объединенное Человечество вообще не знает. Сюда лишь дважды в месяц ходит регулярный Bauria. Если они действительно о нас не знают, я предпочитаю, чтобы они и дальше оставались в неведении. Но что если они увидят, как ваше суденышко проходит через Sord Febdak? Они, скорее всего, догадаются, что здесь есть неизвестная им Ribeun. А если они узнают о нашей микроскопической Skor, то, возможно, в гневе полностью ее разрушат.

– Мы уже прошли через Sord Febdak. Откуда вы знаете, что они тогда нас не заметили?

– Могли и заметить. Однако одного шанса вполне достаточно. Я не намерен давать врагу второй.

– Логично.

– Конечно, – Lyuf энергично кивнул. – Поэтому, Feia Lartneir, как бы вы ни хотели улететь, вам придется остаться, пока враг не удалится в достаточной мере. Если вражеский флот будет отброшен, вам не придется слишком долго ждать. Но если их не отбросят, вам придется подождать, пока Frybar не освободит эту область.

– А вы сами сможете столько прожить?

– На моей Ribeun имеются Gleik и Basev. О пище можно не беспокоиться. Хотя, поскольку мы будем ограничены в ингредиентах, повар, возможно, будет жаловаться, что ему не на чем демонстрировать свое мастерство.

– А если эту область никогда не освободят?

– Будем решать проблемы по мере их возникновения. Владелец этой маленькой Skor может планировать лишь на ближайшее будущее.

– Почему бы вам не заглянуть чуть подальше? – даже беседуя, Лафиль не переставала чистить рыбу от хлебной корки.

– То есть?

– Вы препятствуете продвижению Pelia, выполняющего военное задание. Возможно, Frybar лишит вас Ribeun, которую вы с таким трудом защитили.

– Этого не произойдет. Все, что я сделал, я сделал из стремления защитить эту Skor. Skas Lazasot сочтет мои действия адекватными ситуации. В худшем случае меня принудят выплатить штраф.

– Даже с учетом того, что из-за ваших устремлений Loebehynu Sufagnaum не будет предупрежден о скором нападении? Вы действительно думаете, что Skas Lazasot посмотрит на это сквозь пальцы?

– И это не будет проблемой. В окрестностях Сафугноффа достаточно оживленное движение. Даже если Feia туда не прибудете, кто-нибудь наверняка доложит о вражеском флоте. В таком случае в моих действиях нет ничего предосудительного. Уверен, в суде вы поклянетесь, что я оказал Вашему Высочеству достойный прием. Именем Абриела.

– Не смейте упоминать имя Абриела, – выплюнула Лафиль. – Вы ничего не знаете о чести моей семьи.

– Приношу свои глубочайшие извинения, Feia, – и Lyuf лицемерно склонил голову.

Лафиль пропустила его слова мимо ушей. Она отложила недоеденный хлебный шарик, и ‘>Batia тотчас убрала блюдо.

– Достаточно обо мне. Что с Джинто?

Jarluk Dreur Haider с отцом…

– Прекратите нести чушь, Lyuf. Я уже сказала вам: я ненавижу, когда меня обманывают.

– Хорошо, – барон пожал плечами. – Этот мальчишка не заслуживает того, чтобы с ним обращались как с Sif, поэтому я оказал ему гостеприимство, подобающее наземнику.

– Сколько раз я должна вам говорить? Джинто – Sif, – отрезала Лафиль. – И, кстати, у вас весьма необычное представление о статусе Lef. Я никогда никого не видела в таком рабском состоянии, как ваших Gosuk здесь. Они как кошки, которых обучили цирковым трюкам, совершенно жалкие! – эта фраза была рассчитана на официантку.

– Взаимоотношения между Fapyut и Gosuk не касаются даже Spunej Erumita. Feia Lartneir – тем более.

– Это верно, но мне становится интересно, что вы считаете гостеприимством, подобающим наземнику.

– Вам не о чем беспокоиться, Feia Lartneir, – упрямо заявил Lyuf.

Перед Лафилью появилось блюдо с вареной тыквой, фаршированной мясом и овощами.

Лафиль, задержав взгляд на алом Skaryush с тыквой, сказала:

– Послушайте, Lyuf. Вы должны защищать эту Skor, но и у меня есть свое Skoikoth. Мое задание – в целости и сохранности доставить Джинто в Сафугнофф. Если с Джинто что-то случится, я вас не прощу, даже если простит Skas Lazasot.

– Не понимаю, – недоуменно покачал головой барон. – Почему вы так одержимы этим наземником?

– Если вы действительно служили в армии, – сверля барона сердитым взглядом, ответила Лафиль, – вы должны понимать, что значит Skoikoth. И дело не только в этом – это мое первое задание. Я намерена его выполнить, даже если это превратит вашу драгоценную Skor в пепелище.

– Этого я просто-напросто не допущу, – барон оставался спокоен. Но было очевидно, что спокойствие это напускное.

Лафиль отправила в рот несколько кусочков тыквы, потом встала.

– Простите, Feia, это только промежуточное блюдо, главные еще будут… – в замешательстве заговорила Batia.

– Передайте повару мою благодарность и мои извинения. Мне достаточно. Непременно передайте, что все было очень вкусно.

Lyuf хлопнул в ладоши.

– Проводите Feia Lartneir в спальню.

В комнату тут же скользящей походкой вошли два Gosuk, видимо, ожидавшие поблизости. Тоже женщины.

Feia устали и желают отдохнуть, – сообщил им барон. – Побудьте рядом с ней, пока она не уснет.

«Понятно. Значит, он намерен не подпускать меня к связному судну?»

– На всякий случай хочу спросить, Lyuf. Среди ваших Gosuk есть мужчины?

– Нет. Я не терплю рядом с собой мужчин-наземников.

Губы Лафили изогнулись.

Аб не улыбаются, когда положено улыбаться, зато улыбаются, когда в ярости. Так убеждены те, кто ненавидят Аб.

Это ужасное недоразумение.

Аб тоже улыбаются, когда они счастливы и когда им весело.

Однако у этого недоразумения есть своя причина. Аб улыбаются и тогда, когда глубоко презирают собеседника.

Эта улыбка слишком жуткая, чтобы называть ее презрительной усмешкой, она подобна ядовитому цветку. В нее вплетены отвращение и вызов. Широкая улыбка, которую невозможно спутать с выражением приязни, – вот то, что враги называют «улыбкой Аб».

– У меня появилась еще одна причина вас ненавидеть, – заявила Лафиль с улыбкой Аб на устах.

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ