Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 8. Баронство Фебдаш (Lyumskor Febdak)

 

Lyumskor Febdak состояло из голубой звезды, двух газовых планет и множества астероидов.

Даже задействовав самые современные технологии терраформинга Frybar, сделать планеты обитаемыми было невозможно; а астероиды были слишком бедны полезными ископаемыми, чтобы имело смысл утруждаться транспортировкой через Fath.

Эта звездная система представляла собой еще даже большее ничто, чем Borskor Paryun.

Тем не менее Lyumjhe исправно получала доход от своей Skor. Существует бизнес, для которого, кроме звезды, ничего не нужно.

Производство товара, на который всегда есть спрос, – Baish.

Преобразовывать вещество в антивещество невозможно принципиально. Тем, кому нужно антивещество, приходится прибегать к древним методам, созданным еще на заре технологической цивилизации.

Излучение звезды собирается солнечными батареями, затем эта энергия поступает в линейные ускорители, которые разгоняют элементарные частицы. Высокоскоростные элементарные частицы сталкиваются, и энергия столкновения порождает пАры «вещество – антивещество».

В этом Lyumskor, как и в любой другой лишенной ресурсов звездной системе, работало множество Joth.

На низкой орбите вокруг звезды Фебдаш вращалось огромное количество дисков. Это и были Joth. Фабрика устроена так: обращенная к звезде сторона диска выложена солнечными панелями, а на противоположной радиально расположены шестнадцать линейных ускорителей.

Испускаемые звездой жар и свет собираются солнечными панелями, переправляются в ускорители, и в результате в центре диска рождаются протоны и антипротоны.

Собираются из них только последние. Протонам не препятствуют разбегаться. Их дешевле транспортировать с газовых планет, чем ловить специальными ловушками.

Собранные антипротоны накапливаются в контейнерах при Joth. Когда контейнер заполняется, его перемещают на более высокую орбиту, и он становится фактически еще одним астероидом; это делается для того, чтобы в маловероятном случае аварии не пострадала фабрика.

На еще более высокой, чем у Sov Vekekar, орбите вращалось Lyumex Febdak. И рядом с поместьем находился Sord Febdak.

Из Сорда в Dath вынырнуло одиночное Pelia.

 

– Покажи, пожалуйста, вид снаружи, Лафиль, – попросил Джинто.

– Хорошо, – облаченная в Gooheik кисть руки Лафили странным образом свернулась, и стена Shir Sediar превратилась в усыпанное звездами полотно.

– Никогда не думал, что буду так рад увидеть звезды, – искренне сказал Джинто. Внутренняя поверхность Flasath была унылого серого цвета. По сравнению с ней яркие звезды выглядели почти по-дружески.

Внезапно он почувствовал, что чуть-чуть понимает, почему Аб называют себя Kasarl Gereulak и считают космос своей родиной.

– Нам еще далеко лететь, Джинто, – бесстрастно произнесла Лафиль. – Мы вернемся в Fath, как только дозаправимся.

– Но мы сможем немного передохнуть, пока заправляемся? – с надеждой спросил Джинто.

– Ты так говоришь, как будто напряженно работал.

– Спасибо, что напомнила, – саркастично произнес Джинто. – Но я приглядывал за оборудованием, пока ты спала.

– Ты будил меня всякий раз, когда что-то происходило.

– Я не будил! Потому что ничего не происходило.

– Благодаря мне и Datykirl.

– Это да, – сдался Джинто.

То, что Джинто решительно ничего не делал, точнее, не мог делать, было чистейшей правдой. Впрочем, связное судно шло на автопилоте, так что и у Лафили работы не было.

«Зато, – мысленно пробормотал Джинто, – я гораздо сильнее трудился, поддерживая разговор, не так ли?»

Лафиль вызвала Belyse.

– Это Pelia с Resii «Госрот». Belyse Lyumskor Febdak, пожалуйста, ответьте.

На экране, где до сих пор отображалась схема звездной системы, появилась фигура женщины родом из Nahen.

– Это Belyse Lyumskor Febdak.

– Это Pelia с Resii «Госрот». Просим заправку.

Pelia с Resii? – Belysega удивленно склонила голову набок.

Похоже, то, что одиночное связное судно просит заправки, – явление редкое.

Тем не менее диспетчер тут же кивнула.

– Принято, Pelia с «Госрота». Добро пожаловать. Выберите форму дозаправки.

– Поскольку мы Menyu Sorna, просим заправку в Bes.

– Принято. Пожалуйста, сообщите требуемое количество топлива.

– Принято, – Лафиль передала необходимую информацию и повернулась к Джинто. – Если мы будем заправляться в Bes, то сможем отдохнуть. Даже ванну принять.

– О, замечательно! – воскликнул Джинто. – Горячая ванна, думаю, отличная идея. Сейчас ты, наверное, самая пахучая Lartnei в Галактике.

– Прошу прощения? – большие глаза Лафили превратились в щелочки. – Это ты сейчас таким способом сказал, что желаешь умереть? Я с радостью могу тебе в этом помочь.

– Шутка, Лафиль, – Джинто насторожил опасный блеск в угольно-черных глазах принцессы. – В смысле, ты не настолько пахучая. Клянусь.

– «Не настолько»? – глаза Лафили сузились еще больше.

– Нет-нет, совсем не пахучая, – тут же поправился Джинто. Тем более это была почти правда. – Какому идиоту вообще может прийти в голову, что от тебя хоть чуть-чуть пахнет?

– Ты не замечаешь, Джинто, что твои шутки иногда затрагивают вещи, которые затрагивать нельзя?

– Я, может, и замечаю, только сразу же забываю. В этом-то и проблема.

Лафиль поднесла рукав к носу, вдохнула и скривилась.

– Да, вообще-то ты не очень далек от истины.

Джинто решил благоразумно промолчать.

– Хотя и тебя сейчас трудно назвать чистым.

– Да уж, – согласился Джинто. – Но, возможно, если по всей Frybar как следует поискать, то найдется пара-тройка Jarluk Dreur грязнее меня. В смысле, нашего брата намного больше, чем Lartnei.

Едва Лафиль раскрыла рот, чтобы что-то ответить, на экране вновь появился Belysega.

– Разрешение на заправку в Bes получено, Pelia с «Госрота». Нет проблем. Немедленно направляйтесь к доку… – голос диспетчера увял, она смотрела с сомнением. Внезапно ее глаза широко распахнулись. – Feia Lartneir

Диспетчер низко поклонилась; узнав, кем является Sedia, она явно была потрясена.

«Ничего себе, – подумал Джинто, – Лафиль узнают даже в таком захолустье. Какой же дубиной я тогда выглядел».

– Можете провести нас к Bes? – спросила Лафиль.

– Конечно. Сию минуту. Да.

С помощью данных, переданных нервничающим диспетчером, связное судно направилось к Lyumex.

Belyse Lyumskor Febdak, у меня для вас сообщение…

Пока они приближались к Lyumex, Лафиль передала информацию о вторжении предположительно вражеского флота на территорию Frybar.

– Но это… – диспетчер потеряла дар речи. Некоторое время ей понадобилось, чтобы взять себя в руки. – Я проинформирую Fal Sif

– Обязательно проинформируйте.

На фоне синего сияния звезды Фебдаш контуры Lyumex виднелись очень четко.

Старые Garish обычно имеют кольцевидную форму. Это делается для того, чтобы вращением генерировать псевдогравитацию. При этом, однако, невозможно избежать различия в гравитации и в скорости вращения между разными уровнями. Поэтому в последнее время – то есть примерно в последние триста лет – в Garish, как правило, устанавливается Wamuria. Оснащение и техобслуживание обходятся дороже, но они намного удобнее для жизни.

Это Lyumex относилось к тем, где Wamuria установлена. Основная ее часть имела вид неправильной шестигранной призмы. Идущая оттуда длинная «рука» поддерживала кубическую структуру.

В этом кубе располагался Bidaut. Там хранилось Baish для Ponyu, поэтому его соорудили на отдалении от основного комплекса.

К космопорту был пристыкован гигантский Kasobia Bender и множество мелких, кажущихся на его фоне мушками, судов для передвижения внутри системы.

Начала действовать искусственная гравитация поместья. Сферический кокпит резко развернулся. Потолок кокпита, прежде обращенный к носу, теперь смотрел в сторону от поместья.

Под ногами Джинто приближалось красное число «17». Bes №17, назначенный их связному судну.

Приземление…

Внешний обзор отключился, и стены вернули прежний молочно-белый цвет.

По экрану понесся поток зеленых букв, информируя о подсоединении стыковочной трубы к Lo.

– Идем, Джинто, – Лафиль сняла с себя навигационное оборудование и встала.

– Ага, – Джинто тоже встал. – Сколько мы тут пробудем?

– Минут тридцать.

– Всего-то? – Джинто нахмурился. Этого хватит только на то, чтобы помыться. Впрочем, он был признателен и за это.

– Нам нужно добраться до Сафугноффа как можно быстрее.

– Да я понимаю, – Джинто следом за Лафилью вошел в Yadobel. – Но на сколько мы уже опережаем вражеский флот?

– Как, ты не знаешь? – укоризненно ответила Лафиль. – Примерно на двадцать семь часов по времени Сафугноффа.

– Ну тогда мы… – тут Джинто заметил выражение лица Lartnei, – не можем терять здесь время. Мы обязаны сообщить в Сафугнофф об опасности как можно быстрее.

– Я рада, что ты про это не забыл, – ядовито произнесла Лафиль.

Они встали на Lo Yadobel. К ней плотно примыкала Feretocork.

– Вниз, – приказала Лафиль платформе.

Спустившись внутри стыковочной трубы, они вошли в Lyumex.

От ощущаемой впервые за два дня силы тяжести у Джинто слегка кружилась голова, взгляд блуждал.

Звездное небо. Судя по отсутствию сине сияющей звезды Фебдаш, это было не отображение окружающего пространства. В пользу этого было и еще одно свидетельство. Среди звезд плавало множество рыбок.

Прямо перед стыковочной трубой выстроились наземники, больше десятка – вероятно, вассалы Lyuf.

На Джинто эта картина произвела странное впечатление. Причину он понял тут же. Здесь были только женщины.

Они стояли, склонив головы.

Feia Lartneir, – одна из них робко выступила вперед. Это была Belysega, с которой они общались раньше. Похоже, она верила, что прямой взгляд на внучку Spunej негативно скажется на ее судьбе, поэтому упорно смотрела в пол. – Пожалуйста, пройдите за мной. Я провожу вас в комнату отдыха.

– Я должна вас кое о чем попросить, – строгим голосом сказала Лафиль. – Я в настоящий момент являюсь Bene Lodair Labule. Я хотела бы, чтобы со мной обращались соответственно.

– Конечно. Нам это известно. Сюда, пожалуйста, Feia Lartneir.

Лафиль вздохнула, словно смиряясь с неизбежным.

– И вот так всегда, что ли? – шепнул ей Джинто.

– Конечно, нет! – сердито выплюнула Лафиль.

Их отвели в комнату внутри космопорта. Там было несколько столиков и, куда ни посмотри, все те же звезды и рыбы. Больше в комнате никого не было.

Лафиль отвели к креслу в самой глубине комнаты.

Естественно, Джинто попытался сесть за тот же столик, что и она, но Belysega встала у него на пути.

– Пожалуйста, пройдите к тому креслу.

– Эээ… – Джинто заморгал, ничего не понимая. – Почему?

– Это… – диспетчер что-то пробормотала, явно избегая смотреть Джинто в глаза.

Знакомая реакция. Сочетание каштановых волос и Alfa Sif всегда вызывало недоумение. Похоже, эта женщина сочла, что этого юношу, явного наземника, нельзя сажать рядом с благородной родственницей Spunej.

– Джинто! – нетерпеливо позвала его Лафиль. – Что ты там делаешь, садись уже!

– Ага, – Джинто тоже был сердит и потому сел, игнорируя диспетчера.

Та нахмурила брови, но перечить Lartnei не посмела.

– Не желаете ли что-нибудь выпить? – спросила она.

– Я бы предпочла сейчас не выпить, а воспользоваться Shir Guzasar, – ответила Лафиль. – Не проводите ли меня?

– Члены Fasanzoerl принимают Guzas? – глаза диспетчера расширились. – Я подобающим образом подготовлю Gorv, пожалуйста, немного подождите.

– У нас мало времени, Gosuk Ran. И, кстати, члены Fasanzoerl тоже пользуются Guzas.

– Правда?.. – удивилась диспетчер. – Не смею возражать. А что вы желаете выпить?

Лафиль растерянно посмотрела на Джинто.

Surgu, пожалуйста. Охлажденный, – пить ему не хотелось, но он чувствовал, что должен что-то сказать, поэтому заказал себе кофе.

– А мне Tyl Nom. Подогретый, с ломтиком Rop.

– Странные у тебя вкусы, Лафиль, – невинно сказал Джинто, но диспетчер кинула на него испепеляющий взгляд.

Джинто лишь пожал плечами.

– Слушаюсь. Я принесу Tyl Nom немедленно. Пожалуйста, чуть-чуть подождите, – и диспетчер, стерев с лица всякое выражение, поклонилась и вышла из комнаты спиной вперед.

– Интересно, мне принесут Surgu или забудут, – пробурчал Джинто. У него возникло ощущение, что его слова никто не слышал изначально.

– Мне здесь не нравится, – заявила Лафиль.

– Не могу не согласиться.

Конечно, по сравнению с Fasanzoerl обычные Sif – просто ничто. Однако Джинто раздражало, что его вообще игнорируют. Он не собирался надувать щеки, но пусть эти люди хотя бы признают его существование. Большего он не желал.

Вскоре Belysega вернулась вместе с еще одной женщиной и Onhokia.

Onhokia остановился рядом с Джинто.

– Прошу, – диспетчер смерила Джинто холодным взглядом.

– Спасибо, – признательный, что про него, по крайней мере, не забыли, Джинто извлек из Onhokia чашку с достаточно холодным кофе.

Вторая женщина пыталась поставить на столик бокал с персиковым соком. По ней было видно, что она страшно нервничает. Ее пальцы дрожали, и поверхность сока покачивалась.

В конце концов сок пролился. Совсем несильно. Всего лишь капелька стекла на стол.

Однако на лицах обеих женщин отразилась такая паника, словно они только что выплеснули на голову Lartnei кипяток.

– Силней, что, что ты наделала! – воскликнула резко побледневшая диспетчер.

– Умоляю, простите меня, пожалуйста! – заизвинялась Силней, упав на колени и уткнувшись лбом в пол.

Джинто был в изумлении, он не мог понять, из-за чего такая паника. Это ведь всего лишь капля напитка!

Поражена была и Лафиль.

– Что случилось-то?

– Я пролила напиток, предназначенный Feia Lartneir. Ч-что же мне теперь делать… Пожалуйста, простите мне эту грубость…

– Грубость? – Лафиль перевела взгляд на крохотную лужицу на столе. – Это такая мелочь, за которую не стоит извиняться.

Lartnei пальцем стерла каплю, чем вызвала новый вскрик Силней.

– О, какой ужас! – Силней попыталась ухватиться за влажный палец Лафили. – Я, я немедленно его вытру, пожалуйста, предоставьте…

– Не обращайте внимания, – Лафиль отдернула руку, словно пытаясь ее спрятать. – Не знаю, что вы думаете о людях, выросших в Lartbei, но свои пальцы я могу вытереть и сама.

– Но… – Силней готова была разрыдаться.

Лафиль умоляюще посмотрела на Джинто.

– Эээ, – Джинто вмешался в разговор. – Если вы продолжите извиняться, это действительно станет невежливым.

– Д-да, – и Силней, закусив губу, склонила голову.

– Ты слышала, что сказали Feia Lartneir, Силней, – произнесла Belysega. – Сейчас нам лучше удалиться.

– Да, – плечи Силней задрожали, и она вновь глубоко поклонилась.

– Здесь становится все более и более неприятно, – пробормотала Лафиль, когда обе женщины вышли.

– Я как-то даже растерялся. Скажи, Lef все такие? По-моему, они чего-то боятся, а? Sash «Госрота», которых я видел, были куда спокойнее.

Джинто, хоть и Sif, тоже был наземником, и происходящее его совсем не радовало.

– Нет, конечно. Sash с «Госрота» нормальные.

– Вот как, – Джинто не поверил. Лафиль ведь сама заявила, что в армии общественное положение значения не имеет. Вполне вероятно, что это только к Labule и относится.

– Не веришь? – удивленно сказала Лафиль. – Но это правда. Если доберемся до Arosh, сам увидишь. Я не умею врать настолько глупо, чтобы это можно было легко раскрыть.

– Хмм…

Lef меня даже ругали иногда, когда я была ребенком! – рассерженно воскликнула Лафиль.

– Но, может, они не знали, что ты Feia Lartneir?

– Ты их по себе не меряй! И потом, они работали на нашу семью. Как они могли не знать, кто я?

– «На вашу семью» – это на Lartei Kryb?

– Да. Это был садовник при Lartei. Я тогда заставила Yazuria носиться по столовой, и он поломал кустарник.

– Иногда мне трудно понять, о чем ты говоришь. Откуда у вас в столовой кустарник? Или он был рядом со столовой?

– Нет, просто столовая была оформлена в садовом стиле.

– А.

Джинто вспомнил. Как правило, Аб живут в искусственной среде. Они сами определяют, где и когда должен идти дождь. Никаких различий между «в помещении» и «на открытом воздухе» нет, цветы запросто можно выращивать в спальнях. В том, что кустарник растет в столовой, естественно, тоже не было ничего необычного.

– Так вот… – начала рассказывать Лафиль.

Оглядев побоище, учиненное кустарнику, садовник, не отклоняясь от вежливого тона, заявил окаменевшей от страха Lartnei следующее.

Он очень гордился своей работой; теперь все художественное значение этого кустарника полностью уничтожено; то, что это произошло из-за шалости семилетней девочки, стало для него невероятным потрясением и наполнило его гневом; человечество еще не придумало способа сдержать столь сильный гнев…

Когда он закончил, Лафиль дрожащими губами, используя все слова, какие только мог использовать семилетний ребенок, попросила прощения и пообещала никогда больше таких глупых поступков не совершать.

Садовник не очень поверил обещанию Лафили. Все тем же вежливым тоном он сказал: «Если Feia Lartneir еще когда-нибудь уничтожите Yazuria плоды моего труда, я обещаю, что предоставлю вам возможность провести немало времени в компании дождевых червей!» И лишь убедившись, что она твердо зарубила это на носу, позволил ей удалиться.

– …Конечно, позже мне попало и от отца. Он сказал: «Если ты ценишь свою жизнь не выше, чем кратковременное развлечение, это дело твое. Но человеческую гордость ценить так низко нельзя ни в коем случае».

– Может, этот садовник был исключением? – Джинто все еще сомневался.

– Нет! Все Gosuk семьи Крив и знакомых мне Sif точно так же гордятся своей работой, и сами они гордые.

– Хм, – наконец-то Джинто стал ей верить. – Однако со мной эти женщины, по-моему, чересчур гордые.

– Они тебя вообще игнорируют.

– Спасибо, что сказала. Я как раз спрашивал себя, уж не игнорируют ли они меня.

– В любом случае мне здесь не нравится. Возможно, стоит отказаться от ванны…

В этот самый момент стена рядом со столиком изменилась. Квадрат звездно-рыбного изображения исчез, словно возникло окно, и в нем появилось изображение мужчины.

Аб. Светло-синие волосы с металлическим отливом, узкие глаза, саркастичный рот.

– Простите, что вынужден ограничиться видеосообщением, – вместо приветствия произнес он. – Насколько я понимаю, вы Feia Лафиль из Lartei Kryb?

– Да, я Абриел Неи-Дебруск Borl Paryun Лафиль, – представилась Лафиль.

– Я Атосурьюа Сиун-Атос Lyuf Febdak Кловал. Рад с вами познакомиться.

– Взаимно, Lyuf, – кивнула Лафиль и указала на Джинто. – А это Lonyu Линн Сиун-Рок Jarluk Dreur Haider Джинто.

– Здравствуйте, Lonyu, – слегка поклонившись, поздоровался Джинто.

– Рад познакомиться с вами, Lonyu Jarluk Dreur, – и, покончив с ритуальным обменом приветствиями, барон явно потерял к Джинто всякий интерес. – Feia Lartneir, я вынужден принести вам свои глубочайшие извинения.

– За что? – настороженно спросила Лафиль.

– По правде сказать, мне очень неловко, но я только что выяснил, что у нас недостаточно топлива, чтобы заправить ваш корабль.

– Не может быть! Ведь ваша Belysega сказала…

– Именно поэтому я и говорю, мне неловко. Belysega допустила ошибку. Примите мои извинения.

– Ясно. В таком случае я дозаправлюсь непосредственно с Sov Vekekar.

– Как вы можете так говорить, – и Lyuf Febdak слегка улыбнулся.

Джинто почему-то вздрогнул.

– В кои-то веки нас навестили Feia Lartneir, – продолжил барон. – Всей Lyumjhe Febdak будет стыдно, если мы так и отправим вас восвояси. Пожалуйста, вы должны позволить мне проводить вас в мое скромное Garish.

– Благодарю вас за приглашение, – Лафиль нахмурила брови, – но я на военной службе, и прохлаждаться мне некогда. Вы разве не слышали моего сообщения? Если нет, спросите ваших Gosuk. Это отнюдь не визит вежливости, Lyuf.

– Я уже проинформирован, Feia. Тем не менее я хотел бы, чтобы вы приняли мое приглашение.

– Я признательна за приглашение. Но… – было ясно как день, что она совершенно не признательна. Лафиль начала раздражаться. – Если вы в курсе событий, вероятно, у вас есть более важные дела, чем приветствовать нас. К примеру, вам, возможно, следует эвакуировать вашу Skor?

– Я благодарен вам за беспокойство, но у нас нет Menyu. Мы ничего не можем сделать.

– Да, но…

– Кстати, – перебил ее барон. – Заполненные Sov Vekekar сейчас находятся на дальних орбитах. Поблизости только пустые астероиды.

– Это абсурд…

– Вы сомневаетесь в моих словах, Feia? – лицо барона приобрело строгий вид. – Мне кажется, что я лучше всех разбираюсь в делах собственной территории.

– Прошу прощения, – кротким голосом извинилась Лафиль. – Но даже если они далеко, мы должны направиться туда немедленно.

– В этом нет необходимости, сюда уже движется один из астероидов. Через двенадцать часов он будет поблизости.

– Двенадцать часов…

– Поэтому, Feia, пожалуйста, примите пока мое приглашение. В моем Garish вы сможете привести себя в порядок и скромно отужинать. Я тоже служил; я знаю, каково находиться внутри Pelia. Мне больно думать о том, что член Fasanzoerl провел столько времени в таких неприятных условиях.

– Я сейчас не член Fasanzoerl, – напомнила ему Лафиль. – Я требую у вас заправки как Bosnal Labule.

– В таком случае я как Fapyut требую от Labule более детальной информации. Я имею на это право, не так ли?

– А, – Лафиль растерялась. – Вы правы, Lyuf. Я забыла. На нашем судне находится бортовой журнал Resii «Госрот», я скопирую вам всю относящуюся к делу информацию.

– Очень хорошо, – недовольным голосом ответил барон. – Но я хотел бы услышать это лично от вас во время ужина.

Джинто сидел рядом, слушал и нервничал. Вот так проходят разговоры в высшем обществе Frybar? Это походило на элегантный спор. Тон Лафили был бездушным, совершенно не таким, как при разговорах с Джинто.

– Но все получится быстрее, если мы вылетим на Pelia. Я хочу направиться к ближайшему Sov Vekekar сразу же, как только перешлю вам копию бортового журнала.

– Это верно, – согласился Lyuf. – Но мне доложили, что Pelia, на котором прибыли Feia, нуждается в небольшой проверке. Вы не можете вылететь прямо сейчас.

– В проверке? В какой проверке?

– Я не знаю деталей. Спросите, пожалуйста, у инженера. Но сейчас она тоже занята, так что просто отдохните пока, – не допускающим возражений голосом сказал барон. – Скоро придут Gosuk и отведут вас. Пожалуйста, подождите.

Изображение исчезло.

Лафиль сердито смотрела на то место, где оно только что было.

– Он тоже тебя игнорировал.

– Ага, – барон, конечно, его поприветствовал, но только потому, что его представила Лафиль. А потом Джинто как будто вовсе не существовало. – Но ничего не поделаешь. Когда рядом член Fasanzoerl и Sif, конечно, он больше внимания уделяет члену Fasanzoerl.

– Если бы он действительно хотел быть вежливым, то пригласил бы и тебя, верно? Или ты думаешь, что это тоже сложно?

– Нет, это не сложно, – Джинто прокрутил в голове разговор Лафили с бароном. Поскольку сам он был лишь слушателем, его это не касалось, но Lyuf явно вел себя грубо. Но, увы, к грубому отношению Джинто привык, так что особого гнева это у него не вызвало. – Ну, я рад, что ты сердишься из-за меня…

– О, я не из-за тебя сержусь.

– А, – Джинто отхлебнул кофе.

– Я не верю человеку с такими манерами. Pelia нуждается в проверке – явная ложь. Сомневаюсь, что такая маленькая Skor хотя бы технологически на это способна! Возможно, он просто хочет нас удержать здесь.

– Зачем ему это? Ты просто параноик, Лафиль.

– Но он мне не нравится.

– Да, мне тоже, – Джинто скрестил руки на груди. Отвращение с первого взгляда, несомненно, бывает. Чувство, которое Джинто испытывал к Lyuf Febdak, едва ли можно было назвать ненавистью, но, во всяком случае, он не испытывал ни малейшего желания общаться с бароном ближе. Если бы первым Аб, с которым познакомился Джинто, был барон Фебдаш, а не Лафиль или Лексшью, он вряд ли после этого смог бы привыкнуть к Аб.

Но, может, барон просто неуклюжий человек, не умеющий произвести нормальное первое впечатление.

– Давай порассуждаем логически. Если Lonyu Lyum что-то замышляет, то что именно? Если он лжет, чтобы заманить нас в поместье, то чего он этим добьется?

Лафиль склонила голову набок. Судя по всему, она пыталась придумать какой-то ответ.

– Может, он хочет забрать Pelia? – предположил Джинто.

– Но зачем? – Lartnei подняла голову.

– Как зачем? Это очевидно – чтобы сбежать от вражеского флота.

– Это Pelia двухместное. Больше туда не поместится.

– Если Lyuf собирается удрать один, этого ему более чем достаточно.

– И бросить Gosuk?

– Ты не доверяешь Lyuf, но веришь в его чувство справедливости?

Onyu! Это не имеет никакого отношения к личной этике. Бросить своих Gosuk или Sos – самое позорное, что может сделать дворянин. Rue Razem ему бы никогда такого не простил. А если он еще и украдет военное судно… В общем, для него лучше было бы оказаться в лагере для военнопленных Объединенного Человечества, чем понести наказание от Frybar.

– Понятно, к Sune прилагается Suremkoth.

– Да, к Sune прилагается Suremkoth, – кивнула Лафиль.

– С другой стороны, – Джинто не мог так просто отказаться от своей идеи, – если человек загнан в угол, никогда не знаешь, чего от него ждать, верно? Когда я был в Dreuhynu Vorlak, я видел пожар в высотном здании. Некоторые из людей, запертых огнем на тридцать пятом этаже, выпрыгнули из окон. Наверное, они решили, что лучше разбиться, чем сгореть. Я тогда подумал, что не хотел бы умереть такой смертью. Может, Lyuf сейчас тоже в таком состоянии, что готов выпрыгнуть с тридцать пятого этажа?

– Он тебе показался похожим на человека, загнанного в угол?

– Нет, не показался, но… – тут Джинто улыбнулся. – Это не значит, что Lyuf что-то затевает.

– Ну да… – нехотя согласилась Лафиль.

– Ладно, думаю, мы можем принять его приглашение. Я тоже составлю тебе компанию.

Тут Джинто обернулся и увидел идущих к ним Gosuk барона.

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ