Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 6. МАРКИЗАТ САФУГНОФФ (Loebehynu Sufagnaum)

 

Borskor Sufagnaum было основано в 648 году Ruecoth.

Именно тогда звездная система Сафугнофф досталась Сосие Веф-Сайлару Даглею в награду за успехи, достигнутые им на посту Glaharerl Byrer во время Яктийской войны.

Система включала в себя семь основных планет, и третью по счету можно было сделать обитаемой, если подвергнуть терраформингу. Атмосфера этой планеты состояла преимущественно из монооксида углерода и содержала мало водорода, но это не являлось серьезным препятствием.

Даглей, первый Borl Sufagnaum, дал планете имя «Класбул» в честь Ajh семьи Сосие, Yaz Shurenna Ru Clasbul, и приступил к терраформингу.

Для создания нового обитаемого мира нужно предпринять ряд шагов.

Сперва необходимо собрать достаточное количество денег. Преобразование планеты – весьма дорогое занятие. Впрочем, для мало-мальски компетентного человека сбор средств не проблема: желающие инвестировать деньги в такого рода предприятие всегда найдутся.

Даглею, однако, первый шаг делать не пришлось. Благодаря удачному размещению капитала предыдущими поколениями семьи Сосие Даглей был весьма богатым человеком, и ему не требовалось искать другие источники финансирования.

Второй шаг – собственно процесс терраформинга планеты.

Во Frybar есть немало организаций, специализирующихся на такого рода работах, Gareur Faziar Diwim. Они выполняют работу с начала и до конца – от первичного осмотра планеты до создания экосистемы.

Одна из таких и работала на Класбуле.

Сперва Gareur изменила орбиту ледяной планеты, находившейся на периферии системы, и заставила ее врезаться в Класбул. Планету окутало громадное облако водяного пара, которое омыло поверхность мощнейшим ливнем. Образовались реки и океаны.

Затем были высажены микроорганизмы, в первую очередь водоросли. Они принялись стремительно размножаться, вбирая в себя углерод и испуская в атмосферу кислород. Их останки накапливались на каменистой поверхности, формируя почву.

Далее пришел черед высших растений. В основном это были Ronrev, Rodorumzesh и другие растения, способные укореняться и быстро расти даже на бедных почвах. Они позволили почве лучше удерживать воду и ускорили производство органических соединений из неорганических. Всего несколько поколений этих растений потребовалось, чтобы почва стала плодородной, после чего на планету были завезены более требовательные к окружающей среде растения.

В моря и озера были выпущены рыбы, на сушу – черви и насекомые.

Вот так была успешно воспроизведена эволюция, занявшая на Земле миллиарды лет (хотя некоторые ее элементы были изменены, а некоторые полностью вырезаны).

Всего за пятьдесят лет была создана экосистема, способная поддерживать существование высших млекопитающих.

Процесс терраформинга завершился.

В норме на этой стадии должно было бы начаться заселение планеты.

В данном случае, однако, к набору иммигрантов не приступили.

Как раз тогда к власти пришел второй Borl Sufagnaum, Дисклей. Он не был заинтересован в том, чтобы Sos заселяли с таким трудом преобразованную планету.

Причину этого он так и не раскрыл.

Возможно, он хотел превратить планету в один большой сад. Такое желание для Kasarl Gereulak было бы позорным. Обычные Аб гордятся тем, что живут в Dath; даже Voda редко спускаются в Nahen из своих Garish. Желание целой планеты для одного себя вызвало бы скандал. Если причина заключалась в этом, то понятно, почему она не была оглашена публично.

Но были и позитивные точки зрения. Возможно, он хотел подождать, пока на планете естественным путем появятся разумные существа, которых можно было бы сделать Sos. Столь безумная идея была бы как раз в духе Аб. Но в таком случае оставалось непонятным, почему Borjhe Sufagnaum не трубила об этом плане повсюду.

Как бы там ни было, заселение планеты началось, когда титул достался третьему Borl Sufagnaum, Этлею.

Он открыл бюро иммиграции в сотрудничестве с Fapyut и Semei Sos тринадцати страдавших от перенаселенности Aith.

Первый день первого года П.З. (После Заселения) по класбульскому календарю совпал с двадцать девятым ноября 729 года Ruecoth.

Добавив к территории Frybar новую обитаемую планету, Borl Sufagnaum Этлей получил титул Dreu и вошел в число Voda. Соответственно и сама территория из Borskor Sufagnaum была переименована в Dreuhynu Sufagnaum.

В 93 году П.З. население Класбула превысило сто миллионов, и статус территории повысился до Loebehynu.

В настоящее время население планеты Класбул составляло примерно 380 миллионов человек. Планета была разделена на двадцать одну провинцию, а должность Seif Sos занимал председатель Совета глав провинций.

…Все это Джинто слушал с Kreuno, разглядывая окрестности.

Он сидел на вершине холма. Впрочем, на самом деле этот холм скорее напоминал большой кусок пемзы. Его испещряло множество дыр.

Везде, куда ни глянь, виднелись поля. До самого горизонта они были засеяны все той же культурой. Несмотря на развитие гидропоники, выращивание пищевых культур на поверхности планет с помощью естественной воды и света обходится намного дешевле (если учесть удешевление терраформинга).

С холма это растение выглядело похожим на пшеницу. Впрочем, возможно, это потому, что пшеница была самой знакомой Джинто зерновой культурой, а на самом деле это был какой-то гигантский родственник пшеницы, выведенный с помощью генной инженерии.

Пшеница, решил Джинто. Все равно это не имело значения. В поле было ветрено, и волны бежали по посевам справа налево.

Это было словно золотое море. А пемзовый холм, на котором Джинто сидел, – островок в этом море.

Справа у самого горизонта виднелось нечто напоминающее лес. Тоже островок. Внутри этого леса что-то вращалось. То ли какая-то местная транспортная система, то ли еще что…

Пасторальная идиллия. И не подумаешь, что идет война.

Солнце уже садилось. Всю минувшую ночь Джинто и Лафиль бежали и к рассвету добрались до этого холма.

Они страшно вымотались; к счастью, у подножия холма нашлась достаточно большая дыра, которую даже можно было назвать пещерой. Джинто в нее залез и уснул. Вместе с Лафилью, естественно.

В сложившейся ситуации им следовало бы дежурить по очереди. Джинто собирался молча взять этот труд на себя, но он настолько устал, что и сам мгновенно уснул.

И вот он наконец проснулся. Решил осмотреться, пока солнце еще не село, и, оставив по-прежнему спящую Лафиль, взобрался на холм.

Джинто прекратил выслушивать сведения и переключился на частоту местного вещания.

На экранчике Kreuno возникло лицо женщины средних лет. Она что-то говорила.

Что именно, Джинто сперва не понимал. В небольшом Bowazebuku на Pelia никакой информации о местном языке не нашлось, поэтому функцией автоперевода в Kreuno воспользоваться было нельзя. Но, прислушавшись повнимательнее, Джинто понял, что говорят на баронхе.

«Мы надо благодарить Целое Человечество править. Причина они освободить мы отделить власть Ау. Сейчас мы надо держать себя правительство принадлежать мы правда…»

Так эти слова звучали для Джинто. Это был не тот баронх, на котором разговаривала вся Frybar, а довольно упрощенная версия.

В нем отсутствовали склонения и спряжения, из-за которых баронх казался сложным, а грамматика определялась положением слов. Это положение слов походило на то, что в мартинийском языке, так что, как только Джинто привык к класбульскому акценту (например, к произношению «Ау» вместо «Аб»), он начал более-менее понимать фразы. Время от времени ему встречались странные слова, явно происходящие не из языка Аб, но в целом он понимал, о чем идет речь.

Женщина-диктор говорила примерно следующее: «Давайте поблагодарим Объединенное Человечество за то, что оно освободило нас от власти Аб».

Раз они передают такое, значит, Labule потерпели поражение.

Джинто воспринял это спокойно.

Он уже был готов к такому исходу.

Все, что требовалось от него и Лафили, – дождаться, пока Frybar отобьет эту территорию обратно.

Джинто переключил канал.

На экране появился городской пейзаж. Похоже, это какой-то фильм.

Джинто ухмыльнулся. В такое время они показывают развлекательные передачи… Может, это какая-то форма сопротивления?

Эта планета, как и Делктау, стала обитаемой благодаря Аб. Здешние жители – иммигранты, принявшие власть Аб, и их потомки. Вряд ли они ненавидят Аб так, как жители Мартинью, которую Аб покорили.

Кстати, а может, им просто все равно. Может, жителям этой планеты просто безразлично, кто главный в небесах у них над головой.

Джинто заинтересовал не сам фильм, а местная мода.

Аб в одежде предпочитают унисекс; и мужчины, и женщины носят Sorf.

Здесь же, похоже, Sorf считалось мужской одеждой. Женщины носили простые платья с длинным рукавом и кожаные сапоги до колен.

Джинто выключил фильм и попытался определить, где они сейчас находятся.

Поймав радиосигналы из нескольких мест на планете, он сверился с картой, которую загрузил из Datykirl связного судна.

Неподалеку был город под названием Луна Вега. Заглянув в карту на дисплее Kreuno и сверившись со своим окружением, Джинто понял, что именно Луна Вегу он раньше принял за лес.

«Как нам лучше поступить, спрятаться в городе или дальше прятаться на этом поле?» – размышлял Джинто.

Waniil осталось девять штук. Даже если экономить, этого хватит дней на пять максимум. Потом придется добывать местную еду.

Здесь, похоже, сельскохозяйственный регион, но как собирать эти растения, Джинто не знал, и приспособлений для готовки у них с Лафилью тоже не было. И вообще, многодневный пикник – совсем не то, чего ему бы хотелось.

Раз уж даже Джинто, уроженец Nahen, не разбирался во всем этом, выросшая в рукотворной среде Лафиль тем более вряд ли разбирается.

Все-таки лучше укрыться в городе.

Луна Вега отсюда казался совсем небольшим; вряд ли он станет надежным укрытием. Но оттуда наверняка можно будет перебраться в более крупный город.

Поскольку уже совсем вечерело, Джинто начал спускаться с холма.

Холм был не очень высоким, зато довольно крутым. На его склонах было куда поставить ногу и за что уцепиться рукой, но все эти выступы не отличались прочностью и крошились, стоило в них упереться.

Несколько раз едва не упав, Джинто в итоге все же нормально добрался до подножия.

Обойдя холм, он пригнулся, чтобы забраться в пещеру. И обнаружил, что в лицо ему смотрит ствол пистолета.

– Это же я, Лафиль, – Джинто поднял руки.

– Где ты был? – спросила Лафиль, опуская Klanyu.

– Просто осмотрелся.

– Я спросила, где ты был, а не что ты там делал.

– Логика подсказывает – на вершине холма.

Onyu!

– Почему? – удивился Джинто.

– А если тебя кто-то увидел?

– Не волнуйся, никого рядом не было.

– Могли наблюдать сверху.

– А, да, – вражеские корабли наверняка следили за поверхностью с орбиты. В принципе, они могли обнаружить Джинто. – Но все равно ничего страшного. Я не ношу Daush, они наверняка примут меня за местного.

– Не надо рассчитывать на ошибки врага.

– Ладно. Обещаю, ничего больше не буду делать, не подумав.

– Вот именно. И не уходи, не предупредив меня сперва.

– Но ты так хорошо спала. Кстати, я тебе еще не пожелал доброго утра. Доброе утро, Лафиль. Правда, похоже, уже вечер.

Onyu.

«Ай-яй-яй, похоже, она в плохом настроении», – Джинто пожал плечами, открыв для себя новую, какую-то детскую сторону Лафили.

– Может, нам лучше уйти отсюда, на всякий случай? – предложил он.

– Да. Думаю, да. Здесь оставаться совершенно неинтересно, – согласилась Лафиль и встала.

Подкрепившись, они стали готовиться к отправлению.

Джинто подобрал аппаратик, оставленный ими ранее у дальней стенки пещеры. Это устройство собирало и конденсировало влагу из воздуха. Сейчас оно было наполнено водой. Джинто разлил воду в две фляжки и протянул одну из них Лафили.

Затем они навьючили на себя рюкзаки и покинули холм, приютивший их на минувший день.

– Думаю, нам надо идти в город, – сказал Джинто, едва они двинулись в путь.

– В город?

– Угу, это лучше, чем играть в прятки посреди поля, согласна? Я бы предпочел жить как цивилизованный человек.

– Но разве это не опасно?

– Опасно, – с готовностью согласился Джинто. Пригладить ситуацию ему все равно бы не удалось. – Но здесь еще опаснее. Выражаясь словами Lonyu Lyum Raika Febdak – я не знаю, какой выбор правильный. Но здесь мы не достанем еды. Ведь так? Смерть от голода посреди поля – по-моему, один из худших способов умереть.

– Пожалуй, – согласилась Лафиль.

Джинто заметил, что в ее голосе нет прежней бодрости.

– Лафиль, может, ты недостаточно отдохнула?

– Я не устала, – огрызнулась она. – Почему ты так решил?

– Просто спросил, – Джинто успокоился, увидев, что ее вспыльчивость никуда не делась. – Но когда устанешь, скажи мне.

– Говорю же, я не устала.

– Хорошо, хорошо.

Сумерки постепенно сгущались, и вскоре стемнело окончательно.

– Джинто, – позвала шедшая сзади Лафиль. – Немного пройди вперед один.

– Почему? – Джинто удивленно обернулся.

– Не спрашивай, – в звездном свете лицо Лафили выглядело очень суровым.

– Как не спрашивай? Тут же никаких примет нету, мы потеряемся.

– Тогда подожди здесь.

– Ладно… но все-таки почему?

– Сказала же, не спрашивай.

Любопытство разбирало Джинто все сильнее. Если Лафилью вновь овладел дух самопожертвования, стоило, пожалуй, выяснить причину. Если это какое-то недоразумение, его необходимо развеять.

– Послушай, Лафиль… – Джинто принялся объяснять ей, в чем смысл командной работы. Всякие мелкие секреты у них должны быть общими, и в одиночку не нужно пытаться решать проблемы, все действия следует продумывать вместе. Особенно раз они друзья. «Сейчас мы в опасности и должны взяться за руки, тогда сможем преодолеть…»

Поначалу Лафиль просто слушала, но постепенно ее брови начали опасно сдвигаться.

– Джинто, ты тупой, как огурец! – внезапно выкрикнула она. – Стой тут и все! И не смотри в мою сторону!

Джинто провожал взглядом убегающую в пшеницу Лафиль, и вдруг на него накатила слабость. Он поспешно отвернулся. Вряд ли он мог бы что-то разглядеть в сгустившейся темноте, но следовало уважать девичью застенчивость.

Пусть Лафиль была прекрасна, подобно статуе, пусть она принадлежала к семье, правящей девятьюстами миллиардами Rue Bisarl, – но определенные физиологические потребности оставались выше нее.

Джинто устало опустился у подножия гигантского стебля пшеницы.

Только теперь до него дошло, каким идиотом он выглядел.

 

Тем временем…

Разведывательный корабль Миротворческих сил Объединенного Человечества «ДЕВ903», анализируя визуальную информацию с поверхности планеты, обнаружил близ города Луна Вега посадочный модуль Имперских Космических Сил.

Попытка определить, с какого корабля был этот посадочный модуль, оказалась безуспешной. Доклад о маленьком судне, прорвавшемся мимо одного корабля в двумерном пространстве и мимо трех кораблей в обычном, затерялся в груде прочих сообщений. Захват целой системы требует колоссального объема работы.

Если бы у рабочей группы было достаточно времени, им все же удалось бы определить происхождение этого модуля, но у нее было множество других дел. Они решили, что в модуле находились люди с базы связных судов либо из орбитального поместья. И, судя по состоянию модуля, эти люди, скорее всего, выжили.

Высшее командование получило доклад, но не придало ему особого значения.

К тому времени уже было известно, что семья маркиза и люди, занимавшие ключевые посты на базе, либо погибли, либо попали в плен. Соответственно, люди в посадочном модуле, кто бы они ни были, вряд ли стоили того, чтобы заниматься их поисками.

Кроме того, сейчас Leitfeklash Sufagnaum, личная армия Loebejhe Sufagnaum, оказывала ожесточенное сопротивление в самых разных уголках планеты, а многие важные чиновники местного правительства скрывались. Поисковые команды с детекторами запаха трудились не покладая рук.

Еще больше распылять людей и разыскивать тех, кто прилетел в посадочном модуле, не стоило.

Сперва нужно было взять под полный контроль поверхность планеты и захватить в плен всех, кто помогал Frybar. Главная задача – вбить послушание в местных жителей.

Охоту за остатками солдат Labule можно отложить на потом. Они все равно ничего не смогут сделать.

 

– Ааай! – Джинто резко затормозил. Из-под ног вниз посыпались камешки.

Каньон. И Джинто только что едва не полетел вниз с обрыва.

– Что такое? – спросила Лафиль.

– Тупик.

До восхода еще оставалось немало времени. Джинто напряг глаза, пытаясь разглядеть сквозь темноту, насколько далеко противоположный край каньона. Но в густой темноте ничего видно не было.

Джинто попробовал посветить своим Kreuno. Но его свечение едва достигало земли под ногами.

Внезапно рядом с ним вспыхнул свет. Яркий луч упал на противоположную стену ущелья.

Луч исходил из Klanyu в руке Лафили.

– Как ты это делаешь? – спросил Джинто, извлекая свой пистолет.

– Я тебе показывала, где предохранитель. Поставь его в среднее положение между безопасным и взведенным – это будет режим фонаря.

– О такой удобной штуке могла бы и пораньше рассказать, – пробурчал Джинто.

– Я забыла.

– Понятно.

Необходимость использовать лазерный пистолет в качестве фонарика возникает весьма редко.

Джинто переключил предохранитель в режим фонаря и нажал на спусковой крючок.

Каньон оказался шире, чем он ожидал. Один Wesdaj без малого. А в стороны он тянулся, насколько хватало взгляда.

Зато глубина была невелика, всего около пятисот Daj. Внизу тоже росла гигантская пшеница, Джинто мог разглядеть верхушки колосьев.

– Непросто будет, – Джинто сунул пистолет обратно за Kutaroev и наклонился, проверяя, насколько крут обрыв.

Конечно, это была не абсолютно отвесная стена, но о том, чтобы просто сойти вниз, не могло быть и речи. Взбираться на него, возможно, было бы легче, но спускающийся слишком рисковал сорваться.

Джинто опустил свой рюкзак на землю и принялся рыться в нем в поисках чего-нибудь полезного.

– Тут нет веревки или типа того?

– Должна быть Ryurdauwa.

– О, она подойдет. Где она тут?

Рука Лафили протянулась сбоку и выудила из рюкзака Джинто длинный цилиндрический предмет.

Повертев его в руках, Лафиль поинтересовалась:

– Что ты собираешься с ней делать?

– Разумеется, спуститься вниз. Дай-ка сюда, – ответил Джинто, несколько ошарашенный таким вопросом.

Забрав у Лафили цилиндрик, Джинто принялся его внимательно рассматривать. Это была углекристалльная нить военного образца, но в целом она походила на Yomuse Ryurdauwa, которыми Джинто пользовался на Делктау.

Собственно нить находилась в середине цилиндрической рукоятки, а большую часть его объема занимали два контейнера с Geinyu. В дешевых изделиях нить можно использовать только для разматывания, либо она покрыта пластиком изначально. А это изделие было высшего качества – здесь можно было выбирать, покрывать нить пластиком или нет, плюс предусматривалась возможность управлять движением конца нити. Как и предполагалось, Labule не жалели денег даже на сугубо вспомогательное снаряжение.

Джинто вытащил кончик нити, покрывая ее пластиком, и выстрелил этим кончиком в основание стебля гигантской пшеницы.

– Я пойду первым, – Джинто ухватился за Yomuse и шагнул с обрыва спиной вперед.

Медленно разматывая Ryurdauwa и отталкиваясь от стены ногами, он начал спускаться.

Когда, подсветив себе Kreuno, он увидел, что до дна оставалось не более пятидесяти Daj, Джинто спрыгнул.

– Теперь ты, Лафиль! – крикнул Джинто, задрав голову к краю обрыва. Включил механизм самонаматывания Yomuse и отпустил его.

Yomuse быстро поползло вверх, осыпая Джинто хлопьями отделившегося пластика.

– Я иду! – заявила Лафиль таким тоном, словно речь шла о каком-то судьбоносном решении.

Раздалось громкое жужжание, и Лафиль свалилась вниз. Похоже, она выпустила всю Ryurdauwa разом.

– Ты, ты как? – взволнованно спросил Джинто, подбегая к Лафили.

– Я в полном порядке, – с искаженным от боли лицом ответила Лафиль.

– Не перенапрягайся, – Джинто протянул Лафили руку и помог ей подняться.

– Я не перенапрягаюсь, – Лафиль упрямо отпихнула руку Джинто.

– Вот и ладно, – Джинто дистанционно открепил конец нити от стебля и смотал ее обратно. У подножия обрыва осталась кучка использованного Geinyu.

Убрав нить, Джинто снова вытащил пистолет и осветил дно ущелья.

– Что ты делаешь?

– Ищу новое убежище, мы уже достаточно далеко ушли – ага!

Пещера.

Джинто указал на нее Лафили, и они приблизились к своему новому жилью.

Пещера оказалась довольно глубокая – настолько, что Джинто даже с помощью Klanyu не мог разглядеть ее дальней стены.

Джинто какое-то время светил внутрь, пытаясь понять, нет ли там чего-нибудь опасного, но в пределах видимости поводов для беспокойства не нашлось.

Джинто снял рюкзак и снова изучил карту в Kreuno. Сейчас они находились от города Луна Вега менее чем в пятидесяти Wesdaj.

Джинто и Лафиль подкрепились.

Жуя безвкусный Waniil, Джинто изложил Лафили свой план.

– Я сейчас пойду в город.

– В одиночку? – нахмурилась Лафиль.

– Да, только так.

– Почему? Разве есть какая-то причина, из-за которой мне нельзя идти в город?

– На тебе Serlin, – указал Джинто. – Как ты думаешь, что произойдет, если человек, одетый в форму Labule, явится в занятый врагом город?

– А… – до Лафили дошло.

«Она что, правда этого не понимала? Похоже, она ничего не знает о мире…»

– Так вот, – Джинто запихнул вопросы и сомнения куда подальше, – я пойду в город и раздобуду там нормальной одежды. Постараюсь вернуться побыстрее, так что просто подожди здесь.

В глазах Лафили пылал огонь.

«На что она злится? – удивился Джинто. – Я что-то не то брякнул? Да нет, там все логично; а если она не согласна, то пусть так и скажет. И нечего на меня так смотреть».

Но вскоре Лафиль кивнула.

– Хорошо, я поняла.

– Вот и ладно, – Джинто запил остатки Waniil водой и поднялся на ноги.

– Уже идешь?

– Угу, надо с этим разобраться побыстрее.

– Возможно, ты торопишься навстречу своей смерти.

– Не говори так, я этого боюсь не меньше, чем ты.

Джинто достал Apez из рюкзака и спрятал ее в карман Sorf. Кроме того, он решил взять с собой три Waniil, а все прочее оставить.

Он задумался насчет Kreuno. Это была стандартная модель производства Frybar, в Nahen такие можно встретить редко. Наблюдательный человек, увидев Kreuno, тотчас сообразил бы, кто Джинто такой. Может, в нем и не распознали бы Sif, но Lef угадали бы сразу. Это представляло проблему, так как Джинто хотел в городе прикинуться Sos.

С другой стороны, он не хотел оставлять столь полезное устройство. Например, ему могло внезапно понадобиться связаться с Лафилью.

В конце концов Джинто снял Kreuno с руки и тоже спрятал в Mosuk.

– А пистолет ты с собой не берешь? – удивленно спросила Лафиль.

Она это серьезно?

– В любом случае в перестрелке у меня не будет шансов, – пожал плечами Джинто.

– Хм. Слишком легко ты сдаешься, Джинто.

– Да не в этом дело. Если я буду носить с собой пистолет Labule, все сразу поймут, кто я.

– А, понятно.

– Рад, что ты согласна, – вздохнул Джинто.

Его грызло беспокойство. Не за себя. Разумеется, Джинто понятия не имел, что его ожидало в городе, и это его тревожило. Но гораздо больше его тревожило, что Лафиль остается здесь одна.

Девушка-Аб, в космосе умевшая делать абсолютно все, здесь оказалась полностью лишена здравого смысла.

С ней все будет нормально, уговаривал себя Джинто. Со здравым смыслом у Лафили, конечно, проблемы, но проявится это только в местном обществе. В городе дело другое, но когда вокруг никого, она вполне способна о себе позаботиться.

Когда вокруг никого? А так ли это? Не исключено, что сюда уже движется поисковая партия.

У Джинто появился еще один повод для беспокойства. Labule по природе не свойственна индивидуальная деятельность, а человеку, которого такому не обучали, трудно сохранять бдительность, когда он один.

Разумеется, Джинто этому тоже не обучали, но у него перед Лафилью было одно преимущество: он не был похож на Аб. Никто не догадается, что Джинто Sif, если, конечно, он сам об этом не скажет; в худшем случае его примут за Lef. В такой крупной стране, как Сафугнофф, Имперских граждан наверняка много, и Джинто сомневался, что вражеская армия будет интересоваться каждым из них.

С другой стороны, хотел бы он посмотреть на идиота, который при виде Лафили в имперской Serlin и с синими волосами не догадался бы, что она Аб. Сейчас даже если бы Лафиль просто кто-то увидел, это уже представляло бы опасность.

Поразмыслив, Джинто решил соорудить простейшую сигнализацию.

– Будь осторожна, когда будешь выходить наружу, – предупредил Джинто, отмотав немного Ryurdauwa без пластикового покрытия. Кончик нити он зацепил за подходящий булыжник на уровне колена. Затем он горизонтально натянул нить, покрыл небольшую ее часть Geinyu и закрепил покрытый кусочек с другой стороны от входа.

– Это зачем?

– Это чтоб ты знала, если кто-то придет, – объяснил Джинто, указывая на не покрытую пластиком Ryurdauwa. – Видишь, она почти незаметна, и при этом острее любого ножа. Так что, если кто-то захочет войти в пещеру, будет ААААА! – это он взаправду почти прокричал. – Он останется без ног и включит отличную сирену.

Лафиль склонила голову набок.

– А если наткнется случайный человек, что тогда?

Об этом Джинто не подумал.

Нанести ни о чем не подозревающему человеку удар, который в худшем случае отрежет ему ноги, – это как минимум жестоко.

Но Джинто решительно отбросил все сомнения.

– Тут уж ничего не поделаешь, – он щелкнул пальцами. – Невинные и раньше часто гибли просто из-за того, что им не везло.

 

Когда Джинто ушел в город, Лафиль села, обхватив рукой колено.

На свой Kreuno она приняла местную трансляцию.

Джинто говорил с сильным акцентом, но класбульский был настолько кошмарен, что Лафиль едва узнавала в этом языке баронх. Какие-то следы языка Аб оставались, и речь звучала изящнее, чем на языке Объединенного Человечества, но Лафили не удавалось разобрать даже общий смысл.

Вскоре Лафиль забросила попытки понять местную речь.

Рассеянно глядя на начинающийся рассвет, Лафиль попыталась обдумать свое положение.

Оно было далеким от того, чего ей хотелось бы.

С того момента, как они приземлились, Джинто стал в их паре главным.

Лафили это не нравилось.

Она не могла считать свое задание выполненным, пока не доставит Джинто на Menyu Frybar. До тех пор она обязана была любой ценой защищать Джинто и судовой журнал.

Но в реальности похоже было, что это Джинто защищает Лафиль.

Эту реальность принять было трудно.

Что раздражало Лафиль больше всего, так это то, что под руководством Джинто все шло нормально.

«Могу ли я всерьез полагаться на него?» – спрашивала Лафиль саму себя.

Судя по тому, как Джинто потерял голову в космосе, было непохоже.

Лафиль опустила голову на колени.

Перед Джинто она держалась бодро, но на самом деле она очень устала. Сейчас Лафиль с радостью согласилась бы признать Хорию своим Larliin, если бы только это вымыло молочную кислоту из ее бедных мышц.

Сила тяжести на Класбуле составляла около двух Daemon – норма для большинства Nahen. Во время ускорений Лафиль выдерживала в десять раз большие перегрузки, но тогда она лежала в противоперегрузочном кресле. Сейчас ей впервые в жизни приходилось длительное время передвигаться при двойной стандартной силе тяжести.

Раньше она вообще не ходила пешком в течение длительного времени.

При одной мысли об этом Лафиль ощутила стыд. Ведь Аб устроены таким образом, чтобы нормально действовать даже при высоких ускорениях. Предки Лафили, не имевшие Wamuria, должно быть, в ее ситуации никаких проблем бы не испытали.

Labule, хоть и конструировали свои корабли с учетом возможности экстренной посадки на планеты, о ее эффективности серьезно не думали. Чтобы поблизости от гибнущего корабля случайно оказалась планета с пригодной для дыхания атмосферой – такое казалось практически невероятным.

Соответственно, и обучению действиям в подобных ситуациях уделялось немного внимания. Процедуре посадки пилотов обучали, но далее им предписывалось оставаться на месте и терпеливо ждать, когда их спасут.

Разумеется, сейчас рассчитывать на скорое спасение не приходилось. Будучи всего лишь Bene Lodair, Лафиль не знала всех подробностей, связанных с передвижениями Labule; но она была уверена, что это займет не менее десяти дней. Готовиться, наверное, следовало к сроку вдвое большему. Не исключено, что помощь вообще не придет…

Прежде чем Джинто и Лафиль успеют спасти, у них может закончиться еда, или они могут попасть в плен к врагу.

Надежен Джинто или нет, а сейчас придется на него полагаться.

Засыпая, Лафиль подумала о Джинто и улыбнулась. После посадки он стал гораздо энергичнее, несмотря на то, что сейчас им грозила большая опасность, чем в Lyumskor Febdak.

Когда Лафиль, проснувшись в прошлый раз, увидела, что Джинто рядом нет, ее охватила паника. Лафиль испугалась не того, что провалила задание, – просто без Джинто она не знала, что делать. Невероятно, но Лафиль сейчас полагалась на Джинто. Она, никогда прежде ни на кого не полагавшаяся Lartnei.

«Впрочем, и ладно. В конце концов, в пределах сотни световых лет отсюда он единственный, кому я могу доверять».

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ