Предыдущая              Следующая

 

ГЛАВА 28. БЕГСТВО ПРИНЦА

 

Гарри чувствовал себя так, словно он тоже падает куда-то в пространство; этого не произошло… это просто не могло произойти…

– Уходим отсюда, быстро, – скомандовал Снейп.

Он схватил Малфоя за воротник и втащил в дверь первым; Грейбэк и приземистые брат с сестрой последовали за ним, последние двое часто и возбужденно дышали. Как только они исчезли в дверном проеме, Гарри осознал, что снова может двигаться – сейчас его пришпилила к стене башни отнюдь не магия, но собственный ужас и потрясение. Когда последний из Упивающихся Смертью, жестоколицый, был уже в дверях, Гарри отшвырнул плащ-невидимку.

Petrificus Totalus!

Упивающийся Смертью сложился, словно его ударили в спину чем-то твердым, и упал на пол, как восковая скульптура. Не успел он коснуться пола, как Гарри перескочил через него и рванул вниз по темной лестнице.

В сердце его царил ужас… Он должен был идти к Дамблдору, и он должен был поймать Снейпа… Эти две вещи каким-то образом оказались связаны между собой… Если он сведет их обоих вместе, он сможет вернуть все назад… и Дамблдор не умрет…

Гарри перескочил последние десять ступенек винтовой лестницы и застыл на месте, держа палочку наготове. В тускло освещенном коридоре клубилась пыль; половина потолка, судя по всему, рухнула; прямо перед ним кипела битва. Но пока Гарри пытался разобраться, кто с кем дерется, впереди послышался ненавистный голос: «Все кончено, пора уходить!» – и он увидел, как Снейп исчезает за углом в противоположном конце коридора; похоже, они с Малфоем сумели проскочить через эту кучу без особого ущерба для себя. Как только Гарри бросился за ними, один из дерущихся выскочил из общей свалки и бросился на него – это был оборотень, Грейбэк. Он подмял Гарри под себя, прежде чем тот успел поднять палочку. Гарри упал на спину, лицо его оказалось под гривой грязных спутанных волос, смрад пота и крови наполнил его нос и рот, он ощутил горячее жадное дыхание на своем горле…

Petrificus Totalus!

Гарри почувствовал, как Грейбэк рухнул на него; с невероятным усилием он спихнул оборотня на пол в тот самый момент, как в его сторону полетел пучок зеленого света. Он пригнулся и очертя голову ринулся в схватку. Гаррины ноги задели что-то раздавленное и скользкое, и он споткнулся. На полу в луже крови лицом вниз лежали два тела, но времени выяснять, кто это, не было: Гарри увидел прямо перед собой развевающиеся подобно пламени рыжие волосы – Джинни сражалась с приземистым Упивающимся Смертью, Амикусом. Тот швырял в нее одно проклятие за другим, а она всякий раз уклонялась; Амикус хихикал, наслаждаясь этим состязанием:

Crucio! Crucio! Ты же не сможешь танцевать вечно, красотка…

Impedimenta! – прокричал Гарри.

Его сглаз ударил Амикуса в грудь; тот, взвизгнув от боли, как поросенок, взлетел в воздух и вмазался в противоположную стену, после чего сполз вниз и пропал из виду. Рядом с этим местом Гарри увидел Рона, профессора МакГонагалл и Люпина, каждый из них сражался со своим Упивающимся Смертью. Чуть дальше Тонкс дралась с огромным белокурым волшебником, посылающим проклятия направо и налево; его заклинания рикошетили от окружающих стен, дробили камень, одно из них разнесло ближайшее окно…

– Гарри, ты откуда взялся? – крикнула ему Джинни, но на то, чтобы отвечать, у него не было времени. Гарри пригнулся и бросился вперед, лишь чудом увернувшись от вспышки, мелькнувшей у него над головой и осыпавшей всех окружающих каменной крошкой, выбитой из стены. Снейп не должен уйти, ему надо догнать Снейпа…

Вот тебе! – вскричала профессор МакГонагалл, и Гарри мельком увидел Упивающуюся Смертью, Алекто – она бежала по коридору, закрыв голову руками, ее брат не отставал. Гарри кинулся за ними, но в тот же момент споткнулся и грохнулся прямо на чьи-то ноги. Оглянувшись, он увидел бледное круглое лицо лежащего на полу Невилла.

– Невилл, с тобой?..

– У мня прядок… – просипел Невилл, сжимая руками живот. – Гарри… Снейп и М’лфой… пробежали только что…

– Знаю, я за ними! – крикнул в ответ Гарри, пуская прямо с пола сглаз в огромного белокурого Упивающегося Смертью, который и вызвал практически весь этот хаос. Тот, получив заклинанием в лицо, взвыл от боли, развернулся и, пошатываясь, припустил следом за братом с сестрой. Гарри поднялся с пола и рванул по коридору за ними, не обращая внимания ни на грохот у себя за спиной, ни на крики остальных, чтобы он вернулся, ни на беззвучный призыв тех, кто неподвижно лежал на полу и чьей судьбы он пока не знал…

Он чуть не потерял равновесие, на полной скорости свернув за угол – его кроссовки стали скользкими от крови; у Снейпа была огромная фора. Успел ли он уже вскочить в шкаф в Насущной Комнате, или же Орден принял меры, чтобы предотвратить отход Упивающихся Смертью этим путем? Проносясь через следующий пустой коридор, Гарри не слышал ничего, кроме топота собственных ног и грохота собственного сердца; однако тут он заметил кровавый след, подсказавший ему, что по крайней мере один из Упивающихся Смертью направляется к входной двери – похоже, Насущная Комната действительно блокирована…

Когда Гарри выскочил из-за очередного угла, в него полетело проклятие. Он нырнул за статую в доспехах, статуя тут же разлетелась вдребезги. Он увидел брата с сестрой, убегающих вниз по мраморной лестнице, и послал им вслед по сглазу, но попал всего лишь в нескольких ведьм в длинных париках, обитавших в портрете на лестничной площадке; те с воплями разбежались по соседним картинам. Перепрыгнув через останки доспехов, Гарри услышал новые крики и вопли – похоже, проснулся весь замок…

Он рванулся к одному из потайных проходов, надеясь обогнать брата с сестрой и приблизиться к Снейпу и Малфою – те уже наверняка добрались до парка. Не забыв перескочить исчезающую ступеньку посередине потайной лестницы, он вырвался сквозь гобелен прямо в коридор, набитый облаченными в пижамы ошеломленными хаффлпаффами.

– Гарри! Мы услышали шум, и кто-то что-то сказал про Темный Знак… – начал было Эрни Макмиллан.

– С дороги! – Гарри оттолкнул в сторону двух мальчишек и, в несколько прыжков преодолев лестничную площадку, бросился вниз по последнему пролету мраморной лестницы. Дубовая входная дверь была выбита наружу, на каменных плитах виднелись кровавые разводы. К стенам жались несколько перепуганных студентов, один или два все еще прикрывали головы руками. Огромные песочные часы Гриффиндора были разбиты попавшим в них заклинанием, и рубины с громким стуком сыпались на плиты.

Гарри пулей пролетел через холл и выскочил наружу. Он едва мог различить три фигуры, бегущие через лужайку в направлении ворот, за которыми они смогут Дезаппарировать – судя по их виду, огромный Упивающийся Смертью блондин и, на некотором расстоянии впереди него, Снейп с Малфоем.

Гарри понесся вслед за ними; холодный ночной воздух ножом вонзился в его легкие. Впереди он заметил вспышку, на мгновение осветившую силуэты всех троих. Что это было, он не понял, но продолжал бежать – он все еще был слишком далеко, чтобы нормально нацелить проклятие…

Впереди мелькнула еще одна вспышка, затем послышались крики, ответные вспышки, и Гарри наконец понял: Хагрид выскочил из своей хижины и пытался преградить дорогу Упивающимся Смертью. И хотя каждый вдох, казалось, разрывал его легкие, а в боку жгло как огнем, Гарри прибавил скорость. Непрошеный голос в его голове повторял: только не Хагрида… только не Хагрида…

Что-то больно ударило Гарри в поясницу, и он упал ничком, крепко стукнувшись лицом о землю, так что кровь хлынула из обеих ноздрей. Уже перекатываясь набок и готовя палочку, он понял, что его настигли брат с сестрой, которых он обогнал, воспользовавшись потайным проходом…

Impedimenta! – крикнул он, вновь перекатившись и пытаясь плотнее прижаться к темной земле. Как ни странно, в кого-то из них его сглаз попал – тот споткнулся и упал, зацепив при этом второго; Гарри вскочил на ноги и снова кинулся в погоню за Снейпом.

Теперь он видел огромный силуэт Хагрида, освещенный внезапно выбравшимся из облаков лунным серпом. Светловолосый Упивающийся Смертью швырял в егеря проклятие за проклятием, но невероятная сила и толстая кожа, унаследованная Хагридом от своей матери-великанши, похоже, сводили на нет все усилия нападавшего. Снейп и Малфой, однако, продолжали бежать; скоро они уже окажутся за воротами и смогут Дезаппарировать…

Гарри проскочил мимо Хагрида и его противника, прицелился Снейпу в спину и крикнул:

Stupefy!

Он промазал; луч оранжевого света пролетел рядом со Снейповой головой.

Драко, беги! – прокричал Снейп и развернулся. Между ним и Гарри было около двадцати ярдов. Какое-то мгновение они сверлили друг друга глазами, после чего одновременно подняли волшебные палочки.

Cruc-…

Но Снейп парировал проклятие, сбив Гарри с ног, прежде чем тот успел закончить заклинание. Гарри перекувырнулся и снова вскочил на ноги в тот самый момент, когда огромный Упивающийся Смертью у него за спиной крикнул «Incendio!» Гарри услышал взрыв, и вся сцена разом оказалась освещена оранжевым огнем. Дом Хагрида горел.

– Там же Фанг, ах ты сволочь!.. – взревел Хагрид.

Cruc-… – снова прокричал Гарри, целясь в фигуру впереди, освещенную танцующим пламенем, но Снейп вновь заблокировал заклинание. Гарри увидел, что он усмехается.

– Не выйдет у тебя Непрощаемых проклятий, Поттер! – голос Снейпа перекрыл и гул огня, и крики Хагрида, и отчаянный лай запертого Фанга. – У тебя нет ни силы духа, ни способности…

Incarc-… – отчаянно взревел Гарри, но Снейп отразил и это заклинание почти ленивым движением руки.

– Дерись! – заорал на него Гарри. – Дерись же, ты, трусливый…

– Трус, вот как ты меня назвал, Поттер? – заорал в ответ Снейп. – Твой отец никогда не осмеливался на меня напасть, если только их не было четверо на одного, интересно, как бы ты его назвал?

Stupe-…

– Отбиваю опять, и опять, и опять, и так до тех пор, пока ты не научишься держать рот и мысли на замке! – злорадно усмехнулся Снейп. – Теперь пошли! – крикнул он белокурому Упивающемуся Смертью. – Пора уходить, пока тут не появились люди Министерства!

Impedi-…

Но, прежде чем Гарри смог закончить заклинание, его скрутила жесточайшая боль. Он упал на колени, кто-то кричал, сейчас он точно умрет от этой боли, Снейп будет терзать его, пока он не умрет или не сойдет с ума…

– Нет! – прокричал голос Снейпа, и боль исчезла так же неожиданно, как и накатила. Гарри скорчившись лежал на траве, сжимая волшебную палочку и часто дыша; где-то над ним Снейп орал: – Вы что, забыли наши приказы? Поттер принадлежит Темному Лорду – мы сейчас должны его оставить! Пошли! Пошли!

Гарри ощутил, как земля у него под лицом содрогнулась – брат с сестрой и огромный Упивающийся Смертью подчинились приказу, кинувшись к воротам. Гарри испустил нечленораздельный вопль ярости. В этот момент ему было наплевать, выживет он или умрет. Снова поднявшись на ноги, он слепо заковылял к Снейпу, человеку, которого он в этот момент ненавидел так же сильно, как самого Волдеморта…

Sectum-…

Снейп взмахнул палочкой, и проклятие вновь было отбито; но теперь Гарри был уже в считанных футах от него и наконец-то мог отчетливо видеть его лицо: Снейп уже не ухмылялся презрительно – огонь осветил лицо, полное ярости. Собрав всю свою способность сосредотачиваться, Гарри подумал: Levi-…

– Нет, Поттер! – вскричал Снейп. Послышался громкий хлопок, и Гарри отлетел назад, вновь больно ударившись о землю, и на этот раз волшебная палочка выскочила из его руки. Он слышал крики Хагрида и лай Фанга, пока Снейп подходил к нему. Снейп смотрел сверху вниз на него, беззащитного и лишенного палочки, совсем как Дамблдор чуть раньше. Бледное лицо Снейпа, освещенное огнем пылающей хижины, горело такой же ненавистью, как тогда, когда он убил Дамблдора.

– И ты осмеливаешься применять против меня мои собственные заклинания, Поттер? Именно я их придумал – я, Принц-Полукровка! И ты хочешь применять мои изобретения против меня же, подобно твоему отцу, да? Не думаю, что у тебя получится… Э, нет!

Гарри бросился к своей волшебной палочке; Снейп кинул в нее заклинание, и она отлетела на несколько футов в сторону, куда-то в темноту.

– Тогда убей меня, – задыхаясь, прохрипел Гарри; в этот момент он совершенно не ощущал страха, лишь ярость и презрение. – Убей меня так же, как ты убил его, ты, трус…

– НЕ СМЕЙ, – взревел Снейп, и внезапно его лицо исказилось до неузнаваемости, стало безумным, нечеловеческим, словно он испытывал такую же боль, как лающий, воющий пес, запертый в горящей хижине у них за спиной, – НАЗЫВАТЬ МЕНЯ ТРУСОМ!

Он рубанул палочкой воздух; Гарри почувствовал, как что-то полоснуло его по лицу, словно раскаленным кнутом, и снова швырнуло наземь. Искры брызнули у него из глаз, и какое-то время он просто не мог дышать. Затем Гарри услышал над собой шум крыльев, и что-то огромное заслонило звезды – на Снейпа спикировал Бакбик. Снейп, шатаясь, шагнул назад, когда его полоснули острые как бритва когти. Когда Гарри удалось принять сидячее положение (вопреки гудению в голове от последнего контакта с землей), он увидел, что Снейп мчится со всех ног, а огромный зверь бьет крыльями прямо у него за спиной и клекочет так яростно, как Гарри еще никогда не слышал…

Гарри с трудом поднялся на ноги и начал осматриваться в поисках своей волшебной палочки; хотя в глазах его по-прежнему все плыло, он не оставил надежду продолжить погоню. Но уже когда он шарил по траве, отбрасывая веточки, он знал, что опоздал. И действительно – к тому времени, когда он нашел наконец палочку и осмотрелся, он увидел лишь гиппогрифа, нарезающего круги над воротами. Снейпу удалось Дезаппарировать, едва он покинул территорию школы.

– Хагрид, – все еще не вполне придя в себя, пробормотал Гарри. – ХАГРИД?

Он ковылял в сторону горящей хижины, когда из огня прямо перед ним появилась огромная фигура, несущая на плечах Фанга. Издав крик благодарности непонятно кому, Гарри опустился на колени; его всего трясло, все тело болело, и каждый вдох бил словно ножом.

– Ты в поряде, Гарри, э? В поряде? Ответь, Гарри…

Огромное заросшее лицо Хагрида плыло над Гарри, заслоняя звезды. Гарри ощущал запах горелого дерева и собачьей шерсти; протянув руку, он с облегчением нащупал рядом с собой теплое, живое, дрожащее тело Фанга.

– Нормально, – выдохнул Гарри. – А ты?

– Да че там… Меня шоб прикончить, их куда больше надо…

Хагрид взял Гарри под мышки и рывком поднял его на ноги, с такой силой, что гаррины ноги на какое-то мгновение оторвались от земли. Он увидел струйку крови, стекающую по щеке Хагрида из глубокого пореза под быстро заплывающим глазом.

– Надо твой дом потушить, – сказал Гарри. – Чары Aguamenti

– Знал ведь, шо это че-то типа того, – промямлил Хагрид, поднимая свой тлеющий розовый цветастый зонтик. – Aguamenti!

Из кончика зонта вырвалась струя воды. Гарри тоже поднял руку с палочкой, казавшейся отлитой из свинца, и тоже пробормотал «Aguamenti». Вдвоем он заливали дом Хагрида водой до тех пор, пока пламя не исчезло полностью.

– Ниче, не так уж плохо, – с надеждой в голосе произнес Хагрид, глядя на дымящиеся развалины. – Ниче такого, шо Дамблдор не смог бы разрулить…

При звуке имени Гарри ощутил жестокую боль в груди. Сейчас, в тишине и покое, в нем начал нарастать ужас.

– Хагрид…

– Я залечивал ноги паре Подветочников, када услышал, шо они идут, – печально сказал Хагрид, по-прежнему глядя на свою разрушенную хижину. – Сгорели, до последнего сучка, бедолаги…

– Хагрид…

– Да, но че случилось-то, а? Я тока увидел этих Упивающихся Смертью, как они бежали из замка, но че там, черт подери, делал Снейп? Он ваще куда делся – он их преследует?

– Он… – Гарри закашлялся, во рту от паники и дыма все пересохло. – Хагрид, он убил…

– Убил?! – громко переспросил Хагрид, уставившись на Гарри. – Снейп убил? Ты эт о чем, Гарри?

– Дамблдора, – закончил Гарри. – Снейп убил… Дамблдора.

Хагрид просто смотрел на него; та малая часть его лица, которую можно было различить, оставалась бесстрастной, он явно не понимал.

– Чего Дамблдора, Гарри?

– Он мертв. Снейп его убил…

– Не шути так, – грубо произнес Хагрид. – Снейп убил Дамблдора – не валяй дурака, Гарри. Чего эт ты вдруг такое говоришь?

– Я видел, как это случилось.

– Не мог ты этого видеть.

– Я видел, Хагрид.

Хагрид покачал головой; на лице его было написано недоверие пополам с сочувствием, и Гарри догадался, что, по мнению Хагрида, он просто слишком сильно головой ударился и потому ничего не соображает – возможно, в результате попадания какого-нибудь сглаза…

– Вот че, наверно, случилось, Дамблдор сказал Снейпу идти за Упивающимися Смертью, – уверенно сказал Хагрид. – Думаю, он хотел сохранить его прикрышку. Слуш, пошли-ка обратно в школу. Пошли, Гарри…

Гарри не стал спорить или объяснять. Его все еще трясло. Скоро Хагрид сам все узнает, слишком скоро… Пока они шли в сторону замка, Гарри заметил, что во многих  окнах уже горит свет. Он мог отчетливо представить себе сцены внутри замка: люди ходят из комнаты в комнату, рассказывая друг другу, что в Хогвартс ворвались Упивающиеся Смертью, что над школой висит Темный Знак, что кого-то, должно быть, убили…

Входная дверь перед ними по-прежнему была выломана, яркий свет изливался сквозь дверной проем на лужайку. Одетые в ночные рубашки люди медленно и неуверенно выбирались наружу, нервно оглядываясь в поисках Упивающихся Смертью, исчезнувших в ночи. Гарри же не отрываясь смотрел на подножие самой высокой башни. Ему казалось, что на траве он может различить черную массу, хотя, разумеется, он был слишком далеко, чтобы рассмотреть что-то подобное. Однако, бессмысленно глядя на то место, где, как ему казалось, лежит тело Дамблдора, он заметил, что люди постепенно начинают двигаться туда же.

– Эт на че они там все смотрят? – спросил Хагрид, когда они с Гарри и с жмущимся к их ногам Фангом приблизились к входу в замок. – Че там на траве лежит? – резко добавил он, направляясь к подножию Астрономической башни, где уже образовалась небольшая толпа. – Вишь, Гарри? Прям у самой башни? Под тем местом, где Знак… Черт… Те не кажется, шо кого-то сбросили?..

Хагрид замолчал – похоже, мысли его были слишком ужасны, чтобы их можно было выражать вслух. Гарри шел рядом с ним, ощущая ноющую боль в голове и ногах, везде, куда последние полчаса попадали разнообразные сглазы; но ощущал он это как-то отстраненно, словно эту боль испытывал не он сам, а кто-то рядом. Реальным и нестихающим было лишь страшное давящее чувство в груди…

Словно во сне, они с Хагридом прошли сквозь бормочущую толпу туда, где остолбеневшие студенты и преподаватели оставили небольшой проем.

Гарри услышал полный потрясения и шока стон Хагрида, но не остановился; медленно он продолжил двигаться вперед, пока не подошел к лежащему ничком Дамблдору. Гарри знал, что надежды нет, с того самого момента, как с него снялось проклятие Полного Паралича, наложенное Дамблдором, – такое могло произойти только если наложивший его был мертв, – но все равно оказался не готов увидеть его распластанным, изломанным, величайшего волшебника из всех, кого Гарри знал и еще узнает.

Глаза Дамблдора были закрыты, но из-за положения его рук и ног казалось, что он просто спит. Гарри протянул руку, поправил полумесяцеобразные очки на знакомом кривом носу, стер своим собственным рукавом струйку крови, стекавшей изо рта… затем, глядя в старое мудрое лицо, он попытался полностью осознать эту огромную и невообразимую истину: никогда больше Дамблдор с ним не заговорит, никогда больше не поможет…

Толпа за Гарриной спиной перешептывалась. Спустя, как ему показалось, долгие часы он вдруг осознал, что его колено упирается во что-то твердое, и посмотрел вниз.

Медальон, который им удалось выкрасть, казалось, уже так давно, выпал из кармана Дамблдора. Он был открыт, видимо, раскрылся от сильного удара о землю. И хотя Гарри уже не мог испытывать большего шока, большего ужаса и печали, чем сейчас, но, едва подобрав медальон, тотчас же понял, что что-то не так…

Гарри перевернул медальон. Он был не таким большим, как тот, который Гарри помнил по Думшлагу; кроме того, на нем не было никаких знаков, не было знака Слизерина – разукрашенной буквы S. Более того, внутри него не было вообще ничего, за исключением обрывка пергамента, свернутого и плотно засунутого туда, где полагалось быть портрету.

Машинально, не думая о том, что он делает, Гарри извлек пергамент, развернул его и при свете множества волшебных палочек, зажженных за его спиной, прочел:

Темному Лорду

Я знаю, что буду мертв задолго до того, как ты это прочтешь, но я хочу, чтобы ты знал, что это я раскрыл твой секрет. Я украл настоящий Хоркрукс и намерен уничтожить его как можно скорее.

Я смотрю в лицо смерти с надеждой, что, когда ты встретишь равного себе, ты снова будешь смертен.

Р.А.Б.

Гарри не понял, что означало это сообщение, да это его и не волновало. Лишь одно имело значение: это оказался не Хоркрукс. Дамблдор ослабил себя, выпив то ужасное зелье, без всякой пользы. Гарри скомкал пергамент в руках, и глаза его наполнились слезами. Фанг за его спиной завыл.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | НАВЕРХ