Предыдущая            Следующая

 

 ГЛАВА 1. ОНИ ЗАМЕТИЛИ, ЧТО УЖЕ НАЧАЛОСЬ

Был феномен «обмена душами».

Был феномен «высвобождения желаний».

Год, когда случились эти невероятные феномены, подходил к концу.

После первой встречи с Халикакабом прошло около четырех месяцев. За это время произошли настолько яркие события, что, по правде говоря, первая половина года в памяти уже затуманилась.

Даже такое важное событие, как вступительные экзамены.

Если оглянуться на прошлое – его жизнь вполне можно было охарактеризовать словом «ординарная».

Но это «ординарное» внезапно разнесло в клочья, словно стихийным бедствием.

При каких условиях он не потерял бы свое «ординарное»?

Если бы не поступил в старшую школу Ямабоси.

Если бы не вступил в кружок изучения культуры.

Если бы не познакомился с товарищами по КрИКу.

Если бы он все это не сделал, то, возможно, вел бы сейчас более ординарную жизнь.

Может, и оценки бы тогда не поползли вниз.

Но.

Он ничуть не жалел о том, что поступил в Ямабоси, что присоединился к сборной солянке учеников, названной КрИКом, что познакомился с другими членами кружка.

Если бы ему представился шанс все сделать заново, наверняка он поступил бы точно так же.

Возможно, он потерял что-то важное.

Но получил много возможностей нечто важное приобрести.

По крайней мере, Тайти Яэгаси в это верил.

 

□■□■□

 

Когда церемония закрытия триместра в актовом зале завершилась, все вернулись по своим кабинетам на классный час.

За кафедрой класса 1-3, где учился Тайти, стоял классный руководитель Рюдзен Гото (прозвище – Го-сан). Учитель физики с довольно расхлябанным характером.

– Что бы там ни говорили директор и психолог, на каникулах вы можете делать что хотите, только не влезайте в преступления и какие-нибудь странные скандалы. Короче говоря, не делайте ничего такого, из-за чего пришлось бы вызывать меня!

Открытый и прямолинейный учитель. Возможно, это стоит считать достоинством.

– Так, распечатки уже розданы… Я ничего не забыл сказать, Фудзисима?

– Я не знаю, что вам велели нам сказать, но, насколько я могу судить, вы ничего не упустили, сэнсэй, – ответила староста, Майко Фудзисима.

На эту девушку с повышенным чувством ответственности Гото в последнее время много полагался (как и на Химэко Инабу).

– Ну, тогда добавлю, что сегодня Рождество. Тем не менее в любовные отели не ходите! Школьникам там находиться запрещено! И даже если будете заниматься сексом дома друг у друга, не забывайте о мерах предосторожности!

– Поскольку в последнее время было довольно скандально, мне кажется, стоит воздерживаться от высказываний, которые можно воспринимать как сексуальные домогательства, сэнсэй.

Фудзисима уже почти превратилась в опекуна Гото.

– Ну, я постараюсь. Заканчивать классный час нам еще рановато, но сегодня вы вряд ли будете на меня сердиться. Все свободны!

Сразу после этих слов поднялся шум и гам. В день церемонии закрытия в классе царила более расслабленная, чем обычно, атмосфера.

– Эй, Яэгаси. Тебя не беспокоит, что Го-сан сказал под конец? – спросил у Тайти его друг Синго Ватасэ.

– Неа. А тебя?

Спортсмен, красавчик, веселый парень – всеми хорошими качествами он обладал, однако девушки у него не было. Потому что он нацеливался на неприступную Майко Фудзисиму. То так, то эдак он пытался ее раскачать, однако Фудзисима все не раскачивалась.

– Заткнись. Кстати, ты вроде говорил насчет сходить поразвлечься на каникулах…

– Привет, Тайти. Мы пошли, тебя не ждем.

– Ты тоже приходи поскорей!

– А, ага.

Инаба и Иори Нагасэ, обратившись к Тайти, вышли из класса.

– Что? Вы чего-то затеваете?

– У КрИКа будет что-то типа рождественской вечеринки…

– Ух ты, вы правда отлично задружились. Но именно потому, что вы так классно задружились, тебе трудновато будет с кем-то из них начать встречаться.

– Не… об этом я не беспокоюсь, но…

– Что, так ты уже встречаешься с Нагасэ?

– …но у нас там более трудное положение дел…

– Как-то ты туманно выражаешься.

Тайти и сам думал, что выражаться надо яснее.

Думал, но…

– Ну и ладно. Ты вроде торопишься, так что насчет поразвлечься я тебе кину мейл позже.

– Хорошо.

Ватасэ встал, Тайти тоже.

Он перекинулся парой слов с другими приятелями.

Планы на Рождество, планы на Новый год, какой будет день четвертого января, чертова домашка на каникулах (Тайти этого мнения не разделял).

…Как-то, в общем, время пролетело.

Если он не поторопится, остальные кружковцы будут сердиться. С этой мыслью Тайти поспешно вышел из класса.

Группа девушек у окна замахала ему руками: «Яэгаси-кун, до встречи в новом году!»

За последние несколько месяцев произошло много странных событий, члены КрИКа часто демонстрировали странное поведение, и все равно одноклассники относились к ним с теплотой и заботой. За это Тайти был им искренне благодарен.

Пойманный в плен странного мира, Тайти уже знал, насколько прекрасна обычная, повседневная жизнь.

В этот самый момент…

Хлоп-хлоп.

Кто-то похлопал его по плечу.

Ничего особенного, просто в обычной школе, в обычной манере, кто-то похлопал его по плечу, всего-то навсего.

И тем не менее.

 

В следующий миг по всему его телу побежали мурашки.

 

Это не обычное похлопывание.

Нечто такое чувствовалось в этом школьном коридоре.

Атмосфера слабо, но явственно отличалась от обычной атмосферы этого мира.

Это странное, как бы сказать, вонючее ощущение было ему хорошо знакомо.

«Нет», – заставил себя покачать головой Тайти.

Здесь пока что должно быть все нормально.

Конечно, в комнату КрИКа уже вторгся чужой мир.

Но сюда-то он еще не вторгался.

Конечно, тот тип непредсказуем, но даже у него есть свои правила…

Окружающий шум словно начал удаляться, гаснуть.

Тайти не хотел оглядываться.

Но он должен был встретить это лицом к лицу.

Потому что сбежать было невозможно.

Тайти проглотил слюну и развернулся.

Там, как и говорило неприятное предчувствие, стоял Рюдзен Гото… а вот и нет, не он. Девушка «пацанистого» вида с короткой стрижкой.

Мисаки Осава из легкоатлетической секции.

Тайти удивило, что это не Гото.

Может, у него просто разыгралось воображение?

У него было ощущение, что появился Халикакаб, но, возможно, он просто ошибся…

Нет.

Глаза Осавы были полуоткрыты.

Ощущение апатии, совсем как от того типа.

Халикакаб?

Но вроде бы облик был какой-то не такой, как у всегдашнего Халикакаба?..

– …Осава? – робко спросил Тайти.

– …Мне нужно, чтобы ты стал рыцарем, – медленно и размеренно произнесла Осава.

Эта манера речи явственно отличалась от ее обычного быстрого говора.

Отличалась.

– В каком… смысле?

– Ты не должен никому обо мне рассказывать. …Пообещать можешь?

Он полностью уверился, что стоящая перед ним Осава – не Осава.

Но в то же время и… не Халикакаб?

– Если нарушишь обещание, с двенадцати до пяти… будет постоянно, ясно?

– Да погоди ты… Ты, блин, о чем вообще?..

– Уже скоро начнется… сам поймешь. Ну… пока.

Едва Осава договорила, как ее тело рухнуло на пол.

– Т-ты как, в порядке?! – воскликнул Тайти и, подбежав к Осаве, схватил ее за руку.

– Уу… ээ, погоди, что?! – Осава изумленно распахнула глаза и вскочила. – Что… я?.. Яэгаси-кун?

– Ну… Осава, ты просто вдруг взяла и упала на колено посреди коридора…

– Да ладно… это что, анемия? И вообще, я в коридоре?

Похоже, Осава не помнила ничего из произошедшего только что.

– А, кстати, спасибо, Яэгаси-кун.

Тайти кивнул. Осава, недоуменно склонив голову набок, вернулась в класс.

– Что это сейчас… было?..

Рыцарь?

Никому не рассказывать?

С двенадцати до пяти?

Будет постоянно?

А главное, этот тип – тот, который вселился в Осаву, – он кто?

 

Ломая голову над загадочным происшествием, Тайти вошел в кабинет 401 на четвертом этаже здания кружков – кабинет кружка изучения культуры.

Все, кроме Тайти, уже были здесь.

На столе были разнообразные соки и сладости, плюс выставлены настолки. Все это было приготовлено еще вчера.

– Эй, Тайти, это ты написал? – внезапно спросила Инаба, прищурив раскосые глаза. Ее поза вкупе со стройной фигурой смотрелась на удивление приятно.

Тайти перевел взгляд на доску, куда указала Инаба.

 

Химэко Инаба Иори Нагасэ Юи Кирияма Ёсифуми Аоки

 

На доске были написаны имена четырех членов КрИКа.

– Ээ, а мое имя? Я сам должен его написать?

После этого вопроса лицо Инабы вытянулось.

– То есть это не ты…

– Понимаешь, когда мы пришли, это уже было написано. …Но никто из наших, включая Тайти, не помнит, чтобы это писал… – объяснила Кирияма, обхватив руками свое хрупкое тело.

– Тогда… кто же?

– Если бы мы знали, не стали бы спрашивать тебя.

– Это… таинственная история! – возбужденно воскликнул Ёсифуми Аоки, покачивая длинноватыми вьющимися волосами.

Ему ответила Нагасэ, картинно подпершая руками подбородок:

– Это… может, кто-то нам подготовил детективную игру «Ктооо написал слова на доске?».

– Точно, слова на доске – это «дайнинг месседж», да, Иори-тян? Стало быть, виновник… Тайти! Потому что только его имени тут нету!

– Не я это. И потом, ответ слишком простой. И еще – правильно не «дайнинг», а «дайинг»[1].

В одной фразе три косяка – да, Аоки в своем репертуаре.

– Если это действительно детективная игра… то первый подозреваемый – Иори. Потому что она первая это предложила, а вор громче всех кричит «держи вора».

– Ю… Юи… Юи, ты меня обвиняешь?..

– Нет-нет! Я только предположила! Наша миленькая Иори врать не может!

– Ты понимаешь меня, Юи!

– Естественно, Иори!

Глядя на это короткое представление, завершившееся крепким объятием, Инаба с непонятным выражением лица пробормотала:

– Сюда кто-то приходил?.. Но что ему было надо?..

– Да просто прикол небось? Это же всего-навсего написанные имена. …Но то, что моего имени нет, меня все равно беспокоит.

– Не только имена, Тайти.

– А?

После слов Инабы он взглянул на доску и, кроме имен, обнаружил еще одну строку.

 

12:00 – 17:00

 

– Что это? Время… а.

Если вспомнить – совсем недавно странная Осава назвала время…

…«С двенадцати до пяти… будет постоянно».

Голос не Осавы, а чего-то другого всплыл в его памяти.

По спине вдруг прошел холодок.

Совпадение или…

Часы в кабинете показывали 11:50.

Рассказать всем, что произошло недавно?

Но оно потребовало «никому не рассказывай». И «не нарушь обещания».

Пока что не дергаться, а просто наблюдать, что будет?

Все еще не факт, что что-то должно начаться.

– Если это прикол, то я не понимаю его смысл… Что-то должно произойти, что ли? – произнесла Инаба. Все заозирались по комнате, но ничего особо интересного не обнаружили.

– Хмм, немного неприятно, но давайте начнем отмечать? А об этом подумаем позже.

Они чокнулись соком, и рождественская вечеринка (включающая в себя лишь игры, треп и еду-питье) началась.

– Пхаа! Классная газировка!

– …Иори, ты не могла бы вести себя чуть повоспитаннее? (глотает) Ух, кислая?! Эй, это же не для человека?!

– Не вставай, когда ешь или пьешь, Юи. Похоже, самая воспитанная здесь я?

– Инаба-ттян, Инаба-ттян. Воспитанные девушки не пьют, как сорокалетние белые воротнички, открывающие дверь в свой второй бар локтем… аай?!

– Я сижу прямо и не горблюсь, как сорокалетняя!

Шумная четверка.

Тайти, искоса поглядывая на часы, тоже поднес ко рту бумажный стаканчик.

– Чего паришься о времени, Тайтиии! Вечеринка только началааась! – шутливым тоном пропела Нагасэ, заглянув ему в лицо.

Лицо самой красивой, как считалось, первоклассницы старшей школы придвигалось, и у Тайти сильнее заколотилось сердце.

– А, не, ничего…

Пытаясь заговорить зубы Нагасэ, Тайти все равно поглядывал на часы.

Время неумолимо приближалось к двенадцати.

Едва он успел подумать, что ничего не произойдет, как…

– У!..

Внезапная перемена.

Простонавшая Нагасэ резко поставила свой бумажный стаканчик.

– На, Нагасэ?

– Ка… как-то всюду жжет…

Внезапно она изменилась в лице. Все тело задрожало.

– Нагасэ, ты как?! – спросил Тайти, однако Нагасэ ничего не ответила.

– Э… уу… меня тоже жжет… – слабо простонала сидящая рядом Кирияма. Обеими руками она вцепилась в свои длинные каштановые волосы, словно борясь с болью.

– Эй, что с вами?!

– Сразу и Юи, и Иори-тян?!

Заметив странный феномен, Инаба и Аоки выкрикнули одновременно.

С двенадцати до пяти.

Надпись на доске.

Странный феномен.

Тот неизвестный, который не Халикакаб?

Двенадцать часов – сигнал о том, что что-то начнется. Так Тайти подумал, а в следующее мгновение…

 

Нагасэ и Кирияма исчезли из этого мира.

 

– Хаа?! – безумным голосом воскликнул Тайти.

Он потер глаза, не в силах поверить тому, что они видели.

Но, приглядевшись, он обнаружил, что был неправ, решив, что там совсем никого нет.

Там, где только что были Нагасэ и Кирияма, сидели две очаровательные девочки в мешковатой, не по размеру форме частной школы Ямабоси.

– Чт-… э… кто?.. – ошарашенно спросила Инаба.

– Важнее… что с Нагасэ и Кириямой?.. – следом подал голос Тайти.

Две девочки, одна с черными волосами, другая с длинными каштановыми, беспрестанно озирались.

– Уу, какая большая… – произнесла черноволосая девочка, теребя болтающийся рукав.

– И у меня…

С этими словами каштанововолосая девочка выпростала руки из рукавов. Потом поправила рукава сидящей рядом девочки помладше.

– О, вкусняшки. Можно мне взять? – спросила каштанововолосая девочка.

Тайти и остальные ничего не ответили, только кивнули. «Ура!» – воскликнула девочка и взяла два бисквита.

Один тут же передала черноволосой.

– Хочешь? Бери.

– Спасибо.

Две девочки принялись уплетать бисквиты, словно лучшие подруги.

Тайти и Аоки машинально переглянулись и обхватили друг друга за плечи.

– Ч-ч-ч-что это?! Что тут происходит?! Иллюзия обмена телами?! – выпучив глаза, воскликнул Аоки.

– Без понятия! У меня не спрашивай! Мои глаза что, сошли с ума?!

– Глаза сошли с ума… да… точно! Так, зажмуриваюсь. Трии – четыре! Открываю, и все будет как раньше… Не будет?!

– Кто эти дети?! Где их родители?! Мама этих детей, придите и заберите их, пожалуйста! – в панике воскликнул Тайти.

Тут Инаба сухо рассмеялась и встала.

Открыла окно и – во всю мощь своих легких закричала:

– ЧТО ПРОИСХОООДИИИТ?!

Голос Инабы разнесся по всей школе.

 

Этот крик, похоже, позволил Инабе успокоиться, и она принялась разбираться в ситуации.

По итогам рассуждений (исключив слово «невозможно») возникло следующее предположение: Иори Нагасэ и Юи Кирияма вернулись во времени к своим детским личностям.

Внезапно появившиеся в комнате КрИКа маленькие девочки – это и есть уменьшившиеся Нагасэ и Кирияма (Нагасэ, на глаз, из первого класса начальной школы, Кирияма – из пятого).

Нагасэ и Кирияма не просто уменьшились в размерах – их лица стали более детскими, округлыми (а вот прически не изменились).

Кроме того, мини-версии Нагасэ и Кириямы появились ровно в тех же местах, где только что были Нагасэ и Кирияма из первого класса старшей школы. Произошло это прямо у остальных на глазах, так что вряд ли они как-то спрятались и подменили себя.

Вдобавок мини-версии Нагасэ и Кириямы носили школьную форму Нагасэ и Кириямы. В этом сомневаться не приходилось, поскольку содержимое карманов и мобильники совпадали.

Кстати говоря, пока проверяли одежду, мини-версия Нагасэ встала, и ее юбка и трусики попытались свалиться, что вызвало большой переполох (Инаба мгновенно ткнула Тайти и Аоки в глаза, а пока парни корчились от боли, приняла экстренные меры от сползания одежды).

Последним аргументом стали слова самих девочек.

Они в своих не по размеру больших одеждах (мини-юбки на них превратились в макси) сидели рядышком, а Аоки, Инаба и Тайти уселись напротив.

– Кхем, – прокашлялась Инаба. – Еще раз. Как вас зовут, и сколько вам лет? Сначала ты, старшая.

– Да! Юи Кирияма, одиннадцать лет! – бодро ответила Кирияма [11 лет]. Она выглядела побойчее, чем нынешняя Юи. Здоровая девочка, способная бегать без угомона даже зимой.

– …Так, а ты?

– Иори Нагасэ, шесть лет! – не менее бодро ответила Нагасэ [6 лет]. Резинка для волос, свалившаяся при возврате во времени (?), снова была на месте, отчего девочка совсем походила на мини-Нагасэ.

– Следующий вопрос. Вот этот похотливый дылда кто?

– Аоки-сан! – Дядя Аоки!

– «Похотливый» – это не перебор, а, Инаба-ттян?

– А этот красавец мужчина?

– Тайти-сан! – Дядя Тайти!

– Я… я внезапно получил комплимент, Инаба-сан?..

Тайти думал, что на автомате и он получит оскорбление.

К похвалам он не привык и потому не знал, что с этим делать.

– Ну а я кто?

– Инаба-сан! – Тетя Инаба!

– Окееей. Ну а мы вместе… кто?

– Ээ… Инаба-сан – это Инаба-сан… Аоки-сан – это Аоки-сан. Тайти-сан – это Тайти-сан… только так…

– Дяди и тетя – это дяди и тетя?

– …Ясно. А вы помните, что вы делали вчера?

– …Я ходила в школу, потом, кажется, в додзё, но… как-то очень смутно все помнится.

– Я тоже в школу. Потом играла с друзьями…

– Так, сейчас вопрос только к Юи… Расписание на неделю ты помнишь? – и Инаба протянула Кирияме [11 лет] ручку и бумагу.

– У нас второй триместр? Если только в целом…

Периодически задумываясь, Кирияма [11 лет] заработала ручкой.

– Вот, готово. Кажется, все правильно… кажется.

Инаба открыла мобильник, связалась со знакомым своего знакомого, добыла фотографию расписания тех времен, когда Кирияма ходила в пятый класс начальной школы, и сравнила ее с расписанием, написанным Кириямой [11 лет] (хорошо уметь распоряжаться информацией).

– …Почти в точности. …Может, вам пока поиграть немножко?

– Точно! Давай поиграем, Иори-тян?

– Поиграем! Хочу вот в это!

– Оо, ты умеешь в «Реверси»?

– Умею!

И две девочки, точно сестренки, принялись играть.

Глядя на их веселье с суровым выражением лица, Инаба сказала:

– Суммируем то, что у нас есть.

Нагасэ и Кирияма вернулись в детство – как телесно, так и ментально.

Существование и обстоятельства людей вокруг них и, в некоторой степени, свои собственные обстоятельства они вполне понимали. Вопросами о своем окружении они не задавались, как будто считали свое нахождение здесь совершенно естественным. Хотя на вопрос «Как вы тут оказались?» внятного ответа дать не смогли.

Они сохранили часть воспоминаний о том времени, к которому вернулись. Воспоминания о том, что они делали вчера, были не идеальны. Возможно, это вполне естественно, если учесть внезапность их загадочного появления «здесь и сейчас».

– …Как-то так. …Да какого черта «как-то так»! Это невозможно! – огрызнулась Инаба на собственную фразу. Она была очень сильно потрясена.

Если бы Тайти и компания знали только «нормальный» мир, они бы ни за что не поверили в происходящее.

Не факт, что даже просто смогли бы начать рассуждать об этом.

Понимая, что происходит что-то странное, они бы просто отвели появившихся перед ними детей в учительскую или в полицию, а потом отправились бы искать пропавших Нагасэ и Кирияму. Это «нормальное» поведение.

Но сейчас Тайти и компания вели себя не «нормально».

Потому что знали: мир вокруг них не «нормальный».

Потому что знали: этот мир будет добираться до них снова и снова, во всех мыслимых вариантах.

Потому что знали: им придется с этим справляться.

– Это конкретно паршиво, да? – спросил Аоки.

Инаба в ответ пробурчала:

– Реконструкция человеческого тела на клеточном… нет, на молекулярном уровне?.. Включая сознание и воспоминания?.. Еще и с удобной тонкой настройкой?.. Люди из прошлого прыгнули во времени и заменили нынешних… так?.. Наверное.

– Эти дети… Что они такое? – произнес Тайти, поглядывая на превратившуюся в маленьких девочек пару.

– Что они такое?.. Так сразу и не ответишь. …Особенно с учетом того, что их тут вообще не должно быть.

Да, ключевая проблема – не «что они такое», а то, что их в принципе не должно было существовать.

– И… где сейчас настоящие Юи и Иори-тян? – спросил Аоки.

– Может, где-то они сейчас существуют… а может, нигде не существуют. Это если считать, что человек был полностью заменен… а?

Похоже, что-то осознав, Инаба нахмурила брови.

– Не хочу каркать, но… в самом экстремальном случае, если эта маленькая Иори или Юи попадет под машину и умрет… если так случится… то что будет?

– Будет труп, которого не должно существовать… Стой… даже думать об этом не хочу. Или надо исходить из того, что они… вернутся в исходное состояние?

На эти слова Тайти Инаба прикрыла глаза и покачала головой.

– По идее, вернутся. Скорее всего. Судя по всему, что было раньше, так?

Причина того, что это происходит.

Кукловод, заставляющий это происходить.

– …Это дело рук Халикакаба? – произнес Аоки имя того, кто втянул Тайти и остальных в этот аномальный мир.

Имя существа, с которым возможно все, каким бы загадочным оно ни выглядело.

– Уже третий раз… а мы всё никак не можем воспринимать это спокойно. Дерьмо, – выругалась Инаба. Тайти рядом с ней подал голос:

– Это… но я…

Сегодня перед обедом он…

– …Что? Чего остановился на середине фразы?

Инаба пристально смотрела Тайти в глаза.

Осава, в которую кто-то вселился.

Потребованное этим кем-то обещание.

Нечто из иного измерения, не угрожающее, но стоящее намного выше и дающее в полной мере это ощутить.

И, похоже, это существо заранее связалось только с Тайти.

Совместив в голове всю информацию, Тайти в конце концов отвел глаза от Инабы.

– Нет… Ниче… го.

Что это за существо, связано ли оно как-то с Халикакабом, какого рода феномен сейчас происходит – все это он не понимал.

Односторонне навязанное обещание, возможно, было самым важным из всех факторов.

С выводами стоит погодить, по крайней мере, пока он не будет лучше понимать ситуацию.

– Что? Ты что-то заметил? – спросила Инаба. Тайти ответил вялым кивком.

– Если это все устроил Халикакаб… то мы тоже, наверно, будем превращаться вот в это… да?

Аоки это спросил полушутливым тоном, однако внутреннее беспокойство скрыть не смог.

С учетом двух предыдущих случаев…

– Случайным образом… кто-то будет становиться ребенком…

– Стоп, стоп, стоп, стопстопстоп! – истерично (нехарактерно для себя) воскликнула Инаба на бормотание Тайти.

– Не-неужели Инаба-ттян так сильно испугалась?

– Случайным образом… Значит, это может произойти прямо на улице?! Так, что ли?!

– Если вдруг прямо на улице кто-то превратится в ребенка… ии?!

Воображение Тайти нарисовало картину, придуманную Инабой, и у него кровь застыла в жилах.

– Физическое изменение… видимое глазом.

Голос Инабы дрожал.

Она явно была в ужасе.

– Это значит, что мы… больше не сможем выйти на улицу?

Больше не сможем – выйти – на улицу.

Смысл этой простой фразы Тайти понял сразу, но вот на то, чтобы осознать всю ее тяжесть, потребовалось какое-то время.

– А… что? Чтооо?! Нет… точно… да… а.

Аоки сидел, обхватив голову руками и разинув рот.

На что же еще способны эти типы?

– Можно?

Незаметно для них подошедшая Кирияма [11 лет] потянула Инабу за форму. Нагасэ [6 лет] тоже была рядом.

– Че… го?

– Иори-тян говорит, что хочет в туалет, я ее провожу?

«Я забочусь о ней как надо», – всем видом показывала она, явно гордясь собой.

– Конечно, идите.

– Да!

Держась за руки, девочки направились к двери.

– Стоп-стоп-стоп-стоп-стоп, глупые!

Инаба с растерянным выражением лица преградила девочкам путь.

– А? Почему? – и Кирияма [11 лет] озадаченно склонила голову набок.

– Вы не можете выходить наружу!

– Ээ… но…

– Хочу писать… – Нагасэ [6 лет] переминалась с ноги на ногу.

– Не смей выходить! Это неприлично!

– Эй, Инаба… Она же ребенок…

Это не имело значения, однако Тайти в такой ситуации все же подколол Инабу.

– Я пойду сама…

– Речь не о том, сама ты пойдешь или нет! Нельзя девочке из начальной школы расхаживать тут в форме старшей школы, да еще не по росту!

– Сейчас описаюсь…

На глазах Нагасэ [6 лет] выступили слезы.

– А… черт, я поняла! Тайти, Аоки! Выйдите наружу, разведайте, чист ли путь до туалета! Смотрите, чтоб абсолютно никого не было! А в самом туалете займусь я!

Нагасэ [6 лет] всего лишь собиралась пойти в туалет, но этот поход выглядел как на фронте во время войны.

 

Операция по тайному проникновению в туалет завершилась успехом.

После этого Тайти и компания просто убивали время.

Они не знали, не произойдет ли и с ними то же, что с Нагасэ и Кириямой.

Они пытались принять какие-то меры на этот счет, но слишком много было неопределенностей, и сделать ничего было невозможно.

Что до Нагасэ [6 лет] и Кириямы [11 лет], то они, время от времени прихватывая что-нибудь сладкое, играли как ни в чем не бывало.

Тайти и компания с надеждой и нетерпением ждали, когда же Нагасэ и Кирияма вернутся в норму, однако ничего не происходило.

Снаружи уже начало темнеть.

– Не могут же они навсегда остаться в таком виде… Правда ведь? – сказала Инаба. Чем дольше Нагасэ и Кирияма не возвращались, тем сильнее было беспокойство.

– Правда… наверно. Наверняка.

Когда вся жизнь вдруг переворачивается с ног на голову, можно ли это вынести?

– О… уже почти пять. …Наконец-то, – подал голос Аоки.

Это единственная надежда, которую Тайти и остальные нашли, когда обсуждали свою ситуацию.

Тайти смотрел на настенные часы. Совсем скоро минутная стрелка доберется до отметки «12».

Затем Тайти перевел взгляд на доску с надписью.

 

12:00 – 17:00

 

Может быть, этот феномен длится строго «с 12:00 до 17:00»?

Надпись на доске с указанным временем – вряд ли случайная.

Плюс Нагасэ [6 лет] и Кирияма [11 лет] появились ровно в двенадцать.

Всего два основания – слабая аргументация.

Но трое все же думали: а вдруг?

Особенно Тайти, которому это «с двенадцати до пяти» некто сообщил прямым текстом.

Тайти до сих пор не рассказал Инабе и Аоки про вселившееся в Осаву существо.

Честно говоря, у него было ощущение, что он упустил момент.

– О, пять часов, – произнес Аоки, и почти сазу же…

– Уу… – Ауу…

Игравшие в карты Нагасэ [6 лет] и Кирияма [11 лет] обхватили себя руками.

А затем…

 

На их месте появились прежние Иори Нагасэ и Юи Кирияма.

 

Тайти застыл, ошеломленный.

Он смотрел на тех двоих неотрывно. Ну разве что, может, моргал. Но даже если и так, то это длилось всего мгновение.

И тем не менее Тайти не смог поймать тот момент, когда они вернулись.

Он заметил, уже когда Нагасэ и Кирияма выглядели как прежде.

– О, вернулись?! – вскочив с места, воскликнул Аоки.

Инаба была в ступоре.

– Э… на этот раз… вот так?.. Вот такая теперь магия? …Невозможно? или возможно? …Да не знаю я! Не хочу признавать!

– Эм… эээ… почему я здесь?.. – озадаченно склонила голову набок вернувшаяся Кирияма. Нагасэ рядом с ней тоже крутила головой.

– А… я?.. как-то туго в животе?.. Уоо?! П-почему мои трусики в таком странном виде?!

Нагасэ тут же принялась поправлять одежду.

– …Ээй, Нагасэ?! Вообще-то мы, парни, тоже здесь, так что поосторожнее с задиранием юбки!..

– Оо, Иори-тян, ооо…

– Тогда почему бы вам двоим не вести себя прилично и не воздержаться от разглядывания?! Что за дела вообще!

Тайти, получив от Инабы удар между глаз, опрокинулся назад вместе со стулом (Аоки получил такой же удар).

 

– Из того, что было все это время… вы что-нибудь помните? – спросила Инаба. Нагасэ и Кирияма смотрели озадаченно.

– Все это время?.. – переспросила Кирияма.

– Почему темно?! Сколько времени… уже ПЯТЬ?! – вскочив с места, изумленно воскликнула Нагасэ.

– Пять?.. Что? По-почему?! Только что же был день?!

Похоже, все то время (?), что они были детьми, в памяти у них не отложилось.

Инаба объяснила им, что произошло.

Сначала и Нагасэ, и Кирияма слушали с неверящими лицами, на которых было написано «Хорош врать!», но остальные говорили серьезно, и их выражение лица стало меняться.

– З-значит, мне стало [одиннадцать лет]…

– А мне [шесть]…

Инаба вздохнула и почесала в затылке.

– Да… По крайней мере, вы сами… точнее, дети, которые тут были только что, так сказали… Похоже, вы обе «стали собой из прошлого». Можно еще воспринимать это как «обменялись с собой из прошлого»… Вариант с обменом телами выглядит чуууточку реалистичнее… Да черт, они оба нереалистичные!

– Погоди-погоди! – воскликнула Кирияма, начав ощупывать свое лицо и тело. – Я что, телом и душой стала ребенком? Вся уменьшилась? Если я уменьшилась, то куда делись мои мышцы, волосы? В смысле, мое тело вообще способно выносить такие странные изменения?

– Не ко мне вопрос, – ответила Инаба. – …Даже думать не хочу.

– А-ха-ха… Только смеяться и остается… Но я ведь правда… ничего не помню за последние насколько часов…

Нагасэ говорила шутливым тоном, но улыбка ее была натянутой.

– А с вашими телами… сейчас все в порядке? – спросил Тайти то, что его беспокоило больше всего.

– Ага… Кажется, все в порядке… – тут Нагасэ смолкла и склонила голову набок. – А… хотя… кое-что поменялось…

– Что? Если хоть чуть-чуть странное, скажи.

– Мм… Вы сказали… что я стала шестилеткой, да?.. По-моему, у меня сейчас воспоминания о том времени стали ярче… Когда я была в первом классе начальной… Хотя обычно я почти ничего не помню…

– Кстати, да, кажется, я тоже… Уаа… Даже слишком много… Ностальгические воспоминания…

– …Всплывают воспоминания о прошлом?.. – пробормотала Инаба. – То есть вариант «ваши тела изменились» выглядит более правдоподобным, чем «вы обменялись телами с собой из прошлого»?.. Если бы вы действительно «обменялись с собой из прошлого», то, по идее, ничего бы не осталось…

Как обычно, Инаба анализировала всю имеющуюся на руках информацию.

– Ну так что, может, вы хоть чуть-чуть помните что-то из того времени, когда изменились?

– Хмм, – произнесла Нагасэ и задумалась. – …Все-таки, похоже… нет. Помню только, как играла с друзьями, как училась в школе, потом… как была дома.

При словах «как была дома» интонация Нагасэ чуть изменилась.

Видимо, Нагасэ, у которой в силу различных обстоятельств было пять разных отцов, как раз в шесть лет впервые то ли поладила, то ли не поладила с «новым папой».

– Воспоминания о тех днях… А… Я даже как-то смутно ощущаю свой мысленный настрой в те времена. …Странное ощущение.

Нагасэ опустила голову, словно уйдя в себя. Ее слова подхватила Кирияма:

– У меня тоже… как у Иори-тян… Что я изменилась… мне до сих пор не верится, но я правда не помню, что делала только что… Но себя-пятиклассницу… как-то очень ярко, что ли… Словами не объяснить, но в груди что-то…

– Прекратите, обе, – приказала Инаба, глядя на поугрюмевшую Нагасэ и Кирияму. – Думаете, если мы продолжим в этом копаться, то найдем какие-то зацепки к тому, что происходит?

Чуть поразмыслив, две девушки покачали головами.

– Тогда на сегодня с этим завязывайте. Нам и так есть о чем думать, – сказала Инаба. Вероятно, она учитывала не только рациональную сторону вопроса, но и эмоциональную. Инаба казалась прямолинейной, однако иногда проявляла и деликатность. – Впрочем, я без понятия, с чего хотя бы начать!

Похоже, сегодняшние события привели Инабу в отчаяние.

– Ну… так или иначе… – первым ответил Аоки, – мы можем быть уверены, что опять началось?

Что именно началось, он не сказал.

Инаба встала и притронулась к доске.

– Время, которое здесь написано… Логично предположить, что это время, когда происходит нынешний феномен, так? То ли тот, кто станет ребенком, будет ребенком все это время, то ли в течение этого интервала мы будем превращаться случайным образом… А то, что здесь выписаны имена четверых, кроме Тайти, означает…

«Да что угодно может означать», – пробормотала она затем и повернулась к Тайти и остальным.

– Одно точно: это опять затеял тот дерьмец Халикакаб.

Вновь прозвучало имя главного виновника их бед.

– Как это называется на этот раз – «феномен возврата времени»?

Пробормотав эти слова, Инаба погрузилась в молчание.

В комнате слышался лишь гул кондиционера.

Внезапно Тайти ощутил, что комнате не хватает вентиляции, что воздух спертый. Неприятное ощущение.

В памяти одно за другим стали всплывать абсурдные события прошлого.

Каждое из них тяжким грузом давило на плечи.

– Аа… ну блиин… хватит. Я про это только слышала, так что не воспринимается как что-то реальное… – лежа щекой на столе, пробормотала Нагасэ. Кирияма подхватила:

– Опять… опять… опять!.. Ууу!

– Третий раз… Бог троицу любит… типа того?

На эти слова Аоки ответила Инаба:

– Это если на трех все и закончится. …Одна эта мысль… приводит в бешенство.

Был первый раз, был второй, теперь вот третий. А потом… а еще потом…

Сейчас эти феномены «особые», но когда-нибудь могут превратиться в «обычные». От этой мысли Тайти пробрало холодом.

Время текло, а они просто сидели и молчали.

Наконец эту неуютную атмосферу разбила Нагасэ.

– Ладно… как-нибудь прорвемся, правда? – произнесла она достаточно бодро, чтобы опущенные головы сами собой поднялись.

– …Мы все… друг за дружку! – еще более бодрым голосом продолжил Аоки.

– Я все еще не чувствую, что это реально… но я буду стараться.

Лицо Кириямы было унылым, но она крепко сжала кулаки.

– Достает нас это или нет, а делать что-то надо… – с натянутой улыбкой подхватила Инаба дух тех троих.

Дрожь в душе они полностью подавили.

Все наверняка тревожились, но, объединив силы, смотрели вперед.

КрИК стал сильнее, чем прежде.

Теперь он мог сражаться с любыми свалившимися на него бедствиями как единое целое.

Все взгляды обратились на Тайти.

– А… это… ну, в-вперед!

Остальные четверо сникли.

– Ну что такое… Последнее выступление самое вкусное, мог бы и покруче что-нибудь завернуть… – надулась Нагасэ

– Ну… Тайти в своем репертуаре, верно? – у Инабы тоже был утомленный вид. – Впрочем, главный вопрос, что нам сейчас делать… Разойтись по домам, пожалуй, можно, как думаете?

Предложение не в стиле Инабы, всегда стремящейся избегать опасностей, насколько это возможно.

– Ты думаешь, Инаба-ттян? А если внезапно снова случится как днем? – спросил Аоки.

– «Возврат времени» с Иори и Юи длился ровно с двенадцати до пяти. И надпись на доске. Думаю… «возврат времени» и дальше будет происходить с двенадцати до пяти.

– Тебе не кажется, что этот вывод малость… ну?.. – спросила на этот раз Нагасэ.

– Конечно. Но пока тот тип… пока тот тип не явится все объяснить, вроде как мы можем считать, что это закончилось.

Халикакаб в течение некоторого времени «наблюдает» за Тайти и остальными, пока они сражаются с очередным феноменом, потому что находит это «интересным».

Пока что все понятно.

– А, точно… Ну да, если бы до тех пор случилось еще что-то странное, он бы сказал заранее.

– Да. А если бы случай был экстренным, если бы все было действительно погано… он бы, наверное, явился уже сейчас.

Инаба смолкла, и все затаили дыхание.

Несколько секунд царило молчание.

Ничего не происходило.

– …В общем, сейчас нормально. Не для этого ли он написал информацию на доске?

С этими словами Инаба стукнула по доске.

– Какое-то у меня плохое ощущение… будто мы полагаемся на этого типа… – пробормотала Кирияма с непонятным выражением лица.

– По крайней мере, пока он не явится и все не объяснит, ничего непоправимого не случится… Ну, во всяком случае не должно, наверное. …Ну что это за «наверное»…

Последние слова Инаба произнесла очень слабым голосом.

– Я верю в Инабан.

Голос Нагасэ зато прозвучал решительно.

– И я. – Я тоже. – …И я тоже, – продолжили Кирияма, Аоки и Тайти.

– От того, что вы мне во всем доверяете, мне как-то не по себе… Ну, если уж хотите доверять, то… ладно.

…Все-таки после многих колебаний Тайти так и не смог выложить то, что было у него на душе.

Не смог опрокинуть главный принцип, на котором все строили свои рассуждения, и сказать, что этот феномен, возможно, устроил не Халикакаб.

 

Решив на следующий день до двенадцати собраться дома у Инабы, все разошлись по домам.

Оставшись в одиночестве, Тайти снова задумался.

Нагасэ и Кирияма стали детьми.

Он уже прекратил думать в стиле «такое невозможно». Это только время тратить.

Раз это уже случилось, остается только это принять.

Что делать теперь?

Он считал, что догадка Инабы верна. Однако мысли «а не вернусь ли я сам во времени в любой момент?» весьма напрягали.

Вдобавок к самому феномену, у Тайти был иной повод для беспокойства.

На доске были написаны четыре имени – все, кроме Тайти.

Тот неизвестный связался только с ним, Тайти?

Чем-то этот раз отличался от предыдущих.

Особенно по отношению к нему самому: не происходит ли с ним чего-то серьезного?

Крутя в голове самые разные мысли, он без происшествий добрался до дома.

Выпустил в темноту облачко белого дыхания и чуть-чуть расслабился.

Конечно, только из-за того, что он дома, терять бдительность нельзя, но все равно ему было спокойнее, чем снаружи.

Для него здесь была территория, где он мог чувствовать себя спокойнее, чем где бы то ни было еще.

– Я дома.

Как только входная дверь открылась, из глубины коридора послышался топот маленьких ножек.

– Братик, что так поооздно! Ты же обещал, что сегодня пораньше вернешься, забыл?

На Тайти рассерженно смотрели ангельские глаза его младшей сестры.

Она, видимо, помогала по дому: ее вьющиеся волосы были стянуты на затылке.

– П-прости. У меня были дела.

– Более важные дела, чем любимая сестренка. Понятненько.

Похоже, она действительно слегка рассердилась.

– Ну дааа, сейчас Рождествооо, у братика есть дееевушка, все поняаатно…

– Говорил же, нет у меня девушки!

– Да ладно! Есть же очень приятная девушка, и вы до сих по не встречаетесь? Можно уже и встречаться. Братик, ты совсем ребенок.

– Твой братик не считает, что «можно уже и встречаться» – это правильный настрой!

Однако слышать от сестренки на пять лет младше «ты ребенок» – это…

– Но ты этой девушке рождественский подарок уже подарил или нет? Рождество же.

– Ээ… нет.

Которой из двух дарить-то? Обеим сразу – немыслимо.

– Ааа, плохо-плохо. Ну, коли так, может, ты подаришь мне то, что не подарил той девочке, а, братик?

– Понял… эээ, что? Тебе не кажется, что это странная логика? Не кажется?

В последнее время у Тайти было ощущение, что его сестра в будущем превратится в настоящего дьяволенка… Нет-нет, немыслимо, она всегда будет невинным ангелочком.

Сестренка развернулась и пошла прочь по коридору. Тайти, скинув туфли, последовал за ней.

И тут она внезапно остановилась и снова повернулась к Тайти.

– Эй, чего ты так вдруг остановилась…

Глянув сестренке в лицо, Тайти осекся.

Безжизненные, пустые глаза.

Это аномально, подсказала интуиция.

Это неправильно.

Это нельзя.

Совершенно недопустимо.

В эту область вторгаться недопустимо.

Тайти не желал в это верить. Слова, подобные проклятиям, выстраивались в голове.

Но то, что было у него перед глазами, от этого не менялось.

– …Ты кто?

В феномены вовлечены только члены КрИКа.

Иной мир захватил только их, окружающее должно оставаться прежним.

Здесь для Тайти было безопасное убежище.

Сестренка ко всему этому не должна иметь отношения.

– Кто… кто… кто? – существо в теле сестренки склонило голову набок.

– Ты ведь… не Халикакаб, да?

– Не… Халикакаб? Я тоже Халикакаб…

Характерный расслабленный ритм, голос, словно повисший в воздухе.

Сестренка так не говорит. Тайти никогда от нее такого не слышал.

– Что?.. Ты Халикакаб? Но и манера речи, и ощущения от тебя другие?.. Может, Халикакаб – это не имя, а что-то другое…

Черт, он, Тайти, непринужденно беседует со странным «чем-то»…

Сестренка превратилась во что-то непонятное, а он не кричит, не бежит со всех ног, а спокойно это принимает.

Аномально.

Все аномально, включая его самого.

– А… конечно… – понимающе кивнуло существо. – Если так выражаться… следующий за… Халикакабом… Можно сказать, «номер два». Я «номер два». Понятно?

– Номер Два… это твое имя?

– Так… можно?

– Ну… меня-то чего спрашивать.

У них что, в принципе имен нет?

Однако о Халикакабе этот тип, похоже, знает…

– Ты тот, который сегодня днем… вселился в Осаву?

Для начала надо уточнить вот это.

– Да, мы днем уже встречались. Пока все неплохо. …Потому что будет еще и завтра.

– Погоди-ка, насчет завтра…

– То же, что сегодня. В двенадцать часов кто-то из четырех станет детьми. В семнадцать часов все вернутся.

– Этот феномен… устроил ты?

– …Да.

Существо, устроившее феномен на этот раз, – не Халикакаб.

На этот раз было так же, как раньше, и в то же время определенно не так, как раньше.

Задавив дрожь в теле, Тайти спросил о том, что привлекло его внимание в последней фразе:

– Только из четверых?.. Неужели без меня?

– …Если детьми станут все… это проблема. В худшем случае… справиться будет невозможно.

Да, видимо, так и есть.

– Почему… только я?

– Почему… зачем… зачем? Низачем.

То есть по чистой случайности? Ну, если это существо такое же, как Халикакаб, то неудивительно.

Тайти попытался задать следующий вопрос, но не успел: заговорил Номер Два в теле его сестры.

– Ты должен следить, чтобы с остальными не случилось ничего серьезного. Раз уже началось… я не знаю, что будет дальше. Ты старайся. Я… буду наблюдать. Чувствую, это будет хорошее наблюдение.

Свалить всю работу на кого-то другого и ради этого устроить так, что «один никогда не превращается»… так выходит? А этот тип, как и тот, будет «наблюдать»?

Номер Два, как и Халикакаб, объяснял в самых общих чертах. Дальнейшее Тайти предстояло угадать самому.

– Кроме того, никому не рассказывай обо мне. Это очень важно. Не нарушай это обещание. Когда нарушишь… произойдет нечто очень серьезное.

«Очень серьезное» – что имеется в виду?

– И еще… чего ты хочешь? Где Халикакаб? Как вы с ним связаны? – выпалил Тайти все, что ему пришло в голову.

Номер Два, сохраняя бесстрастное лицо, заморгал.

– …Халикакаб, кажется, говорил вам, что находит вас интересными. Но для меня более интересна ваша связь с Халикакабом. Или более странна.

– И поэтому чего ты… хочешь?

– …И чего же?

– Ты что, сам не знаешь?..

У Халикакаба, похоже, была какая-то «цель», хоть члены КрИКа ее и не понимали.

Стоп, это значит…

– Сколько… это продлится?

Несколько секунд Номер Два был неподвижен.

– Пока не пойму то, что хочу понять?

Вдруг Тайти показалось, что перед глазами все потемнело.

Придет ли конец этой истории, у которой даже цель не проглядывается?

– …Пока.

– Пока?

На вопросы Тайти существо ответило внезапным прощанием, и тут же…

– …Чего?! Почему это я лицом к братику?..

Странная атмосфера испарилась вмиг.

– По… погоди чуток?!

Похоже, он выдал желаемое за действительное.

– М? Что, братик? – продолжала спрашивать сестренка, лицо которой уже не было безжизненным.

– Не… ничего.

– Хм, вот как.

Тайти проводил взглядом входящую в гостиную сестренку, и его прошиб холодный пот.

Халикакаб – иррациональное существо.

Но, хотя иррациональное есть иррациональное, у Халикакаба были свои правила.

Однако никто не гарантирует, что таких же правил будет придерживаться Номер Два.

Мало ли на что еще способны эти типы.

Совершенно очевидно было, что они обладают силой, позволяющей убить человека.

Халикакаб такого намерения не демонстрировал.

А Номер Два?

Возможно, он намеревался появляться только перед Тайти?

Возможно, это стиль Номера Два? Или, возможно, тут есть какой-то особый смысл?

Что теперь предпринять самому Тайти?

 

+  +  +

 

– …Я правда… полностью превратилась в ребенка?

В тот же вечер Иори Нагасэ позвонила по телефону Химэко Инабе.

«Да… Ты правда полностью превратилась в ребенка… я думаю».

– П-понятно… Слушай…

«Да?»

– Это… когда Тайти увидел прошлую меня… ему было противно, да?

«…Он же совершенно не такой, ведь правда? …Наверное».

– Н-ну да. …Наверное.

«Да… наверное».

– Эм… это…

«…Ха, хи-хи-хи».

– Пс… а-ха-ха-ха-ха!

«Да-ха-ха-ха, что за девчачьи разговоры? То, что мы на эту тему вообще говорим, уже забавно, но самый прикол в том, что мы обе смотрим на одного и того же парня, согласна?»

– Да уж. Я и представить себе не могла, что когда-нибудь буду обсуждать эту тему с Инабан.

«Я ведь тоже в некотором роде девушка. Я тоже могу мечтать. …Кстати, у нас троих сейчас очень интересные отношения. Может, нам попробовать встречаться с Тайти обеим сразу?»

– Оо, какая безумная идея! …Но ты ведь не думаешь в глубине души, что потом все-таки украдешь его у меня?

«Упс!»

– Инабан, неужели ты из тех, кто говорит «упс»?!

«…Нет, извини. Сейчас я была не в своем стиле. Пока я сама еще толком не ухватила ситуацию, так что забудь…»

– Ээх, представляю, какое сейчас у Инабан смущенное лицо!

Нагасэ говорила так весело, как только могла.

Чтобы хоть чуть-чуть посопротивляться этой нереальной реальности.

 

Предыдущая            Следующая

[1] В оригинале используется английское выражение Dying message (дословно «предсмертное послание», смысл – детективное послание, содержащее загадку). Аоки перепутал dying и dining (у него получилось «обеденное послание»).

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ