Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 6. ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ ЭТОЙ ИСТОРИИ –

Пообедав с подругами и направившись из столовой в класс, Сино Эндзёдзи по дороге увидела на школьном дворе Иори Нагасэ, Химэко Инабу и Ёсифуми Аоки. Трех семпаев из кружка изучения культуры, к которому принадлежала и она.

Сино сказала подругам идти в класс без нее.

Надо поздороваться с семпаями.

Так она подумала, однако ноги идти вперед не хотели. Как будто подошвы пустили в землю корни. Не двигаясь с места, она таращилась на тех троих с глупой мыслью: может, они заметят, что она тут стоит? Было далековато, и о чем они говорили, Сино не слышала.

Опять она все в таком же, всегдашнем положении.

Однако сегодня ноги ее налились свинцом по иной причине.

Мимо беседующей троицы прошла Юи Кирияма, тоже семпай из КрИКа, вместе с, похоже, подругой.

При нормальных обстоятельствах она бы, скорее всего, сразу подбежала к друзьям поболтать о том о сем.

Но сейчас Юи, повернувшись к троице, лишь вежливо кивнула и продолжила идти дальше с подругой.

Отстраненно.

Как будто это были не друзья ее, а просто знакомые.

У Нагасэ при виде такой картины сразу сделалось унылое лицо. Инаба разом погрустнела. Аоки, судя по его выражению лица, был в полном тупике.

Всегда веселых, сияющих семпаев словно окутала черная, липкая аура. Прежних ослепительно-ярких уз было уже не видно.

Эти узы не просто порвались.

Они полностью исчезли.

Юи и идущая рядом с ней девушка направились в сторону Сино. Девушка сказала:

– Скажи, Юи. У тебя в кружке случилось что-то? Как-то странно испортились у тебя отношения с ребятами из КрИКа.

– Да нет… ничего такого, Юкина. Ничего… не случилось.

– Честно? По-моему, ты и в классе от Нагасэ и Яэгаси держишься далеко.

– Тебе кажется… так что выкинь из головы. Пожалуйста.

– …Ну раз ты меня просишь, мне как хорошей подруге остается только прислушаться, конечно… Но если у тебя проблемы, обязательно посоветуйся… а.

Идущая рядом с Юи девушка встретилась глазами с Сино. Вроде бы Сино ее уже видела. Кажется, когда она раздумывала о вступлении в КрИК и они бежали марафон, эта девушка присматривала за ними от легкоатлетической секции.

Заметив, похоже, Сино, девушка улыбнулась белозубой улыбкой. Сино поспешно поклонилась в ответ. Девушка запомнила ее лицо. Сино была немножко тронута.

А идущая рядом с ней Юи…

…кинула на Сино лишь беглый взгляд и прошла мимо, снова глядя вперед.

Не произнеся ни слова.

Не протянув руку.

Не изменив выражение лица.

Как будто Сино была даже не знакомой, а так – прохожей, ходячим препятствием.

 

□■□■□

 

В один из дней Тайти Яэгаси и Юи Кирияма потеряли все воспоминания, относящиеся к кружку изучения культуры.

Что послужило причиной, что произошло с ними двумя? Этого Сино абсолютно не понимала. Но факт оставался фактом: Тайти и Юи внезапно потеряли память.

Амнезия – такая вещь, по поводу которой надо тут же обращаться в больницу. Но остальные три семпая рассудили, что в этом нет надобности. Потерянные воспоминания были весьма ограниченными, и – хотя о последнем семпаи открыто не сказали, но, похоже, они догадывались о причинах.

Те двое забыли о существовании кружка изучения культуры, и обо всем, что там происходило, и обо всех построенных там отношениях… как будто у них из головы выпало все то, что хоть как-то было связано с КрИКом.

Можно посмотреть и под другим углом: все, что не связано с КрИКом, сохранилось в памяти нормально. Поэтому и Тайти, и Юи, похоже, в повседневной жизни с проблемами не сталкивались.

Остальных второклассников из КрИКа Тайти и Юи не узнавали как членов того же кружка, но вполне узнавали как одноклассников. Для друзей по классу все это выглядело немного странным, но, похоже, об их амнезии никто не догадался.

Тихиро Уву и ее, Сино, с которыми они пересекались только в кружке, они забыли начисто.

Сино и Тихиро исчезли из мира Тайти и Юи.

И с этим тоже ничего нельзя было поделать.

 

Сино вспомнила то, что ей рассказали Иори, Инаба и Аоки.

Сами Тайти и Юи не осознают, что потеряли воспоминания.

Поскольку этих воспоминаний просто нет, это, наверное, естественно.

Но как же они объясняют для себя, что не ходят ни в какой кружок? (Ведь то, что они принадлежат к КрИКу, они не помнят.)

Когда их расспросили, выяснилось, что они убежденно считают себя исключениями: Тайти якобы единственный член кружка изучения про-рестлинга, Юи – кружка галантереи (что это вообще за кружок?). Они оба пытались идеально адаптироваться к миру «без» КрИКа.

Естественно, при таком развитии событий Иори, Инаба и Аоки не сидели сложа руки. Чтобы вернуть воспоминания Тайти и Юи, они пересказали им эти воспоминания и показали плоды деятельности кружка. Но это ни к чему не привело. Когда они осуществили этот план, у Тайти и Юи как будто страшно заболела голова – настолько, что они даже говорить не могли.

Тайти и Юи, похоже, осознавали, что все окружающие видели в них друзей по КрИКу, и у них было ощущение, будто они явно «что-то забыли», но при любой попытке докопаться до сути у них разбаливалась голова, и они не могли нормально думать.

И поэтому Тайти с Юи, забыв про КрИК, вернулись к нормальной школьной жизни – вот как сложилось.

Закончив объяснение, семпаи во главе с Инабой смущенно заоправдывались: «Ты, может, думаешь, что это невероятно, и мы не знаем, согласна ли ты с нашим решением не обращаться в больницу, но… мы решили не скрывать это от тебя и Тихиро…» Однако Сино смогла сказать этим троим четко и ясно:

– Я вам верю.

Она должна была верить в это целиком и полностью.

Но на самом деле было слишком поздно. То, во что она должна была поверить, давным-давно ушло.

И-за того, что она ничего не сделала, она осталась в стороне. Можно и так сказать.

Хоть у нее и был шанс что-то сделать, но она не сделала, ограничилась ролью стороннего наблюдателя – а значит, стала преступницей. Да, с этой точки зрения она совершила преступление.

Она разрушила такой прекрасный мир.

Все-таки она тряпка, бесполезный человек.

 

□■□■□

 

Утром того дня Сино собрала всю свою храбрость и подошла к Тихиро. Давай прекращай уже отводить глаза!

Несколько раз она уже пыталась, но Тихиро все время уклонялся.

На этот раз наверняка. Она будет стараться изо всех сил. Потому что это ее долг. Потому что только это она и может.

– Ти, Тихиро-кун.

Она уже твердо решила начать все с чистого листа.

Ее решимость была настоящей.

В малолюдном коридоре она молча приблизилась к Тихиро.

– Ии… – вырвалось у нее – настолько опасное ощущение исходило от выражения лица Тихиро. Под глазами темные круги. Сами глаза как стеклянные, щеки запали. Он выглядел больным или даже безумным.

Состояние Тихиро давно уже ухудшалось, но сейчас, похоже, дошло до критической точки.

А причина этого…

– С се… семпаями происходит что-то ужасное.

Тихиро никак не среагировал – молча смотрел на Сино мертвым взглядом.

– …А, ну, и я думаю, наверняка есть причина. …М? Ну, если бы причины не было, то ничего бы и не происходило, значит, наверняка есть причина. Я не это имела в виду… эммм…

Что она несет? Она сама толком не понимает, что говорит.

– Во, во, в общем…

Она сглотнула слюну.

Тихиро не двигался. Стоял, словно зомби.

– Так вот… насчет причины…

Нельзя трусить. Надо сделать этот шаг.

Глазам стало горячо.

– Она с Тихиро-куном случайно не… связана… а?..

С «ним». «Он». «Он»…

Если «он», которого она считала не более чем выдумкой, реально существует, то…

Лицо Тихиро стало белым как мел. Сейчас на нем были написаны потрясение и страх.

Глядя на это лицо, Сино поняла. Это был не сон, не иллюзия. Не выдумка, не игра воображения. Не что-то, к чему она сама никакого отношения не имела.

Это была свалившаяся на нее реальность.

– …Ээ, что? Это… о чем? – после долгой паузы переспросил Тихиро. Речь его была очень несвязной.

– Я к тому, что… потеря памяти Тайти-семпаем и Юи-семпай как-то связана с «ним», значит… Тихиро-кун тоже как-то связан, и вот по этой причине…

– Что еще за причина?

Тихиро, до сих пор избегавший взгляда Сино, теперь вызывающе уставился ей в глаза.

Его бледное лицо и источаемая аура угрозы устрашали. Сино съежилась.

– Ну, Эндзёдзи. Расскажи мне, что за причина?

Нетипичный взгляд. Нетипичный Тихиро вдруг придвинул лицо ближе к Сино.

Она понятия не имела, что нынешний Тихиро может сделать.

– Ты тоже знакома с «ним»?

А вдруг он сейчас и ей память сотрет?

Едва она об этом подумала, как и тело, и сознание застыли.

Не знаю. Ничего. Не вижу. Не слышу. Не хочу иметь к этому отношение.

– …С ним?

Он сейчас произнес нечто неожиданное. Сино сама должна была поднять эту тему.

Она глупо улыбнулась.

Пыталась обмануть, наклеив на лицо улыбку бегства.

Ни о чем не думала, была способна лишь на это.

Вот всегда она так. Условный рефлекс, въевшийся в ее тело.

Въевшийся, впечатанный, неискоренимый.

Какой она сейчас выглядит для Тихиро?

Тихиро заговорил.

– Неважно.

Как отрезал.

Она отторгнута Тихиро, отторгнута миром.

– Ты тоже не знаешь, да?

Нет, на самом деле отрезает не кто иной, как…

– Не знаешь, да?

Припертая к стенке Тихиро, Сино, прежде чем сама осознала, согласно кивнула.

Вот и конец ее решимости.

В этом мире ее просто несет течением, как марионетку.

– Вот как.

Тихиро мрачно улыбнулся и, сочтя разговор оконченным, двинулся прочь.

Глядя ему в спину, Сино сумела взять себя в руки.

Что она творит? Это неправильно. Она же была полна решимости, разве нет?

Возможно, уже поздно, однако Сино побежала.

– Ти… Тихиро-кун!

– …Чего тебе?

– Ты, это… Халикакаба уээ?!

Тихиро схватил ее за бант на шее. И с силой притянул к себе.

Глаза Тихиро с кровавыми прожилками яростно сверкали прямо перед ее лицом.

– Не смей упоминать это имя.

Всем телом чувствуя опасность, Сино, словно дрожа, мелко закивала.

Тихиро сжал бант еще крепче. Давило на шею, стало трудно дышать. Страшно. На глазах выступили слезы.

Рука Тихиро задрожала, словно ей передалась дрожь Сино. Неужели ее от страха трясет настолько сильно, настолько сильно… нет? На самом деле от страха трясет самого Тихиро?

Она думала, что это ей угрожают, схватив за воротник. Что Тихиро, схватив ее за воротник, угрожает ей.

Но эта рука Тихиро словно умоляла о спасении.

Это почему-то придало Сино мужества.

Она сделала шаг вперед.

– Ти, Тихиро-кун… Дело в том, что я… хватит, надо уже признать! Я… я тоже, как и Тихиро-кун, встречалась с Халикакабом… уаа?!

– Сказал же, не смей упоминать это имя!!!

Угрожающий. Пугающий. Не пугай меня.

– Ауу… уу…

Слезы текут. Дышать тяжело. Шея сдавлена не настолько сильно, чтобы не пропускать воздух. Но он нормально не выдыхается. И не вдыхается. Ритм… дыхания… сбит.

Не произнося ни слова, Тихиро грубо разжал руку и, бросив через плечо «не подходи ко мне больше», убежал прочь.

После этого, сколько она ни пыталась вызвать Тихиро на разговор, у нее не выходило.

 

Она, Сино Эндзёдзи, повстречалась с Халикакабом, принявшим облик Рюдзена Гото.

Однажды, когда она гуляла с собакой, к ней внезапно обратились.

Он очаровал ее чудесной силой.

Он сделал так, что ей пришлось поверить: это не Рюдзен Гото, а кто-то другой, кто в него вселился.

Он сказал, что даст ей частичку этой чудесной силы.

Он сообщил, что хочет, чтобы она, применив эту силу, сделала что-то с пятью семпаями из КрИКа.

Она испытала страх и отвращение, но он успокаивающе сказал, что в точно такой же ситуации будет и Тихиро Ува, так что все будет хорошо.

Ей все равно было страшно, она отказалась и в конце концов убежала со всех ног.

Она считала, что это не то галлюцинация, не то розыгрыш; отворачивалась, не веря, что это реальность. Потому что такого в нашем реальном мире просто не может быть.

Это нечто непосильное. Она не выдержит этого и сломается. Чтобы такую жуткую ношу взвалили не на кого-то другого, а на нее, Сино – этого она не хотела.

Поэтому она решила, что ничего этого не было.

Все было ложью; она изгнала это из своего мира.

Но Тихиро, похоже, дал совершенно другой ответ.

И – что-то произошло.

Поскольку Сино не получила объяснений насчет способности, которую собирался дать ей Халикакаб, то в точности она не понимала.

Поэтому что ей следует делать сейчас, она тоже не могла разобраться. В первую очередь, чтобы решить проблему, ей следовало выяснить у Тихиро все обстоятельства.

«Решить проблему».

Какие самонадеянные слова.

Она даже первый шаг не смогла сделать – не выяснила ничего у Тихиро.

Действует она или бездействует, в конечном итоге ничего не меняется.

Ничего не поделаешь – в этом мире Сино Эндзёдзи лишь маленький винтик.

Она думала, что уж сегодня-то постарается. Она пыталась сражаться.

Но уже бесполезно.

 

В этот день после уроков состоялась полная тренировка к спортивному фестивалю.

Сино, как и остальные, вышла на спортплощадку в физкультурной форме. Там вместе собрались Инаба, Нагасэ и Аоки. В последнее время она часто видела, как они втроем собираются и обсуждают что-то.

– О, семпай. Сегодня кружок…

– Извини. Сегодня тоже выходной, – коротко ответила Инаба. Кажется, чуть-чуть раздраженно. – …Ой, нет, не делай такое унылое лицо, ты же ничего плохого не сделала, верно? Просто… на какое-то время, возможно, наш кружок уйдет на каникулы. Извини.

Видимо, Инаба подумала, что выплескивает на нее свое плохое настроение, и потому тут же переключилась на ласковый тон.

– А, э… х-хорошо. Понятно…

– Прости, Сино-тян, – и Нагасэ ее ласково обняла. Она говорила не всегдашним своим шутливым голосом, а как будто утешала.

Аоки спросил:

– Лишний раз хочу удостовериться: Сино-тян, с тобой ничего такого не происходило? Может, кто-то из окружающих говорил что-то странное, или делал что-то странное, или еще что-нибудь?

– …Н-не, всё в порядке… да.

Она так ответила, потому что это правда. Это она ведь преступница.

Несмотря на то, что эти семпаи получили тяжелый удар, они по-прежнему беспокоились за Сино и Тихиро.

Ей стало так тепло, что на глазах чуть слезы не выступили.

И одновременно кольнуло в груди.

Она представляла себе ситуацию, однако до сих пор не рассказала Инабе и остальным про Халикакаба и Тихиро. Она чувствовала, будто обманывает своих друзей.

Ей казалось, что, даже если она расскажет им про Халикакаба, они ей не поверят. Вдобавок она вспомнила, что ей тогда сказал Халикакаб, – «Мне кажется, тебе лучше никому не рассказывать обо мне… в том числе для их блага», – и это не дало ей говорить опрометчиво. Ей оставалось только расколоть Тихиро, владевшим информацией куда лучше нее.

Вот почему Сино не могла вступить в кольцо этих троих и сказать, что хочет помочь.

Сино высвободилась из мягких объятий Нагасэ и сделала шаг назад.

– …Жаль, конечно, что кружок не работает, но, раз уж ничего не поделаешь… – произнесла она, не встречаясь глазами с тремя семпаями.

Эти трое вновь перед ней извинились.  Сино слабо улыбнулась и сказала: «Ничего, все нормально». Что тут нормального? Она сама толком не понимала.

И тут показались Тайти Яэгаси и Юи Кирияма.

Они шли бок о бок, направляясь прямо сюда.

– Тайти!..

– Юи!..

Инаба и Аоки вдруг резко возбудились. Нагасэ тоже крепко сцепила руки.

Увидев, в каком они состоянии, а потом снова переведя взгляд на Тайти и Юи, Сино тоже почувствовала, что ее сердце забилось чаще.

Двое, которые, потеряв память, вроде как опустились до статуса простых знакомых, шли бок о бок.

Как будто вернулись к старым добрым временам дружбы.

В груди зародилось предвкушение.

А вдруг все, что было до сих пор, – лишь иллюзия…

Тайти и Юи их заметили.

Оба сделали смущенные лица, после чего Тайти резко сместился вправо, Юи влево.

Обогнув по большой дуге то место, где стояли Сино и Инаба, они направились к центру спортивной площадки.

Расстояние между двоими и троими постепенно росло. Увеличивалось.

Пятиугольник не воскрес.

Напротив, Тайти и Юи избегали остальных. Эта реальность медленно, но верно проникала в них.

– Тай… ти… – потерянным голосом произнесла Инаба и ухватила правой рукой пустоту.

Прежде такие близкие влюбленные, теперь они даже не прикасались друг к другу. Не обменивались ни словечком.

Совсем ничего не осталось.

Инаба с раздавленным видом осела на землю прямо там, где стояла.

– И-Инабан?! – Нагасэ поспешила ее поддержать.

– …А, извини. …Просто ноги слегка подогнулись.

Инаба и остальные притворялись сильными, но у их сердец тоже были свои пределы. Все готово было вот-вот развалиться.

Нельзя на такое смотреть. Сино отвернулась.

Невозможно, чтобы семпаи из КрИКа стали такими беспомощными. Сино не хотела в это верить.

Она ничего не может, но семпаи-то должны что-нибудь поделать! Непременно.

Не может же быть, чтобы судьба их всех висела на ней, Сино.

Это просто нереально. Она ничего не может.

Пятиугольник, от которого она тащилась. И который превратился в семиугольник, когда в кружок вступили она и Тихиро. Она тревожилась, что это нарушит баланс. Но, похоже, как-то все держалось.

Однако этот семиугольник развалился. Двое ушли, осталось только пятеро. Тайти и Юи – двое – заменились на Сино и Тихиро – двоих, – и осталось только пятеро.

Звучит странно, но, возможно, она стала одним из углов пятиугольника, по которому тащилась. Это же была ее мечта, разве нет? Нет, в таком виде – ни разу не мечта.

Кружок изучения культуры в старшей школе Ямабоси. Здесь как будто дозволено существовать лишь пятиугольнику. Это словно рок: стоило добавиться двоим новеньким, как двух старожилов выпихнуло.

Неужели мир устроил КрИК вот таким образом?

Ее несет самой судьбой. Опять она проигрывает этому миру. Хоть и не хочет проигрывать.

Хоть на нее никто и не смотрел, Сино опустила голову и удалилась.

 

Началась полная тренировка к спортивному фестивалю, потом – тренировки чирлидерских команд.

Тренировка зеленой команды, к которой принадлежали класс Сино и класс Инабы, была чистой мукой.

Поскольку программа движений для учеников третьего класса была совершенно другой, чем у первого и второго классов, тренировались они порознь. У первого и второго классов дела шли безнадежно плохо.

Основной причиной было то, что в классе 1-2, где училась Сино, никто ничего не хотел делать.

До сих пор тренировки хоть как-то подстегивала Инаба, но сегодня и она была вялой, и Аоки, прежде как-то пытавшийся оживить обстановку, тоже приуныл, поэтому все шло хуже обычного.

– Так, повторяем хореографию… – Чуть поживее двигайтесь, поживее!

Второклассники старались, но как-то изменить холодную, сырую атмосферу, царившую среди первоклассников, не могли. Те двигались тормознуто, как компания зомби.

– Тоскааа… – Жарееень… – Не, ну серьезно… – Что еще за состязание чирлидеров… – летели со всех сторон тихие стоны и жалобы. Каждая по отдельности звучала не настолько громко, чтобы можно было отчетливо разобрать. Но, сливаясь вместе, эти звуки создавали шум, который злобным комом достигал второклассников. Атмосфера от этого постепенно тяжелела. В этой давящей атмосфере падал и дух Сино.

Винили не ее, но все равно у нее начал болеть живот.

«Как противно», – думала она.

«Хочу домой», – думала она.

Это настроение Сино, хоть и не выраженное голосом, возможно, тоже добавляло к общей атмосфере злости. А значит, и она была в этом виновата.

Всегда она в роли наблюдателя, а сейчас, сама того не замечая, стала преступницей.

Даже осознав это, она все равно ничего не предпринимала.

Осознавая, но притворяясь, что не может двинуться с места, она лишь добавляла к общей злобе.

Так делают все. Она это не нарочно. Все равно тут ничего не попишешь.

Поэтому она не делает ничего плохого.

Внезапно взгляд ее упал на человека, который, хоть и находился впереди как представитель, двигался особенно скверно.

На Тихиро Уву.

Окутывающая его черная аура словно топила яркие чувства окружающих, погружая во тьму и их.

Она никакого вклада не вносит в проблемы КрИКа. На самом деле причина лежит в Тихиро, на самом деле это он виновник. Это факт.

Но…

Всегда она в роли наблюдателя, а сейчас, сама того не замечая, стала преступницей.

 

□■□■□

 

Она стала сама себе отвратительна.

Когда тренировка к спортивному фестивалю закончилась, Сино переоделась в школьную форму, потом поднялась на крышу восточного здания и, оглянувшись на сегодняшнюю себя, уныло повесила голову.

Обдуваемая ветерком, она смотрела на спортивную площадку.

Она хотела побыть одной и просто побездельничать. На крыше было еще несколько человек, но окружающие никого не волновали, и Сино могла не беспокоиться о посторонних взглядах. Надвинулись облака, поэтому жара немного спала.

Опершись на ограждение крыши, Сино глубоко вздохнула.

Она страшно жалкая, страшно никчемная.

«На этот раз надо выложиться по полной» – эта ее решимость была настоящей. Она начала действовать с этой мыслью в голове, но, сама того не заметив, вновь оказалась в плену своих всегдашних, жалких мыслей и чувств.

Она собиралась самостоятельно принять серьезное решение. Мысленно прошептала, что начала с чистого листа. И утром, несомненно, ее решимость была сильна.

Однако эти чувства не продержались и полдня.

Она должна была подстегивать себя, говоря, что у нее есть долг, должна была с энтузиазмом отнестись к тому, что есть что-то, что только она может сделать, но где-то на полпути ее одолели всегдашние мысли, что пусть все делает кто-то другой, и в итоге она так и спихнула все на окружающих.

Сколько уже раз она это повторяла?

Книги с жизненными советами, романы, манга, кино. Под влиянием самых разных источников, но в первую очередь под влиянием собственного понимания, что «так дальше продолжаться не может», она пыталась бросать вызов самой себе.

Она хотела стать более жизнерадостной. Хотела стать более спортивной. Хотела лучше учиться. Хотела завести больше друзей. Хотела жить более веселой жизнью. Хотела стать человеком, которого больше любят другие.

Хотела стать более счастливой.

Хотела измениться.

Чувствовала, что должна измениться.

Пыталась ступить на путь изменений.

Но даже когда она делала шаг навстречу желаемому идеалу, два шага, три шага – все равно потом останавливалась. Дальше вперед не шла, возвращалась на то же место.

Она даже подумала: может, в мире есть какая-то невидимая сила, которая с самого начала определяет, кто из людей пойдет вперед, а кто нет?

Почему она не может измениться?

Сино сделала шаг вперед.

Когда она поступила в старшую школу и решила заняться важной-преважной кружковой деятельностью, которая должна была повлиять на всю ее старшешкольную жизнь, это стало для нее большим приключением. Чтобы приблизиться к своему идеалу, она изо всех сил стремилась к людям, которые жили в другом измерении, чем она.

Сино сделала шаг вперед.

Хоть ей и было очень страшно, она признала существование монстра по имени Халикакаб.

Сино сделала шаг вперед.

В попытке разрубить гордиев узел она отправилась к страшному Тихиро.

Она пыталась. Прилагала усилия.

Но, хоть она и шагала вперед, в итоге так ничего и не смогла.

Она подумала: «Неужели я вообще ни на что не способна?»

Ничего не может. Ничего после себя не оставляет.

Смысла ее существования в этом мире – нет.

Сквозь щель в ограждении Сино посмотрела на землю внизу. Страшно высоко. Если перелезть через ограду и спрыгнуть, ее тело разобьется в лепешку, и никаких жалких мыслей больше не… стоп, о чем она думает? Даже в шутку нельзя думать такие вещи. Испугавшись самой себя, Сино отошла от ограждения.

В этот момент…

На школьном дворе показался кто-то похожий на Нагасэ. Сино вгляделась. Не только Нагасэ – там была и Инаба, и Аоки. Похоже, эти трое опять совещались.

С далекой высоты Сино смотрела на маленькую троицу.

Даже такие суперклассные семпаи, если на них смотреть вот так, выглядят как обычные крохотные человечки, не более того. Наверное, и бог так же видит людей, живущих под ним в этом мире?

В таком случае все, что они делают, – сплошные глупости.

Судьба их давно решена, но они живут, не зная ее, и тщетно пытаются ей противостоять. Пытаются держаться против неостановимого потока и из-за этого получают лишние раны.

От такой жизни что за…

В это время внизу –

Троица снова разделилась.

Они внезапно решили, что должны что-то сделать? Или оказалось, что им необходимо заняться чем-то другим?

В общем, эти трое побежали в разные стороны.

Инаба – к северному корпусу, Нагасэ – к восточному, Аоки – к школьным воротам.

Маленькие человеческие фигурки бежали по прямой.

Маленькие человеческие фигурки неслись со всех ног.

Маленькие человеческие фигурки… да нет, они вовсе не маленькие.

Эти трое выглядели большими-большими.

Что делало их такими? Она не понимала. Для начала – они просто не могли стать по-настоящему большими. При взгляде с крыши школьного здания эти трое, как ни крути, должны казаться крохотными.

И все равно они казались большими. И сияющими.

Почему?

Как?

Кто-нибудь, если понимаете – объясните.

Объясните, чтобы она тоже так смогла. Какой здесь секрет?

…Чтобы его…

Чтобы его, этот секрет, узнать, она и вступила в КрИК, разве нет?

Разве она, собрав всю свою смелость, не сделала этот шаг вперед?

Она вспомнила свои тогдашние чувства.

Один раз она это сделала. Значит, она может шагнуть вперед.

Пусть даже она остановится на втором шаге или на третьем. Но первый почему бы не сделать?

Снова, еще один раз.

Самостоятельно.

Сино сделала шаг вперед.

 

Вниз по лестнице, потом по коридору – Сино направилась в кабинет 401 здания кружков.

Шагать вперед. Измениться. Мысленно бормоча эти слова, она шла.

Так, как сейчас, это невозможно. Надо повысить боевой дух. А для этого, решила она, нужно зайти в кружок. Там к ней вернется и утраченная смелость, и все, чему она научилась у семпаев.

Сино поднялась по лестнице здания кружков.

Подбросить дров в костер сердца. Раскалить его. Накопить энергию для сражения.

«Сколько раз до этого момента ты так уже делала? – прошептала в глубине сердца злая часть ее. – Но все равно ничего не смогла?»

Нет. На этот раз точно будет не так.

«Сколько раз в жизни ты себе уже это говорила?»

Много раз говорила. Но по-настоящему «на этот раз» не удавалось. Поэтому на этот раз она снова так сказала. Она знала это.

«Тогда, может, уже сдашься?»

И все-таки сдаваться она не хотела. Пока она не сдалась, ничто еще не кончено.

«Не кончены только твои бессмысленные попытки, а «начало», которого ты жаждешь, так и не придет, не правда ли?»

Может быть.

«Ты ведь понимаешь, какую жуткую трагедию ты вызвала на этот раз?»

Да, она понимала.

Она осознавала, что это ее бремя: и жуткое преступление по отношению к Тайти и Юи, и горе, в которое погрузились Нагасэ, Инаба и Аоки.

Ноги, несущие ее вверх по лестнице, ослабли. Тело стало тяжелым. Оно хотело остановиться.

Но.

Три человека, охваченные еще большим отчаянием, чем она, сейчас борются.

Они сияют, словно солнце, освещающее землю, хоть и прячущееся иногда в облаках.

Поэтому и она пускай борется!

Пускай идет вперед, и солнце будет ее целью.

Еще всего один шаг, еще всего один шаг. Потому что этот раз – точно последний.

Повторяя это заклинание, столько раз уже проговоренное ею заклинание, Сино сделала шаг вперед.

Ей немножко захотелось плакать. Однако поднимающиеся по лестнице ноги уже не останавливались. Она не могла их остановить.

Пусть она ничего не может сделать, пусть она ничего не может изменить.

Пусть она жалкая – ей остается лишь вот так вот идти.

Всегда, всегда, всегда.

Отныне и впредь, отныне и впредь, отныне и впредь.

И то, что происходило всегда, на этот раз – не произошло.

Перед кабинетом стоял Тайти Яэгаси.

Всегда, собрав волю в кулак, Сино делала шаг вперед, второй, третий – и останавливалась. Сейчас, по крайней мере, было не так. Точнее, сейчас Сино явно сошла с этого пути.

Потому что впереди стоял Тайти Яэгаси.

Если, глядя на Тайти, она обретает силу, значит, она уже не одна, а их двое, верно ведь?

Впрочем-впрочем-впрочем-впрочем… важнее другое!

Тайти, забывший, что принадлежит к КрИКу, все равно пришел сюда. Значит, к нему возвращается память, правда? Если правда, то как же это прекрасно!

Почувствовав, видимо, взгляд Сино, Тайти повернулся к ней.

Их взгляды встретились. Каждый принял существование другого. Когда это было в последний раз?

– А, ты из этого кружка? Извини. Я к нему никакого отношения не имею, но каким-то странным образом я сюда пришел… Сам не понимаю толком, но… Одноклассники говорят, что я потерял память. Нет, забудь, что я сейчас скаУААА?!

– ТАЙТИ-СЕМПААААААААЙ!!!

Обуреваемая самыми разными эмоциями, не понимая, что она делает, плача, Сино крепко обняла Тайти.

 

Обнятый незнакомой плачущей девушкой, Тайти явно удивился. Подумав, наверное, что будет неприятно, если их так увидят, он потащил Сино на крышу здания кружков. На эту крышу редко кто заходил, вот и сейчас там никого не было.

– А, это… и-извини, пожалуйста, – успокоившись, произнесла Сино и смущенно опустила голову. Она сделала нечто постыдное.

– А, не, ничего страшного. Только… в сексуальном домогательстве меня не обвини.

Тайти почему-то тоже боялся. Они оба принялись кланяться друг другу.

– Не-не, Тайти-семпай абсолютно ни в чем не виноват, так что…

– Нет-нет, ничего подобного, поэтому…

– Не-не…

– Нет-нет…

– Не-не…

– …Ээ, может, мы этот обмен любезностями прекратим уже?

– А, ага! П-правильно, Тайти-семпай!

Благодаря Тайти им удалось прекратить битву вежливых японских поклонов. Конечно, благодаря Тайти.

– …Так, просто хочу уточнить: ты, похоже, меня знаешь, да?

Впервые после долгого времени голос Тайти лился прямо на Сино. Да еще этот спокойный, чарующий голос произнес «ты», она почувствовала себя на седьмом небе… Нет, это сейчас лишнее. Прочь, дурацкие мысли!

– А, ага.

– Я правда извиняюсь, но… я тебя совсем не помню. А в каком отношении мы знакомые?

Тайти прямо в лицо заявил Сино, что не помнит ее, но она выдержала.

– Эмм… мы не то чтобы знакомые. …Только я тебя знаю. Это, меня зовут Сино Эндзёдзи, я из класса 1-2. Рада познакомиться.

– Эндзёдзи-сан, значит? Рад познакомиться.

Их связь, совершенно обнулившаяся, начала строиться заново. Потрясающее ощущение. Влезать в это дело опасно, поэтому Инаба ей сказала: «К Тайти и Юи не подходи». Но сейчас был просто форс-мажор. …Ее же простят за это, да?

– Кстати, Эндзёдзи-сан, почему ты плачешь? – внезапно атаковал Тайти.

– Уу… Это, это, ну…

Она вспомнила, что Иори ей сказала: «У Тайти очень мощная атака». И предупредила еще: «Эта атака способна превращать Инабан в Деребан. Сино-тян, будь осторожна!»

– Это, эмм… даже если я попытаюсь объяснить…

– Конечно, я тебя совсем не знаю, но ты-то, Эндзёдзи-сан, меня знаешь. Поэтому, думаю, связь между нами есть, так что, если у тебя какие-то трудности, я хотел бы помочь.

«Я хотел бы помочь».

Так без малейших колебаний сказал Тайти человеку, которого, с его точки зрения, видит впервые в жизни.

Пусть Тайти и потерял память, а все равно он классный.

Она по сравнению с этим человеком просто никто. Хоть из кожи вон лезь, хоть что. На этот раз она одолела проклятие «на этот раз».

Желая что-то изменить, Сино решила поговорить о том, что ее волнует.

 

Рассказать все в деталях она не могла. Она растерялась, не зная, как же ему объяснить, но, похоже, Тайти в целом понял, что она хотела ему передать.

– Сколько ты ни пыталась идти вперед, как бы ни старалась, все равно ничего не выходило. И ты пытаешься понять, что же делать, чтобы по-настоящему измениться?

– А, ага… Все так и есть… А, но сейчас я хочу не столько измениться, сколько добиться результата обязательно…

Если подумать – странная ситуация: она ищет помощи у человека, которому сама непременно должна помочь. Странная и даже постыдная.

– Результата, говоришь…

– …Я, по правде, что ни пытаюсь, ничего не выходит. Я ничего не могу. Я думаю, что вот сейчас выложусь, но, наверно, не выкладываюсь так сильно, как другие… Я никчемная.

– Почему ты так думаешь? По-моему, Эндзёдзи-сан, у тебя есть хорошие стороны.

– Нет, вообще нет! Потрясающие люди правда потрясающие. Правда-правда потрясающие!

– Хм, что, настолько потрясающие люди бывают?

– Бывают! Скажем, один мой знакомый семпай страшно потрясающий, он такой справедливый, что при первой же встрече с человеком говорит, что хочет ему помочь… ой.

Черт! Стоя прямо перед ним, о нем же и рассказывает!.. Он же может неправильно подумать, что она в него, ну, это.

– Хм, ну, тогда он правда хороший человек.

– Кстати, он в придачу еще и жуткий тормоз!

Она спасена благодаря тому, что Тайти тормоз! Опасно было, опасно.

– И еще я о нем слышала вот что. Одна девушка, которую считают самой красивой во всей школе, и еще одна девушка, страшно головастая, и красивая, и миленькая, они обе состязались за его любовь, и в итоге он с одной из них стал встречаться, и у них началась любовь-морковь.

– Ты смотри, какой счастливчик. Не лучше ли получить горький опыт хоть раз?

– Я тоже так считаю, – на полном серьезе ответила Сино. – Эмм… ну, в общем, он потрясающий. А я абсолютно ничего не могу.

– Стой, погоди-ка. То, что тот человек потрясающий, и то, что ты, Эндзёдзи-сан, ничего не можешь, как одно с другим связано?

– Ну, это… Мне во всем чего-то недостает.

– И все-таки, Эндзёдзи-сан, из-за чего ты считаешь, что «ничего не можешь»?

– А? Ну… я глупая, и плохо учусь, и неспортивная, и криворукая, и нерешительная, и как только нервничаю, так сразу ошибаюсь… Вот это все.

Она была погребена под собственными словами.

Действительно никчемная.

Глядя на вот такую вот ее, Тайти, похоже, тоже растерялся. Похоже, он думает, что она безнадежна…

 

– Что, только и всего-то?

 

Вопреки ее ожиданиям вот что сказал Тайти.

Она поразилась, подумав, что ослушалась, но, похоже, не ослышалась и из-за этого поразилась еще больше.

– Э… эм. Только… и всего-то?! Тебе не кажется, что это вовсе не «только»?! В каком месте это «только»?!

– Не, ну не столько «только», сколько… Ты глупая, и плохо учишься, и неспортивная, и криворукая, и нерешительная, и как только нервничаешь, так сразу ошибаешься – «всего-то»?

– Что за «всего-то»! Это же, по-моему, смертельно?!

– Хоть ты и возбудилась так сильно… но это ведь правда?

– Э, не, нет… Если ты говоришь «всего-то», то, наверно, «всего-то». Но все равно это громадная проблема.

– Но, по-моему, ничто из этого не стало причиной, почему ты, Эндзёдзи-сан, чего-то не можешь сделать.

Не стало причиной, почему… она чего-то не может сделать.

– Но…

– Ведь ничего из того, что ты назвала, не означает, что ты чего-то не можешь сделать, правда?

Правда. Она же до сих пор делала первый шаг. Значит, это правда-правда не невозможно. Похоже, ей просто не хватает силы воли, чтобы достичь цели.

– Мне кажется, по-настоящему важно нечто другое. И, возможно, этим нечто обладают все? – произнес Тайти.

– Но… но есть же люди, которые могут гораздо больше, чем я, они запросто делают то, на что у меня уходит куча времени!.. – ляпнула она совершенно не к месту. – Такие, как они, и должны что-то делать! А такие, как я, ни на что не способные второстепенные персонажи… Что нам делать…

– Эндзёдзи-сан, ты вовсе не второстепенный персонаж. Ты главный положительный герой.

– Г-главный герой?! Такие, как я, как же могут быть главными героями?! …Это была бы абсолютно скучная история.

– Но, думаю, это была бы история, вращающаяся только вокруг Эндзёдзи-сан.

История, в которой может что-то сделать только Сино Эндзёдзи.

– А история, в которой обычный никчемный человек играет мегаактивную роль, наверняка ведь интересная, правда?

История, в которой обычный никчемный человек играет активную роль.

Действительно стандартная ситуация. Обычная, частая история.

Но все равно в такой истории главный герой не будет активно действовать без какой-либо причины.

Этот главный герой обретает какую-то особую силу или…

– В общем, он действует.

…или пытается как-то очень смело действовать.

Щелк – ключ подошел к замку.

Что-то потрясающее. Почему-то оно потрясающее. Сино чувствовала, что сейчас другое «на этот раз», не такое, как было прежде.

Не ради этого ли момента она боролась все это время?

Такая мысль пришла ей в голову.

Внутреннее пробуждение.

Внутренняя революция.

– …Стоп, погоди. Я сейчас… каких-то дурацких вещей наговорил, да? У меня вроде не такой хара-… нет. Такое ощущение… будто я это каким-то образом ухватил?..

Тайти выглядел смущенным; он озадаченно склонил голову набок.

Хоть он и лишился воспоминаний, связанных с КрИКом, возможно, то, что он там обрел, он все-таки не потерял?

– Тайти-семпай, ты такой неуклюжий. Такая неуклюжесть, наверно, девушкам нравится?

– Не-неуклюжий?! Может, такое и нравится, но неуклюжий, это… И кстати, я не нравлюсь.

– А я думаю, что с твоим голосом ты супернравишься!

– Ты вообще слушаешь?!

У вышедшего из себя Тайти сделалось такое забавное лицо, что Сино захихикала.

«Правда он классный», – подумала она. В самом деле, впервые она обрела такую смелость.

Отсмеявшись, Сино пробормотала:

– …Ты думаешь, даже такой скучный человек, как я, все-таки на что-то способен, да, Тайти-семпай?

– Думаю, любой, кто очень хочет что-то сделать, в конечном счете сможет.

Вот оно что.

– Думать, что «очень хочешь сделать», все равно что думать, что сам сможешь это сделать. А если что-то в самом деле невозможно, значит, видимо, просто никто не думает, что «очень хочет это сделать»?

В-вот оно что! Какое озарение!

Сино чувствовала, что, похоже, поняла. Чувствовала, что действительно поняла. Чувствовала, что на этот раз поняла.

И снова она подумала.

Как хорошо, что она вступила в кружок изучения культуры.

– Я… буду очень стараться.

– Вот как? Ну, я рад, если сумел как-то помочь.

Сино окутало тепло. Она чувствовала, что была бы счастлива, если бы осталась здесь навсегда. Но, увы, это невозможно. Ей надо двигаться вперед.

Ей надо спасти Тайти. И конечно, Юи тоже.

– Большое спасибо, что выслушал меня. Мне обязательно нужно кое-что сделать, так что я пошла.

Сино как следует поклонилась и повернулась к Тайти спиной.

В нескольких метрах впереди была дверь.

Как только она туда войдет, сразу и начнет. Так она себе сказала.

Но как только она отвела взгляд от Тайти и перед ней оказался безлюдный мир, она тут же почувствовала себя неуютно.

Она ведь сможет? Если этот «на этот раз» она упустит, это будет конец?..

Одной ей было страшно, поэтому не позаимствовать ли чуточку силы?

– …Тайти-семпай. Пожалуйста, скажи напоследок «Удачи, Сино», – попросила она стоящего позади Тайти.

– А, ээ… Удачи, Сино.

– Окееей, голосом зарядилааааась!

И Сино шагнула вперед.

Шаг, второй шаг, третий шаг… четвертый шаг.

– Это… Может, я и ошибаюсь, но, по-моему, Эндзёдзи-сан, ты очень интересный персонаж.

 

□■□■□

 

Этот «на этот раз» – настоящий.

…Честно говоря, она и это думала уже много раз.

Она убеждала себя в этом, пытаясь собрать в себе силы.

Но всегда, всегда очередной «на этот раз» оказывался фальшивым.

Даже если она решалась, даже если хотела, все равно ничего изменить не могла.

Есть и такие люди, которые, упорно цепляясь за свои мысли, добиваются желаемого. По сравнению с ними она, конечно, никчемная.

Никчемный человек.

«Всего-то» глупая, и плохо учится, и неспортивная, и криворукая, и нерешительная, и как только нервничает, так сразу ошибается.

Что необходимо, чтобы этот человек, которому явно многого недостает по сравнению с другими, смог обратить «на этот раз» в реальность?

Необходимо «действие», достаточное, чтобы изменить ее мир.

Работая спустя рукава, изменить свой мир не получится. Поэтому действовать надо последовательно и всесторонне.

Раз она решила, что хочет хорошо учиться, надо каждый день понемногу заниматься?

Раз она решила, что хочет стать атлетичнее, надо каждый день понемногу тренироваться?

Люди, способные делать шаг за шагом, поднимаясь от простых уровней до нормальных, потрясающие. А вернее – это, пожалуй, и есть правильный способ действий.

Но что с людьми, которые идти этим путем не могут?

Не могут. Поэтому сдаются. Нет-нет, это направление мыслей просто нелепое.

Если таким путем она не изменится, если таким путем она не сможет измениться, она предпримет действия настолько ошеломляющие, что они изменят вообще все.

К примеру, уединится в таком месте, где нет никакой связи с внешним миром и вообще ничего, кроме необходимых для учебы вещей.

К примеру, уединится в горах, чтобы подготовиться к безрассудному участию в триатлоне «Железный человек».

К примеру… будет противостоять похожему лишь на выдумку, лишь на сон, но никак не на реальность чудовищу по имени Халикакаб.

Услышанные от Тайти слова – на самом деле не больше чем просто слова. Они не означают, что у Сино что-то получится прямо сейчас. Не означают, что внутри Сино уже что-то изменилось.

Если речь просто о словах или о жизненных мудростях, то этого она уже более чем нахваталась от великих людей в книгах и телевизоре.

Но все эти слова для нее были подделками… или так говорить не совсем правильно? Потому что это ведь она сама постоянно обращала их в подделки.

Слова – это только слова. Всего лишь последовательность букв. В нечто реальное обратить их может лишь она сама.

Давай на этот раз обратим их в реальность!

Потому что эти слова она получила от человека, которого искренне уважала.

Загнав эти мысли глубоко в сердце, Сино пошла.

Из черных туч полил дождик.

Ничуть не беспокоясь о падающей с неба воде, Сино шла, глядя прямо вперед.

Возможно, она уже предпринимала какие-то действия. Но это было нечто совсем простенькое, на уровне «найти Тихиро, чтобы поговорить с ним».

Она более жалкая, чем другие, и ей требуется смелость, чтобы делать то, что для обычных людей сущий пустяк. Поэтому, даже сделав «сущий пустяк», она чувствует себя так, будто чего-то достигла.

Привыкнув к низеньким стенкам, удовлетворяясь преодолением слабеньких преград, ее тело стало слабым.

Это неправильно. Нельзя к такому привыкать.

Когда человек, привыкший быть слабым, что-то меняет, он должен действовать более радикально.

То существо ей сказало.

Если ты передумаешь, если захочешь пользоваться силой, приходи «сюда». В любой момент позови меня по имени. И тогда ты откроешь новую дверь.

Место – парк рядом со школой.

Отлично. Не открыть ли ей новую дверь?

Изменить мир.

Изменить радикально.

Изменить себя.

Сделав глубокий вдох, Сино выкрикнула громче, чем когда-либо в жизни:

 

– Приди, Халикакаааааб!

 

Если действовать радикально, то даже свой мир можно изменить в мгновение ока.

 

Предыдущая            Следующая

One thought on “Связь сердец, том 6, глава 6

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ