Предыдущая            Следующая

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ НАЧАЛАСЬ С ОБЪЯВЛЕНИЯ, ЧТО ЭТО ПОСЛЕДНИЙ РАЗ

– …Всем спасибо за работу… Это будет последний раз.

 

После уроков в кабинете КрИКа собрались только пятеро второклассников, включая Тайти Яэгаси. У обоих первоклассников были другие дела, и они отсутствовали.

Словно специально выбрав этот момент, – впрочем, вероятно, так оно и было, – явился он и сделал это заявление. В кабинете кружка, через два дня после раздачи опросника по профессии.

– …Ээ… ч… то? – переспросила Иори Нагасэ.

– …Всем спасибо за работу…

– Да нет, повтори, что после этого! – воскликнула Химэко Инаба.

– Аа… Это будет последний раз, так я, кажется, сказал… Аа, да…

Обычный несерьезный тон, обычная безжизненная манера держаться. Окутанный нечеловеческой аурой Рюдзен Гото, учитель физики в старшей школе Ямабоси. Однако внешностью Гото сейчас обладало не то существо, которое следовало называть Гото по праву. В нем сейчас сидел тот тип, назвавшийся именем –

Халикакаб.

Нечто, положившее глаз на КрИК и уже множество раз вовлекавшее его членов во всяческие феномены.

– Минуточку, что значит «последний раз»!..

– Последний раз… По-моему, это можно описать только как «последний раз»… Кирияма-сан…

«Ну так что же за «последний раз», а?» – было написано на лице Ёсифуми Аоки, сидящего рядом с дрожащей Юи Кириямой и теперь подавшегося вперед, словно в попытке ее защитить.

– Да кто вообще поверит словам такого вруна, как ты?!

– Нет-нет, Аоки-сан… Разве я когда-нибудь лгал вам, объясняя что-либо?.. Бывало, опускал важные моменты… или должным образом вводил в заблуждение, но и только… А чтобы лгать – такого, как ни странно, не было… Аа… извиняюсь… Все-таки было… особенно в начале…

– Опять своими дурацкими словами с толку нас сбиваешь?.. – держась настороже, произнес Тайти. Во время предыдущего феномена Халикакаб связывался только с первоклассниками. А в более ранних феноменах Тайти и его товарищи противостояли Халикакабу почти полгода.

Никаких глубоких чувств у него нет.

Есть только пробуждающиеся время от времени различные воспоминания и сопровождающее их чувство отвращения.

Словно он не осознает себя, словно пытается забыть происходящее – такие ассоциации возникают при виде этой неестественной фигуры – этих полузакрытых глаз, поникших плеч, а главное, этой безжизненности. Непроизвольно тошнота к горлу поднимается.

– Ребята, возьмите себя в руки, – спокойно произнесла Инаба и вздохнула. Тайти вполне понял смысл ее слов – его и самого сейчас окутывал гнев, но он пытался сохранять спокойствие. Похоже, и остальные чувствовали то же самое. Переглянувшись, четверо передали роль лидера Инабе. Но, конечно, были наготове в любой момент прийти ей на помощь.

– …Ну, и с чего вдруг последний раз?

– Аа… нет, просто… я уже сделал все, что мог сделать, и поэтому…

– Ты сказал «я», но может ведь прийти другой тип… Номер Два?

– …Такой возможности… нет… скорее всего.

Не сдержавшись, в разговор влезла Нагасэ:

– Что еще за «скорее всего»!

– Нет-нет, я хочу, чтобы вы мне доверились… Нагасэ-сан… Ну, может быть, в силу разных причин это невозможно, но… если вы все постараетесь… думаю, да. Поэтому сейчас будет… да… так сказать… бонусный уровень…

– Когда ты произносишь «бонус», это опять оказывается какое-нибудь дерьмо.

– Нам от тебя ничего не надо, поэтому просто отвяжись! – следом за Инабой громко воскликнула Кирияма.

Инаба, поцокав языком, спросила:

– Ты, как всегда, запускаешь очередной феномен? Может, что-то странное уже началось, просто мы этого пока не поняли?

– Неужели… опять с нашими первоклассниками… – пробормотал Тайти, содрогнувшись от этой ужасной перспективы.

– …Нет-нет… Ничего еще не началось, Инаба-сан… Яэгаси-сан…

Халикакаб приподнял уголки губ; выглядел он даже немного довольным.

Довольным – да, всегда было не понять, что он чувствует, но сейчас эмоции на его лице проявились.

– …Только с этого момента начнется…

Сперва заявить, потом начать. Такого прежде никогда не было.

Халикакаб постоянно по чуть-чуть меняет свой подход, да и сам по чуть-чуть меняется. У Тайти возникло предчувствие, что, когда эти изменения достигнут определенного предела, родится новое «нечто».

– Кстати говоря… с вами самими… ничего не произойдет.

– …Хаа? Если не произойдет, то что ты затеял? – высказала Инаба свое полное непонимание.

– Аа… вот почему я… предложил бонусный уровень… Просто пообщаться… Поскольку я начал уставать, возможно, стоит объяснить?..

– Как всегда, задираешь нос, вот дерьмо.

Сидящие на стульях пятеро КрИКовцев, стоящий напротив них Халикакаб. Всего в нескольких метрах друг от друга. Однако это расстояние бесконечно, непреодолимо. Совсем как небо и земля.

– Ну, на этот раз вы… будете видеть желания других людей… их мечты… как сны… Наверное, что-то в этом роде…

– Мечты других людей… будем видеть как сны? – как попугай, повторила Нагасэ.

– Да, мечты в виде снов… Аа… Как бы это назвать всё вместе… В общем, вы сможете видеть «сны»… «Сны» с мечтами… Мечты о будущем… Но и мелкие желания тоже… В общем, назовем это снами…

Объяснение выглядело вежливым, при этом надменность Халикакаба то проявлялась, то пропадала. Издевательская вежливость, что ли?

– Аа, в общем… вам будут случайным образом показываться видеообразы «снов»… с мечтами и желаниями, связанными с будущим других людей… Аа… И соответствующие голоса вы тоже будете слышать, так?.. В форме, похожей на сны, которые вы видите, когда спите…

– Видеть «сон» под названием «мечта», как будто во время настоящего сна… Немного напоминает «передачу эмоций»… а? В тот раз мы «ощущали» «эмоции», а теперь будем «видеть» «образы снов»… – мгновенно провела анализ Инаба. Даже впадая в дух противоречия, она не забывала спокойно препарировать информацию. – Кстати, ты сказал, что эти «сны» включают в себя самые разные штуки, от мечтаний о будущем до мелких повседневных желаний. Но ты не думаешь, что случится, если ты устроишь вторую серию «передачи эмоций» между нами?

– Инабан все верно говорит! Мы такому второй раз не поддадимся!

– …Аа… всё не так. Я должен был сказать это ясно, а?.. В таком случае…

 

«Вы сможете видеть… желания «других людей». Желания остальных вас… видеть не сможете.

Аа… я говорю «других людей», но… только тех, кто в этой школе».

 

– А… Э, это… не может быть… правда…

Кирияма, слабо вскрикивая, обхватила себя одной рукой.

Тайти тоже постепенно приводил в порядок свои мысли, сражаясь со страхом перед полной картиной, разворачивающейся у него в голове.

– Мы сможем видеть «сны» всех, кто есть в этой школе… кроме нас…

– Аа… «сны» Увы-сана и Эндзёдзи-сан вы тоже не сможете видеть… Поскольку они однажды были связаны со мной… пояснений не требуется, да?.. Аа… Давайте прекратим… – в таком вот стиле серьезным тоном Халикакаб продолжал свое объяснение.

Кто-то мечтает о будущем, желает чего-то, и «видео» этого чего-то случайным образом передастся кому-то из пятерки. «Видео» – это основа, но и соответствующее «аудио» тоже будет слышно.

Все это как будто внезапно всплывет в голове. При этом человек будет смутно понимать, что это феномен, и до некоторой степени усваивать информацию.

Темой может быть что-то недавнее, может быть что-то давнее, но во многих случаях «сон» будет содержать то, что сильно волнует человека прямо сейчас.

Те, кто видят «сны», – пятеро второклассников из КрИКа; те, кого они видят во «сне», – любые, кто имеют отношение к частной старшей школе Ямабоси, кроме пятерых второклассников и двух первоклассников (Тихиро и Эндзёдзи) КрИКа. Когда Халикакаба спросили насчет учителей, он дал туманный ответ: «Аа… Вероятно, они не включены?..»

Возможна ситуация, когда несколько человек одновременно видят один и тот же «сон». В какой момент и чей «сон», определяется случайно, но чаще это будут «сны» людей, находящихся поблизости. Кроме того, если КрИКовец хочет увидеть того или иного человека или думает о чем-то, что с ним связано, то его «сон» увидеть будет легче… возможно.

– …Ну, в общих чертах я все объяснил… Как вы понимаете… ничего, что могло бы вам навредить, тут нет?.. Конечно же, это бонусный уровень… Аа… как великолепно…

На первый взгляд, действительно, как и сказал Халикакаб, никакого вреда для Тайти и остальных не предвиделось. Однако Тайти был озадачен тем, что этот феномен впутывал других людей, не относящихся к КрИКу.

– Как вы воспользуетесь этой «силой»… не имеет значения… Потому что это последнее… Я тоже хотел бы понаблюдать за всем как можно ближе…

– Как можно ближе, это как? – поинтересовался Тайти.

– Как можно ближе… да… Потому что это последнее…

Снова он подчеркнул «последнее». Пока что непохоже было, что он блефует.

– В зависимости от того, как вы этим воспользуетесь, вы сможете делать разные… и даже восхитительные вещи, а?.. На этот раз можете даже не беспокоиться… о том, чтобы быть особо «интересными»…

Можно не быть интересными? Но разве не это цель Халикакаба?

– Если вам понравится… я подумаю о том, чтобы показывать вам больше «снов»… Это моя… в некотором роде… благодарность за то, что вы мне показывали «интересное»…

При этих словах Халикакаб наигранно, но вяло и медленно развел руки в стороны.

Тайти сейчас наполнял не гнев и не страх – только странное беспокойство.

Халикакаб сказал, что это последний раз. Похоже, их самих никакие проблемы не ждут. Загадочный феномен распространится на других, не на них.

Остальные кружковцы тоже сидели с озадаченными лицами, словно не могли определиться, как им реагировать. …Нет, все, кроме одного.

Лишь Химэко Инаба сидела, скрестив руки, выпрямив спину и вскинув голову, и смотрела на противника с презрением.

Да, так было всегда. В каком бы замешательстве ни пребывали все остальные, Инаба твердо шагала вперед. Тайти сожалел, что приходится все перекладывать на нее, но по-другому было никак.

– Вот как.

Сказала, как плюнула.

Инаба коротко фыркнула. Какой смысл?

Халикакаб и Инаба пристально смотрели друг на друга.

Инаба сохраняла спокойствие.

– Хочу уточнить только одну вещь. Тот человек, чей «сон» видят, то есть любой, кроме нас, из этой школы, будет ли осознавать, что его «сон» видят?

– …Нет… Осознавать не будет…

– Ну да. Иначе пришлось бы и им объяснять, а потом запрещать рассказывать, а это трудно, – с триумфальным видом заявила Инаба.

– …Какое у тебя довольное лицо… Инаба-сан.

Интересно, что подумал Халикакаб, глядя на такую Инабу?

– Просто сочувствую твоей глупости. Вот и задала вопрос, на который есть такой простой ответ.

– Хаа… Так быстро это заметить – очень в стиле Инабы-сан… Но… даже если я этого не понимаю…

– Что, не хочешь признавать поражение?

– …Даже и не знаю…

Халикакаб и Инаба вновь молча сцепились взглядами.

Там разворачивалась битва за гранью понимания Тайти.

Первым отвел глаза Халикакаб. Своим безвольным взглядом он обвел всех остальных.

– Ну… если Инаба-сан до такой степени все понимает… то я, пожалуй, пойду?..

Глядя на так и не утратившего позу превосходства Халикакаба, Инаба сердито нахмурилась.

Халикакаб в теле Гото, нимало этим не смутившись, развернулся спиной и протянул руку к двери.

– …Эй, а кончится это когда? – спросила ему в спину Инаба. Халикакаб ответил:

– …Кто знает? Ладно, до скорой… встречи…

Обронив эти слова, он удалился.

 

В кабинете кружка после ухода Халикакаба.

– …Слушайте, неужели это и правда будет последний раз? – тут же сказала Кирияма. Нагасэ ответила:

– Не верится, но… мне кажется, сейчас ему нет смысла нам врать…

– Ээ, серьезно? Тогда что, нам радоваться? Типа, ура, последний раз?

Аоки тоже не скрывал озадаченности.

– Видеть «сны» других… значит? Как бы нам назвать этот феномен… – произнес Тайти, понимая, что ему остается лишь принять происходящее.

В комнате не осталось никого, кто бы сидел опустив голову. Все смотрели вперед.

В этом была сила, обретенная Тайти и его друзьями за тот полный несчастий год.

Инаба фыркнула и ответила:

– Название… Мы можем видеть чьи-то «сны»… содержание чьих-то «снов»… видеть сколько угодно… как под рентгеном… О, «рентгеновские сны», как вам?

– …«Рентгеновские сны», да? Но то, что в это втянуты другие люди… это опасно, – пробормотала Кирияма. Аоки подхватил:

– Не пять человек, не семь, а вся школа… Сколько ж человек, подумать только! Слишком уж он масштаб увеличил…

– Нам надо быть гораздо осторожнее, чем раньше, – высказался и Тайти.

Все были готовы к сражению, но атмосфера была нескрываемо тяжелой.

Что это, черт возьми, за феномен, масштаб которого – сотни людей? От одной мысли об этом бросало в дрожь.

– Думаю, держать в руках судьбы других людей – само по себе достаточно серьезно, но… давайте все-таки обсудим меры, как нам это преодолеть, – словно пытаясь разогнать тяжелую, застоявшуюся атмосферу, предложила Нагасэ более жизнерадостным, чем обычно, голосом.

– Нет, не надо, – тут же остановила ее Инаба.

– Тааак, для начала… а? Ааа? Не надо? Почему?

Вскинувшийся было Аоки тут же осел обратно.

– Этот тип сказал: «Бонусный уровень». Или вы не поняли?

– Эмм… это нечто новое, – честно высказался Тайти. – Хоть феномен и вроде как происходит, но он еще не начался.

Инаба постучала по столу кончиком пальца.

– На этот раз во время феномена мы будем видеть «сны» всех, кроме нас… ну, не видеть, а мысленно осознавать. Но те, чьи сны мы видим, этого знать не будут. Иными словами… – Инаба обвела всех волевым взглядом. – Если те, кто увидели, будут вести себя так, будто не видели, то вовсе ничего не случится.

– То есть… феномен… просто игнорировать, да? – спросила Кирияма.

– Да, в этот раз условия другие. До сих пор все происходило только среди нас, и мы осознавали происходящее друг с другом. Поэтому игнорировать это было невозможно. Но эти «рентгеновские сны»? Информация пойдет только в одну сторону. Разве тут могут возникнуть какие-то проблемы? Нет, никаких, – словоохотливо объяснила Инаба. Даже чересчур словоохотливо. – Ну, пожалуй, мы будем знать слишком много чужих мыслей, и из-за этого иногда нам будет трудновато иметь дело с другими людьми. Надо будет перетерпеть. Можно посмотреть под другим углом: только и надо будет, что перетерпеть, – она не останавливалась даже дух перевести. – Сможем пройти или не сможем, не имеет значения – вот что означает «бонусный уровень», которого раньше не было. И названия типа «рентгеновские сны» тоже придумывать было не обязательно.

Все верно. Похоже, это верная теория. Логических нестыковок – ноль. Однако Инаба чуточку…

– Потому что за нас, видимо, уже все решено? – продолжила она.

Не слишком ли она торопит события?..

– Короче, ничего не делать. Не начинать историю этого феномена.

– По-погоди секундочку, Инабан. Не надо приходить к выводам так быстро.

Похоже, Нагасэ, как и Тайти, овладело беспокойство.

– Нет, все решено. Потому что разве мы можем по собственному выбору втянуть кого-то в этот странный феномен? Мы, уже сытые этими феноменами по горло?

– …Нет, этого-то мы избежали.

– Если мы будем совершать поступки, исходя из того, что узнали в результате феномена, то все равно что нарушим это правило. Потому что это вызовет события, которых не было бы, если бы не феномен. Следишь за мыслью, Юи? Аоки-то не следит, он, похоже, безнадежен.

– Э… нуу, да. Смысл более-менее ясен.

– Злая ты?! Не могла возразить, что ли?!

– Но, Инаба, – вклинился Тайти. Он хотел, чтобы все на время успокоились и вместе всё обсудили. – К примеру, если с помощью этих «рентгеновских снов»… Ну, они еще не начались, так что чего-то конкретного сказать не могу, но… если мы узнаем что-то дико опасное, мы что, все равно должны это игнорировать?

– Это же не предвидение будущего, к такому мы, думаю, не придем, но если это все-таки случится… – спокойно и бесстрастно начала отвечать Инаба. Когда в последний раз она смотрела на него таким взглядом? Ни следа сейчас не осталось от отношения девушки к своему парню. – …Все равно игнорировать.

– Чтоо? Это же может привести к жутким проблемам? – тотчас возразила Кирияма.

– Даже если и захочешь, все равно не сможешь. Это изначально невозможно; действуя на основе такой информации, что-то изменить – то же самое, что изменить судьбу, разве нет?

После таких слов никто уже спорить не мог.

– Так что все мои указания, с первого и до последнего, укладываются всего в одну фразу, – сказала Инаба, а потом произнесла эту фразу.

 

– Ничего не предпринимать.

 

□■□■□

 

После этого они еще немного поговорили, затем разошлись.

Инаба, не дожидаясь остальных, сразу вышла из кабинета.

– Эй, Инабаа! …Извиняюсь, я побежал, – сказал Тайти остальным троим и отправился ее догонять.

Именно Инаба объявила, что пора расходиться, отмахнувшись от мнения, что неплохо бы подождать, когда феномен хоть раз произойдет.

Инаба чуть ли не бежала, и Тайти нагнал ее лишь на выходе из здания кружков.

– Уфф, куда ты так торопишься, Инаба?

Тайти схватил ее за плечо и почти что силой развернул к себе.

«А…» – едва не вырвалось у него.

Глаза Инабы блестели от влаги.

«Надо ее защитить», – на автомате подумал Тайти.

– Когда он пришел, ты… встревожилась, да?

– Я же… я нормально справилась?

Инаба вцепилась в школьную форму Тайти.

Тайти положил руку на ее руку и ответил:

– Ты хорошо справилась. У меня, например, голова была как ватная. А ты этот феномен сразу вскрыла и разложила по полочкам… В общем, это было круто.

Давненько у них такого не было. Инаба по характеру склонна к беспокойству. Но просчитывать события наперед могла только она, поэтому Инаба чувствовала, что должна брать лидерство на себя. Это стало ее бременем, источником ее тревог.

– По логике, проблем быть не должно… Но Халикакаб держится в своей обычной манере… Что-то я упускаю…

– Инаба, ты сделала более чем достаточно. Даже если ты что-то упустила, значит, это было выше твоих сил, и тут ничего не поделаешь. Позже давай все вместе как-нибудь разберемся.

– Но я в последнее время стала слабой…

– Стала слабой? По-моему, ты чертовски сильная, – произнес Тайти с улыбкой, пытаясь подбодрить пессимистично настроенную Инабу.

– Нет! Я, с тех пор как начала встречаться с тобой, стала слабой…

Выкрикнув эти слова, Инаба вдруг распахнула глаза и остановилась. После чего, придвинувшись к Тайти, зарылась лицом ему в грудь.

– Извини. Этот хмырь так внезапно заявился, что я вся на нервах и странно себя чувствую. Прости.

– Конечно, прощаю.

Как только он попытался к ней притронуться, Инаба отодвинулась.

– Хе-хе, что за беседа.

На лице Инабы появилась вымученная улыбка. Тайти гордился, глядя, как она пытается взбодрить саму себя, но ему было чуточку грустно, что он не может ее приласкать.

Инаба резко развернулась спиной к Тайти и зашагала прочь. И, словно уговаривая саму себя, произнесла:

– Да, всё в порядке. Если тот тип нам не наврал, проблем возникнуть не должно.

Тайти тоже пошел рядом с ней и, как она велела, спокойным голосом…

– …Даже если что-то и есть, надо игнорировать это, ничего не предпринимать.

Игнорировать, ничего не предпринимая.

Даже если что-то и есть, игнорировать это.

Иными словами, махнуть рукой?

Феномен, по сути, еще не начался, так что ситуацию они пока не ухватили, поэтому предложение Инабы следовало принимать с оглядкой.

Но если подумать – то, на что указала Инаба, они и сами пытались делать.

– Мы ведь сможем, Тайти? – спросила Инаба. Однако Тайти не шел рядом с ней. Он смотрел ей в спину.

– …М? …Тайти?

Заметив, что Тайти остановился, Инаба тоже остановилась.

Тайти выдохнул и двинулся вперед. Быстрым шагом он вновь подошел к Инабе. И тогда Инаба – то ли обращаясь к самой себе, то ли нет, трудно судить – прошептала:

– Я ведь… права?

Тайти не мог сразу ответить, что она права, и не мог спросить, что она имеет в виду, поэтому промолчал.

 

□■□■□

 

Идя в одиночестве привычным путем из школы домой, Тайти не находил себе места.

Когда начнется феномен Халикакаба… «рентгеновские сны», он не знал. Они решили посылать друг другу мейлы, если ощутят что-то необычное, но Тайти ни от кого ничего не получил.

Он свернул за угол – и вот он дом. У Тайти немного отлегло от сердца. Возможность, что что-то произойдет дома, беспокоила его куда меньше, чем то, что это может случиться в дороге.

– Хаа… пфуу… а?

Краем глаза он заметил, как кто-то остановился и издал нечленораздельные звуки. Машинально Тайти обернулся туда.

Знакомая девушка в белой кофте с длинным рукавом и прической, открывающей лоб.

– Ээ, Фудзисима? Что ты тут делаешь?

Несмотря на то, что ее почитали как миссионера любви, выборы старосты второго класса она проиграла и, поддавшись разочарованию, ушла в тень, но сейчас она уверенно шла по пути возрождения. Майко Фудзисима.

Очки, ее фирменный знак, были снабжены противоскользящим приспособлением.

– А что, не видно? Пробежку.

Фудзисима вытерла пот висящим на шее полотенцем.

– Зачем… а, ну, тренируешь тело? Фудзисима, но твой дом ведь отсюда неблизко?

– Ага, сегодня я хорошо так пробежалась. Я каждый раз бегаю другим путем, поэтому… Да, Яэгаси-кун, мне интересно с тобой поболтать, но, может, я уже побегу?

Фудзисима привела руки в правильное положение, ноги тоже задвигались.

– Извини, я помешал. Увидимся в школе.

Останавливаться во время тренировки, должно быть, неприятно.

– Ладно, пока!

Фудзисима несколько поспешно побежала по улице. «Давай, успехов», – подумал Тайти и тоже зашагал, когда…

Перед глазами все поплыло.

В глазах двоится. В ушах двоится. Странный мир, прежде не встречавшийся мир. Тайти затянуло.

 

[Фудзисима. Перед глазами дверь. Фудзисима ее яростно распахивает, врывается внутрь. На двери надпись: «Туалет». Вбежав в кабинку, она сразу стягивает штаны. И…]

 

– Ч-что это сейчас? …Уу, – вырвалось у Тайти, и тут же накатило головокружение – он прижал руку ко лбу.

В голове вспыхнуло свежее видео. Раздались звуки. Внезапный сон наяву. Сколько бы времени ни продлился этот сон, оно показалось мгновением. Сейчас перед глазами Тайти была та же картина, что и до того. Но в голове правили другие картины, которые то внезапно появлялись, то исчезали. Тот сон наяву уже прошел, но на веках все еще сохранилось то видео, в ушах – то аудио. …Впрочем, много «особенных» мест оказалось укрыто белым туманом.

Это была не галлюцинация.

Это не могла быть галлюцинация.

Странное ощущение. Картина не всплывала в голове – скорее, туда как будто силком вставили компакт-диск, нажали кнопку воспроизведения и заставили смотреть – вот подходящая аналогия.

В норме такое абсолютно невозможно. Немыслимо.

Но Тайти внезапно озарило… более чем «внезапно озарило».

Скорее всего, это был устроенный Халикакабом «рентгеновский сон».

Тайти обернулся. Бегущая Фудзисима еще не исчезла из виду.

Халикакаб говорил, что на этот раз они будут видеть «сны» с чужими желаниями. «Сны», содержащие то, чего хотят другие люди – от мечтаний о будущем до бытовых мелочей. Значит, сейчас было…

Шаг Фудзисимы был нетвердым. Выглядело, как будто она просто устала. …Быть может…

– Эй, Фудзисима! – окликнул ее Тайти и трусцой направился к ней.

Лицо у обернувшейся Фудзисимы было бледным.

– Ч-что тебе?

– …Может, ты хочешь в туалет, а?

 

Тайти поставил на обеденный стол дома Яэгаси две чашки чая. В момент показа «рентгеновского сна» он почувствовал себя плохо, но это продлилось не настолько долго, чтобы стоило волноваться. Самочувствие сразу пришло в норму.

Он вернулся мыслями к произошедшему.

Видео показывало Фудзисиму с высоты около метра. «Камера» была практически прямо за спиной. По краям поля зрения и дальше многое было затуманено. Внутри туалета тоже ничего не отображалось в деталях. Туманное видео походило на сон, который видишь, когда спишь. Когда Фудзисима вбежала в кабинку, положение «камеры» тут же изменилось, причем довольно удобно, позволив увидеть надпись на двери – прямо как во сне.

Послышался звук текущей воды. Вскоре вновь показалась Фудзисима.

– А… это… большое спасибо…

Фудзисима, опустив голову, нервно сплетала-расплетала пальцы перед собой.

Стесняющаяся Фудзисима – такое зрелище Тайти доводилось видеть редко.

– Ну, я заблудилась в этом квартале и вдруг захотела писать. У меня так часто бывает.

– Зачем так детально объяснять? Ты же не стесняешься, нет?

Как всегда, она легко меняет тему. Быстро приспосабливается к ситуации.

– В общем… странно говорить, но попей чаю.

Фудзисима застыла, но вскоре со словами «Принимаю твое любезное предложение» села и вновь повесила на шею лежавшее на столе полотенце.

– Да… кстати. Забыла сказать, но… Е… Если можно, я воспользуюсь дезодорантом, если ты не против… – все еще стесняясь и не поднимая головы, промямлила Фудзисима.

– Можешь не обращать внимания, все равно запах скоро уйдет.

– Слава богу, что у тебя, Яэгаси-кун, фетиш по части запахов.

– Не пойму, ты стесняешься или нет. Но у меня нет никакого фетиша по части запахов.

Он не мог читать ее эмоции настолько, чтобы понять, она это нарочно или нет. Не может быть, неужели она к нему сознательно клеится?

– …Кстати, Яэгаси-кун. Ты здорово догадался, что мне хочется в уборную.

– А?

При этих неожиданных словах Тайти сглотнул слюну.

– Мне было стыдно, что это может открыться, поэтому я старалась никак себя не выдавать, и все равно.

Кстати говоря, он резко нарушил указание Инабы «ничего не делать». Феномен произошел с ним впервые и очень быстро, и он поступил неосмотрительно.

– Не, у тебя была странная походка, вот и…

– Но даже если я выглядела устало, не делай вид, будто тебя заботит моя нижняя половина.

– И цвет лица был неважный…

– Но ты остановил меня, когда я уже пробежала…

– Я-до-ма! – раздался энергичный голос из прихожей. Похоже, вернулась сестренка. Ее приход прервал разговор, и Тайти облегченно выдохнул… Так, стоп.

У Тайти возникло предчувствие, что эта встреча чревата серьезными неприятностями.

– А, братик. У нас в прихожей незнакомые кроссовки, и я… а?

Большие круглые глаза смотрели невинно, слегка вьющиеся волосы производили очень взрослое впечатление. Сохраняя детскую невинность, она выглядела старше своих сверстниц, и чувствовалось, что вырастет она настоящей красавицей. И вот сейчас эта шестиклассница начальной школы, не снимая ранца, застыла у входа в комнату, разинув рот.

– Эээ?.. Это?..

– Яэгаси-кун, это, должно быть, твоя младшая сестра, о которой я так наслышана? Здравствуй, рада знакомству. Я его прия-… нет, скорее сопер-… Нет, в общем, у нас нетипичные отношения.

– Не вываливай все кучей! Достаточно сказать, что мы одноклассники!

Зачем она все так смешала? Наверняка нарочно.

– А, добро пожаловать. Я Рина Яэгаси, сестра Тайти… Так, что за нетипичные отношения?! Бывшая девушка братика… ой, неужели?! Он встречается с двумя сразу, нет… Раз нетипичные, значит, связь только телесная…

– Эй, у тебя какие-то дикие догадки, на самом деле Фудзисима просто…

– А, сестренка-сан. Я просто воспользовалась этим. Большое спасибо, – и Фудзисима указала в сторону туалета… Кстати говоря, ванная тоже в той стороне.

– Ээ… ванной?.. Кстати, да, я вижу, влажные волосы… Полотенце… То есть ты принимала душ… То есть вы вместе!..

– Эй, что за «вместе»?! Ни вместо чего у нас с Фудзисимой ничего быть не может!

– А ты хорош, Яэгаси-кун. Перепутать «вместе» и «вместо»!

– Помолчи немного, а, Фудзисима!

– Братик… Какая у тебя быстрая рука… ты что, внезапно стал казановой? Я думала, ты по этой части вообще слабак, поэтому и не следила… Надо было тебя научить тому, чему следует учить… Айй!

– Рина, ты делаешь роковую ошибку! И чему ты собираешься учить своего старшего брата?! Ты шестиклашка еще, шестиклашка! Не может быть, неужели ты уже!..

– По-погоди, братик, что за странные догадки?! Пока мне не станет как минимум столько, сколько тебе сейчас… я ничего не собираюсь, ясно? Я вовсе не думаю, типа, чем раньше, тем лучше, и все такое.

– Способная сестренка-сан, не так ли, Яэгаси-кун? В отличие от ветреного старшего брата.

– Вторую фразу можно было не добавлять, Фудзисима!

– А, но поцелуи – это другое дело.

– УААААААААА!!!

– Уаа… Оказывается, правда существуют такие люди, которые могут вопить и при этом так скорчиваться от растерянности!

– Но, но братик? Если ты уже опытный, то тогда ты мне расскажи, как это. Хочу услышать, как это выглядит с мужской точки зрения… Хотя я чуточку стесняюсь.

– Ой, покраснела, ты такая миленькая! Как приятно смотреть, когда ты очаровательно потягиваешься!

Перед глазами все поплыло. Опять. В груди будто что-то инородное. Тайти зажал рот руками.

Против воли в голову запихнуло видео.

 

[Фудзисима. Перед ней сестра Тайти. Лицо сестры пылает. Фудзисима подходит к ней, притрагивается к ее одежде. Сестра закрывает глаза и отдается происходящему.]

 

«Отвратительно» – на миг мелькнула у него эта мысль. Тут же он осознал, что Фудзисима ничего не делает, и убрал руку ото рта. Сон наяву. Галлюцинация? Нет, вряд ли такое могло с ним быть. Значит…

– Уооо, такого даже в мыслях не прощу, Фудзисимааааа!

– У, какая аура за спиной у братика?! Аура ярости?!

– Воображать-то безопасно?! Отнимать у нас даже право на воображение – все равно что убийство! На самом деле я абсолютно… Стоп, что, ты понимаешь даже то, что я не говорю словами?! Экстрасенс?!

– …Я, я твои мысли вижу насквоооозь!

После этого Тайти пришлось потратить где-то полчаса на то, чтобы разъяснять всяческие недоразумения (и при этом страшно раскаиваться, что он нарушил категорический приказ Инабы «Игнорировать, ничего не делать»).

 

+++

 

Халикакаб в облике Рюдзена Гото направлялся в сторону учительской. Мимо него прошла ученица – и вдруг изменилась.

– …Эй, Халикакаб, – в специфическом мягком ритме, расслабленным голосом окликнула она его. Полуоткрытые, почти сонные глаза выдавали, что в ее теле сейчас не она сама, а кто-то другой.

– …Номер Два… Опять… ты?..

– А что? …Я просто смотрю. Разве… нельзя? – ответил Номер Два, существо, устроившее КрИКовцам «возврат времени».

– …Мне это не нравится, да…

– ?.. Все же ты странный. Ты сам интереснее всех.

– Нет-нет… Даже если тебе нравится, это может создать проблемы…

– Но… твоя миссия, похоже, закончена. Разве нельзя?

– …Разве нельзя… в смысле?

– Уже конец, а ты не хочешь расставаться… или я неправ? Почему? Разве это не странно?

Халикакаб резко застыл. Повисла пауза длиннее обычной.

– …Кто знает? – наконец ответил он. И добавил: – …Как бы там ни было… я больше ничего не могу сделать…

– Хмм… ну и ладно. Тогда… я тоже понаблюдаю. Будь добр?

Договорив, Номер Два тут же освободил тело ученицы, и та упала на колени.

– …Ай. …А?.. Что?

Испытывая странные ощущения, девушка удалилась.

Убедившись в этом, Халикакаб принял насколько возможно правильную осанку и направился к учительской.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ