Предыдущая            Следующая

 

ГЛАВА 12

 

Атаки монстров можно разделить на две категории.

В первую входят так называемые «прямые атаки» – те, от которых уменьшаются хит-пойнты.

Атаки из второй категории – «непрямые»; пропущенные удары не снижают хит-пойнты, однако иногда они бывают опаснее… потому что на игрока накладывается какой-либо отрицательный эффект.

Создавший эту смертельную игру Акихико Каяба проявил некое минимальное сострадание к новичкам: населяющие лабиринт первого уровня кобольды, включая босса, подобных атак не применяли. «Заморозка», стоившая жизни Диабелю, тоже в каком-то смысле относилась к негативным эффектам, однако она не была результатом уникальной спецатаки короля кобольдов – ее вызвали несколько пропущенных подряд сильных ударов.

Поэтому населяющие лабиринт второго уровня человекобыки – то есть тавры – оказались первыми противниками игроков, которые действительно накладывали своими атаками такого рода эффекты.

 

– Берегись! – выкрикнул я, едва увидел, как монстр поднял над головой свой громадный двуручный молот.

«Оу!», «Есть!» – раздалось в ответ, и пять моих сопартийцев резко отскочили назад. Молот на мгновение завис в верхней точке, по нему побежали ярко-желтые искры.

– Вуууувоооооооо!!!

Рев был настолько яростный, что от него задрожал воздух – казалось, он сам по себе был дистанционной атакой; а в следующий миг молот рухнул вниз. Одетая в молнию металлическая глыба яростно обрушилась на иссиня-черный каменный пол. Характерный для тавров навык мечника «Цепенящий удар», попадание которого накладывает негативный эффект. «Цепенящий» означает паралич; эта мысль у меня мелькнула –

Непосредственно в зоне урона, разумеется, уже никого не было, однако из точки удара во все стороны посыпались искры. Одна из них, пробежав по полу, потускнела, но в последний миг своего существования успела-таки коснуться моего ботинка.

На миг в кончиках пальцев ног возникло неприятное пощипывание. Однако я оказался хоть на чуть-чуть, но все же вне зоны действия эффекта, и иконка «оглушение» под моей полосой хит-пойнтов не зажглась. Мои сопартийцы отпрыгнули дальше меня, а значит, должны быть в безопасности.

– Все в атаку! – снова приказал я, и шестерка, окружившая человекобыка полукольцом, ринулась вперед. Все оружие было изготовлено к применению сильнейших навыков мечника. Двуручная секира Эгиля, аналогичное оружие трех его друзей, «Воздушный флерет» Асуны и мой «Закаленный меч», окутавшись разноцветными световыми эффектами, обрушились на монстра. Первая из трех полос хит-пойнтов человекобыка наконец полностью истощилась, в ход пошла вторая.

– …Отлично! – воскликнула Асуна, непонятно когда успевшая очутиться непосредственно слева от меня (привычное уже расположение для совместных сражений).

– Эй, расслабляться рано! Когда до третьей полосы доберемся, он «Цепенящими» будет сыпать все время! И еще… – тут я стал кричать громче, чтобы и Эгиль с товарищами меня слышали. – …Помните, как на первом уровне было? Когда доберемся до последней полосы, он может вообще как-то по-другому атаковать! В таком случае сразу отступаем!

– Оу!

У человекобыка кончилась «заморозка» после промаха, одновременно с этим и у нашей группы восстановилась способность применять навыки мечника. Почувствовав, что следующий удар будет горизонтальным, танки, Эгиль и его товарищи, приняли оборонительную стойку. Мы с Асуной заняли позицию чуть дальше и стали выжидать подходящего момента для контратаки.

От начала битвы с боссом второго уровня прошло всего пять минут.

Пока что бой шел благоприятно для нашей партии Н. И «цепенящего» эффекта, и сколь-нибудь серьезного урона нам удавалось избегать. Естественно, хит-пойнты танков постепенно снижались, когда те блокировали удары такого мощного противника, но до сих пор мы справлялись, сменяя лишь одного бойца за раз.

Однако то, что бой шел гладко, едва ли что-то значило.

Синекожего быкоголового монстра, с которым сражался наш отряд, звали Полковник-тавр Нат; это был всего лишь телохранитель босса… отвлечение, не более того.

– Уклон! Уклооон! – донесся возглас с нотками паники от дальнего края громадной комнаты босса. Улучив момент, я кинул взгляд через головы десятков игроков и увидел пугающе громадную тень.

Щетинистая алая шкура обтягивала бугры мускулов. Пояс был обернут роскошной золотой тканью, но выше, по традиции тавров, все было обнажено. С плеч свисала цепь, тоже из золота. Дополнял картину ослепительно блестящий золотой молот в руках.

Если не считать цвета, полковника Ната можно было бы принять за двойника Барана, однако имелось одно существенное отличие: размер. Генерал Баран, босс второго уровня, был как минимум вдвое выше Ната.

Благодаря физическому ограничению по высоте потолков в лабиринтах Айнкрада Баран был мельче, чем колоссальный Бульбуйвол, пасшийся в полях, но все равно один вид этого пятиметрового человекобыка внушал животный страх. Даже король кобольдов с первого уровня казался громадным, а ведь он был всего лишь двух метров роста.

Естественно, золотой молот генерала Барана тоже был огромен – ударная часть размером с бочонок. Когда босс его поднял, по поверхности побежали золотые искры. Атакующие воины и танки тут же все как один отступили, подчинившись приказу Линда.

– Вррруууврааааа!!! – взревел Баран (у него получилось вдвое яростнее, чем у Ната), и его молот врезался в пол. Даже мы, хоть и были на расстоянии, ощутили, как пол под ногами вздрогнул, – а потом от места удара во все стороны понеслись искры. И их дальность тоже была вдвое больше, чем у телохранителя. Уникальная атака Барана – «Цепенящая детонация».

Начальное движение распознавалось очень легко, однако зона действия была настолько велика, что двое игроков не успели отступить, и золотые искры накрыли их стопы. Тут же молнии обвили их руки-ноги, и оба застыли. Эффект оглушения, один из самых часто встречающихся в игре; но это не значит, что на него можно смотреть снисходительно. Оглушение, вызванное цепенящими атаками тавров, длится три секунды и, в отличие от многих других отрицательных эффектов, сходит само.

Три секунды. Против обычных монстров это не так уж долго, но против босса уровня они кажутся бесконечными. Даже находясь вдалеке от тех двоих, я понимал, какой ужас они сейчас испытывают.

Одна секунда, вторая… за миг до того, как прошла третья секунда, из задеревеневшей правой руки одного из игроков вывалилось короткое копье и с сухим стуком упало на пол. Это был эффект «Неуклюжесть», с определенной вероятностью добавляющийся к оглушению. Тут же оглушение спало, и игрок – один из людей Линда, судя по синей одежде под доспехом, – нагнулся подобрать копье.

– Ду-…

Назад, сейчас будет второй!

Я с трудом подавил отчаянное желание выкрикнуть эти слова. Тот парень был слишком далеко, он все равно бы не услышал, а мои товарищи по отряду Н могли бы ошибочно принять этот возглас на свой счет. Я изо всех сил рубанул полковника Ната «Косым ударом», не переставая следить за тем, как в другом конце комнаты генерал Баран снова заносит молот…

Бабах! Вторая подряд «Детонация».

Удар пришелся точно в то же место, куда и предыдущий, и по полу вновь побежали желтые молнии. Они опять поглотили едва успевшего подобрать копье бойца из отряда Линда, и тот снова зацепенел.

Но в прошлый раз он остался стоять, а сейчас свалился на пол. Окутавший аватар световой эффект был не желтым, а бледно-зеленым. Сейчас его состояние было уже не «оглушен». Более сильный и тяжелый отрицательный эффект – «паралич».

Это самая ужасная сторона цепенящих атак тавров. Если получить один за другим два эффекта, то второй будет уже параличом.

В отличие от оглушения, паралич не сходит через несколько секунд. Естественно, он не вечен, но даже самый слабый длится десять минут… шестьсот секунд. Разумеется, вырубившись посреди боя на столь долгое время, смерти не избежать, поэтому необходимо срочно снять эффект какими-либо восстанавливающими средствами.

Основные такие средства – лечащие зелья и кристаллы-антидоты. Последние практически невозможно добыть на нижних уровнях, так что сейчас приходится полагаться лишь на то, что другой игрок сменит парализованного, а тот ценой колоссального напряжения медленно дотянется основной рукой до поясной сумочки, извлечет оттуда флакон с зельем и выпьет. О том, чтобы самостоятельно выбраться из зоны атак босса, не идет и речи.

Надо было не подбирать оружие, а сперва убедиться, будет босс второй раз бить или нет, – говорил же им!

Так я мысленно прокричал, но это уже ничего не значило. И потом, подобрать выроненное оружие – почти инстинктивное действие. Я и сам бог знает сколько раз во время бета-теста совершал эту ошибку, за что сразу жестоко расплачивался. С холодной головой выходить из подобных ситуаций я научился, лишь когда обзавелся модом «Быстрая смена оружия» и стал заменять выроненное оружие запасным из рюкзака.

Генерал Баран, нацелившись на парализованного копейщика, попытался раздавить его правой ногой. Однако сопартийцы сумели выволочь своего товарища буквально из-под босса и оттащить подальше.

Проводив его взглядом, я облегченно выдохнул, однако тут же распахнул глаза.

Возле стены уже лежало семь-восемь игроков; задеревеневшими руками держа у рта флаконы, они глотали зеленое зелье и ждали, когда пройдет паралич. Пока мы, партия Н, мало-помалу давили полковника Ната, у них уже так много народу успело пропустить по две цепенящих атаки.

– У тех ребят дела неважно… – низким шепотом произнес Эгиль, как раз сменивший одного из своих и вернувшийся в переднюю линию. Я кивнул и быстро ответил:

– Ага, но если они продолжат, то постепенно научатся правильно рассчитывать время. Пока, по-моему, никаких отличий от беты нет…

…Не так ли? Однако мой оптимистичный настрой разбил напряженный голос Асуны:

– Но, Кирито-кун. Если там парализованных станет еще больше… будет очень трудно быстро отступить, если понадобится.

– !..

Мое тело само собой напряглось, правая ладонь крепче сжала «Закаленный меч». Оружие не вывалится у меня из руки, если только я сам его не выпущу (и если внешний фактор не заставит меня его выронить), однако увиденная только что картина влила в пальцы дополнительную силу.

Но в первую очередь следует подумать о том, что только что сказала Асуна.

На данный момент можно утверждать, что на всех уровнях Айнкрада комнаты боссов не запираются после начала боя. А значит, если сложится опасная ситуация, всегда можно временно отступить. Естественно, это не означает, что сбежать легко. До выхода из зоны, контролируемой боссом, надо преодолеть немалое расстояние; если просто бежать, есть риск получить от босса удар в спину, а как следствие – заморозку, оглушение и, скорей всего, смерть.

Вот почему при отступлении из комнаты босса важно не столько контратаковать противника, сколько очень четко координировать свои действия… и как прикажете это делать, когда у вас на руках парализованные товарищи?

Для начала – чтобы нести обездвиженного игрока на руках, требуется очень приличная сила. Свалившуюся без сознания в лабиринте первого уровня Асуну мои деликатные ручки поднять никак не могли, и мне пришлось в качестве вынужденной меры сунуть ее в спальник и выволочь – та картина до сих пор была свежа у меня в памяти.

Плюс к этому, на глаз, в отрядах и Линда, и Кибао процентов восемьдесят составляли сбалансированные и скоростные игроки, а воины силового типа (танки) были в меньшинстве. Да, Асуна верно сказала: если парализованных станет еще больше, выбраться из комнаты босса будет чертовски тяжело…

– …Надо что-то менять с тактикой, в первую очередь как-то избегать этих цепенящих ударов, – произнес я, уклоняясь ногами от трехударной атаки полковника Ната. Асуна, двигаясь рядом со мной в полном синхроне, кивнула.

– Я тоже так считаю. Но… если отсюда начать им орать, выйдет нарушение субординации. Лучше сначала предложить одному Линду-сану.

Карие глаза забегали: их обладательница оценивала хит-пойнты членов партии Н и полковника Ната.

– …Мы здесь и впятером продержимся. Кирито-кун, скажи Линду-сану.

– Э… вы т-точно справитесь?

– Йо, no problem! – раздался сзади возглас Эгиля, услышавшего, видимо, наш разговор. – Если только защищаться, нас и четверых хватит, будем меняться! Можешь на две-три минуты отойти, не страшно!

Повернувшись, я увидел, что шоколаднокожий великан и его товарищи кивают, и решился. Основа боя против Барана – ноль парализованных. Сейчас в рейд-группе было много народу, причем достаточно высокого уровня, поэтому боевой порядок по-прежнему держался, но, если бы мы во время бета-теста угодили в такую ситуацию, нас бы уже вынесли.

– Понял, чуток продержитесь! Я сразу вернусь!

Улучив момент, я вмазал полковнику Нату, застывшему после очередного промаха, «Вертикальным углом» и кинулся бежать.

Я несся поперек громадной, больше ста метров в диаметре, круглой комнаты – главное сражение шло на противоположном ее краю. В реальном мире я, будучи не очень спортивным, пробегал стометровку за четырнадцать секунд в лучшем случае, здесь же мечник Кирито, прокачиваемый с упором на ловкость, уже через десять добежал до стоящего за спинами сражающихся парня в синем плаще и затормозил, визжа подошвами ботинок по полу.

Если подумать – я впервые стоял лицом к лицу с лидером нашей рейд-группы саблистом Линдом, прежде правой рукой рыцаря Диабеля.

Десять дней назад, сразу после победы над боссом первого уровня, он бросил мне в лицо:

«Почему… ты позволил Диабелю-сану умереть!!!»

«Ты знал навыки босса, ведь знал же!!! Если б ты нам это сказал с самого начала, Диабель-сан бы не умер!!!»

Я же не стал ни извиняться, ни оправдываться, а с насмешливой ухмылкой ответил:

«Я «Битер». И не смейте больше ставить меня на одну доску со всеми теми бывшими тестерами».

После чего надел то самое снаряжение, которое и сейчас было на мне, – редкий доспех «Плащ ночи», – и покинул комнату босса первого уровня. С тех пор я с Линдом не общался – до этого момента.

Вот почему при виде внезапно возникшего рядом меня лицо Линда на миг исказилось – пожалуй, это вполне естественная реакция. Прищуренные глаза распахнулись, острый подбородок чуть задрожал, тонкие губы вовсе сжались в ниточку.

Однако эмоции тут же исчезли с его лица, ушли куда-то внутрь аватара. Я не понимал, почему и он, и Кибао всячески пытаются не показывать свое негативное отношение ко мне, однако сейчас было не самое подходящее время, чтобы об этом думать.

– …Тебе было приказано разбираться с телохранителями этого типа. Какого… – тихим голосом начал было Линд, но я его перебил заранее заготовленной фразой:

– Надо перегруппироваться. Будут еще парализованные – отступить будет уже трудно.

Командир кинул быстрый взгляд в тыл, где ждали выздоровления семь или восемь человек, потом вновь перевел его вперед, чтобы оценить ситуацию. Я тоже прилип взглядом к полосам хит-пойнтов генерала Барана в верхней части поля зрения. Всего полос было пять, сейчас игроки уже уполовинили третью – стало быть, срубили пятьдесят процентов от общего числа.

– Мы уже на полпути. Зачем нам отступать?

Если честно, где-то двадцать процентов меня тоже считали, что отступить было бы «очень досадно». От начала боя прошло всего минут десять, игроков с хит-пойнтами в красной зоне нет, в худшем случае парализованные, урона боссу мы наносим больше, чем я ожидал. Шанс, что мы одержим победу без каких-либо проблем, довольно приличный…

Вдруг сзади раздался голос – будто его обладатель почувствовал мою нерешительность:

– Как насчет отступить, если еще один словит паралич?

Повернув голову, я увидел Кибао с торчащими во все стороны острыми светло-коричневыми прядями волос. Меня, бета-тестера из бета-тестеров, он терпеть не мог, но, несмотря на это, сейчас его лицо было сама серьезность.

– Дальность и ритм этих его цепенящих атак мы все уже ухватили. Мы вместе, настрой в порядке. Смена игроков для лечения идет нормально. Если щас отступим, завтра вернемся и все сделаем.

– …

И вновь где-то полсекунды мои мысли неслись с дикой скоростью.

Не количество попыток, не расходы, не что-либо еще, а жизни и только жизни. Не потерять ни одного человека – вот главный принцип сражений с боссами в нынешнем Айнкраде…

Однако это должны были прекрасно понимать и Линд, и Кибао. А если лидер и сублидер решают, что «сражение еще можно выиграть», то боец-одиночка из крайней партии может разве что как-то помешать им командовать, что, естественно, очень плохая идея. И плюс моя собственная интуиция говорила, что если мы удержим боевой порядок, то действительно сможем победить с нулевыми потерями.

– …Хорошо, до следующего. И нужна особая осторожность, когда у босса останется последняя полоса, – тут же согласился я. Кибао с воинственным возгласом вернулся в строй. Линд кивнул мне, потом продолжил командовать:

– Так, отряд Е, приготовиться отойти! Отряд G, приготовиться атаковать! Смена при следующей заморозке босса!

Эти быстрые приказы я слышал уже за спиной: сам я в это время снова бегом пересек круглую комнату и присоединился к отряду Н. Асуна, увидев меня, мгновенно спросила:

– Ну как?!

– Если еще одного парализует, будем отступать! Но если будем так и продолжать, то сможем победить!

– Вот как…

На миг рапиристка сделала кислое лицо и глянула туда, где шла главная битва, однако тут же кивнула и сказала:

– Ясно. Тогда давай мы с этим синим быстро покончим, а потом тоже к остальным пойдем.

– Окей!

Завершив стремительный разговор к обоюдному согласию, мы повернулись к полковнику Нату – тот как раз провел мощную атаку, сблокированную Эгилем и его товарищами. От его хит-пойнтов осталась одна целая полоса и еще чуть-чуть. Мы синхронно ринулись вперед и обрушили на него навыки мечника с обоих флангов.

Этой атакой мы добрались наконец до последней из трех полос хит-пойнтов; человекобык задрал морду к потолку и яростно заревел. Затопав копытами размером с ведро, он склонил рогатую голову, будто накапливая в себе силу. С начала боя это движение он проделал впервые, но это не значит, что оно было мне вовсе незнакомо.

– Сейчас бросится! Следить за хвостом, не за головой! Бьет наискосок!

И тут же бык развернулся влево и понесся прямо на Эгиля. Однако секироносец, прочтя траекторию атаки, с легкостью уклонился и обрушил на спину закончившего атаку врага многоударный навык для двуручной секиры «Смерч». Потом он отступил, и мы с Асуной, заняв его место, продолжили атаку. Серия ударов нанесла приличный урон, полковник зашатался, вокруг его головы замелькали желтые огоньки. Оглушение – враг был побит его же оружием.

– Это шанс! Атакуем все вместе!!!

– Уоооо!!!

С громкими криками шестерка набросилась на человекобыка со всех сторон; засверкали красные, синие и зеленые световые эффекты. Полоса хит-пойнтов рывком просела и опустилась в желтую зону – то есть осталось меньше половины.

После успешной масштабной атаки мы тут же разорвали дистанцию; кожа человекобыка из синей стала фиолетовой, и он забушевал еще яростнее, чем прежде. Берсерк на пороге смерти – это тоже было как в бета-тесте. Сейчас он будет атаковать в полтора раза быстрее, но если мы сохраним хладнокровие, то справимся.

В этот миг с противоположной стороны комнаты раздался вопль множества игроков.

Я вздрогнул, но тут же понял, что это боевой клич. Похоже, у генерала Барана тоже последняя полоса хит-пойнтов свалилась в желтую зону. Парализованных игроков у западной стены не только не стало больше, но, наоборот, осталось всего пять.

– Слава богу, на этот раз отличий от бета-теста, похоже, нет, – прошептала Асуна, пережидающая за спинами Эгиля и его товарищей, пока снова сможет применять навыки мечника. Глянув в ее сторону, я кивнул.

– Угу… но только в тот раз, с королем кобольдов, если бы мы повнимательнее его разглядывали, то смогли бы заметить, что у него за спиной нодати вместо тальвара. А этот генерал Баран по виду точно такой же, как в бета-тесте. Так что…

Тут я вдруг увидел, что по лицу Асуны прошла тень.

– …Что такое?

– Нет… ничего. Просто подумалось… почему босс первого уровня – лорд, а второго – всего лишь…

Доннн!

Резкий грохот прервал наш разговор. Все, кто услышал этот звук, мгновенно развернулись на его источник – к центру комнаты.

Но там ничего не было. Только украшенные рельефными изображениями быков концентрические кольца из сине-черного камня в полу…

…Нет. Неверно. Они двигались. Три каменных кольца, мало-помалу набирая скорость, вращались против часовой стрелки. Потом они прямо на наших глазах начали подниматься из пола, пока не образовали трехуровневую сцену.

Воздух над ней вдруг задрожал.

– А… – вырвалось у меня. Такой эффект предвещает появление какого-то громадного объекта. И мое опасение подтвердилось: дрожание воздуха усилилось, и из марева возникла черная тень.

Тут же тень обрела человекоподобную форму; две толстые, как стволы больших деревьев, ноги опустились на сцену. Бедра обтягивала черно-блестящая кольчужная ткань, верхняя половина тела была обнажена. Только борода свисала чуть ли не до живота. Голова была, естественно, бычья, но с шестью рогами, и на ней сверкало нечто платиново-белое… корона.

Черное, как тушь, тело выгнулось, и третий (самый большой из всех) тавр испустил рев, от которого затрясся пол. И, как будто его внешность сама по себе была недостаточно впечатляющая, вокруг человекобыка забегали молнии, озарив всю комнату ярким белым сиянием.

И наконец под шестью полосами хит-пойнтов, едва не упирающимися в потолок, появилась строка; я ошеломленно уставился на имя.

«Король-тавр Астериос».

 

Не пялиться просто так! Думать!

Я подстегивал свой мозг так яростно, что если бы не стискивал зубы, то слова вырвались бы изо рта.

Что произошло?.. ну, это очевидно. Вся рейд-группа, включая меня, Битера, до сих пор была уверена, что босс второго уровня – генерал Баран, а он в официальном релизе SAO оказался, так сказать, на разогреве, как и полковник Нат.

Триггер, вызывающий его появление, – это, видимо, то, что у Барана последняя полоса хит-пойнтов опускается в желтую зону. Да, наверняка после этого и возникает истинный босс уровня, угольно-черный король Астериос. Впрочем, сейчас подобного рода догадки уже ни к чему. Важнее другое: что нам сейчас делать?

Тут и думать нечего. Надо отступать из комнаты босса. Мы ничего не знаем про атаки этого монстра… кроме того, что король наверняка сильнее генерала, а значит, и опасность выше.

Проблема, однако, в том, что Астериос появился точно в середине комнаты, а основная часть рейд-группы сражалась на дальнем ее краю. Если они направятся к выходу, им придется прорываться сквозь зону атаки Астериоса. Только наша партия Н, сражающаяся с полковником Натом недалеко от выхода, может отступить без проблем, но… если мы так поступим, а остальные партии, от А до G, король тавров вынесет, с мечтой о прохождении смертельной игры придется расстаться.

Уйти должны все сорок семь участников рейда.

Чтобы этого добиться, в первую очередь наша шестерка должна уничтожить своего противника, и как можно быстрее.

Эти мысли пронеслись в моей голове мгновенно, как будто время застыло, и я, крепче сжав меч в правой руке, прокричал:

– …Все атакуем!!!

Отведя взгляд от короля Астериоса, который уже пришел в движение на своей трехэтажной сцене, я повернулся к полковнику Нату, начавшему бесноваться с новой силой совсем рядом с нами. И, словно преследуя занесенный над его головой молот, я прыгнул.

Мой аватар, пожалуй, относится скорее к скоростному типу, плюс я почти не ношу металлических доспехов; благодаря этому я смог прыгнуть почти на два метра без разбега. Полковник был ростом два с половиной, но с учетом длины меча мне хватило прыжка, чтобы атаковать в голову.

Прямо в воздухе я применил одноударный навык мечника «Косой удар» и вмазал полковнику аккурат между черно сверкающими рогами. Тот, прервав свое атакующее движение, с воплем «Бурумуууу!» откинулся назад. У всех обитающих в лабиринте второго уровня тавров, за редким исключением (скажем, «Тавр-твердостраж», носящий массивный шлем), точка между рогами – уязвимое место. До сих пор по ходу боя я не решался на такую атаку, потому что удар в прыжке наносить довольно рискованно, ведь даже чистое попадание не гарантирует, что противник затормозится. Однако сейчас ситуация требовала крутых мер.

Как только я приземлился, Асуна, Эгиль и остальные обрушили на монстра свои навыки мечника, и хит-пойнты полковника Ната ушли в красную зону. Тут у него кончилась заморозка, и человекобык с яростным ревом сделал начальное движение цепенящей атаки. В норме мы бы в такой ситуации отступили, но сейчас я снова прыгнул.

– У… оооооо!

С этим воплем я взлетел так высоко, как только смог, и нанес «Горизонтальный удар». Даже если бы я попал монстру между рогов, остановить его атаку мне бы не удалось. Однако я целился не в лоб, а в занесенный и уже начавший движение вниз молот. Чтобы попасть навыком мечника в навык мечника и оборвать его, надо исключительно точно выбрать момент – но это не невозможно.

Раздался грохот, от которого по всему моему телу до самой макушки прошла волна онемения; меч резко рвануло в сторону. Однако и молот полковника тоже подскочил обратно вверх. Пятеро моих сопартийцев, не теряя ни секунды, вновь разом атаковали. От полосы хит-пойнтов осталось несколько точек.

Обычно пристыковать навык мечника к другому навыку мечника нельзя. Но если это два разных приема для оружия разных категорий, запрет можно преодолеть – в этом я убедился несколько дней назад, охотясь на Ветряных ос. Прямо в воздухе я резко крутанулся и выбросил вперед левую ногу. Вертикальный пинок в заднем сальто – навык «Полумесяц» из категории «Рукопашный бой» – пришелся полковнику Нату точно в лоб.

Человекобык резко откинулся назад, издав особо пронзительный рев, потом застыл – и миг спустя рассыпался на бесчисленное множество полигонов. Похоже, он считался не просто охранником, а полубоссом – передо мной всплыло сообщение о бонусе за решающий удар. Впрочем, я не стал его разглядывать, а, едва приземлившись, тут же развернулся.

Первым, что я увидел, была возвышающаяся, словно башня, черная спина. Король Астериос начал двигаться совсем недавно. К счастью, он не выбрал своей целью пятерку парализованных игроков, лежащих у восточной стены. Его взгляд был обращен на главные силы рейд-группы – тридцать шесть игроков, все еще сражающихся с генералом Бараном.

Больше всего я боялся, что среди основной группы поднимется паника, и они позволят королю и генералу атаковать их с двух сторон; но этого, похоже, не случилось. Однако король, от каждого шага которого пол комнаты вздрагивал, совсем скоро подойдет к игрокам на расстояние атаки. Если до этого момента они не завалят генерала, исход будет тот же самый.

– …Идем, Кирито-кун! – напряженным голосом воскликнула подбежавшая ко мне Асуна. Однако я вдруг заколебался, правильно ли будет кивнуть. Не потому, что я цеплялся за свою жизнь. Я сам нормально не мог бы этого объяснить, но во мне вдруг вспухло дикое нежелание, чтобы рапиристка шла в то опасное место, где неясно, выживет ли она.

Не хотелось признавать, но я знал, что Асуна очень сильна. Честно говоря, если бы мы с ней устроили дуэль, не думаю, что я смог бы победить. Однако я не мог подавить в себе желание, чтобы Асуна отступила из комнаты босса и спаслась.

В тот день, когда началась эта смертельная игра, я бросил своего первого друга, а несколько часов спустя меня едва не убил такой же бета-тестер, как и я. Тогда я принял для себя решение: ни на кого ни в чем не полагаться, вести жизнь игрока-одиночки. То, что я целую неделю провел во временном союзе с Асуной, – это было всего лишь для разоблачения Незхи и его жульничества с усилением оружия.

Почему же сейчас я позволяю себе поддаться чувствам… даже сантиментам?

Так отчаянно желаю, чтобы Асуна не погибла…

– Асуна, тебе лучше…

Отступить.

Прежде чем я произнес это слово, глядящие на меня карие глаза вспыхнули.

Она словно прочла мои мысли… да нет, просто угадала, думаю. В ее лице не было ни гнева, ни печали, однако глаза горели каким-то чистым чувством. Асуна снова прошептала:

– Идем.

Этот твердый голос нес в себе силу, которая вымела у меня из головы плохие предчувствия.

– …Хорошо, – кивнул я и бросил быстрый взгляд назад, на Эгиля и компанию. Великан-секироносец вернул кивок без намека на колебание.

– Обходим справа, в первую очередь надо завалить Барана. Если король атакует раньше, мы должны оттянуть его как можно дальше и выиграть время.

– Есть!!! – разом откликнулись все пятеро, и этот отклик будто подтолкнул меня в спину – я ринулся вперед. Когда я набрал полную скорость, сомнения из меня окончательно выветрились.

Область, при нахождении игрока в которой монстр на него реагирует, – так называемую «зону агро» – глазом не разглядеть. Однако опыт сражений позволяет ее так или иначе почувствовать. Прислушиваясь к этому ни на чем не основанному ощущению, я обогнул медленно шагающего короля Астериоса справа и добрался до наших главных сил.

Хит-пойнты генерала Барана, появившиеся в моем поле зрения, тоже уже были в красной зоне. Но, как и полковник Нат, на пороге гибели генерал впал в боевое безумие и сыпал «Цепенящими детонациями» направо и налево, и наши, похоже, не знали толком, что с этим делать.

Король сможет атаковать секунд через тридцать.

Почувствовав это, я пронесся прямо между Линдом и Кибао, выпучившими от удивления глаза, и, очутившись прямо перед генералом, прыгнул. Целился я, разумеется, между двумя оранжево-красными рогами. Но, увы, генерал был вдвое выше полковника. Даже прыгнув изо всех сил и максимально вытянув меч, я все равно не доставал.

– …Ррааааа!

В верхней точке прыжка я, тщательно контролируя свое тело, принял нужную позу, и мне удалось запустить навык мечника. «Закаленный меч» окутало зеленое сияние, и мое тело словно подбросила невидимая рука. Навык для одноручного меча «Звуковой напрыг».

Со всей силы я нанес удар в уязвимую точку, и генерал резко откинулся назад. Эта задержка дала нам последний шанс.

Бежавшая за мной пятерка Асуны без всяких дополнительных указаний обрушила на Барана атаки следом за мной и сразу отступила. Тут же главные силы последовали нашему примеру, и громадная туша генерала окуталась разноцветными световыми эффектами.

Однако и этого нам не хватило, совсем чуть-чуть. От полосы хит-пойнтов остались две точки.

– Блин, опять!.. – ругнулся я и сжал левую руку в кулак. После предыдущей смелой атаки я все еще падал и потому мог атаковать лишь самыми базовыми приемами. Застонав, я прямо в воздухе саданул генерала в грудь «Ударом молнии». После урона, нанесенного предыдущими атаками, этого маленького джеба оказалось достаточно, чтобы здоровенная туша вспухла – и разлетелась на части.

Передо мной снова появилось сообщение о бонусе за решающий удар; прорвавшись прямо сквозь него, я с силой приземлился, вдохнул полной грудью и проорал: «Все – вдоль стены к выходу, бегом!» Сейчас у меня не было времени думать, не слишком ли нахально такое мое поведение.

Но.

От того, что я увидел, у меня перехватило дыхание.

Угольно-черный король тавров, которому, по идее, до нас оставалось идти еще больше десяти секунд, вдруг выгнулся назад, и его мощная грудь раздулась, словно бочка. Это движение –

Дальнобойная атака дыханием.

И прямо на ее траектории стояла спиной к монстру и неотрывно смотрела на меня рапиристка.

Если она не начнет двигаться прямо сейчас, то уже не увернется. Побежать к ней – бесполезно, ничего не даст.

Отбросив эту логику, я рванулся вперед.

– Асуна, быстро вправо! – на бегу крикнул я. Конечно, на предполагаемой траектории атаки дыханием были и другие игроки, но сейчас в моем сузившемся поле зрения хватало места только для рапиристки в накидке с капюшоном. По моему лицу и голосу Асуна, похоже, поняла, что сзади надвигается опасность. Последовав моему приказу, она прыгнула, не тратя времени на то, чтобы обернуться.

Я очутился вровень с ней в тот момент, когда ее сапоги оторвались от иссиня-черной каменной плитки. Обхватив левой рукой тонкое тело Асуны, я с силой рванулся в том же направлении, что и она. Но несмотря на это, наша скорость оставалась катастрофически маленькой. Арабески в полу медленно-медленно проплывали мимо нас…Sword_Art_Online_Progressive_Vol_1_-_455

Правую часть моего поля зрения залило белым.

Раздался сухой звук, похожий на раскат грома. Дыхание короля Астериоса поражало не огнем и не ядом – а электричеством. К тому моменту, когда я это понял, нас с Асуной, а заодно еще больше двадцати игроков, уже окутала белая вспышка.

В игре «Sword Art Online» не существует таких вещей, как «атакующая, лечащая, поддерживающая магия». Но, хоть это и так, нельзя сказать, что магии здесь нет в принципе. Например, снаряжение, повышающее характеристики игрока, или бессчетное множество предметов, дающих те или иные положительные эффекты, или благословление оружия, которое временно дает ему «святые» свойства и которое можно получить у священников в храмах крупных городов.

Однако все эти сверхъестественные силы могут лишь слегка помочь игроку. А вот помешать – не слегка. Скажем, есть множество монстров, применяющих различные спецатаки. Типичный пример – ядовитое, огненное, ледяное или электрическое дыхание.

Самый большой прямой урон из всех атак дыханием наносит огненная, но и на электрическую ни в коем случае нельзя глядеть свысока. Во-первых, она чертовски быстрая. Сразу после выстрела она распространяется на громадное расстояние. Во-вторых, тот, в кого она попадает, оказывается сильно оглушен. И наконец, в ряде случаев бывает еще более опасный эффект –

Получив удар электрическим дыханием короля Астериоса по ногам и пояснице, я увидел, что наши с Асуной полосы хит-пойнтов просели где-то на 20%. Тут же вокруг этих полос возникли зеленые рамочки, а рядом вспыхнули такого же цвета иконки.

Внезапно я перестал ощущать свое тело. Хотел выставить ноги для приземления, но они не слушались. Оставаясь сплетенным с Асуной, я ударился спиной об пол. Это был не эффект «спотыкания». Это был «паралич» – тот самый, которого я всем велел остерегаться.

– Асу… на… – хриплым, прерывистым голосом сказал я рапиристке, прижатой к моей груди и такой же парализованной, как и я. – Прими… зелье.

Еще не договорив, я сам начал медленно двигать неподатливой правой рукой. В сумке справа на поясе у меня лежали зелья: два красных, восстанавливающих хит-пойнты, и одно зеленое, лечащее от паралича. Я взялся за зеленый флакон, вытянул его, откупорил, поднес ко рту – и пока я все это делал, мерный звук шагов приближался.

Выпив мятную на вкус жидкость, я осторожно поднял взгляд – громадная туша короля тавров была всего в десяти метрах и приближалась. Кроме нас с Асуной, паралич словило еще немало игроков: только на линии моего взгляда виднелось человек десять, не меньше.

Три десятка игроков, не попавших под электрическое дыхание, окружали медленно приближающегося босса, но, похоже, они были в нерешительности. Причину я понял сразу. Так вышло, что и избранный лидером синий Линд, и выступающий в роли сублидера зеленый Кибао оказались парализованы; более того, они лежали ближе всех к королю. Оба, похоже, изо всех сил пытались отдавать приказы, но сквозь паралич пробивался лишь шепот. Естественно, наши главные силы, находящиеся за пределами зоны атаки босса, их указаний не слышали.

Внезапно в моем левом ухе прозвучал тихий, но прекрасный голос.

– …Почему… ты пришел?..

Вернув взгляд, я обнаружил прямо перед собой большие карие глаза. Лежащая на мне Асуна, сжимая в правой руке пустой флакон, повторила:

– …Почему?

Она спрашивала, почему я, предугадав, что король тавров будет атаковать дыханием, не стал уклоняться, а побежал к ней. Мне и самому это было интересно, однако ответа я не находил. Поэтому лишь коротко произнес:

– Не знаю.

Тут по столь же непонятной мне причине на лице рапиристки под серым капюшоном появилась мягкая улыбка. Девушка закрыла глаза и положила голову мне на левое плечо.

Снова посмотрев мимо Асуны, я увидел, что король Астериос занес над головой громадный железный молот. Он был больше, чем молот генерала Барана, и явно нацеливался на Линда и Кибао.

Это конец?

Если оба лидера погибнут, игроки основного костяка рейд-группы, сейчас застывшие в нерешительности, скорей всего, отступят из комнаты босса. Естественно, больше десятка парализованных игроков, включая нас с Асуной, не уйдут от смерти… Однако информация о существовании истинного босса, короля тавров, и его атаках сохранится, и когда-нибудь игроки предпримут вторую попытку его победить.

Больше всего я сожалел о том, что не смог спасти рапиристку, обладающую куда большим, чем у меня, потенциалом. Когда мы с ней расстались в комнате босса первого уровня, я сказал ей, что когда-нибудь она непременно станет лидером большой гильдии и поведет за собой других игроков. Как яркий, несгорающий метеор в темном небе этого смертельного мира…

Возможно, из-за этих нехарактерных для меня мыслей…

…мне вдруг привиделось странное сияние под мрачным потолком комнаты босса.

Оно лениво плыло по дуге. И, как ни странно, не исчезло, даже когда я распахнул глаза на всю ширину. Достигнув верхней точки подъема, оно перешло на снижение; его будто притягивала к себе корона Астериоса, готового уже нанести удар своим молотом…

Что это сияние – не галлюцинация, я окончательно понял, когда по комнате разнеся высокий металлический звук и гигантская туша босса резко сотряслась.

Это – навык мечника для оружия, которое никто в нынешнем SAO не прокачивает… для «метательного оружия». Более того, ударив босса в уязвимое место, корону на голове, оно не упало на пол там же, как должно бы, а полетело обратно, словно притянутое невидимой нитью.

Восстановившись от короткой «заморозки», король Астериос издал яростный рев и начал разворачиваться. Если подумать – это был вообще первый удар по боссу, и потому его автор привлек внимание Астериоса.

В этот момент сзади неожиданно возникли сильные руки и оторвали нас с Асуной от пола.

Обладатель этих рук, способный поднять одновременно двух игроков, глубоким баритоном воскликнул:

– Простите! Я испугался слегка! – и понес нас к восточной стене. Разумеется, это был обладатель двуручной секиры Эгиль. Приглядевшись, я увидел, что трое его товарищей тоже несут каждый по одному парализованному, неспособному двигаться игроку. Это как будто послужило триггером: сразу множество игроков в синем и зеленом кинулись к остальным парализованным.

Вися под мышкой великана, как багаж, я отчаянно вывернул шею.

По мере того как я перемещался, в мое поле зрения входила южная часть комнаты, до того скрытая за мощной тушей босса.

Метрах в десяти от выхода, держа в правой руке странное на вид оружие и глядя на надвигающуюся громаду с отчаянным выражением лица, стоял низкорослый игрок.

– …Это же?!. – пораженно воскликнул Эгиль, выгружая нас с Асуной у стены. И не только секироносец – почти все члены рейд-группы, осознав, что в комнате появился сорок восьмой участник, смотрели с нескрываемым изумлением.

И причина этого была вовсе не в том, что он появился буквально за миг до того, как вся рейд-группа ударилась в панику, и не в загадочном метательном устройстве. А в том, что новоприбывшим был игрок-ремесленник, до недавнего времени стучавшим молотом в Таране. Кузнец Незха.

Конечно, выглядел он сейчас по-другому. Вместо коричневого кожаного фартука на нем был бронзовый нагрудник, на руках – такого же цвета перчатки, на голове – открытый шлем. Однако впечатление «безбородого дворфа», которое производила его невысокая, но не худощавая фигура и вечно встревоженное круглое лицо, от этого вовсе не исчезло. Напротив – я бы сказал, смена экипировки его только усилила.

Поэтому многие игроки смотрели на него с выражением «что этот кузнец делает в сражении с боссом»; однако были и исключения. Во-первых, те, кто имел непосредственное отношение к преображению Незхи в воина, – то есть мы с Асуной. Конечно, мы тоже были поражены, однако лишь тем, что Незха не только за три дня сумел закончить «обучение», но и в одиночку добрался до лабиринта.

Наверняка кое-кто здесь был потрясен в ином смысле, чем мы.

Едва я так подумал, как от остановившейся в центре комнаты основной группы отделилась и побежала группа игроков. Добравшись до точки, где босс не закрывал от них Незху, они тут же застыли как вкопанные. Это была партия G… пятерка «Легендарных храбрецов».

– Не-…

Лидер Орландо попытался было позвать своего пропавшего на несколько дней товарища, но осекся. Похоже, они решили и дальше скрывать, что Незха один из них.

При виде старых приятелей, ничего не сказавших по поводу неожиданной встречи, Незха всего на миг принял печальный вид, однако тут же на его лице появилось выражение решимости, и он воскликнул:

– Я буду оттягивать босса, сколько смогу! А вы пока приходите в себя!

Действительно, сейчас – по крайней мере на первой полосе хит-пойнтов – Астериос шагал довольно медленно. Если с умом использовать всю площадь громадной, сто метров в диаметре, комнаты, Незха вполне сможет в одиночку удерживать на себе внимание босса. И если за это время наши парализованные восстановятся, рейд-группа сможет отступить в полном составе…

Нет. Не выйдет. Конечно, передвигается король медленно, но это более чем компенсируется дальнобойной атакой электрическим дыханием. При первой встрече с этой атакой увернуться от нее невозможно. А Незха, судя по времени его появления, дыхания босса не видел.

– …Эгиль, скажи ему…

«Про атаку дыханием» – этого я произнести уже не успел. Астериос остановился и вновь, выгнув спину, набрал полную грудь воздуха. Она раздулась, как шар; из ноздрей посыпались искорки. А Незха стоял на месте, глядя снизу верх на голову босса.

– Укло-… – просипел я.

– Уклоняйся!!! – выкрикнул кто-то из рейд-группы. Но Незха проворным движением отскочил влево еще за миг до этого возгласа. А уже в следующее мгновение из распахнутой пасти босса вырвалась ослепительно-белая молния. Когда она достигла выхода из комнаты, Незха был уже в двух с лишним метрах от этого места.

Это движение… он что, знал, в какой именно момент надо уклоняться от атаки дыханием?!

Я распахнул глаза во всю ширину – и тут. Совсем рядом раздался голос, который я отлично знал… но совершенно не рассчитывал услышать именно здесь.

– Перед самым выдохом у босса глаза светятся.

По-прежнему лежа на полу, я поднял глаза и обнаружил, что фрагмент стены прямо передо мной исказился, и, словно прямо из воздуха, возникла еще более миниатюрная, чем у Незхи, фигура. Я (как, подозреваю, и Асуна с Эгилем) вслед за глазами разинул и рот, потрясенно глядя на лицо с тремя нарисованными усами на каждой щеке… лицо торговца информацией Арго по прозвищу «Крыса».

 

Позже она мне рассказала, что в лесу близ лабиринта второго уровня наткнулась на ивент, который перерос в серию квестов, и когда она их прошла, в награду получила информацию, что настоящим боссом является «Король-тавр Астериос». А заодно и его атаки, и способ борьбы с ним… «Если попасть метательным оружием в корону у него на голове, он ненадолго замораживается».

Арго очень торопилась пройти этот квест, но все же, когда закончила, антибоссовская рейд-группа уже успела войти в лабиринт. В донжоне посылать сообщения нельзя, а сможет ли она в одиночку добраться до комнаты босса, несмотря на всю свою ловкость, Арго сомневалась.

Стоя в нерешительности у входа в лабиринт, она обнаружила еще одного одиночку, который тоже стоял перед лабиринтом с явно встревоженным видом, и окликнула его. Объединив силы (хотя благодаря навыку «Скрытность» Арго и метательному оружию Незхи прямых сражений с монстрами им удалось избежать), они вдвоем добрались до комнаты босса аккурат перед тем, как Астериос, истинный босс, пошел бушевать, – такие вот дела.

 

– Сколько вы еще собираетесь валяться? Паралич уже прошел.

Лишь после этих слов Арго я наконец заметил, что иконка негативного эффекта под моей полосой хит-пойнтов пропала. Вскочив как подброшенный, я в первую очередь рванулся к своему «Закаленному мечу», который обронил там, где меня застал паралич; заодно прихватил и лежащий рядом «Воздушный флерет», после чего так же быстро вернулся к стене. Передавая «Флерет» Асуне, я собрался было кое-что сказать по поводу нашего недавнего разговора, но в итоге решил, что сейчас не та ситуация.

Оглядевшись, я обнаружил, что остальные парализованные игроки тоже почти все пришли в норму. Линд и Кибао встали, и Арго поспешила к ним; при виде этого я ахнул, забыв даже про Незху, отвлекающего на себя внимание босса.

Ведь «Крыса» Арго, как и «черный Битер» я, – живое воплощение бета-тестеров, а Кибао с Линдом – живое воплощение антибетатестерских настроений. И они не обманули моих ожиданий: Линд даже не попытался скрыть отвращения, Кибао состроил какую-то непонятную гримасу.

– Привет, кактус. Давно не виделись.

При этих словах, с которыми Арго обратилась к Кибао, начисто игнорируя Линда, я наконец-то вспомнил.

Ну да, конечно – Кибао же использовал Арго как посредника, когда пытался купить у меня «Закаленный меч». Арго может продать эту информацию кому угодно, и тогда его репутация как лидера пострадает.

Глядя на молчащего Кибао, Арго спокойным голосом продолжила:

– Если собираешься скомандовать отступление, давай быстрее. Но если хочешь драться, могу продать информацию по боссу. Цена… по особому случаю нулевая.

 

Линд и Кибао, когда нас накрыло парализующим дыханием босса, были из нашей рейд-группы ближе всех к смерти.

Поэтому меня малость удивило, что им понадобилось лишь несколько секунд, чтобы принять решение продолжить бой. Разумеется, верное это решение или нет, мы не узнаем, пока этот бой не закончится. Однако ситуация сильно изменилась по сравнению с тем, что было сразу после появления босса. Незха уже больше двух минут отвлекал на себя Астериоса, благодаря чему все члены рейд-группы не только оправились от паралича, но и восстановили хит-пойнты; а главное – у нас имелась детальная информация об атаках босса.

– Отлично… начать атаку! Отряды А и D, вперед!

По приказу Линда тяжелобронированные танки устремились к Астериосу. Их атака, больше смахивающая на таранный удар, пришлась Астериосу в ноги и наконец отвлекла его внимание от Незхи.

Низкорослый аватар тут же зашатался, словно лопнули поддерживавшие его нити, и мы с Асуной рванулись к нему.

– Незха!

Услышав, что мы его зовем, бывший кузнец поднял голову и улыбнулся своей обычной слабой улыбкой… только теперь в ней чувствовался какой-то сердечник. Незха показал нам метательное оружие, которое сжимал в правой руке.

Это был довольно редкий предмет – кольцо диаметром сантиметров двадцать с толстой кромкой. Сейчас заполучить его можно было лишь одним способом: убив нечасто встречающегося в лабиринте второго уровня «Тавра-кольцемета». Относится оно к метательному оружию, субкатегории «чакра»; в отличие от применявшихся в реальном мире в Индии чакр, с одной стороны оно обтянуто кожей для удобства удержания. Благодаря этому его можно не только метать, но и использовать как кастет, не выпуская из руки.

Именно поэтому в SAO для чакр требуется не только навык «Метательное оружие». Необходим еще один, дополнительный навык «Рукопашный бой», который можно выучить, найдя обитающего в горной глуши второго уровня отшельника-учителя. Была лишь одна причина, почему я все же порекомендовал Незхе освоить это оружие, несмотря на столь жесткие условия.

Три дня назад он сам сказал: метательным оружием можно попадать в монстров, даже если у тебя нарушено чувство расстояния. Но у обычных метательных ножей есть ограничение – они теряются при использовании и потому не годятся в качестве основного оружия. А брошенная чакра возвращается в руки к хозяину, как бумеранг. Поэтому ее можно метать сколько угодно раз, не беспокоясь, что она «кончится».

Прямо у меня на глазах Незха, до того пошатывавшийся, вдруг напряг ноги и изготовил к броску чакру в правой руке. Кольцевидное лезвие окуталось желтым сиянием. Несомненно, это был навык мечника специально для чакры, и названия его я не знал, хоть и сам дал ее Незхе.

– Ийя!

С этим возгласом Незха махнул рукой, и сияющее кольцо рванулось в воздух. Оставляя позади себя яркий след, оно по дуге взмыло к потолку, а потом шикарным образом врезалось в корону занесшего молот короля Астериоса. Раздался высокий металлический звук, и мощная туша босса выгнулась назад. «Супер!» – крикнул кто-то из атакующего отряда Кибао у самых ног босса.

Стремительно вернувшуюся чакру Незха надежно поймал (хотя должен заметить, что тут поработала поддержка системы) и снова взглянул на нас с Асуной; лицо у него было такое, будто ему хотелось смеяться и плакать одновременно.

– Это… как мечта. Я… я сражаюсь с боссом – это… – дрожащим голосом выговорил Незха; окончание фразы он проглотил, выкрикнув вместо него: – Я буду в порядке! Ребята, возвращайтесь в бой!

– …Ясно. Ты, главное, читай, когда босс начинает атаку дыханием, и сбивай его. Мы на тебя рассчитываем! – произнес я и обернулся. Не только Асуна, но и здоровяки Эгиля – вся группа Н стояла наготове.

Кстати говоря, лидер нашей партии вообще-то Эгиль. Потом надо будет извиниться за то, что влез.

Эта мысль мелькнула у меня в голове, когда я повернулся к сопартийцам и крикнул:

– Пошли тоже!

Уже спиной поймав ответное решительное «Оу!», я ринулся вперед – туда, где мелькали разноцветные световые эффекты.

Настоящий босс второго уровня «Король-тавр Астериос» был на треть выше босса времен бета-теста «Генерала-тавра Барана» и обладал парализующим электрическим дыханием, которое один раз уже посеяло панику среди рейд-группы; однако благодаря информации Арго о его стиле атаки мы медленно, но верно съедали его хит-пойнты.

Главная роль в этой битве, несомненно, принадлежала Незхе с его метательным оружием, но что касается остальных… постепенно становилось ясно, что основной вклад вносит партия G… то есть «Легендарные храбрецы», а вовсе не отряды Линда и Кибао.

Король Астериос, как и Баран, применял навык большого радиуса действия «Цепенящая детонация», однако пятерка Орландо принимала на себя эти цепенящие удары с близкого расстояния, избегая при этом оглушения. Когда король заносил молот над головой, остальным партиям приходилось временно отходить, а отряд G продолжал яростно наносить удары. Даже Линд не знал, когда приказывать им отступать.

Причина, разумеется, была в том, что «Храбрецы» обладали высокой устойчивостью к негативным эффектам, поскольку их доспехи с ног до головы были усилены по максимуму. Естественно, этим они были обязаны жульничеству Незхи, которое принесло им громадные деньги, однако сейчас, когда упомянутый Незха бросил кузнечное дело, шанс обвинить их в этом уплыл.

– …Как-то все сложно, – пробормотала Асуна, когда мы вместе отступили восстановить хит-пойнты; она явно испытывала те же чувства, что и я.

– Ага. …Ну, во всяком случае больше они уже не смогут…

«Жульничать с усилением» – эти слова я опустил.

– …Если они будут помогать с прохождением игры, со всем остальным придется смириться. Хотя игроков, у которых они украли оружие, все равно жаль.

– Ну да… – кивнула рапиристка, однако лицо ее все равно было немного неприкаянным. Тут мне в голову пришла некая идея; я придвинулся ближе и сказал:

– Но знаешь, мне не нравится, если они так станут MVP[1]; что если мы им под конец немножко подгадим? Если момент подходящий будет, конечно.

– Подгадим?..

Чуть приподняв кончиками пальцев капюшон Асуны, я зашептал ей в ухо.

Ее карие глаза вспыхнули, будто от потрясения услышанным, но потом рапиристка кивнула. На губах под вновь надвинутым капюшоном мелькнула тень улыбки – по крайней мере мне так показалось; заглянуть, чтобы убедиться, я не решился.

– Слушай, Кирито, – произнес сзади Эгиль; голос его звучал странно из-за пустого флакона из-под зелья, который он держал в зубах. – А ты точно уверен, что у вас не союз?

Асуна резко встала, крутанулась на левом каблуке и монотонным голосом заявила:

– У нас не союз.

К счастью, прежде чем я успел как-то среагировать, с поля боя раздались радостные крики. Глянув в ту сторону, я обнаружил, что последняя из шести полос хит-пойнтов Астериоса ушла в красную зону. А хит-пойнты нашей шестерки как раз полностью восстановились – в самый подходящий момент.

– Отряд Е, отойти! Отряд Н, вперед!

Услышав приказ Линда, я поднял левую руку и крепче сжал правой свой драгоценный «Закаленный меч +6». По принципу ротации настала наша очередь драться, и Линд дал нам такую возможность, показав себя в этом отношении справедливым лидером.

– Отлично… вперед!

Выждав нужный момент, мы ринулись в атаку.

Зеленый отряд Е, который нам предстояло заменить, находился слева от босса. Первым делом мы с Асуной ударили навыками мечника по громадным, как стволы деревьев, ногам босса. Тот яростно взревел и вмазал сверху вниз, но к этому моменту нас уже сменили танки Эгиля и сблокировали удар.

Габариты Астериоса, конечно, устрашали, но они имели и свои преимущества: чем крупнее монстр, тем больше партий могут его атаковать одновременно. Полковника Ната могла атаковать только одна партия за раз, генерала Барана две, ну а размер короля позволял нападать сразу трем.

Слева на босса наседали мы, отряд Н, по центру – синий отряд В, а справа – отряд G, Орландо и компания. По черной коже босса то тут, то там бегали красные огни, делая ее похожей на угли в костре; возможно, эти наши три отряда срубят ему последние хит-пойнты.

– Уоророрурууарааааааааааа!!!

Издав этот особо устрашающий рев, король начал втягивать воздух. Даже не надо было видеть искры, забегавшие возле пасти, чтобы понять: это начальное движение атаки электрическим дыханием. Однако тут же прилетела чакра, ударила точно в корону, и босс откинулся назад; из его носа с треском вылетела молния – и все.

Будь здесь обычная ММО, эту «атаку чакрой со стопроцентной задержкой» наверняка бы быстро ослабили, вдруг подумалось мне. Боссы в SAO, раз погибнув, уже не воскресают. Если гейммастер Акихико Каяба сейчас смотрит на этот бой откуда-нибудь снаружи, как он нам говорил в первый день, – интересно, скрипит ли он зубами от злости, глядя, как король раз за разом выгибается назад, не выпуская свое убийственное дыхание? А может, он аплодирует игрокам, случайно нашедшим этот неожиданный путь к победе?

Каяба… второй уровень мы за десять дней пройдем!­ – беззвучно выкрикнул я, глядя на полосу хит-пойнтов короля. Лишь несколько точек осталось в ее левой части – вот-вот исчезнут совсем. Король бушевал все сильней; трижды подряд топнув ногами, он вскинул над головой молот. Увидев начало цепенящей атаки, центральная партия В поспешно отступила. Партия G на правом фланге, напротив, приготовилась обрушить на монстра свои сильнейшие навыки мечника.

Если у них выйдет завершающий удар, «Легендарные храбрецы» из резервного отряда, каким они были во время сражения с Бульбуйволом, разом скакнут в главные силы. Но я не настолько хороший парень, чтобы молча благословить их на это. В конце концов, я же «злобный черный Битер».

– Асуна, сейчас! – крикнул я и со всей силы прыгнул. Стоявшая рядом со мной рапиристка, ни на миг не запоздав, тоже оттолкнулась ногой от пола. Нет, на самом деле она меня даже опередила. От силы прыжка ее капюшон откинулся назад, и длинные каштановые волосы разметались в воздухе.

– Уораааааа!!! – взревел Астериос и обрушил молот. От места удара по полу побежала кольцевидная волна, следом, будто гонясь за ней, понеслись искры. Возможно, из-за того, что это был последний удар босса, у двоих из «Храбрецов» устойчивость не сыграла, и они оказались оглушены. От «Цепенящей детонации», в отличие от «Цепенящего удара», невозможно уклониться, подпрыгнув, и нас с Асуной после приземления наверняка ждала та же участь.

Но –

– Сей… йяааааааа!

Сперва Асуна с яростным выкриком прямо в воздухе применила атакующий прием для рапиры «Метеор».

– Оооо… раааааа!

Следом я врубил атакующий прием для одноручного меча «Звуковой напрыг». Оставляя за собой голубой и зеленый следы, мы взлетели почти вертикально вверх. Целились мы, естественно, в уязвимую точку босса – корону… точнее, в защищенный ей лоб.

Внизу поля зрения замелькали вспышки навыков мечника, активированных тремя «Храбрецами».

В следующий миг острия «Закаленного клинка» и «Воздушного флерета» синхронно пробили корону и вонзились боссу в лоб.

Раздался жесткий хруст, и сперва на куски разлетелась корона –

А затем и чудовищная туша Астериоса развалилась на полигоны, заполнившие всю комнату.

 

Предыдущая            Следующая

 


[1] MVP – в спорте: самый ценный игрок турнира (англ. «Most Valulable Player»).

5 thoughts on “Progressive том1, часть 2, глава 12

  1. WWWin_32
    #

    а основная честь рейд-группы
    мб часть?
    З.Ы. как то уж очень долго редактировалось. Я думал тут перевод вообще до идеального состояния доводили

  2. Diman008
    #

    Слева на босса наседали мы, отряд Н, по центру – синий отряд В, а слева – отряд G, Орландо и компания.

    Как я понял — отряд G, все же, справа)

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ