Предыдущая            Следующая

 СОЗРЕВАНИЕ 1.2

По дороге домой я размышляла об Эмме. Стороннему наблюдателю, думаю, достаточно легко преуменьшить значение понятия «лучший друг», но для ребенка нет никого важнее. Эмма была моей «лучшей подругой» на протяжении всей средней школы, с первого класса. Нам не хватало времени, которое мы вместе проводили в школе, поэтому мы каждые выходные по очереди сидели друг у дружки. Помню, мама говорила, что мы так близки – практически сестры.

Такая глубокая дружба интимна. Не в неприличном смысле, нет – в том смысле, что подруги делятся всеми своими слабостями и уязвимостями.

И что это было, когда я вернулась из летнего лагеря всего за месяц до начала старшей школы и обнаружила, что она со мной не разговаривает? Когда узнала, что она зовет своей лучшей подругой Софию? Когда оказалось, что она пользуется всеми секретами и слабостями, которыми я с ней поделилась, чтобы доставать меня самыми жестокими способами, какие только могла придумать? Я была раздавлена. По-другому и не скажешь.

Не в силах больше об этом думать, я переключилась на свой рюкзак. Поставила его на сиденье рядом с собой и стала перебирать его содержимое. Он был весь в виноградном соке, и я начала подозревать, что мне придется купить новый. Этот я приобрела всего четыре месяца назад, когда предыдущий украли из моего шкафчика, и стоил он всего двенадцать баксов, так что тут проблема мелкая. Больше меня беспокоило то, что мокрыми от сока оказались все учебники, тетрадки и пара романов, которые я тоже туда запихнула. По-видимому, та из девчонок, у которой был виноградный сок, нарочно целилась в открытый рюкзак. Следом я констатировала гибель своего проекта по искусству – коробка, куда я его убрала, смялась с одной стороны. Тут вина была моя.

Мое сердце упало, когда я увидела блокнот в твердой черно-белой в крапинку обложке. Его угол промок, все страницы не меньше чем на четверть стали фиолетовыми. Чернила расплылись, бумага уже пошла волнами.

Этот блокнот был – именно что­ был – дневником и журналом моей геройской карьеры. Испытания и тренировки с моими способностями, целые страницы вычеркнутых вариантов имени, даже мерки, которые я снимала для костюма. После того как Эмма, Мэдисон и София украли мой предыдущий рюкзак и засунули в мусорку, я поняла, как опасно хранить всю информацию записанной просто так. Я скопировала все в новый блокнот, воспользовавшись при этом простеньким шифром и сделав все записи снизу вверх. Теперь этот блокнот был испорчен, и, если я хочу сохранить информацию, мне придется перенести в новый пару сотен страниц детальных записей. Если я вообще вспомню, что было на испорченных страницах.

Автобус остановился в квартале от моего дома, и я вышла, стараясь не обращать внимания на взгляды. Несмотря на пялящихся прохожих, на мысли об испорченном блокноте и на общую тревогу, вызванную пропуском половины уроков без разрешения, мне становилось все лучше, по мере того как я приближалась к дому. Просто на порядок легче было от понимания, что я могу позволить себе расслабиться, не следить постоянно за тем, что сзади, не думать, когда же произойдет следующее что-то. Я вошла в дом и сразу направилась в душ, даже не снимая рюкзака и туфель до самой ванной.

Я стояла под струями воды, а одежда валялась на полу кабинки – я надеялась, что вода вымоет из нее бОльшую часть сока. Я размышляла. Не знаю, кто это сказал, но как-то раз я наткнулась на фразу насчет того, что надо брать все негативное и превращать в позитивное. Я крутила в голове события дня, пытаясь понять, что позитивного в них можно найти.

Окей, первое, что пришло в голову, – «еще одна причина убить эту троицу». Это была несерьезная мысль – я была в ярости, конечно, но все равно не стала бы их по-настоящему убивать. Почему-то я подозревала, что причиню вред скорее себе, чем им. Я была унижена, расстроена, раздражена, и у меня всегда было при себе оружие – моя способность. Это все равно что постоянно носить с собой заряженный пистолет. Правда, моя способность не так уж крута, так что это скорее не пистолет, а тазер. Трудно было не думать о том, чтобы применить ее, когда ситуация становилась по-настоящему паршивой. И все же я сомневалась, что у меня есть тот самый инстинкт убийцы.

Нет, сказала я себе, возвращайся к позитивному мышлению. Было там хоть что-то хорошее? Проект по искусству раздолбан, одежда, вероятно, не отмоется, рюкзак нужен новый… Блокнот. Почему-то мое сознание сосредоточилось на последнем пункте.

Я выключила душ, вытерлась насухо – и все это время не переставала думать. Потом завернулась в полотенце и, вместо того чтобы пойти одеться в свою комнату, кинула одежду в корзину с грязным бельем, взяла рюкзак и пошла вниз – через кухню в подвал.

Мой дом старый, и подвал никогда не ремонтировался. Стены и пол бетонные, потолок – доски, по которым шли электрические провода. Котел раньше топился углем, и здесь до сих пор оставался угольный лоток два на два фута, к которому подъезжали углевозы, чтобы выгрузить запас угля для отопления на всю зиму. Сейчас лоток был заколочен, но примерно в то же время, когда я переписывала шифром свой оригинальный «блокнот сверхспособности», я решила поставить во главу угла безопасность во всех аспектах и довольно-таки креативно подошла к вопросам приватности; в том числе я начала пользоваться этим лотком.

Вынув один шуруп, я убрала закрывавшую нижний край лотка квадратную деревянную панель с облупившейся белой краской. Извлекла оттуда спортивную сумку, потом вернула панель на место, но завинчивать шуруп не стала.

Я опорожнила сумку на неиспользуемый верстак, который оставил в подвале предыдущий владелец дома, затем открыла окна, располагающиеся на уровне подъездной дороги и двора. Закрыв глаза, я с минуту напрягала свою способность. Но я не просто хватала всех ползучих тварей в радиусе двух кварталов. Я действовала избирательно, и мне нужно было немало.

Чтобы они все прибыли, понадобилось время. Букашки способны двигаться быстрее, чем можно подумать, когда идут к цели по прямой, но все равно два квартала – приличное расстояние для таких малявок. Пока суд да дело, я открыла сумку и рассортировала ее содержимое. Мой костюм.

Первые пауки начали проникать через окно и собираться на верстаке. Моя способность не давала мне знаний официальных названий тварей, с которыми я работаю, но тех пауков, которые сейчас заползали в подвал, узнал бы любой. Это были черные вдовы. Один из самых опасных пауков, водящихся в Штатах. Их укус может привести к смерти (хотя обычно не приводит), и они часто кусают почти без повода. Даже будучи под моим полным контролем, они меня пугали. По моей команде десятки и десятки пауков заняли свои места на верстаке и начали выпускать нити паутины, выкладывая их перпендикулярно друг другу и сплетая в единую ткань.

Три месяца назад, когда я пришла в себя после проявления своей способности, я начала готовиться к достижению цели, которую перед собой поставила. Это переросло в систему упражнений, развитие способности, изыскания и подготовку костюма. Обзавестись костюмом вообще труднее, чем может показаться. У членов официальных команд, разумеется, есть свои источники, но остальным приходится либо покупать костюмы, либо собирать из покупных частей, либо создавать с нуля. С каждым из вариантов связаны свои проблемы. Если ты покупаешь костюм онлайн, то рискуешь, что тебя выследят, и твоя тайна личности будет раскрыта еще до того, как ты этот костюм наденешь. Собрать костюм из того, что куплено в магазинах, конечно, можно, но мало кому удается выглядеть потом хорошо. Последний вариант (сделать костюм своими руками) – это просто чертова уйма работы, и в конечном итоге можно запросто влипнуть в проблемы предыдущих двух вариантов – оказаться выслеженным или с дурацким костюмом, в зависимости от того, где ты берешь материалы и как с ними работаешь.

На второй неделе после того, как я поняла, какая у меня способность, но еще не была вполне уверена, что происходит вообще, я наткнулась на канале «Дискавери» на кусок передачи о костюме, предназначенном выдерживать нападения медведей. Там говорилось, что костюм был из искусственного шелка, – что и вдохновило меня на мой нынешний проект. Зачем возиться с синтетикой, когда можно добыть натурпродукт?

Окей, это оказалось труднее, чем я ожидала. Не каждый паук годился, и черных вдов оказалось трудновато находить. В северо-восточных штатах, где довольно прохладно, они обычно не водятся, но мне повезло: ключевой фактор, благодаря которому Броктон-Бей был популярен среди туристов и привлекал Плащей, способствовал тому, что черные вдовы здесь вполне могли жить и даже процветать. Этим фактором было – тепло. Благодаря окрестному ландшафту и океану на востоке Броктон-Бей славился одними из самых мягких зим на северо-востоке Штатов, и лето здесь по приятному теплу тоже было на одном из первых мест.

С помощью своей способности я заставила пауков размножаться. Я держала их в безопасных местах и откармливала добычей, которую направляла прямо к ним. Я включила у них ментальный рубильник, который велел им откладывать яйца, как будто сейчас было лето, обеспечила пищей вылупившееся потомство и за свои труды получила целую армию ткачей для костюма. Главной проблемой было то, что черные вдовы защищают свою территорию, поэтому мне пришлось расселять их достаточно свободно, чтобы они не поубивали друг дружку, когда меня нет рядом и их никто не контролирует. Раз в неделю или около того во время утренних пробежек я тасовала места обитания пауков, чтобы у меня под рукой всегда были свеженькие, полные белка для изготовления нужных материалов. Это гарантировало, что во второй половине дня, после школы, пауки были готовы к работе над костюмом.

Да, мне не хватало нормальной жизни.

Зато у меня был крутой костюм.

Пока еще он не выглядел крутым. Ткань была грязно-желто-серого цвета. Бронированные секции я сделала из аккуратно выложенных слоями панцирей и экзоскелетов местных насекомых, укрепленных каркасом из шелка. В итоге броня вышла коричнево-серой в темную крапинку. Меня это устраивало. Я собиралась, когда работа будет закончена, покрасить и ткань, и броневые секции.

Довольна своим костюмом я была потому, что он был гибкий, прочный и поразительно легкий, если учесть, сколько на нем было брони. Однажды я налажала с размерами одной из ног, и когда попыталась разрезать его, чтобы начать заново, то оказалось, что его не берет нож X-Acto. Мне пришлось взять кусачки, и даже тогда была та еще мука. Я решила, что большего супергерою от костюма и не надо.

Мне не очень-то хотелось это проверять, но я надеялась, что он удержит и пулю. По крайней мере – что ее удержат бронесекции, закрывающие жизненно важные области.

План был – завершить костюм в течение месяца, а потом, когда закончится учебный год и начнется лето, нырнуть в мир супергероев.

Но план поменялся. Я сняла полотенце и повесила на угол верстака, потом начала надевать костюм, чтобы в сотый раз проверить, как он сидит. Пауки послушно уползали с дороги.

Когда я стояла в душе, пытаясь найти хоть что-то хорошее среди проблем сегодняшнего дня, мои мысли застряли на блокноте. Я поняла, что всего-навсего прокрастинирую. Я все время планировала, готовилась, рассматривала всякие возможности. Но ведь всегда найдется то, к чему еще можно приготовиться, что еще можно изучить или проверить. Гибель моего блокнота означала, что мосты сожжены. Я не могла вернуться назад и скопировать все в новый блокнот или начать записи с нуля – все это задержало бы игру минимум на неделю. А мне надо двигаться вперед.

Время пришло. Я размяла кисть в перчатке. Я выйду на следующей неделе… нет. Никаких больше задержек. Я буду готова уже на этих выходных.

 

Предыдущая            Следующая

Leave a Reply

ГЛАВНАЯ | Гарри Поттер | Звездный герб | Звездный флаг | Волчица и пряности | Пустая шкатулка и нулевая Мария | Sword Art Online | Ускоренный мир | Another | Связь сердец | Червь | НАВЕРХ